Катафатическое и апофатическое богословие

4. Апофатическое и катафатическое богословие

Бог одновременно и трансцендентен и имманентен миру, поэтому возможны два взаимосвязанных пути богословия: апофатический (путь отрицаний) и катафатический (путь утверждений).

По Своей Сущности Бог не постижим. О Нем нельзя сказать, что такое Он есть. Ареопагит пишет, что Бог выше всяких имен и определений. Он не есть ни ум, ни слово, ни мысль, ни число, ни величина, ни сила, ни свет, ни жизнь, ни сущность, ни время, ни вечность, ни истина, ни царство, ни премудрость, ни божественность, ни благость, ни дух в известном нам смысле. Он не может быть охвачен мыслью или описан словом, и в этом смысле Бог не есть предмет познания. Поэтому при восхождении к Богу правомерен путь апофатики. Это есть путь отрицания за Богом всех возможных свойств и качеств, отличающих тварное бытие, отрицания всего, что может быть хотя бы отчасти рассудочно познано — и изъяснено словами. Это путь аскетический, который включает два этапа: очищение и экстаз. На первом этапе имеет место процесс собирания сил души, сосредоточения и «вхождения внутрь себя», очищения ума и сердца не только от всякой страстности, но и от всех помыслов и образов чувственных и умственных. Таким образом достигается состояние бесстрастия, «исихия» — состояние покоя ума и чувств, собранных в единстве посредством молитвы.

На втором этапе действием неизреченного озарения свыше подвижник вводится Духом Святым в неведомое и неизреченное единение с Божеством. Святой Максим Исповедник именует такого рода богопознание таинственным богословием. В этом состоянии, по выражению святого Григория Нисского и святого Максима Исповедника, Бог познается уже не по Его отдельным действиям, или энергиям, а по Существу. Последнее отнюдь не означает, что Сущность Божия может быть рационально постигнута (как учил Евномий). Напротив, опыт познания Сущности сводится к познанию неизреченности, безграничности, непостижимости и безгрешности Бога. Таким образом, для рассудка этот опыт является сплошь отрицательным, т. е. апофатическим, остается для него тайной. Так, святой Иоанн Дамаскин пишет: «Бог беспределен и не постижим, и одно в Нем постижимо — Его беспредельность и непостижимость». Положительное содержание таинственного богословия составляет неизреченное опытное познание и ведение Бога, которые, как невыразимые в слове, не могут быть переданы через научение другому лицу.

Апофатический путь богопознания святые отцы сравнивают с восхождением пророка Моисея на Синай для встречи с Богом. Так, приказание Бога во время синайского законодательства отогнать от горы животных аллегорически истолковывается святым Григорием Нисским в том смысле, что созерцание вещей Божественных превышает знание, даваемое чувствами. Чтобы достичь Бога, нужно освободиться от власти обычных представлений и понятий. Ареопагит пишет, что свое восхождение на гору Синай пророк начал со всяческого очищения себя, «после чего он услышал многогласные трубы и увидел светы многие, чисто сияющие, и разнообразные лучи. После этого он покинул толпу и с избранными священниками достиг вершины божественных восхождений. Но и там он беседовал не с Самим Богом и видел не Его Самого, ибо Тот незрим, но место, где Тот стоял. …И тогда Моисей отрывается от всего зримого и зрящего и в сумрак неведения проникает, воистину таинственный, после чего прекращает разумное (рассудочное) восприятие и в совершенной темноте и незрячести оказывается, весь будучи за пределами всего, ни себе, ни чему-либо другому (кроме Бога) не принадлежа… и ничегонезнанием сверхразумное уразумевая».

Конечно, не следует понимать этот пример слишком буквально. Между опытом богопознания ветхозаветных и новозаветных святых имеется огромная разница. В ветхозаветные времена, как уже было отмечено, благодать только совне воздействовала на праведников и не могла быть усвоена ими, а после Пришествия Спасителя она изнутри освящает достойных.

