Критика источника

Определение внешних особенностейпамятника,

Выяснение подлинности источника

Прочтение текста

Установление времени, места

Установление авторства

Установление обстоятельств и мотивовсоздания источника

Очень часто историк,убедившись в том, что источник нефальсифицирован, вполне достоверен ив хорошей сохранности, спокойно импользуется. Вопросы же об общемисторическом контексте, в которомисточник появился, об отражении в данномпамятнике присущего автору и его временименталитета обычно перед исследователемне возникают.

Попробую пояснитьсказанное на следующем сюжете.

Из всего арсеналаисточниковедческой техники анализаодни источники, в зависимости от вида,требуют преимущественного использованияприемов, менее обязательных для другихвидов. Скажем, такой элементисточниковедческой работы, как изучениеисторической обстановки, в которойпоявился документ, гораздо важнее длязаконодательных источников, нежели дляделопроизводственных, допустим, таких,как протокол.

Как вид документа,протокол более независим, самостоятелен,сравнительно отчужден от эпохи, большепривязан к форме. А посему протокол 20-хгодов мало чем отличается от протокола70-80-х годов. И в том, и в другом случаеэто краткая фиксация в более или менееудовлетворительном изложении сутипроисходящего (доклад, обмен мнениями,решение). Видимо, этому в значительноймере способствует устойчивость формулярадокумента.

И, напротив, такойдокумент, как Конституция, требуеттщательного изучения эпохи, состоянияобщественного развития, потребностиобщества в юридических акциях и пр.Причем на различных этапах развитияобщества и историографии может менятьсякоренным образом объяснение этого,самого главного для анализа сущности,документа подобного вида.

Давно ли мы говорили,что Конституция СССР 1936 г. вызванасерьезными сдвигами (естественно,позитивными!) в политической, экономическойи культурной жизни советского общества,что знаменовало собой победу социализмав СССР в основном? Тем самым КонституцияСССР 1936 г. определялась как конституцияпобедившего социализма. Ныне подобногоне скажет никто. Нас будет интересоватьдругое: зачем руководству страныпотребовался весь этот фарс?»1

История публикации источника

Интерпретация текста и оценка его достоверности

«Проблема интерпретациипервоисточника. Здесь присутствуюттри аспекта.

1). Содержаниесамого источника (условно говоря,»самотолкование» источника).

2) Толкование, котороедает вам через предисловие, комментарийпосредник.

3) Ваше собственноепонимание источника.

Раскроем эти пункты.Первый. Очень важно не дать источнику,так сказать, повести вас за собой, т. е.поверить в буквальном смысле слова «наслово» все ГУ, о чем в нем говорится.Историку всегда полезно сохранятьизвестную долю скепсиса, ибо наука, какизвестно, начинается с сомнения.

Что касается второгопункта, то между вами и источником всегдастоит толкователь. Это редакторы,составители сборников, авторы предисловийи комментариев. Они призваны помочьчитателю сориентироваться в комплексепубликуемых документов, обратитьвнимание на самые важные стороны техили иных документов. Задача полезная.И здесь все зависит от политическойпозиции, квалификации, научнойдобросовестности составителей иредакторов. Бывает так, что предисловиемможно исказить сущность того или иногодокумента. Например, предисловие к XIтому «Ленинского сборника» совершеннопревратно толкует замечания В.И. Ленинана книгу Н.И. Бухарина «Экономикапереходного периода». Об этом мыпоговорим подробнее в лекции о ленинскихдокументах.

Назойливый толмачпорой упрямо становился между читателеми первоисточником и упорно навязывалсвое толкование как единственноправильное. Нередко толкователь являетсябезликим, символизирующим некуюинструкцию, которая дает установкутрактовать тот или иной документ толькотак, а не иначе.

Так, между двух огней– источником и его толкователями –рождается и ваше собственное пониманиеисточника, ваша версия его сути.

