Как раньше называлась Сирия?

Фотографии студии Феликса Бонфиса. Группа кедров в лесах Ливана, XIX век
1/226, 1/227 / The E.W. Blatchford Collection / American University of Beirut

На протяжении всей своей истории Ливан был территорией, где разнообразные идентичности сосуществуют под влиянием противоречивых надежд и желаний. Исследовательница и переводчица Диана Хамис, родившаяся в Москве, но выросшая в Бейруте, написала для нас эссе о том, как формировались границы страны и множество идеологий внутри нее.

Для условно западного человека Ливан — безусловно восточная страна, вызывающая ассоциации с песками, террористами, беженцами и прочими ориенталистскими картинами. В глазах самих ливанцев все, к счастью, обстоит иначе, отчасти благодаря условности самих понятий «Восток» и «Запад», особенно в контексте ЛевантаЛевантаЛевант — общее название стран восточной части Средиземного моря, в более узком смысле — Сирии, Израиля и Ливана. Определения слова сильно разнятся по странам и эпохам. и того, что называется сейчас «Ближний Восток». Простой пример подобной сложной условности — положение Османской империи в XVIII и XIX веках. Страна предпринимала попытки вестернизации политического устройства и испытывала значительное культурное влияние Запада. Вместе с тем в глазах Европы она однозначно оставалась экзотическим Востоком.

Более сложный процесс разворачивается в Ливане на протяжении всей его истории. До опустошительной гражданской войны, охватившей страну в 1975 году и продолжавшейся до 1990-го, ливанцы, или, во всяком случае, их часть, называли свою страну Швейцарией Ближнего Востока, а ее столица Бейрут иногда гордо именовалась Левантийским Парижем. И дело не только в том, что в 1950-е и 1960-е Ливан был банковским центром Западной Азии и туристическим раем, но еще и в том, что значительная часть населения совершенно искренне считала себя принадлежащими к Западу. Даже сейчас газетные заголовки вроде «Сможет ли Бейрут снова стать Парижем?» отражают не столько ностальгию ливанцев по некоему условно западному состоянию, сколько желание отдельной группы населения снова стать — в своих ассоциациях и в ассоциациях всего мира — частью Запада. Речь идет о том Западе, к которому Ливан, по мнению жителей страны, по-настоящему принадлежит, — с его клумбами, церквями, перенятой у Парижа архитектурой и девочками-франкофонами в мини-юбках. И уж вовсе он не должен ассоциироваться с пустынями, бомбами и фотографиями погибших за режим Асада в Сирии шахидов — эти снимки можно увидеть на каждом третьем доме в некоторых кварталах. Как же получилось так, что в Ливане условный Восток и условный Запад слились воедино, столь же условно?

Фотографии студии Танкреда Дюма. Кедр ливанский недалеко от Бруманна и гербарий, собранный на хребте Ливан. XIX век
1/224, 1/229 / The E.W. Blatchford Collection / American University of Beirut

История и границы

Для ответа на вышестоящий вопрос — неполного и урезанного, но все же — сначала потребуется историческое отступление, посвященное возникновению государства Ливан с его границами и демографическими особенностями. Ливан впервые обособился как административная единица в составе Османской империи в конце XV векав конце XV векаСм. Fawwaz Traboulsi, A History of Modern Lebanon (London: Pluto Press, 2007), 3., носил имя «эмират Горный Ливан» и был куда меньше, чем сейчас. Однако уже тогда население эмирата исповедовало несколько религий: на его территории проживали представители различных христианских и мусульманских конфессий, а также иудеи. Сначала друзскиедрузскиеДрузы — религиозная община, следующая доктрине, происходящей от ислама исмаилитского толка. Друзы следуют некоторым мусульманским доктринам, но на их религию повлиял индуизм, и они верят в переселение душ., а затем и христианские правители Горного Ливана крайне охотно искали поддержки у европейских аристократов, чтобы противостоять турецким наместникам: восстания против Османской империи поднимались в Эмирате регулярно. Хотя христианский эмират существовал недолго, его границы впоследствии стали основой для современного Ливана, и христиане-марониты на протяжении всей истории страны считают себя демографической группой, сформировавшей нацию.

И действительно, когда после Первой мировой выигравшие войну европейские страны заключили соглашение Сайкса — Пико, разделившее Западную Азию на зоны европейского протектората, Франции в качестве непосредственной сферы влияния и управления досталась так называемая Сирия — то есть современные Сирия и Ливансовременные Сирия и ЛиванCм. A History of Modern Lebanon, 75.. Тогда именно глава Маронитской церкви патриарх Антиохийский и всего Востока Эльяс Хуайек выступил на Парижской мирной конференции от имени своей паствы (да и всех ливанцев) с предложением расширить границы существующей территориальной единицы — Горного Ливана. Он хотел обеспечить Ливан пропитанием после ужасного голода, постигшего страну во время войны, и планировал это сделать за счет присоединения прибрежных аграрных территорий и долины Бекаа, главным образом населенных мусульманамимусульманамиЯ не вдаюсь в подробности регионального контекста этих решений. Об этом см. A History of Modern Lebanon, 75–80.. Кроме того, в этой речи патриарх Хуайек сам предложил установить французский протекторат над Ливаном.

Европейские державы приняли предложение. Их действия, как замечает ливанский историк Фаууаз Трабулси, указывают на разные степени этницизации, которые Европа применяла к народам, населяющим Западную Азию. В то же время министр иностранных дел Великобритании лорд Артур Бальфур отправил лорду Лайонелу Уолтеру Ротшильду известную декларацию, в которой выразил официальное одобрение создания еврейского государства в Палестине. Трабулси отмечает: евреи рассматривались Великобританией как национальная и этническая группа, тогда как другие жители Западной Азии воспринимались Европой как некие религиозные сообщества (мусульмане, христиане, друзы), а не как определенная нация или несколько наций со своими политическими правами и чаяниямисо своими политическими правами и чаяниями См. A History of Modern Lebano, 76.. Эти сообщества, с одной стороны, гомогенизировались как некий условный Восток или просто условный Незапад, а с другой стороны — трактовались как разобщенные категории внутри этого ярлыка.

Как бы то ни было, таким образом — достаточно произвольно и с благословения Франции — были сформированы границы государства Ливан. Я называю эти границы достаточно произвольными, потому что в их начертании сыграла роль вышеупомянутая сложная гомогенизация: некоторые части бывшей Османской Сирии присоединили к территории Ливана, причем несколько деревень буквально разделили надвое, не задумываясь о последствиях. В конце концов, всюду на «Ближнем Востоке» жили некие восточные люди, которых долгое время объединяло османское подданство. А то, что они разные, не имело значения: Франция обещала защитить права всех религиозных меньшинстввсех религиозных меньшинств См. A History of Modern Lebanon, 76.. Следует также заметить, что соглашение Сайкса — Пико не дало Франции возможности сдержать обещание о создании панарабского государства на Аравийском полуострове, данное ее представителями эмиру Багдада Фейсалу, который стремился сгладить конфликты между шиитами и суннитами. Это только сильнее усложнило переплетение «восточности» и «западности» в Ливане, положив начало затяжному идеологическому конфликту между панарабистами и западниками.

Фотографии студии Феликса Бонфиса. Улицы Баальбека. Ливан, XIX век
1/184, 1/186s / The E.W. Blatchford Collection / American University of Beirut

100500 идентичностей

Вышеупомянутый конфликт между панарабистами и западниками, а также последующее постепенное разделение Ливана и его политической культуры на различные, теперь уже новые и многочисленные сферы политического, финансового и культурного влияния разных стран — важные, масштабные и значимые темы. Но даже они являются лишь частью куда более обширной, почти необъятной проблематики — ливанских идентичностей в широком смысле слова. Возможно, это почти клише, но Ливан — очень многогранная и неоднородная страна. Чтобы продемонстрировать эту пеструю сложность, не прибегая к банальностям о восемнадцати различных конфессиях и о том, как в Ливане можно в один и тот же день с утра покататься на лыжах, а вечером полежать на пляже, я хотела бы рассмотреть три ливанские идентичности, сплетающие «Восток» и «Запад»: архитектурно-урбанистическую идентичность Бейрута, идентичность политической культуры и лингвистическую идентичность ливанского населения.

Город

Возможно, самый наглядный пример пересечения и смешения условных Востока и Запада в Ливане — идентичность его столицы. В XIX веке Бейрут имел вид типичного «восточного» города, организованного вокруг рынков с фонтанами и кофейнями. В таком общественном пространстве жители могли не только купить продукты или другие товары, но и совершить омовение перед молитвой в близлежащей мечети (и для этого тоже были нужны фонтаны), а также убить время в кофейне за разговорами, чтением газет или игрой в нарды. От рынков лучами расходились узкие жилые улицыузкие жилые улицыСм. об этом Nadine Hindi, «Narrating Beirut Public Spaces Westernization: An Urban Perspective from the Late 19th Century” in Mediterannée, 131/2020..

