Как приучить ребенка читать?

Ольга Азова, директор медицинского центра «Логомед прогноз», кандидат педагогических наук.

От чего бывает дислексия

— Что такое дислексия?

— Дислексия – это частичное нарушение процесса чтения, вызванное разными причинами, в том числе обусловленное несформированностью или нарушением высших психических функций.

О дислексии говорят следующие особенности чтения у ребенка:
— фонематические проблемы, связанные с трудностями распознавания фонем, даже в сильных позициях ребёнок читает слово неправильно («Шеня» вместо «Женя»),
— аналитико-синтетические проблемы, когда ребёнок допускает искажения звуко-слоговой структуры слова («нилейка» вместо «линейка») или не овладевает принципами слогослияния (вообще не может прочесть слово из нескольких слогов).
— оптические проблемы, которые проявляются в трудностях усвоения образов букв, их элементов и в целом с оптико-пространственными нарушениями и особенностями зрительного гнозиса (ребёнок не ориентируются на листе, не видит линеечки).
— мнестические нарушения, которые проявляются в невозможности запоминания буквы,
— аграмматические проблемы характерны для тех детей, которые уже усвоили навык чтения, но во время «беглого» чтения допускают ошибки. Либо это один из признаков «угадывающего» чтения, когда ребёнок прочитывает начало слова, а потом «подставляет» неправильное окончание.
При семантической дислексии наблюдаются разные механизмы нарушения:
— неправильный тип обучения чтению — побуквенное чтение «бухштабирование» (когда ребёнок вместо слова читает перечень отдельных букв: Б, А, Б, А),
— бедный лексикон,
— плохой уровень овладения грамматикой (отдельно «карандаш» и «линейку» ребёнок знает, а прочитав задание «покажи карандашом линейку», не может выполнить).

Часто дислексия бывает смешанной, когда у ребёнка отмечаются разные виды нарушений чтения. Так бывает, если у ребёнка до школы были тяжёлые нарушения речи, или он долго молчал, либо это сочетанные нарушения в структуре других дефектов (при ДЦП, различных синдромах).

Если ребёнок физиологически и психически здоров, учится по общеобразовательной программе, занимается проблемой школьный логопед. Если дислексия связана с проблемами физического и психического здоровья ребёнка, то к работе необходимо подключить и других специалистов – детского невролога, психолога, нейропсихолога, массажиста.

Когда дислексия – болезнь гениев

— Очень часто на разных сайтах, посвященных дислексии, можно видеть переводы иностранных статей или материалы, основанные на зарубежном подходе к проблеме. Чем зарубежный подход отличается от российского?

— Этот вопрос очень важен. Я, например, студентам на лекциях рассказываю об этом и даже включила этот вопрос в экзаменационные билеты. Более того, участвуя на международных конференциях по дислексии, всё больше убеждаюсь в важности и правильности отечественного подхода в трактовке механизмов дислексии.

Говоря о диагнозе dyslexia, отечественная школа логопедии очень последовательно расписывает механизм нарушений, о котором мы говорили выше. Среди этих нарушений есть особый вид — «оптическая дислексия»: трудности усвоения образа буквы, смешение графически сходных букв, их взаимозамен (З-В, З-Е, Р-В, Т-Г и т.д.). У ребёнка «пляшут» буквы и строчки, он как будто не видит буквы, может не воспринимать какой-то шрифт, пробелы, переход с одной строки на другую, буквы сливаются-слипаются, смотрят в разные стороны, и другие похожие проблемы.

Зарубежные специалисты, говоря о дислексии, чаще всего имеют в виду только эту, оптическую ее разновидность. И здесь надо понимать: состояние детей с такой проблемой, даже при всей ее сложности, в целом значительно легче, ведь у них нет проблем с развитием речи и связанной с этим задержки психического развития.

Порой, наоборот, начинают даже говорить об особенности и гениальности таких детей: с оптикой плохо, а всё остальное, возможно, компенсаторно – перфект. Отчасти – это миф, но у кого-то – правда. Среди детей, которые проходили у меня коррекцию, были те, у кого была велика склонность к рисованию и музыке.

Как правило, детям с оптической дислексией, кроме работы с логопедом, нужна консультация и психолога, и нейропсихолога.

Возможно, понадобится консультация невролога, который может в реабилитационных мероприятиях предложить и массаж, и ЛФК, мозжечковую стимуляцию, чтобы помочь формированию базисных для чтения функций.

Русский — великий, могучий, ужасно сложный

Ещё, касаясь разницы между отечественным и зарубежным подходами, надо помнить, что мы — обладатели очень красивого языка, который входит в топ трёх самых сложных языков мира. Многие языки мира не такие сложные, там не такой многоступенчатой грамматики, ограниченное количество падежей и родов, а значит, нет вариабельности окончаний. А чего стоят наши причастия и деепричастия, фонематические языковые процессы, которые подарили нам красоту языка, но и одновременно проблемы!

У нас есть паронимы, синонимы, квазиомонимы – масса слов, которые отличаются друг от друга на один звук. Множество языков в мире этой проблемы просто не знают, там не делят звуки по глухости-звонкости, твёрдости-мягкости, шипящие-свистящие и различные соноры.

Поэтому наш отечественный подход к дислексии шире – и касается языковых проблем, сформированности психических функций: фонематического восприятия, фонематического анализа и синтеза, недоразвития лексико-грамматического строя речи, мнестических и рецептивных процессов, и, конечно же, зрительного анализа и синтеза, пространственных представлений.

Проясняем термины
Для того, чтобы грамотно разобраться в литературе по интересующей нас проблеме, родителям нужно знать несколько терминов.
Кроме дислексии, отечественная наука различает алексию — сложное комплексное нарушение, когда ребёнка в принципе невозможно научить читать. У таких детей нарушено усвоение образа буквы, может отмечаться грубое нарушение речи, умственная отсталость или сложные сочетанные формы нарушений;
Существует два нарушения письма – дисграфия и аграфия, и нарушение письменной речи — дизорфография.
В иностранных пособиях различают легостению – когда у ребёнка и дисграфия, и дислексия одновременно. Но отечественные специалисты не пользуются этим термином за ненадобностью, потому что есть дисграфия и дислексия и действительно очень часто они сочетаются.
Диагноз «гиперлексия» ставят, детям с расстройством аутистического спектра – когда дети читают механически, не особо понимая смысл прочитанного. Такие дети, например, по титрам могут выучить иностранный язык, или запомнить и воспроизвести большой объём «сложной» информации, но смысла её не понимают.

Как понять, будут ли у ребенка проблемы с чтением?

— Можно ли распознать дислексию до того, как ребенок начнет учиться чтению? Какие особенности в его поведении помогут насторожиться?

— Для того чтобы понять, будут ли у ребенка проблемы с чтением, нужно в целом оценить состояние здоровья ребёнка: его физическое и психо-речевое развитие, умение пользоваться разными видами памяти – все это легко проверяется до школы.

У любой проблемы есть корни. Рассмотрим различные способы диагностики проблем, которые в дальнейшем могут привести к развитию дислексии:

  1. Если у ребенка есть речевые нарушения, он ходит к логопеду. Логопед также смотрит, есть ли у ребенка нарушения фонематического слуха, анализа и синтеза, понимания, нарушен ли словарь и есть ли аграмматизмы (неправильное образование слов и их форм), насколько развита связная речь. Именно на занятиях, развивающих речь, логопед проводит и профилактику нарушений чтения, особенно тех видов, которые связаны именно с речью.
  2. На занятиях по ИЗО и при использовании любых видов ручного труда хороший воспитатель заметит, что у ребенка плохо развита мелкая моторика (не умеет вырезать, лепить, приклеивать, шнуровать, застёгивать пуговицы). Для письма, каллиграфии очень важно уметь выполнять мелкие точные действия. Их тренируют специально. Я рекомендую эти упражнения каждый день.
  3. Если ребёнок идёт в школу, он должен уметь кататься на двухколесном велосипеде — функции письма и чтения требуют координации и слаженности.
  4. Плохое владение ритмом может усложнить усвоение слов со сложной слоговой структурой, значит, его надо развивать — помогут танцы, музыка или более специализированные процедуры, такие как интерактивный метроном.
  5. Для чтения нужны хорошо сформированные зрительно-моторные и слухо-моторные координации, чтобы уметь видеть, слышать, говорить одновременно – именно это важно при чтении.
  6. Ребенок должен уметь запомнить и, если нужно, пересказать то, что он прочитал.
  7. Необходимо понять, какая рука у ребенка – ведущая, какой рукой он будет писать.

