Лихачев повесть временных лет

УДК: 80\81 ББК: 81.2Рус-2

Опарина А. В.

«ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ» И ВЗАИМООТНОШЕНИЕ

ЕЕ СПИСКОВ

Oparina A.V.

«THE TALES OF THE YEARS OF TIME» AND INTERRELATIONS OF ITS

Ключевые слова:летопись, «Повесть временных лет», Лаврентьевская,

Академическая, Троицкая, Радзивиловская (вторая редакция) и Ипатьевская (третья редакция) летописи; авторство летописных текстов, разночтения в списках «Повести временных лет».

Аннотация: в статье рассматривается соотношение различных редакций «Повести временных лет», степень присутствия в них автора; затрагивается вопрос о возможности уникального проявления авторское «я” в летописных сводах.

Летописи вызывают особый интерес лингвистов, поскольку особую значимость параметры речевой ситуации приобретают при рассмотрении исторического плана, когда наиболее очевидной становится историческая изменчивость ее содержания и форм выражения. Такие первые оригинальные произведения древнерусской литературы, дошедшие до нас, относятся к середине 11 столетия.Важной

особенностью летописей является участие в их создании нескольких авторов, каждый из которых мог актуализировать разные оттенки в изображении описываемых событий. Повествование под пером различных авторов могло приобретать иной оттенок, что зависело от многих факторов: времени, мировоззрения, места проживания переписчика. Это была единственная возможность стать соавтором.

Яркимпримером,

характеризующим особенности летописей, является ПВЛ — выдающийся исторический и литературный памятник, отразивший становление древнерусского государства. ПВЛ — текст литературный, но, с одной стороны, на уровне грамматических

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

значениймеждукнижным

церковнославянским и разговорным древнерусским языком обязательно существовала корреляция, и утрата грамматической формы или сдвиги в ее семантике, имевшие место в живом языке, неизбежно найдут отражение в языке книжном1. С другой стороны, летопись -текст гибридный, в котором традиционно книжные элементы переплетаются с элементами разговорного языка, поэтому употребление форм разговорного языка в этом тексте вполне очевидно.

Следует помнить, что пиетет перед автором протографа был всегда очень велик, писцы стремились строго копировать оригинал, а следовательно, не все разночтенияможнообъяснить

небрежностью переписчика. Кроме того, в традициях древнерусской литературы была анонимность творчества, и нам практически ничего не известно об авторах текстов,

1Живов, В.М. Роль русского церковнославянского в истории славянских литературных языков // Актуальные проблемы славянского языкознания. -М., 1988. — С. 52.

часто неизвестны даже их имена.

ПВЛявляетсядревнейшим

памятникомрусскоголетописания,

повествующим о начальном периоде истории Русской земли и доводящем изложение событий до XII в. Как писал А. А. Шахматов, «Повестью временных лет” принято называть древнейшую часть летописных сводов, дошедших до нас в списках Лаврентьевском, Радзивиловском, Московско-Академическом, утраченном Троицком, Ипатьевском, Хлебниковском и еще трех позднейших, восходящих к Хлебниковскому списку (Погодинскому, Краковскому и Ермолаевскому)”1.

Этот памятник занимает особое место в истории древнерусской литературы и русской общественной мысли. Текстом ПВЛ начинаются многие летописные своды, и сама ПВЛ — свод, включающий в свой состав предшествующие своды. В то же время ПВЛ не просто летопись, сумма погодных записей, повествование о событиях, происходивших на Руси и в сопредельных странах на протяжении двух с половиной столетий: с середины IX до начала XII века. По словам академика Д.С. Лихачева, ПВЛ — цельная, литературно изложенная история Руси. Никогда прежде, вплоть до XVI века, русская историческая мысль не поднималась на такую высоту учебной пытливости и литературного умения .

