Кто такой Иаков?

Исаак говорил с Иаковом. Он сказал, что Иаков не должен брать себе в жены ни одну девушку из Ханаана. Иакову нужно идти в другую страну. Там он найдет жену.

Иаков отправился в путь.

Однажды ночью к нему явился Иисус Христос. Иисус сказал Иакову, что у него будет много детей. Семье Иакова будет принадлежать вся Ханаанская земля. Ханаан был землей обетованной.

Иаков обещал слушаться Бога. Он обещал платить десятину.

Однажды Иаков остановился у колодца. Он увидел много овец. Он встретил девушку по имени Рахиль. Он помог ей напоить овец.

Иаков встретил отца Рахили. Его звали Лаван. Он был рад встретить Иакова. Иаков сказал, что хочет взять Рахиль в жены. Лаван ответил, что Иаков может жениться на Рахили. Но Иаков должен работать на него.

Иаков работал на Лавана семь лет. Он работал очень тяжело. Лаван отдал ему в жены Лию. Лия была сестрой Рахили.

Лаван разрешил Иакову жениться и на Рахили. Но Иакову пришлось проработать еще семь лет.

У Иакова было много детей. Он стал богатым. У него было много животных.

Много лет работал Иаков на Лавана. Потом Иисус велел Иакову возвращаться в свою страну. Поэтому он взял свою семью и животных и покинул дом Лавана. Они отправились в землю обетованную.

В пути к Иакову явился Иисус Христос. Иаков попросил Иисуса благословить его. Иисус благословил Иакова. Иисус сказал, что у Иакова будет новое имя. Его имя будет Израиль. У Израиля будет священство.

На своем пути домой Иаков встретил Исава. Иаков думал, что Исав все еще ненавидит его. Иаков поклонился Исаву.

Но Исав больше не ненавидел Иакова. Он и Иаков обняли друг друга. Они любили друг друга.

Иаков и его семья пришли в Ханаан. Исав и его семья отправились в другое место.

У Иакова было 12 сыновей. Они назывались двенадцать сынов Израилевых. Каждый сын и его семья назывались коленом. Семья Израиля стала 12 коленами Израилевыми. Они назывались Израильтянами.

Иаков – сын Исаака, того самого, которого отец его, Аврам, чуть не зарезал в качестве жертвоприношения иудейскому богу Яхве.

Ревекка родила Иакова вместе с братом его, Исавом, который был красного цвета и косматый. Краснота и косматость не помешала Исаву стать сильным и хорошим охотником. Может быть, она ему даже помогала, обеспечивая дополнительную маскировку на местности. За то, что Исав приносил домой вкусную дичь, его любил брат Иаков и отец Исаак. Мама Ревекка же предпочитала Иакова.

Как-то раз Иаков приготовил на ужин что-то красное. Тут с охоты пришёл очень голодный Исав и попросил Иакова дать ему этого красного поесть.

30 И сказал Исав Иакову: дай мне поесть красного, красного этого, ибо я устал. От сего дано ему прозвание: Едом.

Здесь выявляется скрытый конфликт между братьями, причиной которого является тот факт, что Исав вышел из утробы Ревекки первым, а Иаков, хоть и держал его тогда за пятку (видимо, в надежде обогнать), вторым. Незаслуженная, как он считал, первородность Исава не давала ему покоя и видя, что Исав сильно голоден, Иаков предлагает ему продать свое первенство за миску приготовленного им красного блюда.

Исав, недолго думая, за тарелку похлебки признает фальстарт.

В тех краях опять случился голод. Элохим спускается с неба к Исааку и говорит ему идти в Герар, а за то, что отец Исаака, Аврам соблюдал его инструкции (обрезал письки), Элохим и Исааку обещает размножить его, «как звезды небесные» и дать «потомству его все земли сии».

Следуя указаниям небесного навигатора, Исаак, отец Иакова и Исава, решает пересидеть голод в Гераре, том самом, в котором когда-то его отец Аврам одурачил местного царя Авимлеха, соврав, что Сара – это его сестра. Исаак не собирается позорить отца и точно также рассказывает всем, что Ревекка – это его сестра. Бедный Авимлех вторично оказывается в дураках. Заметив как-то из окна, как Исаак занимается любовью с Ревеккой, он вызывает Исаака к себе и спрашивает, почему тот его обманул. Исаак помнит, что надо говорить в таких случаях и объясняет, что просто боялся, что его убьют из-за его красивой Ревекки. Страшась очередного возмездия Яхве, Авимлех распоряжается всем жителям не прикасаться к Исааку и его жене под страхом смертной казни. Заручившись подобным покровительством, Исаак резко идет в гору:

13 И стал великим человек сей и возвеличивался больше и больше до того, что стал весьма великим.

