Лесные человечки

Сказка
А напишите, предложили мне, добрую сказочку для маленьких детишек. Запросто, говорю. Слушайте, маленькие детишечки добрую сказочку на ночь.
Зелёные человечки
Это было давным давно. В те времена, когда по небу летали дракончики, по земле бродили великанчики, а под землёй жили зелёные человечки…
Однажды на полянке сидел мальчик и свистел в свою деревянную трубочку. Звали его Ральфом. Он пас овечек на сочной травке у Южных пещер. В пещерах, по преданиям, жили нехорошие тётеньки-ведьмочки. Они отбирали у детишек игрушки и обзывались. Поэтому никто туда не ходил.
Вдруг из пещеры вышли мальчик и девочка. Они держались за ручки и удивлённо хлопали глазками. Пастушок Ральф увидел их и от страха спрятался в траве. Детки-то были зелёные-зелёные, как кузнечики: и волосики зелёные и носики. Они подошли к пастушку и что-то прощебетали по-птичьи. Ральф закричал: «Хелп ми, хелп ми!» (помогите) и убежал в деревню.
Вскоре и зелёные детки пришли в деревню. Они всё повторяли: «Хелп ми, хелп ми». Их так и назвали: Хелп и Мия. Деток, братика с сестрёнкой, взял к себе деревенский священник. Они сначала толком и не разговаривали, и ничего не кушали, кроме зелёной фасоли. Позже они рассказали, что родом из Зелёной страны. Там никогда не всходит солнце, но оттуда видно вдали ярко освящённая земля, отдалённая от их страны бездонным морем, в котором водятся страшные чудовища. Гуляя в лесу, дети услышали как играет на дудочке пастушок. Музыка доносилась из пещеры. Они зашли в пещеру и заблудились в ней. Долго плутали в холодной тьме бедные дети, пока не вышли на совет и не встретили Ральфа.
Детки уже привыкли к солнцу, но очень скучали по родителям.
За летом пришла осень, а там и снежная зима, увы, не заблудилась. А зимой в деревню приезжал помещик, рыцарь сэр Василиск III, собирать дань со своих подданных. Он не отбирал хлеб, молоко и денеги. Василиск III брал с деревни по два ребёнка в год. Увозил их, плачущих, несчастных детишек в свой чёрный замок на горе и никто не знал, что с ними было дальше. Из чёрного замка ещё никто не возвращался.
Все очень полюбили зелёных деток, но зло Василиск III выбрал в этот раз именно их. Священник перекрестил испуганных Хелпа и Мию, поцеловал в лобики и посадил в чёрные сани помещика.
Их привезли в мрачный замок и завели в комнату, где стояла гигантская мясорубка. Оказывается, рыцарь сэр Василиск III был людоедиком, он любил нежный, розовый фаршик из детишек. И ему очень захотелось отведать зелёных человечков. Он сам посадил их в мясорубку и, сладко облизнувшись, начал крутить ручку страшной машины. Дети помолились, взялись за ручки, заплакали и закрыли глазки… Это были уже рождественские дни. Все услышали колокольный звон деревенской церквушки. И в следующий миг дети оказались дома, в своей Зелёной стране, с папой и мамой.
А сэр Василиск III отведал-таки зелёного фарша, отравился и… Он иногда видел счастливых Хелпа и Мию, издалека, выглядывая из ядовитого бездонного моря. Василиск зло скрежетал огромными зубами и, пошевеливая плавниками, уходил на глубину.
Спокойной ночи, позеленевшие детишечки!

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2016

* * *

Рассказы о приключениях Мурзилки и лесных человечков

Рассказ первыйО том, как лесные человечки задумали отправиться к вечным льдам

В дремучем лесу далёкого Севера, под перистыми листьями папоротника, весело и беззаботно жили малютки эльфы, лесные человечки. Их так много, что сосчитать невозможно. Все они очень странные на вид: с тоненькими ножками, большими, не по росту, головами, огромными выпученными глазами. Есть среди лесных человечков старики с длинными бородами, есть и молодые, даже малютки. И одеты все они очень странно: кто в длиннополом фраке, кто в куртке, кто в матросской рубашке, кто в огромной меховой шубе. Кто-то щеголяет в китайском цветном халатике, кто-то – в японском кимоно. У одних голову украшает высокая шляпа, у других – колпак, треуголка, жокейская шапочка и даже турецкая феска.