ПВЛ, созданная в первые десятилетия XII века, дошла до нас в составе летописных сводов более позднего времени. Самые старшие из них — Лаврентьевская летопись (XIV век), Ипатьевская летопись (XV век), Радзивиловская летопись (XV век). В Лаврентьевской летописи ПВЛ продолжена северорусской Суздальской летописью, а Ипатьевская, помимо ПВЛ содержит летописи Киевскую и Галицко-Волынскую. Все переписчики последующих сводов XV-XVI веков непременно включали в свой состав ПВЛ и подвергали

1Шахматов, А.А. Разыскания о русских летописях. — М.: Академический проект, Жуковский: Кучково поле, 2001. — С.1.

2Лаврентьевская летопись (Полное собрание

русских летописей. Том первый.) — М. : Языки русской культуры, 1997. — С. 583.

ее редакционной и стилистической обработке (насколько позволяли жесткие правила переписки летописей) с целью отразить в тексте свое мировосприятие, свое отношение к событиям.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В отношении вопроса о редакциях ПВЛ А. А. Шахматов высказывал предположение, что труд Сильвестра 1116 г. мог быть не особой редакцией, а лишь переработкой Несторовой редакции 1113 г. Но в основном А. А. Шахматов склонялся к тому, что ПВЛ имела три редакции: 1113, 1116 и 1118 гг. Это самая распространенная точка зрения по вопросу о редакциях ПВЛ (например, М.Д Приселков, Д. С. Лихачев, Л. В. Черепнин, опираясь на исследования А. А. Шахматова, тоже говорят о трех редакциях летописи)3.

Создатель основного списка летописи — монах Лаврентий, переписавший ее в 1377 году для суздальско-нижегородского князя ДмитрияКонстантиновича,по

благословлению Суздальского епископа Дионисия. По имени писца летопись и получила в научной литературе название Лаврентьевской.Изложениев

Лаврентьевской летописи доведено до 6813 (1304) года. В заключительной части, по мнению М. Д. Приселкова, преобладают тверские известия и явно протверская трактовка событий конца XIII — начала XIV века, что свидетельствует о том, что это был великокняжеский свод князя Михаила Ярославича.МонахЛаврентий,

следовательно, скопировал в 1377 году «ветшаную” рукопись великокняжеского свода начала XV века. В литературе имеется и другое суждение — не о механическом, а о творческом характере работы Лаврентия и его помощников над летописью в 1377 году. Некоторые исследователи (Г. М. Прохоров, В. Л. Комарович) предполагают, в частности,переработку в составе

Лаврентьевскойлетописи рассказа о

Приселков, М. Д. История русского летописания XI-XV в. Л., 1940. — С. 16,44; Лихачев Д.С. Русские летописи и их культурно-историческое значение. -М. -Л.,1947. — С. 147, 169-170, 180; Черепнин Л. В. Повесть временных лет, ее редакции и предшествующие ей летописные своды // Исторические записки. Изд. Академии Наук СССР. -1948. — Т. 25. — С. 305-320.

Батыевом нашествии на Русь1.

На вопрос о происхождении Лаврентьевской летописи существуют разные точки зрения: А. А. Шахматов, сравнивая ее с другими ранними летописями, и прежде всего Радзивиловской и Троицкой летописями, обнаружил, что Лаврентьевская летопись особенно близка к Троицкой, и Радзивиловская летопись тоже сходна с Лаврентьевской (вплоть до 6711 (1203) г.), однако в отличие от Троицкой, Радзивиловская на всем протяжении имеет все-таки редакционные отличия от Лаврентьевской2.

