Либералист, кто это?

ЛИБЕРАЛИЗМ — общее обозначение различных форм социально-политической мысли и практики Нового и Новейшего времени.

Вос­хо­дя­щих в сво­ём ге­не­зи­се к воз­ник­шей в XVII-XVIII веках ра­цио­на­ли­стической и про­све­тительской кри­ти­ке западноев­ропейского со­слов­но­го об­ще­ст­ва, аб­со­лю­тиз­ма и кле­ри­ка­лиз­ма. Тер­мин «Либерализм» воз­ник в испанских кор­те­сах в 1810 году, обо­зна­чая фрак­цию ан­ти­аб­со­лю­ти­ст­ской ори­ен­та­ции, и по­сле это­го бы­ст­ро рас­про­стра­нил­ся по Ев­ро­пе.

Фор­ми­ро­ва­ние идео­ло­гии ли­бе­ра­лиз­ма.

Скла­ды­ваю­щие­ся на­чи­ная с XVII века фи­лософские ос­но­ва­ния Либерализма вклю­ча­ют идеи ве­ро­тер­пи­мо­сти (то­ле­рант­но­сти), ин­ди­ви­ду­аль­ной сво­бо­ды, по­ня­той пре­ж­де все­го как за­щи­щён­ность че­ло­ве­ка от по­ли­тического про­из­во­ла, вер­хо­вен­ст­ва ра­цио­наль­но обос­но­ван­но­го пра­ва, прав­ле­ния с со­гла­сия на­ро­да (в тео­ри­ях об­ще­ст­вен­но­го до­го­во­ра — уч­ре­ж­дён­но­го на­ро­дом), пра­ва на ча­ст­ную соб­ст­вен­ность, ис­тол­ко­ван­ную в то вре­мя ско­рее нрав­ст­вен­но и по­ли­ти­че­ски, чем юри­ди­че­ски и эко­но­ми­че­ски. Эти идеи, по-раз­но­му ак­цен­ти­ро­ван­ные, раз­ви­ва­лись та­ки­ми мыс­ли­те­ля­ми, как Т. Гоббс, Дж. Локк, Б. Спи­но­за, С. Пу­фен­дорф, П. Бейль и др.

В XVIII веке Либерализм ста­но­вит­ся идео­ло­ги­че­ским и, в из­вест­ном смыс­ле, по­ли­тическим те­че­ни­ем, от­час­ти оп­ре­де­ляя со­бой со­дер­жа­ние по­ня­тия Про­све­ще­ния. Уси­лия­ми французских фи­зио­кра­тов (Ф. Ке­нэ, П. Мер­сье де ла Ривь­ер, А.Р. Ж. Тюр­го) и шотландских про­све­ти­те­лей (Д. Юм, А. Смит, Дж. Мил­лар, А. Фер­гю­сон) соз­да­ёт­ся по­ли­тическая эко­но­мия, Ш. Мон­тес­кьё и его по­сле­до­ва­те­ли раз­ра­ба­ты­ва­ют кон­цеп­цию раз­де­ле­ния вла­стей — од­ну из важ­ней­ших по­ли­тических идей Либерализма. В этой же тра­ди­ции, как и вне её, — У. Блэкс­то­ном, И. Бен­та­мом, от­ца­ми-ос­но­ва­те­ля­ми США (Т. Джеф­фер­со­ном, Дж. Ме­ди­со­ном, А. Га­миль­то­ном) — фор­ми­ру­ет­ся современный кон­сти­ту­цио­на­лизм (при опо­ре на идеи Дж. Лок­ка и ис­то­рический опыт Английской ре­во­лю­ции, в ча­ст­но­сти Билль о пра­вах 1689 года). Ч. Бек­ка­риа фор­му­ли­ру­ет идею «гу­ма­ни­сти­че­ско­го» пра­ва, в тру­дах И. Кан­та и И. Бен­та­ма скла­ды­ва­ют­ся влия­тель­ные до настоящего вре­ме­ни тео­рии мо­ра­ли — эти­ка дол­га (де­он­то­ло­гия) и ути­ли­та­ризм. Об­щий об­лик Либерализма — под влия­ни­ем в пер­вую оче­редь Воль­те­ра и эн­цик­ло­пе­ди­стов (Д. Ди­д­ро, Ж.Л. Д’Аламбера, П. Голь­ба­ха и др.) — при­ни­ма­ет всё бо­лее свет­ский ха­рак­тер, а в отдельных сво­их про­яв­ле­ни­ях Либерализм ста­но­вит­ся атеи­сти­че­ским.

Либерализм явил­ся пер­вым те­че­ни­ем мыс­ли, в ко­то­ром об­су­ж­да­лись и пред­вос­хи­ща­лись ха­рак­тер­ные про­бле­мы современного об­ще­ст­ва, в то вре­мя толь­ко ещё фор­ми­ро­вав­ше­го­ся. В XVIII веке, вплоть до Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции XVIII века, Либерализму про­ти­во­стоя­ли толь­ко различные вер­сии тра­ди­цио­на­лиз­ма. Лишь позд­нее, в хо­де этой ре­во­лю­ции и по­сле неё и в ка­че­ст­ве ре­ак­ции на по­ли­тические по­бе­ды и по­ра­же­ния ран­не­го Либерализма, об­ра­зуют­ся два других клю­че­вых те­че­ния современной мыс­ли – кон­сер­ва­тизм и со­циа­лизм. Так фор­ми­ру­ет­ся мо­дуль современного ми­ро­по­ни­ма­ния, мно­го­крат­но пе­ре­страи­вав­ший­ся в XIX и XX веках, но не­из­мен­но со­хра­няю­щий свои основные ком­по­нен­ты.

Раз­ви­тие Либерализма в XVIII веке по­ро­ди­ло и боль­шое мно­го­об­ра­зие его форм. Так, в шотландском Про­све­ще­нии бы­ла от­верг­ну­та идея об­ще­ст­вен­но­го до­го­во­ра, а ес­те­ст­вен­ное пра­во све­де­но по су­ще­ст­ву к по­зи­тив­но­му пра­ву. Ве­ра во все­мо­гу­ще­ст­во и са­мо­стоя­тель­ность ра­зу­ма бы­ла кри­ти­че­ски пе­ре­ос­мыс­ле­на шотландскими фи­ло­со­фа­ми, то­гда как Либерализм кан­тов­ско­го тол­ка фор­ми­ро­вал­ся в пря­мой по­ле­ми­ке с ни­ми (пре­жде все­го с Д. Юмом). «Не­от­чу­ж­дае­мые пра­ва» че­ло­ве­ка, став­шие не толь­ко крае­уголь­ным кам­нем не­ко­то­рых вер­сий Либерализма, но и его по­ли­тическим зна­ме­нем (в Американской и Французской ре­во­лю­ци­ях), бы­ли с пре­зре­ни­ем объ­яв­ле­ны И. Бен­та­мом «че­пу­хой на хо­ду­лях». Ори­ен­та­ции на про­све­щён­ный аб­со­лю­тизм как наи­бо­лее аде­к­ват­ный, или да­же един­ст­вен­но воз­мож­ный, ин­ст­ру­мент реа­ли­за­ции ре­фор­ма­тор­ских про­грамм про­ти­во­стоя­ли вос­при­ятие го­су­дар­ст­ва как «не­об­хо­ди­мо­го зла» и стрем­ле­ние, по воз­мож­но­сти, «ми­ни­ми­зи­ро­вать» его (например, у Т. Пей­на и К.В. фон Гум­больд­та).

Ос­нов­ные те­че­ния и про­бле­мы со­вре­мен­но­го ли­бе­ра­лиз­ма.

В кон­флик­тах внут­ри мно­же­ст­ва различных вер­сий Либерализма и ме­ж­ду ним и другими та­ки­ми же мно­го­об­раз­ны­ми те­че­ния­ми (кон­сер­ва­тиз­мом, со­циа­лиз­мом, на­цио­на­лиз­мом, фун­да­мен­та­лиз­мом и т. д.) про­ис­хо­ди­ло раз­ви­тие различных форм Либерализма, не­ред­ко со­дер­жа­тель­но ме­няв­ших­ся на­столь­ко, что они те­ря­ли сход­ст­во ме­ж­ду со­бой и свои­ми «пра­ро­ди­те­ля­ми» из эпо­хи Про­све­ще­ния. В то же вре­мя воз­ни­ка­ли сим­био­зы не­ко­то­рых вер­сий Либерализма и других идео­ло­гических те­че­ний, например ли­бе­раль­ный со­циа­лизм в ду­хе К. Рос­сел­ли или Л. Хоб­хау­са, а так­же по­смерт­но опуб­ли­ко­ван­ных «Глав о со­циа­лиз­ме» Дж.С. Мил­ля, современный не­оли­бе­ра­лизм (Л. фон Ми­зес, М. Фрид­мен, А. Шварц и др.) — по су­ще­ст­ву лишь ра­ди­каль­ная вер­сия ка­пи­та­ли­стического кон­сер­ва­тиз­ма, «ли­бе­раль­ный на­цио­на­лизм», вос­хо­дя­щий к иде­ям Дж. Мад­зи­ни о «нрав­ст­вен­ной то­таль­но­сти на­ции», вы­страи­вае­мой в со­от­вет­ст­вии с уни­вер­саль­ны­ми цен­но­стя­ми прав че­ло­ве­ка.

В це­лом мож­но вы­де­лить пять главных те­че­ний ли­бе­раль­ной мыс­ли, сло­жив­ших­ся в XX веке: 1) уче­ния, вос­про­из­во­дя­щие тео­рии об­ще­ст­вен­но­го до­го­во­ра и ес­те­ст­вен­ных прав (Дж. Ролз, различные вер­сии дис­кур­сив­ной эти­ки — Ю. Ха­бер­мас и др.); 2) кон­цеп­ции спон­тан­но­го по­ряд­ка, про­дол­жаю­щие тра­ди­ции шотландского Про­све­ще­ния (Ф.А. фон Хай­ек, У. Бак­ли Млад­ший и др.); 3) современный ути­ли­та­ризм в раз­ных его вер­си­ях (П. Зин­гер, К. Эр­роу, Г. Бек­кер, Ф. Найт); 4) ге­гель­ян­ские вер­сии Либерализма (Б. Кро­че, Р. Кол­лин­гвуд и др.); 5) праг­ма­тизм и не­оп­раг­ма­тизм (Дж. Дьюи, Р. Рор­ти и др.). Мож­но го­во­рить и о на­рас­таю­щей эк­лек­тич­но­сти современных кон­цеп­ций Либерализма, что, по мне­нию его кри­ти­ков (Ч.Р. Миллс и др.), яв­ля­ет­ся од­ной из при­чин его ба­на­ли­за­ции. По­ли­тическую при­чи­ну этой тен­ден­ции кри­ти­ки ви­дят в том, что современный Либерализм пре­вра­ща­ет­ся в «праг­ма­ти­че­ское и со­цио­ло­ги­че­ское» опи­са­ние ме­ха­низ­мов функ­цио­ни­ро­ва­ния западного об­ще­ст­ва, ко­то­рое уже не спо­соб­но оце­нить эти ме­ха­низ­мы с точ­ки зре­ния рос­та или убы­ва­ния сво­бо­ды (Дж. Данн).

Внутренняя ди­на­ми­ка современного Либерализма оп­ре­де­ля­ет­ся дис­кус­сия­ми по сле­дую­щим клю­че­вым те­мам. Пер­вая те­ма: дол­жен ли Либерализм в ка­че­ст­ве сво­ей главной це­ли стре­мить­ся к ог­ра­ни­че­нию при­ну­ж­даю­щей вла­сти лю­бо­го пра­ви­тель­ст­ва (Ф.А. фон Хай­ек) или это вто­ро­сте­пен­ный во­прос, ре­шае­мый в за­ви­си­мо­сти от то­го, как Либерализм справ­ля­ет­ся со сво­ей важ­ней­шей за­да­чей — под­дер­жа­ни­ем ус­ло­вий, без ко­то­рых не­воз­мож­на сво­бод­ная реа­ли­за­ция че­ло­ве­ком сво­их спо­соб­но­стей (Т.Х. Грин)? В цен­тре этих дис­кус­сий — от­но­ше­ние го­су­дар­ства и об­ще­ст­ва, функ­ции и до­пус­ти­мые мас­шта­бы дея­тель­но­сти пер­во­го ра­ди обес­пе­че­ния сво­бо­ды раз­ви­тия ин­ди­ви­да и со­об­ще­ст­ва лю­дей. Вто­рая те­ма: дол­жен ли Либерализм быть «цен­но­ст­но ней­траль­ным», слу­жить сво­его ро­да «чис­той» тех­ни­кой за­щи­ты ин­ди­ви­ду­аль­ной сво­бо­ды без­от­но­си­тель­но к тем цен­но­стям, ко­торым при­вер­жен сво­бод­ный че­ло­век (Дж. Ролз, Б. Ак­кер­ман), или же он во­пло­ща­ет оп­ре­де­лён­ные цен­но­сти (гу­ман­но­сти, со­ли­дар­но­сти, спра­вед­ли­во­сти и др.), заб­ве­ние ко­то­рых чре­ва­то для не­го са­мо­го па­губ­ны­ми по­след­ст­вия­ми (У. Гал­стон, М. Уол­цер)? При вто­ром под­хо­де ни «цен­но­ст­ная ней­траль­ность», ни мо­раль­ный ре­ля­ти­визм для Либерализма не при­ем­ле­мы. Ось этих дис­кус­сий — нор­ма­тив­ное со­дер­жа­ние Либерализма и его во­пло­ще­ние в ин­сти­ту­тах современного об­ще­ст­ва. Тре­тья те­ма: как свя­за­ны по­ли­тическая сво­бо­да и ча­ст­ная соб­ст­вен­ность, го­во­ря ши­ре — ка­пи­та­лизм? Здесь про­ти­во­сто­ят Либерализм эко­но­ми­че­ский и нрав­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ский. Суть пер­во­го мож­но пе­ре­дать фор­му­лой Либерализма фон Ми­зе­са: «Про­грам­ма ли­бе­ра­лиз­ма, если её сжа­то вы­ра­зить од­ним сло­вом, чи­та­лась бы так: соб­ст­вен­ность, т. е. част­ное вла­де­ние средст­ва­ми про­из­вод­ст­ва… Все ос­таль­ные тре­бо­ва­ния ли­бе­ра­лиз­ма вы­те­ка­ют из это­го фун­да­мен­таль­но­го тре­бо­ва­ния» (Ми­зес Л. фон. Ли­бе­ра­лизм. М., 2001. С.24). Суть нрав­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ско­го Либерализма со­сто­ит в том, что связь сво­бо­ды и ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти не од­но­знач­на и не яв­ля­ет­ся не­из­мен­ной в раз­ных ис­то­рических об­стоя­тель­ст­вах. По сло­вам Б. Кро­че, сво­бо­да «долж­на иметь сме­лость при­нять сред­ст­ва со­ци­аль­но­го про­грес­са, ко­то­рые… яв­ля­ют­ся раз­но­об­раз­ны­ми и про­ти­во­ре­чи­вы­ми», и рас­смат­ри­вать сво­бод­ный ры­нок лишь как «один из воз­мож­ных ти­пов эко­но­ми­че­ско­го по­ряд­ка» (Croce B. My Philosophy and other essays on the moral and political problems of our time. L., 1949. P. 108).