— Сама по себе леворукость – повод проверить ребёнка у логопеда?

— Да. Логопеды, психологи, нейрофизиологи и нейропсихологи часто обращают внимание не только на ведущую руку, но и ногу, и глаз. Латерализация важна, потому что в русском языке есть буквы, которые смотрят вправо или влево, симметричны по вертикали и по горизонтали или совсем несимметричны, а леворукий ребёнок может плохо усваивать направления.

На самом деле абсолютное большинство леворуких и амбидекстров (людей, одинаково владеющих двумя руками), кроме ведущей руки никаких особенностей не имеют. Левополушарное расположение центра речи наблюдается у 95 % праворуких и у 70% леворуких. И только у 15% леворуких центр речи находится в правом полушарии. Такие дети имеют особенности мышления — мыслят образами. Они могут обладать способностями к рисованию, музыке, а могут, наоборот, иметь ряд неврологических проблем.

Индивидуальный латеральный профиль помогает определиться с типом программы обучения (в зависимости от сочетаний ведущей руки, глаза и т.д. можно рекомендовать ребёнку школу определённого профиля. Например, ведущий левый глаз, рука и плечо – повод отдать детей в математическую.

Детей с разной латерализацией имеет смысл отдать в школу, где больше внимания уделяют чтению и гуманитарным наукам. А вот подход большинства гимназий, где берут сложную программу сразу по всем предметам, — неверный. Такая учёба очень тяжело даётся даже обычным детям и крайне тяжело – правополушарным леворуким).

Как определить ведущие руку, ухо, глаз
Например: попробуйте покидать ребенку маленький мячик, который он должен ловить любой рукой, но только одной. Ведущая рука определяется по тому, какой рукой чаще пойман мяч. Можно попросить ребенка «размешивать» ложкой сахар в стакане, «вдеть воображаемую нитку в иголку: у леворукого ребенка нитка окажется в левой руке.
Проверить ведущее ухо можно, попросив послушать, тикают ли часы. Ребёнок развернётся ведущим ухом к источнику звука.
Проверить ведущий глаз – попросив «посмотреть в скважину, прищурив один глаз. Глаз, которым ребёнок будет смотреть в скважину, — рабочий».
Все эти тесты достаточны условны. Главный критерий – какой рукой ребёнку предпочтительно действовать в быту: держать ручку, карандаш, ложку для того, чтобы писать, рисовать и есть.

В школе: проблемы или просто не старается?

— Как в школе отличить дислексика от «не старается»?

— На самом деле «не старается» и «не внимателен» — это тоже то, на что нужно обращать внимание и искать причину, почему ребёнок быстро утомляется.

Родитель может обратиться к логопеду с тем, что ребёнок не запоминает, например, буквы. Но опытный специалист обязан спросить: «Что ещё беспокоит, что еще не так?»

Если родитель перечисляет: утомление, неумение переключаться, головные боли, рвота, неумение сосредоточиться – это всё симптомы и поводы для обращения к неврологу.

Если вернуться к вопросу, трудно ли усвоить буквы обычному ребёнку, ответ достаточно прост. Умение запоминать образ буквы — предуготованная функция. Дети чуть ли не с рождения видят буквы везде – на биллбордах, в газетах, в книге, которую читает папа. И в один прекрасный день ребёнок сам спросит: «Это что за буква?», — потому что слово «буква» он знает. То есть, ребёнок сам опытно-практическим путём дойдёт до того, что буква – это знак, который означает звук.

Итак, проблем с запоминанием и распознаванием букв у обычного ребёнка в целом быть не должно. Если они возникают, надо обращаться к помощи специалистов.

Почему некоторые дети не запоминают, не узнают буквы?
Причин несколько:
— литеральная агнозия или грубое нарушение зрительной памяти (невозможность запомнить образ буквы),
— вербальная агнозия – конкретную букву распознаёт, а при написании слов, словосочетаний, предложений отмечаются искажения схожих по написанию букв,
— вариант проблемы – «зеркальное» написание букв. Обычно «зеркалят» маленькие дети, когда процесс запоминания букв в стадии усвоения навыка. Как только этот процесс завершен (обычно все дети запоминают все образы букв к концу второго класса), дети перестают делать подобные ошибки.
При этом до конца второго класса ребёнок имеет право спросить: «А как пишется «э» или «ф»?» Это не такие частоупотребимые буквы русского алфавита. Но если ребёнок и далее, например, в пятом классе продолжает писать «с» в другую сторону — «ɔ», то это уже не вариант оптической дисграфии, а зеркальная оптическая дисграфия.
Если ребёнок учит и не может запомнить буквы, забывает те буквы, которые часто используются в русском алфавите («а», «м» или «в»), нужно уже говорить не о дислексии, а об алексии. Такие детки обязательно, кроме логопеда, должны заниматься с нейропсихологом, клиническим психологом, получить консультацию невролога.

— А если ребенок плохо и медленно читает?

От способа чтения зависит и его скорость, отклонения в которой теперь тоже считаются дислексической ошибкой.

Здесь, наверное, нужно говорить о возрасте детей.

Существует три способа чтения: послоговое, «слог+слово» и «беглое чтение». Ещё есть «бухштабирование» — последовательное называние букв слове (Б, А, Б, А) – чтением этот процесс называть нельзя, это неправильный тип обучения чтению.

Я считаю совершенно нормальным, если первоклашки читают по слогам. Так отрабатывается первый этап навыка чтения и его нельзя ускорить как-то извне – всему своё время. Ребёнок «начитался по слогам» и от этого способа переходит к другому — «слог+слово». Позже ребёнок узнаёт и начинает читать целые слова, переходя к беглому чтению.

В скорости освоения этого навыка ребёнка нельзя торопить. И просьбы родителей и учителей «читай быстрее» бессмысленны.

Так же неоправданно просить «быстрее вязать» или «быстрее переключать коробку передач в машине» человека, который только-только осваивает навык вязания и вождения машины.

Тут мы ничего не ускорим, но навредить можем: ребёнок начнёт торопиться и пытаться «угадывать» окончания слов.

Родители, которые пытаются приучить ребёнка к беглому чтению слишком рано, добиваются только одного – «угадывающего чтения», когда ребёнок пытается угадать слово по первому слогу, который он успел прочесть.

В итоге ребёнок делает ошибки, путается, не может понять текст, и вообще забрасывает чтение.

На начальном этапе формирования навыка чтения нужно проявить терпение – разрешить ребёнку читать в том темпе, который он пока может держать, не подгонять и не исправлять.

Разрешить водить пальчиком под строкой, пока эта необходимость сама не отпадёт. Пальчик – это такой «костылик», «палочка-выручалочка». Ребёнку и так очень трудно справляться с самостоятельным чтением, без которого он прекрасно обходился в дошкольном возрасте, когда ему читали взрослые.

Самое главное – это создать интригу вокруг чтения, чтобы это, скучное на первых порах, занятие довести до навыка и привить-таки к нему любовь. И одно из важных условий здесь – читать самим взрослым, подавать пример. Ребёнок должен видеть, что родители, братья-сёстры читают, что это нечто необходимое и такое же важное, как есть и спать, чтобы это вошло в его личный обиход.

