Коста хетагурова село

Первые жители села, которое сейчас носит название Коста-Хетагурова, переселились в Карачаево-Черкесию 150 лет назад при царе Александре II. Как их потомки сохраняют свои традиции и обычаи в многонациональной республике, узнавал «АиФ-СК».

В поисках земли

По окончании Кавказской войны осетины-горцы, страдавшие от безземелья, решили перебраться на территорию нынешней КЧР, где было много пустовавших мест.

На месте будущего села в 1869 году побывала группа осетин-горцев во главе с офицером царской армии, подпоручиком Леваном Хетагуровым — отцом будущего поэта Коста. Вернувшись, члены делегации вместе с местными властями начали агитировать земляков переселяться. Переезд начался летом 1870 года.

Первыми жителями села стали 149 семей — более 850 человек. Переезжали полтора месяца, везли свои пожитки на двухколёсных арбах, запряжённых волами. Путь осетин лежал через земли других народов. Переселенцев дружелюбно встречали черкесы, карачаевцы и русские. Один из известных князей Лоовых подарил им несколько голов крупного рогатого скота для пира в честь пребывания на абазинской земле.

Добравшись до места, осетины обосновались на левом берегу реки Кубани в окрестностях средневекового Шоанинского храма. Местность им сразу понравилась.

По словам жителя Коста-Хетагурова Казбека Баракова, рядом, там, где сейчас находится посёлок Новый Карачай, тогда стояла Хумаринская крепость — казачий пост. Ещё одна сторожевая башня находилась на территории нынешнего аула Каменномост.

Наступали осенние холода. Первое время переселенцам пришлось жить в землянках, потому что обещанные царской властью подъёмные выплаты в 20 рублей должны были поступить только через два года. Занимались земледелием и животноводством.

«Среди переселенцев был мой прапрапрадед Константин Бараков. Он стал старостой, сделал планировку села по типу казачьих станиц с ровными улицами, пересекавшимися в центре, где расположилась главная площадь. Гектар земли делили на четыре семьи», — говорит Бараков.

Уже спустя пять лет село начало процветать. Позднее на некоторых домах крыши засверкали медью, что в те времена считалось признаком зажиточности.

Жители села ходят в храм на горе Шоана. Фото: Википедия

Первое время село в официальных документах называли Шоанинским, так как рядом находилась гора Шоана. В 1879 года его переименовали в Георгиевско-Осетинское. Это название сохранялось до 1939 года. Именно там в 1906 году умер осетинский поэт и драматург Коста Хетагуров. В честь него село позднее ещё раз переименовали.

Кошку в люльку

В Северной Осетии село Коста-Хетагурова нередко ставят в пример, потому что его жители сохранили свои традиции и культуру в первоначальном виде.

«Свадьбы в селе играют по тем же правилам, что и много лет назад. Обычно в день торжества с весточкой отправляют гонца. Он оповещает всех и приглашает желающих разделить радость односельчан. Чужих на свадьбе не бывает, так что национальность не играет никакой роли», — говорит Казбек Бараков.

Вспоминая собственную свадьбу, Казбек делится, что в то время ещё было принято забирать невесту пешком. Жениха сопровождали до 50 человек, которые шли по селу с гармонистом и песнями. Теперь чаще всего за новобрачной приезжают на машине. Но и сейчас невеста обязательно должна выходить замуж в национальном платье. Их привозят из Северной Осетии вместе с мужской традиционной одеждой.

Сохраняется и обычай широко праздновать рождение мальчика. По такому случаю устраивали большой пир: пекли пироги с сыром, приносили в жертву животных и варили пиво по национальному рецепту.

Младенца клали в люльку. Перед этим ребёнка купали в тёплой воде и пеленали, потом проносили вокруг очага, чтобы отпугнуть злых духов. Так его передавали под защиту покровителя семьи и детей Сафа. По этому случаю для женщин накрывали богатый стол. Укладывала ребёнка в люльку женщина, у которой всё было благополучно. Для первенца готовили новую колыбель или брали у многодетной матери, воспитавшей здоровых детей.

Чтобы мальчик стал хорошим воином, в люльку клали пули, монеты — для богатства, яйцо — для многочисленного потомства. Нож и другие острые предметы должны были защищать от злых духов, а левое крыло летучей мыши обеспечивать спокойный сон.

Осетины из Дигорского ущелья клали в люльку сначала кошку, они верили, что у неё семь жизней. Предполагалось, что домашний питомец передаст ребёнку здоровье.

За две недели до того, как мальчику исполнится год, его мать возвращалась в родительский дом с большой символической чашей, куда складывали подарки для ребёнка, включая сладости. Матери с сыном дарили барана, коня, жеребёнка или ягнёнка. Ценные подарки преподносил и дядя мальчика по материнской линии. После её возвращения к мужу устраивали торжество для всех родственников и односельчан.

