Люба

В конце прошлого года Издательство Сретенского монастыря выпустило книгу «Пусть говорит Бог» – сборник бесед и писем греческих духовников. Предлагаем нашим читателям фрагмент этой книги – статьи известного проповедника архимандрита Андрея (Конаноса). Любовь, оскудевающая в нашем мире и неправильно понимаемая, – одна из главных тем лекций и бесед архимандрита Андрея.

Фото: Ильнур Саетгареев / 500px.comФото: Ильнур Саетгареев / 500px.com

Часть 1. Любить — желать блага другому

Любовь и свобода всегда вместе

«Я люблю своего ребенка», – говорит одна мать. И пятьсот раз на дню названивает ему. «Я это делаю из любви, чтобы узнать, как у него дела, где он». Но это не так. На самом деле она просто не выносит, когда ее ребенок уходит от нее. Она не выносит, когда ее ребенок ускользает из ее поля зрения и открывается для собственной жизни. «А с кем ты? А почему ты задержался? А что это я слышу вокруг тебя? Кто это говорит? А кто та девушка?» Это чистой воды подозрительность и болезненное отношение. И, разумеется, никакая не любовь. Потому что любовь есть жертва. Это «я хочу, чтобы ты расправил свои крылья, я желаю тебе блага».

«Ему должно расти, а мне умаляться» (Ин. 3: 30), – сказал святой Иоанн Креститель, когда увидел Господа. Я люблю Господа. И поскольку я люблю Его, меня не смутит находиться на расстоянии от Него. Потому что куда бы я ни направился, от Него исходит такой свет, что больше нет ни расстояния, ни тени. И я всегда буду пребывать во свете, покуда люблю Его. Поэтому я готов идти куда угодно и быть там, куда Он меня поставит. Я радуюсь Тому, Кого люблю. Я люблю Его, и пускай кажется, что я гасну и исчезаю. Я люблю Его и издалека, я чувствую это своим сердцем. Я оставляю место для другого, чтобы он мог дышать, мог двигаться и чувствовать себя свободным. Меня не задевает, если он беседует с другими. Меня это не подавляет, не смущает, я не ревную и не мучаюсь.

А знаешь, как это действует на человека? Он больше станет любить тебя и не отдалится от тебя. Почему? Да потому что ты позволяешь ему это сделать. А когда ты даешь человеку возможность отдалиться, он этого не делает. Когда ты тащишь его к себе силой, настаиваешь, ты добиваешься противоположного. Понимаешь? Так случается в наших отношениях с разными людьми. Ты это видишь и на примере своих собственных отношений. Ты говоришь: «Я ревную моего мужа, я не могу, я страдаю…» Но если ты его любишь, то взгляни на себя. И сперва обрети свою собственную красоту, которая наполнит тебя ощущением безопасности и покоя. А потом научись любить своего мужа по-настоящему, молиться о нем и чувствовать то, что чувствует он. То есть постоянно спрашивать себя: «А то, что я делаю сейчас, это ему приятно? Вот то, что я сейчас ему докучаю, его утомляю, давлю на него, это ему приятно? То, что я становлюсь душепринудительницей (или принудителем), приятно моему мужу (или моей жене)?»

Когда ты читаешь Евангелие, не читай его формально. Но постоянно спрашивай себя: а где в том, что сказано здесь, – я? Что имеет отношение к моей жизни? Христос говорит: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лк. 6: 31). Привнеси эту истину Христову в свою жизнь и задумайся: а тебе бы это понравилось? Тебе понравилось бы, к примеру, всякий раз, когда ты идешь погулять и пообщаться с другом, немного пожить своей жизнью, или идешь пройтись один, тебе бы понравилось чувствовать, что за тобой постоянно следят и в чем-то тебя подозревают? Зачем ты идешь туда? Почему ты меня оставляешь? Ты что-то недоговариваешь… Почему ты тайком разговариваешь по телефону? Почему ты отвернулся туда? Почему ты прервал свой разговор? Подозрения, подозрения, подозрения… Но таким образом ты ничего не добиваешься. Любовь и свобода всегда идут вместе.

Скажи: «Я люблю тебя и предоставляю тебе свободу”. Бог поступает именно так

Скажи: «Я люблю тебя и предоставляю тебе свободу делать то, что ты хочешь». И человек тебе ответит: «Вот это настоящая любовь! Ты так относишься ко мне, что я хочу быть с тобой, потому что ты меня уважаешь!»

Во всяком случае, Бог поступает именно так. Он уважает нас в каждый миг нашей жизни. Он предоставляет нам свободу передвижения. И не мстит нам. Он позволяет тебе совершить твой грех, отдалиться от Него, и что Он говорит тебе? Каждый день восходит солнце и светит всему миру! Солнце – это любовь, правда же? Каждый день, когда восходит солнце, Господь словно снова говорит тебе: «И сегодня опять Я полон любви к тебе. Я дарю тебе новый день. Не просто для того, чтобы ты съел свой завтрак и начал день в радости и так далее, но для того, чтобы ты принял это и задумался: то, что я жив и сегодня, означает, что Господь любит меня». Меня. Меня, который вчера утопал в своем эгоизме, злобе, ревности, мстительности, любопытстве, осуждении. Я соделал многое, что удовлетворяло мой нарциссизм, мое себялюбие, мои пороки. И несмотря на это, Христос снова воссиял Свое солнце, и я увидел свет и новый день!

Что всем этим говорит Христос? «И сегодня снова Я люблю тебя. Пускай вчера ты был тем, кем ты был. Но сегодня Я даю тебе возможность сделать свой выбор снова». Христос говорит: «И когда идет дождь, он не различает и падает на добрых и на злых». Он орошает всех. Он орошает все дома, все луга. Дождь падает на всех и на все. Ты видишь? «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6: 36). То есть имей милосердие, сострадание и любовь ко всем, доброту и понимание. Какие замечательные это качества!

Любовь никогда не ранит

Однажды ты мне сказал: «Я ранен любовью. Я полюбил и был ранен». Я не знаю, помнишь ли ты, что я тебе ответил? Не от себя, но из своего жизненного опыта и из того, что прочел и видел: любовь сама по себе не ранит никогда. Любовь – это жизнь. Любовь – это свет и дыхание нашего сердца. Это мощная циркуляция крови. Когда ты любишь, то ощущаешь, как кровь приливает в твой мозг, в твое сердце, в твои клетки. Ты наполняешься жизнью, когда любишь. Любовь не ранит тебя. И несмотря на это, я верю тебе, когда ты говоришь, что «ранен». Но не любовью. А несбывшейся надеждой на то, что и тебя полюбят, когда полюбил ты, на то, что и ты будешь вознагражден взаимной любовью. Поэтому ты был ранен, ожидая того, чего не получил. Этим ты и был уязвлен.