Ха­рак­тер­ная для Либерализма убе­ж­дён­ность в воз­мож­но­сти со­вер­шен­ст­во­ва­ния лю­бых об­щественных ин­сти­ту­тов по­лу­ча­ет своё во­пло­ще­ние лишь в кон­крет­ной со­ци­аль­ной прак­ти­ке, век­тор ко­то­рой за­ви­сит от во­ли и ор­га­ни­за­ции лю­дей. По сло­вам Р.Г. Да­рен­дор­фа, «нет та­ко­го со­стоя­ния, в ко­то­ром ли­бе­ра­лизм был бы реа­ли­зо­ван пол­но­стью. Ли­бе­ра­лизм все­гда есть про­цесс… по­сред­ст­вом ко­то­ро­го ис­сле­ду­ют­ся но­вые воз­мож­но­сти для боль­ше­го чис­ла лю­дей. Ка­ж­дый раз этот про­цесс тре­бу­ет но­вых им­пуль­сов для при­да­ния ему энер­гии» (Dahrendorf R. The future tasks of libera­lism: a political agenda. L., 1988. P. 29).

Ли­бе­ра­лизм в со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской прак­ти­ке.

Прак­тическое во­пло­ще­ние идей Либерализма, по край­ней ме­ре с конца XVIII века, про­ис­хо­ди­ло на не­сколь­ких уров­нях: а) мас­со­во­го соз­на­ния; б) по­ли­тической идео­ло­гии и пар­тий­ных про­грамм; в) по­ли­тических ин­сти­ту­тов — в пер­вую оче­редь пар­тий, на­зы­вав­ших и/или счи­тав­ших се­бя ли­бе­раль­ны­ми, и т. н. ли­бе­раль­но­го го­су­дар­ст­ва. На этих уров­нях судь­ба Либерализма скла­ды­ва­лась по-раз­но­му.

В XVIII веке Либерализм был ско­рее осоз­на­ни­ем «фрон­ди­рую­щей» ари­сто­кра­ти­ей и ли­ца­ми сво­бод­ных про­фес­сий на­рас­тав­ше­го кри­зи­са «ста­ро­го по­ряд­ка», чем клас­со­вой идео­ло­ги­ей бур­жуа­зии. Да­же британская по­ли­тическая эко­но­мия, от­ра­жав­шая дух фор­ми­рую­ще­го­ся ком­мер­че­ско­го об­ще­ст­ва, весь­ма сдер­жан­но от­но­си­лась к сред­ним клас­сам. А. Смит в «Бо­гат­ст­ве на­ро­дов» (глава 11) при­зы­вал об­ще­ст­во к бди­тель­но­сти в от­но­ше­нии «куп­цов и про­мыш­лен­ни­ков», все­гда склон­ных «об­ма­ны­вать и уг­не­тать». На Ев­ропейском кон­ти­нен­те Либерализм от­ли­чал­ся от­кры­той не­при­яз­нью к «про­сто­лю­ди­нам» и пол­ным не­ве­ри­ем в спо­соб­ность на­ро­да управ­лять со­бой или хо­тя бы, как вы­ра­жал­ся Ш. Мон­тес­кьё, об­су­ж­дать по­ли­тические де­ла. От­но­ше­ние к де­мо­кра­тии бы­ло ис­клю­чи­тель­но не­га­тив­ным, и да­же, например, от­цы-ос­но­ва­те­ли Американской рес­пуб­ли­ки, уч­ре­ж­дав­шие пред­ста­ви­тель­ное прав­ле­ние, ви­де­ли его главное до­сто­ин­ст­во в том, что оно мо­жет «соз­дать си­лу, не­за­ви­си­мую от боль­шин­ст­ва, т. е. от са­мо­го об­ще­ст­ва» (Мэ­ди­сон Дж., Га­миль­тон А. К на­ро­ду шта­та Нью-Йорк. № 51 // Фе­де­ра­лист. М., 1994. С. 349). В этих ус­ло­ви­ях не при­хо­дит­ся го­во­рить о при­сут­ст­вии Либерализма на уров­не мас­со­во­го соз­на­ния, хо­тя он уже и вы­сту­пил в ка­че­ст­ве по­ли­тической идео­ло­гии.

Си­туа­ция ме­ня­ет­ся в XIX веке — ад­ре­са­та­ми Либерализма ста­но­вят­ся под­ни­маю­щие­ся бур­жу­аз­ные сред­ние клас­сы, ин­тел­ли­ген­ция, про­све­щён­ная часть чи­нов­ни­че­ст­ва и но­вые (мел­кие и сред­ние) зем­ле­вла­дель­цы, адап­ти­ро­вав­шие­ся к ры­ноч­ным ус­ло­ви­ям хо­зяй­ст­во­ва­ния. На­сту­па­ет «зо­ло­той век» клас­сических ли­бе­раль­ных пар­тий, об­раз­цом ко­то­рых мож­но счи­тать английскую Ли­бе­раль­ную пар­тию под руководством У.Ю. Глад­сто­на, и пар­ла­мен­та­риз­ма как ор­га­на мне­ний и во­ли на­ро­да, по­став­лен­но­го в центр государственного уст­рой­ст­ва. Как пи­сал ещё Воль­тер, «па­ла­та об­щин и есть под­лин­ная на­ция…».

Од­на­ко и в этих ус­ло­ви­ях Либерализм ос­та­вал­ся идео­ло­ги­ей мень­шин­ст­ва, а его ре­аль­ное про­ник­но­ве­ние в не­при­ви­ле­ги­ро­ван­ные слои бы­ло ни­чтож­ным. «На­ци­ей», пред­став­лен­ной в пар­ла­мен­те, бы­ло имен­но это мень­шин­ст­во вме­сте с мень­шин­ст­вом, пред­став­лен­ным кон­сер­ва­тив­ны­ми пар­тия­ми (все­об­щее из­би­ратеьное пра­во — для лиц стар­ше 21 го­да — бы­ло вве­де­но в Ве­ли­ко­бри­та­нии, этой «ко­лы­бе­ли ми­ро­во­го ли­бе­ра­лиз­ма», толь­ко в 1928 году!). При этом наи­бо­лее ре­ши­тель­ная оп­по­зи­ция рас­ши­ре­нию из­би­рательного пра­ва ис­хо­ди­ла то­гда имен­но от ли­бе­ра­лов «ман­че­стер­ско­го тол­ка» (Ман­че­стер стал в то вре­мя «сто­ли­цей» ка­пи­та­ли­стической ин­ду­ст­ри­аль­ной ре­во­лю­ции): они опа­са­лись, что их соб­ст­вен­ность мо­жет ока­зать­ся под уг­ро­зой со сто­ро­ны не­иму­щих, по­лу­чаю­щих че­рез рас­ши­ре­ние из­би­рательного пра­ва влия­ние на дея­тель­ность го­су­дар­ст­ва. От­но­ше­ния ме­ж­ду Либерализмом и де­мо­кра­ти­ей ос­та­ва­лись на­пря­жён­ны­ми на про­тя­же­нии все­го XIX века. Современный «де­мо­кра­ти­че­ский ка­пи­та­лизм» есть про­дукт тя­жё­лой и дол­гой по­ли­тической борь­бы, в ко­то­рой и ли­бе­ра­лиз­му, и де­мо­кра­тии при­шлось пой­ти на серь­ёз­ные вза­им­ные ус­туп­ки.

В XX веке, осо­бен­но по­сле 2-й ми­ро­вой вой­ны, оче­ви­ден упа­док ли­бе­раль­ных пар­тий, при­том что идеи Либерализма — цен­но­сти рын­ка, прав че­ло­ве­ка, «про­це­дур­ной де­мо­кра­тии» и т. п. по­лу­чи­ли уни­вер­саль­ное при­зна­ние. В Ли­бе­раль­ном ин­тер­на­цио­на­ле (ос­но­ван в 1947 году) пред­став­ле­ны пар­тии 46 стран, но лишь од­на из них — ка­надская Ли­бе­раль­ная пар­тия — пе­рио­ди­че­ски ста­но­вит­ся пра­вя­щей. Пар­тии в Япо­нии и Ав­ст­ра­лии, на­зы­ваю­щие се­бя ли­бе­раль­ны­ми и по­сто­ян­но (как пер­вая) ли­бо вре­мя от вре­ме­ни (как вто­рая) на­хо­дя­щие­ся у вла­сти, фак­ти­че­ски яв­ля­ют­ся кон­сер­ва­тив­ны­ми. У других ли­бе­раль­ных пар­тий шан­сов прий­ти к вла­сти прак­тиче­ски нет. Об­раз­цо­вая для XIX века английская Ли­бе­раль­ная пар­тия пре­кра­ти­ла су­ще­ст­во­ва­ние в 1988 году, слив­шись с со­ци­ал-де­мо­кра­та­ми (про­тив­ни­ки слия­ния «вос­ста­но­ви­ли» её в 1989 году, но её по­ли­тический вес со­вер­шен­но ни­что­жен). В то же вре­мя поч­ти все влия­тель­ные пар­тии западных стран ста­ли ли­бе­раль­ны­ми и труд­но раз­ли­чи­мы в про­грамм­ном от­но­ше­нии. Серь­ёз­ные идео­ло­гические и стра­те­гические раз­но­гла­сия, ко­то­рые ещё до 2-й ми­ро­вой вой­ны со­хра­ня­лись ме­ж­ду со­ци­ал-де­мо­кра­та­ми и либералами, со­шли на нет. Ра­ди­каль­ная оп­по­зи­ция сле­ва и спра­ва прак­ти­че­ски ис­чез­ла, во вся­ком слу­чае на уров­не пар­ла­мент­ско­го пред­ста­ви­тель­ст­ва. По­ли­ти­ка пе­ре­ста­ла быть «спо­ром об иде­ях» и пре­вра­ти­лась в ад­ми­ни­ст­ри­ро­ва­ние, час­то по­хо­жее на «кри­зис­ный ме­недж­мент». Всё это от­ра­жа­ет сло­жив­ший­ся в мас­совом соз­на­нии кон­сен­сус от­но­си­тель­но ба­зис­ных ли­бе­раль­ных цен­но­стей, вос­при­ни­мае­мых как са­мо­оче­вид­ный факт и став­ших сво­его ро­да ба­наль­но­стя­ми.

Ли­бе­ра­лизм в эко­но­ми­ке.

Тео­ре­ти­ки клас­сического Либерализма ут­вер­жда­ли без­ус­лов­ный при­ори­тет ин­ди­ви­ду­аль­ных прав на соб­ст­вен­ность и сво­бо­ду вы­бо­ра эко­но­мического по­ве­де­ния. Со­глас­но А. Сми­ту, нравственная жизнь и эко­но­мическая дея­тель­ность долж­ны быть ос­во­бо­ж­де­ны от ди­рек­тив со сто­ро­ны го­су­дар­ст­ва, а сво­бод­ный ры­нок в про­цес­се ес­тественного са­мо­ре­гу­ли­ро­ва­ния спо­со­бен дос­тичь боль­шей про­из­во­ди­тель­но­сти, чем ры­нок со мно­же­ст­вом ог­ра­ни­че­ний: «Каж­до­му че­ло­ве­ку, по­ка он не на­ру­ша­ет за­ко­нов спра­вед­ли­во­сти, пре­до­став­ля­ет­ся со­вер­шен­но сво­бод­но пре­сле­до­вать по собст­вен­но­му ра­зу­ме­нию свои ин­те­ре­сы и кон­ку­ри­ро­вать сво­им тру­дом и ка­пи­та­лом с тру­дом и ка­пи­та­лом дру­го­го ли­ца и це­ло­го клас­са» (Смит А. Ис­сле­до­ва­ние о при­ро­де и при­чи­нах бо­гат­ст­ва на­ро­дов. М., 2007. С. 647). От­стаи­вае­мый пред­ста­ви­те­ля­ми Либерализма прин­цип не­вме­ша­тель­ст­ва го­су­дар­ст­ва в эко­но­ми­ку (laissez-faire) вклю­ча­ет в се­бя от­сут­ст­вие государственных суб­си­дий и различных барь­е­ров для тор­гов­ли; стои­мость то­ва­ров и ус­луг долж­на оп­ре­де­лять­ся ис­клю­чи­тель­но ры­ноч­ны­ми си­ла­ми.

Ос­но­вой эко­но­ми­ки яв­ля­ет­ся «сво­бод­ное ча­ст­ное пред­при­ятие». Главной за­да­чей го­су­дар­ст­ва счи­та­ет­ся обес­пе­че­ние ста­биль­ных пра­вил иг­ры — сле­дить за со­блю­де­ни­ем за­кон­но­сти, пре­ду­пре­ж­дать воз­мож­ное на­си­лие, под­дер­жи­вать ус­той­чи­вость де­неж­ной сис­те­мы и обес­пе­чи­вать сво­бо­ду рын­ков; пред­по­ла­га­ет­ся, что ме­ж­ду от­вет­ст­вен­но­стью пра­ви­тель­ст­ва и ин­ди­ви­дов дол­жен быть ба­ланс и го­су­дар­ст­во долж­но ре­шать лишь те за­да­чи, ко­то­рые не мо­гут быть вы­пол­не­ны над­ле­жа­щим об­ра­зом ча­ст­ным сек­то­ром.

Прин­ци­пы государственного ре­гу­ли­ро­ва­ния ка­пи­та­ли­стической эко­но­ми­ки опи­са­ны в тру­дах Дж.М. Кейн­са, Л. Брен­та­но, Л. Хоб­хау­са, Т.Х. Гри­на, Б. Оли­на и Дж. Дьюи, сыг­рав­ших вид­ную роль в рас­про­стра­не­нии идей Либерализма во всём ми­ре.

Ли­бе­ра­лизм в Рос­сии.

Либерализм как идео­ло­гическое те­че­ние в Рос­сии сфор­ми­ро­вал­ся в 1830-1840-х годах. В его ос­но­ву лег­ли в пер­вую оче­редь идеи тео­ре­ти­ков французского Либерализма (Ф. Ги­зо, Б.А. Кон­ста­на де Ре­бек, А. де То­к­ви­ля) и Г.В.Ф. Ге­ге­ля, что по­зво­ли­ло пе­ре­ос­мыс­лить опыт фи­ло­со­фии Про­све­ще­ния в при­ме­не­нии к Рос­сии и пред­ло­жить про­ект мо­дер­ни­за­ции стра­ны, пред­по­ла­гав­ший зна­чительные пре­об­ра­зо­ва­ния со­ци­аль­но-по­ли­тической сис­те­мы. Пер­во­на­чаль­но Либерализм по­лу­чил наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние в уни­вер­си­тет­ской сре­де. Впо­след­ст­вии он уп­ро­чи­вал своё влия­ние вме­сте с раз­ви­ти­ем об­щественных ин­сти­ту­тов (круж­ков, объ­е­ди­не­ний, пе­чат­ных из­да­ний, ор­га­нов ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния и т. д.).

