Литература византии

Краткое содержание первого эпизода из курса Сергея Иванова «Краткая история византийской литературы»

Византийской империей условно называется продолжение Римской империи в Средние века. В 395 году умер римский император Феодосий I, завещав западную половину империи своему сыну Гонорию, а восточную — своему сыну Аркадию. С этого времени формальное разделение существовало уже всегда — и мы можем говорить о независимой Восточной Римской империи. В V веке Западная Римская империя пала под ударами варваров, а Восточная пережила тяжелые времена, вышла из кризиса и существовала еще тысячу лет.

Слово «Византия» применяется к выжившей восточной части Римской империи условно — сама она никогда так себя не называла. Так итальянские гуманисты, архаизируя, называли столицу империи Константинополь, потому что он возник на месте древнего города Византий.

«Эта стилизация тем не менее много говорит о самой византийской культуре, которая жила с головой, повернутой назад. Византийская культура всегда жила, обернувшись на великие достижения своей греческой предшественницы. И это важно для рассуждения о византийской литературе — потому что справедливо жестокое суждение, что византийская литература родилась старой».

Сергей Иванов

В отличие от других литератур, византийская литература выросла не из фольклора, не из песенного творчества, не из устного эпоса, не из басен и легенд, а сразу из живой, невероятно развитой и уже клонившейся к закату античной литературы.

Византийская литература написана на древнегреческом языке. Древнегреческий язык, на котором писали византийцы, с течением веков все дальше и дальше отходил от того греческого языка, на котором они разговаривали, так что в конце они практически стали двумя разными языками.

«Этот разрыв, который теоретически существовал во всяком языке — ну, например, в русском языке допушкинской эпохи были разговорный и ученый языки. Но эта двойственность снималась созданием литературного языка, сочетавшего черты того и другого. В греческом же языке именно в силу невероятной инерционности этой древнегреческой нормы создание литературного языка отсрочилось до наших дней. Практически даже сегодня в греческом языке еще существуют следы двух разных языков».

Сергей Иванов

Римская империя была по преимуществу империей латинского языка: латынь была языком администрации и языком армии. В течение V и первой половины VI века латинский язык оставался и административным, и литературным языком Византии — на латыни писали стихи и исторические сочинения. Но уже в середине VI века греческий язык начал брать верх, а в начале VII века император Ираклий перевел делопроизводство на греческий язык. Этим ознаменовалась окончательная эллинизация Византии.

Это не значит, что на территории этой тогда еще огромной империи не существовало других, в том числе литературных, языков. Литературу писали на древнесирийском и коптском языках; вскоре после христианизации свою письменность обрели армяне и грузины… Но в VII веке эти районы были отторгнуты от Византии арабами — и с середины VII века уже можно говорить об исключительной грекоязычности византийской литературы.

На каких носителях эта литература до нас дошла?

В античности основным носителем письменности был папирус. Это был дешевый материал, но довольно ломкий, и текст с него легко стирался. Вместо него еще до нашей эры стал широко употребляться пергамент — гораздо более прочный материал, выделанный из кожи животного. Он был довольно дорог, но и более долговечен, и текст с него невозможно было смыть — только соскоблить.

«Текст, написанный поверх выскобленного, называется в науке «палимпсест», дословно — «снова выскобленный». Этот подчас в два-три слоя написанный текст является бесценным источником увеличения наших знаний о древней литературе, потому что теперь, благодаря современной технике, можно читать стертые слои и таким образом расширять круг известных нам письменных текстов».

Сергей Иванов

При переходе от античности к византийскому Средневековью произошла еще одна революция. Основная форма античной книги — свиток. Но у свитка есть свои недостатки: его невозможно держать открытым, в нем трудно найти нужное место, трудно сделать оглавление, трудно писать заметки на полях. Тем не менее представление о том, что настоящая книга — это свиток, приводило к тому, что и пергамент первое время сворачивали в свиток, хотя он, в отличие от папируса, не имеет к этому никакой природной склонности.