Местные жители, естественно, завидуют изворотливому еврею и вынуждают его покинуть Герар. Исаак со своим разросшимся племенем отправляется странствовать по окрестностям, время от времени откапывая колодцы, которые из зависти к нему засыпали местные жители, Филистимляне.

Яхве снова посещает Исаака и напомнив ему кто он такой (на случай, если Исаак успел все позабыть с прошлого визита), опять обещает его сильно размножить.

24 И в ту ночь явился ему Господь и сказал: Я Бог Авраама, отца твоего; не бойся, ибо Я с тобою; и благословлю тебя и умножу потомство твое, ради Авраама, раба Моего.

Исав же обзаводится двумя женами не иудейского происхождения, Иегудифой и Васемафой, которые, соответственно, «были в тягость Исааку и Ревекке».

Тем временем Исаак успел состариться и ослепнуть. Прежде чем умереть, он решает благословить любимого сына, Исава. Так как любовь эта имеет в основном кулинарное направление, Исаак просит сына сперва приготовить для него его любимое блюдо.

4 и приготовь мне кушанье, какое я люблю, и принеси мне есть, чтобы благословила тебя душа моя, прежде нежели я умру.

Ревекка, подслушав, как её муж заказывает своему любимому повару-сыну еду, решает, что её любимый сын может приготовить не хуже и сам, вместо Исава, получить в качестве чаевых благословение. Начинается кулинарный челендж между Исавом и Иаковом.

Почему Исаак не может благословить обоих сыновей непонятно. То ли он не любит Иакова, то ли благословление у него всего одно и на двоих не делится. Неясно также, что такое это самое благословление и зачем оно вообще нужно.

Иаков по началу трусит, так как считает, что отец, при всей своей слепоте, может опознать его на ощупь:

12 может статься, ощупает меня отец мой, и я буду в глазах его обманщиком и наведу на себя проклятие, а не благословение.

Однако, чего только не сделает мать ради любимого сына! Ревекка и кушанье сама за него готовит и одежду ворует у нелюбимого сына и надевает эту одежду на любимого сына Иакова и покрывает незамаскированные части его тела кожей козлят:

15 И взяла Ревекка богатую одежду старшего сына своего Исава, бывшую у ней в доме, и одела младшего сына своего Иакова;

16 а руки его и гладкую шею его обложила кожею козлят;

17 и дала кушанье и хлеб, которые она приготовила, в руки Иакову, сыну своему.

Иаков, придя в таком виде к слепому отцу, объявляет ему, что он – это не он, а Исав:

19 Иаков сказал отцу своему: я Исав, первенец твой; я сделал, как ты сказал мне; встань, сядь и поешь дичи моей, чтобы благословила меня душа твоя.

Исаак удивляется, что псевдо-Исав успел так быстро обернуться и на охоту, да еще и подстреленную дичь приготовить.

20 И сказал Исаак сыну своему: что так скоро нашел ты, сын мой? Он сказал: потому что Господь Бог твой послал мне навстречу.

Иаков врет, нескромно прикрываясь Яхве. Но Исаак, привычный, очевидно, к в вранью, принятому в их племени, не верит и хочет лично ощупать кулинара, проверив его на косматость.

21 И сказал Исаак Иакову: подойди , я ощупаю тебя, сын мой, ты ли сын мой Исав, или нет?

23 И не узнал его, потому что руки его были, как руки Исава, брата его, косматые;

Трюк удался, но Исаак не может благословить сына на пустой желудок: ему необходимо сначала подкрепиться.

25 *Исаак* сказал: подай мне, я поем дичи сына моего, чтобы благословила тебя душа моя. *Иаков* подал ему, и он ел; принес ему и вина, и он пил.

Наевшись и напившись, он благословляет, наконец, сына. Как только тот уходит на пороге появляется жаждущий своего законного благословления, косматый и красный Исав. Не подозревая подвоха, он готовит еду и приносит её отцу, прося благословить его в качестве благодарности.

31 Приготовил и он кушанье, и принес отцу своему, и сказал отцу своему: встань, отец мой, и поешь дичи сына твоего, чтобы благословила меня душа твоя.

Иаков притворяется Исавом

То, что произошло далее не совсем понятно. Жаждущим узнать «истину» необходимо обратиться к опытному библеведу. Если пытаться подойти к этому делу трезво, то можно сделать вывод о том, что благословление – вещь штучная и, будучи одноразового использования, на тот момент находилась уже в распоряжении Иакова, вероломно отобравшего её хитростью. Кроме того, когда благословление применятся в многодетных семьях, помимо улучшенного снабжения продуктами питания, оно автоматически делает неблагословленных рабами благословленного. По крайней мере в еврейских семьях.