Отмечают в селе также Рождество, Пасху, большой праздник Джеоргуыба, а 6 мая — День святого Георгия. На большие праздники приезжают гости из Южной и Северной Осетии, включая и выходцев из села. В октябре собираются на празднование Дня села. Не пропускают селяне и день рождения писателя Коста Хетагурова.

«У каждой фамилии есть свои праздники, посвящённые покровителю рода. Их отмечают спустя определённое количество дней после Пасхи или Нового года. Обычно по этим датам все в селе ходят друг к другу в гости», — добавил Бараков.

Даже узбеки говорят по-осетински

«Осетинский язык сложен звуками, которых нет в русском. Например, вторая буква осетинского алфавита выглядит как слившиеся буквы «а» и «е», а произносится как что-то среднее между ними. Есть согласные, которые пишутся вместе с твёрдым знаком и произносятся уже по-другому. Например, «т», «п» и «ч». Встречаются буквосочетания «дз» и «дж». Ещё одна интересная особенность: в осетинских словах буква «с» читается как «ш», а «з» как «ж», — рассказывает учительница осетинского языка и литературы сельской школы Людмила Баракова.

Она — единственный в школе педагог с дипломом учителя осетинского языка и литературы. Вместе с ней эти предметы преподаёт коллега, прошедшая специальные курсы.

На изучение осетинского языка выделяют в неделю по два урока, на литературу — один. Язык и литература включены в программу 1-9 классов. В старших преподают только литературу. Учебники школа получает из Северной Осетии.

Помимо произведений Коста Хетагурова дети знакомятся с творениями и других авторов, включая и современных. Среди них Шамиль Джигкаев, Камал Ходов, Нафи Джусоев, Елбыздыко Бритаев, Даби Мамсуров и другие.

Большинство школьников — карачаевцы или осетины. Они делятся на группы, каждая из которых изучает родной язык. Есть ребята других национальностей — узбеки и армяне, которым интересен осетинский язык и произведения на нём.

«Дети из нескольких узбекских семей вполне успешно изучают осетинский язык. Меня особенно радуют два брата. Старший учится в шестом классе. Когда он только пошёл в школу, его мама попросила, чтобы его взяли в осетинскую группу. Помню, я тогда даже возмутилась. Подумала, что я с ним буду делать, если даже у носителей языка проблемы. Но он проявил такую старательность, что сейчас знает осетинский лучше некоторых ребят-осетин. Усердно учит стихотворения и выступает с ними на внеклассных занятиях», — поделилась педагог.

Детям нравится узнавать новое о традициях и обычаях осетин.

«Обязательно в октябре устраиваем месячник Коста Хетагурова. Проводим предметные недели для осетинского и других языков. Уже три года активно сотрудничаем с общественной национальной организацией «Иудзинад», что переводится как «единство». Она занимается сплочением осетин из разных населённых пунктов. Каждый год они проводят конкурсы «Я осетин!» и «Я осетинка!». Весной соревнуются девочки, а осенью — мальчики. Победителей районных этапов из Северной Осетии они ежегодно привозят к нам в школу на финал 15 мая, когда мы отмечаем День осетинского языка», — говорит учительница.

Между небом и землёй: загадки древнего Шоанинского храма

История Шоанинского храма насчитывает более тысячи лет. Христианская святыня принадлежит к знаменитым аланским храмам.

Древний собор на головокружительной высоте напоминает ласточкино гнездо. Издали наблюдателям кажется, что храм упирается в небесный свод. Каменное сооружение, прилепившееся к отрогу горы, как магнит, притягивает туристов.

Общая информация

Шоанинский храм находится в 7 км от Карачаевска, в окрестностях села имени Коста Хетагурова. Рядом протекает река Кубань.

Собор расположен на отроге горы Шоана, с юго-восточной стороны. Крестовокупольный храм выполнен в лучших традициях византийской архитектурной школы. По мнению учёных, христианская святыня построена в начале X века.

Особенности:

каменное здание представляет собой трёхнефное и трёхапсидное сооружение;

подпружную главу и арку поддерживают четыре квадратных столба;

отделка собора довольно аскетична;

местами арки покрыты резными линиями. Основное украшение – аркатурный фриз и выступающий карниз на восьмигранном барабане с узкими окнами;

неплохо сохранились северный, южный притворы, глава;

кое-где на стенах видны древние фрески.

Размеры:

высота собора – 12,9 м;

длина с запада на восток равна высоте;

по западному фасаду ширина составляет 8,9 м.

Обратите внимание! Первые обмеры в 1929 году произвёл архитектор Бернадацци. Известного специалиста поразила прочность каменной кладки и строгое следование канонам архитектуры.

Загадки христианской святыни

Учёные и обычные путешественники не раз задавались вопросом: «Почему собор возведён в таком труднодоступном месте?» Каменистые выступы не позволяют разместиться большому числу верующих. Действительно, для многолюдных приходов нужна церковь поближе к центру поселения.