Яхвист, Элохист и Второзаконие

В IX?VIII вв. появляются те элементы Библии, которые известны под названием Элохиста и Яхвиста. Нельзя сказать, чтобы история появления этих древнейших элементов Ветхого Завета была выяснена с полной точностью. Имена их составителей нам, конечно, не известны, и трудно предвидеть, станут ли они когда-нибудь известны в результате новых археологических находок. Не известно даже, Яхвист или Элохист появился первым. Нам представляются убедительными соображения, высказанные по этому поводу академиком Н.М. Никольским.

В Яхвисте, отмечает советский исследователь, чувствуется стремление выдвинуть на первый план племя Иуды, доказать его первенство среди остальных племен и его право на господствующее положение; вместе с правом племени Иуды на первенство среди других племен всячески пропагандируется первенство Яхве среди богов. Это свидетельствует о том, что Яхвист представляет собой религиозно-исторический памятник Иудеи, а не Израиля.

Элохист несет на себе следы происхождения из эфраимистского, т. е. израильского, источника, ибо в подборе и изложении его материала чувствуется тенденция доказать первенство племен Иосифа и Эфраима. Элохист игнорирует бога Яхве, как покровителя соперничающего племени Иуды. Можно предположить, что Элохист возник раньше Яхвиста. Какие соображения подтверждают это?

В IX веке Израильское царство находилось на подъеме, а в VIII веке оно уже было в состоянии все усиливавшегося упадка. Так как в Элохисте выразилась идеология борьбы за первенство среди еврейских племен то есть основания предполагать что этот документ относится именно к периоду подъема, т. е. к IX веку. Яхвист же носит на себе следы VIII века.

Многобожеская религиозная идеология особенно ясно выражена в текстах Элохиста. Само имя Элохим представляет собой множественное число от имени бога Элоха или, по другому варианту, Эла. Фактически Библия начинается словами: «Вначале сотворили {боги} небо и землю»…

Любопытно, какие соображения выдвигают церковники в связи с этим фактом, безусловно, конфузным для догмата единобожия, принятого как в христианской, так и в иудейской религиях. Даже среди православных богословов на этот счет нет единодушия. Одни утверждают, что форма множественного числа здесь имеет чисто грамматическое значение, например как «воды» вместо «вода». В пример приводятся некоторые другие древнееврейские слова, как «шомаим» ? небеса, те же «воды» «маим». Но это объяснение не выдерживает критики: для обозначения неба и воды древнееврейский язык не имеет имени существительного в единственном числе; для обозначения же бога в нем есть не одно, а ряд таких слов; в частности, в нем есть форма единственного числа от того же слова «элохим». Нет никаких оснований думать, что форма множественного числа применена в Ветхом Завете по простой причуде составителей.

Есть еще и другое объяснение, даваемое православными богословами. С точки зрения этого объяснения, применение множественного числа свидетельствует о том, что составители Ветхого Завета уже предчувствовали христианское учение о троичности божества. Но учение о Троице есть тоже многобожеское учение, как бы его ни маскировали богословы рассуждениями на манер того, что бог-то один, но у него три лица, и т. д. Объяснение «элохим» Троицей только показывает лишний раз многобожеский характер и тех и этих представлений.

Появление Яхвиста и Элохиста было обусловлено определенными социально-политическими причинами. Возникло государство, политически закрепившее определившуюся в то время классовую структуру общества рабовладельческий строй в его восточной форме. Сложившаяся общественная обстановка выдвинула перед религиозной идеологией задачу: обосновать классовое расчленение общества, существование эксплуататорского государства, претензий отдельных племен на первенство в этом государстве или, точнее, в сложившихся двух государствах. Требовалось религиозное освящение сложившегося общественного и государственного строя, включавшее в себя прежде всего оправдание паразитического общественного положения господствующего класса, в особенности его жреческой части. Неправильно было бы думать, что это оправдание специально придумывалось самими жрецами или другими представителями господствующего класса. Оно возникло в самом народе как фантастическое отражение складывавшихся эксплуататорских отношений, как отражение бессилия народных масс в борьбе против сложившегося эксплуататорского строя, но, конечно, при активной поддержке жрецов и других идеологов рабовладельческого строя, помогавших оформляться соответствующим смутным представлениям, поддерживавших и распространявших их.