Во II веке начинаются эксперименты с принципиально новым видом книги — кодексом, сделанным из сложенных вместе и переплетенных листочков пергамента. Благодаря этому появилась возможность создавать оглавление, делать заметки на полях и мгновенно находить нужный текст. Традиционная культура свитка долго этому сопротивлялась и уступила только в IV веке, благодаря победе христианства, для которого книга с самого начала была книгой-кодексом.

«Тем самым начало Византии совпадает с вхождением в жизнь нового, принципиально нового вида оформления текста, книги-кодекса, который просуществовал до наших дней и, видимо, прямо сейчас доживает свои последние десятилетия. Иногда эту книжную цивилизацию называют гутенберговской, но на самом деле она не имеет никакого отношения к Гутенбергу, потому что виды оттискивания знаков на бумаге не имеют никакого культурного значения. <…> Эпоха, которая сейчас подходит к концу, — это великая эпоха книги-кодекса, которая началась вместе с христианизацией империи в IV веке».

Сергей Иванов

Практически вся византийская книжная продукция создавалась на таких пергаментных книгах. Это имело ряд последствий. Изменилась химия чернил, появилось перо; переписчики стали разбивать текст на предложения, выделять начала абзацев, отделять друг от друга слова, проставлять ударения. Текст приобрел совершенно иной вид.

И теперь именно книга-кодекс стала выражением священного.

«Недаром на византийских изображениях распятия под крестом, на котором распят Спаситель, всегда изображается Иоанн, держащий в руках книгу-кодекс. Он держит в руках Евангелие, которое еще не написано, которому только предстоит прийти в жизнь — действие Нового Завета еще не завершилось, а Евангелие как будто уже написано.
С точки зрения византийцев книга является не просто священным предметом, эта книга является предметом, прообразующим действительность. Это высочайшее значение, которое придавали византийцы книге, мы всегда должны помнить, когда разговариваем о византийской литературе».

Сергей Иванов 

Стихотворное оружие

В 1135 году Феодору Продрому было необходимо рассказать жителям Константинополя о пользе войны за обладание клочком земли на окраине империи. Факт потери территорий надлежало скрыть, а вот недавние победы Иоанна Комнина, недолговечные и экономически бессмысленные, — подчеркнуть. Чтобы горожане не нагородили отсебятины, Продром создал простые, ритмичные вирши, которые было легко запомнить. При этом поэт учел, что и конечный заказчик, и даже исполнители его стихов были людьми грамотными. Он наполнил рассказ о победах Иоанна Комнина отсылками к библейским и классическим сюжетам, с которыми были знакомы как сам император, так и исполнители стихов. Византийский поэт переименовал врагов Византии — тюрок-сельджуков — в «персов», а потерянные византийцами долины Малой Азии — в Персию. Это позволило ему возвысить пограничный конфликт до масштаба вечной битвы «римлян» с «персами», цивилизованных людей с варварами.

В описании врага Продром в выражениях не стеснялся.

О Персия, о злобный захватчик, кровоядец
Мать грабежа, убийства и всякого злодейства
Теперь узнай же ты сама, как это происходит
Как осаждают города и как твердыни грабят
Как острыми ножами прям из-под сердца матери
Вырывают, выдирают младенца и дитя

Продром осознанно сгустил краски и создал яркий образ, чтобы отвлечь внимание публики от плохо организованных военных кампаний в долинах Малой Азии и потерь среди византийской армии. Вместо этого придворный поэт рисовал перед заказчиком яркие картины будущих завоеваний.