Несмотря на то что официально французский мандат вступил в силу в Ливане после Первой мировой, Франция ввела войска в османский Бейрут еще в 1860 году, после междоусобной войны в эмирате Горный ЛиванГорный ЛиванОсманская империя, против которой в XIX веке в Ливане также поднимались восстания, позволила контингенту в 12 000 европейских солдат прибыть в Ливан. . Европейское присутствие уже тогда начало влиять на город, и этому только способствовало желание Османской империи модернизировать и вестернизировать свои города, соединив их, например, железной дорогой, наладив почтовую и телеграфную связь и учредив санитарно-эпидемические службы. В Бейруте среди прочего роль сыграло присутствие французских войск и медиков, подтолкнувших османских чиновников-градостроителей к расширению городских улиц. Рынки при этом были закрыты для «улучшения санитарных условий» и обеспечения якобы более эффективной вентиляции. Французский мандат усилил эту тенденцию: улицы становились шире и прямее, исчезали рыночные пространства и даже просто площади, на которых разворачивались какие-либо общественные взаимодействия. По сути, с точки зрения урбанистики, «восточный» характер Бейрута едва ли сохранился, особенно по сравнению с историческим центром таких городов, как ливанская Сайда или Дамаск до гражданской войны, где все еще сохранились рынки с ведущими от них узкими улицами. Вместе с тем здания в этом «вестернизирующемся» городе, уже становящимся «Левантийским Парижем», все еще строились в условно «восточном» стиле — с легко узнаваемыми большими тройными окнами под тремя стрельчатыми арками и просторной центральной комнатой. Теперь, правда, под западным влиянием эти дома все чаще становились многоэтажными — и вносили свой вклад в формирование ливанской архитектуры модерналиванской архитектуры модернаСм. Robert Saliba, «The Genesis of Modern Architecture in Beirut, 1840-1940” in Architecture Re-introduced: New Projects in Societies in Change, edited by Jamal Abed (Geneva: The Aga Khan Award for Architecture, 2004). Также доступно на Archnet..

После гражданской войны, в 1990-е годы, подобная вестернизация поневоле повторилась, но при совершенно других обстоятельствах и по другим причинам. Бизнесмен и политик Рафик Харири создал акционерное общество Solidere, наделенное государством полномочиями экспроприации и выкупившее землю у ее владельцев для «восстановления» центра города. И он был «восстановлен» — в еще более вестернизованном, восточно-западном стиле. Теперь тут были высотные здания, построенные под запредельно дорогие для среднестатистического жителя офисы, а также люксовые отели, рестораны и магазины европейских модных домов. Ливанцы поняли достаточно быстро: «красивенький» центральный квартал строился не для них. И живым он так и не стал. Сейчас, после множества терактов, после демонстраций против коррупции, после взрыва 4 августа в порту Бейрута, некоторые дороги в этом квартале перекрыты и почти повсюду стоят служащие вооруженных сил, но даже до этих событий центр города больше походил на красивые декорации, макет того слияния Запада и Востока, которого Ливан достиг — то ли в реальности, то ли в фантазиях своих граждан.

Фотографии студий Феликса Бонфиса и Танкреда Дюма. Сосны недалеко от Бейрута. Ливан, XIX век
1/201s / The E.W. Blatchford Collection / American University of Beirut; 1982.1153.15, The Metropolitan Museum of Art

Политическая культура

Когда разговор заходит о богатстве культуры Ливана и многоголосии его идентичностей, жителям на ум приходит культура политическая и связи с зарубежьем их экономически и политически зависимой страны. Крохотный размер и значительное культурное разнообразие Ливана привело к тому, что уже с момента его создания различные группы устремляли взоры за его границу для установления различного рода союзов. Памятуя об изначальном обещании французов основать панарабское государство на Аравийском полуострове, отдельные группы ливанцев возлагали надежды то на режим Гамаля Абдель Насера, программу которого в 1950-е в Ливане поддерживала часть мусульманских деятелей и основанная друзами Прогрессивная социалистическая партия, то на объединение с Сирией, за которое выступала в 1960-е годы Сирийская социальная националистическая партия, действующая также и в Ливанедействующая также и в ЛиванеRobert G. Rabil, «The Confessional System Between Lebanonism and Pan-Arabism” in Religion, National Identity, and Confessional Politics in Lebanon (London: 2011), 17-29.. Эти надежды, впрочем, то вспыхивали, то угасали по мере того, как геополитическая расстановка сил менялась и различные идеологические и конфессиональные группы Ливана балансировали ради политического и физического выживания.

Христиане-марониты же, считающие, что заложили основу государственности Ливана, видели в таких идеях предательство его исключительной «западности». Ливанцы, согласно их мнению, — это финикийцы, Ливан — убежище для религиозных этнических меньшинств, а панарабизм — лишь идеологическая иллюзия, которая обрекла бы на крах уникальную идентичность страны. Чтобы сохранить потенциально угнетаемую «финикийскую» идентичность, следует для противостояния панарабизму укреплять культурные и геополитические связи с европейскими странами и стать некой особой зоной, мостиком между Востоком и Западом — не вполне европейским, но уж точно не арабским. Эти вопиющие разобщенность и напряжение вокруг внешнего и внутреннего курса, который, по мнению различных политических игроков, должна держать страна, вкупе с началом экономических проблем и общим фоном геополитических конфликтов региона в конце концов привели к гражданской войне, еще сильнее подорвавшей независимость Ливана. Чтобы остановить боевые действия, в конфликт напрямую вмешалась Сирия, введя войска и сделав вмешательство других стран лишь более желанным и ожидаемым как для них самих, так и для некоторых партий в Ливане. На фоне этих событий мусульмане-шииты, как преследуемое некогда меньшинство, ищущее гарантов своего выживания, также вступили в опасную геополитическую связь с Ираном, государством шиитского большинства.

С тех пор пирог под названием Ливан делится еще более лихо, а его геополитическая и экономическая зависимость стала катастрофической — в ней роли играют Европа, Россия, Иран, Турция, Саудовская Аравия и страны Персидского залива, ну и, конечно же, США. Многие из этих стран оказывают финансовую помощь Ливану, что выливается главным образом только в финансирование коррупции имеющегося режима. Политическая система Ливана располагает к этому: по сути она основана на квазифеодальных кланах, поколениями удерживающих власть и распиливающих государственные финансы при содействии своих союзников и сторонников. Присваивая помощь от той или иной страны, власть имущие поддерживают ту или иную политическую ориентацию так, что «Восток» или «Запад» перестают быть определенными категориями или даже направлениями, а становятся утилитарными ситуативными ярлыками, зависящими от геополитики.

Вверху: Фотография студии Феликса Бонфиса. Железная дорога через хребет, XIX век
Внизу: Фотографии той же студии. Вид на монастыри маронитской католической церкови в долине Кадиша. Источник Nab’el Laban. Ливан, XIX век
LSH 104293, Hallwyl Museum; 1/231, 1/232 / The E.W. Blatchford Collection / American University of Beirut

Язык

Ливан — это сочетание условно западного и условно восточного даже в области языка. Повсеместно в арабском мире распространена диглоссия. Классический арабский — язык, на котором написан Коран, — оказался по религиозным причинам законсервированным. Он претерпел минимум изменений с VII века и стал современным литературным арабским, на котором пишут книги, читают новости и заполняют официальные анкеты. Параллельно с этим литературным языком существует множество разговорных диалектов. Таким образом, язык, на котором с детства говорят ливанцы, — это не стандартный литературный арабский, а особый диалект, к тому же с локальными вариациями. Благодаря этому те жители Ливана, которые считают себя финикийцами, утверждают, что этот диалект — отдельный язык, произошедший от неоарамейского. В качестве аргумента они приводят некоторые заимствования из арамейского — часто очень простые повседневные слова, такие как «дом» (bayt), «мужик» (zalameh), «женщина» (mara). Подобные этимологии сомнительны как минимум в некоторых случаях, но с этими откровенно эссенциалистскими идеями заигрывают даже такие известные и уважаемые ливанцы, как Нассим Талеб, автор книги «Черный лебедь» и ярый поборник ливанской исключительности.

Возможно, важнее для понимания ситуации с языками в Ливане исторический факт: во второй половине XIX века протестантские миссионеры из США и французские иезуиты основали в стране два старейших и лучших его университета, обучение в которых велось и до сих пор ведется на английском и французском соответственно. Школьное образование в Ливане основано на французском бакалавриате — международной системе, где первому иностранному языку уделяется значительное внимание. В ливанской версии этой системы естественно-научные предметы преподаются только на иностранном языке, а гуманитарные — на арабском. В стране, где спросом пользуется исключительно техническое и естественно-научное образование, это приводит к огромной важности иностранного языка в ущерб родному. Такая важность иностранных языков вкупе с диглоссией постепенно привела к тому, что в образованных кругах французский, который уже долгое время преподается в школах на высоком уровне, и английский (с недавних пор) стали почти родными языками — теми, на которых удобнее общаться некоторым ливанцам. Это приводит к откровенно плохому знанию родного языка и к тому, что многие люди живут западным языком. Здесь также проявляются классовые различия, но не всегда и не везде. Конечно же, преподавание иностранных языков сильнее всего в некоторых дорогих и престижных частных школах, но это меняется со временем: даже в отдаленных деревнях все больше людей, сносно говорящих на иностранном, при этом с трудом — на литературном арабском. Западный язык становится фактически своим.