И всё у них было под рукой, ни о чём не приходилось волноваться: ягод и орехов в лесу сколько душе угодно, в речках и ручейках – хрустальная вода, в чашечках цветов – сладкий душистый нектар, до которого крохотные лесные жители были большие охотники. Полакомившись божественной влагой, эльфы в благодарность рассказывают цветам интересные истории или сказки.

Несмотря на то что лесным жителям не приходилось заботиться о пропитании, сложа руки они не сидели: целый день то жилища свои чистили, то на ветках качались, то в лесных ручейках купались. Наравне с птицами встречали восход солнца, слушали, о чём грохочет гром, листья и былинки шепчутся, звери толкуют…

Перелётные птицы рассказывали им про жаркие страны и тёплые моря, а луна – про глубоко сокрытые в недрах земли сокровища.

Ближе к зиме, когда птицы улетали в тёплые края, лесной народ переселялся в покинутые гнёзда и дупла, и только в солнечные деньки выбирались наружу. То-то начиналось веселье: лес оглашался писком и визгом, повсюду летали снежки не больше булавочной головки, тут и там вырастали снеговики размером с мизинчик, которые малюткам казались настоящими великанами, потому что были впятеро выше их самих.

С первым дыханием весны эльфы оставляли свои зимние убежища и переселялись в чашечки подснежников, где находили и кров и стол. Выглядывая наружу в щёлочку между лепестками, они видели, как чернеет и тает снег, как цветёт орешник, в то время как листочки его ещё спят в тёплых почках, как белочка перетаскивает в дупло остатки зимних припасов из отдалённой кладовой.

Из подснежников эльфы переселялись в медовое тепло первоцветов и оттуда наблюдали, как птицы возвращаются в свои старые гнёзда, и как лес мало-помалу покрывается зеленью.

В один из лунных весенних вечеров малютки сидели у старой ивы и слушали, как русалочки пели про подводное царство.

– Братцы, что-то давно Мурзилки не видно! – сказал вдруг самый старший из эльфов, которого за длинную седую бороду прозвали Дедком Бородачом. – Не случилось ли с ним чего?..

– Да что со мной может случиться? Ничего не может! – раздался откуда-то сверху хвастливый голосок, и с ближайшего дерева спрыгнул в центр круга Мурзилка по прозвищу Пустозвон.

Собратья его хоть и любили, но не воспринимали всерьёз: был он ленив и болтлив да к тому же хвастун изрядный. Щеголял в длинном фраке, высокой чёрной шляпе, сапогах с узкими носками, поигрывая тросточкой и посверкивая моноклем, и очень собой гордился, в то время как окружающие над ним лишь посмеивались.

Отряхнувшись и выпятив грудь, Мурзилка важно заявил собравшимся:

– Знаете, откуда я прибыл? Аж с самого Северного Ледовитого океана!

Обычно ему не очень-то верили, но на этот раз услышанное казалось настолько невероятным, что лесные жители повскакивали со своих мест и засыпали Мурзилку вопросами:

– Ты правда там был?.. А как же ты туда попал? И не замерз ведь…

Оказавшись в центре внимания, Мурзилка едва не лопался от гордости.

– Как попал? Да очень просто. Зашёл я как-то к куме-лисе, проведать, вижу – она в хлопотах, в дорогу собирается. Спрашиваю: «Куда?» А она говорит: «К сестре двоюродной, чёрно-бурой лисице, что живёт у самого океана». Ну я и давай просить: «Возьми меня с собой». А кума ни в какую. – «Куда тебе! Замёрзнешь! Ведь там холодно». Её слова меня пуще прежнего раззадорили. «Полно, – отвечаю. – Какой теперь холод, когда у нас лето на дворе». – «У нас-то лето, а там зима!» – возражает кума.

Чую, не уговорить мне рыжую бестию. Улучив момент, ни слова не говоря, вскочил я к ней на спину да зарылся в густой мех, так что и сам Мороз не смог бы меня отыскать. Волей-неволей пришлось ей взять меня с собой.