Когда же ты поймешь, что любовь, истинная любовь, не просит, не ждет воздаяния, тогда ты не станешь так огорчаться. Ты будешь спокоен и в том случае, если получишь воздаяние и если его не получишь. Если твоя любовь окажется взаимной, тебе непременно будет радостно и хорошо (и, разумеется, это лучший вариант!). Но если она останется безответной, ты тоже не станешь страдать. Я не имею в виду, что нужно быть бесстрастным, безразличным и твердым как камень. Я не хочу, чтобы тебе не было дела до того, любят тебя или нет. Ты человек, а человеку естественно радоваться, когда его любят. К примеру, ты приготовил вкусную еду и хочешь, чтобы тебе сказали: «Как вкусно!» Ты радуешься не только тому, что тебя похвалили за приготовленное кушанье, но чувствуешь, как под этим предлогом – благодарности за еду – еще и любят тебя. Через еду ты просишь любви, хочешь дать, чтобы получить. И, не получая благодарности, страдаешь. Это случается часто и по многим поводам. «Ты видишь, он на меня не взглянул! Смотри, он со мной даже не поговорил! Жаль, он не ответил, значит, он меня не любит!»

Остро ощущаешь боль, когда тебя никто не любит? Это потому, что ты еще не почувствовал себя любимым Богом

Что происходит? Почему ты так остро ощущаешь боль, когда тебя никто не любит? Я думаю, потому, что мы еще не почувствовали себя любимыми Богом. Если бы мы постоянно чувствовали ласку, прикосновение Христово к нашему сердцу, все было бы иначе. Представь сейчас в уме, в сердце как некую умозрительную схему, что твое сердце держит в Своих руках Христос. Или что Христос прикасается к тебе Своими руками, к твоему сердцу, непрерывно ласкает его. Ласкает нежно и говорит: «Я здесь, Я здесь. Я тебя люблю, люблю. Я тебя принимаю. Я говорю тебе, что ты ценен для Меня, потому что Я даю тебе эту ценность, ведь Я сотворил тебя. Я забочусь о тебе. Я очень люблю тебя и от всего сердца хочу поддерживать тебя в жизни, давать тебе и дальше все те дары, которые даю. Я постоянно рядом с тобой, постоянно».

Ты можешь это почувствовать? Когда ты почувствуешь, что все это исходит от Христа и питает твою душу, что ты возлюбленный Им человек, любимое творение Божие, тогда ты гораздо больше будешь насыщаться любовью, твоя душа преисполнится, а сосуд твоего сердца перельется через край! И тебя уже не будет волновать, дарят ли другие тебе любовь и признание, чтобы этим наполнить душу. Твоя душа уже будет наполнена. А когда люди станут проявлять к тебе любовь, ты скажешь: «Я вам очень благодарен», ты будешь рад братской любви и общению с другими. Ты будешь наслаждаться общением, теплым взглядом и поцелуем другого, его объятием. Ты будешь радоваться всему этому, потому что ты человек. Но у тебя появится чудесная возможность и привилегия не смущаться, когда тебе любви не дадут. Потому что твое сердце и твой ум будут прикованы к исключительной ценности, которую дает тебе Христос! И ты услышишь в себе голос Христа, Который говорит тебе: «Я люблю тебя. Я люблю тебя». Твой Творец, твой Создатель, Бог, Который совершенно бескорыстен, Христос, любовь и искренность Которого в Своем отношении к нам несомненны, Который может нас спасти и нас животворить!

Ты хочешь, чтобы люди любили тебя, потому что ты человек. Ты справедливо этого хочешь. Но не жди многого от их любви, потому что в какой-то момент она закончится. В какой-то момент другой устанет. Твой муж встает утром, идет на работу, и ты теряешь его на долгие часы. Одни молодые люди, которые только что поженились, сказали мне: «Ах, как нам не хватает любви! Мы расстаемся, встречаемся поздно вечером, весь день мы порознь». Ты видишь? Любить и ощущать любовь другого, разумеется, можно, но непрестанно ощущать общность, которая дает тебе ценность, без Бога невозможно. А тут Сам Бог весь день и всю ночь рядом с тобой и тебя животворит. И когда ночью ты просыпаешься и жаждешь нежности, теплоты, ты хочешь поговорить, ты видишь рядом с собой своего мужа, ты видишь жену, но ты не можешь разделить с близким человеком твое чувство, потому что он или она спит. Но вот проходят минуты, и ты решаешься разбудить того, кого любишь. Ты спрашиваешь: «Скажи, ты меня любишь?» И слышишь в ответ: «Ты что, с ума сошла, посмотри на часы! Посмотри, сколько сейчас времени, а ты спрашиваешь, люблю ли я тебя! Ну хорошо, люблю, люблю, только давай уже спать! Мне в семь утра вставать!» Ты видишь? Он тебя любит, но не может тебе этого сказать, если ты разбудишь его в два или в три часа ночи. А Господь говорит тебе о Своей любви всегда. Любовь Бога – это та любовь, которая дает тебе ценность, она постоянно присутствует в твоей жизни.

Когда хлопает дверь, когда твой муж говорит тебе «Пока!» и уходит, или ты прощаешься с ним и закрываешь за собой дверь и уходишь из дома, и идешь на работу, и отправляешь детей в школу, эта любовь и эта ласка все время пребывают с тобой.

Если бы ты это чувствовал, то ощущал бы себя царем. Богатым властителем и важным человеком, исключительной личностью. Не эгоистически, но с чувством, что «я дитя Небесного Царя! Я дитя Бога и творение любви Христовой. Я имею ценность. И если все будут плевать в меня, станут меня ненавидеть, будут желать мне зла, мой Бог, Он все равно любит меня. Меня любит Тот, Кто достоин того, чтобы меня любить. Тот, любовь Которого несомненна и истинна, она держит меня в этой жизни и дает мне жизнь». Если ты поймешь это, то не будешь столь легко раним, не станешь переживать понапрасну. Ты обратишь свой ум к возлюбленному Господу, возлюбленному Христу. Ты ощутишь любовь Христову в своем сердце, и никакая человеческая любовь не смутит тебя. Если тебе ее дадут и если тебе ее не дадут. Знаешь, как это прекрасно! И тогда произойдет чудо: ты начнешь привлекать и человеческую любовь тоже. Потому что станешь человеком свободным. Ты не будешь больше нервным и докучливым, взвинченным и подавленным. Ты будешь приятен всем.

Без риска нет любви

Я знаю одну мать, которая очень любит своих детей. Ей так их недостает рядом! Но у одного есть мотоцикл, и он все время пропадает из дома, поздно возвращается. Другой путешествует. Третий ездит в паломничества. Еще одна дочь хочет одного, другой сын делает другое… Эта мать так любит своих детей, и ей так бы хотелось проводить бесконечные часы рядом с ними! Она может так многое дать им, рассказать. Но она предпочитает любить их и уважать. Она глубоко ценит их выбор! Ее всеобъемлющая любовь многому меня научила.