Слева: Фотография неизвестного автора. Один из храмов Баальбека. Ливан, XIX век
Справа: Фотография неизвестного автора. Скала голубей в Бейруте. Ливан, XIX век
1/182, 1/190 / The E.W. Blatchford Collection / American University of Beirut

Финикийцы, которых нет, и не пойми чей эмират

Из моего анализа восточных и западных элементов ливанской жизни следует, пожалуй, только одно: идентичности Ливана очень текучи и многочисленны как из-за изначального существования множества идентичностей на небольшой территории, так и по геополитическим причинам. В качестве иллюстраций можно привести несколько наглядных примеров. Панарабское государство, к которому стремятся определенные политические группы, для одних должно быть секулярным и социалистическим (или национал-социалистическим), а для других — исламской уммой и халифатом. Другим примером может послужить иммиграция: в связи с огромным масштабом ливанской диаспоры, члены которой периодически на время или навсегда возвращаются в Ливан, в стране много людей со сложносоставной идентичностью. Среди моих знакомых — большое количество ливанцев, чьи семьи много лет жили за границей и вернулись, а также палестинцы и армяне, выросшие в Ливане и затем долго жившие в Европе или США. Различные элементы идентичностей этих людей перформативны и проявляются в разной мере в разное время: они могут выступать против политики Государства Израиль или нарратива отрицания геноцида армян; искренне поддерживать институты гражданского общества в Ливане из-за ощущения, что это их дом; искреннее сомневаться и отрицать, что это их дом (иногда в ответ на осуждение их чужеродности со стороны соотечественников); иметь определенный внешний вид и хобби (носить определенную одежду и аксессуары, увлекаться традиционными народными искусствами или же «западными» занятиями вроде регби или фламенко).

Люди, культурно связанные с различными странами и общинами внутри Ливана (а таковых множество), также имеют сразу несколько позиций, из которых оценивают происходящее вокруг. Они смотрят на вещи одновременно — или не вполне: как верная палестинскому вопросу дочь беженцев и как талантливая литературоведка, вынужденная изучать арабскую литературу на Западе и не до конца понимающая, как совмещать традиции исторической родины и западной жизни; как армянка, любящая Ливан и одновременно стремящаяся уехать в Армению из-за ощущения инородности среды, несмотря на попытки искренне построить гражданское общество в чужой стране; как получивший образование и работающий в США химик, также искренне верящий в арабское государство и осуждающий внешнюю политику США.

Второе и третье поколения иммигрантов из ливанской диаспоры вырастают на Западе, и хотя многие из них стараются вступить в брак с ливанцами и создать ливанские семьи, но это удается далеко не всегда. Когда представители новых поколений возвращаются на родину, они сталкиваются со значительным разрывом между их жизненными выборами и выборами людей из окружающей среды, на которую они сами затем влияют. Как пример: сейчас в частных университетах Ливана чувствуется влияние феминисток и активистов ЛГБТ. Проводятся лекции, обсуждения, акции. При этом «западная» гендерная повестка воспринимается среди студентов как явно пришедшая с Запада, но не обязательно как нечто чужое, так как эти идеи в ливанское пространство приносят сами ливанцы. Так вовлеченность большинства ливанцев в сложные сети «Запада» и «Востока» усложняет использование этих категорий, размывает их, лишает и той сомнительной полезности, которой они обладали изначально. Тем не менее для «Запада» Ливан всегда остается «Востоком», и все эти сложные чаяния, наследие и зависимости оказываются в лучшем случае источником яркой, особой идентичности, а в худшем — иллюзией, приводящей к дискриминации и превознесению себя как якобы Других.

О родстве топонимов Сирия и Ассирия.

Статуя бога грозы с Чинекёйской надписью

В продолжение рассказа о происхождении названий Сирия и Ассирия.

Для интересующихся вопросом представляю вниманию мой перевод статьи из англоязычной википедии с некоторыми пояснениями.

Название «Сирия» со времён Римской империи относится к региону Сирия . Это латинизированная форма индо-анатолийского, а затем и греческого слова Συρία (Сурия). В историческом и этимологическом плане современный научный мейнстрим признаёт происхождение этого слова от слов Ασσυρία, Assuria/Assyria (Ассурия), в свою очередь восходящих к аккадскому Aššur (Ашшур) или Aššūrāyu (Ашшурайю), то есть к названию страны Ассирия, располагавшейся в Верхней Месопотамии (современные Северный Ирак, юго – восточная Турция и северо – восточная часть Сирийской Арабской Республики).

Использование названия.

Название Сирия в его индо – анатолийской форме Сурия впервые фиксируется во времена Новоассирийского царства (935 – 605 годы до н.э.) и относится к собственно исторической Ассирии, а не к Леванту, известному в те времена как Арам (Арамея), Эбер – Нари и Финикия.

«Отец истории» Геродот, живший в V веке до н.э., утверждал, что те, кого греки называли сирийцами, сами себя (а также их соседи на Ближнем Востоке) именовали ассирийцами. Однако для Геродота сирийцами являлись, прежде всего, жители Леванта. Современный исследователь Рандольф Хельм подчёркивает, что древнегреческий историк никогда не называет Сирией Месопотамский регион Ассирии, но всегда именует его «Ассирией».

Вообще, у греков термины Сирия и Ассирия являлись взаимозаменяемыми и синонимичными применительно к территории бывшей Ассирийской империи.

Во времена империи Селевкидов (312 – 150 годы до н.э.) название Сирия употреблялось не только применительно к месопотамской Ассирии, но и к землям Леванта, ранее, как было сказано выше, называвшихся Арамея и Эбер – Нари. Это привело к тому, что и ассирийцев северной Месопотамии, и арамеев и финикийцев в эллинистическом мире знали под собирательным названием «сирийцы».

Но на Востоке месопотамская Ассирия по прежнему была известна как Атура / Ассирия / Асуристан.

Во времена Римской империи «Сирия» и «Ассирия» приобрели гораздо более определённые географические очертания. Сирией именовали область, расположенную между Малой Азией (Asia Minor) и Египтом, то бишь Западный Левант, в то время как месопотамская Ассирия входила в состав Персидской империи и была известна как Атура. Перейдя на короткий период под власть Рима Атура стала называться провинция Ассирия (Provincia Assyria).

На карте можно увидеть римские провинции Сирия и Ассирия.

Связь между названиями Сирия и Ассирия.

Современное научное сообществе в общем и целом поддерживает всегда доминировавшую (и в прошлом и в настоящем времени) точку зрения о происхождении термина Сирия от Ассирия. В прошлые времена этой точки зрения придерживались такие учёные как Геродот, Юстин, антиохийский патриарх Михаил Великий и Джон Селден.

Сомнения в синонимичности двух терминов начали появляться в научной среде только в XIX веке, например, с лёгкой руки Эрнеста Ренана. С другой стороны немецкий ориенталист Теодор Нёльдке придерживался противоположной точки зрения, опираясь на теорию Джон Селдена, полагавшего, что ассирийцы произошли от Иокшана, сына библейского патриарха Авраама.

Альтернативные версии происхождения названия Сирия:

1. От топонима Субарту

2. От хурритского топонима Śu-ri, Ṣūr (Сури или Сур – финикийское название города Тир).

3. Сирия была также известна под названием Ḫrw (Хрв), Ḫuru (Хуру) применительно к хурритам (контролировавшим страну до арамейского вторжения) в Амарнский период Египта, и как אֲרָם, ʾĂrām (Арам) в Еврейской Библии (Ветхом Завете). Религиовед и мормонский апологет Джон Тведтнес (J. A. Tvedtnes) высказал предположение о происхождении греческого топонима Сурия из языка коптов, в котором в свою очередь произошла трансформация Хрв в Сури. Согласно гипотезе Тведтнеса термин родом из линвистически изолированной (не испытавшей влияний иных языков) хурритской языковой среды и не может быть связан с топонимом Ашур. Гипотезу Тведтнеса опроверг в 1992 году американский иранист Ричард Фрай.

4. От топонима Сирион – так жители города Сидон в древности именовали горный массив Хермон.

Часть чинекёйской надписи.

Точки над I расставила находка археологов. В 1997 в местечке Чинекёй в Турции (округ Адана) была найдена статуя бога грозы с двуязычной, лувийской иероглифической и финикийской надписями на постаменте. Надпись принадлежит Варикасу, царю страны Хиява, который упоминается в надписи Азативады и в ассирийских документах VIII в. до н.э. под именем царя расположенной в Киликии страны Куэ Урикки (надписи Тиглатпаласара III и Саргона). В тексте надписи царь Варикас (Урикки) повествует о своём родстве с правителями Ассирийской империи. В тексте лувийской надписи Ассирия именуется su-ra/i (сураи), в финикийском тексте ʾšr (шр) то есть ашур.

