Княгиня урусова

Свет­лой памяти Архи­епи­скоп Авер­кий, духов­ник Пра­вед­ной сестры Ната­лии Уру­со­вой, бла­го­сло­вил наше Брат­ство Пре­по­доб­ного Гер­мана Аляс­кин­ского опуб­ли­ко­вать «Вос­по­ми­на­ния Сестры Ната­лии» с надеж­дой, что со вре­ме­нем воз­можно будет рас­шиф­ро­вать имена дей­ству­ю­щих лиц, скры­тых от про­ныр­ли­вых сыщи­ков НКВД под не все­гда точ­ными ини­ци­а­лами. Увы это сде­лать не уда­лось и мы печа­таем как есть. Покой­ная пра­вед­ница сде­лала несколько попы­ток поступ­ле­ния в мона­стырь. Жизнь она вела ино­че­скую. Не лишена она была и поэ­ти­че­ского дара. Вос­по­ми­на­ния ее — это заме­ча­тель­ный доку­мент жизни под­лин­ных хри­стиан под лютым игом без­бож­ной сата­нин­ской вла­сти. Новое поко­ле­ние рос­сиян не имеет права не знать и не ценить какой ценой сохра­ни­лась Пра­во­слав­ная Вера на Руси! В этом сила ее писа­ний. В виде крат­кого вве­де­ния поме­щаем несколько слов некро­лога Архи­манд­рита Кон­стан­тина Зай­цева, частично печа­тав­шего ее поэ­зию, сохра­нив­шу­юся пол­но­стью и нам пере­дан­ную ее дол­го­лет­ним дру­гом, Еле­ной Юрьев­ной Кон­це­вич, счи­тав­шей Ната­лию Вла­ди­ми­ровну святой.

Княгиня Наталия Владимировна Урусова

Тихо ото­шла на 90‑м году жизни в веч­ность, почтен­ная ста­рица, кня­гиня Ната­лия Вла­ди­ми­ровна Уру­сова, кон­чав­шая свои дни, в одном из пред­ме­стий Нью-Йорка, Си-Клиффе в Октябре 1963 г. Была она там окру­жена забо­тами при­вя­зав­шихся к ней рус­ских людей и была любовно окорм­ля­ема прот. Мит­ро­фа­ном Зноско. Близ­ких поте­ряла она, и про­вож­дала свою зару­беж­ную жизнь в оди­но­че­стве, находя уте­ше­ние в бли­зо­сти к Церкви, к Кото­рой всей душой при­над­ле­жала. Пере­жито много было ею в Рос­сии, где от высо­кого поло­же­ния в обще­стве пере­ве­дена была она собы­ти­ями… в Ката­комб­ную Цер­ковь. Ска­зался в ней высо­кий дух, не остав­ляв­ший ее до послед­них дней и выра­жав­ший себя в зву­ках ее песен, хра­ни­мых ею в своем сердце и отра­зив­ших всю ее жизнь. Они в тече­ние ряда послед­них лет то и дело появ­ля­лись на столб­цах наших повре­мен­ных изда­ний, но не под ее фами­лией, а под­пи­сан­ные: Н. Туре­нина… Покой­ная была отпета в Си-Клиффе, после совер­ше­ния мно­го­чис­лен­ных пани­хид, ее духов­ным отцом при боль­шом сте­че­нии моля­щихся. Им же была при­ве­зена она в мона­стырь, где она должна была поко­иться согласно давно ею выра­жен­ному и посто­янно повто­ря­е­мому жела­нию. С его уча­стием отслу­жена была лития Вла­ды­кой Авер­кием в храме, а потом пре­дана земле усоп­шая, про­во­жа­е­мая молит­вами бра­тии, во главе с Вла­ды­кой, и тех осо­бенно близ­ких к ней людей, кото­рые при­были с ее гро­бом. Да упо­коит Гос­подь в селе­ниях пра­вед­ных ее душу, столь много испы­тав­шую и так много сумев­шую пере­дать нам из сво­его духов­ного и молит­вен­ного опыта.

Архи­манд­рит Кон­стан­тин (Зай­цев).