Ты все правильно поняла – я говорю именно о тебе. Да, сейчас я говорю с тобой. Не сомневайся и не переспрашивай себя. Иной раз ты слушаешь меня, и тебе приходят на ум мысли: неужели это он обо мне? И сама себе отвечаешь: «Да нет же, он не меня имеет в виду, потому что я не такая добрая, не такая смиренная…» Да, я имею в виду именно тебя! Этот твой дар очень тронул меня и многому научил. Я помню, как ты разрешила своему ребенку купить мотоцикл, хотя в душе ты этого очень не хотела. Ты все время переживаешь, как бы с ним чего не случилось, но понимаешь, что любовь есть преодоление. Нет любви без риска. Так не бывает, чтобы в жизни все было просчитано и известно.

Скажи: «Я не могу давить на моего ребенка и преследовать его. Я просто буду продолжать любить его”

Любовь – это прыжок в неизвестность. Это когда ты говоришь: «Ну что поделать! Я ему говорю, говорю, а он не хочет меня услышать! Что я могу сделать для своего ребенка? Единственное, что я могу, это продолжать его любить! Я не могу давить на моего ребенка и преследовать его. Я просто буду продолжать любить его дальше!» И это словно незримый покров любви, словно теплое покрывало деликатной заботы. Оно, невидимое, но сущностное, покрывает душу ребенка. И ребенок это чувствует. Он чувствует любовь. Любовь, которую ему даришь ты. Это лучшая инвестиция, лучшая тактика.

Я сам не выношу давления. Я не могу давить на людей и не терплю, когда давят на меня. Я не могу смотреть на то, как прессингуют, со стороны. Это меня очень расстраивает. «Мы, отче, все вместе были в церкви». Эти слова произносят родители с гордостью, но если ты внимательно вглядишься в лица членов этой семьи, то увидишь, что половина из них довольны, а остальные удручены и раздражены. Потому что они пошли в храм в результате насилия. И это уже не любовь. «Но, отче, почему вы так говорите? Посещение храма – святое дело, а вы говорите, чтобы я не приводила детей в церковь!» Да, говорю, но и Сам Господь уважает выбор человека по бесконечной к нему любви.

Когда наступает воскресное утро и никто из большого многоэтажного дома не идет в церковь, Господь не лишает света этот квартал города. Он снова дает людям свет. Он снова орошает их дождем. Его дары не прекращаются. Бог не мстит, Он любит. Потому что и эти люди пребывают с Богом. Обратите внимание на то, что я вам скажу сейчас: с Богом у людей проблем нет. У них есть большие проблемы со мной, с тобой, с нашими взаимными претензиями, давлением и надоедливостью.

«Но я ради его же блага сказала! Но я ради его же блага говорю ему, чтобы он постился, и тайком ставлю ему святую воду, и тайком подложила ему антидор, а он его отшвырнул и сказал: «Забери, я не переношу этого!” Что плохого я сделала? Все это по любви!» Это ты сделала по любви? Тогда почему же получилась вся эта буча в доме, если ты это сделала по любви?! А ты не задумывалась: может, твоя любовь только называется любовью, но не имеет ее свойств? Недостаточно держать в руках табличку с надписью «любовь». Любовь должна исходить из сердца. А кажется, что из твоего сердца исходит одно равнодушие. Любовь – это не равнодушие. Любовь – это уважение и свобода.

Я уже говорил о матери, которая разрешила своему ребенку купить мотоцикл. Эта мать не равнодушна, нет! Она очень любит своего сына и закутывает его в свою молитву. Она дает ему уйти, но закутывает его в свою молитву. Она обволакивает его своей молитвой. Она одевает его своей молитвой и любовью. И в тот час, когда она говорит ему: «Ступай!», от нее исходят волны. Волны любви, тепла, доброты, молитвы. Она это делает, позвольте сказать, как Бог. Потому что ее поведение божественно. Именно таковы обычаи Бога. Ты уходишь от Него, но солнце Божие начинает светить в твоем сердце.

Бог говорит: «Иди! Я буду давать тебе тепло, чтобы ты умилился и перестал сопротивляться, как пастух в сказании о Борее и Солнце». Ты помнишь, как заключили пари Солнце и Борей, кто из них сильнее и сможет снять пиджак с одного пастуха? Вот стал дуть Борей, и чем сильнее он дул, тем сильнее съеживался пастух и все больше закутывался в свою одежду. Он сопротивлялся. Ведь чем больше ты создаешь в душе другого человека холод, тем больше тот обороняется, противостоит, делает тебе наперекор. А когда ты источаешь любовь, все меняется. Что же дальше говорится в сказании? Что вслед за Бореем пришло и засияло Солнце! Разомлел пастух, согрелся и снял свой пиджак.

Полюби себя, и полюбишь брата

Пусть говорит Бог: Из бесед греческих духовников / Пер. с новогреч. Александры Никифоровой. М.: Сретенский монастырь, 2015Пусть говорит Бог: Из бесед греческих духовников / Пер. с новогреч. Александры Никифоровой. М.: Сретенский монастырь, 2015

Такова любовь. Трудная она штука. Итак, послушай теперь, что тебе делать, и мы закончим. Что делать? Полюбить меня! Это первым делом. Знаешь почему? Потому что я чувствую, что сегодня я провел эфир неудачно. Но если я буду знать, что ты меня любишь, я успокоюсь. Ты знаешь, ведь и у меня есть неуверенность. Она есть у каждого из нас. Мы постоянно спрашиваем себя по любому поводу: «А нас любят? А все ли с нами в порядке? А нас похвалят или нет?» В душе мы все и всегда остаемся детьми.

Даже и священник, если он вырезал лучину и кому-то показал ее, хочет услышать доброе слово: «Как хорошо у тебя получилось, батюшка! Просто прекрасно, мне так понравилось!» Это называется ободрением. Это не эгоизм. Ласка – не эгоизм, ласка, которую ты приносишь душе другого. Мы порой подменяем понятия, мы становимся черствыми. И эту черствость называем аскезой. Мы ведем себя неприступно и эту неприступность называем трезвением. Мы «само трезвение и молитва», а в действительности мы неприступны и черствы. Человек идет к нам, он хочет до нас дотронуться, но это словно прикоснуться к колючкам кактуса. И он уходит. Знай, наш вид и поведение подобны колючкам кактуса. Мы же полагаем, что это делает нас великими аскетами, старцами наших дней. Нет, это не любовь. И не аскеза.

Аскет – сладкий человек. По отношению к себе он аскетичен, но в то же время он любит себя. «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22: 39), – говорит Христос. Возлюби ближнего своего, как самого себя. Тут нет глагола, но он подразумевается. О чем эти слова? Возлюби своего брата точно так же, как ты любишь самого себя. Ты обращал на это внимание? Бог хочет, чтобы ты любил самого себя. В другом месте, конечно, Он говорит, что надо возненавидеть свою душу. Что имеется в виду там? Что ты должен возненавидеть страсти своего сердца, злобу, которая живет в тебе. То есть увидеть свой эгоизм и его возненавидеть. Но это не означает того, что нужно ненавидеть самого себя, потому что твой эгоизм – это не то же самое, что ты сам. Ты сам – это то, что сотворил Бог. А Бог эгоизма не создавал. Бог не давал тебе зла. Бог не давал тебе твоих слабостей. Они появились во время твоего взросления, твоего воспитания, шествия по жизни, они выросли из всего того, что ты пережил. Иначе говоря, чтобы суметь полюбить своего брата, как самого себя, необходимо вначале полюбить себя.