Этот процесс шел параллельно в двух еврейских государствах, и в результате появились две различные книги ? Яхвист и Элохист. Вероятно, к VII веку до н. э. относится соединение Яхвиста и Элохиста в одно целое. Было создано, таким образом, повествование о происхождении еврейского народа и его судьбах, причем начиналось это повествование со значительно более отдаленных времен, чем возник сам народ: надо было показать «предысторию» его, тем более что это давало возможность возвеличить бога?покровителя евреев, изобразив его как творца вселенной и человечества. Кроме того, это позволяло обосновать учение о неразрывной связи бога Яхве с избранным им народом, используя для этого легенды о заветах, заключавшихся Яхве с предками евреев ? Ноем, Авраамом, Иаковом.

Текст Элохиста включен в текст Яхвиста так, что последний представляет собой как бы основу повествования. Из этого вытекает, что соединение обоих текстов производилось приверженцами яхвистской версии, т. е., вероятно, представителем Иудейского царства. Есть все основания предполагать, что это произошло в VII веке до н. э., когда Израильское царство уже погибло, а Иудея приняла на себя роль единственного политического и религиозного центра евреев. Включив в свое повествование текст Элохиста, иудейский идеолог как бы принимал религиозное наследство от потерявшего государственную самостоятельность Израиля.

Соединение Яхвиста и Элохиста было осуществлено довольно неуклюже. Вместо единого и связного рассказа мы видим два параллельных повествования, механически соединенных так, что видны все «швы». В ряде случаев можно выделить эти варианты и разделить, таким образом, повествование на два самостоятельных рассказа. Вот, например, как выглядит легенда о продаже Иосифа его братьями в рабство, если разделить изложение на яхвистский и элохистский источники.

Яхвист: «И прежде нежели он (Иосиф. ? И.К.) приблизился к ним, стали умышлять против него, чтобы убить его. И услышал сие Рувим, и избавил его от рук их, сказав: не убьем его. Когда Иосиф пришел к братьям своим, они сняли с Иосифа одежду его… И сели они есть хлеб и, взглянув, увидели, вот, идет из Галаада караван измаильтян, и верблюды их несут стираксу, бальзам и ладан: идут они отвезти это в Египет. И сказал Иуда братьям своим: что пользы, если мы убьем брата нашего и скроем кровь его? Пойдем, продадим его измаильтянам, а руки наши да не будут на нем; ибо он брат наш, плоть наша. Братья его послушались. И продали Иосифа измаильтянам за двадцать серебренников».

Элохист: «И увидели они его издали. И сказали друг другу: вот, идет сновидец. Пойдем теперь, и убьем его, и бросим его в какой-нибудь ров, и скажем, что хищный зверь съел его; и увидим, что будет из его снов. И сказал им Рувим: не проливайте крови; бросьте его в ров, который в пустыне, а руки не налагайте на него. Сие говорил он, чтобы избавить его от рук их и возвратить его к отцу его. И взяли его и бросили его в ров; ров же тот был пуст; воды в нем не было. И, когда проходили купцы Мадиамские, вытащили Иосифа из рва… отвели Иосифа в Египет».

Как видит читатель, это два вполне законченных, независимых друг от друга рассказа. В Библии они соединены, и отдельные фразы одного источника перемежаются с отдельными фразами из другого источника. Вместе эти два рассказа составляют стихи 18?28 XXXVII книги Бытия.

Такие параллельные повествования в первых шести книгах Ветхого Завета встречаются не раз. Кроме приведенного выше примера, укажем на историю потопа, на историю сотворения мира. В обеих этих легендах механически соединены яхвистский и элохистский варианты, причем основой повествования служит Яхвист.

В период до вавилонского плена, вероятно в конце VIII века до н. э., появились и сборники законодательного характера, включавшие в себя некоторые правовые установления, моральные наставления, инструкции богослужебного характера. Отдельные отрывки из них сохранились в книге Левит, а также в книге Исход. В последней они составили то, что именуется Книгой договора и заключается в главах XXI?XXIX.