Бойтесь меня, о варвары, не только вся Персида
Но пьющие из Тигра, и пьющие из Нила
Вы, эфиопы Запада, вы на восходе солнца
Вы с северного климата, вы из более южных

Таким образом, в панегириках Продрома император Иоанн Комнин оказывался не только победителем персов и восстановителем целостности Римской империи, но и потенциальным повелителем вселенной, власть которого не знала границ. Впрочем, православный поэт Продром понимал ограничения, налагаемые верой, и в любом стихотворении подчеркивал покровительство Богородицы, под которым находится император. Комбинация образов сработала: после войны Иоанн Комнин сумел добиться поражения Данишмендидов, подчинил их владения на севере Малой Азии, а Феодор Продром получил новые заказы.

Не только пропаганда

Если верить данным рукописей, на Продрома обрушился поток заказов самого разного свойства. Помимо торжественных од, поэту заказывали стихотворения по случаю (смерть супруги Иоанна), возможно — надписи на предметах искусства. Читая эти надписи, сложно поверить, что писал их тот же самый человек, что и автор строк вырванного из утробы матери ребенка. Стихотворения у Продрома в этом случае получались трогательными. Вот как он рассказывал про меч полководца Алексея Контостефана с нанесенными на нем изображениями святых Феодора Стратилата и Дмитрия Солунского:

Алексей мучеников на клинке вырезает
Контостефан говорит псалмословно
Не спасет меня меч своей сталью гладкой
Сила моя — Феодор и Димитрий

Контостефана меч Алексея
С двух сторон тонкий, с двух сторон ровный
Святые делают четырехлезвийным
Как будто заново меч изостряют

Как и меч византийского генерала, талант Продрома был очень разноплановый. Он писал как прямую пропаганду, так и тонкие, лирические миниатюры в стихах. Хватало поэта и на творчество иного рода: он сочинял пародии на античные комедии Аристофана и даже создал — вполне в духе времени — любовный роман. Все эти творения получили широкую известность у публики — и концу правления Иоанна Феодор Продром был главным интеллектуалом Византии. Ему активно подражали поэты младшего круга. Нам известно как минимум об одном поэте, который в своих стихах прямо «заимствовал» формулы, изобретенные Продромом. Несмотря на отсутствие официального сана, поэт был главной интеллектуальной фигурой новой эпохи. Он завершил свою карьеру в правление сына Иоанна Мануила, который отправил его на пенсию в один из монастырей. О его смерти писали многочисленные ученики, а от поэта до наших дней дошло 17000 стихотворных строк.

Земная слава

Феодор Продром создал больше чем просто яркие образы византийской пропаганды. В одах на сражения византийцев с тюрками он смог фактически сформулировать новый язык, на котором императоры говорили со подданными. Образы, сравнения и метафоры Продрома остались в веках и пережили и его самого, и конечного заказчика, которым являлся Иоанн Комнин. При этом форма пропаганды могла меняться — уже сын Иоанна, Мануил, предпочитал не стихотворные оды с упоминанием вырванных из утробы младенцев, а долгие прозаические речи с большим количеством классических аллюзий. Однако сам принцип использования этих аллюзий и набор ключевых образов остался тем же.

Поэт создал поэтический конструктор, кубики в котором можно переставлять в разной последовательности. Свою роль сыграли и политические успехи — под панегирики Продрома Византия достигла очередного и последнего пика своего могущества. Войска Иоанна Комнина смогли не только разгромить пресловутых тюрок, но дошли до Палестины и вместе с крестоносцами осаждали Алеппо. Сын Иоанна Комнина, Мануил, стал одним из самых ярких и влиятельных правителей европейского Средневековья. Он не только победил мусульман в Палестине и отобрал у норманнов Южную Италию, но и стал адресатом «Письма Пресвитера Иоанна» — легендарного текста, который описывал неизвестные европейцам страны на Востоке. Кто знает, было ли это письмо возможно без географических фантазий Феодора Продрома.