37 Исаак отвечал Исаву: вот, я поставил его господином над тобою и всех братьев его отдал ему в рабы; одарил его хлебом и вином; что же я сделаю для тебя, сын мой?

Исав в ужасе вопрошает отца, нет ли у того в запасе еще одного благословления. На этот глупый вопрос Исаак ничего не отвечает, ввергая сына Исава в громкий плач. Немного позже Исаак объясняет Исаву сложившуюся ситуацию: теперь ему, Исаву, придется служить Иакову, но потом непременно наступит момент, когда Исав воспротивится и свергнет своего брата со своей шеи.

40 и ты будешь жить мечом твоим и будешь служить брату твоему; будет же *время,* когда воспротивишься и свергнешь иго его с выи твоей.

Естественно, что Исав возненавидел Иакова и поклялся его убить.

Сколько страстей вокруг столь малопонятной вещи, как благословление! Что же это за штуковина такая, что даже отцам многодетных семей выдается только в штучном экземпляре? Какую скрывает оно в себе великую ценность, за которую матери обманывают мужей, браться обманывают братьев и клянутся затем в смертельной мести, а облапошенный отец даже не может взять это благословление обратно и отдать его в правильные руки?

В Википедии благословление определяется, как «пожелание успеха, счастья, долголетия в адрес другого человека».

В более развернутом варианте, как это могло быть у древних иудеев, звучит так:

«Что касается обряда благословения, то у евреев он состоял в поднятии правой руки (или обеих рук), и в возложении их на голову благословляемого (Быт. 48:15; Лев. 9:22).»

Неужели Исаак не мог проделать эту нехитрую процедуру дважды? Трудно предположить на этот счет что-то вразумительное. Может быть, он вложил в благословение Иакова столько душевных сил, что на бедного Исава просто ничего не осталось? Или у него обе руки свело судорогой? Предложите вашу версию. Только не ищите, ради бокса, ответа на религиозных сайтах. То, что там написано очень трудно переводится на ЯЗС (Язык Здравого Смысла). Например, вот, что думает по этому поводу блаженный Феодорит (пятый век нашей эры):

«чтобы явственным сделалось Божие попечение об Иакове, а сие открывается в том, что Исаак усиливался благословить Исава, Божия же благодать, против воли Исааковой, привлекла благословение на Иакова. Это уразумел и сам Исаак. Ибо, употребив все средства… приведенный в ужас случившимся, не огорчился, как обманутый сыном, но познал намерение Божье и подтвердил данное им благословение»

Церковь, как всегда, пытается объяснить явную бредовость ситуации тайными помыслами всевышнего бога, преследующего какие-то свои, никому не понятные цели.

Или вот мнение Мэтью Генри, комментатора библии 17го века:

«В данной главе мы возвращаемся к истории о борьбе между Исавом и Иаковом. Исав уже позорно продал свое первородство Иакову, однако надеется, что от этой сделки ни сам он не обеднеет, ни Иаков не разбогатеет, ибо по-прежнему уповает на преимущества, связанные с любовью отца к нему, поэтому уверен в благословении. Здесь мы увидим, как Исава постигла справедливая кара за то, что пренебрег первородством (которого так неразумно лишился): он теряет благословение, которое Иаков отнимает у него хитростью. Вот как объясняется данная история в Послании к Евреям: «…отказался от своего первородства…после того он, желая наследовать благословение, был отвержен…» (Евр 12:16,17). Ибо тот, кто легкомысленно относится к вероисповеданию и разменивает его по пустякам, тем самым лишается силы и преимуществ религии. Здесь речь идет (I) о намерении Исаака благословить Исава (ст. 1-5).»

Позорно продал свое первородство? Пренебрег первородством? Первородство важнее любви отца? То есть, за чередование, в котором новорождённые выходят из утробы матери, даже, если они идут один за другим, держась за пятки друг друга, человек лишается родительской любви, а также силы и преимуществ религии? Господа, мы, наверное, пропустили что-то важное, но простите, где же здесь здравый смысл? Неужели на свете существуют люди, которые, считая себя вменяемыми, могут на последовательности появления своих новорожденных отпрысков на свет, принимать решение о том, любить или не любить своих детей, желать или не желать им благополучия в будущем?

А вот кое-что из Фейсбука:

«Трагедия, о которой рассказано здесь, не последнее слово в этой истории. Это лишь один акт в нескончаемой драме, которая продолжалась и после того, как эти персонажи покинули сцену жизни. В этой истории акцентируется не в первую очередь грех человека, страдание и отчуждение. По мере развёртывания сюжета мы всё больше осознаём удивительную милость Бога, работающего со склонными к греху людьми. Он призывает, благословляет и использует таких людей, несмотря на их слабости и грехи, а вовсе не потому что они заслуживают или достойны этого. Так благодаря Его искупительному плану создавался народ, который в конечном итоге должен был принести благословения всему миру через обещанное семя Авраама: Иисуса Христа (Мф. 1:1–16; Гал. 3:16). «

И эта трагедия, эта нескончаемая драма и удивительная милость Бога, весь этот сыр-бор из-за того, что Исав первым прошел через шейку матки? Уф…

Ладно, давайте посмотим, что будет дальше.