Наконец, в 621 г., как это было доказано де Ветте, впервые была опубликована книга Второзакония. Следует, однако, иметь в виду, что Второзаконие в том виде, в каком оно сейчас фигурирует в Ветхом Завете, далеко не полностью относится к 621 г. Видимо, в дальнейшем его текст подвергся весьма серьезным изменениям и в особенности дополнениям, так что опубликованная в 621 г. Книга закона составляла только часть современного Второзакония.

Помимо перечисленных элементов, вошедших впоследствии в Ветхий Завет, до вавилонского плена появилось несколько книг пророков.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на Litres.ru

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 26 (355). Филология. Искусствоведение. Вып. 93. С. 125-128.

В. В. Шаповал

О ТРАКТОВКАХ ВНЕШНЕЙ И ВНУТРЕННЕЙ КРИТИКИ, ПОДЛИННОСТИ И ДОСТОВЕРНОСТИ В ЛЕКСИКОГРАФИИ

Рассматривается несколько трактовок противопоставления внутренней и внешней критики применительно к практике оценки лексикографических источников, а также связанные понятия достоверности и подлинности.

Ключевые слова: источниковедение, внутренняя и внешняя критика словаря, достоверность и подлинность.

Критика источников и источниковедение как особая научная дисциплина за несколько столетий обросли терминологией, которую нельзя не принимать во внимание и при обсуждении специфики лингвистического источниковедения и, в частности, критики словарей. Можно обнаружить несколько трактовок различения внешней критики и внутренней критики, при том что отмечается принципиальная трудность описания терминологических пар с прилагательными внутренний — внешний .

Первое различие, которое часто актуализируется в представлении наших современников, — это противопоставление между «внешней» критикой и самокритикой, совпадающее с различением «внешних» и «внутренних отзывов» или словарных рецензий . Надо отметить практическую важность этого различения: авторский коллектив владеет более мощными ресурсами для верификации описания отдельных слов, чем сторонний критик, и может использовать их до издания словаря.

Если обратиться к традиции исторического (а на этапе возникновения и развития — общегуманитарного) источниковедения, то обнаруживается несколько иное содержание пары внутренняя критика — внешняя критика. Историк акцентирует текстологические аспекты критики источников: «принцип сличения и систематизации списков с их внешней и внутренней критикой в XIX в. вполне прижился в России» . Под внешней критикой понимается атрибуция (определение места и времени создания, авторства) документа или памятника и оценка степени его сохранности. Внутренняя критика дает интерпретацию сообщения и оценивает его достоверность, учитывая исторический контекст, жанр и намерения автора. В филологии задачи, которые обеспечивает внешняя критика, решаются в рамках палеографии,

графологии, частные вопросы — в рамках ряда других технических дисциплин. Внутренняя критика — в рамках археографии, текстологии, истории текста и т. п. Иногда справедливо говорят, что она близка по задачам к интерпретации источника. Можно вспомнить в связи с этим и антитезу, более привычную для филологов: памятник/документ как физическая копия и источник как текст.

Важно и различение этих двух аспектов критики по целям: 1) подлинность источника как материального памятника доказывает внешняя критика; 2) содержательную достоверность источника — внутренняя критика. Критика словаря тоже направлена на достижение этой двоякой цели.

Рассмотрим пример. Ряд жаргонных словарей включает лексическую единицу: «Не-буди (м<ежду>н<ародное>.) — кровный враг» . Подлинность материального свидетельства о наличии слова в русских словарях жаргона можно доказать обращением к отечественному изданию 1992 г., оформленному в виде книги в твердой обложке, не имеющей следов замены страниц, подчисток и вклеек. Однако достоверность данного свидетельства о том, что такое слово существует, находится под вопросом. Проведенный нами источниковедческий (или текстологический, в данном случае их различение неважно) анализ позволяет установить немецкий прототип: «Nebudy Blutsfreunde» — побратимы и, следовательно, зафиксировать превращение толкования побратимы в толкование кровный враг — то есть констатировать наличие ошибки в процессе работы с толкованием. Исследование всех искажений данного лексикографического казуса позволило нам в свое время внимание реконструировать гипотетическую запись ЫеЬ^у = +Ыагоёу — друзья цыгана из местных . Попутно заметим, что зна-

В. В. Шаповал

чительное количество уникальных ошибок в немецком источнике и копиях его русского перевода с большой степенью надежности позволяет определить путь письменного заимствования данного слова. Позднее удалось подтвердить точность реконструкции обращением к вероятному промежуточному источнику: «Nebudy Blutsfreunde» — побратимы , связав его с формой ед. ч.: «Narodos Freund» — друг .