Эта находка, по словам немецкого ориенталиста Роберта Роллингера «разрешила проблему раз и навсегда».

Подробнее про чинекёйскую надпись можно почитать (на английском языке) по ссылкам:

Имеется ввиду так называемая Великая Сирия, включающая в себя территории таких современных государств как Сирийская Арабская Республика, Ливан, Иордания и Израиль. Этот регион более известен как Левант (или Шам в исламской традиции).

Страна, упоминаемая в аккадских и ассирийских текстах. Находилась на реке Тигр, к северу от Вавилонии. Название страны также имеет форму Субари в документах из Амарнского архива или Šbr в угаритских надписях. Теперь историки признают, что Субарту – раннее наименование той же Ассирии.

Площадь Сирии — древнейшего ассирийского государства

Древнее ассирийское государство с богатейшей историей, уникальной архитектурой, где рядом с античными руинами уживаются действующие мечети, хаммамы и средневековые рынки – это все Сирия, уникальная и удивительная ближневосточная страна, омываемая водами Средиземного, Кипрского, Левантийского морей и соседствующая с Турцией, Ливаном, Иорданией, Ираком и Израилем. площадь сирии

Несмотря на многовековую историю этих мест, современная государственность сегодняшней Сирии едва насчитывает 70 лет. Но не об этом пойдет речь в статье. Нам предстоит познакомиться с географией и древней историей государства, узнать, какова площадь Сирии в тыс. км2, каковы особенности ландшафта этой страны.

Знакомство

С четвертого тысячелетия до н.э. эти благословенные земли стали заселяться постоянными поселенцами. Сменялись века, государства формировались, расцветали, умирали, образовывались новые, и площадь Сирии никогда не пустовала. Превосходный климат с теплой мягкой зимой и солнечным, но не изнуряюще знойным летом всегда привлекателен. Комфортная мягкая сухая погода стоит здесь на протяжении всего года. Лишь с ноября по март с наступлением зимы проливаются редкие дожди небольшой продолжительности. Зимние температуры +7-9˚С, летом – 25-30˚С. Пустынные и горные районы удивляют туристов ночными холодами, зимой термометр часто показывает температуру ниже нуля.площадь сирии в тыс км2

Удачное расположение страны, включающее и узкую прибрежную равнину с береговой линией протяженностью 183 км, и обширные пустынные плато, и горы, защищающие от западных суховеев, словно специально созданы для жизни людей. Поэтому столица страны Дамаск, существующая не одно тысячелетие, является одним из древнейших городов на Земле, постоянно и плотно заселенных. Сегодня, по официальным данным, в нем проживают примерно 2 миллиона человек.

Историческая справка

Эти древние земли, занимаемые Сирией, повидали немало государств, в разное время расцветавших здесь. После заката египетского владычества на берегах Евфрата образовалось государство Эбла, завоеванное впоследствии Аккадом. Затем на этой территории возникало множество мелких государств, только с 661 года в регионе установился ислам, и Дамаск стал официальной столицей знаменитого Арабского халифата. Площадь Сирии в тыс. км2 менялась с течением времени.

В Средние века в регионе правили крестоносцы. Их государства в 15-м веке завоевали и разграбили войска Тамерлана, и с этого времени Сирия стала составляющей частью Османской империи. Независимой страна стала лишь после окончания 2-й Мировой войны в 1946 году. Основанный около 5 тысяч лет назад, сегодня Дамаск – главный город страны, полное название которой Сирийская Арабская Республика. Официальный государственный язык — арабский. Площадь Сирии составляет более 185,2 тыс. км2. По этому показателю государство находится на 87-м месте в современном мире.

Сирия: площадь и население

По данным 2015 года, населяют страну 18,5 млн человек. Сельские жители составляют 46% от общего населения, но отсутствие стабильности в стране сегодня не позволяет это точно утверждать. Более 70% населения исповедуют ислам, христиан в Сирии около 10%.сирия площадь и население

Несмотря на преимущественное большинство арабского населения, среди жителей страны есть курды (9%), армяне (2%), ассирийцы (0,3%), представители кавказских национальностей (0,3%).

Ландшафт

Площадь Сирии весьма внушительна, а рельеф местностей разнообразен: горные ландшафты сменяются равнинными реками. Легендарные Тигр и Евфрат протекают по всей ее территории. Длина Евфрата составляет 680 км. Водные артерии страны — это не только крупные, но и исторически знаменитые реки.

На оккупированных сегодня Израилем Голландских высотах на отметке 2814 м над уровнем моря находится гора Хермон. Озеро редкой красоты Аль-Асад – самый большой в стране водоем, занимающий почти 675 квадратных км.

Города и история

Арабская Республика обладает удивительными, почти сказочными достопримечательностями. Площадь Сирии вмещает огромный пласт истории, продолжающей жить в памятниках и сооружениях. Огромно наследие предыдущих цивилизаций, каждая из которых оставила следы своего былого могущества. Эти земли были свидетелями славы Александра Македонского, завоеваний Тамерлана, храбрости Саладдина.какая площадь сирии

Дамаск – древнейшая из столиц мира, возникшая на пересечении торговых путей и ставшая центром средиземноморской восточной торговли. К югу от столицы находится город Босра, выстроенный из черного базальта. Достопримечательностью города является римский театр, превращенный в неприступную цитадель.

Второй после Дамаска сирийский город Алеппо знаменит не только удивительными историческими памятниками, но и тем, что населен он преимущественно христианами.

Перечислить все чудеса этих уникальных земель невозможно. Не имеет большого значения, какая площадь Сирии, важно лишь то, что почти вся она представляет собой настоящий музей под открытым небом.

Сирия карта на русском языке. Столица Сирии, флаг, история страны. Где находится Сирия на карте мира

СИРИЯ

(Сирийская Арабская Республика)

Общие сведения

Географическое положение. Сирия — государство в Западной Азии, раскинувшееся от Средиземного моря на западе до Ирака на востоке в центре древних торговых путей между Европой, Азией и Африкой. На севере страна граничит с Турцией, на юге — с Иорданией, на западе — с Ливаном и Израилем (Голанские высоты). Протяженность средиземноморского побережья — 180 км.

Площадь. Территория Сирии занимает 185 200 кв. км.

Главные города, административное деление. Столица Сирии — Дамаск. Крупнейшие города: Дамаск (1 500 тыс. чел.), Халеб (1 500 тыс. чел.), Хомс (580 тыс. чел.), Аль-Ладхимия (300 тыс. чел.). Административно-территориальное деление страны: 13 мухафаз (губернаторств) и приравненный к ним муниципалитет Дамаска.

Государственный строй

Сирия — республика. Глава государства — президент. Глава правительства — премьер-министр. Законодательный орган—однопалатный Народный совет.

Природа

Рельеф. Большая часть Сирии — это пустынное плато с невысокими горами, понижающееся с запада на восток. На западе тянутся два горных массива, образующие горы Джебель-Ансария (высота до 1 562 м) вдоль средиземноморского побережья, горы Курд-Даг, Джебель-Завия, Антиливан (высота до 2 814 м) и Джебель-Эль-Шейх (арабское название горной гряды Хермон, большая часть которой теперь находится на территории Израиля). На юге Сирии поднимается черный базальтовый массив Джебель-Друз. Приморская низменность с вечнозеленой растительностью и роскошными пляжами имеет ширину 10—20 км. Купаться в теплом море можно почти круглый год. Восток страны представляет холмистую степь, полупустыню и пустынюс редкими оазисами. Северо-восточную часть занимает пустыня Джезире.

Геологическое строение и полезные ископаемые. Недра страны содержат запасы нефти, фосфатов, марганца, хрома.

Климат. Климат на побережье—субтропический средиземноморский, с влажной мягкой зимой (средняя температура января + 12°С) и сухим летом со средней температурой +26°С. В горах холоднее, зимой выпадает снег. Во внутренних районах климат сухой континентальный, для него характерны большие сезонные и суточные перепады температуры, например, зимой температура может меняться от+10°С ночью до +20°С днем, а летом максимальная температура достигают +45°С, +50°С.

Внутренние воды. С северо-запада на юго-восток на протяжении 680 км через Сирию течет река Евфрат. В древности чуть южнее, в Двуречье (или Междуречье, между Евфратом и Тигром), зародилась древнейшая земная цивилизация. Через страну, протекает еще одна полноводная река—Оронт, длиной 570 км, на территории Сирии — 325 км.

Почвы и растительность. Склоны гор покрыты лесами (дуб, сосна, кипарис, лавр), занимающими около 3% территории страны. С увеличением высоты леса переходят в альпийские луга. Из деревьев также встречаются тополь, тамариск, каштан и эвкалипт. Пальмы можно увидеть в оазисе Пальмира.