В сво­ей ис­то­рии российский Либерализм про­шёл оп­реде­лён­ную эво­лю­цию. По мне­нию российских ли­бе­ра­лов 1830-1890-х годов (К.Д. Ка­ве­лин, Б.Н. Чи­че­рин, С.М. Со­ловь­ёв, А.Д. Гра­дов­ский и др.), клю­че­вой си­лой в ис­то­рическом про­цес­се в Рос­сии бы­ло го­су­дар­ст­во; оно спо­соб­ст­во­ва­ло раз­ви­тию об­ще­ст­вен­ных, в т. ч. пра­во­вых, ин­сти­ту­тов, сле­до­ва­тель­но, и воз­ник­но­ве­ние гражданского об­ще­ст­ва воз­мож­но толь­ко при ак­тив­ном уча­стии пра­ви­тельственной вла­сти. В си­лу это­го ли­бе­ра­лы вы­сту­па­ли про­тив ре­во­люционных по­тря­се­ний, ко­то­рые, под­ры­вая государственные ус­тои, на­ру­ша­ли ес­тественный ход раз­ви­тия и мог­ли вверг­нуть Рос­сию в анар­хию. Тео­ре­ти­ки российского Либерализма от­стаи­ва­ли эво­лю­ци­он­ный путь пре­об­ра­зо­ва­ний, ко­то­рый по­зво­лил бы по­сте­пен­но рас­ши­рять пра­во­вые га­ран­тии по­ли­тических и гражданских сво­бод ка­ж­до­го че­ло­ве­ка и со вре­ме­нем рас­счи­ты­вать на ус­та­нов­ле­ние кон­сти­ту­ци­он­ных по­ряд­ков в Рос­сии. При этом Ка­ве­лин и Чи­че­рин счи­та­ли ли­бе­раль­ные цен­но­сти не­со­вмес­ти­мы­ми с де­мо­кра­тическим прин­ци­пом без­гра­нич­ной ге­ге­мо­нии боль­шин­ст­ва, т. к. клю­че­вой за­да­чей пра­во­во­го го­су­дар­ст­ва по­ла­га­ли от­стаи­ва­ние ин­те­ре­сов ин­ди­ви­да. Эти идеи бы­ли ха­рак­тер­ны и для «ли­бе­раль­ных бю­ро­кра­тов» (А.А. Аба­зы, А.В. Го­лов­ни­на, Д.А. и Н.А. Ми­лю­ти­ных и др.) в го­ды про­ве­де­ния т. н. Ве­ли­ких ре­форм 1860-1870-х годов. Они из­ла­га­лись влия­тель­ны­ми пе­рио­дическими из­да­ния­ми (например, жур­на­ла­ми «Вест­ник Ев­ро­пы», «Рус­ская мысль» и др.), об­щественными объ­е­ди­не­ния­ми (юри­дическими об­ще­ст­ва­ми, об­ще­ст­ва­ми гра­мот­но­сти, Литературным фон­дом и т. д.), зем­ски­ми со­б­ра­ния­ми и ор­га­на­ми городского са­мо­управ­ле­ния.

В конце XIX — начале XX веков идеи Либерализма из­ме­ни­лись в ре­зуль­та­те мо­дер­ни­за­ции российского об­ще­ст­ва. Но­вые тео­ре­ти­ки Либерализма (В.М. Гес­сен, Ф.Ф. Ко­кош­кин, П.Н. Ми­лю­ков, П.И. Нов­го­род­цев и др.) ис­хо­ди­ли из взаи­мо­обу­слов­лен­но­сти ли­бе­раль­ных и де­мо­кра­тических цен­но­стей, что тре­бо­ва­ло рас­ши­ре­ния пе­реч­ня га­ран­ти­ро­ван­ных гра­ж­да­ни­ну сво­бод, го­во­ри­ли о пра­ве че­ло­ве­ка на «дос­той­ную жизнь» (т. е. о пра­ве на об­ра­зо­ва­ние, медицинское обес­пе­че­ние, куль­тур­ный до­суг и т. д.), о со­ци­аль­ной функ­ции соб­ст­вен­но­сти, ко­то­рая долж­на слу­жить не толь­ко её об­ла­да­те­лю, но и все­му об­ще­ст­ву. Та­кая кон­цеп­ция по-преж­не­му пред­по­ла­га­ла ак­тив­ную роль государственной вла­сти как ре­гу­ля­то­ра пра­во­от­но­ше­ний, а го­су­дар­ст­во, пре­тен­дую­щее на вы­ра­же­ние ин­те­ре­сов боль­шин­ст­ва, долж­но бы­ло де­мо­кра­ти­зи­ро­вать­ся и га­ран­ти­ро­вать по­ли­тические пра­ва всем сво­им гра­ж­да­нам. Эти идеи до­ми­ни­ро­ва­ли в центральных ор­га­нах пе­рио­дической пе­ча­ти: га­зе­тах «Рус­ские ве­до­мо­сти», «Бир­же­вые ве­до­мо­сти», «Пра­во», «Речь», «Сло­во», «Ут­ро Рос­сии», «Го­лос Мо­ск­вы» и др., жур­на­лах «Вест­ник Ев­ро­пы», «Мо­с­ков­ский еже­не­дель­ник» и др.

Ли­бе­раль­ный ха­рак­тер но­си­ло зем­ское дви­же­ние, ко­то­рое спо­соб­ст­во­ва­ло оформ­ле­нию про­то­пар­тий­ных объ­е­ди­не­ний: круж­ка «Бе­се­да» (1899-1905 годы), Со­ю­за ос­во­бо­ж­де­ния (1903-1905 годы), Сою­за зем­цев-кон­сти­ту­цио­на­ли­стов (1903-1905 годы). Бы­ла про­ве­де­на «Бан­кет­ная кам­па­ния» 1904 года с це­лью по­бу­дить российское пра­ви­тель­ст­во к но­вым ре­фор­мам — вве­дению кон­сти­ту­ции и по­ли­тических сво­бод. В ре­зуль­та­те дея­тель­но­сти ли­бе­раль­ных ор­га­ни­за­ций уда­лось на­ла­дить свя­зи ме­ж­ду различными кру­га­ми российской об­ще­ст­вен­но­сти, вы­ра­бо­тать идео­ло­гические ус­та­нов­ки, ко­то­рые впо­след­ст­вии лег­ли в ос­но­ву про­грамм­ных до­ку­мен­тов ря­да по­ли­тических пар­тий. Са­ми пар­тии на­ча­ли скла­ды­вать­ся по­сле опуб­ли­ко­ва­ния Ма­ни­фе­ста 17 ок­тяб­ря 1905 года (про­воз­гла­сил гражданские сво­бо­ды и соз­да­ние народного пред­ста­ви­тель­ст­ва в фор­ме Государственной ду­мы) в свя­зи с не­об­хо­димо­стью про­ве­де­ния из­би­рательной кам­па­нии в Ду­му. В октябре 1905 года воз­ник­ла Кон­сти­ту­ци­он­но-де­мо­кра­ти­че­ская пар­тия (пар­тия ка­де­тов; ли­дер — П.Н. Ми­лю­ков), объ­е­ди­няв­шая сто­рон­ни­ков ле­во­го кры­ла российского Либерализма: пред­ста­ви­те­лей про­фес­су­ры (В.И. Вер­над­ский, А.А. Ки­зе­вет­тер, Л.И. Пет­ра­жиц­кий, П.И. Нов­го­род­цев, М.Я. Ост­ро­гор­ский, В.Д. На­бо­ков и др.), ад­во­ка­ту­ры (В.А. Мак­ла­ков, М.Л. Ман­дель­штам, Н.В. Тес­лен­ко и др.), зем­ских дея­те­лей (бра­тья Па­вел Д. и Пётр Д. Дол­го­ру­ко­вы, А.И. Шин­га­рёв, И.И. Пет­рун­ке­вич, Ф.И. Ро­ди­чев, князь Д.И. Ша­хов­ской и др.). Они вы­сту­па­ли за ус­та­нов­ле­ние кон­сти­туционной мо­нар­хии с от­вет­ст­вен­ным пе­ред Государственной ду­мой пра­ви­тель­ст­вом, про­ве­де­ние ши­ро­ких со­ци­аль­ных пре­об­ра­зо­ва­ний, рас­счи­ты­ва­ли на уч­ре­ди­тель­ные функ­ции народного пред­ста­ви­тель­ст­ва, ко­то­рое при под­держ­ке об­щественного мне­ния мог­ло пой­ти на кар­ди­наль­ные по­ли­тические ре­фор­мы да­же без санк­ции им­пе­ра­то­ра. Наи­бо­лее пол­но та­кое от­но­ше­ние к зло­бо­днев­ным во­про­сам российской по­ли­ти­ки и ре­во­люционного дви­же­ния от­ра­зи­лось в сборниках «Ве­хи» (1909) и «Ин­тел­ли­ген­ция в Рос­сии» (1910). В но­ябре 1905 года об­ра­зо­ва­на пар­тия «Со­юз 17 ок­тяб­ря» (ли­дер — А.И. Гуч­ков), пред­став­ляв­шая пра­вое кры­ло российского Либерализма. Ок­тяб­ри­сты (М.М. Алек­се­ен­ко, В.М. Пет­ро­во-Со­ло­во­во, М.В. Род­зян­ко, Н.А. Хо­мя­ков, С.И. Шид­лов­ский и др.) вы­сту­па­ли за вве­де­ние в Рос­сии кон­сти­туционной мо­нар­хии с со­хра­не­ни­ем зна­чительных пол­но­мо­чий им­пе­ра­то­ра, на­дея­лись на воз­мож­ность диа­ло­га с дей­ст­вую­щей вла­стью, парт­нёр­ские от­но­ше­ния с ко­то­рой мог­ли бы по­зво­лить раз­ре­шить сто­яв­шие пе­ред Рос­си­ей про­бле­мы без со­ци­аль­но-по­ли­тических по­тря­се­ний. Про­ме­жу­точ­ную по­зи­цию за­ни­ма­ли пар­тии ли­бе­раль­но­го цен­тра: Де­мо­кра­ти­че­ских ре­форм пар­тия (М.М. Ко­ва­лев­ский, В.Д. Кузь­мин-Ка­ра­ва­ев и др.), Мир­но­го об­нов­ле­ния пар­тия (П.А. Гей­ден, М.А. Ста­хо­вич, Д.Н. Ши­пов и др.), Про­грес­си­стов пар­тия (И.Н. Еф­ре­мов, Н.Н. Львов, Е.Н. Тру­бец­кой и др.). Они на­стаи­ва­ли на об­нов­ле­нии по­ли­тической и пра­во­вой жиз­ни Рос­сии пу­тём эво­лю­ции тра­диционного ук­ла­да и по­сте­пен­но­го за­ме­ще­ния ар­ха­ич­ных эле­мен­тов со­ци­аль­ной сис­те­мы со­вре­мен­ны­ми.

Ли­бе­раль­ные пар­тии рас­счи­ты­ва­ли пре­ж­де все­го на пар­ла­мент­скую так­ти­ку. Они иг­ра­ли клю­че­вую роль в дея­тель­но­сти Государственной ду­мы всех че­ты­рёх со­зы­вов, в 1915 году ини­ции­ро­ва­ли соз­да­ние «Про­грес­сив­но­го бло­ка», объ­е­ди­нив­ше­го оп­по­зи­ци­он­ное боль­шин­ст­во 4-й Ду­мы, в пе­ри­од 1-й ми­ро­вой вой­ны за­ня­ли ве­ду­щие по­зи­ции в Зем­ском сою­зе, Сою­зе го­ро­дов, Зем­го­ре и во­ен­но-про­мыш­лен­ных ко­ми­те­тах, ко­то­рые спо­соб­ст­во­ва­ли кон­со­ли­да­ции оп­по­зи­ци­он­но на­стро­ен­ной об­ще­ст­вен­но­сти. Ли­бе­ра­лы до­би­лись от­ре­че­ния от вла­сти императора Ни­ко­лая II, по­сле па­де­ния са­мо­дер­жа­вия в хо­де Февральской ре­во­лю­ции 1917 года сфор­ми­ро­ва­ли пер­вый со­став Временного пра­ви­тель­ст­ва, впо­след­ст­вии их пред­ста­ви­те­ли уча­ст­во­ва­ли в ра­бо­те всех его со­ста­вов. По­сле Октябрьской ре­во­лю­ции 1917 года и ус­та­нов­ле­ния дик­та­ту­ры боль­ше­ви­ков ис­чез­ла со­ци­аль­ная и по­ли­тическая сре­да для рас­про­стра­не­ния ли­бе­раль­ных идей в Рос­сии.

Даль­ней­шее раз­ви­тие ли­бе­раль­ной мыс­ли про­ис­хо­ди­ло в кру­гах русской эмиг­ра­ции. Су­ще­ст­вен­ный вклад вне­сли ав­то­ры журнала «Но­вый град» (И.И. Бу­на­ков-Фон­да­мин­ский, Н.А. Бер­дя­ев, С.И. Гес­сен, Ф.А. Сте­пун, Г.П. Фе­до­тов и др.), от­стаи­вав­шие не­об­хо­ди­мость син­те­за Либерализма и прин­ци­пов со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти. Раз­ра­ба­ты­вая кон­цеп­цию хри­сти­ан­ской де­мо­кра­тии, они счи­та­ли, что пре­об­ра­зо­ва­ния в эко­но­мической сфе­ре не име­ют са­мо­дов­лею­ще­го зна­че­ния, а лишь долж­ны спо­соб­ст­во­вать ук­ре­п­ле­нию ин­сти­ту­тов пра­во­во­го го­су­дар­ст­ва и гражданского об­ще­ст­ва, ог­ра­ни­че­ние пра­ва ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти не долж­но ста­вить под со­мне­ние при­мат че­ло­ве­че­ской лич­но­сти.

В пост­со­вет­ский пе­ри­од в Рос­сии ли­бе­раль­ные идеи ос­но­вы­ва­лись пре­имущественно на кон­цеп­ци­ях не­окон­сер­ва­тиз­ма и ли­бер­та­ри­ан­ст­ва. Их сто­рон­ни­ки на­стаи­ва­ли на ми­ни­ми­за­ции ро­ли го­су­дар­ст­ва пре­ж­де все­го в эко­но­мической сфе­ре, ис­хо­дя из пред­став­ле­ний о са­мо­ор­га­ни­зую­щем­ся рын­ке, от­ри­ца­ли ха­рак­тер­ную для современной ев­ропейской ли­бе­раль­ной мыс­ли кон­цеп­цию со­ци­аль­но­го го­су­дар­ст­ва.

Преамбула
A Наша позиция: прогресс человечества в свободном мире
B Вызовы: новые угрозы на пути свободы
C Наш ответ: возможности для каждого, прогресс для всех

Преамбула

В 1947 году группа либералов из разных стран мира опубликовала Оксфордский манифест, ставший первой международной декларацией либеральных принципов. Этот документ стал ответом на ужасы и потрясения Второй мировой войны, итогом которой были беспрецедентные по своим масштабам разрушения и миллионы загубленных жизней, в частности, в связи с таким чудовищным, антигуманным явлением, как холокост. После победы над нацизмом и фашизмом, оказавшись перед лицом коммунистического авторитарного режима, либералы были полны решимости отстаивать права человека и общечеловеческие ценности, и Оксфордский манифест должен был стать предшественником другого эпохального исторического документа – Всеобщей декларации прав человека, принятой в декабре 1948 года Организацией Объединенных Наций.