Отметим, что на данный момент начинает прорисовываться общее направление сюжета: высшее существо Яхве/Элохим по какой-то причине выбрало из двух братьев именно Иакова в качестве переносчика Аврамова семени дальше по библейской генеалогической линии, определенно нацеленной на произошедшее в далеком будущем непорочное зачатие Иисуса. Вопрос о том, какое отношение к непорочному зачатию имеет семя, разводчик евреев не ставит, зная, что его все равно никто не поймет. При этом, его, похоже, совершенно не волнует, что происходит в остальном мире, так как ни что, кроме перемещения на небольшом клочке пространства маленькой кучки евреев в библии не задокументировано.

Нам было бы крайне интересно понять, какими именно преимуществами Иакова перед Исавом, помимо отсутствия косматости и красного цвета кожи руководствовался владыка иудеев в выборе генеалогической линии для своего будущего клона. Возможно, вскоре нам будут открыты какие-то его выдающиеся достоинства, за которые он был поставлен в начало модельного ряда предков Иисуса.

Обманув отца и брата, Иакову пришлось бежать, чтобы уйти от расправы последнего. Мать посылает его к своему родственнику в Харран с тем, чтобы Иаков пересидел там «ярость брата своего».

Исав же со злости взял себе третью жену Ханаананского происхождения, Махалафу, отомстив Ревекке, которая очень не хотела, чтобы её дети имели жен из Ханаана.

На пути в Харран Иаков ложится спать, положив по голову камень земли той.

11 и пришел на *одно* место, и *остался* там ночевать, потому что зашло солнце. И взял *один* из камней того места, и положил себе изголовьем, и лег на том месте.

Несомненно, что упоминание камня должно нести в себе какой-то подспудный символизм, однако нам так и не удалось его нащупать. Возможно впрочем, что случившееся этой ночью было как раз-таки навеяно этим камнем, а именно особо неудобным и острым его выступом, дававшем на голову спавшего на нем Иакова.

Правда, ничего особенного с ним не случилось. Просто его в который раз посетили с неба, чтобы напомнить ему о том, в каком большом количестве его собираются в ближайшем будущем размножить и что потомство это заселит всю землю, по которой он сейчас путешествует.

Иаков спит

Поднявшись поутру, Иаков ставит свой камень-подушку плашмя, делая из него памятник и, обильно полив его оливковым маслом, обещает богу, что из того, что этот бог даст ему, он вернет ему десятую часть.

22 то этот камень, который я поставил памятником, будет домом Божиим; и из всего, что Ты, *Боже,* даруешь мне, я дам Тебе десятую часть.

Этот поразительный пример иудейской щедрости демонстрирует нам широту души прославенного Иакова. Надо будет впоследствии проследить за тем, чтобы Иаков не забыл выполнить свой замечательный обет.

Иаков приходит в стан Лавана, брата Ревекки. Там он встречает Рахиль, которая ему нравится и которую он тут же у колодца целует. После этого Иаков предлагает Лавану сделку, по которой он будет работать на него семь лет, по прошествии которых Лаван отдаст ему свою дочь Рахиль в жены. Лаван соглашается.

Иаков целует Рахиль

Иаков, как договаривались, служит ему семь лет, по прошествии которых Лаван его вероломно обманывает. Делает он это весьма интересным образом: в свадебную ночь подсовывает Иакову вместо Рахиль свою вторую дочь, подслеповатую и некрасивую Лию. Не замечая подмены, Иаков проводит счастливую брачную ночь с другой женщиной, лишь только утром обнаруживая, что на самом деле спал с кем-то другим.

Иаков и Лаван

Честно говоря, примеров того, как любящие мужчины проводит первую брачную ночь с чужой женщиной не так уж и мало. Однако, чаще всего делают они это с проститутками. После семи лет воздыханий по своей любимой не заметить, что ты обнимаешь кого-то другого? Представить такое довольно сложно. Возможно конечно, что все дело в нравах того времени. Возможно, Иакову даже не полагалось видеть лица той, с которой он занимался любовью. Возможно, что и разговаривать им тоже было строго запрещено. Возможно также, что за все эти семь лет он ни разу не подходил к своей возлюбленной настолько близко, чтобы почувствовать её запах. А запахи, кстати, тогда были довольно сильные, так как ни мыла, ни зубных щеток, ни туалетной бумаги в то время еще не изобрели.