Очень многие дети не прогрессируют в скорости просто потому, что не читают. А когда ребёнок читает каждый день, темп обязательно увеличится.

— А учитель способен распознать дислексика от «не старается»?

— В этом я до конца не уверена. Мне кажется, у него на это уже нет времени.

Проблему учитель, вероятнее всего, видит – разобраться с ней некогда.

Хотя нельзя исключить, что где-то в районной школе сидит замечательная Мариванна, у которой хватит душевных сил донести до мамы, какие именно у ребёнка проблемы или если уж не самой разрешить их, то предложить сходить к логопеду.

Я не склонна обвинять учителя в том, что он не может решить коррекционную проблему. Даже к логопеду учитель не может порой направить ребёнка, потому что такая штатная единица теперь не предусмотрела в школе.

Чем опасно принудительное раннее чтение

— Можно ли спровоцировать проявления дислексии у здорового ребёнка ранним обучением чтению?

— Учить ребёнка читать до школы действительно не надо.

Можно не препятствовать только тому, что ребёнок делает сам – хоть в два года.

Есть большое популяционное исследование, которое проводится в Институте возрастной физиологии РАО: проблемы памяти – это результат сверхраннего обучения, потому что создается система неадекватных требований, в том числе и очень раннее обучение чтению.

До шести-восьми лет ребенок не готов к чтению «физиологически»: не сформированы обеспечивающие функции:

не развито селективное внимание, без которого невозможно чтение и письмо, не сформированы в достаточной степени память и речь. Только к шести-восьми годам, когда созревают лобные доли мозга, у ребенка начинают формироваться эффективные зрительные дифференцировки. В этом возрасте и есть физиологический смысл начинать обучать чтению.

Если же начинает читать трёх-четырёх летний ребенок, это может привести к появлению неадекватного механизма чтения, которое ещё называют «угадывающим»: ребёнок будет неравномерно бегать взглядом по строке, успевая прочесть первые несколько букв в слове и пытаясь по ним угадать окончание. Да, таким образом можно спровоцировать дислексию.

— Имеет ли смысл ребенка с неврологическими проблемами или физиологически незрелого отдавать в школу позже?

— Я не очень люблю, когда пропускаются сензитивные (наиболее благоприятные) периоды. Самый оптимальный возраст для похода в школу — семь-семь с половиной лет. Физиологически незрелый ребёнок всё равно будет продолжать «вызревать» до пубертата, поэтому не стоит его передерживать дома. Иногда говорят, чтобы нужно продлить детство до восьми лет. Я задаюсь вопросом: а почему не до девяти или десяти, или даже до подросткового возраста? Нет, я против.

Всей семье психологически проще, если ребёнок пошёл в школу одновременно со своими ровесниками и продолжает решать уже известные и обозначенные проблемы одновременно с учёбой. При этом не стоит игнорировать занятия с логопедом, психологом, при необходимости — продолжать посещать невролога.

Я очень редко соглашаюсь на то, чтобы подождать до восьми лет. Это оправданно, если сильно настаивает психолог — если у ребёнка нет мотивации к обучению, он только-только начал по-настоящему играть, или же я сама вижу, что нужно дать стабилизироваться речи, которую только недавно «вызвали». Но и шестилеток в школе я видеть не хочу.

Я, например, пошла в школу в семь с половиной лет – и в жизни никуда не опоздала. И так до сих пор считаю, что всему своё время: читать будем в школе, до школы – гулять и играть – учиться взаимодействовать.

— Какие-то ещё ошибки в составлении школьных программ могут провоцировать ошибки в чтении?

— Такое возможно, когда в программу обычного обучения включают коррекционные приёмы. Например, если учитель на обычном уроке говорит: «Смотрите, дети: буква «Е» смотрит в одну сторону, а буква «З» — в другую», — назавтра половина детей будет эти буквы путать. Если у ребёнка, обучаемого обычным способом, не возникает проблем в различении букв, то разницу объяснять и не надо.

Прививаем любовь к чтению

— Надо ли на период обучения чтению оставить только книги и дозировать визуальные источники информации – гаджеты, телевизор?

— Я считаю, что книга на начальных этапах обучения конкуренции с любым визуальным рядом всё равно не выдержит. Очень многие процессы в обучении завязаны на визуализацию – не случайно складываем мы с ребёнком не «2+2», а «два и два яблока».

Поэтому в борьбе с гаджетами и компьютером будет только две эффективных средства – личный пример родителей и правильные шаги.

Например, можно устраивать совместное чтение или чтение по ролям, но надо найти книгу, которая была бы интересна для всей семьи. Может быть, получится заложить традицию семейного чтения.

Можно, привлекая на помощь любимый гаджет, предложить диафильм – вывел на проектор картинку – и ребёнок читает. То есть, главное, предложить, показать, стимулировать интерес к чтению. Понятно, что «мама мыла раму» — очень скучно. Но и без «рамы» мы не обойдёмся – там специально простая структура слова.

Не надо навязывать ребёнку свой вкус, не предлагайте ему прекрасного Носова и Драгунского, пускай ребёнок читает то, что ему нравится – про принцесс, причёски и маникюры или фантастику, про животных и машины.

Главное, чтобы ребёнок обратил внимание на книгу как источник информации.

Можно поработать с поощрениями. Подумайте, чем вы можете поощрить ребёнка, главное, чтобы поощрение было здесь и сейчас.

Это могут быть конфеты, хотя стоматологи нас не поймут.

Нужно хорошо знать своего ребёнка. Помню, у меня занимался мальчик из очень состоятельной семьи, его было трудно чем-то удивить, родители могли купить всё. И я придумала покупать ему маленькие жвачки, причём за каждый успех давала сразу несколько. Он их вообще не жевал, просто ему нравилось, что у него к концу занятия – целая горка призов. Кто-то будет стараться – за смайлик, за весёлую картинку. И такие картинки ребёнок начнёт коллекционировать просто потому это – его поощрения.

Дислексию лечит специалист

— Могут ли в случае диагностированной дислексии заниматься с ребёнком сами родители?

— Могут, но под руководством специалиста. Помимо обязательной диагностики и приездов к логопеду, можно организовать расширенные консультации, где составляется реабилитационный и обучающий маршрут, что именно с ребёнком делать. При согласии педагога возникающие вопросы можно быстро задать ему в соцсетях. Иногда целесообразно предложить для самостоятельной работы «большое» задание, с которым родитель уходит домой, а потом показывает ребёнка в динамике, спустя какое-то время.

И это может быть задание совсем не только по чтению, но и конкретный совет: подключить к работе с ребёнком других специалистов – нейропсихолога, невролога, массажиста.

Иногда бывает, что ребёнка смотрит невролог и говорит: «Давайте сначала решим проблему с энурезом и пищеварением, потому что у ребёнка третий день запор, он у вас вообще еле сидит, какое уж тут чтение?»

Читать с ребёнком дома вы всё равно будете, другое дело, что у специалиста есть лайфхаки – интересные тексты, поощрения, всякие находки. У него обучение пойдёт быстрее и веселее.

— Как долго придется посещать логопеда?

— Зависит от состояния ребёнка. Если мы быстро найдём «винтик», на котором держатся проблемы и займёмся именно им, сдвинемся с места достаточно быстро.

Если состояние ребёнка осложнено другими диагнозами – например, умственной отсталостью, — времени потребуется больше. Читать сложные тексты со множеством специальной терминологии он, конечно, не будет, но довести навык до такого состояния, чтобы ребенок им свободно пользовался, — вполне возможно.

Но я однозначно не верю в истории «сейчас мы три дня почитаем – и всё пройдёт».

«Просто объяснить» навык чтения нельзя – его нужно вырабатывать и совершенствовать.

Например, если бы в программе первого класса урок письма стоял один раз в неделю, мы бы учились писать до одиннадцатого.

— Насколько реально ко всем специалистам, необходимым для коррекции ребёнка-дислексика, попасть бесплатно по ОМС?