Однако расцвет Византии в правление Комнинов был недолговечным. После смерти Мануила в 1180 году на престол взошел его кузен Андроник, разваливший сложную систему сдержек и противовесов, которая сплачивала воедино полководцев и интеллектуалов. Свергнувшая Андроника династия Ангелов с вызовами времени не справилась. В 1204 году Константинополь пал под ударами Четвертого Крестового похода. Византийские аристократы и специалисты по связям с общественностью разбежались кто куда. Многие нашли приют в Никее, где Феодор Ласкарис под речи риторов создал империю-в-изгнании, меньшую по масштабам, но не по политическим претензиям. Правитель этой империи Михаил Палеолог в 1261 году благодаря удачному стечению обстоятельств смог вновь захватить Константинополь.

Византийцы из Никеи мечтали о возрождении славы империи Комнинов и пытались реконструировать ее с помощью тщательного изучения пропагандистских образцов. Творения Продрома из области пропаганды копировались в десятках манускриптов и считались примером для подражания среди поэтов эпохи Палеологов — этой осени Византийского средневековья. Возможно, именно тщательная имитация придуманных Продромом форм помогла Палеологам сохранить символическое величие Византии еще два века. В 1453 году тысячелетняя империя пала под ударами турок-османов, у которых были свои поэты, писавшие стихи по совсем другим канонам. Однако литературное наследие Комнинов — а именно Феодора Продрома — осталось в десятках манускриптах, а пропагандистские находки поэта и преподавателя продолжают исподволь влиять на нас и нашу современность.

Отказавшись от язычества античности и приняв христианство как идеологию нового общества, народы бывшей Римской империи стали создавать свою, иную культуру, на западе — начав почти с нуля, на востоке — сохраняя обломки прежней античной цивилизации и приспосабливая их к новому миру ценностей.

Как мы помним, Древняя Римская империя была огромной, ее пространства простирались от Гибралтара на западе до Кавказа на востоке. В 395 году она распалась на две части — западную с Римом во главе и восточную, столицей которой стал когда-то маленький поселок Византий, превратившийся в пышный город Константинополь. Ныне он носит турецкое имя Стамбул (на Руси его звали Царьградом).

Западная часть империи распалась на множество малых государств, которые то собирались снова в большие территориальные объединения (Империя Карла Великого в последней четверти VIII — начале IX века), то распадались.

Восточная часть империи сумела сохранить единую государственность на всей своей территории, а она включала в себя Египет, Палестину, Малую Азию и черноморское побережье Колхиды (нынешнего Кавказа), Балканский полуостров и острова Эгейского моря. Такова была первоначально Византия. Жители ее называли себя ромеями и считали свою страну «вторым Римом» — хранительницей былой славы Рима.

История Византии складывалась сложно. Со всех сторон теснили ее враги, алчущие ее богатств. Последним взлетом ее славы и ее могущества было время правления императора Юстиниана I. Он максимально расширил ее границы, но уже в 630 году арабы оторвали от нее Египет.

В конце концов территория Византии свелась к землям Балканского полуострова и Малой Азии.

Византия приняла христианство, когда была еще в составе Римской империи, но после разделения ее на восточную и западную части начались церковные разногласия, которые в 1054 году привели к окончательному расколу. В западной части установился католицизм (греч. католикос вселенский, всеобщий), в восточной — православие. Церкви не примирились до сих пор. В 1204 году крестоносцы-христиане (о них будет речь впереди) Западной Европы захватили Византию и на части ее территории основали Латинскую империю. Она была ликвидирована примерно через шестьдесят лет Михаилом VIII.

От Византии восприняла христианство Россия. Великий князь киевский Владимир провел акт крещения Руси в 988 году. Византийские иконы, византийская книжность широкой волной хлынули в русские города, прежде всего, конечно, в Киев и Новгород.

После падения Константинополя, а это произошло в 1453 году под ударами турецких войск, Византия как государство перестала существовать, и Москва назвала себя «третьим Римом», приняв историческую эстафету православия. «Москва — третий Рим, а четвертому не бывать!» — гордо заявляли русские священнослужители.