Лесные жители… засыпали Мурзилку вопросами…

Путь был неблизкий: за нашим лесом потянулись другие, за ними – безграничные равнины да топкие болота, сплошь покрытые лишаями да мхами и, несмотря на сильный зной, не совсем оттаявшими.

«Это тундра», – сказала мне кума. «Тундра? А что это такое – тундра?» – спрашиваю. «Это огромные, вечно замёрзшие болота, которые покрывают всё побережье Северного Ледовитого океана. Теперь и до сестрицы недалеко».

Вскоре кума действительно остановилась у какой-то норы, откуда несло тухлой рыбой и гнилью. «Как славно здесь пахнет! Сразу видно, что здесь богато живут», – облизнулась мечтательно рыжая, и в тот же миг выскочила к нам хозяйка. Увидев сестру, она так обрадовалась, что не знала, куда нас усадить и чем угостить. А припасов у неё полные амбары. Видно, и правда живёт не бедно – одна шуба чего стоит: чёрная, с серебристым отливом, настоящее чудо!

Поели мы, отдохнули и пошли гулять по берегу. Ну, братцы, не поверите, что я увидел! По волнам неслись блестевшие на солнце, как алмазы, горы; за ними плыли материки, острова и скалы, на которых сидели белые медведи и морские чудовища. И всё это из чистейшего, как хрусталь, льда, сверкает и переливается всеми цветами радуги!

Эльфы ушам своим не верили… Как же получилось, что они не знали про такие необыкновенные чудеса!

Немного придя в себя, народец заволновался, зашумел, отовсюду слышалось:

– Непременно нужно и нам туда, к вечным льдам и снегам… Что мы всё сидим да сидим на одном месте! Пора уж мир посмотреть!

– А я могу быть вожаком! – воскликнул Мурзилка. – Дорогу знаю, со мной не пропадёте…

– Ну уж нет! – не согласились эльфы. – Больно ты легкомысленный. Пусть будет старшим дядюшка Заячья Губа: он степенный, серьёзный, да и жизненного опыта у него побольше твоего.

– Ура, пусть так и будет! – закричали малютки, подбрасывая вверх свои круглые шапочки-невидимки.

Заячья Губа, которого выбрали в предводители, был толстеньким старичком и носил круглый год фуражку с большим козырьком. Верхняя губа его, покрытая седыми усами, сильно выдавалась вперёд – за это он и получил своё прозвище.

– К столь далёкому путешествию необходимо хорошо подготовиться, – приступил к своим обязанностям Заячья Губа. – И потому, я думаю, мы не можем пуститься в дорогу раньше, чем выпадет первый снег.

В ту же ночь он отправился к волшебнице Лесунье за цветками папоротника, которые, как говорили, могут сделать кого угодно невидимкой.

– Куда это вы собрались? – удивилась лесная фея.

– Да вот решили новые края посмотреть да себя показать. Путь неблизкий, и мало ли какие опасности могут встретиться в дороге! Вот и хотелось бы запастись цветами папоротника, так, на всякий случай…

– Это хорошо, что ты такой осторожный, – похвалила вожака Лесунья. – Вот тебе целый пучок, на всех хватит.

Эльф поблагодарил волшебницу и, взвалив на спину подарок, отправился к омуту, где в янтарном дворце жила русалочка Морянка.

Той как раз наскучило сидеть дома, и вышла она на берег, устроилась в ветвях плакучей ивы и принялась при лунном свете пересыпать свои несметные сокровища, которые искрились и переливались в её прозрачных ручках неземными цветами. Русалочка громко хохотала от удовольствия, от чего гибкая ива раскачивалась из стороны в сторону.

– Здравствуй, Морянка! – вежливо поприветствовал её Заячья Губа. – Пришёл к тебе за сапожками-скороходами, что в огне не горят и в воде не тонут.

– Знаю-знаю, – не переставая хохотать, воскликнула русалочка. – Вы собрались путешествовать, мне это рыбки рассказали. Изволь, лови! – И она бросила на берег мешок с крошечными сапожками.

Довольный, Заячья Губа взвалил мешок на плечи и отправился к себе, под папоротник.