В свободном мире эти либеральные принципы на протяжении десятилетий были прочным фундаментом для обеспечения мира, верховенства закона, прав человека и процветания многих людей. Были определены и расширены права личности, личная свобода человека находилась под защитой закона и справедливого и независимого суда; укреплялись свобода вероисповедания и свобода совести; закон защищал свободу слова и прессы; люди получили право участвовать или, по своему усмотрению, не участвовать в собраниях и митингах; все шире становился доступ граждан к полному образованию различных видов, и критерием отбора теперь были способности кандидатов вне зависимости от их социального статуса или финансовых возможностей ; что предоставило большие возможности для свободного выбора профессии; а рост благосостояния обеспечил реализацию права частной собственности и права заняться частным предпринимательством; свобода выбора распространилась и на потребителей товаров и услуг, появилось больше возможностей для того чтобы воспользоваться плодами плодородия земель и развития промышленности в мире; люди стали лучше защищены от таких невзгод, как болезни, безработица и нетрудоспособность, получили защиту в старости, женщины и мужчины все больше уравнивались в правах. Успешное воплощение в жизнь этих принципов приносило пользу не только гражданам свободных стран, но и помогало бороться с коммунистическими диктатурами, с разделением Европы, а также со многими авторитарными и популистскими режимами в Латинской Америке, Азии и Африке.

За семьдесят лет с момента публикации Оксфордского манифеста Либеральный интернационал в своих семи последующих документах – декларациях, манифестах и воззваниях – вновь и вновь подтверждал свою приверженность этим принципам. Эти документы представляют собой оплот либеральной мысли, источник, из которого мы неустанно черпаем вдохновение и силы.

Сегодня мы, представители либеральных партий всего мира, объединенные в семью Либерального интернационала, снова хотим во всеуслышание заявить о тех принципах, которые изложены в Оксфордском манифесте и всех последующих документах, но, делая это, мы отдаем себе полный отчет в том, что либерализм как течение философской мысли, универсальное как для теории, так и для политической практики, сегодня вновь подвергается нападкам. С левого фланга на либерализм нападают те, кто отдает абсолютный приоритет государству, справа – консерваторы и националисты, кроме того, нападки исходят от популистских партий с разных концов политического спектра, которым для реализации своих идей необходимо полностью «нелиберальное» автократическое государство. Кроме тех, кто хочет использовать систему для создания нелиберальных обществ, есть и те, кто хочет не просто поменять систему, а сжечь ее дотла с помощью радикальных разрушительных революций – это анархисты и воинствующие исламские экстремисты. Все эти нападки на либерализм, всеобщий мир и стабильность осуществляются не только с помощью традиционных методов, но и через новую среду – киберпространство. Сегодня мы живем в очень опасное время, и нет ни одного уголка в мире, который был бы защищен от этих угроз.

Но появились и новые возможности. Мир пережил технологическую революцию, появились грандиозные возможности для развития торговли, туризма и общения людей из разных стран земного шара. Все это предоставляет огромные возможности для всего человечества, помогая миллионам людей выбраться из нищеты и способствуя освобождению целых стран от авторитарных режимов.

Хорошо понимая, что новые возможности сопряжены с новыми вызовами – глобальным изменением климата, массовой миграцией и проблемой материально-имущественного расслоения и неравенства доходов – либералы принимают как новые возможности, так и связанные с ними вызовы. В периоды стабильности либерализм может эволюционировать и развиваться планомерно,но во времена нестабильности появляется возможность сделать решительные шаги вперед в нашем мировоззрении. Наша задача сегодня – доказать, что либерализм способен дать обществу новые идеи и выработать новый политический курс для ответа на эти вызовы, а также извлечь максимальную выгоду из новых возможностей, не отрекаясь при этом от наших убеждений и ценностей. Мы будем бороться с антилиберализмом и стремиться к дальнейшему укреплению и распространению либеральных ценностей, в духе либерального универсализма. Пришло время задуматься над нашими либеральными целями и задачами, актуализировать их, чтобы дать либеральный ответ на существующие сегодня угрозы свободе. Вот что мы делаем, руководствуясь Либеральным манифестом 2017 года. С учетом всего вышеизложенного, мы, либералы всего мира, собравшиеся на съезд Либерального интернационала, который состоялся в Андорре, двадцатого мая две тысячи семнадцатого года, приняли нижеследующий Манифест:

Наша позиция: прогресс человечества в свободном мире

Свобода каждого отдельно взятого человека является важнейшим условием прогресса человечества и строительства лучшего мира. Как международное движение, либерализм твердо верит в то, что залогом прогресса и движения в сторону лучшего мира служит человеческий разум. Либерализм выступает в защиту неотъемлемого права всех людей на жизнь, в которой они сами могут решать, как они хотят ее прожить.

Все мы разные, и либерализм соединяет в себе и культивирует этнокультурное многообразие в большой семье человечества. Мы считаем, что люди могут сами управлять своей жизнью, самостоятельно писать свою летопись. А общество – это площадка, на которой эти писатели могут собираться для обмена идеями и мнениями, учиться друг у друга новому и находить общий язык, несмотря на расхождение интересов. Общество дает людям возможность развиваться, начиная с общения с родителями и няньками, далее – в расширенном семейном кругу, а потом уже и во внешней социальной среде – и тут круг общения человека становится все шире и шире. Мы как личности развиваемся в социальных взаимоотношениях. Всеобъемлющий перечень прав, свобод и зон ответственности дает возможность существовать и развиваться плюрализму идей и убеждений, а также разнообразию социальных контекстов, в которых люди рождаются и воспитываются и которые подпитывают это многообразие, не создавая при этом конфликтов на почве половых, расовых и возрастных различий, сексуальной ориентации, вероисповедания, нетрудоспособности или любой другой индивидуальной или социальной особенности. Либеральное общество основано не только на правах человека, но и на человеческих взаимоотношениях.

Наша цель – отстоять либеральные конструкты, которые функционируют в условиях верховенства закона и предоставляют равные возможности всем. Общество не может быть свободным, если в нем нет таких свобод, как свобода слова и свобода собраний и объединений. Мы хотим, чтобы институты были демократическими, подотчетными гражданам и имели реальную силу, чтобы они могли обеспечить равные права и свободы для всех и каждого. Только в таких условиях расцветет творчество и подтолкнет общественное развитие к миру, процветанию и открытому глобальному миропорядку. В экономическом, социальном и экологическом плане этот миропорядок должен отвечать критериям устойчивого развития как в текущий момент времени, так и в долгосрочной перспективе, а для этого необходимо наладить комплексный механизм устойчивого управления природными ресурсами и экосистемами Земли.

Вызовы: новые угрозы на пути свободы

Либерализм поступательно развивался и рос вплоть до 2000-х, когда на либеральные идеалы, собравшие к тому времени под свои знамена большое число единомышленников по всему миру, со всех сторон обрушился шквал нападок, не прекращающихся по сей день. Сегодня волна авторитаризма, популизма и фундаментализма грозит разрушить и нивелировать наши либеральные завоевания. Эти антилиберальные настроения часто подпитываются опасениями, что растущее неравенство между теми, кто имеет власть и богатство, и теми, кто этого не имеет, не позволят либеральному общественному договору обеспечить равные возможности для самых обездоленных и незащищенных слоев населения. Также подвергаются сомнению эффективность либеральных институтов власти и их способность решать такие проблемы, как глобальное изменение климата, рост населения Земли и усложнение миграционных процессов. Во многих странах общество становится все более разнородным, что, в свою очередь, вызывает в людях чувство незащищенности, усиливая их приверженность к «своей идентичности» и разжигая их подозрительность и враждебность в отношении всех, кого они воспринимают другими, отличными от себя. В то же время многие считают, что либерализм – это не более чем удобный предлог, который западное общество придумало для прикрытия своего экономического эгоизма и безответственности. Эти тенденции бросают вызов либерализму, пропагандируют антилиберальные нормы и институты, угрожая привести мир к расколу на враждующие группировки и остановке прогресса человеческого общества.

Наш ответ: возможности для каждого, прогресс для всех

Лучшее, что может сделать либерализм в ответ на все эти вызовы – это продолжать отстаивать равные возможности для всех и каждого, укреплять либеральные институты и верховенство закона во всем мире, содействовать распространению всеобщего образования и гражданского воспитания, содействовать развитию здравоохранения, свободной и честной торговли и предоставления устойчивых и долгосрочных возможностей каждому человеку, а также пропагандировать и воспитывать ответственность и подотчетность институтов власти повсюду. Мы, либералы, верим, что общественный прогресс основывается на получении новых знаний и их применении на местном, базовом уровне в результате обсуждений, сотрудничества и изучения нового в области демократии, сфере образования и науки, рыночной экономики и гражданского общества.

Сильной стороной либерализма всегда была присущая ему гибкость и способность адаптироваться к изменяющимся условиям среды, а значит, каждый раз давать достойный отпор новым вызовам по мере их возникновения. Либерализм черпает силы человеческой изобретательности и творческой мощи, а не просто основывается на накопленной прошлыми поколениями мудрости. В этой связи перед либералами встает задача сделать общественный прогресс как можно более динамичным, сделать так, чтобы он учитывал интересы всех и каждого, был всеобъемлющим и всеохватывающим, помогал каждому отдельно взятому человеку постичь и принять всю сложность современного мира и обрести силу в понимании того, что каждая личность сложна и многогранна, сделать прогресс нашего человеческого общества стабильным и устойчивым, чтобы его плодами могли воспользоваться и все последующие поколения.

Либералы считают, что права человека носят индивидуальный, а не коллективный характер. Учитывая естественное разнообразие человеческих желаний, характеров и талантов, а также религиозных верований и убеждений, стремление людей к счастью всегда, по сути, было и остается личным делом каждого человека. В данном случае речь идет о такой свободе, которая позволяет человеку прожить жизнь так, как он хочет, не ограничивая свободу других людей. Это отнюдь не означает, что либерализм сводится к простому индивидуализму. Не менее важна здесь общность людей. Либерализм – это свобода, свобода личности, а также либеральность, терпимость и великодушие по отношению к «чужому» человеку, а не только к членам семьи и близким друзьям, терпимость по отношению ко всему человечеству как одной большой семье. Мы, либералы, выступаем за такие институты и политику, которые открывают максимальные возможности перед всеми людьми в настоящем и будущем. Мы обязаны преодолеть закостенелые социальные барьеры в наших странах. Правительства всех стран могут и должны создавать такие институты и проводить такой политический курс, которые бы охватывали и были бы направлены на максимально широкий круг граждан, предоставляя гражданам возможность узнать, что такое свобода.

Основываясь на изложенных выше либеральных принципах и с учетом вызовов, которые стоят перед нами сегодня и те, на которые нам еще предстоит найти ответ, мы, либералы, обращаемся ко всем с призывом к сотрудничеству для выполнения следующих задач:

1. Обеспечение равных прав для всех и защита прав человека во всем мире

Все члены общества должны сами распоряжаться и нести ответственность за свою жизнь и иметь равные права. Это – одна из ключевых ценностей либеральных демократий, стоящих на страже свободы личности и верховенства закона и не допускающих несправедливой дискриминации. Либералы защищают эти права как в своих странах, так и по всему миру.

Как либералы, мы стремимся дать возможность каждому быть тем, кем он хочет быть, любить тех, кого он хочет любить, и жить так, как он хочет жить, четко осознавая, что данные свободы будут под надежной защитой, если при этом не ущемляются права других лиц. Либералы, исходя из самой природы либерализма, считают, что соблюдение прав любых меньшинств должно занимать надежное место в ряду наших ценностей, и мы особенно поддерживаем тех, кто наиболее уязвим для дискриминации, будь то представители этнических меньшинств и коренных народностей, людей с видимыми и скрытыми нарушениями здоровья, детей, пожилых людей и членов ЛГБТсообщества (лесбиянок, гомосексуалов, бисексуалов, трансгендеров, небинарных людей, интерсексуалов и прочее). Также необходимо охранять права людей, исповедующих ту или иную религию или веру, или являющихся атеистами, и предоставить им возможность практиковать выбранную веру, если их действия не нарушают существующего законодательства и конституционных прав других людей.

И хотя в XX веке был сделан большой шаг вперед в отношении прав женщин, которые составляют более половины населения Земли, неравенство в отношении прав женщин, особенно в распределении собственности и политическом представительстве, тем не менее, сохраняется, равно как до сих пор сохраняется и насилие в отношении женщин и непризнание за ними сексуальных и репродуктивных прав. В некоторых странах это неравноправие до сих пор закреплено в законе: женщинам отказано в праве голосовать на выборах, владеть частной собственностью, получать образование и пользоваться личной свободой. Поэтому мы продолжаем изо всех сил бороться за права женщин.

Задачей демократических государств является обеспечение такого положения, когда граждане могут пользоваться предоставленной им свободой для всех в безопасных условиях и когда предусмотрен эффективный механизм сдерживания и наказания тех, кто нарушает права человека и покушается на свободу других граждан. Для этого требуется адекватное государственное финансирование сферы безопасности и правопорядка. В случае если какое-то государство нарушает права человека, либеральные демократические страны должны быть готовы, в соответствии с положениями Женевской конвенции о статусе беженцев, предоставить убежище тем, кто бежит от преследований. Нам совершенно очевидно, что предоставление убежища относится к зоне ответственности международного сообщества в целом. В то же время либеральные страны признают, что обязаны участвовать в поиске и устранении первопричины бегства людей из родной страны, будь то причина экономическая, политическая или же вооруженный конфликт.

2. Укрепление демократических институтов, законности и гражданского общества

Только либеральное демократическое государство может гарантировать своим гражданам надлежащую защиту прав и свобод, но мы не должны позволять попирать эти свободы тем, кто их не принимает. Если демократические страны будут сильными и смогут защитить себя, тогда и мы сможем активно отстаивать наши либеральные ценности и защищать демократические институты от тех, кто хочет подорвать или разрушить их. Как форма политического устройства страны, демократия подразумевает возможность привлечения к ответственности за свои поступки тех, кто стоит у власти. Подотчетность власти, в свою очередь, является залогом лучшей работы органов государственной власти, равно как и прозрачность и достаточная децентрализация при принятии решений, гарантирующих прямое участие граждан в управлении государством и предоставляющих гражданам возможность контролировать свое правительство. Очень многие люди в мире страдают от удручающе низкого профессионального уровня властей в их странах, а плохое государственное управление часто связано с коррупцией, которая, как известно, является одной из самых разрушительных болезней общества. Мы должны объединить усилия для борьбы с коррупцией, фальсификациями и организованной преступностью на всех уровнях власти от местного до международного, а также совершенствовать качество государственного управления через внедрение либеральных принципов подотчетности власти народу, прозрачности, разделения властей, децентрализации принятия решений, уважения к закону и наличия активного гражданского общества.

Основу любого демократического государства составляют свободные личности, а открытый диалог между гражданами, когда заслушиваются и обсуждаются все точки зрения, ведет к принятию долгосрочных решений, приемлемых для всех. В свободном и динамично развивающемся гражданском обществе люди общаются на различных дискуссионных площадках, обмениваются идеями, ищут точки соприкосновения интересов и деятельности, вырабатывают позиции, ведут споры о ценностях, духовных материях и политике, независимо от государства и рыночной экономики. Любые попытки властей использовать гражданское общество в своих интересах или подавлять неугодные, хотя и законные, организации гражданского общества должны отвергаться открытым либеральным обществом. Вместо этого власть должна стимулировать активный диалог между представителями гражданского общества и соответствующими органами власти, чтобы повысить их включенность в жизнь общества. Религии и другие верования являются неотъемлемой частью жизни гражданского общества, однако либералы выступают за отделение организованных форм религии от государственных институтов, для того чтобы избежать централизации власти и сохранить многообразие общества в наших странах.