Культура Византии складывалась под идеологическим воздействием христианского вероучения. Нигде религия так не влияла на культуру, как в Византии. Все было пронизано ею. В самом начале, после официального признания христианства государственной религией, старая греческая культура подверглась проклятиям и осуждению. Была уничтожена значительная часть знаменитой Александрийской библиотеки (IV век). В 529 году была закрыта философская школа в Афинах. Старые культурные центры (Афины, Александрия) уцелели, но значительно потускнели. Высшая образованность сосредоточилась в Константинополе. В 425 году там открылась христианская высшая школа. Новая религия требовала пропагандистских сил, научных обоснований. Но наука стала утрачивать одну позицию за другой. В VI веке монах Косьма Индикоплов («открыватель Индии») пишет книгу «Христианская топография», в которой начисто отвергает несовершенную, но все же более близкую к истине картину космоса, созданную в античности (систему Птолемея), и представляет Землю как плоский четырехугольник, окруженный океаном, с раем на небесах.

Однако полностью с античностью Византия не порвала. Население ее говорило на греческом языке, правда, уже значительно видоизменившемся сравнительно с языком древности. Не иссякал интерес к античным авторам, к античной истории. Историческая картина мира представала, конечно, в довольно фантастическом виде. Такова, к примеру, Хроника Георгия Амартола, столь популярная и у нас на Руси (IX век) с яркой христианской тенденциозностью и с широким использованием сочинений богословов и даже греческих авторов (Плутарха, Платона).

В X веке по приказу императора Константина VI Багрянородного создается историческая энциклопедия, нечто вроде исторической хрестоматии с фрагментами из сочинений древних историков и писателей («Библион»). В XI веке философ и филолог Михаил Псел изучал Гомера, писал комментарии к комедиям Менандра.

Византийская поэзия в основном состоит из церковных гимнов. Большим мастером этого жанра был сириец Роман Сладкопевец (VI век).

Большую часть византийской прозы составляют жития отшельников святых (Патерики), но писались и романы о любви, романы авантюрные. Большой популярностью пользовался роман об Александре Македонском с серией приключений, но не без христианской символики.

Византийское искусство несет на себе печать иного мировоззрения и иного эстетического идеала сравнительно с античным временем. Художник отказался от идеала гармонично развитого человека и усмотрел и в мире, и в личности дисгармонию, диспропорцию, он отвернулся от красоты телесной и проникся уважением к духовному началу. В византийских иконах мы ощущаем эту тягу мастера к духовности, к отрешенности от мира, в иконе мы видим прежде всего глаза изображенного в ней Бога или святого — огромные скорбные глаза как зеркало души.

В житиях святых мы находим ту же тягу к духовности. Писатель показывает маленького человека с немощным тщедушным телом, но с несокрушимой волей. В борьбе плоти и духа побеждает дух, и писатель славит эту победу.

Византийская культура не дала миру ни одного значительного автора, ни одного имени, способного занять место рядом с прославленными мастерами западноевропейской средневековой культуры, но она сохранила что-то от античности, тлеющий уголек от когда-то яркого костра. После падения Константинополя она перенесла его в Европу (Ренессанс).

* * *

Еще одно маленькое добавление к теме: у нас хранится икона Владимирской божьей матери. Она создана в Константинополе в первой половине XII века. Переданная России, она вошла в жизнь народа и связана со многими значительными событиями русской истории. Икона прекрасна. Вот как ее описывает специалист: «…представлена мать с младенцем: она — в скорбной обреченности принести сына в жертву, он — в серьезной готовности вступить на тернистый путь.