Теперь кое-что еще, и я закончу. Задумайся о тех людях, которых по какой-либо причине ты недолюбливаешь, которым нет особого места в твоем сердце. Ты говоришь мне порой: тот-то повел себя со мной скверно, и я имею на него зуб за это. Задумайся о таких людях в твоей жизни: о родственниках, о теще, которая была болтлива, вмешивалась в твою семейную жизнь и не выполняла своих обещаний. Или подумай о своей невестке, которая оговорила тебя. Подумай о них. Ведь есть такие, правда же? Может, это один, два, три человека. Подумай о них и помести их в свое сердце. И почувствуй, как ты своим сердцем обнимаешь их, принимаешь их глубоко, делаешь их своей компанией, приводишь к Богу и оставляешь их в Его присутствии и свете и говоришь: «Господи, этих людей, этого человека…» Ты не можешь этого произнести, а? Тебе трудно. Но ты не отказываешься. Постарайся же сделать это, как бы трудно тебе ни было. Возьми этого человека и скажи Богу: «Боже мой, помилуй его, помоги ему. А прежде помоги мне, черствому человеку». Так скажи: «Я не могу его полюбить! Скажи мне, Христе, что Ты чувствуешь относительно него? Помоги мне, Христе мой, полюбить его, как любишь его Ты! Потому что Ты, Господи, любишь его, ведь так?»

Христос снова не произносит ни слова. Меня трогает это молчание Христово. Христос молчит, потому что Он снова на Кресте, Он молча взирает на нас. Сейчас Христос не говорит, но я помню, как тогда Он сказал на Кресте: «Отче, прости им» (см.: Лк. 23: 34). И на Кресте Он источал любовь. В последние мгновения Его жизни вся наша злоба была аккумулирована на Нем. Мы принесли Ему всю нашу злобу, а Христос и на нее отвечал любовью, прощением, добротой, благоутробием. Так поступай и ты. Скажи: «Христе мой, тот, кто причинил мне зло, та, которая меня обидела, тот, кто меня разлучил, та, которая причинила мне боль, – что бы они мне ни сделали, и даже самое ужасное… я прошу Тебя, помоги мне, чтобы мое сердце стало подобным Твоему. И дай всем тем, кто причинил мне боль и мне навредил, дары Твоей любви. Дай им здоровье, дай им радость, дай им доброту, дай им друзей и подруг, дай им прекрасную жизнь. Не мсти никому, Господи. И если я проклял своего недоброжелателя и пожелал ему, чтобы с ним случилось что-то плохое, и узнал, что с ним что-то произошло, и возликовал в душе, все это, Господи, перемени! Измени меня, Господи, соделай мое сердце подобным Твоему, научи меня любить так, как любишь Ты. Иначе я не христианин. Иначе даже если я все исполняю, обо всем могу поговорить, обсудить церковные темы, догматические, святоотеческие, монашеские, если говорю я прекрасно, но этого не делаю, – как предстану пред Тобой? Что скажу? Что скажу, если я не научусь любить?»

Когда кто-то тебя огорчит, призови того человека, который навредил тебе, в своей молитве и попроси его молитв

Сделай и кое-что еще. Когда кто-то тебя огорчит, призови того человека, который навредил тебе, в своей молитве и попроси его молитв, чтобы у тебя все наладилось. Сделай то, что сделал святой Зосима, когда узнал о том, что кто-то его обвинил. А тот, кто обвинил его, знаешь, что говорил несколькими днями раньше? «Отец Зосима, я очень тебя люблю». И говорит ему отец Зосима:

– Ты любишь меня теперь, потому что все между нами хорошо. А если произойдет что-то странное, будешь ли ты тогда меня любить?

– Тогда, отче, не знаю.

– Я же, чадо мое, буду любить тебя, как бы ты со мной ни поступил! И не только сейчас, когда ты меня любишь и я люблю тебя, но и в будущем, если ты изменишься по отношению ко мне, я буду продолжать тебя любить.

Так и произошло. Этот человек оклеветал святого Зосиму и говорил скверные вещи в его адрес. Святой Зосима узнал об этом, но в его сердце не произошло никакой перемены. Он продолжал любить. И когда однажды у святого заболел глаз, знаете, что он сделал? Он перекрестил глаз и говорит: «Христе мой, молитвами моего брата, который клевещет на меня, исцели мой глаз». И любовь сотворила чудо: глаз стал здоровым.

Так зачем же ссориться? Зачем не прощать? Мы просто глупцы! Не любить другого – это глупость

Поступай так и ты, и все у тебя будет хорошо. Потому что порой мстительность, ненависть, проклятия и возмущение ведут нас к заболеваниям. Врачи постоянно говорят о том, что рак и разные другие заболевания: язвы, желудочное кровотечение, гипертония, давление – бывают вызваны душевным напряжением. Что такое душевное напряжение? Его корень – в недостатке любви. Ты чувствуешь в другом своего неприятеля. Ты не чувствуешь, что вы – одно, что мы все – одно. Мы не враги. Зачем нам разлучаться? Зачем нужны разделения? Через сто лет где будешь ты и где буду я? Где все мы будем перед Богом? Так зачем же ссориться? Зачем не любить друг друга? Зачем не прощать? Мы просто глупцы! Не любить другого – это глупость. А любить – это великий ум, мудрость и святость. Любить – это божественно.

Что вообще такое любовь?

Все говорят о «любви», но никто не знает, что это такое — явление толком не изучено даже специалистами. Разные люди в разных культурах и в разные периоды времени наделяли ее различными определениями. Но значение этого понятия гораздо шире, чем просто «два взрослых человека, которые говорят друг другу «я люблю тебя”». Психологи утверждают, что любовь вообще не обязательно связана с одним конкретным человеком. Она гораздо шире — это установка, которая задает вектор отношения человека к миру в целом. Если он испытывает чувства только к кому-то одному и не переносит всех вокруг, это уже это не любовь, а симбиотическая зависимость или преувеличенный эгоизм. В конце концов, любовь — это не просто «найти один объект и дальше все будет хорошо», она гораздо живописнее.

Биологи в своих трудах исследуют нейрохимические и эволюционные основы человеческой любви. А также подразделяют чувства на страстно-романтические, длительные устойчивые (супружеские) и родительские связи. Так или иначе любовь — это дофаминергическая мотивация к формированию парных связей. Или, если по-простому, создание установки на формирование прочной социальной связи с конкретной особью.

Почему мы влюбляемся в похожие типажи людей?

Неизвестно, подтверждено ли это наукой, но наблюдения показывают, что такое возможно. Вкусы у людей формируются по мере развития и касаются всех сфер: от стиля одежды и жанра музыки до предпочтений в еде и кинематографе. В меньшей степени это зависит от генетики, в большей — от воспитания и условий среды.