Ниже таинственного и неизреченного познания Божества стоит катафатическое познание Бога по Его разнообразным проявлениям и энергиям. По словам святого Максима Исповедника, в творениях Божиих, в Промысле Бога о мире, как в зеркале, видимы беспредельная благость, Премудрость и сила Божества. Это откровение Бога доступно нашему уму и отчасти постижимо в своем таинственном содержании. Проникая в тайну и смысл бытия тварных существ, можно восходить к созерцанию их Создателя. На этом пути Бог познается как Премудрый, Всемогущий, Благой, Любовь и т. д. Из созерцания образа бытия тварей яснее уразумевается и сокровенная тайна бытия Самого Бога.

На самой вершине катафатики, на границе с таинственным (апофатическим) богословием, стоит величайшая тайна бытия Святой Троицы. В духовном опыте эта тайна, по учению святого Максима Исповедника, переживается подвижниками как озарение трисиянным Светом, как «незабвенное ведение», приближающее достойных к непосредственному богопознанию. В «Гимнах» преподобный Симеон Новый Богослов описывает бывшее ему откровение Святой Троицы: «В самой ночи и в самой тьме я вижу Христа, ужасно открывающего мне Небеса и Самого Себя, склоняющегося и видимого мной вместе с Отцом и Духом, Трисвятым Светом, будучи Одним в Троих и в Одном Трое. Они, несомненно, — Свет и Свет Один Трое, Который свыше солнца освещает мою душу и облистает мой ум, находящийся в потемнении… и поэтому чудо меня тем более поражает, когда (Христос) как-то открывает око ума… Ибо Он — Свет, во свете является видящим, и видящие опять-таки видят Его во свете. Потому что во свете Духа видят видящие, и видящие в Нем видят Сына, а кто удостоился видеть Сына, видит Отца, а видящий Отца видит Его во всяком случае с Сыном. Это и теперь, как я сказал, совершается во мне».

Никакого противоречия между апофатическим и катафатическим богословием не существует. Это два взаимосвязанных пути. Катафатический путь является опорой для апофатического восхождения. Под различными покровами и образами Бог являет Свое присутствие в мире: в жизни вселенной, в словах Писания, в богословии и литургической жизни Церкви и т. д. Здесь можно найти изобилие живых идей и образов, способных направить наш ум, преобразовать его для созерцания вещей Божественных, превосходящих всякое разумение. Каждая достигнутая ступень в богопознании не является окончательной, но открывает ряд новых ступеней. В комментарии на Песнь Песней святой Григорий Нисский изображает этот полет души к Богу, как стремление невесты к своему возлюбленному. Каждый новый опыт боговидения оказывается недостаточным и только возбуждает еще большую жажду познания. Предмет стремления души всякий раз ускользает от «объятия помыслов»… Этот продолжительный процесс завершается экстазом таинственного богопознания.

В Викиданных есть лексема афатик (L89172).

Морфологические и синтаксические свойстваПравить

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. афа́тик афа́тики
Р. афа́тика афа́тиков
Д. афа́тику афа́тикам
В. афа́тика афа́тиков
Тв. афа́тиком афа́тиками
Пр. афа́тике афа́тиках

а·фа́-тик

Существительное, одушевлённое, мужской род, 2-е склонение (тип склонения 3a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: —.

ПроизношениеПравить

  • МФА:

Семантические свойстваПравить

ЗначениеПравить

  1. больной, страдающий расстройством речи ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).

СинонимыПравить

  1. ?

АнтонимыПравить

ГиперонимыПравить

  1. больной

ГипонимыПравить

Родственные словаПравить

Ближайшее родство

  • существительные: афазия
  • прилагательные: афатический

ЭтимологияПравить

Происходит от др.-греч. ἀφασία от ἄφατος из ἀ- «без-» + φάσις «речь».

Фразеологизмы и устойчивые сочетанияПравить

    ПереводПравить

    Список переводов

    БиблиографияПравить

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить описание морфемного состава с помощью {{морфо-ru}}
      • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
      • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

      Катафатизм

      Катафатическое богословие (от греч. καταφατικός, «утверждающий») — совокупность теологических принципов, постулирующая познание бога через понимание того, чем он является.