Иаков жалуется на подмену:

25 Утром же оказалось, что это Лия. И сказал Лавану: что это сделал ты со мною? не за Рахиль ли я служил у тебя? зачем ты обманул меня?

Из ответа Лавана следует то, что это с самого начала был его продуманный план:

26 Лаван сказал: в нашем месте так не делают, чтобы младшую выдать прежде старшей; 27 окончи неделю этой, потом дадим тебе и ту за службу, которую ты будешь служить у меня еще семь лет других.

С одной стороны еще целых семь подневольной работы на хитрого тестя, с другой: как бонус, Иаков получает за это целых две жены. Вторая, правда, глухая уродина, но, возможно у неё были какие-то скрытые достоинства. Скоро узнаем.

Тут вмешивается Элохим и из жалости к Лии организовывает для неё роды. Рахиль же он оставляет бесплодной.

Давайте поищем здесь ускользающую мораль. Почему вина за то, что Лия нелюбима, падает на Рахиль? Почему Элохим не помог также зачать и ей? Кроме того, неужели еврейское божество не беспокоят странные обстоятельства этого любовного треугольника? Разве справедливо то, что этот Лаван обманом заставил Иакова работать на себя еще целых семь лет? Или в среде древних иудеев такое кидалово было настолько в норме вещей, что даже Яхве не видел в этом ничего особенного?

Иаков любит девушку. Он работает семь лет в качестве выкупа за неё. В итоге эту его честно заработанную любовь бог не поощряет счастливым деторождением. Вместо Рахиль, Яхве распоряжается родить другой. Разве это справедливо?

Итак, решив, что, став отцом её детей, Иаков начнет её любить, Лия родила первого сына, Рувима. Затем, чтобы привязать к себе Иакова еще больше, родила ему Симеона. Затем родила Левия, решив на этом, что теперь Иаков точно уже к ней привязался. Правда, затем она родила еще и Иуду, после чего рожать временно перестала.

Рахили тоже хотелось иметь детей, причем настолько, что она положила в постель с Иаковом свою служанку Валлу. Иаков, понятное дело, согласился, став отцом и ребенка Валлы. Правда, по странной иудейской логике Рахиль считала этого ребенка своим.

6 И сказала Рахиль: судил мне Бог, и услышал голос мой, и дал мне сына. Посему нарекла ему имя: Дан.

Потом через Валлу она получила второго приемного ребенка. После этого Рахиль произносит одно немного странное изречение:

8 И сказала Рахиль: борьбою сильною боролась я с сестрою моею и превозмогла. И нарекла ему имя: Неффалим.

Таким образом, получается, что её борьба заключалась в том, чтобы давать своему мужу переспать со служанкой, а потом отнимать у этой служанки её ребенка, самой давать ему имя и считать его своим собственным? Надеемся, что мы правильно все понимаем. Странно еще то, что ребенок этот остается жить вместе с обеими матерями в пастушьем поселении. Как интересно они потом делили между собой этих детей? Кто кормил их грудью, ведь за бесплодностью, молока у Рахили скорее всего не было. Очень все это трудно себе представить.

Но тут к гонке деторождения подключается Лия, которая, давно не рожав, чувствует, что начинает отставать. Ничтоже сумняшеся она выдает Иакову свою служанку, Зелфу. Родившегося у Зальфы сына она точно так же забирает себе, дав ему оригинальное имя Гад. Второго она назвала Асиром.

Тем временем подрастающий Рувим нашел в поле мандрагоровые яблоки (ядовитое растение семейства Паслёновые с галлюциногенным действием) и принес их Лии. Рахили захотелось яблочек, но Лия жадничала:

15 Но сказала ей: неужели мало тебе завладеть мужем моим, что ты домогаешься и мандрагоров сына моего? Рахиль сказала: так пусть он ляжет с тобою эту ночь, за мандрагоры сына твоего.

Тут какой-то бардак с правами на обладание Иаковом: за мандрагоры Рахиль «разрешает» переспать Иакову с Лией, хотя последний, такой же муж Леи, как и её, четырнадцать лет отработавший за право спать с ними обеими.

16 Иаков пришел с поля вечером, и Лия вышла ему навстречу и сказала: войди ко мне , ибо я купила тебя за мандрагоры сына моего. И лег он с нею в ту ночь.

Интересно, сколько мандрагоров стоит один Иаков?

Яхве великодушно разрешает Лии родить еще одного ребенка под названием Иссахар. Потом еще одного, Завулона и, наконец, дочь Дину.

Тут снова родила и Рахиль. На этот раз Иосифа.

Став отцом внушительной семьи, Иаков решает, что пора завязывать. Придя к Лавану, он просит отпустить его восвояси.