— Знаете, я – за частные клиники. Я понимаю, что этот ответ мало кому понравится, но всё дело в нынешних нормативах на приём. Не может специалист за три минуты посмотреть ребёнка, записать всё нужное, выписать талон и так далее. Неврологические проблемы нужно уметь трактовать, и на это нужно время.

Например, у меня как логопеда первичная диагностика ребенка и консультация занимает от часа до полутора, а в прочем я не лимитирую по времени: родитель должен получить ответы на вопросы, с которыми пришёл, разрешаю, если что-то забыли спросить, писать мне в соцсетях. Во всём мире качественные консультации – тоже чаще всего не государственные программы, увы.

— Надо ли переводить дислексика на домашнее обучение?

— Я против любого сепарирования, потому что навык общения понадобится ребёнку везде.

При этом, понятно, что наше общество я поправить не могу. Значит, ищите учителя, который готов бы был такого ребёнка не ругать, а поощрять каждый его успех. Если мы поощряем личные успехи и личный рост ребёнка, проблемы в том, что он учится среди всех, нет никакой.

Фото из личного архива Ольги Азовой

О том, как выбрать логопеда для ребенка, читайте:

Как выбрать логопеда для ребенка?

Можно ли убедить ребенка читать? Стоит ли тратить время на разговоры о пользе чтения или лучше жестко принуждать к нему? Что делать родителю, который в отчаянии опускает руки, потому что ребенок не читает, и в школе за ним закрепилась репутация лентяя? О мифах, стереотипах и ошибках родителей говорим с детским нейропсихологом Марией Чибисовой.

Как заставить ребенка читать?

В первом классе ребенок плохо читал, с трудом складывал буквы в слова. Со временем выработался навык чтения, однако ни в десять, ни в четырнадцать лет ребенок так и не имеет привычки читать. При этом у всех в семье высшее образование, все много читают и считают чтение неисчерпаемым ресурсом и чрезвычайно важным умением. Что делать?

Читать книги — это хорошо. Но мы должны не забывать и учитывать время, в котором живем. Сегодня информация воспринимается способом, отличным от того, каким он был еще пять-десять лет назад. Раньше мы читали книги, газеты и журналы — это был основной способ получения информации. Сегодня мы получаем ее через компьютер и из интернета. Поэтому требования пап и мам относительно чтения часто не совсем адекватны и не учитывают современный контекст. Это во-первых.

Во-вторых, нередко родители слишком эмоциональны в своих ожиданиях. В докучающих и строгих разговорах могут проскальзывать выражения: «не будешь читать, вырастешь дворником…». Силами родителей происходит подмена смыслов. Вместо «читать — это интересно и большое удовольствие», получаем: «читать — это правильно, нужно».

Такого рода ожидания от родственников вызывают у ребенка прежде всего напряжение, которое рождает комплекс «соответствия ожиданиям». Сам факт чтения перестает быть для него процессом и превращается в «пунктик». Чтение же становиться нагрузкой, напряжением и на выходе вызывает протест.

Именно поэтому очень многие родители сталкиваются с тем, что у современных детей вообще нет интереса к книгам, они их не воспринимают.

Но есть же и другая сторона. Дети испытывают сложности с чтением, легко утомляются. Разве не нужно их насильно заставлять читать, чтобы через регулярность выработалась привычка?

«Как заставить читать?» — такой формулировки вовсе не должно быть. В этом словоупотреблении сразу слышен негативный подтекст: чтение — это ужасно, плохо, трудно и поэтому нужно заставлять.

На самом деле, чтение — это один из навыков ребенка, который может приносить удовольствие и является положительным моментом в его жизни.

В последнее время вообще наблюдается тенденция нагнетания обстановки не только вокруг чтения, но в целом вокруг обучения детей, подготовки их к школе. Обучение стало занимать чересчур много времени в жизни ребенка, по сравнению с тем, как это было раньше. Так же возросли эмоции родителей в этом отношении. Эмоции совершенно конкретные, которые навязываются ребенку: мы хотим, чтобы ты был отличником. Регулярно родители переносят на ребенка собственный школьный опыт, часто негативный. Процесс школьного обучения таким образом становится очень напряженным. И чтение здесь самый показательный пример.

Многие родители наивно полагают, что если мой ребенок умеет читать, к школе он готов. Это огромная ошибка. И это абсолютно не так.

Почему?

Чтение и письмо —это последние вещи, которые должен уметь делать дошкольник. Первичным является уровень развития высших познавательных функций: способен ли он концентрировать внимание, как развиты у него самоконтроль и мотивация. Речь уже не об игровой мотивации, которая к школе еще остается в активе любого ребенка, а о познавательной. Способен ли ребенок без всякого давления со стороны, по собственной инициативе и с естественным интересом, сидеть и что-то изучать? Хватает ли у него на это сил?

Очень часто (до первого года жизни) родители показывают младенцу буквы на карточках, рассчитывая научить его читать: «такой маленький, а уже будет знать буквы!» Но на самом деле, для родителей это больше удовлетворение своих амбиций, чем естественных потребностей ребенка. Конечно же он ничего знать не будет, потому что чисто физиологически в годовалом возрасте еще не сформированы отделы головного мозга, отвечающие за различение знаков, их удержание и воспроизведение. В лучшем случае, если что-то и удастся, так это выработать условный рефлекс.

Если ребенок гармонично развивается с первых лет жизни, если родители внимательны к ходу процесса его развития, внимательны к его потребностям в этом развитии и дают ребенку то, что в каждый конкретный период жизни ему нужно и важно, тогда чтение появится само собой и проблем с ним не возникнет.

Как много примеров мы видим, когда дети сами учатся читать. Обычно —это происходит в пять-шесть лет, иногда даже в четыре. Они начинают проявлять интерес к буквам, к надписями на улице, быстро схватывают и запоминают. И для этого вовсе не нужно организовывать какой-то специальный процесс. Возникновение этого интереса — признак физиологической сформированности мозга, подготовленности к восприятию данной информации. Но ни в коем случае не нужно тут же нагружать ребенка: ах ты начал читать, теперь-то ты у нас будешь делать это каждый день, как уроки. Чтение не должно превращаться в «обязаловку». Оно должно быть приятным времяпрепровождением, в котором ребенок достигает успехов, увлекательной игрой. Задачи, которые родитель ставит перед ребенком, должны быть основаны не на ожиданиях, а на возможностях.

Заставлять ребенка читать насильно нельзя тем более. Всякое насилие всегда имеет последствия. Как минимум, чтение не будет добровольным и естественным процессом. В вопросе чтения однозначно должна быть свобода. Ребенку должно нравиться читать. Ведь чтение это занятие, которое по определению не может не нравиться. Мы должны пробудить интерес к этому процессу, поддержать, помочь преодолеть трудности. Главный вопрос, который должен стоять перед родителями: не «как заставить?», а «как помочь в чтении?»

Существует мнение, что если ребенок будет видеть родителя с книгой, то он непременно зачитает.

Не то, чтобы непременно, но доля вероятности действительно повышается. Если ребенок с раннего возраста видит, что книга — обычный и нужный предмет в доме, ею пользуются все, что посредством книги он сам получает положительные эмоции, вероятность того, что и дальше он захочет получать эти эмоции — очень велика.

Если в семье никто не читает, а родители требуют от ребенка того, что не делают сами, то чтение может стать полем сопротивления и войны между ребенком и взрослыми. Отношение к чтению должно быть нормальное, не сильно эмоционально заряженное и скорее позитивно окрашенное.

Если родители занимаются собственным развитием, и ребенок наблюдает это, если он видит, что папа и мама сами много чем интересуются, в том числе читают, чтение для них не напряженный труд, а легкий и приятный досуг, то дети подпитываются от этого эмоционально.

