Лопухин толковая Библия

Использование толкования, при изучении какого-либо сложного текста, облегчает нам работу – это аксиома. Источники за нас уже проработаны, структура выстроена, концепции определены. Нам остаётся, лишь не обмануться и не попасть под авторскую идеологию. А это, как раз таки, не просто. Порой авторитет оказывается слишком убедительным и мы сами того не понимая, окрашиваем себя в его цвета.
Александр Павлович Лопухин – человек православия и его толкование, естественно, отражает эту идеологию. И с этим надо быть предельно осторожным.
Что хотелось бы сказать в первую очередь. Толкование слишком уж поэтичное, слов красивых много, а поясняющих смысл – мало. Получилось популярно, на массы, но, в принципе, автор сразу указал свою целевую аудиторию – юноши. Отсюда и поэтичность, художественность, ведь сухим религиозным комментарием ребят не купишь. Мне это не понравилось, я ожидал серьёзного, поясняющего материала.
Большой плюс этой работы — исторические и географические зарисовки. Лопухин пытается нарисовать нам библейскую историю в контексте общемировой, заполняет библейские промежутки (например, период между Ветхим и Новым заветом), показывает плюсы, принесённые христианством, нашей цивилизации. Это интересно, это расширяет ракурс нашего взгляда на период.
Но минусов, конечно, больше.
Во-первых, в работе присутствуют всякие бредни про африканских арабов современников Лопухина, живущих под 200 лет и истории про Атлантиду. Спрашивается, зачем? Но автору, конечно, виднее зачем. И быть может взгляд на эти вещи из 19 века был совсем иной, чем нам из 21. Хотя, конечно, естественно, совсем иной.
Во-вторых, автор упускает важные моменты. Он умолчал, почему после первородного греха Адам и Ева стали чувствовать стыд, не объяснил значение слов бога: «Умрете, если вкусите плодов этого дерева», не рассказал почему Иосиф открылся своим братьям…. а ведь это важные вещи, именно, их и нужно толковать.
В-третьих, меня возмутили его измышления на тему язычников и иудеев. Надо быть последним подонком и лицемером, чтобы такое писать. Он мало того, что передергивает слова Сенеки под своё видение, мало того, что вырывает из контекста фразы Платона и Аристотеля, тем самым рисуя язычников в негативном свете, так ещё ставит их высказывания в один ряд с высказыванием Плавта. То есть, он держит своих читателей за дураков. Думает что мы не знаем кто такой Плавт? Это возмутительно. Употреблять выражение комедиографа, фразу из его комедии в ряду высказываний философов. И все это безобразие продолжается на протяжении всей работы. За это время он успевает назвать Александрийскую философию бреднями и обвинить язычников в том, что они ненавидели христиан из-за любви. Да, именно, из-за любви. Какие плохие люди эти язычники, не умели любить, да ещё и обвиняли христиан в том, что те умеют.
Но вишенка на этом торте, иная. Лопухин укоряет язычников в нелепости, так как они считали что христиане на Вечерях любви ели человеческое мясо и пили человеческую кровь, а потом гасили свет и устраивали гнусные оргии. Это было. Это факт. Но! Почему ты, гнусный фарисей, не упоминаешь о кровавом навете. Христиане же на полном серьезе считали, что иудеи приносят в жертву христианских младенцев. Разве это не нелепость? Но об этом ты умалчиваешь, хотя контекст позволял тебе упомянуть этот факт..
Что в итоге? Работа не однозначная. С одной стороны – расширенный взгляд на этот исторический период, с другой – все эти бредни, перечисленные выше, с третьей – гравюры Гюстава Доре, которые, правда, не имеют никакого отношения к Лопухину. Если вам это интересно – читайте, но будьте осторожны.

О толковой Библии Лопухина

«Толковая Библия» (толкование Библии), вышла в свет под редакцией проф. Александра Павловича Лопухина (1852-1904). Первое двенадцатитомное издание выходило в С. Петербурге, с 1904 по 1913 год, в виде бесплатного приложения к журналу «Странник». Ежегодно печаталось по одному тому, а в 1912 и 1913 годах – по два тома.