Важное место в истории изучения этого вопроса занимает концепция в научной литературе последующего времени М.Д. Приселкова, который полагал, что Лаврентьевская и Троицкая летописи сходны вплоть до 6813 (1305) г., т. е. до окончания Лаврентьевской. Отсюда он пришел к выводу, что в обеих летописях отразился владимирский великокняжеский свод 1035 г. Таким образом, по гипотезе М.Д. Приселкова, в начале 1377 г. великий князь Суздальский заказал снять для своих нужд копию древнего Летописца, кончавшего свое изложение на 1305 годе. Лаврентий, получив это задание, старался выполнить свою работу как точный копиист, а не редактор. Лаврентий «без возражений повторял ошибки своего оригинала и, можно думать, прибавлял к ним новые, свои ошибки, которые частью проистекали от неясности копируемого текста, но частью и по личной погрешности» (см. Приселков). Хотя вопрос об ошибочности отдельных фрагментов является по нашему мнению весьма спорным.

Свод 1035 г. дошедший в составе Лаврентьевской летописи, отражал владимирскую летописную традицию, но она была довольно сложной. В его основе лежало несколько сводов XII-XIII вв., опиравшихся на различные источники. Таким образом, Лаврентьевская летопись

1Лаврентьевская летопись (Полное собрание русских летописей. Том первый.) — М.: Языки русской культуры, 1997. — С. 585.

2Словарь книжников и книжности Древней Руси

(XI- первой полов. XIV в). Вып. 1. Л.,1987. — С. 242.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

имела двойственное происхождение -владимирское и ростовское3.

ПВЛ в первой редакции (по всей вероятности, эта редакция монаха КиевоПечерскогомонастыря Нестора,

благожелательная к князю Святополку), или Несторовой, доводила повествование до 1111-1113 гг. и оканчивалась, по-видимому, известием о смерти Святополка. Она не получила широкого распространения и после смерти Святополка подверглась переработке. Впрочем, она стала известна в Перемышле и Теребовле, где духовник Василька Ростиславича — Василий, переписывая и сокращая ее в 1113-1116 годах, внес в нее свой рассказ о событиях 1097-1099 (рассказ об ослеплении Василька Теребовльского).

В 1116г. переработка основной

редакции была произведена игуменом Сильвестром (когда Владимир Мономах вступил на престол), закончившим свой труд сообщением о явлении огненного столба надТрапезницей Печерского

монастыря, — следовательно, здесь отражены события 1111-1113 гг. В этой Сильвестровской редакции личность Святополка была отодвинута в тень, а личности идеятельности Владимира

Мономаха было отведено центральное место. Для рассказа о событиях 1097-1100 Сильвестр воспользовался Василиевой переработкой Несторовой летописи. Он, вероятно, опустил в заглавии ПВЛ слова «Нестора черноризца Феодосиева монастыря Печерского” и вставил в конце летописи собственное имя «Игумен Сильвестр святаго Михайла написал книги и летописец…” По предположению А. А. Шахматова, в 1118 г. Киево-Печерский Монастырь, встревоженный перенесением летописания в Выдубицкий монастырь, поручил составление нового летописного свода своему монаху Мстиславу Владимировичу; из-за утраты основной редакции составителю этой новой редакции пришлосьвоспользоваться

Словарь книжников и книжности Древней Руси (XI — первой полов. XIV в). Вып. 1. Л.,1987. — С. 243; Приселков, М.Д. Летописец 1305 г. // Века. Исторический сборник I. Петроград, 1924. — С. 30-35.

Сильвестровской редакцией; он дополнил ее известиями, имеющими то или иное отношение к Владимиру Мономаху, и продолжил до статьи 6625 г. (1117 г.). Следовательно, Сильвестровская и третья редакции ПВЛ оказываются редакциями смешанными (в изложении проблемы соотношения редакции ПВЛ мы следуем работамА.А.Шахматова1.

Таким образом, ни один из дошедших до нас летописных сводов не представляет второй (Сильвестровской) и третьей (Киевопечерской) редакции в чистом первоначальном их виде; это было обусловлено не только «описками” переписчиков (кавычки наши, поскольку далеко не все разночтения являются описками, что дает веские основания глубоко исследовать в этих текстах проявления авторской модальности) и возможными вставками из других источников, но также и соединением особенностей обеих редакций, сознательно допущенным влиянием одной на другую. Первая (Несторова, т. е. первоначальная) редакция ПВЛ до нас не дошла.

