Капитанская дочка глава 14 суд

Обратимся к тексту романа. Исходное обвинение, послужившее поводом для ареста, было сформулировано членом Следственной комиссии так: «по какому случаю и в какое время вошел я в службу к Пугачеву и по каким поручениям был я им употреблен?» Естественная реакция Гринева: «Я отвечал с негодованием, что я, как офицер и дворянин, ни в какую службу к Пугачеву вступать и никаких поручений от него принять не мог». Негодование Гринева оправданно, и он отвечал суду искренне. Мы знаем, что обвинение это — вымысел, оно не соответствует фактам подлинного поведения Гринева.

Возможность измены Гринева как бы подсказывалась судьям странной судьбой Гринева: его не повесил Пугачев, был он на «пирушке» у «злодеев», принял «от главного злодея подарки, шубу, лошадь и полтину денег».

Гринев разъяснил: «как началось мое знакомство с Пугачевым в степи во время бурана; как при взятии Беломорской крепости он меня узнал и пощадил». Объяснение уже почти удовлетворило членов Следственной комиссии. Дальше необходимо было сообщить о цели поездки к Пугачеву — для освобождении Марьи Ивановны. Гринев из чувства такта не захотел, чтобы «комиссия потребовала ее к ответу», и потому замолчал.

«Судьи мои, начинавшие, казалось, выслушивать ответы мои благосклонно, были снова предубеждены против меня при виде моего смущения. Гвардейский офицер потребовал, чтоб меня поставили на очную ставку с главным доносителем».

В этом сообщении важно то, что судьи были предубеждены против Гринева и что основой этой предубежденности явился донос Швабрина. Швабрин «повторил обвинения свои»: «по его словам, я отряжен был от Пугачева в Оренбург шпионом; ежедневно выезжал на перестрелки, дабы передавать письменные известия о всем, что делалось в городе; что наконец явно передался самозванцу, разъезжал с ним из крепости в крепость, стараясь всячески губить своих товарищей-изменников, дабы занимать их места и пользоваться наградами, раздаваемыми от самозванца».

Показания эти были откровенной ложью, грубым оговором. Пушкин сознательно подготовил читателя для восприятия их лживости. Да, Гринев из Оренбурга приезжал в мятежную слободу к Пугачеву, но он не служил у Пугачева, не был его шпионом. Более того, мы знаем, что на вопрос Пугачева о положении в Оренбурге он ответил неправду:

  • «— Теперь скажи, в каком состоянии ваш город,
  • — Слава богу,— отвечал я; — всё благополучно.
  • — Благополучно? — повторил Пугачев. — А народ мрет с голоду!
  • Самозванец говорил правду; но я по долгу присяги стал уверять, что все это пустые слухи и что в Оренбурге довольно всяких запасов».

Соратники Пугачева уличили Гринева в обмане. Да, Грипев выезжал из Оренбурга, чтобы «перестреливаться с пугачевскими наездниками», но он не передавал им никаких письменных известий для Пугачева. Да, Гринев ездил с Пугачевым из Бердской слободы в Белогорскую крепость, но ездил для того, чтобы выручить дочь капитана Миронова.

Верный своему решению не впутывать в следствие Марью Ивановну, Гринев отказался давать объяснения, почему он ездил с Пугачевым в Белогорскую крепость. Он заявил, что держится «первого своего объяснения и ничего другого в оправдание себе сказать» не может.

На том следствие и суд кончились. Через несколько недель Гринев-отец получил из Петербурга письмо от своего родственника князя Б., который и сообщал о приговоре суда. Князь писал: «…Подозрения насчет участия моего в замыслах бунтовщиков, к несчастию, оказались слишком основательными, что примерная казнь должна была меня постигнуть…»

Итак, Гринева осудили по подозрению в измене, в «участии в замыслах» Пугачева, осудили на основании ложного доноса. Я подчеркиваю: формула приговора — «участие в замыслах бунтовщиков»—основана на показаниях Швабрина, что Гринев был у Пугачева шпионом, что он изменил присяге и служил самозванцу. Пушкин не только раскрывал глубокую несправедливость царского суда, но еще и связал воедино ложный донос Швабрина и действие судей; грубая клевета подлого человека и предателя оказалась облаченной в форму приговора суда. Как же можно заявлять, что суд осудил Гринева справедливо?

Разве муж и жена не един дух, не едина плоть?

А. С. Пушкин. Капитанская дочка

Действие повести «Капитанская дочка» происходит в 1772— 1775 годах, во время восстания Пугачева. Хотя оно и не имело решающего значения для истории, оно сыграло важнейшую роль в формировании характеров героев.

Попав на службу в Белогорскую крепость, Петр Гринев знакомится с ее обитателями — семьей коменданта капитана Ивана Кузьмича Миронова и всеми прочими, кто живет в «богоспасаемой крепости». Семья Мироновых невелика: сам комендант, его супруга Василиса Егоровна и дочь Марья Ивановна. Быт семьи налажен, моральные устои в ней крепки. Комендант комичен и простодушен, и жена держит его под каблуком. Едва ли ни всем в крепости заправляет Василиса Егоровна, строгая, основательная, хитроумная, сумевшая ловко выведать у Ивана Игнатьевича тайну о Пугачевском восстании. Их дочь — Марья Ивановна, «девушка лет осьмнадцати, круглолицая, румяная, со светло-русыми волосами, гладко зачесанными за уши», «благоразумная и чувствительная». Семья коменданта с радушием принимает «барское дитя» Петрушу Гринева, ставшего впоследствии возлюбленным и спасителем их осиротевшей дочери.

Приближение опасности — мятежного войска под предводительством Пугачева, заставляет героев повести раскрыться с новой стороны. Василиса Егоровна не соглашается оставить мужа и спрятаться за каменными стенами Оренбурга. Понимая бесполезность своих действий, Иван Кузьмич все же не сдается победителям, а отстреливается из пушки, пытается поднять своих «солдатушек», нанести хоть какой-нибудь удар по врагу. Истекая кровью, он отказывается признать царем вора и самозванца и с достоинством принимает смерть. Бедная Василиса Егоровна тоже погибает, перед смертью назвав Пугачева «беглым каторжником». Понятие чести и долга у супругов Мироновых превыше всего, на таких людей всегда можно положиться. «Старинные люди», патриархальные, чистые, заслуживают уважения и преклонения.

Внешне слабая и застенчивая Маша не раз проявляет силу духа и стойкость: она отказывает Швабрину, хотя он и «хорошей фамилии «, а позднее хранит верность возлюбленному Петруше, не поддаваясь домогательствами и угрозам Швабрина. Ее не пугает возможная смерть. Машина любовь чиста и глубока. И когда ее любимого человека арестовали, она, простая провинциальная девушка, доходит до самой императрицы, чтобы спасти Петрушу, до конца отстаивает свою любовь. Это ее принципы, ими она никогда не поступится. Слабость и застенчивость оборачиваются силой и жертвенностью, главным достоинством натуры русских женщин.

Семья капитана Миронова — пример того, что честь и долг действительно могут стать краеугольным камнем человеческой жизни, что жизни по чести и долгу — подвиг.