О начале издания «Толковой Библии» было объявлено в октябрьском номере «Странника» за 1903 год. В аннотации предстоящего издания, в частности, говорилось, что приступая к этому изданию, редакция полагает, что она идет навстречу самой настойчивой и насущной потребности нашего духовенства и всего общества. С каждым годом Библия все более распространяется и в обществе, и в духовенстве, и недалеко то время, когда она сделается настольной книгой во всяком благочестивом доме. Дать пастырям Церкви, как и всем вообще любителям чтения Слова Божия, пособие к правильному разумению Библии, оправданию и защите истины от искажения ее лжеучителями, а также и руководство к уразумению многих неясных в ней мест – вот цель настоящего издания».

«Толковая Библия», таким образом, отнюдь не представляет собой строго научного издания, ибо на первый план в ней выходит стремление авторов к духовному назиданию читателей, а также стремление подкрепить достоверность Библии ссылкой на данные положительной науки. Соотношение научного и духовно-образовательного подхода, а также уровень комментариев разнятся от книги к книге, ибо в написании их участвовало большое количество разных по своему научному уровню и видению проблемы авторов.

Работа над Толковой Библией начиналась под редакцией профессора богословия Александра Павловича Лопухина. Но, к несчастью, Александр Павлович скончался в рассвете творческих сил в августе 1904 года и работу над этим уникальным изданием продолжили его преемники. Последний том успел выйти менее чем за год до первой мировой войны.

Смерть ученого, к счастью, не привела к прекращению его главных издательских проектов. Продолженное преемниками А.П. Лопухина издание «Толковой Библии» завершилось в 1913 году. В течение десяти лет было издано двенадцать томов, последовательно предлагавших читателю комментарии и толкование библейских текстов на все книги Ветхого и Нового Завета.

Сам Александр Павлович Лопухин успел подготовить лишь комментарий на Пятикнижие Моисеево, составивший первый том «Толковой Библии». Начиная с исторических книг Ветхого Завета Библии (книги Иисуса Навина, Судей, Руфь, книги Царств) работу взяли на себя выдающиеся русские библеисты профессор Киевской Духовной Академии священник Александр Александрович Глаголев, профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Федор Герасимович Елеонский, профессор Казанской Духовной Академии Василий Иванович Протопопов, профессор Санкт-Петербургской Духовной Академии Иван Гаврилович Троицкий, профессор архимандрит (впоследствии епископ) Иосиф, магистр богословия священник Александр Васильевич Петровский, профессор Киевской Духовной Академии Владимир Петрович Рыбинский, профессор Василий Никанорович Мышцын, профессор Московской Академии Александр Иванович Покровский, профессор Киевской Духовной Академии Михаил Николаевич Скабалланович, преподаватель Московской Духовной Семинарии Николай Петрович Розанов, преподаватель Санкт-Петербургской Семинарии Павел Смарагдович Тычинин, священник Дмитрий Рождественский, Н. Аболенский, священник Михаил Фивейский, К.Н. Фаминский, протоиерей Николай Орлов.

Александр Павлович Лопухин родился в 1852 г., учился в Саратовской семинарии и Санкт-Петербургской духовной академии. Еще студентом поместил в «Христианском чтении» крупный труд о «Ветхозаветных пророках». В 1879–82 гг. был псаломщиком-миссионером при русской церкви в Нью-Йорке и статьями в «Oriental Magazine» знакомил американцев с русской церковно-религиозной жизнью. В 1882 г. защитил диссертацию на степень магистра богословия «Римский католицизм в Сев. Америке» (СПб., 1881) — исследование о причинах быстрого роста католицизма в США. С 1883 г. читал в Санкт-Петербургской духовной академии сравнительное богословие, а с 1885 г. занимает в ней кафедру древней общей гражданской истории. Кроме перевода нескольких сочинений Фаррара и других западноевропейских писателей, он напечатал еще: «Законодательство Моисея» (СПб., 1882; первое сочинение в русской литературе по данному вопросу); «Религия в Америке» (СПб., 1884), «Руководство к библейской истории Ветхого Завета» (СПб., 1888), «Руководство к библейской истории Нового Завета» (СПб., 1889), «Библейская история при свете новейших исследований и открытий» (СПб., 1892–95). К третьему тому последнего сочинения приложены ответы А. П. Лопухина, с одной стороны, проф. Богородскому, усматривавшему в его труде профанацию самой идеи библейской истории, с другой — критикам, находившим, что автор должен был отвести больше места рационалистической тенденции новейших исследователей Библии. С 1892 г. редактировал «Церковн. вестник» и «Христианское чтение». По инициативе А. П. Лопухина академия приступила в 1895 г. к изданию полного русского перевода творений св. Иоанна Златоуста.