В части до 907 года в разночтениях к тексту Лаврентьевской летописи использована Троицкая летопись, которая сгорела при пожаре Москвы в 1812 году, но еще до ее гибели летописью пользовался Н. М. Карамзин и сделал многочисленные выписки, вошедшие в примечание к » Истории государства Российского”. По мнению составителей Полного Собрания Русских Летописей (ПСРЛ) Троицкий свод, по характеру своих известий, очевидно, составлен при Московской митрополичьей кафедре, но по пристрастию летописца к внутренней жизни Троице-Сергиева монастыря осознается рука инока Сергиевой обители 2.

При характеристике Лаврентьевской

Шахматов, А.А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. — Спб., 1908. — С. 2-3; Шахматов, А.А. Предисловие к Начальному Киевскому своду и Нестерова летопись. ИОРЯС, 1909. т.12. К.1. — С. 254-259; Шахматов А.А. Повесть временных лет. Вводная часть. Замечания. Текст. Т. 1. — М., 1916. — 41.

2Лаврентьевская летопись (Полное собрание русских летописей. Том первый.) — М. : Языки русской культуры, 1997. — С. 554/

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

летописив разночтениях также

использована Радзивиловская летопись. Радзивиловская летопись названа так по бывшему ее владельцу; она называется также Кенигсбергскою по прежнему месту хранения. Летопись была написана во второй половине XV в., по-видимому, в Смоленской области. Она ближайшим образомсходна с Московско-

Академической XV в. Это сходство переходит большею частью в тождество. По содержанию своему она распадается на следующие части: 1) Повесть временных лет, оканчивающаяся записью игумена Сильвестра. 2) Суздальская летопись с 1111 до 1206 г. Эти обе части тождественны с первой частью Московско-Академической летописи3 .

Радзивиловская летопись лицевая (украшена более, чем 600 миниатюрами), и этим определяется ее выдающееся значение в истории русской литературы. В настоящее время наиболее обоснованной является версия о западнорусском происхождении Радзивиловской летописи. Характер летописи показывает, что рукопись была создана в городской среде, в которой пользовались одобрением вечевые порядки старинных русских городов, их свободы и привилегии. Более поздние записи конца XV — начала XVII века свидетельствуют о том, что рукопись в то время принадлежала представителям мелкой шляхты. В конце рукописи есть запись, что летопись была подарена Станиславом Зеновевичем князю Янушу Радзивилу. Радзивиловская летопись доводит изложение до 6714 года4.

К анализу вариантов привлекается также Московско-Академическая летопись. Отдельного издания Летописи Московско-Академической не существует; она издавалась в составе Лаврентьевской летописи, причем первая часть давалась в разночтениях к Лаврентьевской, а вторая и

3Шахматов, А.А. Повесть временных лет. Вводная часть. Замечания. Текст. Т. 1. — М., 1916. — С. 42.

4Лаврентьевская летопись (Полное собрание русских летописей. Том первый.) — М. : Языки русской культуры, 1997. — С. 588.

третья — в приложении1 . Московско-Академическая летопись, доведенная до 6927 года, представляет соединение трех источников — текст до 6714 года восходит к Радзивиловской летописи, следующие известия 6713-6746 годов переписаны из Софийской 1 летописи старшей редакции, статьи, следующие после сообщения о взятии Козельска-6927годов,-

представляют фрагмент сокращенного Ростовского летописного свода2.