25 После того, как Рахиль родила Иосифа, Иаков сказал Лавану: отпусти меня, и пойду я в свое место, и в свою землю; 26 отдай жен моих и детей моих, за которых я служил тебе, и я пойду, ибо ты знаешь службу мою, какую я служил тебе.

Лаван спрашивает Иакова, какую награду тот хочет за долгую службу.

31 И сказал : что дать тебе? Иаков сказал : не давай мне ничего. Если только сделаешь мне, что я скажу, то я опять буду пасти и стеречь овец твоих.

Иаков, с одной стороны не хочет от Левана никаких подарков, а с другой у него явно есть какой-то план.

32 Я пройду сегодня по всему *стаду* овец твоих; отдели из него всякий скот с крапинами и с пятнами, всякую скотину черную из овец, также с пятнами и с крапинами из коз. *Такой* *скот* будет наградою мне . 33 И будет говорить за меня пред тобою справедливость моя в следующее время, когда придешь посмотреть награду мою. Всякая из коз не с крапинами и не с пятнами, и из овец не черная, краденое это у меня.

Пока трудно понять, что он задумал. Лаван простодушно соглашается, и Иаков отбирает себе весь пятнистый скот. Однако он не уходит с этим скотом от Лавана, а начинает пасти его неподалеку. Далее Иаков предпринимает некую малопонятную операцию с применением прутиков со снятой с них корой. Мы приведем эту часть целиком. Может быть, у вас возникнут какие-то предположения о смысле его действий.

37 И взял Иаков свежих прутьев тополевых, миндальных и яворовых, и вырезал на них белые полосы, сняв кору до белизны, которая на прутьях,

38 и положил прутья с нарезкою перед скотом в водопойных корытах, куда скот приходил пить, и где, приходя пить, зачинал пред прутьями.

39 И зачинал скот пред прутьями, и рождался скот пестрый, и с крапинами, и с пятнами.

40 И отделял Иаков ягнят и ставил скот лицем к пестрому и всему черному скоту Лаванову; и держал свои стада особо и не ставил их вместе со скотом Лавана.

41 Каждый раз, когда зачинал скот крепкий, Иаков клал прутья в корытах пред глазами скота, чтобы он зачинал пред прутьями.

42 А когда зачинал скот слабый, тогда он не клал. И доставался слабый *скот* Лавану, а крепкий Иакову.

43 И сделался этот человек весьма, весьма богатым, и было у него множество мелкого скота , и рабынь, и рабов, и верблюдов, и ослов.

Jakob lam selection

В чем бы не заключалась суть этой прутиковой селекции (хоть это и полная бессмыслица), Иакову удалось на ней хорошо разбогатеть. Соответственно, его невзлюбили Лавановы дети:

1 И услышал слова сынов Лавановых, которые говорили: Иаков завладел всем, что было у отца нашего, и из имения отца нашего составил все богатство сие. 2 И увидел Иаков лице Лавана, и вот, оно не таково к нему, как было вчера и третьего дня.

Несмотря на явный обман, Господь стоит на стороне Иакова, а вовсе не Лавана. Правда, последний сам тот еще плут. Но у Иакова после всего этого осталось целых две жены, плюс еще две официальные любовницы, с которыми он ложится спать, когда ему начинает не хватать детей. Короче, в начавшемся между Лаваном и Иаковом соревновании надувал ведет пока Иаков.

3 И сказал Господь Иакову: возвратись в землю отцов твоих и на родину твою; и Я буду с тобою.

Яхве уводит своего любимого еврея от греха подальше. Что происходит в это время в остальном мире неизвестно. В Африке, Китае, Америке, Скандинавии, Европе могли происходить войны и природные катастрофы, миллионы людей могли голодать и страдать от болезней, все это неважно, так как всемогущий бог, создатель млечного пути и одуванчиков занят, похоже, исключительно одним евреем и его разросшимися стадами, обретенными благодаря строганию веточек.

Иаков идет за своим гаремом и, собирая его по полю, объясняет ситуацию:

6 вы сами знаете, что я всеми силами служил отцу вашему,

7 а отец ваш обманывал меня и раз десять переменял награду мою; но Бог не попустил ему сделать мне зло.

8 Когда сказал он, что *скот* с крапинами будет тебе в награду, то скот весь родил с крапинами. А когда он сказал: пестрые будут тебе в награду, то скот весь и родил пестрых.

9 И отнял Бог скот у отца вашего и дал мне.

Кто кого больше обманул в этой темной истории с крапинками и обструганными веточками непонятно. Похоже, что Иаков врет. Тем не менее, Рахиль и Лия его поддерживают. Старк отец явно надоел им самим и они хотят поскорее от него уйти, забрав с собой все свое имущество.