Животный мир. Животный мир Сирии довольно беден. Из хищников можно назвать пантеру, шакала, полосатую гиену. Водятся антилопы, газели, онагры (дикие ослы). Много пресмыкающихся и грызунов.

Население и язык

Население страны составляетпримерно 13,5 млн. человек: от 80% до 90% (по разным источникам) — арабы. Бедуинов около 100 тыс. человек. Национальные меньшинства представлены курдами, армянами, турками и черкесами. Государственный язык—арабский (сирийский диалект). В Алеппо и других больших городах говорят по-армянски, в некоторых деревнях восточнее Евфрата—по-турецки. В двух-трех деревнях до наших дней сохранился язык Библии — арамейский. Местные жители понимают английский язык, старшее поколение—французский.

Вероисповедание

Господствующая религия в Сирии — ислам. Из 82% мусульман сунниты составляют 68%, шииты — 14%. Шииты разделяются на несколько сект: алавиты (нусайриты) — 11,5%, исмаилиты — 1,5%. Около 3% составляют друзы.

Краткий исторический очерк

Около 800 тысяч лет назад из Африки пришли в Сирию первобытные люди. На территории Сирии раскопано около полусотни древних поселений. В Ситт Марко, Рас-Шамре и Латамне найдены предметы раннего палеолита, в пещерах Дедерия найдены древнейшие останки человека периода среднего палеолита (мезолита). Английский археолог Леонард Вуллей в 1927—1928 гг. раскопал город Ур на Евфрате, легендарную родину праотца Авраама. Обнаруженные им царские гробницы дали богатейшую информацию о жизни шумеров, о их похоронных обрядах. Но самое поразительное открытие состояло в том, что под культурным слоем с остатками гробниц оказался абсолютно чистый слой глины около двух с половиной метров толщиной. Был сделан единственно возможный вывод: в древнем Шумере произошло невиданное наводнение. Возможно, реальный потоп, описанный в более древнем, чем Библия, «Сказании о Гильгамеше», обнаруженном на глиняных клинописных табличках, послужил основанием для библейского рассказа о Всемирном Потопе. На глиняных табличках были расшифрованы и списки древних царей, и тексты договоров и законов. Археологические раскопки и расшифрованные тексты доказали: в IV тысячелетии до н. э. в долине Евфрата и, в частности, на территории современной Сирии жили племена ханаанеян (амореев). В конце III — начале II тысячелетия до н. э. в регионе возникли ранние рабовладельческие государства.

В XVI—XIV вв. до н. э. на территории Сирии шли почти непрерывные войны. Сирию поочередно завоевывали египтяне, империя Митанни (контролировавшая Джезиру), хетты, затем арамеи, к I тысячелетию до н. э. распространившие свое влияние почти на всю Юго-Западную Азию. Хетты, империя которых была разрушена около 1200 г. до н. э., были вытеснены в Северную Сирию и долину Верхнего Евфрата и создали там новые хеттские царства с центрами в Алеппо, Каркемише, Хаме, Арпаде. В начале X в. до н. э. на территории Сирии возникло арамейское Дамасское царство, с VIII в. входившее в состав Ассирии (примерно с IX в. до н. э.), затем Нововавилонского (в VII в. до н. э.), древнеперсидского царства Ахеменидов (до 333 г. до н. э.) и эллинистического государства Селевкидов. Еще одно арамейское царство, созданное в Хаме, также было покорено Ассирией в IX в. В 333 г. до н. э. в Северной Сирии войска Александра Македонского разбили огромную армию персидского царя Дария III. После смерти великого полководца империя была поделена. Восток достался полководцу Александра Селевку Никатору (основателю династии Селевкидов). Греки основали в Сирии города Антиохию, Аламею, Дура-Европос.

В 64 г. до н. э. римляне сокрушили Пальмирское царство, простиравшееся от Египта до Малой Азии и занимавшее значительную часть современной Сирии. Антиохия стала столицей новой римской провинции. ВIV—VII вв. н. э. Сирия была процветающей провинцией Византийской империи. ВIV—V вв. строились христианские церкви, возникали новые богатые города. В 532 г. Сирия испытала нашествие персов, а после войны византийцев и персов-Сасанидов 603 г., в 611 г. в страну снова хлынули персы, окончательно изгнанные из Сирии в 627 г. Когда в 636 г. арабы разгромили византийцев при Йармуке, сдался Дамаск. В 639 г. были захвачены Алеппо, Антиохия и Латакия, а затем и вся страна.

В 661 г. Муавия, арабский наместник в Сирии и основатель династии Омейядов, захватил власть и перенес столицу в Дамаск. До 750 г. Дамаск оставался столицей халифата Омейядов. Именно в этот период распространился арабский язык, большая часть населения приняла ислам и зародилось исламское искусство. В 750 г. сторонники Абу аль-Аббаса, положившего начало династии Аббасидов, свергли династию Омейядов. В 762 г. столицу Арабского халифата перенесли в Багдад, и роль Сирии заметно уменьшилась. В 868 г. Ахмад ибн-Тулун (основатель династии Тулунидов), правитель Египта, завоевал Сирию. В 934 г. Дамаск, как и Египет, перешел в руки династии Икшидов, вскоре изгнанных из Северной Сирии на юг страны и в Египет арабской династией Хамданидов (впоследствии Фатимидов). До 975 г. Хамданиды правили и в Алеппо, пока не были изгнаны византийским императором Иоанном I Цимисхием.

В X—XI вв. значительную часть страны захватили турки-сельджуки. XI—XIII вв. — эпоха крестовых походов. В 1097—1098 гг. крестоносцы осадили и взяли Антиохию, а затем основали Антиохийское княжество — одно из многих княжеств и королевств (в том числе и Иерусалимского), основанных крестоносцами на Востоке. С тех времен на территории Сирии остались довольно хорошо сохранившиеся замки и крепости рыцарей-крестоносцев. Власть крестоносцев не была устойчивой. В 1173 г. Салах-ад-Дин (известный в Европе как Саладин) захватил Дамаск и объединил Египет и Сирию, положив начало правлению династии Айюбидов. В 1187 г. в битве при Хаттине он захватил Иерусалим. С 1265 г. крестоносцев начинают вытеснять с Востока. В1268 г. султан Бейбарс овладел Яффой в Палестине и Антиохией в Сирии. В 1271 г. пала крепость Крестоносцев, в 1285 г. — крепость Маркаба, в 1303 г. — остров Аруад — последний оплот крестоносцев в Сирии.

С XIII в. до начала XVI в. Сирией правили египетские мамлюки — воины египетских султанов, набиравшиеся из рабов тюркского происхождения, а в 1250 г. захватившие власть в Египте и правившие Египтом и Сирией до турецкого завоевания в 1517 г. В 1400 г. Сирия испытала нашествие монголов, в 1401 г. войска Тамерлана захватили и сожгли Дамаск, истребили его жителей. В 1453 г. турки захватили Константинополь, закрепив свою победу над Византией и быстро завоевав Юго-Западную Азию. В 1516 г. при Селиме I турки захватили Египет и Сирию, и до 1918 г. Сирия входила в состав Османской империи (по имени Османа—создателя эмирата, а затем империи). Самые значительные события этого периода: 1812г. — восстание янычар, которым удалось взять Дамаск и Алеппо; 1860 г. — истребление христиан в Дамаске. Во время Первой мировой войны Турция и, следовательно, вся Османская империя была союзницей Германии. Для изгнания турецких войск с территории Юго-Западной Азии шейх Фейсал объединился с английскими и французскими войсками. В 1917 г. Фейсал вступил в Дамаск, а в 1920 г. основал арабское королевство.

После поражения Германии и ее союзницы Османской империи в Первой мировой войне Лига Наций в 1920 г. выдала Франции мандат на управление Сирией. Французское правление ознаменовалось многочисленными восстаниями, самым мощным из которых было восстание друзов в 1925 г., закончившееся бомбардировкой захваченного восставшими Дамаска. Летом 1941 г. в Сирию вошли английские, французские и иорданские войска, чтобы свергнуть профашистский режим. В результате мощного национально-освободительного движения французские военные власти в ноябре 1941 г. были вынуждены признать независимость Сирии. В 1943 г. было сформировано первое национальное правительство, а 17 апреля 1946 г. из страны были выведены все иностранные войска. С 1945 по 1954 г. в Сирии произошло несколько государственных переворотов. Переворот генерала Займа произошел после первой арабо-израильской войны 1948 г. (которую в Израиле называют войной за Независимость).