3. Защита свободы информации, свободы слова, средств массовой информации и права на неприкосновенность частной жизни

Свобода слова – это краеугольный камень либеральной демократии. Мы выступаем за беспрепятственный доступ к информации и ее распространение для всех граждан, за свободу мнений, которые не контролируются государством и нормативно защищены сводом правил, отстаивающих свободу. Благодаря новым технологиям объем получаемой и хранимой информации сегодня растет в геометрической прогрессии, в этих условиях мы намерены принять необходимые меры для того, чтобы определенная система правил гарантировала неприкосновенность частных данных, защиту личной информации при работе в сети, свободу от слежки и надзора, а также право на компенсацию в том случае, если граждане понесли ущерб из-за нарушения неприкосновенности их личной информации или намеренной дезинформации, при этом канал коммуникации значения не имеет. Для того чтобы дать возможность средствам массовой информации и общественности контролировать работу структур власти, крайне важно обеспечить доступ граждан к информации о деятельности государственных структур и демократических институтов на всех уровнях. Либералы убеждены в том, что описанные выше свободы и меры защиты граждан являются важнейшими условиями для существования свободного общества, в основе которого лежат свобода мнений и свобода собраний.

4. Содействие развитию, распространению и поддержке образования

Предоставление высококачественного образования всем гражданам, вне зависимости от их социального статуса и материального положения является самым надежным залогом равенства возможностей. Образование является залогом общественного прогресса и позволяет найти ответ на глобальные вызовы. Одной и важнейших задач либерализма является обеспечение равного доступа всех людей к образованию и приобретению знаний, умений и навыков, а также выработка умения критически мыслить с раннего возраста и на протяжении всей жизни, что позволит людям прожить достойную и обеспеченную жизнь. Граждане должны иметь возможность самостоятельно управлять своей жизнью и сохранять уважительные добрососедские отношения с теми, кто их окружает, а это значит, что образование должно нести посыл толерантности, уважения к правам человека и различиям во взглядах.

Кроме того, равный доступ к образованию необходим для того, чтобы дети, подростки, взрослые и пожилые люди могли наилучшим образом приложить свои таланты, вне зависимости от своего происхождения и социального статуса. Цель – предоставить людям максимум возможностей, сделать общество как можно более инклюзивным и сформировать навыки, необходимые человеку в условиях новой цифровой экономики, глобализации и развития технологий, а также навыки, необходимые для построения межличностных отношений и социальных связей. Всего этого можно достичь только в том случае, если будет оказана дополнительная поддержка тем, кому какие-либо трудности материального или социального характера не позволяют самостоятельно принять активное участие в жизни общества, и тогда эти люди смогут внести свой полноценный вклад в развитие общества, в котором они живут.

Гражданские свободы и многообразие в наших странах требуют свободы и многообразия в сфере образования. Мы, либералы, всегда выступаем за свободу образования, которая открывает перед людьми новые горизонты, позволяя им выбирать наиболее подходящее образование и методику обучения для себя и своих детей. Мы хотим, чтобы каждый человек на протяжении всей своей жизни имел доступ к качественному образованию, вне зависимости от своей расовой принадлежности, национальности, пола, возраста, сексуальной ориентации, религиозных воззрений, ограничений по здоровью или любой другой особенности личного или социального плана.

5. Обеспечение максимального доступа к здравоохранению в случае болезни или проблем со здоровьем

Несмотря на значительное увеличение продолжительности жизни и повышение стандартов здравоохранения, люди во многих странах мира до сих пор страдают от недоедания, ограниченного доступа к медицинскому обслуживанию и здравоохранению. Это зло, с которым мы просто обязаны бороться по гуманитарным соображениям, и, поскольку крепкое здоровье дает возможность получать образование в любом возрасте, плохое здравоохранение в значительной мере препятствует экономическому развитию. Кроме того, сегодня в мире растет число людей с психическими заболеваниями, что неблагоприятно сказывается на жизни таких граждан и их близких. Психические расстройства, как и многие соматические заболевания и нарушения, влекут за собой серьезные последствия в части медицинских расходов и потерю пациентом работоспособности.

Правительства всех государств мира и международное сообщество должны сделать одной из своих первостепенных задач повышение стандартов медицинского обслуживания и обеспечение доступа к здравоохранению для всех граждан. Для этого нужно использовать такие важные инструменты, как электронная система здравоохранения и телемедицина. Однако не стоит забывать, что в наш век продвинутых технологий у множества людей до сих пор нет доступа к питьевой воде и санитарно-гигиеническим условиям. Это необходимые для каждого человека вещи, доступ к которым должен быть абсолютно у всех, при этом необходимо не только обеспечить устойчивый и безопасный доступ к природным ресурсам и экосистемам, их охрану и бережное использование сегодня и в долгосрочной перспективе, но и объявить сознательное уничтожение природных ресурсов террористическим актом, военными действиями или даже преступлением против всего человечества.

6. Обеспечение устойчивого глобального роста

Глобальный экономический рост принесет пользу всем и каждому только в том случае, если он будет устойчивым и инклюзивным в долгосрочной перспективе и будет способствовать повышению уровня жизни всех граждан. Такой экономический рост не должен достигаться за счет будущих поколений или же отвечать интересам людей, живущих в некоторых регионах мира за счет всех остальных.

Либералы твердо верят в то, что экономический рост и прогресс должны быть устойчивыми и долгосрочными в экологическом, финансовом и социальном плане. Это три основные качественные характеристики такого роста. Экономический прогресс не должен основываться на ухудшении экологической обстановки в отдельных регионах или в мировом масштабе, на чрезмерно больших кредитах или пожертвованиях, захвате ресурсов элитами, уклонении от уплаты налогов или доминировании одной группы лиц над другой.

Изменение климата является самой серьезной экологической угрозой в истории человечества. Последствия изменения климата ставят под удар свободу и благополучие последующих поколений. В связи с этим, либералы считают, что накопление богатства должно происходить с учетом ограниченности ресурсов нашей планеты и при соблюдении принципа предосторожности. Устойчивый экономический рост возможен только при условии, что мы не допустим необратимого экологического ущерба и катастрофических изменений климата планеты в результате большого скопления в атмосфере парниковых газов. Для этого нам нужна система правил для защиты и ответственного использования природных ресурсов, этого всеобщего достояния человечества. Мы должны признать, что такой подход сопряжен как с большими возможностями, так и со значительными расходами, которые могут позволить себе богатые страны, но для бедных государств они могут оказаться непосильным бременем. А это означает, что есть как экономические, так и чисто нравственные основания для оказания всемирной поддержки бедным странам для их перехода на рельсы устойчивого развития.

Точно так же либералы выступают за создание системы правил в части финансовой ответственности, чтобы правительства не могли перекладывать материальную ответственность за сегодняшний экономический рост на плечи будущих поколений и не могли разлагать основы демократии, финансируя расходы на общественные нужды за счет долговых обязательств. Либералы выступают за создание нормативной базы на местном, национальном, региональном и международном уровне для защиты частных лиц и групп лиц от эксплуатации со стороны других лиц, а также для того, чтобы не допустить создание монополий, как государственных, так и в частном секторе.

7. Поддержка научно-технического прогресса и борьба со злоупотреблениями его достижениями

Быстрый рост знаний, которыми обладает человечество, является залогом всемирного процветания и устойчивого развития. Мы, либералы, считаем творческий потенциал человечества безграничным. Задача государств – создавать благодатную почву для реализации этого творческого потенциала через обеспечение качественного школьного образования, поддержку научно-исследовательской деятельности, которая ведется в университетах, и снятие каких бы то ни было государственных ограничений с этой сферы, обеспечение возможностей для развития предпринимательской деятельности при внедрении изобретений в качестве инноваций, расширяя, таким образом, границы человеческих знаний и создавая рынки для новых конкурентных товаров и услуг. Эти структурные изменения, нацеленные на инновации, должны быть приняты и поддержаны всеми слоями общества, тогда уменьшится неравенство в обществе и будут созданы новые возможности, а это, в свою очередь означает, что образование должно быть доступным для всех возрастов на протяжении всей жизни человека.

Высокий темп научных открытий, распространение цифровых технологий, развитие биотехнологий и искусственного интеллекта не только предоставляют большие возможности, но и бросают человечеству вызов. Нельзя допустить, чтобы эти достижения научно-технического прогресса использовались для войны или создания новых вооружений. Основными сферами их применения должны быть лечение заболеваний, достижение продовольственной безопасности, развитие и распространение прав и свобод. Правительства стран, международные организации и гражданское общество должны предотвращать явные злоупотребления достижениями прогресса, осуществляя прозрачный и понятный надзор, не препятствующий научно-исследовательскому процессу и личностному росту граждан.

8. Поддержка торговли и инвестиций

Как показывает история, поток товаров и услуг, а также движение капитала и людей через национальные границы способствует распространению достатка и процветания. По мере того как все больше стран вливается в мировую экономику, свободная и взаимовыгодная торговля, а также трансграничные инвестиции становятся основными инструментами борьбы с бедностью и укрепления мира. Однако с возрождением протекционистских настроений в ряде регионов некоторые страны оказались отрезанными от благ свободной мировой экономики. Поэтому мы должны отстоять необходимость сохранения и расширения устойчивого и отлаженного режима международной торговли с тем, чтобы обеспечить равные возможности для всех. Соглашения о свободной торговле, двусторонние и многосторонние, которые страны заключали в прошлом, оказались эффективным инструментом для развития на региональном уровне торговой интеграции и формирования инвестиционных партнерств. Такие соглашения нужно поощрять, при условии, что они не нарушают правил Всемирной торговой организации (ВТО) и остаются открытыми для новых членов.

Противодействие экономическому протекционизму остается важной задачей для либералов, равно как и наше обязательство обеспечить доступ к благам свободной, мировой экономики как можно большему числу людей. В долгосрочной перспективе это единственный способ сохранить открытое либеральное общество. И поскольку мы осознаем, что рыночная система сама по себе отнюдь не гарантирует справедливого распределения богатства, мы будет продолжать борьбу за равный доступ к рынкам, собственности, капиталу, инфраструктуре, системе здравоохранения и образования для всех и каждого. Содействуя предоставлению равных возможностей для всех, мы тем самым предоставляем людям возможность принять участие в глобальном росте экономики, внести в него свой вклад и воспользоваться его плодами, таким образом, уменьшая экономическое и социальное неравенство в обществе и заставляя рынки работать для всех.

9. Поддержка контролируемой миграции

Либеральное общество открыто для миграционных процессов. Способность перемещаться внутри страны и между странами дает дополнительную свободу и предоставляет человеку больше возможностей найти свое счастье. Миграция людей представляет собой естественный процесс и, как мы видим из истории, является благом, культурно обогащая принимающие мигрантов страны. Мигранты могут помочь решить проблему нехватки рабочей силы, культурно обогатить общество и привнести в него многообразие, с другой стороны, этот процесс, конечно же, может подорвать экономику тех стран, из которых мигранты уезжают.

И если в будущем массовая миграция в силу экономических, социальных, политических и экологических факторов, скорее всего, возрастет, нужно научиться лучше понимать эти процессы перемещения людей и управлять ими. Мы признаем, что в некоторых случаях может возникнуть необходимость ограничения численности и темпов перемещения населения с учетом возможностей и размера принимающей страны. Кроме того, необходима надлежащая правовая база и комплекс вспомогательных мер для того, чтобы мигранты и беженцы могли лучше интегрироваться в общество принимающей страны, раскрывая свой потенциал и внося ценный вклад в развитие общества, в котором они теперь живут.

10. Укрепление международного мира и сотрудничества

Все части современного глобального мирового сообщества тесно взаимосвязаны, переплетены между собой и интегрированы друг в друга благодаря технологическому, социальному и экономическому сотрудничеству. Тем не менее, то тут, то там возникают конфликты из-за территориальных претензий, природных ресурсов, государственной власти, этнической принадлежности, религии и идеологии, а старые споры разгораются с новой силой. Для либералов основой цивилизованного урегулирования любого конфликта остается сохранение и развитие мирных и уважительных отношений между странами и обществами, а не применение незаконных и агрессивных силовых методов. Международные отношения должны развиваться в соответствии с нормами, закрепленными в международных конвенциях и договорах. Необходимо укреплять международные организации, суды и арбитражные структуры, и если в дополнение к международной дипломатии для поддержания авторитета и проведения в жизнь решений этих международных организаций требуется применение физической силы, то в этом случае крайне важно, чтобы все стороны исполняли эти решения, руководствуясь в своих действиях силой права, а не правом силы.

Либералы хотят мира во всем мире. Семьдесят лет назад, после двух страшных мировых войн, мы собрались вместе, чтобы заложить основы либерального демократического интернационализма, начав наше политическое сотрудничество в Либеральном интернационале и развивая такие структуры международного сотрудничества, как Организация Объединенных Наций, Бреттон-Вудские институты, международные правовые структуры, руководствующиеся в своей деятельности Всеобщей декларацией прав человека, Европейский союз и в последние десятилетия структуры регионального сотрудничества в Азии, Африки и обеих Америках. Именно поэтому мы стремимся стать катализатором всемирного процесса разоружения и являемся лидерами в борьбе за нераспространение вооружений в мире. Мы понимаем, что все социальные группы должны принимать участие в процессе мирного урегулирования и развития общества. И мы твердо верим в то, что это единственный способ установления мира на Земле, потому что когда люди считают, что их унижают или обходятся с ними несправедливо, или что их идентичность как отдельных индивидуумов или же как социальной группы, к которой они себя причисляют, находится под угрозой, будут склоняться к насилию. Поэтому когда людям угрожает геноцид, или же базовые права человека систематически попираются в условиях тирании, имеющей неограниченную власть над своими подданными, долг либеральных демократических государств – применить утвержденную странами-членами ООН в 2005 году доктрину «Ответственность по защите».

Настоящим новым Манифестом мы, либералы, вновь подтверждаем свою приверженность принципам, изложенным в Оксфордском манифесте 1947 года и вносим некоторые корректировки и дополнения сообразно настоящему времени, четко определяя в настоящем документе наши убеждения, а также намерения сделать мир лучше и свободнее, более процветающим, щедрым, надежным и устойчивым домом для большой семьи всего человечества.

Г.М. Куц

КЛАССИЧЕСКИЙ И СОВРЕМЕННЫЙ ЛИБЕРАЛИЗМ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Аннотация

Содержательное наполнение ключевых идеологем либерального дискурса изменялось в зависимости от доминирующей практики осмысления политических реалий, что обусловлено широким разнообразием направлений и течений либерализма. Концептуальное ядро либерализма сформировано рядом базисных, взаимосвязанных между собой принципов: проблематика индивидуальных свобод, неотчуждаемые естественные права, ограничение власти, частная собственность, разделение ветвей власти, верховенство права и т.д. Эти идеи, оформившись в классическом либерализме, были существенно переосмыслены в дискурсе современного либерализма, адаптируясь к изменяющимся политическим условиям. Классический либерализм акцентировал внимание на проблематике политических и экономических свобод индивида. Своеобразие его идей обусловлено Европейской и Североамериканской интерпретациями либерализма. Если в Европе наблюдалось выделение англосаксонской и континентально-европейской либеральных традиций, то в США раздвоение либеральной проблематики проявилось в возникновении «умеренного» и «демократического» вариантов либерализма. Центральной проблемой современного либерализма стал вопрос социальных гарантий прав и свобод индивида. Соответственно, доминантные позиции приобрела идея государственного регулирования социальной сферы.

Ключевые слова:

либерализм, классический либерализм, современный либерализм, сравнительный анализ, свобода, демократия.