Когда ребенок маленький, мы готовы быть снисходительными к отсутствию интереса к чтению. Но хотелось бы, чтобы достигая определенного возраста, 10-14 лет, ребенок все-таки читал и инициатива исходила от него, чтобы он сам брал книгу. А бывает по-разному. От одного ребенка инициатива не исходит, а от другого исходит, но предпочтение отдается литературе не по возрасту: вместо романа — комиксы. С чем это может связано?

Давайте начнем с тех, кто постарше. Четырнадцать лет — это подростковый возраст, когда мотивация у человека уже совсем не познавательная. В этом возрасте дети обычно начинают хуже учиться и терять интерес к учебе. Это нормально. Не нужно рассчитывать, что интерес к книгам у ребенка будет больше и искреннее, чем к общению. Если ребенок развивается нормально, то книгам он предпочтет общение со сверстниками. А вот если в четырнадцать лет он сидит с книжкой, то это скорее говорит о том, что он уходит в свой мир и, возможно, некомпетентен среди сверстников и в коммуникациях.

Дети 8-11 лет — совершенно другая история. Это как раз самый познавательный возраст. Ведущая деятельность, то есть обучение, у них должно быть в норме. А тут родители хотят, чтобы ребенок читал серьезные книги. О чем это говорит? Только об их собственных амбициях: посмотрите, какой у нас развитой ребенок, какая у нас образованная и интеллигентная семья.

В комиксах ничего плохого нет. С одной стороны, это модно и принято среди сверстников, с другой, — это просто: крупный текст, красочные картинки, не нужно прилагать усилий.

Конечно же не последнюю роль в чтении (и интересе к простому просматриванию комиксов) играют трудности физиологического характера. Сейчас у очень многих детей мы наблюдаем именно функциональные трудности. Как правило они являются следствием и дефицита внимания, и сильной утомляемости, и трудностями усвоения двигательной программы.

У детей, которые не ползали до года, или ползали мало, со временем обнаруживаются сложности письма и чтения. Во время ползания (двигательного развития) усваивается двигательная программа, когда мы научаемся маленькие элементы складывать в более крупные. Звуки — в слоги, слоги — в слова, слова — в предложения. В основе этого процесса лежит усвоение двигательной программы.

Также стали распространены речевые трудности: дети поздно и плохо говорят. А плохое звукопроизношение часто переходит в дислексию, дисграфию. Когда ребенку сам процесс словесности дается трудно, это сигнал. . Почему это так? Ответ должны найти родители. Если не заниматься ребенком, не компенсировать сложности, заниматься недостаточно, то вероятность обнаружения впоследствии трудностей при чтении — 100%. Чтение — это такой же процесс, что и речь, только более сложный. Во время чтения мы не просто усваиваем слуховые образы, но связываем слуховые образы и зрительно-буквенные. И не мудрено, что дети отказываются читать. То, что дается сложно, делать не хочется. То, что легко, интересно и доставляет удовольствие, приносит ребенку какую-то свою детскую пользу — положительно закрепляется в сознании. Ребенок готов к этому возвращаться. Бесполезно говорить: это пригодится, это полезно. Можно, конечно, это говорить, но надеяться, что это повлияет и перестроит взгляд ребенка, наивно. Пока сам ребенок реально не получат от этого выгоды и пользы (своей детской), он не поймет все преимущества чтения. Именно поэтому важно, чтобы процесс чтения был позитивно окрашен. Будьте уверенны, что тогда ребенок предпочтет вновь воспользоваться этим способом получения информации.

А если не физиология, то с чем еще может быть связан отказ от чтения детьми, например, поэзии, объемных романов?

Мы с вами живем в эру компьютера и телевизора. Информация дается и получается в примитивной и легкой форме. Такой способ восприятия информации — способ пассивный. Человеку все и сразу предоставляется в разжеванном виде. От него не требуется никакого дополнительного напряжения. Внимай и все. Мозг быстро научается работать на сниженной энергозатратности, не перенапрягаться. Чтение — это процесс, во время которого человек задействует много высших психических функций.

Но категорически отметать все: компьютер, интернет, телевизор нельзя, потому что рано или поздно придется столкнуться с тем, что «запретный плод сладок». Неудовлетворенность из-за запретов, некомпетентность среди сверстников может вызвать уже новые проблемы. Родители должны уметь быть гибкими и понимать, что вольны здесь подсказывать и направлять ребенка, предлагая, например, развивающие компьютерные игры.

То есть мы деградируем?

Ну не в этом смысле. Но то, что компьютер или телевизор утомляет и перевозбуждает нервную систему, но при этом не развивает ее и мозг —это факт.

Если говорить о языке, то действительно он упростился. И детям все сложнее воспринимать стихи. К тому же ритмическая организация играет не последнюю роль. Если, например, ребенку мало читали стихов в детстве, то интереса к ним у ребенка не возникнет, ему будет сложно воспринимать этот жанр и в среднем возрасте.

Поэтому как можно раньше начинайте читать ребенку хорошие стихи, чтобы у него просыпалось удовольствие от звучания слов, рифмы, их понимания. Занимайтесь его познавательным развитием. Играйте в игры на внимание, реакцию, запоминание, развивающие пространственное мышление, мелкую и крупную моторику и т.д. Развивайте высшие психические функции у ребенка. Это и будет лучшей подготовкой к чтению и помощью в освоении чтения и письма.

К развитию ребенка нужно подходить с разных сторон. Однозначно нужно вместе читать, так же как привлекать к культуре: ходить в театры, слушать вместе классическую музыку. Ребенка важно культурно развивать. Если вся семья посещает выставки, ходит в кино, цирк, и делает это не потому, что «так надо, так принято», а потому что это вызывает много положительных эмоций, то безусловно это пробудит интерес и к чтению. Компьютер и телевизор должны вызывать тревогу родителей, когда они занимают все место и время в жизни ребенка, и приводят в целом к нежеланию развиваться в полноценным смысле этого слова.

Читайте детям с раннего возраста, подбирая книги по возрасту, потребностям, а главное интересу. Не живите собственными амбициями или навязанными представлениями о ребенке, ориентируйтесь на него самого и скорее всего в будущем чтение не будет вызывать у вашего ребенка сложностей.

«Мой ребе­нок совер­шенно ничего не читает. Он вырас­тет неучем!», «Как заста­вить его взять книжку и думать голо­вой?», «Почему они не читают? Раньше было стыдно не читать», «Я все­гда читала детям, когда они были малень­кими, но так и не при­учила их к само­сто­я­тель­ному чте­нию», «Он любит комиксы и вся­кую ерунду, но серьез­ными кни­гами его не увлечь».

Почему дети всего мира пере­стали читать?

1. Есть устой­чи­вые сви­де­тель­ства того, что дети все меньше и неохот­ней читают. Тяже­лые фоли­анты и тол­стые книги, чер­нила и перья так долго сим­во­ли­зи­ро­вали высо­кую куль­туру, что с их исчез­но­ве­нием из оби­хода, мы погру­зи­лись в тре­вож­ное ожи­да­ние конца циви­ли­за­ции. С пре­кра­ще­нием чте­ния раз­ру­шится самый важ­ный канал пере­дачи опыта между поколениями.

2. Фено­ме­ном меха­ни­че­ского, «бес­смыс­лен­ного» чте­ния пер­выми стали зани­маться аме­ри­канцы, в част­но­сти, пси­хо­лог и спе­ци­а­лист по обра­зо­ва­нию Майкл Коул. Для зна­чи­тель­ной части аме­ри­кан­ских детей, детей мигран­тов, англий­ский язык не был род­ным, и пред­по­ла­га­лось, что труд­но­сти пони­ма­ния тек­стов сни­жают у детей моти­ва­цию к чте­нию. Дети могли читать тех­ни­че­ски, по, про­чи­тав текст в хоро­шем темпе, они потом не могли не только пере­ска­зать, но ино­гда даже ска­зать, о чем был текст. Дети читали так, как будто у них было пора­жено пра­вое полу­ша­рие, кото­рое отве­чает за вооб­ра­же­ние и эмо­ци­о­наль­ное реа­ги­ро­ва­ние. При этом тесты на интел­лект они про­хо­дили успешно, при­чем ино­гда особо выра­жен­ным у них был невер­баль­ный интел­лект, за кото­рый отве­чает именно пра­вое полу­ша­рие. Физио­ло­гия и гене­тика были тут не при­чем. Низ­кая моти­ва­ция к чте­нию и обу­че­нию в целом при­вели к тому, что высо­кая мигра­ция в США сопро­вож­да­лись сни­же­нием уровня обра­зо­ва­ния в тех­но­ло­ги­че­ски самой раз­ви­той стране.