Материнский Плач Святой Руси

Авто­био­гра­фия кня­гини Ната­лии Вла­ди­ми­ровны Уру­со­вой (1874–1963)

1. До революции

Как, и с чего начать не знаю. Я не обла­даю лите­ра­тур­ным талан­том, а хоте­лось бы опи­сать свою жизнь, за время с 1917 по 1941 г. Время бес­ко­неч­ных скор­бей и стра­да­ний, о кото­рых, жив­шие в эти годы не в Рос­сии, себе не могут пред­ста­вить в истин­ном свете. У меня было семь чело­век детей. Стар­шему Сер­гею в момент рево­лю­ции было 21 г. Неза­долго перед тем, он при­е­хал домой в Яро­славль, окон­чив выс­шие курсы в Паже­ском кор­пусе, про­из­ве­ден­ным в офи­церы Пре­об­ра­жен­ского полка. По мне­нию людей, не только кра­си­вый, но высо­кий, строй­ный в воен­ной форме, он был кра­са­вец. Очень богато ода­рен­ный музы­кально, он по экза­мену после домаш­него обу­че­ния, был при­нят сразу на 5‑ый курс Мос­ков­ской кон­сер­ва­то­рии, обла­дал хоро­шим голо­сом и по при­род­ному таланту, пре­красно, легко и сво­бодно писал мас­ля­ными крас­ками. Каза­лось все в жизни обе­щало ему радость созна­ния сво­его бытия и широ­кую воз­мож­ность при­ме­не­ния своих талан­тов. Вто­рой сын Нико­лай, на один год моложе его, будучи всего 17-ти лет, немед­ленно, по окон­ча­нии с золо­той меда­лью, клас­си­че­ской гим­на­зии, по объ­яв­ле­нии в 1914 г. войны с Гер­ма­нией, полу­чив бла­го­сло­ве­ние от отца и от меня, уехал доб­ро­воль­цем в Двин­ский район воен­ных дей­ствий, и избрал на защиту родины, труд­ную работу сани­тара, в лету­чем отряде Крас­ного Кре­ста, на самых пере­до­вых пози­циях. Вскоре, бла­го­даря само­от­вер­жен­ной работе, такту и испол­не­нию долга, он был уже началь­ни­ком отряда. В 1916‑м году, ему уда­лось герой­ски спа­сти всех ране­ных отряда, от надви­га­ю­щейся газо­вой волны. Это не было его обя­зан­но­стью, но команд­ный состав рас­те­рялся, и все стали спа­сать свою лич­ную жизнь; он само­лично взял на себя коман­до­ва­ние и не погиб ни один чело­век. Как это было сде­лано и как воз­можно, я не берусь опи­сать, но за это свя­тое дело, он полу­чил рескрипт и бла­го­дар­ность за под­пи­сью Госу­даря и Крест Св. Геор­гия. Вскоре он сдал экза­мен на пра­пор­щика и рабо­тал при зенит­ной бата­рее. Сол­даты, каза­лось, все его любили за спра­вед­ли­вое отно­ше­ние, но вот пер­вый при­мер тому, как под вли­я­нием рево­лю­ци­он­ных масс, люди зве­рели, теряя совер­шенно свой внеш­ний и внут­рен­ний образ Божий.

Когда нача­лось сперва сры­ва­ние погон, а затем жесто­кое изде­ва­тель­ство над офи­це­рами и изби­е­ние их, те самые сол­даты, что слу­жили ему, как млад­шие бра­тья, схва­тили его и с кри­ком «уто­пить его» пово­локли к Двине. Он не узна­вал в этих озве­ре­лых лицах, преж­них своих сол­дат; помимо ужаса, пред­сто­я­щей, страш­ной смерти, его пора­зило, что люби­мый его ефрей­тор, казав­шийся пре­дан­ным дру­гом ему, и тоже нахо­див­шийся среди этой толпы, вдруг обра­тился к ней со сло­вами: «Ребята! Уто­пить то этого него­дяя не трудно, это мы и зав­тра успеем. Нет, его нужно сперва хоро­шенько допро­сить, а тогда и рас­пра­виться» Толпа оста­но­ви­лась. «Дайте его мне, я его посажу в холод­ную до зав­тра». Все послу­ша­лись и стали рас­хо­диться, он грубо, как гово­рил мой сын, велел ему идти впе­ред и куда-то повел. Шли долго, он не про­ро­нил ни слова. Что пере­жи­вал мой бед­ный Нико­лай, себе может вся­кий представить.