G. Kuts

CLASSICAL AND MODERN LIBERALISM: A COMPARATIVE ANALYSIS

Key words:

liberalism, classical liberalism, modern liberalism, comparative analysis, freedom, democracy.

Актуальность сравнительного анализа проблематики классического и современного либерализма обусловлена необходимостью выделения базовых постулатов либерализма, адекватных современным политическим реалиям. Актуальность проблемы также детерминирована критикой либерализма, активизировавшейся в связи с финансово-экономическим кризисом в современном мире. Причем, критике подвергается весь корпус идей либерализма, а не только его экономическая экспликация. Вместе с тем, именно благодаря идейному арсеналу либерального дискурса, в частности, проблематике индивидуальных и политических свобод, оформился современный политический ландшафт западных стран.

Оценивая в целом концептуальный массив либерализма, принято выделять два этапа в генезисе либеральной проблематики: классический либерализм (XVII-XIX вв.) и современный либерализм (конец XIX — начало ХХ вв.). Классический либерализм акцентировал внимание на проблематике политических и экономических свобод, естественных правах индивида, общественном договоре и т.п. (Дж. Бентам, Т. Гоббс, И. Кант, Б. Констан, Дж. Локк, Дж. Ст. Милль, Ш.-Л. Монтескье, А. Смит, Г. Спенсер, А. де Ток-виль и др.). Своеобразие идей классического либерализма обусловлено Европейской и Североамериканской интерпретациями либерализма. Если в Европе наблюдалось выделение англосаксонской и континентальноевропейской либеральных традиций, то в США раздвоение либеральной проблематики проявилось в возникновении «умеренного» и «демократического» вариантов либерализма (см. рис. 1).

В концептуальном арсенале дискурса современного либерализма доминантной становится идея государственного регулирования социальной сферы (Т. Г. Грин, Дж. Дьюи, Г. Кроули, Л. фон Мизес, М. Фридман, Ф. А. фон Хайек, Л. Т. Хобхауз и др.). Превращение классического либерализма в современный происходит на рубеже Х1Х-ХХ вв. по следующим направлениям :

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

-социализация (фокусирование акцентов на социальной сфере);

-демократизация (введение всеобщего избирательного права);

-этатизация (усиление роли государства в экономике);

-национализация (отказ от космополитизма);

-модернизация (концептуальное обновление базовых принципов либерализма).

Из указанных направлений преобразования либерализма наиболее активно обозначились тенденции социализации, которые впоследствии привели к концептуальному оформлению современного либерализма.

Трансформация либеральной проблематики, состоявшаяся в конце XIX

-начале ХХ веков, обозначается в разных источниках по-разному: и «социальный либерализм», и «либерал-реформизм», и «неолиберализм». Поня-

тийное отождествление двух последних терминов связано с тем, что «либерал-реформизм» возник в Америке, и именно там его часто называют «неолиберализмом». Впрочем, гораздо чаще наблюдается отождествление терминов «социальный либерализм» и «либерал-реформизм», которые употребляют как синонимичные.

КЛАССИЧЕСКИИ ЛИБЕРАЛИЗМ

проблематика политических и экономических свобод, естественных прав индивида, общественного договора, конституционализма, разделения ветвей власти, ограничения власти, политического представительства, верховенства права, гражданского общества, частной собственности, толерантности и т.д.

Л

Конструктивизм;Эволюционизм;ПриоритетныеПроблема полити-

идея рационализ-идея правовогоидеи экономи-ческих свобод,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ма; взаимодейст-государства; кон-ческого, а неразработка кон-

вие с национализ-ституционализм;политическогоцепции равных и

мом; соотношениеинтернационализм;либерализма;неотчуждаемых

демократии исвободная торгов-против сближе-прав человека,

либерализма,ля; идея свободы вния с демокра-стремление найти

гражданскогорамках закона;тией; впослед-равновесие между

общества и вла-сосуществование сствии транс-равенством и сво-

сти; пониманиемонархией; пони-формировался вбодой; впоследст-

свободы как болеемание свободы какконсерватизмвии эта версия

важной для соци-более важной дляамериканскоголиберализма, со-

альной группы,индивида, но необразцациализировавшись,

нежели для инди-для социальнойстала классической

видагруппыв США

АААА

Ф. Гизо,Дж. Локк, А. Смит,Дж. Адамс,Т. Джефферсон,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Б. Констан,Д. Риккардо, Д. ЮмА. Гамильтон,Т. Пейн,

Ж.-Ж. Руссо,и др.Дж. Мэдисон и др.Б. Франклин и др.

Б. Спиноза и др.

Л,

Рис. 1. Основные интерпретации классического либерализма (авторская разработка)

Относительно употребления понятия «неолиберализм» отметим, что этим термином чаще всего принято обозначать отдельный этап современного либерализма, оформившийся ближе к середине ХХ в. Генезис проблематики современного либерализма представлен на рисунке 2.

Центральной проблемой современного либерализма стал вопрос социальных гарантий прав и свобод индивида, чему не в последнюю очередь способствовала популярность марксизма, в рамках которого была развита концепция социальной солидарности. Кроме того, на необходимости социальных мер акцентировалось внимание еще в теоретических наработках И. Канта, Дж. Ст. Милля, Г. Спенсера и др., разрабатывавших отдельные вопросы проблематики либерального реформизма.

Обратимся к выделению основных различий между классическим и современным либерализмом.

Свобода. В классическом либерализме провозглашался культ свободы личности, основой которого стали базовые принципы: самоценность индивида, его ответственность не только перед обществом, но и перед собой, право на самореализацию каждого, свободное развитие и самоутверждение.

Основное различие между проблематикой классического и современного либерализма заключается в понимании категории свободы. Для классического либерализма, как отмечал И. Берлин , была характерной традиция осмысления свободы в негативном контексте (свобода от-), когда считалось, что свобода необходима индивиду для избавления от определенных ограничений, чтобы человек мог делать то, что ему заблагорассудится. В современном либерализме концепция негативной свободы дополнена концепцией позитивной свободы (свобода для-): свобода для саморазвития, для расширения спектра собственных возможностей. Позитивная свобода означает власть человека над собой, над своими желаниями, последовательную рационализацию собственных действий.

Своеобразную специфику приобрела экспликация свободы в дискурсе неолиберализма. Приоритетным стало социальное толкование свободы, согласно которому весьма существенной стала считаться принадлежность индивида к обществу. Неолиберальная экспликация свободы означала «не отсутствие ограничений, а способность или возможность человека — причем, наравне с другими — сделать для себя и общества нечто полезное» .

Индивидуализм. Отправной точкой для всего либерализма является наличие индивидуальности, то есть ценность отдельной личности, ее уникальности. В этом контексте необходимо учитывать, что именно благодаря христианству проблема уникальности отдельного индивида стала ключевой не только для либерализма, но и для других сфер общественной жизни. Ведь примат индивида над социальной группой находит свою легитимность еще в Евангелическом индивидуализме .

Осмысление проблематики индивидуализма в дискурсе классического либерализма сопряжено с определенной направленностью на крайний индивидуализм, граничащий с эгоизмом.

В современном либерализме, отбросившем ориентацию на крайний индивидуализм, концепция индивидуализма была дополнена, с одной стороны, теорией групп интересов, а с другой — концепцией коммунитаризма.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Естественные права индивида. Опорой классического либерализма стала философия естественных прав человека (на жизнь, на свободу и на собственность), которая, постулируя равенство всех людей от рождения, обосновывала неотчуждаемость естественных прав (никто не может ни лишать людей этих прав, ни распоряжаться ими). По мнению Дж. Локка, существование государства оправдывается защитой естественных прав, поскольку первоочередной и главной целью объединения людей в структуры общей деятельности и передачи себя под власть правительства является сохранение собственности . Следует отметить, что понятие собственности в интерпретации Дж. Локка включает три компоненты: жизнь, свободу и владения.

Все версии современного либерализма также основываются на концепции естественных прав человека. Впрочем, существует различие в их экспликации. Если для либерал-реформизма более важны социальные, экономические и культурные права индивида, то в неолиберализме центральное место занимают гражданские и политические права.

Приоритетность разума. Еще от Сократа дошли к нам идеи относительно понимания, с одной стороны, человеческого разума как базового ориентира в определении наиболее оптимальных действий, а с другой стороны, относительно понимания политической деятельности как естественной для человека. Первая идея (приоритетность разума в осмыслении политической деятельности) была полностью подхвачена классическим либерализмом и развита в современном либерализме . В классическом либерализме наблюдалось неприятие второй идеи (о том, что политическая деятельность является естественной для человека), что привело не только к возвышению частной жизни и противопоставлению ее государству, но и к зарождению сомнений относительно всякой власти. Классические либералы считали власть искусственной, противоестественной, с ней нужно не просто мириться, ее необходимо ограничивать во имя процветания свободы индивида.

В современном либерализме, который — в отличие от классического либерализма — является более активным в освоении новых сфер общественной жизни, существует понимание, что без власти обойтись невозможно. Поэтому современный либерализм, будучи нацеленным на изменения, стремится осуществлять реформы для улучшения взаимоотношений между властью и индивидом.

Либеральное кредо «laissez faire». В классическом либерализме считалось, что государство призвано защищать частную жизнь индивида

и свободу его действий (в рамках закона). Впрочем, следует ограничить объем и сферы его деятельности, устанавливая пределы распространения государственной власти для минимизации вмешательства ее в частную жизнь индивида. Именно к этому ограничению относится базовое кредо либерализма — «laissez faire» (невмешательство). Установление таких границ предусматривает договорной характер отношений («контрактуализм») между государственной властью и индивидом, что исключает всевозможные формы патернализма. Верховенство закона (в контексте понимания либерального кредо) считалось в классическом либерализме инструментом социального контроля, а конституционные механизмы — гарантией индивидуальной свободы. В целом, в дискурсе классического либерализма кредо «laissez faire» означало принцип невмешательства государственной власти только в экономические отношения (как внутренние, так и внешние) .

Если в классическом либерализме вмешательство государства в социальную сферу было ограниченным, то для современного либерализма идея государственного регулирования социальной сферы стала доминирующей, из-за чего современный либерализм иногда называют «этатистской» формой либерализма. Соответственно, в дискурсе современного либерализма наблюдалось существенное переосмысление либерального кредо «laissez faire» относительно социальной сферы (определенное сужение в его применении), поскольку стало считаться, что государство должно взять на себя обязательства по ее регулированию (Т. Грин, Л. Т. Хобхауз и др.).

Все это требовало изменения отношения к государству, которое уже стало восприниматься в качестве инструмента расширения свободы, а не ее ограничения. Отношения между государством и индивидом стали приобретать партнерскую окраску. Итак, с одной стороны, наблюдалось сужение применения либерального кредо. С другой стороны, если в классическом либерализме базовое кредо («laissez faire») соотносилось только со свободой в экономической сфере, то в современном либерализме, для которого характерно постепенное освоение новых сфер общественной свободы, либеральное кредо распространялось на новые сферы социального бытия.

Идеи спонтанности и эволюционизма. Рационализм либерального мировосприятия предполагает признание и восприятие спонтанных образований (систем ценностей, морали и т.п.). В классическом либеральном дискурсе в восприятии общественно-политического развития приоритетными считаются эволюционный принцип развития и спонтанные инициативы. Доминирование этих идей предполагает, с одной стороны, воплощение реформистских стратегий в общественном пространстве, а -с другой — рыночных механизмов в экономическом пространстве. Счита-

лось, что свободное взаимодействие индивидов в различных общественных сферах уравновешивается само по себе (по аналогии с ньютоновской картиной мира, согласно которой свободное движение атомов, в конце концов, уравновешивается). Эта идея получила особую популярность в экономической сфере, трансформировавшись в идею свободного рынка, регулируется благодаря «невидимой руке» (А. Смит). То есть, базовым считалось предположение, что саморегулятивные силы свободного рынка создадут механизмы адаптации к новым экономическим условиям. Впрочем, современный либерализм в эти представления об обществе или экономике как саморегулирующихся сферах, внес идею необходимости периодической коррекции их деятельности.

Плюрализм. Концепция плюрализма стала своеобразным мостиком между классическим и современным либерализмом, актуализируясь именно в дискурсе современного либерализма. Ведь современный либерализм впервые получил боевое крещение, продемонстрировав свои возможности в религиозной плоскости, когда стал на путь ограничения влияния религиозной политики государства, формулой которой был тезис «одно государство — одна религия». Либералами, напротив, был поддержан тезис «одно государство — много религий», что продемонстрировало ориентацию современного либерализма на плюралистическое мировоззрение . Впоследствии аналогичную поддержку получила и сфера предпринимательства.

Согласно концепции плюрализма в обществе существует много источников власти (в том числе и правительство), которые готовы осуществлять контроль над гражданами . Именно поэтому в современном либерализме сместились акценты из проблемы ограничения власти государства (на чем базируется кредо «laissez faire») на проблему обеспечения динамического равновесия между различными центрами власти (Р. Даль), что, в свою очередь, актуализировало идею консенсуса. Параллельно приобрела популярность концепция открытого общества (К. Поппер), которое основано на плюрализме.

Конкуренция. Идея конкуренции органично дополнила идею плюрализма. Если для классического либерализма была актуальной идея жесткой конкуренции, согласно которой выживает сильнейший (В. Г. Самнер), то в современном либерализме эта идея была существенно смягчена. Как отмечал Ф. А. фон Хайек, в политическом контексте «конкуренция — процесс доказательства правоты меньшинства, когда большинство склоняется к действиям, которых изначально не хотело» . Стало считаться, что существование общества обуславливается механизмами сотрудничества и взаимопомощи между членами общества. Впоследствии идею жесткой конкуренции определенным образом вытеснила идея сотрудничества.

От «равенства возможностей» — к «равенству условий». Переосмысление идеи конкуренции отразилось на определенной трансформации доминантной идеологемы классического либерализма «равенство возможностей» в идеологему, которая характерна для современного либерализма -«равенство условий». Идеологема классического либерализма («равенство возможностей»), будучи направленной на нивелирование начального неравенства людей, срабатывала только в отношении тех индивидов, у которых примерно одинаковые природные задатки и условия социализации. Согласно идеологеме «равенства условий», появившейся в современном либерализме (Г. Кроули), успешность конкуренции должна обеспечиваться созданием одинаковых стартовых условий для индивидов (например, равный доступ к получению образования).

Идея «государства всеобщего благоденствия». Если в классическом либерализме значительное место занимала идеологема «государство как ночной сторож», то в теории неолиберализма это место стало принадлежать идеологеме «государства всеобщего благоденствия» (Дж. Гэлбрейт, Г. Мюрдаль и др.), которое стало нести ответственность за своих граждан. Кроме концепта «государства всеобщего благоденствия», основой неолиберального дискурса стала идеологема «социальной рыночной экономики», которая была разработана в теории «ордолиберализма» (Л. Эрхард, В. Ойкен, В. Репке и др.), что способствовало появлению условий для формирования гражданской ответственности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Из-за фокусирования современного либерализма во второй половине ХХ в. на проблематике справедливости, актуализировался принцип нейтральности, предполагающий определенное отстранение в оценках трактовки представлений о том, чем является понятие «добра» или «справедливости» для каждого индивида. Такая позиция относительно понимания нейтральности означала, что государство должно на себя возлагать только инструментальную роль, обеспечивая гражданам право придерживаться различных представлений о добре и о стилях жизни.