В феврале 1958 г. Сирия и Египет объединились в Объединенную Арабскую Республику (ОАР), президентом которой стал президент Египта Насер, но в 1962 г. Сирия вышла из союза и стала самостоятельной Сирийской Арабской Республикой (САР). Главой республики является президент, законодательная власть в стране принадлежит парламенту. В 1963 г. к власти пришла партия Баас, девизом которой были слова «Единство—Свобода—Социализм». Последующий период ознаменован сближением с Советским Союзом, национализацией многих секторов промышленности. В1967 г. в ходе Шестидневной войны с Израилем Сирия потеряла Голанские высоты. В 1970 г. к власти пришел генерал Хафез аль-Асад, бывший ранее министром обороны и объединивший несколько политических партий в Прогрессивный национальный фронт. Остальные партии были запрещены. В 1992 г. он был в четвертый раз избран президентом на семь лет практически единогласно. Период правления Асада, несомненно внесший стабильность в жизнь страны, был омрачен еще одной арабо-израильской войной—Войной Судного дня, в результате которой не только не удалось вернуть Голаны, но израильская армия оказалась в 40 км от Дамаска, и Сирия понесла серьезный экономический урон.

Краткий экономический очерк

Сирия — аграрно-индустриальная страна. Возделывают зерновые и зернобобовые, технические (хлопчатник, сахарная свекла и тростник, табак) культуры. Плодоводство, овощеводство, виноградарство, бахчеводство, оливковые рощи. Экстенсивное животноводство. Рыболовство. Добыча нефти, фосфатов, соли. Текстильная и пищевкусовая промышленность. Химические, кожевенно-обувные, нефтеперерабатывающие предприятия. Кустарные промыслы. Экспорт нефти, нефтепродуктов, хлопка, сельскохозяйственных продуктов, текстильных изделей.

Денежная единица — сирийский фунт.

Краткий очерк культуры

Искусство и архитектура. В условиях подъема национально-освободительного движения в Сирии зародилось новое искусство. О его направленности позволяют судить даже названия картин художников Фарида Кардуса «Пробуждение арабов» и Назема Джафари «Народы приветствуют единство арабов». Первые сирийские художники учились в Италии, Франции и Германии, с 1950 г. в Дамаске стали периодически проводиться художественные выставки, а в 1956 г. было основано «Сирийское общество искусства». Любимой темой реалиста Назема Джафари стал городской пейзаж Дамаска. Жанровые художники Махмуд Джалал («Крестьянка с соломенным подносом») и Нассир Шаур (портреты крестьянок) создали поэтичные и чистые образы сирийских женщин. Наим Исмаил в своем творчестве опирается на традиции средневековой миниатюры даже в произведениях на бытовые темы («Рынок», «Деревенская дорога» и др.). Некоторые из современных художников Сирии испытали и сильное влияние западноевропейского абстракционизма.

Сирия

Сирийская Арабская Республика.

Название страны происходит от наименования древнего государства — Ассирия.

Столица Сирии. Дамаск.

Площадь Сирии. 185200 км2.

Население Сирии. 16 700 тыс. чел.

Расположение Сирии. Сирия — государство в Западной Азии, растянувшееся от Средиземного моря до Ирака. На севере граничит с Турцией, на востоке — с Ираком, на юге — с Иорданией, на западе — с Ливаном и Израилем.

Административное деление Сирии. 13 мухафаз (губернаторств) и приравненный к ним муниципалитет Дамаск.

Форма правления Сирии. Республика.

Глава государства Сирия. Президент, избираемый сроком на 7 лет.

Высший законодательный орган Сирии. Народный совет (однопалатный парламент), срок полномочий которого 4 года.

Высший исполнительный орган Сирии. Правительство.

Крупные города Сирии. Халеб, Хомс, Латакия, Хама.

Государственный язык Сирии. Арабский.

Религия Сирии. 90% — мусульмане, 10% — христиане.

Этнический состав Сирии. 90% — арабы, 10% — курды, армяне.

Валюта Сирии. Сирийский фунт =100 пиастрам.

Климат Сирии. На побережье климат субтропический, средиземноморский, во внутренних районах — континентальный, сухой. Средние температуры января + 4—12 °С, июля + 26—33 СС. Осадков 100—300 мм, в горах до 1000 мм в год. В крупных оазисах климат более мягкий летом и более теплый зимой. Влажность во внутренних районах очень низкая, что помогает легче переносить жару.

Флора Сирии. Склоны гор покрыты лесами (дуб, сосна, кипарис, лавр), которые занимают до 3% территории страны, также встречаются тополь, тамариск, каштан, эвкалипт. По мере увеличения высоты леса переходят в альпийские луга. В оазисе Пальмира произрастают пальмы.

Фауна Сирии. Животный мир Сирии небогат. Обитают пантера, шакал, полосатая гиена. Водятся антилопы, газели, дикие ослы. В большом количестве встречаются пресмыкающиеся и грызуны.

Реки и озера Сирии. Крупнейшие реки — Евфрат, Оронт, среди озер — Хомс.

Достопримечательности Сирии. Национальный музей, мечеть Омейя-дов, дворец Халифов, мечеть Захария, Археологический музей, остатки замка крестоносцев Крака — исторические памятники столицы Сирии. Старый Дамаск включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Полезная информация для туристов

Завтрак подают рано, часто в 6 утра. Он представляет собой легкую трапезу из оливок, сыра, йогурта и турецкого кофе. Самым важным является обед, время которого назначено на 14.00, после него отдыхают. Начинается он с закусок, которые называют mezze, затем наступает черед гуляша из курицы или баранины, салатов, овощей, хлеба, а завершают пирожками и фруктами. Поздним вечером приступают к ужину, обычно легкому, если это не праздник или не Рамадан. После каждой трапезы пьют очень крепкий и сладкий турецкий кофе и чай. Гостеприимные сирийцы зачастую не дают гостю встать из-за стола, пока все на столе не будет съедено. Даже есть арабская поговорка, согласно которой количество еды, поглощенной гостем, отражает силу его привязанности к хозяину.

Чаевые принято давать только в дорогих отелях и ресторанах, обычно 5—10% от стоимости обслуживания.

Глава 1. Древняя история Сирии

История Древней Сирии так перенасыщена событиями, что более-менее основательно изложить ее потребуется не меньше пяти увесистых томов. Посему мне придется начать ее с сухого и скучного перечня грандиозных и интересных событий.

Важно отметить, что Сирия как страна в современных границах сформировалась лишь в 20-х гг. ХХ века. А до этого она находилась в составе более чем двух десятков государств, и современники включали в состав Сирии многие города и территории, ныне находящиеся вне ее. Характерный пример: для греков, римлян, византийцев и крестоносцев Антиохия была классическим сирийским, а не чьим-либо иным городом.

Первые следы пребывания человека на территории нынешней Сирии относятся к эпохе раннего палеолита. В неолитическую эпоху и последующие тысячелетия страна являлась своего рода мостом между Междуречьем, Малой Азией, Аравией и Египтом. Туда неоднократно переселялись соседние народы и племена.

О древнейшем, досемитском населении Сирии известно очень мало. Первое переселение семитских племен (амореев) произошло в начале III тысячелетия до н. э. Тогда население уже занималось земледелием и скотоводством, а политическая власть находилась в руках племенных вождей. Через побережье современного Ливана в Сирию проникало египетское культурное влияние.

«На основе раскопок в районе Телль-Мардиха, в 40 км к югу от Халеба, установлено, что около 2500 г. до н. э. там располагалась столица богатого и сильного государства Эбла.

При раскопках была обнаружена дворцовая библиотека, состоящая из 17 тыс. глиняных табличек, среди них — самый ранний из известных в мире двуязычный словарь. Выборный глава и сенат Эблы, состоявший из знати, правили Северной Сирией, Ливаном и частью территории Северной Месопотамии. Его главным противником было царство Мари в долине Евфрата. Эбла вела активную торговлю древесиной, тканями и металлическими изделиями с небольшими государствами-городами долины Евфрата и северной Персии, а также с Кипром и Египтом. Между Эблой, с одной стороны, и ассирийским городом Ашшур на севере Месопотамии и городом Хамази на севере Персии — с другой, были заключены договоры о дружбе. В XXIII веке до н. э. Эбла была завоевана Аккадом, ее столица была стерта с лица земли.

После 2300 до н. э. в Сирию несколькими волнами вторглись ханаанские племена. В стране сложились многочисленные мелкие государства, а на побережье утвердились финикийские города (Угарит и др.). В последующие века ее территория стала объектом завоеваний со стороны соседних государств. Около 1760 г. до н. э. Сирию завоевал вавилонский царь Хаммурапи, уничтоживший государство Мари. В XVIII–XVII вв. до н. э. страна находилась под властью гиксосов, затем северными районами завладели хетты, а в 1520 г. до н. э. установилось господство царства Митанни. С 1400 г. до н. э. во внутренние районы Сирии стали вторгаться и переселяться семитские племена арамеев. На юге с XVI века до н. э. существовал город Дамаск, ставший крупным торговым центром. Первоначально он находился под властью египетских фараонов.