16 посему все богатство, которое Бог отнял у отца нашего, есть наше и детей наших; итак делай все, что Бог сказал тебе.

Они стали спешно собираться в путь:

17 И встал Иаков, и посадил детей своих и жен своих на верблюдов,

18 и взял с собою весь скот свой и все богатство свое, которое приобрел, скот собственный его, который он приобрел в Месопотамии, чтобы идти к Исааку, отцу своему, в землю Ханаанскую.

19 И как Лаван пошел стричь скот свой, то Рахиль похитила идолов, которые были у отца ее.

20 Иаков же похитил сердце у Лавана Арамеянина, потому что не известил его, что удаляется.

21 И ушел со всем, что у него было; и, встав, перешел реку и направился к горе Галаад.

Еще и идолов похитили у папы своего, не говоря уже о сердце. Лавану все это не понравилось, и он погнался за ними.

23 Тогда он взял с собою родственников своих, и гнался за ним семь дней, и догнал его на горе Галаад.

Но бог, то есть Яхве, приходит к Лавану ночью и строго наказывает ему не трогать своего любимчика Иакова:

24 И пришел Бог к Лавану Арамеянину ночью во сне и сказал ему: берегись, не говори Иакову ни доброго, ни худого.

Когда Иаков и Лаван встречаются на пригорке, Лаван, помня ночные угрозы Яхве, объясняет, что единственное, что ему от них нужно – это те самые идолы, которых сперли у него его дочери:

30 Но пусть бы ты ушел, потому что ты нетерпеливо захотел быть в доме отца твоего, — зачем ты украл богов моих?

Иаков, кажется, ничего не знает про идолов:

32 у кого найдешь богов твоих, тот не будет жив; при родственниках наших узнавай, что у меня, и возьми себе. Иаков не знал, что Рахиль украла их.

Рахиль же как раз на них сидела и отдавать не собиралась.

34 Рахиль же взяла идолов, и положила их под верблюжье седло и села на них. И обыскал Лаван весь шатер; но не нашел.

Когда Лаван попросил её привстать, чтобы заглянуть под седло, она наврала ему, что у неё менструация:

35 Она же сказала отцу своему: да не прогневается господин мой, что я не могу встать пред тобою, ибо у меня обыкновенное женское. И искал , но не нашел идолов.

Становится немного скучно. Слишком уж много неинтересных подробностей. Поругавшись немного, Лаван с Иаковом насыпали на одном холме кучу камней, и, наконец разошлись.

Иакову теперь нужно было возвращаться домой. Но там его ждет обиженный брат, у которого Иаков много уже лет назад путем обмана отнял отцовское благословение.

Вернемся на секунду к эпизоду с благословением. Тем, кто забыл, как было дело или начал читать с середины, стоит напомнить этот важный момент, без которого не запустилась бы определенная цепочка библейских причинно-следственных связей, венцом которой стало, кажется, рождение Иисуса Христа.

Итак, слепой отец по имени Исаак, собрался пожелать удачи в дальнейшей жизни своему любимому сыну Исаву. В то же самое время у него был и другой сын, Иаков, которого, как раз больше любила их мать, Ревекка. Ревекке очень хотелось, чтобы Исаак пожелал удачи не Исаву, а Иакову. Она переодевает Иакова в Исава и подсовывает его слепому отцу. Исаак по ошибке желает успехов неправильному сыну. Когда же к нему приходит за этими пожеланиями непосредственно Исав, оказывается, что пожеланий у Исаака больше не осталось: он всё потратил на Иакова. Исав спрашивает отца, почему оно у него только одно, но тот загадочно молчит. Исав возненавидел брата и поклялся его убить.

Теперь вернемся к тому моменту, как Иаков получает весть о том, что Исав идет навстречу Иакову с армией из 400 человек.

6 И возвратились вестники к Иакову и сказали: мы ходили к брату твоему Исаву; он идет навстречу тебе, и с ним четыреста человек.

Трусливый Иаков, зная, что неправ, боится расправы. Он срочно придумывает как спасти свое многочисленное имущество или хотя бы его часть. Он разделяет свой обоз на два стана, так, чтобы в случае гибели одного из них, второй можно было спасти. Не останавливаясь на этом, он посылает Исаву откуп в виде «двести коз, двадцать козлов, двести овец, двадцать овнов, тридцать верблюдиц дойных с жеребятами их, сорок коров, десять волов, двадцать ослиц, десять ослов.».

Разделив всю эту живность на энное количество стад, он пускает их одно за другим в сторону наступающего Исава. При этом велит каждому рабу при стаде при встрече с Исавом говорить, что это подарок ему от Иакова с целью примирения. Отправив выкуп, он ложится спать.