С точки зрения психологии, этот «забег по граблям» нужен по одной причине — проиграть непроработанный шаблон. На бессознательном уровне человеку хочется довести до логического разрешения определенный сценарий и «прожить уже наконец» эту травму.

Как понять, что влюбленность взаимна?

Самый действенный способ — подойти и со всей искренностью об этом спросить. Безусловно, играть в своей голове в игру «а вдруг да, а если нет?» иногда бывает увлекательно. Но можно исключить эти гадания на магическом шаре и получить ответ гораздо быстрее. А любители поиграть в Шерлока Холмса могут обратить внимание на не всегда очевидные признаки: вероятно, человек испытывает к вам чувства, если хочет узнать вас получше, «зеркалит» ваши эмоции, ищет встреч, пытается найти общие интересы, строит общие планы на будущее. Все это может говорить о любви, а может не говорить ровным счетом ни о чем. И да, самый достоверный ответ даст сам человек.

Когда влюбленность перерастает в любовь и с чем это связано?

Влюбленность и любовь — две абсолютно разные вещи, причем вовсе не обязательно, что одна перерастет в другую. Но такое часто случается. Первая — это состояние эйфории и наваждения, эмоциональный всплеск и буря гормонов. Длится она в среднем от двух-трех месяцев до двух лет. Любовь же — сознательный выбор и работа двоих над отношениями: это силы, время и желание быть вместе. Она появляется гораздо позже. По разным данным, для формирования этого глубокого чувства потребуется от полутора до пяти лет.

А любовь с первого взгляда существует?

Нет, это миф. Психологи и специалисты в области биологии не сходятся во мнениях. Первые считают, что с первого взгляда существует только влюбленность. Вторые же напрочь отрицают идею этого явления. Согласно последним исследованиям, мгновенной влюбленности через бессознательное восприятие химических сигналов (той самой любви с первого взгляда) просто не может быть. Этому чувству скорее подвержены другие млекопитающие и позвоночные животные, у которых не так сильно редуцирована вомероназальная система. У человека же она поломана мутациями и практически вышла из строя.

Можно ли любить двух и более человек одновременно? Кажется, это называется полиаморией.

В большинстве случаев это дань моде и желание прикрыть свои непроработанные травмы. К сожалению, об этом пока мало известно, чтобы претендовать на какую-то достоверность.

Чисто теоретически никаких препятствий этому быть не должно. Если человек может любить одновременно вино и стейки, кофе и сыр, то почему ему нельзя иметь нескольких потенциальных или актуальных половых партнеров одновременно. Люди не запрограммированы на моногамию и могут испытывать влечение и интерес к нескольким объектам сразу.

Чем влюбленность отличается от любви?

Кратковременное влечение или влюбленность отличается от длительной привязанности: первое изначально нацелено исключительно на размножение, а второе представляет собой что-то вроде устойчивой привычки.

Испытывая влюбленность, человек стремится только к тому, чтобы подольше находиться рядом с объектом воздыхания. При этом он не замечает никаких недостатков в партнере. Любовь же — это стремление расти и развиваться для того, чтобы партнер рос и развивался. И самое важное в этом явлении — принятие объекта со всеми его преимуществами и недостатками.

В редакцию пришло письмо от нашей читательницы:

«Наверняка, письма, подобные моему, приходили в вашу редакцию, и много, может быть, но всё же я прошу выслушать меня и ответить.

Но прежде хочу поблагодарить всю вашу редакцию. Я только в этом году начала воцерковляться и нахожу на вашем портале ответы на многие важные для меня вопросы.

А теперь всё-таки о том, что не даёт мне покоя. Дело в том, что я боюсь Бога. Я знаю, что есть понятие страха Божьего, но всё же я хотела бы любить Отца Небесного, а не бояться Его. А я не чувствую любви. Я только хочу любить.

Знаете, я с детства считаю, что меня любить никто просто так не будет и не должен. Что любовь нужно зарабатывать, чем и занимаюсь, собственно. И вот я пришла в церковь, потому что там Бог, Который любит всех просто так. И вот я ловлю себя на том, что и в церкви занимаюсь тем же самым – зарабатываю эту самую любовь. Всё время стараюсь быть хорошей. Согрешу – чувствую себя плохой, и мне плохо от этого. Ну, а в моменты, когда я чувствую (и вовсе нередко), что Господь действительно любит меня, я думаю, что всё равно этого не заслуживаю.

Резонно задать себе вопрос: «А сама-то ты любишь?» Нет, вовсе не уверена, что люблю, я уже написала об этом.

А откуда её взять, любовь? Только молиться о ней и терпеливо ждать? Наверное, так, но в самом деле невыносимо уже это чувство – «я должна быть хорошей». «Должна быть хорошей» – это не то же самое, что искренне любить.

Простите, немного сумбурное письмо получилось. Благодарю вас ещё раз за ваш портал и за то, что можно вам написать».

Отвечают священники:

От нас стремление

Протоиерей Александр Ильяшенко

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря в Москве:

Спасибо Вам за Ваши добрые слова о нашем портале.

Вы ставите вопрос очень конкретно и очень правильно. Конечно, с таким вопросом надо обращаться к тому, кто реально обладает христианской любовью. Постараюсь, как могу, ответить на Ваше письмо.

Действительно, самое главное и самое трудное – любить Бога. Господь в Евангелии говорит: «Тот, кто любит Меня, заповеди Мои соблюдет».

Конечно, Вы правы, что стараетесь «быть хорошей», но хорошей надо быть не в своих глазах, или глазах окружающих, а в очах Божиих. То есть от души стремиться соблюдать Его заповеди, творить Его Святую Волю.

Любовь – это состояние души, которое можно приобрести постоянным трудом, и внутренним и внешним, обращенным к окружающим людям. Апостол любви, Иоанн Богослов, говорил о том, что нельзя любить Бога, Которого не видишь, если не любить брата своего, которого видишь.

Конечно, требуется терпение, ведь мы хотим все и сразу, а в жизни так не бывает. Но все усилия должны венчаться молитвой: любовь, так же, как и вера, терпение, кротость, мудрость – это все дары Божии, которые Господь посылает нам в ответ на постоянное стремление их стяжать. «В терпении вашем стяжите души ваши» (Лк. 21:19), — говорит Писание.

От нас стремление, постоянство, молитва, труд, а результат — от Господа.

Желаю Вам от Господа духовных сил и исполнения благих стремлений сердца Вашего!

Господь с Вами!

Не надо бояться вопросов

Протоиерей Александр Балыбердин

Протоиерей Александр Балыбердин, благочинный церквей города Кирова:

Могут ли сочетаться в отношении Бога любовь и страх? Я думаю, что ответ на этот вопрос есть в письме, где звучит ключевое понятие: Бог — наш Отец. Поэтому мы к Нему обращаемся в молитве «Отче наш”, называя Его Отцом.

Из опыта нашей семейной жизни мы знаем, что когда ты любишь человека, то боишься его потерять. Ты дорожишь его мнением, его вниманием, не хочешь его подвести. Вот точно так же и страх Божий. Это боязнь огорчить Бога, как боязнь огорчить отца и мать, супруга (супругу), которых мы любим.