Подо­шли к полотну желез­ной дороги идет товар­ный поезд с пустыми ваго­нами. Вдруг лицо ефрей­тора осве­ти­лось улыб­кой, и Коля узнал в нем преж­него сво­его това­рища. Он его под­вел к самому поезду, кото­рый шел на подъем очень мед­ленно и гово­рит: «Пры­гай Ваше бла­го­ро­дие, спа­сайся» и схва­тив его, помог ему вско­чить в вагон и уехать. Как сумел после оправ­даться ефрей­тор, конечно не было известно, но я верю, что Гос­подь и его спас, за спа­се­ние моего сына, кото­рый смог бла­го­по­лучно добраться до семьи. О всех исто­ри­че­ских собы­тиях этого вре­мени я не берусь писать, и это не цель моих воспоминаний.

2. Отречение Николая IІ-го

Горько опла­ки­вали мы, отре­че­ние Госу­даря и были на удив­ле­ние у боль­шин­ства, ожи­да­ю­щего каких-то новых, неслы­хан­ных зем­ных благь. Помню, как в церкви, хорошо зна­ко­мый мне, сред­них лет свя­щен­ник, казав­шийся все­гда весьма бла­го­че­сти­вым и духов­ным, читал акт об отре­че­нии. Цер­ковь была полна, все при­шли наряд­ные и с ожив­лен­ными лицами. Начи­ная со свя­щен­ника все тор­же­ство­вали, радо­ва­лись и при­вет­ство­вали этот при­го­вор Рос­сии, поздрав­ляя друг друга. Я же горько плакала.

Урусова Наталия ВладимировнаНата­лья Вла­ди­ми­ровна Уру­сова про­ис­хо­дила из знат­ного дво­рян­ского рода. Ее пра­де­дом был извест­ный по войне 1812 года каза­чий ата­ман гене­рал Пла­тов.
Исто­рия ее жизни (1874г — 1963г) — это исто­рия жен­щины геро­ини. Не той, что отбой­ным молот­ком сде­лала три днев­ные нормы за 6 часов, а той, что про­несла в сердце без­ра­нич­ную и безум­ною любовь к Богу и к своим семе­рым детям, позд­нее поте­рян­ным, через адские круги боль­ше­визма, гоне­ний, уни­же­ний, жут­кого голода, оди­но­че­ства.
В этих мему­а­рах пора­жают неко­то­рые вещи; они застав­ляют глу­боко заду­маться, вызы­вают слезы и боль, состра­да­ние.
Эта жен­щина, мать семе­рых детей, кня­гиня, при­вык­шая к чистому белью и квар­ти­рам в 15 ком­нат, к при­слуге и изоби­лию во всем, была выбро­шена на улицу рево­лю­цией. Муж ее был слаб духом, пил, семье не помо­гал. Подло. А эта хруп­кая малень­кая жен­щина вынуж­дена была пройти край­нюю нищету, голод, уни­же­ния и много всего. При этом всем она не пала духом. Детей она любила без меры. И делала все, что могла делать «клас­сово чуж­дая” кня­гиня в страш­ные совет­ские вре­мена, для того, чтобы вырас­тить, выкор­мить и вос­пи­тать своих детей.
В этом ей помогла искрен­няя вера в Бога. В ее вос­по­ми­на­ниях очень много именно духов­ных пере­жи­ва­ний и ее сви­де­тельств о чуде­сах Божьих в ее жизни. Такие книги, такое сви­де­тель­ство вдох­нов­ляют быть силь­ным духом и нико­гда не отсту­пать, какими бы ни были жут­кими обсто­я­тель­ства.
Как она смогла выдер­жать? Она обла­дала Тай­ной, кото­рая дает силы высто­ять в любых скор­бях. Это — сми­ре­ние и бла­го­род­ство. И верно, что для совре­мен­ных людей это соче­та­ние недоступно.