Они одни во всем мире и тянутся в безысходном своем одиночестве друг к другу: мать — склоняя голову к сыну, сын — устремляя к ней недетски серьезные глаза. Благородный лик богоматери кажется почти бесплотным, нос и губы едва намечены, только глаза — огромные печальные глаза — смотрят на младенца, на зрителя, на все человечество, и трагедия матери становится общечеловеческой трагедией. Краски кажутся густыми и сумеречными, господствуют темные, коричневато-зеленые тона, и из них лик младенца выступает светлым, контрастирующим с ликом матери. Направленная на то, чтобы возвысить человека до божественного созерцания, такая икона, как Владимирская божья матерь, рождала у зрителя ощущение безысходной скорбности земного бытия» (Каждан А. П. «Византийская культура»).

В 7-8 веках греческий язык стал государственным языком империи. Государство нуждалось в хорошо обученных чиновниках, умеющих грамотно составлять законы,указы, договоры… Грамотные люди встречались даже среди крестьян и ремесленников. Наряду с церковными в городах открывались государственные и частные школы. В них обучали чтению, письму, счету и церковному пению.

Во второй половине 9 создается славянская письменность на основе греческого уставного письма с добавлением нескольких букв. Братья Кирилл и Мефодий прибыли из Византии в Великоморавскую державу по приглашению князя Ростислава с миссионерскими целями в 863 году. Договор 911 года между Олегом и Византией уже был написан на двух языках — греческом и славянском. О довольно широком распространении грамотности среди различных слоев общества свидетельствуют летописи и археологические находки, относящиеся к 11 веку, а так же многочисленные новгородские берестяные грамоты.

Под большим воздействием церкви находился другой вид древнего искусства — архитектура. С приходом на Русь христианства широко начинается строительство культовых зданий, церквей и монастырей. Византийское зодчество не могло бы привиться на русской почве ранее IХ века, т.е. ранее принятия христианства на Руси, оно было чуждо и враждебно стране, где еще только слагалось классовое общество и государство. Конечно и теперь развитость социальных отношений Византии и Руси не совпадала – в Византии это было сложившееся феодальное общество, а на Руси – период сложения раннего феодального государства.

В области Станковой живописи первым толчком влияния византийской живописи был привоз на Русь икон. Иконы эти на Руси копировали, им подражали. Когда позднее кроме греческих икон на Русь стали привозить иконы из других православных стран, стало возможным отметить влияние живописи и этих стран. Христианство – это религия откровения.

В начале Средних веков Византия была самой культурной, страной Европы. Короли, князья, епископы других стран, и чаще всего Италии, приглашали из Византии архитекторов, художников и ювелиров. В Константинополь отправлялись любознательные юноши для изучения математики, медицины, римских законов и греческого языка, что — бы читать умные книги. У византийских мастеров учились архитекторы и художники европейских стран.

Византия оказала большое влияния на : Язык Письменность Развитие и образование Архитектура Иконопись

Византийская (официально Ромейская) империя (см. статьи по её истории на нашем сайте и материал Периодизация византийской истории) была продолжением Восточной Римской империи, в которой в VI – VIII вв. латинский язык, как государственный, заменился греческим, а в населении все более и более важное значение стали получать эллинизированные инородцы (особенно славяне). В Византии сохранились и основные черты старой империи – социальное господство поземельной аристократии и политический абсолютизм императорской власти, управлявшей страною посредством чиновничества.

История Византийской империи

Но в империи не выработалось правильного порядка престолонаследия, и из-за обладания властью постоянно происходила борьба между честолюбцами, сопровождавшаяся придворными интригами и дворцовыми переворотами, заговорами и восстаниями, убийствами и всякого рода жестокостями. К борьбе за власть примешивались и религиозные распри, порождавшиеся разными ересями, да и само население столицы отличалось наклонностью к бунтам и переворотам. Законодательство и управление империи были прямым продолжением соответственной деятельности прежних римских императоров.

Самым замечательным царствованием в Византии в начале Средних веков было правление Юстиниана Великого, сделавшего в середине VI столетия попытку восстановлении императорской власти на Западе. Кроме того, он был истинным родоначальником византийской системы управления, основанной на подчинения авторитету власти всех проявлений общественной жизни, не исключая и религии. Своей кодификацией римского права Юстиниан завершил его многовековое развитие и создал основу для дальнейшего развития права уже чисто византийского.