3. Вме­сте с тем речь не шла о воз­врате к абсо­лют­ной негра­мот­но­сти. Чте­нию-письму сего­дня обу­ча­ются все. Воз­можно, что общий объем про­чи­тан­ных тек­стов и не меньше, чем в ста­рые вре­мена, но оче­видно, что читают сего­дня в основ­ном не книги с хру­стя­щими пере­пле­тами и шур­ша­щие газеты, а элек­трон­ные тек­сты все­воз­мож­ных фор­ма­тов. У этого рав­но­ду­шия к чте­нию книг, кото­рые когда-то были для нас образ­цами стиля, есть обрат­ная сто­рона. Взрос­лея, дети со своей сто­роны обна­ру­жи­вают, что их роди­тели не умеют поль­зо­ваться ком­пью­те­ром, и не про­яв­ляют ника­кого инте­реса к вир­ту­аль­ным мирам.

4. Ком­пью­тер­ная ком­му­ни­ка­ция пред­по­ла­гает не только пас­сив­ное чте­ние тек­стов, но и их посто­ян­ное про­из­вод­ство. Навы­кам пра­во­пи­са­ния, акку­рат­но­сти и кал­ли­гра­фич­но­сти про­ти­во­по­став­ля­ется ско­рость печа­та­ния, адрес­ность, жан­ро­вое соот­вет­ствие напи­сан­ных тек­стов. Уст­ная речь во мно­гом вытес­ня­ется письменной.

5. Сни­же­ние цен­но­сти чте­ния для совре­мен­ного ребенка явля­ется только фак­том его адап­та­ции к изме­нив­шимся усло­виям раз­ви­тия. Дети не стали менее любо­пытны, но они стали, без­условно, менее под­кон­трольны. Если мы хотим гово­рить, пере­пи­сы­ваться с детьми на их языке, нам при­дется осва­и­вать ком­пью­тер, или не делать вид, что он нам не очень-то и нужен.

6. Послед­ствия гума­ни­тар­ной рево­лю­ции, свя­зан­ной с быст­рым пере­хо­дом от уст­ной речи к пись­мен­ной, от чте­ния к письму еще пред­стоит оце­нить. Пока есть опа­се­ние, что ребе­нок в сети опе­ри­рует с более про­сто и часто негра­мотно напи­сан­ными тек­стами. Вме­сте с паде­нием инте­реса к чте­нию падает общий уро­вень интел­лек­ту­аль­ной куль­туры. Про­ис­хо­дит сме­ще­ние акцента с про­из­вод­ства высо­ких куль­тур­ных цен­но­стей на потреб­ле­ние всего нового, забав­ного, при­коль­ного, утиль­ного, инте­рес­ного. Так не раз­вить мыш­ле­ние, не решить гло­баль­ные про­блемы… Пока уче­ные ищут ответы, ответ­ствен­ные роди­тели пред­при­ни­мают уси­лия, чтобы пере­дать свой опыт чте­ния детям.

Ситу­а­ция 1. «При­ну­ди­тель­ная мотивация»

Папа шести­лет­него Сережи при­нял реше­ние, что в отли­чие от осталь­ных детей, его сын будет обра­зо­ван­ным, начи­тан­ным чело­ве­ком. Он вырос в непол­ной семье, и гор­дился, что сам полу­чил обра­зо­ва­ние, кото­рое и помогло усто­ять ему и его супруге в труд­ные вре­мена. Чтобы не упу­стить момент, в семье было заве­дено пра­вило каж­дый вечер читать с ребен­ком. В 1 год и 7 мес. Сережа уже знал все буквы. В 2 года и 4 месяца он скла­ды­вал и читал про­стые слова «Ма-ма», «па-па», «ба-ба». В четыре с поло­ви­ной года Сережа мог читать новые слова, но под раз­ными пред­ло­гами он стал уви­ли­вать от давно заве­ден­ной про­це­дуры чте­ния. Среди книг на оче­реди были «Мифы Древ­ней Гре­ции», тол­стый том ска­зок Гоф­мана. И как раз в этот момент ребе­нок, кото­рый пора­жал всех своей осве­дом­лен­но­стью, стал болеть, замкнулся и очень скоро пере­стал раз­го­ва­ри­вать с домаш­ними, думая о чем-то своем. Пси­хо­лог в дет­ском саду при­шла к выводу, что у маль­чика депрес­сия или эмо­ци­о­наль­ное исто­ще­ние, свя­зан­ное с необыч­ным видом «пси­хо­ло­ги­че­ского наси­лия» над ребен­ком – при­ну­ди­тель­ным, все услож­ня­ю­щимся и все менее понят­ным ребенку чтением.

Ком­мен­та­рий:

Обра­зо­ва­ние и чте­ние тре­буют уси­лий, и пока у детей не сфор­ми­ро­вано про­из­воль­ное вни­ма­ние и запо­ми­на­ние, им трудно читать само­сто­я­тельно. Одним из моти­вов чте­ния может стать страх быть нака­зан­ным за отказ или неуме­ние делать то, что ожи­дают роди­тели. Это неспе­ци­фи­че­ский мотив чте­ния, кото­рый при­ве­дет к обрат­ному эффекту – отказу от непо­силь­ного или посты­лого заня­тия при пер­вой же воз­мож­но­сти. Ребе­нок будет нена­ви­деть чте­ние и книги. Ситу­а­ция только усу­гу­бится, если в семье тре­бо­ва­тель­ные, праг­ма­тич­ные, холод­ные отно­ше­ния, а члены семьи оце­ни­ва­ются по своим «рабо­чим» характеристикам.

Дети не знают также воз­раст­ных нор­ма­ти­вов, и если взрос­лый наста­и­вает на том, что в «твоем воз­расте все давно читают», то ребенку ничего не оста­ется, как при­нять эту мак­симу на веру и вме­сте с этим при­знать, что он, воз­можно, «вырас­тет насто­я­щим идиотом».

Если роди­тели рас­счи­ты­вают на ран­нюю само­сто­я­тель­ность ребенка-дошколь­ника или на осо­бый путь и темп его раз­ви­тия, они явно пере­оце­ни­вают ситу­а­цию. Нельзя мино­вать этапы сов­мест­ного вечер­него чте­ния, фан­та­зи­ро­ва­ния по моти­вам ска­зоч­ных сюже­тов, их разыг­ры­ва­ния со сверст­ни­ками и пере­хо­дить сразу к само­сто­я­тель­ному «взрос­лому» чте­нию. Нельзя рас­тить ребенка в вынуж­ден­ной изо­ля­ции, а при­ну­ди­тель­ное раз­ви­тие той или иной спо­соб­но­сти сужает круг обще­ния ребенка. Любая дея­тель­ность ребенка, как и взрос­лого чело­века, поли­мо­ти­ви­ро­вана. Часть сти­му­лов к раз­ви­тию мы чер­паем из обще­ния со сверст­ни­ками, не желая от них отстать или стре­мясь попро­бо­вать то, что кажется нам инте­рес­ным именно в их исполнении.