Так что и страх к Богу, и любовь к Богу действительно сочетаются. Мы любим Бога и боимся Его огорчить.

Апостол нам говорит, что «Бог есть любовь» (1Ин. 4:16). Если мы согласны с этим выражением апостола, принимаем его, то из этого следует, что никакой любви без Бога и быть не может, подлинная любовь — это любовь, в которой я есть в Боге, и которой Бог любит нас. Потому апостол говорит: «В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши» (1Ин. 4:10).

Первый шаг к любви Божьей как раз состоит в том, что человек понимает ограниченность своих сил. Он понимает, что в нем самом любви или мало, или нет вообще. Что у него нет сил так любить своего ближнего, как Бог любит нас. Поэтому человек, осознавая недостаток этой любви, и задается вопросом: а где же мне найти эти силы, как мне полюбить ближнего своего?

И тогда естественным ответом на этот вопрос, если мы – христиане и признаем, принимаем слова апостола о том, что Бог есть любовь, является наше желание соединиться с Богом. Прежде всего, в церковных таинствах: мы принимаем крещение, мы начинаем жить церковной жизнью, мы начинаем участвовать в таинстве исповеди, причащаться Его Тела и Крови, мы посещаем Божественную литургию, мы слушаем и читаем Его Евангелия, мы помещаем дома икону, которая напоминает нам об истинной, подлинной любви Божий.

И в отношениях с нашими родными и близкими мы стараемся жить по Его заповедям. То есть любовью к Богу и ближним. Мы понимаем, что это не две любви — одна любовь к Богу, а другая — к ближнему, а одна любовь к Богу и ближнему. Ее нельзя разделять в силу того, что если Бог есть любовь, то без Бога нет никакой любви.

Не надо бояться вопросов, которые возникают на пути церковной жизни, потому что вопрос — это уже начало ответа у человека, который задал его. Хорошо, что эти вопросы есть, потому что самое печальное, когда люди живут, вообще не думая об этом, не задавая себе вопросов ни о жизни, ни о любви, ни о Боге. А когда ты задаешь себе эти вопросы, надо только помнить, что эти вопросы разрешаются в Церкви. Они разрешаются самим Богом, Его Евангелием, в Посланиях апостольских и, конечно, в опыте церковной жизни.

«Завести» сердце на любовь

Протоиерей Федор Бородин

Протоиерей Федор Бородин, настоятель храма святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке в Москве:

Нам никогда нельзя забывать слова Священного Писания о том, что Бог прежде возлюбил нас (1Ин. 4:19).

Господь нас любит первый. Ни постичь, ни понять, ни найти этому объяснений невозможно. Бог любит каждого из нас до того, как мы это начнем заслуживать или не заслуживать. Он все равно каждого из нас любит.

И эту любовь невозможно и не надо заслуживать, она уже есть. Она — основа нашего бытия, нашего взаимоотношения с Богом. Притча о блудном сыне говорит как раз об этом.

В нормальном обычном отце есть всегда что-то внутри, на что сын, как бы он ни был грешен, может опереться, потому что он родной ему. И отец всегда простит после покаяния, может быть, наказания, это по-разному бывает. Но сын всегда знает, что он — родная кровь.

Наши взаимоотношения с Богом очень похожи. Мы ведь не сами придумали эту притчу, это Христос, когда нам объяснял, каково наше отношение с Богом, рассказал ее. Надо об этом помнить. Вся наша христианская жизнь – это не зарабатывание любви Божьей. Во-первых, потому, что она есть, во-вторых, потому, что ее нельзя заработать, нужно просто учиться жить соответственно тому, что нас уже любят, чтобы эта любовь из нас светилась. Мы очень плохие ученики, у нас все плохо получается, но Бог все равно нас любит, потому что мы Ему родные.

Источник радости христианина в том, что, несмотря ни на что, вопреки всему, любовь Божья больше всех гадостей, которые мы когда-либо сможем сделать. И если мы к ней стремимся, то мы будем в ней в Вечности.

Я не согласен, когда говорят, что Бога проще бояться, чем любить. Для человека, верующего по Евангелию, это только одна из граней его взаимоотношений с Богом. Все-таки сердцевина — это сыновняя, дочерняя любовь к Нему. Да, Святые Отцы говорят о том, что страх — это начало премудрости, страх Господень, как мы говорим. Но это не значит, что это начало пути. Это постоянно присутствующая грань алмаза, который есть духовная жизнь. В этом алмазе даже если одна грань будет не отшлифована, то он уже не будет бриллиантом.

И вот в духовной жизни есть уравновешенные определенные грани. Есть радость, а есть покаяние. Вот радость о том, что Бог несмотря ни на что меня любит, если она есть в человеке без покаяния, то от этого веет совершенно не выстраданным и поэтому не усвоенным протестантским пустым и дешевым весельем. А если есть только покаяние и только страх перед Богом, но нет радости, тогда это тоже никакое не христианство. Тогда надо в пещеру, как сектанты, уходить и ждать конца света.

Христианство многогранно, и радость, и плач в нем рядом. Они друг без друга не могут. Истинная радость во Христе не может родиться в сердце, которое не имеет сокрушения. И настоящее сокрушение без радости бесплодно и ведет в глубины отчаяния.

Конечно, мы, глядя в себя, понимаем, что действительно в нас любви очень мало, значит, надо делать дела любви. То есть надо делать то, что мы бы делали, если бы умели любить, и в ответ на это надеяться, что Бог даст нам любовь. Это как старую заглохшую машину заводить. Двигатель должен крутить колеса через коробку передач. Но двигатель зимой мог не завестись. Тогда его заводили с толкача. Вы заводили двигатель, включив передачу, толкая машину с горки, например, или на тросе. И тогда крутящиеся колеса заводили двигатель.

Точно так же и здесь. У вас сердце заглохло для любви. Вы честно на себя смотрите и видите, что любви или мало, или ее нет, или она предназначена ограниченному кругу людей. Значит, делайте дела любви, и тогда они вас «заведут» от внешнего к внутреннему. Потому что человек взаимозависим, целен. И внутреннее от внешнего очень сильно зависит, так же, как и внешнее от внутреннего.

Надо делать по силам, на что сейчас сам человек способен. Может быть, раз в месяц ходить в больницу, может быть, два раза в месяц. Может быть, зайти в соседний подъезд и помочь старушке, купить ей лекарство. А может быть, надо начать с жены, которая беспредельно устала за 15 лет, проведенных между плитой и раковиной. Может быть, надо просто отправить спать маму и приготовить для нее обед, или маме, наконец, внимательно выслушать дочку. Это все будет дело любви.

Вот бывают такие люди, которые приходят просто помочь храму, вне богослужения, вне графика своей работы. Они приходят и спрашивают: «Можно я помою окна, а можно я отмою вот здесь?» Это тоже дело любви — ухаживать за домом, где обитает Господь.