Ожесточенная борьба за Сирию развернулась между египетским Новым царством и державой хеттов. После 1380 г. до н. э. власть над Сирией принадлежала хеттам. Фараон Рамзес II пытался отвоевать ее, но не сумел добиться успеха в решающей битве при Кадеше (в окрестностях современного Хомса) в 1285 г. до н. э. Но после распада державы хеттов (около 1200 г. до н. э.) Сирия вновь распалась на ряд мелких государств, возглавлявшихся местными династиями.

В конце XI века до н. э. Дамаск и другие районы Южной Сирии были покорены царем Израильско-Иудейского государства Давидом. Однако уже во второй половине Х века до н. э. Дамаск вновь обрел независимость и стал самостоятельным арамейским царством. В IX–X веках до н. э. Сирия была завоевана ассирийцами, в 605 г. до н. э. — вавилонянами, в 539 г. до н. э. — персами».

12 ноября 333 г. до н. э. у города Исс состоялась решающая битва между войсками Александра Македонского и персидского царя Дария. Персы были наголову разбиты и бежали.

Стремительно наступавшая македонская конница без особого труда овладела Дамаском. Там был захвачен обоз с сокровищами Дария, который он всегда возил с собой.

Вместо того чтобы преследовать Дария, ушедшего в глубь Персии, Александр овладел всем средиземноморским побережьем вплоть до Газы, а затем двинулся в Египет.

13 июня 323 г. до н. э. Александр Македонский умер в Вавилоне. Его полководцы начали делить огромную империю Александра. В 301 г. до н. э., после битвы при Ипсе, они разделили империю на несколько самостоятельных частей. Так, например, Кассандру достался трон Македонии, Лисимаху — Фракия и большая часть Малой Азии, Птолемею — Египет, Селевку достались обширные земли от Сирии до Инда.

Новые государства организовывались по особому принципу, получившему название эллинистической монархии, основанной на синтезе местных деспотических и греческих полисных политических традиций. Появилась так называемая эллинистическая культура, представлявшая синтез греческих и восточных элементов.

Элиту эллинистического общества составляли преимущественно представители греко-македонской аристократии. Они принесли на Восток греческие обычаи и активно насаждали их вокруг себя. Местная знать, желая быть ближе к правителю, подчеркнуть свой аристократический статус, стремилась подражать этой элите, простой же народ подражал местной знати. В результате эллинизация явилась плодом подражания пришлым со стороны коренных жителей страны. Этот процесс затронул, как правило, города, а сельское население, продолжавшее жить по-старому, медленно, через несколько поколений меняло свои обычаи.

Религия эллинистических государств — множество культов греческих и восточных богов, зачастую искусственно переплетенных друг с другом.

Замечу, что сами термины «эллинизм» и «эллинистические государства» были введены германским историком Иоганном Густавом Дройзеном, автором труда «История эллинизма», вышедшего в 1840 г. Термин прижился, и поэтому государства — наследники империи Александра стали называться эллинистическими.

Первоначально государство Селевкидов занимало огромную территорию и включало в себя регионы с древними цивилизациями — Вавилонию, Ассирию, Финикию, Пергам, и в то же время земли племен, находившихся на стадии родоплеменных отношений. Такой конгломерат народов и племен постепенно стал разрушаться. Сирия, как наиболее развитая в экономическом отношении территория и важная в геостратегическом отношении, играла важную роль в государстве. Недаром в титуле царей Селевкидов первым значился «царь Сирии».

Меняла свое место и столица государства. Первоначально это был Вавилон. В конце IV века до н. э. Селевк I основал в Месопотамии город Селевкию на Тигре и перенес туда свою резиденцию. Около 300 г. до н. э. в Сирии, в 20 км от побережья, была основана новая столица — Антиохия на реке Оронт. Еще раз повторяю: Антиохия во все века считалась сирийским городом. Но в 20-х гг. ХХ века вошла в состав Турецкой республики и находится там по сию пору под названием Антакья.

В эллинистические времена Антиохия делилась на 4 квартала, каждый из которых был окружен отдельной стеной, а вместе они были обнесены еще более высокой и укрепленной стеной. Находясь на перекрестке караванных путей, Антиохия контролировала торговлю между Востоком и Западом. В годы расцвета в городе жило более 500 тыс. человек.

Во главе государства Селевкидов, как и других эллинистических государств, стоял царь. Власть царя была абсолютной. А сама его личность воспринималась как существо неземного порядка, почти бог. В документе, датированном 180 годом до н. э., в качестве главных божеств названы Зевс, Аполлон и… Селевк Никатор.

К началу II века до н. э. Сирия составляла большую часть территорию державы Селевкидов. После смерти последнего селевкидского царя Антиоха XIII римский полководец Гней Помпей осенью 64 г. до н. э. захватил Сирию и сделал ее римской провинцией.

Административным центром римской провинции Сирия стал город Антиохия. Первоначально в провинции дислоцировались три римских легиона, защищавших границы империи.

В I веке н. э. провинция Сирия занимала площадь 20 тыс. кв. км и имела население до 10 млн человек.

Римские императоры Марк Антоний и Тиберий застроили Антиохию улицами с рокошными домами из мрамора, театрами и стадионами.

Любопытно, что эпизодически Антиохия становилась столицей Римской империи. Так, с июля 362 г. по март 363 г. в Антиохии правил римский император Юлиан Отступник. В 371–378 гг. в Антиохии находился двор императора Валента (364–378), последнего римского императора — сторонника ариан.

Согласно преданию, первая христианская община в Сирии была основана около 37 года апостолом Павлом и Варнавой в Антиохии.

Епископом этой Церкви был «муж апостольский святой Игнатий Богоносец» (умер во II веке н. э.). Пресвитер Лукиан (умер в 312 г.) основал в Антиохии знаменитую Антиохийскую богословскую школу, которая способствовала систематизации христианского догматического учения и оставила богатое литературное наследие.

Из Антиохийской церкви вышли святые подвижники и защитники православия: святитель Иоанн Златоуст, который родился в Антиохии и был там пресвитером до призвания на Константинопольскую кафедру; преподобный Иоанн Дамаскин (умер около 780 г.), богослов, приведший в систему христианское учение веры, церковный писатель, защитник иконопочитания; преподобный Иларион Великий (умер около 371 г.), основатель монашества в Палестине и первый наставник антиохийских иноков, и многие другие.

На I Вселенском соборе, проходившем в Никее в 325 г., была подтверждена древняя традиция, в соответствии с которой епископ Антиохийский провозглашался главенствующим епископом своего округа. Тогда под юрисдикцией Антиохии находились Сирия, Финикия, Палестина, Аравия, Киликия, Кипр и Месопотамия.

После III Вселенского собора, проводившегося в Эфесе в 431 г., от нее откололись почти все восточные епархии, принявшие несторианство.

На IV Вселенском соборе, прошедшем в Халкидоне в 451 г., Антиохия получила статус патриархата, причем Антиохийский патриарх получил преимущество чести после патриархов Рима и Константинополя. По решению этого же собора 58 ее епархий были переданы Иерусалимской православной церкви.

Осуждение монофизитства на IV Вселенском соборе привело к разделению Антиохийской православной церкви на две части: оставшихся верными православию и склонившихся к монофизитству. Сохранившие православие получили название мелькитов (от слова «мельк» — император, то есть сторонников византийского императора), принявшие монофизитство — яковитов. Православные преобладали в эллинизированных прибрежных городах, монофизиты в небольших городах и сельской местности внутренней Сирии.

Свой отпечаток на развитие монофизитской смуты наложили противоречия, существовавшие между греками и семитским населением Антиохийского патриархата. Контроль над патриаршей кафедрой переходил попеременно от мелькитов к яковитам, а с 550 г. Антиохийская церковь официально разделилась на две части: православную и яковитскую церковь (при этом яковиты по-прежнему называют себя православными).

В период с 702 по 742 г. Антиохийский патриарший престол оказался вакантным, этим воспользовались монахи, чтившие отшельника Марона своим покровителем, и образовали свой собственный маронитский патриархат Антиохии.

Антиохия и ряд других городов Сирии серьезно пострадали в ходе землетрясений, происшедших там в 526 и 528 гг. Первое, по свидетельству современников, видимо, сильно преувеличенному, привело к гибели 250 тыс. человек. В ходе стихийных бедствий Антиохия была разрушена целиком, пострадали также Дафна, Лаодикия, Селевкия, Пиерия. Так же был разрушен Бейрут в результате землетрясений 50-х гг. VI века.

Огромный ущерб Антиохии наносили и непрерывные войны с Персией. Так, в 528 г. возобновились пограничные столкновения в Месопотамии, в 530 г. византийский полководец Велисарий отразил персидское наступление на Дару. На следующий год персы при поддержке своих арабских союзников обошли с юга византийские укрепления Месопотамии и вторглись в слабозащищенные местности Сирии на правобережье Евфрата. Осенью 532 г. между обоими государствами был заключен мир, оказавшийся, впрочем, недолгим, поскольку Персия была весьма обеспокоена военной экспансией Византии при Юстиниане.