Ситу­а­ция 2. «Чте­ние и компьютер»

Пяти­лет­няя Катя не хотела учить буквы, пока ее не пустили за ком­пью­тер. Ока­за­лось, что она уже знала поло­вину букв, заня­тия с бабуш­кой не про­шли даром. Но – чудо! – за пару вече­ров она выучила деся­ток ком­пью­тер­ных команд, чтобы играть в ком­пью­тер­ную игру. После этого трудно было обви­нить девочку в сла­бых спо­соб­но­стях и лени. Но читать она по-преж­нему отка­зы­ва­лась. И тогда решено было запре­щать играть до тех пор, пока Катя не про­чи­тает сказку, сна­чала про «Машеньку и мед­ведя», потом «Про трех поро­сят». Катя пла­кала, но читала… Пока у бабушки Кати не выдер­жали нервы, и она не пожа­ло­ва­лась пси­хо­логу в дет­ском саду на Катю, роди­те­лей и дет­ский сад, в кото­ром не при­учают детей к культуре…

Ком­мен­та­рий:

Давайте, по-чест­ному срав­ним пре­иму­ще­ства работы за ком­пью­те­ром и чте­ния. О пер­вом роди­тели мало знают и поэтому мало думают, потому что этот опыт не зна­ком им по их соб­ствен­ному дет­ству. Ком­пью­тер дает ребенку иллю­зию управ­ле­ния, вклю­чен­но­сти во вза­и­мо­дей­ствие с миром. Чте­ние – это пас­сив­ный про­цесс вос­при­я­тия собы­тий, в ход кото­рых ребенку не удастся вме­шаться. Если только вы не разыг­ры­ва­ете пьесы по моти­вам сказки, не импро­ви­зи­ру­ете во время чте­ния, не чита­ете по ролям и т.д.. Работа за ком­пью­те­ром дает ощу­ще­ние лег­ко­сти испол­не­ния замысла, от идеи до испол­не­ния – бук­вально рукой подать, одно дви­же­ние. Наби­рая буквы на кла­ви­а­туре ком­пью­тера, ребе­нок осу­ществ­ляет по факту более слож­ную дея­тель­ность, чем скла­ды­вая буквы в слова. И чем слож­нее дея­тель­ность, тем она инте­рес­ней. Пара­докс, но это так. Сла­бая моти­ва­ция к обу­че­нию слиш­ком про­стым для дан­ного воз­раста дей­ствиям тоже может тор­мо­зить раз­ви­тие навы­ков. И, нако­нец, ком­пью­тер по срав­не­нию с кни­гой дает более серьез­ный бонус – ребе­нок полу­чает воз­мож­ность играть. Читая, он полу­чает, часто, только мораль­ное поощ­ре­ние взрос­лых. Инту­и­тивно пони­мая это, взрос­лые начи­нают мани­пу­ли­ро­вать ситу­а­цией, выстра­и­вать зави­си­мо­сти «чте­ние à игра на ком­пью­тере» и т.д.. Обу­че­ние в игре в боль­шей мере соот­вет­ствует запро­сам дошколь­ного воз­раста, чем «школь­ное» обу­че­ние. Роко­вая раз­ница в пользу чте­ния состоит в том, что читая, ребе­нок эмо­ци­о­нально вжи­ва­ется в роль. Играя на ком­пью­тере, он тех­ни­че­ски испол­няет после­до­ва­тель­ность только ему инте­рес­ных опе­ра­ций. Ком­пью­тер­ная игра закреп­ляет дет­ский эго­цен­тризм и тор­мо­зит раз­ви­тие про­из­воль­ных («воле­вых») навыков.

Ситу­а­ция 3. «Меха­ни­че­ское чтение»

Петя уже в четыре года научился читать. Одно­вре­менно он стал «рабо­тать» на ком­пью­тере и в пять лет он уже и читал, и писал, пора­жая домаш­них сво­ими спо­соб­но­стями. Насто­я­щий ребе­нок Индиго, гени­аль­ное дитя. Про­блема обна­ру­жи­лась, когда в гости к роди­те­лям Пети при­е­хала бабушка из про­вин­ции. По интел­ли­гент­ской при­вычке она захо­тела побе­се­до­вать с вну­ком о его люби­мых кни­гах, и обна­ру­жи­лось, что Петя не смог под­дер­жать раз­го­вор. Он, кажется, не знал, или не пом­нил ни одной книжки! «Как вос­клик­нула бабушка, — разве ты не читал про Бура­тино?» Петя отве­тил утвер­ди­тельно только тогда, когда ему с полки сняли книжку и пока­зали. «Эту – читал». Он узнал ее по обложке. Точно так Петя «читал» все книжки на полке. По тре­бо­ва­нию бабушки, Петя читал без запинки с любого места, но о чем был этот эпи­зод, он не пом­нил, не знал, не инте­ре­со­вался. Он даже не мог его пере­ска­зать… «Он у вас не умеет читать! Читать и не пони­мать, о чем? Это не чте­ние!» Бабушка ока­за­лась права…

Ком­мен­та­рий:

Фено­мен «меха­ни­че­ского чте­ния» стал рас­про­стра­няться со ско­ро­стью ком­пью­тер­ного вируса. Состоит он, на мой взгляд, в том, что в раз­ви­тии позна­ва­тель­ных навы­ков все боль­ший упор дела­ется на опе­ра­тив­ные харак­те­ри­стики, крат­ко­вре­мен­ную память и непро­из­воль­ное вни­ма­ние. Именно эти навыки лучше всего тре­ни­ру­ются при работе за ком­пью­те­ром. Вся инфор­ма­ция «уста­ре­вает», если перейти от одной игры к дру­гой. Точно так и книги «забы­ва­ются» после того, как текст про­чи­тан и не исполь­зо­ван. Если мы не будем чте­ние вклю­чать в акту­аль­ные отно­ше­ния ребенка, не научим его фор­ми­ро­вать свое буду­щее и вклю­чать в этот образ буду­щего про­чи­тан­ную инфор­ма­цию, книги поте­ряют свое куль­тур­ное пред­на­зна­че­ние – хра­нить и пере­да­вать зна­чи­мый опыт.

При­чины, по кото­рым дети не любят читать… то, что читали мы!