Ипатьевская Летопись названа по бывшему местусвоегохранения,

Костромскому Ипатьевскому монастырю. Рукопись Ипатьевской летописи, найденная

Н.М. Карамзиным, содержит второй по древности (послеспискаЛетописи

Лаврентьевской 1377 г.) список начальной русской летописи: Повесть временных лет. Ипатьевская летопись охватывает хронологический период до 1292 г. и включает в себя три основных памятника -Повесть временных лет, доведенную до статьи 1118 г.; Киевскую Летопись от 1119 до 1120 г. и Галицко-Волынскую Летопись от 1201 г. до 1292 г1. Связь между Ипатьевской и Лаврентьевской летописями объясняется влиянием южнорусского свода XII-XIII вв. на владимирское летописание XII-XIII вв.2

Итак, по мнению А.А. Шахматова, из трех списков, сохранивших запись игумена Сильвестра, список Лавр. должен быть признан наиболее близким к первоначальному виду и вместе с тем и наиболееисправным.Поэтому

исследование текста ПВЛ должно исходить из Лавр. списка. Кроме того,А.А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Шахматов отмечает, что Ипатьевский список во многих случаях представляет лучшее и более древнее чтение, но, во-первых, он является, несомненно, списком Киевопечерской редакции, а во-вторых, уступает Лаврентьевской и в древности (по времени написания), и в исправности3.

Таким образом, мы рассматриваем

1Словарь книжников и книжности Древней Руси (XI — первой полов. XIV в). Вып. 1. — Л.,1987. — С. 4647.

2Лаврентьевская летопись (Полное собрание

русских летописей. Том первый.) — М. : Языки русской культуры, 1997. — С. 589.

списки, отражающие вторую и третью редакции. Первая редакция не сохранилась, соответственно строить какие-то гипотезы относительно характера употребления каких-либо форм в первоначальной редакции Нестора можно только на основании сопоставления наиболее сохраненных списков второй и третьей редакции (поскольку они обе в конечном итоге восходят к первой редакции Нестора), поэтому в работе над языком данных источников необходимо опираться на Лаврентьевскую,Академическую,

Троицкую, Радзивиловскую (вторая редакция) и Ипатьевскую (третья редакция) летописи.

Словарь ПВЛ охватывает лексику, употреблявшуюся в самых различных сферах древнерусского быта и древнерусской письменности. Это требует внимательной оценки языковых явлений, которые должны рассматриваться как некое абстрактноесловоупотребление

древнерусского письменного языка начала XII века, а во многих случаях как языковой факт, обусловленный контекстом. То обстоятельство, что памятник начала XII века сохранился в нескольких редакциях, отраженных достаточно древними списками, открывает широкие возможности для его лингвистического анализа, а значит и для анализа авторской модальности.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1.Живов, В.М. Роль русского церковнославянского в истории славянских литературных языков // Актуальные проблемы славянского языкознания. — М., 1988.

2.Лаврентьевская летопись (Полное собрание русских летописей. Том первый.) — М. : Языки русской культуры, 1997.

3.Лихачев, Д.С. Русские летописи и их культурно-историческое значение. — М. -Л.,1947.

4.Приселков, М. Д. История русского летописания XI-XV в. — Л., 1940.

5.Приселков, М.Д. История рукописей Лавр, летописи и её изданий // Ученые записки. ЛГПИ, 1939. Т. 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6.Приселков, М.Д. Летописец 1305г.// Века. Исторический сборник I. — Петроград,

7.Словарь древнерусского языка (11-14 вв.): в десяти томах. — М.: Русский язык,1998.

1-5 т.

8.Словарь книжников и книжности Древней Руси (XI — первой полов. XIV в). Вып. 1. Л.,1987.

9.Словарь книжников и книжности Древней Руси (вторая половина XIV — XVI вв.). Вып. 2. Часть 2. — Л.,1989.

10.Черепнин, Л. В. Повесть временных лет, ее редакции и предшествующие ей летописные своды // Исторические записки. Изд. Академии Наук СССР. — 1948. — Т. 25. — С. 305-320.

11.Шахматов, А.А. Разыскания о русских летописях. — М.: Академический проект, Жуковский: Кучково поле, 2001.

12.Шахматов, А.А. О начальном Киевским летописном своде. ЧОУДР. 1897. Т. III.

13.Шахматов, А.А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. — Спб.,