У нас столько объектов любви кругом! У нас не хватает тех, кто может творить любовь. Есть, конечно, какие-то огромные дела, которые человек берет на всю жизнь. Например, усыновление сироты. Если ты не можешь этого сделать, сделай что-то малое. Или хотя бы просто замолчи. Не грузи других своими проблемами, не требуй, не обижайся. Приди домой и сделай так, чтобы домашним было от этого хорошо, а не плохо. Встал с утра, у тебя выходной, вот и сделай так, чтобы все кругом в этот день отдохнули. Это и есть проявление твоего христианства вовне — чтобы с тобой людям было радостно и хорошо.

Еще надо понять, что в этих переживаниях вообще очень много меня. То есть в моем мировидении, в моей картине мира меня слишком много, и очень мало Бога, и очень мало других людей. Вот надо себя сделать меньше. Надо себя просто затыкать, забывать о себе и служить Богу и другим людям. Просто себя перечеркивать надо, выполнять то, о чем сказал Христос: «Отвергни себя» (Мк. 8:34). И вот чем решительней человек это делает, тем на самом деле больше у него получается, тем больше даров Бог ему может дать.

Мне кажется, надо меньше думать, меньше рефлексировать и больше делать. Больше делать так, как нам Христос заповедовал. Он показал нам пример, умыв ноги ученикам. А мы кому служим?

Мы пытаемся всех вокруг заставить жить так, как нам удобно. Если этого не происходит, мы на них обижаемся, раздражаемся, злимся, не разговариваем, дуемся и все прочее. То есть хотя бы с этого стоит начать. Пусть с тобой людям будет хорошо. Хотя бы родным. Обычно родные от нас больше всего и терпят…

Подготовила Оксана Головко

Свойства любви

Любовь долготерпит, милосердствет, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит…» 1Кор. 13, 4 — 7.

«Мы много поем гимнов Христу, а на стоящий гимн Ему есть жизнь, полная Его любви». Г. С. Петров

Любовь — это сложное духовное явление Оно так же сложно, как сложен луч солнечного света. В немногих словах апостола Павла мы имеем то, что можно назвать описанием любви. Посмотрите на составные части этого описания и вы увидите хорошо знакомые вам понятия, обыденные житейские добродетели. О них можно слышать каждый день, они доступны каждому человеку в любом жизненном положении. Не взирая на свою простоту, эти добродетели дают вместе полный, единый луч любви, то высшее благо, к которому устремлены наши желания, то есть составляют самое великое в мире.

Свойств любви по представлению апостола Павла девять

  1. терпение — любовь долготерпит,
  2. доброта — любовь милосердствует,
  3. великодушие — любовь не завидует,
  4. смирение — любовь не превозносится, не гордится,
  5. учтивость или приличие — любовь не бесчинствует;
  6. бескорыстие — любовь не ищет своего,
  7. благодушие — любовь не раздражается,
  8. простодушие — любовь не мыслит зла;
  9. искренность — любовь не радуется неправде, а сорадуется истине.

Терпение, милосердие, сочувствие, смирение, бескорыстие, кротость, искренность и простота сердца — вот слагаемые высшего блага, свойства и качества души возрожденного человека. Вы видите, что все эти светлые проявления души не есть достояние неведомой еще нам вечности, а настоящая наша жизнь на земле, наши обыденные отношения между собой, которые касаются настоящего дня и недалекого завтра.

Мы много говорим о любви к Богу. Христос же, поучая этой любви, много говорил о любви к людям. Преимущественно мы заботимся о примирении с небом, но Иисус Христос принес для этого небесный мир на землю, дал его людям и завещал его, как Свой мир (Иоан. 14, 27).Христианская религия не есть что-либо отрешенное от жизни, но есть вдохновение свыше для самой жизни. Это освящение нашей повседневной жизни, творимое в нас Духом Христа, приобретение образа вечного во временном нашем мире. Для нас высшее благо — это рост, это просвещение всего того, из чего слагается наша земная жизнь.

Скажем вкратце о каждой добродетели, составляющей часть любви.

1. Терпение. Это существенное свойство любви, без которого она и не может быть. Любовь долготерпит. Она не только всегда готова отозваться на первый призыв, но она и ждет. Она терпелива, не навязчива и носит на себе украшение кроткого и покойного духа. Любовь все переносит, всему верит, на все надеется, все покрывает. Любовь ждет, потому что все понимает.

2. Милосердие. Любовь деятельна. Вы, вероятно, замечали, на сколько жизнь Христа полна добрых дел. Проследите Его жизнь и вы увидите, что вся она прошла в делах милосердия. Большую часть Своего времени Христос употребил на то, чтобы делать людей счастливыми. Высшее счастье — святость. Но освятить человека не в наших силах. Тем не менее, счастье окружающих нас Бог в значительной мере отдал нам, отдал в руки милосердствующей любви. Случаи к милосердию, к деланию добра являются ежеминутно. Поэтому любите, творите дела любви, творите их без различия, без расчета, без замедления, и главное — любите, даруя любовь в изобилии каждому. В любви все победа, счастье, энергия, сила жизни, награда. Где любовь, там я Бог. Кто пребывает в любви, тот пребывает в Боге и Бог в нем. Бог есть любовь.

Особенно же дарите любовью равных себе, что часто бывает совсем нелегко для тех, с кем нам приходится жить, мы, может быть, менее всего делаем добра. Заметьте при этом, что угодливость не есть действительная забота о пользе и счастье ближнего. Живите же на радость других, не пропускайте ни одного случая доставить им счастье. Такая жизнь — одно из лучших украшений любви. Я только однажды пройду через этот мир. Поэтому, что для меня на этом пути возможно — здесь доброе дело, там доброе слово, — пусть я сделаю это теперь, вторично мне никогда не придется проходить этим путем.

3. Великодушие. Любовь не завидует. Любовь не соперничает, она бесстрастна, спокойна. Мы часто видим, делая добро, что-то же самое делают и другие и даже, может быть, лучше нас. Им завидовать не следует. Зависть есть чувство недоброжелательности к тем, которые идут таким же путем, как и мы. И как мало ограждает нас от этого чувства даже наш труд для Христа! Это самое презренное настроение, которое омрачает душу христианина. Совершив доброе дело, берегитесь этого недостойного поведения и подкрепитесь великодушием. Нужно ревновать об одном, о великой, богатой великодушием душе, которая не завидует, не ревнует.

4. Научась всему этому, надо позаботиться о смирении. Оно более совершенно. Любовь не превозносится, не гордится. Понимать это следует так положите печать на ваши уста и забудьте о том, что вы сделали доброго. Явили вы милосердие, оказали доброту, сделали свое чудное дело — скройте все это, останьтесь в тени, не говорите об этом. Истинная любовь даже сама себя скрывает. Любви чуждо чувство самодовольства она не тщеславится, не превозносится.