  1. У детей про­сто нет опыта сов­мест­ного чте­ния с роди­те­лями, в ходе кото­рого роди­тели могли бы зара­зить их любо­вью, инте­ре­сом и вос­тор­гом по отно­ше­нию к героям ска­зок. Няни обычно обес­по­ко­ены внеш­ней сто­ро­ной ухода за малы­шами. Роди­тели сами отби­рают нянь для вос­пи­та­ния и ухода за детьми по кри­те­риям «акку­рат­но­сти», а не кре­а­тив­но­сти. Я знаю много слу­чаев, когда наем­ным вос­пи­та­те­лям отка­зы­вали только потому, что у ребенка были руки испач­каны пластилином.
  2. Дети слиш­ком рано учатся читать — раньше, чем обсуж­дать новые сюжеты и про­блемы с роди­те­лями. Наша без­гра­ничн­ная лич­ная амби­ци­оз­ность и роди­тель­ское тще­сла­вие при­во­дят к тому, что мы ста­ра­емся научить детей читать как можно раньше. Кто-то оши­бочно запу­стил в массы сте­рео­тип о том, что уро­вень интел­лекта ребенка про­яв­ля­ется в его спо­соб­но­сти читать. Пере­оценка спо­соб­но­сти к чте­нию в Рос­сии свя­зана с позд­ней все­об­щей гра­мот­но­стью насе­ле­ния. Совет­ская власть поса­дила за парты людей, роди­тели кото­рых роди­лись в семьях кре­пост­ных. До войны иметь началь­ное обра­зо­ва­ние, то есть уметь читать-писать, было дости­же­нием и ста­тус­ной при­ви­ле­гией. Пере­оценка уме­ния читать только уси­ли­лась с вве­де­нием все­об­щего сред­него обра­зо­ва­ния, дав мил­ли­о­нам детей войны полу­чить в даль­ней­шем выс­шее обра­зо­ва­ние, войти в интел­лек­ту­аль­ную элиту страны.
  3. Сего­дня при­над­леж­ность к элите, к сожа­ле­нию, не опре­де­ля­ется интел­лек­ту­аль­ными спо­соб­но­стями. Уте­рян основ­ной мотив обра­зо­ва­ния – изме­нить в даль­ней­шем жизнь к луч­шему, при­ме­нив свои интел­лек­ту­аль­ные навыки. Обще­ство в целом не настро­ено на позна­ние и открытия.
  4. Дети читают гораздо больше, чем мы думаем, потому что к чте­нию мы отно­симся более «серьезно». В каче­стве иде­аль­ных тек­стов роди­тели рас­смат­ри­вают худо­же­ствен­ные про­из­ве­де­ния клас­си­ков, а не днев­ники ЖЖ в пол-экрана.
  5. Чте­ние пере­стало удо­вле­тво­рять дет­скую потреб­ность в фан­та­зи­ро­ва­нии. Вир­ту­аль­ные миры, кото­рые раньше при­ду­мы­вали писа­тели, в боль­шом коли­че­стве постав­ляет теле­ви­де­ние и Интер­нет. В жизни появи­лось слиш­ком много аттрак­ци­о­нов. И навык отка­зы­ваться от уча­стия в вир­ту­аль­ных при­клю­че­ниях ста­но­вится более важ­ным, чем соб­ствен­ная спо­соб­ность к воображению.
  6. Иде­алы, кумиры роди­те­лей и детей не сов­па­дают. Воз­можно, нико­гда прежде раз­рыв между поко­ле­ни­ями не был таким боль­шим. Есть тео­рии, согласно кото­рым, роди­лось пер­вое поко­ле­ние, кото­рое будет опи­раться на свой опыт, а не на опыт пред­ше­ствен­ни­ков. Мы мало полезны своим детям.
  7. Одно­вре­менно с чте­нием дети учатся писать, вер­нее, печа­тать на кла­ви­а­туре. Кал­ли­гра­фи­че­ские тре­бо­ва­ния больше не сдер­жи­вают жела­ния ребенка, его потреб­ность в обмене инфор­ма­цией. Пер­вые пись­мен­ные сооб­ще­ния для боль­шин­ства детей – это ком­пью­тер­ные команды, кото­рые они наби­рают, чтобы про­ник­нуть в вир­ту­аль­ные миры экран­ных игр.
  8. Поме­нялся язык обще­ния между людьми. В нем больше стало гла­го­лов, дей­ствия (action), меньше – суще­стви­тель­ных и почти не оста­лось при­ла­га­тель­ных, кото­рые бы отра­жали теп­лую, эмо­ци­о­нально насы­щен­ную атмо­сферу, делали бы нас при­тя­га­тель­ными друг для друга и для своих детей. Поте­ряв инте­рес к нам, дети не ждут ничего инте­рес­ного и от тех тек­стов, кото­рые мы им настой­чиво предлагаем.
  9. Кстати, дирек­тив­ность, настой­чи­вость с кото­рой мы «пред­ла­гаем» детям почи­тать, тоже создает нега­тив­ную моти­ва­цию к чтению.

При­емы моти­ва­ции чте­ния у детей

  1. Пер­вый прием чему-то научить ребенка – это зара­же­ние. Дети копи­руют пове­де­ние роди­те­лей. Если они не видят в доме углу­бив­шихся в чте­ние книг взрос­лых, кото­рые спе­шат поде­литься ново­стью, у них не воз­ник­нет инте­рес к такому спо­собу позна­ния. Наивно пола­гать, что если все время про­во­дить за экра­ном, ваш ребе­нок потя­нется к книжке.
  2. Чтобы дети читали книги, они должны вырасти в окру­же­нии книг. Тре­бо­ва­ния эко­но­мии места, высо­кая мобиль­ность и быст­рое рас­про­стра­не­ние элек­трон­ных носи­те­лей вытес­нили тяже­лые тома книг, за кото­рыми еще недавно запи­сы­ва­лись в оче­редь. Книж­ные шкафы и полки стали рас­смат­ри­ваться как невоз­мож­ное ретро, не впи­сы­ва­ю­ще­еся в совре­мен­ный дизайн, кото­рый почему-то назы­вают евро­ре­мон­том. В домах евро­пей­цев чрез­вы­чайно ценятся и бере­гутся ста­рин­ные биб­лио­теки или хотя бы их остатки. Если в домах нет сле­дов интел­лек­ту­аль­ной куль­туры, а только при­знаки финан­со­вого бла­го­со­сто­я­ния, как дети узнают, что чте­ние и книги явля­ются осо­быми цен­но­стями? В доме с книж­ным шка­фом, в кото­ром можно поко­паться хотя бы тай­ком, вырас­тет чита­ю­щий ребенок.
  3. Читайте вме­сте с детьми то, что инте­ресно и вам, и ему. Дет­ская лите­ра­тура посто­янно обнов­ля­ется, и по-преж­нему трудно сле­дить за новин­ками. Заин­те­ре­со­ван­ные мамы и даже неко­то­рые папы сего­дня легко обме­ни­ва­ются зна­ни­ями и реко­мен­да­ци­ями через Сеть.
  4. Учите ребенка сочи­нять, сочи­няйте с ним исто­рии. Инте­рес к при­ду­ман­ным мирам лежит в осно­ва­нии потреб­но­сти читать тол­стые книжки в буду­щем. Пере­ска­зы­вая ста­рые сказки на новый лад, при­пи­сы­вая героям неве­ро­ят­ные поступки, вы сфор­ми­ру­ете у ребенка твор­че­ское вооб­ра­же­ние. Дети с раз­ви­тым твор­че­ским вооб­ра­же­нием будут искать более слож­ные и занят­ные исто­рии, чем могут при­ду­мать они сами или вме­сте с роди­те­лями. Они потя­нутся к книгам.
  5. 5. Учите с ребен­ком стихи. Дет­ское сти­хо­тво­ре­ние, раз­мер выучен­ного тек­ста – это, говоря совре­мен­ным язы­ком, фор­мат тек­ста, кото­рый ребе­нок может понять, свя­зать, запом­нить и пере­ска­зать за раз. Это «устой­чи­вая пор­ция», «квант», «еди­ница» чте­ния. У детей, кото­рые сразу сели за ком­пью­теры, как пра­вило, не сфор­ми­ро­вана уст­ная речь и уме­ние связно изло­жить свою мысль дру­гому. Навыки опе­ри­ро­ва­ния тек­стами при­об­ре­та­ются не только во время меха­ни­че­ского чте­ния, но и в уст­ной речи, в про­цессе роле­вой игры, в самых раз­ных соци­аль­ных ситуациях.
  6. Разыг­ры­вайте спек­такли по моти­вам извест­ных книж­ных сюже­тов. Детям инте­ресны отно­ше­ния между людьми, необыч­ными пер­со­на­жами, и, как только насту­пает время роле­вых игр, они с удо­воль­ствием погру­жа­ются в их миры. С 4–5 лет «еди­ни­цей чте­ния» ста­но­вится собы­тие, дей­ствие, кото­рое про­изо­шло с двумя и более пер­со­на­жами. Можно ска­зать, они начи­нают усва­и­вать искус­ство диа­лога и делают еще один важ­ный шаг на пути к фор­ми­ро­ва­нию сюжет­ного мышления.
  7. И только после этого нам стоит уде­лить вни­ма­ние обу­че­нию бук­вам и скла­ды­ва­нию слов и пред­ло­же­ний. Тех­ника чте­ния раньше отста­вала от вооб­ра­же­ния и мыш­ле­ния, и это было допол­ни­тель­ным моти­вом: как можно быст­рее научиться читать, чтобы удо­вле­тво­рить свою потреб­ность в новом знании.

Махов­ская О. И.

Источ­ник: Непо­слуш­ный ребе­нок: перезагрузка