Предположения учёных таковы:

каменный Шоанинский храм в КЧР проектировался и строился как резиденция епископа Кубанского;

одновременно были предусмотрены возможности для организации здесь монастыря-киновии, скрытого от посторонних глаз;

важный момент – христиане верили, что с гор удобнее разговаривать с Богом.

Немного истории

Христианство проникло на землю Алании в VII веке, но религия прижилась не сразу. Лишь спустя три века началось широкое церковное строительство.

Византийские миссионеры для одного из культовых сооружений выбрали гору Шоана. В долине реки Кубань по обоим берегам располагались многолюдные поселения. Многие уже приняли христианство, однако большого собора у верующих не было.

Гора находилась в центре прихода. Наверх можно было добраться по горным тропам.

Византийским миссионерам понравилось удобное местоположение. Именно эта причина стала решающей при выборе площадки для возведения культового сооружения. К тому же скальные породы обеспечивали надёжность фундамента.

Шоанинский христианский храм в Карачаево-Черкесии — памятник истории и церковной архитектуры. Ценность сооружения, как свидетельства древней культуры, несмотря на довольно скромный вид, не вызывает сомнений.

Исследователи по крупицам добывали информацию и выяснили, что:

до XVIII века в соборе хранилась богатая библиотека, о которой мало сведений даже у ведущих исследователей византийской и кавказской культуры;

немецкий врач Я. Рейнеггс, путешествовавший когда-то по Кавказу, получил от монахов две древние церковные книги. Где они сейчас? Куда исчезли остальные рукописи? Эти тайны не раскрыты.

Расположение

Несколько христианских святынь, входивших в Аланскую епархию, неплохо сохранились. Среди них и древний Шоанинский храм в Карачаево-Черкесии.

Благодаря незыблемому каменному основанию строение выдержало натиск ветров, солнца и дождей. Мало кто скажет, глядя на каменное здание, что собор сооружён тысячу лет назад.

Древнее строение находится в окружении величественного горного массива. Склоны покрыты растительностью. С высоты птичьего полёта храм кажется крохотной точкой, затерявшейся на границе неба и земли.

Тем не менее добраться до христианской святыни достаточно просто. Дорога проложена почти к храму. Можно доехать на автомобиле.

Встаньте у ворот каменного собора и посмотрите вокруг. Куда ни глянь – горы, зелень, потоки воздуха, пронизанные солнечным светом. Благородная, магическая красота.

В долине реки Кубань недалеко от горы Шоана раскинулись небольшие населённые пункты:

село имени Коста Хетагурова;

аулы Хумара и Нижняя Мара;

посёлок Орджоникидзевский.

Интересные факты о храме

Древний собор – гордость Карачаево-Черкесского музея-заповедника. Тысячелетняя история каменного храма хранит и светлые, и грустные моменты.

Метаморфозы с фресками

Росписи на стенах церковной святыни могли быть утеряны навсегда. Монахи не особо заботились о сохранности древних фресок.

Дворянин Нарышкин, посетивший Шоанинский храм в 1867 году, ликов святых не обнаружил. Фрески не были видны под толстым слоем штукатурки, которым монахи покрыли стены.

Уникальные росписи были найдены совершенно случайно. Жители села им. Коста Хетагурова из благих побуждений в 2007 году решили самовольно произвести ремонт отдельных частей памятника церковной архитектуры.

Из-за непрофессионализма ремонтников была грубо отбита поздняя штукатурка. И — о чудо! — местами проступила первоначальная обмазка. Сейчас посетители могут рассмотреть остатки фресок, грузинские, армянские, греческие, русские, арабские надписи.

К сожалению, туристы тоже «отличились» и оставили потомкам свои имена, начертав их на оштукатуренной поверхности. Надписями покрыты труднодоступные места, даже простенки барабана. «Здесь был Вася» и тому подобное творчество на стенах древней святыни вызывает недоумение.

Знаете ли вы, что:

когда-то храм имел висячую галерею с западной стороны. На эту мысль исследователей натолкнула входная дверь, но ведь сразу за ней – обрыв. Вряд ли монахи стали бы обустраивать дверь в «никуда»;

исследователь К.Н. Афанасьев установил, что Зеленчукский храм – «родственник» Шоанинского собора. Скорее всего, культовые сооружения возводили мастера одной архитектурной школы. Несмотря на несущественные различия, обе церковные святыни имеют общий элемент – пилоны с квадратным сечением. Для сравнения – в аналогичных памятниках Абхазии пилоны крестовидные.

Древний храм на горе Шоана в Карачаево-Черкесии хранит немало загадок. Во время путешествия по Кавказу осмотрите уникальное сооружение X века, прикоснитесь к многовековой истории края.