Как видим, источниковедческий анализ позволил установить, что запись «Небуди (м<ежду>н<ародное>.) — кровный враг» в жаргонном словаре возникла в результате нескольких этапов ошибочного переосмысления чешского слова со значением народ, бытовавшего в локальном цыганском диалекте в значении друг. Таким образом, подлинность того или иного свидетельства не гарантирует его достоверности.

«Внутренняя» критика может пониматься и иначе. Для критики словаря в целом и его отдельных словарных статей иногда релевантно разделение привлекаемых данных, в свою очередь, на «внутренние» (обнаруживаемые в том же словаре) и «внешние» (взятые из других словарей). Кавычки специально поставлены, чтобы не получить отповедь на такое еретическое терминоупотребление со стороны источ-никоведов. Это противопоставление позволяет различать внутренние содержательные противоречия и разнобой трактовок в разных лексикографических источниках. Противоречие внутри словаря может устраняться при опоре на внутренний анализ. Противоречие между словарями — на основании каких-то третьих «внешних» источников.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Этот вид критического анализа (при опоре на данные того же словаря) также может именоваться внутренним (пусть и не в строго терминологическом смысле) в противоположность внешнему, когда обнаруживаются и анализируются противоречия между разными словарями. Ошибки словаря, обнаруживаемые и исправляемые на основе внутренних противоречий, удается обосновать обычно с большей степенью надежности. Рассмотрим примеры:

а) Разные источники дают сходную, но противоречивую информацию: «Страусить , несов, неперех. Страусить над собой. Беречь себя. Вы не страусите над собой. Жиздр. Ка-луж., Добровольский, 1898» и «2. Стражить над собой. Беречься, остерегаться. Вы не стра-жите над собой. Жиздр. Калуж., 1905-1921»

. Видимо, следует принять только вариант написания стражить, а изолированное страусить считать призрачным словом. (О разложении ж с продленной вниз центральной мачтой в ус и гр при чтении записей В. Н. Добровольского говорит: обва-гривать < +обваживать — обвешивать, васьми-нуса < +восьминжа — восемь . На -жа указывают и параллель из условного языка Шаповалов: семжа — 7; восемжа — 8; де-вянжа — 9 .)

б) Один источник дает наряду с ординарным лупить еще и уникальный вариант слова: «Лупать, аю, аешь, несов., сов., перех. Снимать кожицу с плодов. Яросл., 1929» . Есть глагол колупать, но глагол лупать слабо документирован. В единственном источнике лупать выглядит как возможная опечатка, в составе словарного гнезда с описанием лупить, и вслед за ним идет иллюстративное речение с лупить (расстановка кавычек в издании дополнительно дает представление о качестве корректуры):

Лупи’ть — 1. снимать кожу. Водога <с. Ко-лодино>, Югск<ой>. в<олости>.; Серед<ина>. Дан<иловского>. у<езда>. — лупать картофель; не почем не лупится; Корега Буйск<ого>. у. — о картошке; 2. Яросл<авской губернии>. Вят<ская>. в<олость>. — бить; в городе: пропиши ему лу’пку; Мышк<инский уезд>.: В<ерхнее>. Куб<енское>. — колотить. «Отлупи его» . Во втором примере лупать картофель видно, что внутренние противоречия словарной статьи позволяют заподозрить неточность, но в то же время нельзя исключить однократно зафиксированный вариант лупать. Как видим, достоверность лексикографических описаний глаголов может быть подвергнута сомнению: страусить с большей надежностью и установлением прототипа стражить, а лупать с колебаниями (в пределах доступных источников). Но это лучше, чем некритичное принятие сомнительного материала.