Весной 540 г., когда лучшие войска империи были сосредоточены на западе, персидский шах Хосров I, опрокинув слабые византийские заслоны, вторгся в Сирию. Не пытаясь закрепиться на захваченных территориях, персы стремились нанести максимальный урон византийским землям. Иераполь, Вероя, Апамея, Эмеса были захвачены и обложены тяжелой контрибуцией. Антиохийцы оказали персам серьезное сопротивление. Тем не менее город был взят, методично разграблен и разрушен, множество жителей уведено в плен. Катастрофа 540 г. значительно пошатнула престиж византийской власти на Ближнем Востоке. Правительство Юстиниана предпринимало значительные усилия по восстановлению Антиохии, однако город не достиг и малой доли прежнего величия.

Тут волей-неволей придется вновь вернуться к истории различных течений в христианстве в Сирии и на Ближнем Востоке, начиная с IV века.

Монофизитство (евтихианство, произошло от греческого слова ????? — «только один, единственный» + ????? — «природа, естество») — еретическая христологическая доктрина в христианстве, постулирующая наличие только одной-единственной Божественной природы (естества) в Иисусе Христе и отвергающая Его подлинное человечество. Приписывается авторству константинопольского архимандрита Евтихия (около 378–454).

На соборе 449 года в Эфесе (2-й Вселенский собор) Евтихий изложил свое исповедание, и поскольку в нем не было обнаружено никакой докетической ереси, константинопольский игумен был оправдан.

Церковь будоражило, царил «теологический хаос».

На Халкидонском соборе (Халкидон — предместье Константинополя), созванном императором Маркианом в 451 г., Евтихий был осужден.

«Чтобы успокоить империю, несколько императоров кряду издавали противоречащие друг другу документы, то отменяющие результаты Халкидонского собора, то их восстанавливающие. Наиболее значимым среди этих документов стал энотикон Зенона (482) — вероисповедальное послание императора, призванное примирить враждующие партии через возврат веры Церкви к временам трех Вселенских соборов. То есть предлагался отказ как от Второго Эфесского, так и Халкидонского соборов, равно претендующих на статус Четвёртого Вселенского. Соответственно главными еретиками объявлялись: с одной стороны, Несторий, с другой стороны — Евтихий. Это был компромисс, и миафизиты ради общецерковного отвержения Халкидонского собора подписывались под энотиконом, чем приносили Евтихия в жертву, признавая его еретиком-докетом, в чём он и обвинялся диофизитами. Невзирая на приведший к т. н. «Акакианской схизме” демарш Римской церкви, на основе энотикона было достигнуто единство восточных патриархатов. В самом конце V века, ради единства с церковью Византии, к энотикону присоединились и находящиеся вне империи церкви Армении, Грузии и Кавказской Албании. Так имя константинопольского игумена Евтихия попало в списки анафематствованных ересиархов и в этих церквях. В 519 году, ради устранения раскола между Константинополем и Римом, новый император Юстин I отверг энотикон Зенона и провозгласил Халкидонский собор святым и Вселенским.

Когда Армения немного пришла в себя после персидского разгрома, ей пришлось как-то ориентироваться в теологическом хаосе. Армяне поступили просто: они выбрали ту веру, которой придерживалась Византия, а Византия в те годы придерживалась энотикона Зенона, то есть фактически монфизитства. Через 40 лет Византия откажется от энотикона, а в Армении эта философия укоренится на века. Те армяне, что окажутся под контролем Византии, останутся православными — то есть, «халкидонитами”.

В 491 году собрался собор церквей Закавказья (Вагаршапарский собор), который отверг постановления Халкидонского собора, как слишком похожие на несторианство.

В 505 году собрался Первый Двинский собор Закавказья. Собор еще раз осудил несторианство и принял документ «Послание о вере”, который не сохранился до наших дней. В этом документе церкви Армении, Грузии и Албании осудили несторианство и крайнее монофизитство, признав основой веры умеренное монофизитство».

В итоге сейчас в большей или меньшей мере монофизитской является Армянская церковь, приверженцы которой и сейчас есть в Сирии, копты в Египте и какое-то число яковитов в Сирии.

В конце VII века, в связи с арабским завоеванием, марониты потеряли связь с Константинополем и поэтому в 687 г. избрали собственного патриарха — Иоанна Марона. Ему приписывается ряд важных для маронитской церкви сочинений, а также чин маронитской литургии. Избрание собственного патриарха вызвало конфликт маронитов с Византией и поддерживающими ее мелькитами и яковитами. В 694 г. войска Византии разорили монастырь св. Марона, убив при этом множество маронитских монахов.

В начале VIII века из-за непрекращавшихся преследований маронитские монахи вместе с группой своих последователей перебрались в отдаленную область горного Ливана, где несколько веков просуществовали в относительной изоляции. Именно в этот период они осознали себя особой Церковью и стали именовать своего епископа патриархом Антиохии и всего Востока. Дальнейшая миграция маронитов привела к их появлению на Кипре (XII век), Мальте и Родосе (XIV век).

В XII веке, когда крестоносцами было основано Антиохийское княжество, марониты вошли в контакт с латинской Церковью. В 1182 г. марониты формально подтвердили свое единство с Римом, однако большинство маронитов считают, что они никогда и не прерывали общения с Римской церковью. Существует мнение, что до контактов с крестоносцами марониты были монофелитами, последователями учения, основанного на сочинениях монофизитского патриарха Александрии Евтихия, однако оно опровергается самими маронитами. В любом случае не вызывает сомнений, что с 1182 г. марониты исповедуют ортодоксальную христологию.

Патриарх Иеремия I Аль-Амшитти (1199–1230) стал первым маронитским патриархом, посетившим Рим, где в 1215 г. он участвовал в работе 4-го Латеранского собора. Этот визит положил начало тесным связям с Римом и тенденции к латинизации Церкви.

В XVI веке родину маронитов завоевали турки, и начался длительный период владычества Османской империи. В конце XVI века маронитские патриархи созвали ряд синодов, на которых ввели в церковную жизнь постановления Тридентского собора и отчасти латинизировали литургию. В 1584 г. в Риме была основана Маронитская коллегия, в которой получили образование многие выдающиеся представители Маронитской церкви и которая способствовала более глубокому пониманию наследия маронитов на Западе. В 1606 г. в Маронитской церкви был введен григорианский календарь.

В 1736 г. на горе Ливан был созван главный собор этой Церкви, проведший важные реформы. Легатом папы римского был известный востоковед Иосиф Ассемани. На соборе приняли свод канонов Маронитской церкви, согласно которым Церковь впервые была разделена на диоцезы, были установлены правила церковной жизни, главные из которых сохранились по сей день. С начала XIX века западные государства, особенно Франция, стали поддерживать маронитов, входивших в состав Османской империи. Резня маронитов, которую учинили в 1860 г. друзы в союзе с турецкими властями, вызвала вооруженное вторжение французов.

Начиная с 1790 г. резиденция маронитского патриарха находится в Бкирки, в 25 милях от Бейрута.

В состав церкви входят восемь архиепархий — Антелиаса, Бейрута, Триполи и Тира (все в Ливане), Кипрская архиепархия, Алеппо, Дамаска (обе в Сирии), Хайфы (Израиль); 17 епархий и два патриарших экзархата. Церковь насчитывает 1033 прихода, 1359 священников и 41 епископа. Маронитская церковь — самая многочисленная в Ливане, в неё входит 37 % христиан и 17 % населения Ливана. К 2015 г. в Сирии насчитывалось до 50 тысяч маронитов.

Несколько слов стоит сказать и о культуре Сирии в IV–VI веках, когда она входила в состав Византии. Так, в Сирии и Палестине греческий язык был языком общения образованных слоев общества, а также науки и литературы. Латынь долгое время употреблялась в административной сфере. Богослужение велось на греческом и на сирийском. Сирийский был языком бытового общения для большинства населения.

«В Месопотамии существовала обширная литература на сирийском языке. Еще до византийского времени сирийский получил широкое распространение в Передней Азии в качестве торгового и дипломатического языка. В Хауране и Заиорданье развивалась арабоязычная культура, в первую очередь бедуинская поэзия, шло становление арабской письменности.

Для этого региона, особенно в IV–V веках, было характерно сосуществование христианства и античной языческой культуры, особенно сильной в больших эллинизированных городах. Театральные представления были широко популярны даже среди христиан, как свидетельствуют обличительные сочинения церковных авторов. В Антиохии в IV–VI веках проводились местные Олимпийские игры, постепенно, впрочем, приходившие в упадок в общем контексте ослабления сословия куриалов, все менее способных нести бремя расходов на муниципальные нужды. В сирийских городах жили философы-неоплатоники, софисты и риторы, самым знаменитым из них был Ливаний (Либаний) (314–393) — антиохийский оратор, преподаватель и государственный деятель, поклонник языческого прошлого, учитель императора Юлиана и святого Иоанна Златоуста. Уроженцем Антиохии был последний античный латинский историк Аммиан Марцеллин».

Однако христианство начало доминировать в сирийской культуре.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на Litres.ru