С IV по IX в. Византию раздирали новые религиозные раздоры, вызывающиеся появлением ересей. Такова была в VIII в. борьба иконоборцев и иконопочитателей.

В отличие от романо-германского Запада, Византия не подверглась феодальному раздроблению. При Македонской династии (с середины IX до середины XI в.) византийские императоры продолжали борьбу с знатью, но обычай наделять служилых людей населенными имениями при династии Комнинов (с середины XI до конца XII в. снова привел крестьянскую свободу в упадок.

Извне Византийскую империю теснили с севера болгары (в IX – X в.), с востока турки-сельджуки. Последние заставили её правительство искать помощи на Западе, откуда с конца XI в. через её территории стали двигаться в Азию крестоносные ополчения.

Четвертый крестовый поход окончился даже завоеванием Византии крестоносцами, которые образовали из неё Латинскую империю, просуществовавшую, однако, лишь полстолетия. Новой византийской династии Палеологов удалось восстановить прежнюю греческую империю, но уже не в прежнем объеме и очень ослабленною. В середине XIV в. большая часть Балканского полуострова была во власти Сербии, но тогда же началось и завоевание его турками-османами, которые в середине XV в. взяли и самый Константинополь. И латинское завоевание начала XIII в., и покорение турками в середине XV в., конечно, ухудшили быт коренного населения империи.

См. также статью Византийская культура.

Главнейшие хронологические даты византийской истории

Разделение Римской империи на Восточную и Западную (395). Завоевание королевств вандальского (534) и остготского (555). Издание Юстинианова кодекса (534). Потеря азиатских и африканских владений (637 – 711). Образование Болгарии (679). Иконоборство (726 – 842). Начало крестовых походов (1096). Завоевание Константинополя крестоносцами (1204). Восстановление Византийской империи (1261). Образование великой Сербии (около 1350). Появление турок на Балканском полуострове (1357). Падение Константинополя (1453).

Самые известные византийские императоры

V век: Сын Феодосия Великого Аркадий (395 – 408). Феодосий II (до 450) и сестра его Пульхерия (до 453), её муж Маркиан (до 457), Лев I Великий (до 474), зять последнего Зенон (до 491), при котором произошло падение Западной Римской империи.

VI век: Юстин I (518 – 527) и его племянник, Юстиниан Великий (527 – 565).

VII век: Фока (602 – 610) и Ираклий (610 – 641).

VIII век: Лев III Исавр (716 – 741), основатель Исаврийской династии. Его сын, тиран Константин V Копроним (до 775), а в конце столетия мать Константина VI, Ирина (797 – 802), при которой Карл Великий восстановил Западную Римскую империю.

IX век: после Феодоры и её брата Варды, управлявших за Михаила III (842 – 867), вступила на престол Македонская династия (867 – 1056 с перерывами), родоначальником которой был Василий I.

X век: Лев VI Философ (886 – 912), его сын Константин VIII Багрянородный (до 959), Иоанн Цимисхий (969 – 976), Василий Болгаробойца II (до 1025).

XI век: брат Василия II, Константин IX (до 1028), Константин Мономах (1042 – 1057). В 1057 г. вступила на престол династия Комнинов (1057 – 1204) в лице Исаака I; к этой династии принадлежал современник первого крестового похода Алексей I (1081 – 1118).

Комнины царствовали до завоевания Константинополя крестоносцами, т. е. в течение всего XII века, последним из них был Исаак II Ангел (1185 – 1195 и 1203 – 1204).

После восстановления Византийской империи до завоевания её турками царствовала династии Палеологов, первым из которых был Михаил VIII (1261 – 1282); а последним Константин XI (1449 – 1453).