Например, однократно зафиксированное шу-брейское метатка — рубаха, весьма вероятно, возникло как неверное прочтение более известного слова манатка — рубашка , в результате переразложения ан — ет. Характерно, что оба слова описаны в одном и том же словаре на одной странице, что позволяет обосновать предлагаемое исправление без конъектур.

Ниже компактно показано, какие существенные различия в понимании терминологических сочетаний внутренняя критика и внеш-

О трактовках внешней и внутренней критики.

няя критика обнаруживаются в исследовательской практике.

1.В традиции исторического источниковедения внутренняя критика определяет смысл и достоверность данного сообщения с учетом контекста, жанра и намерения автора, а внешняя критика определяет место и время создания, авторство документа и степень его сохранности, а также подлинность.

2.В практике отечественной лексикографии начала XXI в. внутренняя критика развивается внутри авторского лексикографического коллектива, а внешняя критика представляет реакцию на завершенный словарь со стороны научного сообщества.

3.При верификации отдельной словарной статьи условно внутренняя критика опирается только на данные анализируемого словаря, а внешняя критика привлекает данные других словарей и иных источников.

Эти различия представлены в слабо пересекающихся сферах исследовательской деятельности (источниковедение и историческая лексикография), но должны учитываться в словарной критике, которая оказывается междисциплинарным мостом, призванным соединить эти искусственно разделенные области познания.

Список литературы

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1.Бердинских, В. А. Ремесло историка в России. М., 2009. 604 с.

2.Добровольский, В. Н. О дорогобужских мещанах // Известия Отделения русского языка и словесности ИАН. СПб., 1897. Т. II. Кн. 1-2. С.320-352.

3.Копорский, С. А. О говоре севера Поше-хонско-Володарского уезда. Ярославль, 1929. 129 с.

4.Мильяненков, Л. А. По ту сторону закона. СПб., 1992. 320 с.

5.Николайчик, Ф. Отголосок лирницкого языка // Киевская старина. Т. XXIX. Апрель. Киев, 1889. С. 121-130.

6.Падучева, Е. В. Каузативный глагол и де-каузатив в русском языке // Рус. яз. в науч. освещении. 2001. № 1. С. 52-79.

7.Словарь русских народных говоров. Вып. 17. М.-Л., 1981. 384 с.; Вып. 41. СПб., 2007. 343 с.

8.Чернышёва, М. И. Параметры лексикографической критики // УосаЬи1ит et уосаЬи-!апит. Вып. 12. Харьков, 2011. С. 7-10.

9.Шаповал, В. В. Новые «цыганизмы» в русских жаргонных словарях // Вопр. языкознания. 2008. № 6. С. 49-77.

10.Шаповал, В. В. О некоторых ошибках в современных жаргонных словарях // Вопр. филологии. 2007. № 1 (25). С. 55-61.

11.Шаповал, В. В. Переразложение элементов букв при копировании как причина ошибок в словаре // Вспомогательные исторические дисциплины, источниковедение, методология истории в системе гуманитарного знания : материалы XX Междунар. конф. М., 2008. Ч. 2. С.679-681.

12.Шаповал, В. В. Графические дублеты в словарях // Рус. язык в науч. освещении. 2010. № 1 (19). С. 158-168.

13.Polzer, W. Gauner-Wörterbuch für den Kriminalpraktiker. München, 1922. 100 S.

1.Berdinskikh, V. A. (2009) Remeslo istorika v Rossii , Moscow, 604 p. (in Russ.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4.Mil’yanenkov, L. A. (1992) Po tu storonu zakona , Saint Petersburg, 320 p. (in Russ.).

8.Chernysheva, M. I. (2011) «Parametry lek-sikograficheskoy kritiki» , in: Vocabulum et vocabularium , Volume 12, Kharkov, pp. 7-10 (in Russ.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1.1. Внешняя и внутренняя критика исторических источников. Предмет изучения вспомогательных исторических дисциплин

При воссоздании подлинной картины исторического прошлого исследователи в своей работе пользуются разнообразными историческими источниками. Исторические источники – все свидетельства прошлого, которые связаны с деятельностью людей и отражают историю человеческого общества. Любой предмет, к которому хотя бы дважды была применена трудовая деятельность человека, является историческим источником.