Ночью некто нападает на него и бьет до самого утра. На рассвете оказывается, что этот некто – сам Яхве. Создателю квазаров и темной материи не удается одолеть могучего Иакова. У него только лишь получается повредить ему «состав бедра». Более того, крепыш Иаков держит его так крепко, что повелитель космоса не может вырваться обратно на свободу. Яхве жалобно просится домой, на небо. Иаков не отпускает его просто так, требуя за это пожелания удачи (благословения).

Всевышний с перепугу даже забыл, как зовут того, к кому он всю ночь приставал. Узнав, что этот богатырь — Иаков, он решает, что для такого могучего иудея это имя никак не годится и тут же переименовывает его в Израиля. Таким образом, сыны Израилевы обязаны этому древнему селекционеру не только названием своего племени, но и тому, что им приходится очень тщательно обгрызать окорока:

32 Поэтому и доныне сыны Израилевы не едят жилы, которая на составе бедра, потому что *Боровшийся* коснулся жилы на составе бедра Иакова.

Идея с выкупом сработала, и встреча с братом прошла вполне мирно. Однако, оказалось, что у самого Исава и так всего полно и он великодушно возвращает выкуп обратно. Но Иаков настаивает, и Исав оставляет имущество у себя. Иаков врет и лебезит, пытаясь задобрить брата, которого явно боится. Он обещает ему прийти за ним в Сеир но обманывает и идет вместо этого в Сокхоф. Потом он вернулся в Ханаан и стал жить около города Сихем.

jakob esau 04

Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, полюбил Дину дочь Лии и вступил с ней в половой контакт. Как мы знаем, евреи во все времена были яростными противниками разбавления своей, богоизбранной крови кровью других религиозных меньшинств. Так что Иаков и все мужи его стана восприняли эту новость весьма мрачно, сочтя её бесчестием для израильского народа.

Наивный Князь Еммор приходит к Иакову просить руки Дины, обещая за это дальнейшую дружбу между их народами и беспрепятственное проживание на их земле. Сам Сихем так полюбил Дину, что готов был ради неё на все.

Израильтяне лукаво объясняют им, что не могут выдать свою дочь за человека с необрезанной писькой. Более того, в подтверждении великой дружбы между своими двумя народами они требуют поголовного обрезания всего мужского населения этого города. В случае непринятия условий они грозятся взять Дину и удалиться с ней восвояси. Бедные сихемцы неразумно упускают этот замечательный шанс, так как, по-видимому, они никогда раньше не сталкивались с Яхве-избранным народом и не знают их нравов. Недолго думая, они на свою голову соглашаются на массовое обрезания всех писек в своем городе.

Естественно, пока обрезанные мужчины мучаются от боли, держась за окровавленные члены, евреи нападают на город и перебивают их всех поголовно. Потом они разграбляют город и берут в плен всех выживших женщин и детей.

jews killing men in Sichem

После того, как евреи покончили с Сихемом, туроператор Яхве советует Иакову посетить теперь Вефиль. Иаков призывает своих детей и велит им закопать награбленное в Сихеме, так как все эти безделушки принадлежали раньше людям, у которых был туроператор от конкурирующей фирмы и посему недостойны истинных ценителей земли синайской. Также он журит своих детей за чрезмерную вспыльчивость по отношению к местным жителям:

30 И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой.

Конечно, его волнует не вырезанный его детишками город и не угнанные в рабство женщины, и дети, а возможная месть со стороны обиженного населения. Чем дальше мы следуем за судьбой этого представителя богоизбранного меньшинства, тем понятнее нам становятся мотивы Яхве в его выборе модели для создания идеального иудея. Правда, кое-что это говорит нам и о самом Яхве.

Когда Иаков пришел в Вифиль, к нему наведался его синайский гид с тем, чтобы напомнить Иакову о… Уже догадались? Да, об острой необходимости размножаться с тем, чтобы занять всю землю. Кроме того, Яхве настаивает на своей версии нового имени Иакова, Израиль. Видимо, незамедлительная смена имени нужна была для того, чтобы его не опознали родственники убитых в Сихеме местных жителей.

Рахиль тем временем рожает Вениамина и умирает при родах. Затем от старости умирает Исаак, хотя ему и было всего-то 180 лет. Исав же вынужден уйти от Иакова, потому что их стада больше не помещались на одной земле.

Тут мы вынуждены покинуть Иакова, потому что фокус библейского повествования перемещается теперь на сына его, Иосифа.

В заключении только хочется сказать, что на наш взгляд все похождения Иакова сами по себе не стоят и слезинки ребенка, и уж подавно не стоят целого города вырезанных его отпрысками людей и взятых в рабство женщин и детей. Вот, кстати, откуда эти евреи брали рабов.