      Апофатизм

      Апофати́ческое богосло́вие (греч. αποφατικος «отрицающий») — богословский метод, заключающийся в выражении сущности Бога путём последовательного отрицания всех возможных его определений как несоизмеримых.

      Суть концепций апофатизма и катафатизма

      Еще на раннем этапе развития христианская мысль разработала концепцию двух противоположных путей «познания» божественного Абсолюта – катафатического или «положительного» и апофатического или «отрицательного».

      (Псевдо-)Дионисий различает возможность 2-ух богословских путей: путь утверждения (богословие катафатическое или положительное) и путь отрицания (богословие апофатическое или отрицательное). Первый ведет к некоторому знанию о Боге, — путь несовершенный, второй — приводит к полному незнанию — это путь совершенный и единственно подобающий Непознаваемому, ибо познание имеет объектом то, что существует, Бог же вне пределов всего существующего. Чтобы приблизиться к нему, надо отвергнуть все, что ниже Его, то есть все существующее.

      Идя путем отрицания, человек поднимается с низших ступеней бытия до его вершин, устраняя все, что может быть познано, для того, чтобы в мистическом мраке неведения приблизиться к неведомому. При этом необходимо духовное очищение – катарсис. Познание это совершается не путем интеллектуальным, а путем мистической интуиции.

      Стараясь разрешить антиномию апофатического и катафатического, пытаются синтезировать оба и свести их к единому. Так, св. Фома Аквинский сводит оба пути Дионисия, превращая отрицательное богословие в корректив к положительному. Приписывая Богу совершенства, мы должны согласно св. Фоме, отрицать модус нашего понимания ограниченных совершенств, но мы можем их утверждать по отношению к Богу модусом более высоким, modus sublimiori. Таким образом отрицания будут относиться к modus signifikata, к вещам совершенным, которые пребывают в Боге иным образом, чем в твари.Апофатизм, является ОСНОВНЫМ принципом всей традиции Восточной Церкви.

      Влияние на искусство

      Концепции катафатического и апофатического нашли отражение в христианском искусстве.Например, апофатические идеи выражает икона София — Премудрость Божия. В частности новгородская икона 15 века. А катафатическое познание в конце концов привело к антропоморфному изображению самого Бога. Например, у Микеланджело в росписях Сикстинского плафона.

      Сравнительная парадигма
      Катафатизм Апофтизм
      Утверждение Отрицание
      Подобие Неподобие
      Знание Незнание
      Антропоморфизм Мистический образ

      Особым, как бы исключительным, хотя и не столь редким явлением, которое касается целенаправленности речи, является фатика (вероятно, от лат. fatuor «нести вздор, говорить глупости»). Это беседа (чаще всего досужих людей), выражаясь словами персонажа комедии Грибоедова, «о том, о сем, а больше ни о чем», разговор, в котором участвующие стороны не ставят перед собой никакой коммуникативной цели, не прибегают ни к каким речевым тактикам, а обмениваются репликами, представляют какую-то фактическую информацию и т. д. для того, чтобы скоротать время, развлечься речевым общением. Это можно охарактеризовать как заведомо несерьезный разговор (с обеих сторон) и даже как пустословие, не обязывающее ни к чему. Это нередко имело и имеет место в так называемой светской беседе, где специально требовалась maniиre de dire (умение сказать ничего не значащие фразы). Это мы наблюдаем в поездах, когда незнакомые попутчики завязывают краткий или бесконечный, достаточно любезный разговор, перескакивающий с темы на тему; в обсуждении сидящими гостями в легком стиле вопросов погоды, цен, происшествий, спорта. Близко к этому, вероятно, пустое, бессодержательное выступление на собрании. Фатические беседы тоже нужно уметь вести, соблюдая неписаные правила о их темах, ситуациях ведения и др.