Исторические источники бывают:

· вещественные (разнообразные предметы быта и культуры, созданные человеческой цивилизацией);

· этнографические (сохранившиеся традиции в нравах, обычаях народов);

· устные (фольклор);

· лингвистические (устаревшие слова и названия, которыми в древности называли различные явления и предметы);

· письменные (выполненные на органическом или неорганическом материале знаки, которые можно идентифицировать как письменность);

· кино-, фото-, фоно-, видео- документы.

Исторические источники разнообразны и чтобы доказать их подлинность они должны подвергаться критике. Критика источников подразделяется на внешнюю и внутреннюю.

Внешняя критика – это в первую очередь получение информации о происхождении источника. Этим и занимаются вспомогательные исторические дисциплины – установлением времени и места составления источника, авторства, условий его написания, подлинности, а также восстановлением первоначального текста.

Вспомогательные исторические дисциплины позволяют провести анализ текста, данных языка, имен собственных, географических сведений, наблюдение за формуляром, почерком, знаками письма и материалом для письма.

Цель внешней критики – определение степени правомерности использования источника в научном исследовании.

Внутренняя критика основана на изучении содержания источника и имеет целью установление его достоверности, то есть выяснение степени соответствия жизненных событий их отражению в источнике. Устанавливается полнота информации и научной ценности источника. При внутренней критике источника необходимо выявить социальный статус, национальную и культурную принадлежность автора. Автор может проигнорировать или видоизменить одни факты и, напротив, выделить те из них, в подробном освещении которых он заинтересован. Определенное влияние на автора оказывает и историческая обстановка, в которой он живет и работает. Внутренней критикой исторического источника занимается источниковедение.

Источниковедение – это вспомогательная историческая дисциплина, которую нужно выделить на первое место, которая разрабатывает методику и теорию изучения и использования исторических источников. Источниковедение занимается приемами выявления, классификации исторических источников, разработкой комплексной методики обработки, изучения и использования источников.

Предмет изучения источниковедения – письменные источники.

Основные задачи источниковедения:

1. Выявление источников, поиск источников;

2. Установление текста (выявление более поздних вставок – интерколяций). Прочтение текста.

3. Установление происхождения источников – авторство, место написания, год написания, подлинность, установление цели написания.

4. Определение полноты сведений, политической направленности документа.

5. Синтез исторических источников.

Источниковедение, выделившись из состава вспомогательных исторических дисциплин, в настоящий момент стремится стать специальной исторической дисциплиной.

Критика может быть пагубной. Так говорит Св.Писание: ”Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом”. (Галатам 5:15)

За критикой других часто скрывается нужда в самокритике. Так говорит Св.Писание: ”Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего”. (От Матфея 7:1-5)

Составным элементом конструктивной критики будет готовность простить. Так говорит Св.Писание: «Наблюдайте за собою. Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему; и если покается, прости ему”. (От Луки 17:3)

Будьте осторожны с вашей критикой. Так говорит Св.Писание: ”Немощного в вере принимайте без споров о мнениях”. (Римлянам 14:1)

Кто что дает – то и получит. Так говорит Св.Писание: ”Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете; давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам”. (От Луки 6:37-38)

Христиане, подвергшись справедливой конструктивной критике, отнесутся положительно и умножат свои знания. Так говорит Св.Писание: ”Не обличай кощунника, чтобы он не возненавидел тебя; обличай мудрого, и он возлюбит тебя; дай наставление мудрому, и он будет еще мудрее; научи правдивого, и он приумножит знание”. (Притчи 9:8-9)

Лучшая защита чтобы не подвергнуть себя критике – это чистая совесть. Так говорит Св.Писание: «Имейте добрую совесть, дабы тем, за что злословят вас, как злодеев, были постыжены порицающие ваше доброе житие во Христе”. (1 Петра 3:16)