Политическое участие. Политическая философия классического либерализма, истоки которой можно обнаружить в философии стоиков и поздних схоластов, была прежде моральной доктриной, утверждая, что рациональность и добродетельность присущи человеку на сущностном уровне. Впрочем, считалось, что это касается не всех людей, а только лучших среди них (более образованных, умных и т.д.). Исходя из этого, в классическом либерализме было распространено мнение, что только лучшие из индивидов имеют право что-то требовать от политической власти и высказывать сомнения относительно ее деятельности. Современные либералы существенно расширили этот круг «лучших» людей. Актуальным стало признание необходимости участия в политическом процессе всех граждан, независимо от их социальной принадлежности.

Таким образом, если в классическом либерализме считалось, что государство существует для защиты естественных прав индивида, то современный либерализм существенно расширил это понимание. В политическом контексте либерализм выступает за воплощение образцов либеральной демократии, ведя борьбу против всевозможных форм авторитаризма. В экономическом контексте внимание либерализма акцентировано на институте частной собственности и ограничении влияния государства (особенно по отношению к рынку). Культурное измерение либеральной проблематики сосредоточено на личных свободах индивида и широкой палитре выбора стилей жизни (от манеры поведения и одежды

-до приоритетной собственной картины мира и религиозных взглядов). В социальном контексте либеральные практики сфокусированы чаще всего на проблеме равенства условий.

Литература

1.Берлін І. Чотири есе про свободу . К.: Основи, 1994.

2.Звеспер Дж. Лібералізм // Енциклопедія політичної думки; . СПб.: Пневма, 1999.

1.Berlin I. Chotiri ese pro svobodu . K.: Osnovi, 1994.

3.Lok Dzh. Dva traktati pro vryaduvannya. K.: Vidavnitstvo Solomii Pav-lichko «Osnovi», 2001.

4.Mitroshenkov O. A. Liberalizm. Politicheskaya entsiklopediya: v 2 t. M.: Mysl’, 2000. T. 1.

К вопросу об определении: основные этапы развития либеральнойтеории

Многие специалисты, изучающие либерализм, подчеркивают, что правильнееопределять его исторически, прослеживая основные линии его эволюции, нежелилогически, через перечисление основных принципов, идей или ценностных приоритетов.Как пишет, например, Э.Арбластер, «либерализм следует рассматривать некак нечто застывшее и абстрактное, не как совокупность неизменных моральныхи политических ценностей, но как историческое движение идей в эпоху современности…”Поэтому эта теория «требует исторического анализа, а не чисто концептуальногоподхода, который неизбежно оказывается статическим”16. Рамкинастоящей работы не дают возможности рассмотреть подробно историю либеральныхидей, развертывавшуюся во многих странах, где она имела свои характерныеособенности. Однако у нас есть возможность проследить основные ее этапыи связанные с ними направления эволюции, свойственные либерализму практическиповсюду. При этом, рассматривая указанные направления, мы будем опиратьсяпреимущественно на англосаксонскую либеральную традицию, поскольку онанаиболее отчетливо демонстрирует прослеживаемые нами тенденции.

Будучи отражением процессов модернизации, начавшихся на Западе в XVI-XVIIвв., либерализм вобрал в себя многое из наследия раннебуржуазной общественноймысли: в развитии его теории важную роль сыграли концепции онтологическогоиндивидуализма, разработанные Т.Гоббсом и Дж.Локком и связанное с ним негативноепонимание свободы, представление о связи свободы и частной собственности,обоснованное Локком, идеи веротерпимости, развивавшиеся в эпоху Реформации,принцип lassez-faire («дайте действовать”), сформулированный французскимифизиократами, теория разделения властей и доктрина верховенства права.Корни многих либеральных идей восходят чуть ли не ко временам античности,что затрудняет определение времени рождения либерализма. Некоторые авторывидят его истоки уже в эпохе Возрождения и Реформации17, другиеначинают его историю с XVII века, с Т.Гоббса, Дж.Локка, французских и немецкихпросветителей18. Однако и то, и другое сопряжено с определеннымиметодологическими трудностями: нельзя взять писателя раннего Просвещения,например, Локка, который не называл себя либералом, и представить его кактипичного представителя рассматриваемой традиции на основании его собственныхтрудов, не выявляя, в каком смысле его аргументы являются либеральными.Доказывая же их либеральный характер, мы пытаемся показать, что указанныеаргументы совместимы с базовыми идеями более поздних либеральных доктрин.Однако общественная мысль Просвещения послужила основой для всех трех главныхнаправлений современной идеологии: либерализма, консерватизма и социализма.Поэтому многих из «либералов” XVI-XVIII в. можно также отнести к числуконсерваторов или социалистов.

На наш взгляд, более обоснованной представляется точка зрения тех, кторассматривает мыслителей XVI-XVIII вв. как теоретических предшественниковлиберализма, относя формирование последнего в качестве самостоятельнойсоциально-политической и этико-философской доктрины к концу XVIII — началуXIX вв., когда сложилась та его форма, которая позже получила название»классической”19. Обычно ее связывают в Англии с деятельностьюкружка «философских радикалов”, опиравшихся на труды И.Бентама, Д.Рикардо,Т.Мальтуса, Дж.Милля, а также с идеями «манчестерской школы” экономическоголиберализма (Р.Кобден, Д.Брайт), а во Франции — с творчеством Б.Констана.

«Философские радикалы” отказались от концепции естественного права иобщественного договора (в значительной мере — под влиянием ее критики вработах Д.Юма и Э.Берка) и обосновывали права индивидов, исходя из натуралистическойэтики утилитаризма. Последняя видит корни того, что люди считают хорошимили плохим, соответственно, в удовольствии или страдании. «Природа, — писалИ.Бентам, — отдала человечество под власть двух господ — страдания и удовольствия.Лишь они могут указывать, что нам следует делать и что мы станем делать”20.По природе своей человек не может действовать иначе как руководствуясьсоображениями полезности, то есть стремлением к удовольствию и отвращениемк страданию. Общество — не что иное, как сумма индивидов, оказывающих другдругу услуги, ибо польза одного человека обеспечивается действиями (илибездействием) другого, при этом каждый заботится о собственных интересах.Однако люди, согласно теории «классического либерализма”, достаточно разумны,чтобы осознать необходимость соблюдения норм общежития, позволяющих каждомуэффективно достигать своих целей. Таким образом, «общественный интерес”»классические либералы” интерпретировали не как интерес некоторой общности,стоящей над индивидом, а как сумму интересов отдельных членов, составляющихобщество. Либеральный принцип индивидуализма, приоритета индивидуальныхинтересов над социальными, отстаивался ими в наиболее крайней форме, каконтологический принцип.

Классический либерализм обосновывал идею антипатернализма, настаивая,что каждый человек — наилучший судья собственных интересов. А потому обществодолжно обеспечивать своим гражданам наибольшую свободу, совместимую с равнымиправами других. При этом свобода интерпретировалась негативно, как отсутствиепринуждения, как личная и гражданская свобода, как неприкосновенность сферычастной жизни. Именно эта сторона свободы представлялась наиболее значимой:политические свободы либералами начала XIX в. рассматривались как гарантияличных и гражданских прав. Б.Констан видел причины несчастий Французскойреволюции в попытке ее лидеров воплотить античные идеи публичной свободыв современных, совершенно непригодных для нее условиях. «Личная независимостьесть первейшая из современных потребностей, — писал он. — Значит, никогдане надо требовать от нее жертвы ради установления политической свободы”21.Напротив, последняя является лишь гарантией первой.

Этой гарантии «классические либералы” придавали важное значение. «Философскиерадикалы” считали, что, исходя из идеи полезности как главного императивапоступков людей, общественная гармония определяется разумными «правиламиигры”, рациональными и равными для всех, дающими индивидам возможностьнаиболее эффективно заботиться о собственных интересах. Однако современноегосударство, представляющее «корыстные” интересы аристократии и духовенстваявляется главным препятствием к созданию таких правил. «Философские радикалы”были активными пропагандистами парламентской реформы, накануне которойбыла в то время Англия. Наиболее авторитетным изложением их политическойпрограммы по праву считается «Исследование об управлении” Дж.Милля (1820г.).

Наибольшая свобода, совместимая с равными правами других, обеспеченнаяразумными «правилами игры”, устанавливаемыми и поддерживаемыми государством- вот кредо «классического либерализма”. В качестве главной гарантии свободырассматривалась частная собственность, безопасности которой придавалосьважное значение, а главным предметом заботы была свобода экономическая.»Классические либералы” взяли на вооружение лозунг «laissez-faire”, сформулированныйфранцузскими физиократами (Кене, Мирабо, Тюрго) и развитый английскимиэкономистами А.Смитом и Д.Рикардо. Они разделяли уверенность в том, что,действуя свободно, без какого-либо принуждения со стороны власти, участникирыночных отношений не только наилучшим образом реализуют собственные интересы,которые никто не может знать лучше их самих, но и по «закону невидимойруки” будут способствовать максимализации общего блага.

Следовательно, государство не должно управлять экономикой и не должноперераспределять ресурсы в пользу бедных в соответствии с тем или инымкритерием общественного благосостояния. Его задача — гарантировать свободныйрынок труда и товаров. Положение же бедных, по убеждению «классическихлибералов”, основанному на работах Т.Мальтуса, не может быть улучшено благотворительнымзаконодательством: единственным средством к решению этой проблемы являетсясокращение рождаемости. В 1834 г. в Англии был принят «закон о бедных”,по которому резко сокращалась помощь беднякам со стороны церковных приходови упразднялся налог, который взимали с богатых в пользу бедных.

Экономическая программа «классического либерализма” наиболее ярко проявиласьв движении за свободу торговли в Англии, направленном против так называемых»хлебных законов”, устанавливавших протекционистские пошлины на импортируемоезерно. По утверждению лидеров «манчерстерской школы”, возглавлявших этодвижение, протекционистские пошлины, способствовавшие росту цен на хлеб,есть не что иное как незаконный налог, взимаемый с бедняков в пользу английскихлендлордов. Отмена «хлебных законов” в 1846 г. рассматривалась как большаяпобеда экономического либерализма в Англии.

Если в Англии главные проблемы, занимавшие либералов в первой половинеXIX в., концентрировались вокруг экономики, то для их собратьев на континентеглавной проблемой были политические гарантии гражданских свобод. Их политическаяпрограмма включала более последовательное разделение властей (согласноанглийским образцам), защиту свобод, особенно свободы слова, гарантии самостоятельностиместного управления, создание Национальной гвардии, состоящей из представителейсреднего класса как силы, противостоящей и черни, и королевской армии.Французский либерализм представлял собой программу «среднего класса”, противостоящегокак аристократии, так и низшим слоям общества. Отстаивая идею народногопредставительства, французские либералы первой половины XIX в., как впрочеми английские, жестко увязывали собственность и политические права. По словамКонстана, только собственность, дающая достаточный досуг, дает человекувозможность осуществлять политические права. Революции 1830 и 1848-1850гг. во Франции в значительной мере реализовали программы либералов.

Таким образом, идеи «классического либерализма” оказали несомненноевлияние на историю Европы первой половины XIX в. Вместе с тем, некоторыеположения, приписываемые этой форме либеральных доктрин, не только никогдане были реализованы на практике, но и в теории были сформулированы гораздоболее мягко, чем принято полагать. Это касается прежде всего идеи государства-”ночногосторожа”, миссия которого якобы сводится к установлению и поддержанию права.»Классический либерализм” действительно выступал за минимальные функциигосударства, но никогда не ограничивал последние областью права (хотя ирассматривал эту область в качестве главной заботы государства). Правительстводолжно брать на себя то, с чем не могут справиться отдельные индивиды ичастные ассоциации. Оно должно поощрять развитие промышленности и такимобразом создавать рабочие места, законодательными мерами способствоватьчастной благотворительности в пользу тех, кто не может обеспечить себясам, смягчать негативные проявления коммерции, культивировать в обществедух взаимопомощи. По мысли А.Смита, преимущества свободного предпринимательствабудут гарантированы лишь если государство обеспечит гражданские добродетели,а потому оно должно, в частности, заботиться об элементарном образованиидля бедных. А утилитаристская доктрина Бентама возлагала на государствоцелый ряд обязанностей, вызвавших в адрес этого теоретика упреки в чрезмерной»социальной инженерии”22. Таким образом, настаивая на сокращениифункций государства, «классический либерализм” был далек от мысли ограничитьего миссию сферой права.

Рассматриваемый тип либеральной теории сформировался в Европе концаXVIII — первой половины XIX в. как ответ на проблемы, поставленные ходомистории. К середине века обосновываемая этой теорией экономическая и политическаяпрограмма была отчасти выполнена. «Тремя китами” «классического либерализма”были свобода личности, понимаемая как свобода от принуждения извне, рыночныеотношения, основанные на незыблемости частной собственности и минимальноегосударство. Этот либерализм идеализировал рыночные отношения между мелкимипредпринимателями, характерные для раннего капитализма: свободный рынокказался основой «хорошего общества”, в котором ответственные граждане,полагающиеся на собственные силы, взаимодействуют к собственной выгодеи всеобщему благу. Однако на практике свободная конкуренция не привелак гармонизации общественных отношений и торжеству меритократических принципов:оказалось, что в отстуствие контроля рыночные механизмы ведут к поляризациисоциальных контрастов, причем в основе вознаграждения далеко не всегдалежит принцип заслуг.

В конце XIX — начале XX в. все «три кита” «классического либерализма”оказались пересмотрены. Новые обстоятельства ставили новые задачи, однакоих решение было невозможно в рамках прежних доктрин. Преемственность между»классической” и «новой” либеральной теорией оказалась возможной благодарясущественной переработке социально-философских основ либерализма началаXIX в., связанной главным образом с творчеством Дж.С.Милля.

Начав свою литературную и политическую деятельность как «философскийрадикал”, Милль впоследствии пересмотрел концепцию взаимоотношений личностии общества, сформулированную его предшественниками. Он показал несостоятельностьпредложенной ими теории мотивации: человек, по мнению Милля, не обязательнодолжен быть эгоистом, напротив, истинно человеческая сущность проявляетсяв заботе о других людях, более того, именно поступки, направленные на благодругих, приносят высшее удовольствие. Человек способен проявлять как эгоистические,так и альтруистические качества, однако последние не возникают сами посебе, а формируются практикой взаимодействия и сотрудничества с другимилюдьми. Задача общества — поощрять такую практику.

Будучи существом не только биологическим, но и социальным, человек зависитот общества в формировании и удовлетворении своих потребностей. И хотяусловием развития личности является некоторая мера автономии, независимостиот других людей и социальных институтов, самосовершенствование невозможновне общества. Рассматривая развитие индивидуальности как высшую цель, делающуюлюдей счастливыми, Милль был убежден, что эта цель может реализовыватьсятолько через осознание тесной взаимосвязи интересов каждого индивида сблагом окружающих его людей и всего человечества. Таким образом, чтобысоздать условия для максимального раскрытия человеком своих возможностей,нужно, с одной стороны, обеспечить ему личную свободу и оградить от тиранииобщественного мнения, а с другой — предоставить ему возможность активноучаствовать в социальной жизни, реорганизовав соответствующим образом политическиеи экономические институты23.

Милль был одним из тех, кто наполнил центральный для либеральной философиипринцип индивидуализма новым содержанием. Он попытался отойти от свойственного»классическому либерализму” представления о том, что общество — это механическаясумма индивидов, преследующих эгоистические цели и интересы. В его пониманиичеловек — существо социальное, и общественный прогресс связан с развитиеминститутов, воспитывающих в нем «социальные” качества. Следовательно, соперничествои конкуренция — это не единственно возможная форма человеческого общежития,люди способны к осознанию своих высших, «социальных” интересов, а значит,к сотрудничеству и взаимодействию, к принятию решений, основанных не насиюминутной корысти, а на долгосрочном просчете интересов, связанном сблагом других людей.

Благодаря Миллю, понятие «индивидуализм” получило новое этическое содержание,связанное с признанием высшей ценности уникального человеческого «я”, правачеловека на развитие всех его сил и способностей. Именно концепция индивидуальностикак высшей ценности рассматривалась Миллем в качестве главного аргументав пользу его знаменитого «принципа свободы”, согласно которому «единственнаяцель, оправдывающая законное применение власти к члену цивилизованногообщества против его воли, есть предотвращение вреда для других людей. Егособственное благо, физическое или моральное, не является основанием длятакого вмешательства… Единственный вид поступков, в которых человек несетответственность перед обществом, есть поступки, затрагивающие других людей.Во всем, что касается его одного, он по праву абсолютно независим.”24По мысли Милля, этот принцип призван обеспечить человеку относительнуюавтономию, необходимую для развития индивидуальности, для защиты от «коллективнойпосредственности”. И вместе с тем, важное значение английский философ придавалответственности, которую рассматривал как оборотную сторону свободы.

Идеи Милля подготовили почву для последующего изменения либеральнойтеории. По словам Л.Т.Хобхауза, «он один заполнил промежуток между старыми новым либерализмом”25.

В основе «новой либеральной теории” лежала позитивная концепция свободы,разработанная профессором Оксфордского университета Т.Х.Грином, опиравшимсяна традиции немецкой идеалистической философии. Грин вслед за Гегелем рассматривалисторию как борьбу за нравственное совершенствование человека, реализующуюсяв попытках создать социальные институты, способные обеспечить условия дляосуществления интеллектуальных и моральных возможностей людей. Он настаивална органическом понимании общества как целого, образуемого взаимозависимымичастями. Право на свободу — право социальное, оно, согласно Грину, вытекаетиз факта принадлежности к обществу. Свобода в его понимании означает непросто отсутствие органичений, но «позитивную способность или возможностьделать что-то или пользоваться чем-то, заслуживающим наших усилий и внимания,наравне с другими”26. Свобода не дает человеку права ограничиватьвозможности других: люди должны иметь равные возможности для самосовершенствования.Исходя из этого, Грин утверждал, что цель общества — создать каждому своемучлену условия для достойного существования. В связи с этим либералам следуетпересмотреть свое отношение к государству: закон не обязательно ограничиваетсвободу, он может ее расширять, устраняя то, что ей препятствует.

Идея государственного вмешательства в социальную и экономическую сферу,обоснованная Т.Х.Грином и его последователями и нашедшая в некоторой степениотражение в деятельности правительства У.Гладстона, далеко не у всех либераловвызывала поддержку. Одним из тех, кто резко выступал против нее, был Г.Спенсер.В серии статей, позднее переизданной под общим названием «Человек противгосударства” (1884 г.), он призывал вернуться к истинному либерализму.Свобода, по утверждению Спенсера, «определяется не характером государственноймашины, которой он подчинятся, — будет ли она представительной или нет,- а сравнительно меньшим числом наложенных на него ограничений”27.Негативное понимание свободы в работах Спенсера приобрело крайне индивидуалистическийоттенок, а его трактовка конкуренции как одной из форм естественного отборасущественно отличалась от представлений либералов «классической” поры омеханизме социального прогресса.

В начале ХХ в. необходимость государственного регулирования социально-экономическойсферы стала очевидной для значительной части либералов как в Англии, таки на континенте. К этому времени относится завершение доктрины «новоголиберализма”, связанной с именами Л.Т.Хобхауза и Дж.А.Хобсона в Англии,Дж.Дьюи в США и др.28 Хобхауз стремился противопоставить социал-дарвинизмуСпенсера выдвигавшуюся Миллем идею о том, что общество существует благодарявзаимопомощи своих членов и что прогресс его связан с переходом от конкуренциик сотрудничеству. «Новые либералы” приняли также и разработанную Гриномконцепцию «позитивной свободы”. «Мы… можем сказать, — писал Хобхауз,- что задача государства — обеспечить условия для развития ума и характера…Государство должно предоставить своим подданным возможность самим получитьвсе необходимое, чтобы стать полноценными гражданами”29.

Таким образом, «новый либерализм” решительно отказывался от классическойдоктрины «laissez-faire”, радикально пересмотрев отношение к свободнойконкуренции и функциям государства. «Прежний либерализм рассматривал самостоятельнуюи конкурентную экономическую деятельность индивидов в качестве средствак достижению общественного благосостояния как цели, — писал Дж.Дьюи. -Нам надлежит сменить эту перспективу на обратную и увидеть, что обобществленнаяэкономика есть средство обеспечить свободное развитие индивида как цель”30.Опираясь на эти идеи, «новые либералы” обосновывали программу мероприятий,призванных обеспечить социальные права, без которых невозможны свободаи достойная жизнь. Эта программа включала создание общественной системыобразования, установление минимальной заработной платы, контроль за условиямитруда, предоставление пособий по болезни и безработице и т.п. Средствана проведение этих реформ должны быть получены за счет прогрессивного налогообложения.

«Новые либералы” пересмотрели классическую теорию собственности. Источникомвсех прав, утверждали они, является общество, и если доход не соответствуетвкладу человека в общее благо, то часть его может быть через налоги присвоенагосударством и перераспределена на социальные нужды. Улучшение условийжизни беднейших слоев, по мысли Л.Т.Хобхауза, окажется выгодным для обществав целом, поскольку приведет к расширению внутреннего рынка и будет способствоватьэкономическому росту. Программа «нового либерализма” представляла собойальтернативу радикальным социалистическим теориям и должна была способствоватьсмягчению конфликтов и мирной трансформации «капитализма эпохи свободнойконкуренции” в общество с «социальной экономикой”, основанной на частнойсобственности и регулируемых рыночных отношениях.

Философские и социально-политические концепции, обосновывавшие эту программу,в 20-30-х гг. ХХ в. были дополнены экономической теорией, разработаннойДж.М.Кейнсом и его последователями. Кейнс предложил конкретные механизмывоздействия на капиталистический рынок, способные, по его убеждению, предотвратитькризисы перепроизводства и стимулировать экономический рост. Кроме того,предусмотренные им меры по стимулированию платежеспособного спроса и сохранению»полной занятости”, должны были снять остроту социальных конфликтов. РаботыДж.М.Кейнса и его учеников оказали значительное влияние на практику государственногорегулирования экономики, которая начала складываться в период первой мировойвойны. В 30-е гг. его идеи нашли воплощение в «новом курсе” Т.Рузвельта.А в годы второй мировой войны и последовавший за нею период меры, предлагаемыекейнсианскими и неолиберальными программами стали неотъемлемой частью экономикиразвитых капиталистических стран.

Концепции «общества благосостояния” в ХХ в. разрабатываются и реализуютсяне только «новыми либералами”, но и социал-демократами 31. Упервых и вторых есть, тем не менее, некоторые различия: они опираются наразные представления о природе человека и его связи с обществом. Неолибералыисходят из идеи автономного самореализующегося индивида, имеющего определенныепотребности, в том числе нуждающегося для своего развития во взаимодействиис другими такими же индивидами. Они, как правило, не строят своих рассужденийна аргументах, вытекающих из определенных моральных требований к обществуили представлений о том, что жизнь человека определяется социальными императивами.Каждый человек имеет свой собственный жизненный план и вправе его осуществлять.Право на достойное существование — индивидуальное, а не коллективное право.Социал-демократические концепции опираются на органическое представлениеоб обществе, аргументы, связанные с моральными требованиями к обществу(социальная справедливость, равенство и т.п.) и идею коллективных прав.Вместе с тем, практические выводы обеих концепций во многом схожи. Инымисловами, имея разные корни и апеллируя к разным аргументам, неолибералыи социал-демократы обосновывают необходимость примерно одних и тех же социальныхфункций и институтов.

Либеральные идеи развивались и в России. Будучи восприняты у европейскойобщественной мысли, они играли заметную роль в дискуссиях о перспективахмодернизации в этой стране. Вместе с тем, здесь они разрабатывались в контекстесовсем иной культуры, имели другие социальные опоры, были направлены нарешение специфических задач. По словам С.С.Секиринского и В.В.Шелохаева,»либеральные идеи и ценности были обязаны своим присутствием в интеллектуальнойжизни страны, политических проектах, социальных движениях, правительственнойполитике противоречивым подчас интересам и стремлениям разных элементовевропеизированной части русского общества — верховной власти, административнойэлиты и поместного дворянства. Их отношение к доктрине западного либерализманосило порой весьма избирательный характер: попадая на русскую «почву”,она как бы рассыпалась от соприкосновения с ней”32.

Однако и в российской политической мысли мы находим два типа либеральныхтеорий. Первый из них ярко и талантливо развивал Б.Н.Чичерин, которогоизвестный польский исследователь русской общественной мысли А.Валицкийназвал «наиболее последовательным представителем классического либерализмана востоке от Германии.” По его словам, «как критик социализма и уступокпринципу распределительной справедливости” Чичерин «стоит в одном рядус самыми известными либералами ХХ века, включая Фридриха Хайека”33.По мнению Чичерина, право на достойное существование обеспечивается человеколюбием,а не правом: «право, — пишет он, — одно для всех; человеколюбие же имеетв виду только известную часть общества, нуждающуюся в помощи”. Государствоне должно изменять право, ущемляя свободу богатых ради бедных34.

Однако была и другая традиция. В.Соловьев одним из первых в Европе сформулировалидею «права на достойное существование”, дав ему юридическое обоснованиев контексте своего понимания права как «минимума нравственности”. Эта идеялегла в основу концепций «нового либерализма” П.Новгородцева, Л.Петражицкого,И.Покровского, позднее — Б.Кистяковского и С.Гессена. По утверждению П.И.Новгородцева,»правосознание нашего времени выше права собственности ставит право человеческойличности и во имя этого права… устраняет идею неотчуждаемой собственности,заменяя ее принципом публично-правового регулирования приобретенных правс необходимым вознаграждением их обладателей в случае отчуждения”345.Этот принцип вытекает, по его мнению, из либеральных, а вовсе не социалистическихпосылок, ибо «нравственная основа социализма — уважение к человеческойличности — есть начало либеральное, а не социалистическое,… в ученияхсоциализма эта основа не развивается, а затемняется”36. Русскиелибералы обосновывали социальные права как часть естественных прав человекаи настаивали на изменении фабричного законодательства, разрешении деятельностипрофсоюзов, создании системы государственного и общественного призрениянетрудоспособных и т.д.

«Новый либерализм” в России возникает практически одновременно с аналогичнымиидеями на Западе. Вместе с тем, в России не было решено большинство проблем,входивших в число основных требований «классического либерализма” (последнийв России, в отличие от западных стран, был представлен в виде теоретическихконцепций, но не конкретных политических программ). Однако факторы, способствовавшиепопулярности радикальных и социалистических идей в России, равно как инеобходимость противостоять последним стимулировали и «ускоренное” развитиелиберальной теории, воспринимавшей новейшие веяния западной мысли.

Появление «новой” либеральной теории не означало конца «классической”:у последней также оставались приверженцы, возражавшие против тех перемен,которые, на их взгляд, противоречили духу истинного либерализма. Так, впослевоенных работах Ф.Хайека, К.Поппера, Дж.Тальмона проводилась мысльо том, что, поддерживая практику государственного интервенционизма, неолибералыидут по пути, ведущему к тоталитаризму. Будущее западной цивилизации, помнению этих авторов, связано с возвратом к «классическим” принципам, сограничением функций государства, с сохранением «открытого общества”37.К этому же выводу приходил и известный английский исследователь И.Берлин:в работе, оказавшей заметное влияние на ход дискуссии между сторонникамидвух направлений в либерализме, он на основе анализа негативной и позитивнойконцепций свободы доказывал, что приоритеты свободы и равенства несовместимы,что приверженность свободе исключает какие-либо обязательства в отношенииравенства, за исключением формального равенства прав, и что позитивнаяинтерпретация свободы ведет к догматизму и тоталитаризму, поскольку ееосуществление заставит все общество принимать цели, которые поддерживаетлишь часть его граждан38. В годы «холодной войны” и последовавшийза ними период развитие либеральной теории в значительной степени стимулировалосьпротивоборством с «тоталитарными идеологиями”, и если в XIX в. «символическаяформа либерализма” определялась борьбой с консервативным традиционализмоми социализмом, то с середины ХХ в. пограничные линии были обозначены концептом»тоталитаризма”.

Серьезным аргументом в пользу «неоклассической” концепции стали послевоенныеработы теоретиков так называемой «чикагской школы”: Ф.Хайека, М.Фридмана,Л.Мизеса и др. Их авторы — преимущественно экономисты, развивавшие своиконцепции до уровня политических обобщений — выступали против приданиягосударству функции «справедливого распределения”, утверждая, что это несовместимосо свободой личности. Как писал Ф.Хайек, эгалитаристские принципы, заложенныев программах неолибералов «не будут вполне реализованы до тех пор, покавсе стороны общественной жизни не изменятся в соответствии с ними. Результатомтакой реорганизации будет общество, в сущности своей несвободное, общество,в котором властям будет предоставлено право решать, что и как следует делатьчеловеку”39. Государство должно ограничиться защитой «основныхправ”, то есть преимущественно личных и политических. Важным аргументомдоктрины «неоклассического” либерализма является тезис о неразрывной связиэкономической и политической свободы. «Я не знаю… примера более или менеесвободного общества, — пишет М.Фридман, — которое не использовало бы втом или ином виде свободный рынок в качестве средства организации экономическойжизни”40.

Представители «чикагской школы” критиковали кейнсианские методы, доказывая,что всякое произвольное вмешательство в экономический процесс ведет к сбоюестественных закономерностей рынка, и единственным очевидным результатомтаких мер является инфляция. Они разработали монетаристскую модель регулированияэкономики (за результаты этих исследований в 1976 г. М.Фридман был удостоенНобелевской премии): она предусматривала регулирование рынка за счет контролянад денежной массой, находящейся в обращении, сокращение бюджетных расходов(следовательно, социальных программ) и снижение налогов. В 1970-х гг. этапрограмма была взята на вооружение неоконсерваторами и в 1980-х успешноосуществлена в ряде западных стран.

В то же время, сохраняют своих приверженцев и неолиберальные концепции,арсенал которых в 70-90-х гг. пополнился авторитетными философскими работамиДж.Ролса, Дж.Чэпмена, Р.Дворкина, У.Галстона, Дж.Шкляр и др. Большой общественныйрезонанс вызвала книга Дж.Ролса «Теория справедливости” (1971 г.), выдвигавшаяпринцип справедливости, позволявший обосновать неолиберальную практику»государства благосостояния”. Дж.Ролс предложил новый способ аргументациилиберальных ценностей, который, по признанию многих критиков, являетсясерьезным вкладом в реконструкцию либеральной теории41. Такимобразом, в современных идейных диспутах в странах Запада участвуют обаисторически сложившихся типа либеральных теорий. Что же касается их воплощенияв программах политических партий, то в силу сложившихся традиций, в США»либералами” называют себя сторонники неолиберальных подходов, а в Европеэто слово употребляется применительно к политикам, более строго следующим»классическим” канонам.