5. Может показаться несколько странным в ряду добродетелей пятое свойство любви — вежливость, приличие или уступчивость. Это любовь самая обыденная, любовь общежития, любовь по отношению к добрым нравам. Любовь не бесчинствует. Кто-то назвал учтивость, вежливость — любовью в мелочах. Единственная тайна учтивости, вся сила ее приветливости — в любви, в любящем сердце Любовь не может быть неучтива. Между прочим, есть разница между тонченным и сердечным обращениями.

6. Бескорыстие. Любовь не ищет своего. Заметьте любовь не ищет даже того, что принадлежит ей. Всякий из нас дорожит свои ми преимуществами и это совершенно естественно. Но бывают случаи когда мы обязаны отказаться от них для блага других людей. Однако, апостол Павел говорит не об отречении Любовь требует большего, проникает гораздо глубже, ей хочется научить нас совсем исключить свою личность из наших соображений Отдать себя трудно. Но еще труднее не искать для себя ничего. Ты просишь себе великого, не проси, — говорит пророк (Иер. 45, 5). Велика лишь одна бескорыстная любовь. Даже самоотвержение, если оно не имеет любви, само по себе ничто тогда оно не более, как заблуждение, ошибка. Только высокая цель, только могучая любовь могут оправдать и возвеличить жертву. Для любви нет ничего невозможного, нет трудностей, ничто для нее не составляет жертвы. Я верю, что бремя Христа легко (Матф. 11, 30). А что такое иго Христа, как не жизнь в Его Духе. Я уверен, что Его путь легче всякого другого пути. Я знаю также, что это более счастливый путь, чем всякий другой. И Христос ничего так ясно и отчетливо не показал нам, как-то, что счастье наше заключается не в обладании, а в даянии. Некоторые думают, что счастье состоит в обладании, в добывании денег и в том, чтобы пользоваться услугами других. Счастье же заключается в том, чтобы делиться своим с другими, в том, чтобы служить другим. Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою, — сказал Христос. Для счастья есть один только путь оказывать услуги другим и помогать им, а не самим пользоваться услугами их и получать что-нибудь от них. Блаженнее давать, нежели принимать.

7. Благодушие. Любовь не раздражается. Это свойство любви весьма замечательно Мы привыкли смотреть на вспыльчивый, раздражительный характер, как на невинную слабость и не придаем ему серьезного значения при оценке человека. В то же время эта слабость в Библии часто осуждается, как одно из самых вредных начал человеческой природы Замечательно, что эта слабость, это, так называемое, дурное расположение духа, нередко встречается именно у людей прекрасных во всех других отношениях. Совместимость дурного рас положения духа с высоким нравственным характером есть одно из самых странных и грустных явлений человеческой жизни, есть одна из загадок жизни.

Дело состоит в том, что существует два рода грехов — грехи плоти и грехи духа. Блудный сын может быть взят как представитель первого рода грехов, а старший брат как представитель второго. Обычно, без всяких пояснении, непременно заклеймят блудного сына. Но правильно ли это? Мы не можем взвешивать грехи друг друга, потому что нам только видно внешнее обращение людей, которое в одних грубее, в других благороднее. Но грехи духовные могут быть менее простительны, чем грехи плоти. А в глазах Того, Кто есть любовь, грех против любви может казаться в тысячу раз более низким, чем нам. Никакой порок — суетность, жажда к деньгам, даже пьянство не в coстоянии настолько повредить христианству, сколько именно дурной нрав, недостатки характера. Ничто не может так ожесточить жизнь, посеять вражду, разорвать священнейшие семейные узы, лишить детей ласкового слова, как дурное обращение, плод так называемого раздражительного нрава. Посмотрите на старшего брата блудного сына, нравственного, работящего, терпеливого, почтительного — мы не лишаем его заслуженных похвал. Но вот посмотрите на него в то время, когда он, как упрямый ребенок, полный досады, стоит у дверей отцовского дома. Он осердился и не хотел войти, — сказано в Евангелии (Лук. 15, 28). Посмотрите и на то действие, которое произвел этот по ступок на отца, на слуг, на веселое настроение приглашенных гостей,, и как дико оно должно было показаться блудному сыну! Судите же теперь, сколько таких заблудших сыновей не решаются вернуться под кров Отца, боясь суровой неприветливой встречи со стороны благочестивых братьев, открыто заявляющих, что они на пороге Царства Божия. Изучая характер старшего брата, бросьте взгляд на грозную тучу, собравшуюся вокруг его чела. Из чего составилась эта туча? Ревность, недоброжелательство, гнев, высокомерие, жестокость, самодовольство, упрямство — вот что вошло в эту темную, непривлекательную душу. Всякий дурной характер более или менее имеет все это, все это более или менее сказывается в каждом отдельном случае дурного расположения духа. Судите же, разве эти грехи не хуже грехов плоти? Сам Христос ответил на этот вопрос: Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие (Матф. 21, 31). И действительно, на небе нет места такому характеру — своим настроением он мог бы только омрачить небо. Если в душе своей такой человек не изменится — он просто не может войти в Царство Небесное, потому что для того, чтобы войти на небо, человек должен иметь его в себе. И не скажут: вот, оно здесь (Царство Божие), или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть (Лук. 17, 21). Понятно, почему недостатки характера имеют такое важное значение: в них обнаруживается внутренний сокровенный мир человека. Надо заметить еще, что наш характер — своего рода пробный камень любви: по нему можно узнать, пребывает ли она в нас или отсутствует. Дурной характер требует об работки, но не внешней: следует обращать внимание на самые основы его. Сердце наше необходимо обновить и тогда дурные выходки характера прекратятся сами собой. Но мы можем смягчить душу не тем, что отнимем от нее горечь, а тем, что вложим в нее дух любви — Дух Христа: Он обновляет, очищает, перерождает все наше существо. Только Духом Христа могут быть искоренены дурные начала нашей природы, только Им может быть возрожден, восстановлен внутренний человек. Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе (Фил. 2, 5). Некоторым из нас может быть остается для этого преобразования очень немного времени.

8. Простодушие. Любовь не мыслит зла. Простодушие — благодатный дар и обладание этим свойством составляет великую тайну личного влияния. Подумав немного, вы найдете, что люди, которые влияют на вас, именно те, которые вам верят. Окруженный недоверчивыми людьми человек замыкается сам в себе. Но там, где ему верят — он раскрывается, изливает сердце, поддается влиянию простосердечия. Слава Богу, что в мире встречаются благородные души, которые не мыслят зла. О них можно сказать, что хотя они и в мире, но не от мира сего. Любовь не мыслит зла, она не доискивается ничего нехорошего, видит во всем одну хорошую сторону. Какое счастье жить в таком душевном мире! Как благотворно, благодатно встретить незлобивость в ближнем, хотя бы и на короткое время! Как побуждает это качество души ко всему доброму! Доверие — наше спасение. Если мы стараемся влиять на других, воспитывать других к лучшему, то успех наш зависит от взаимного доверия, потому что уважение личности есть начало восстановления утраченного человеком уважения к самому себе.

9. Искренность. Любовь не радуется неправде, а сорадуется истине. Искренностью я это назвал потому, что кто носит любовь в сердце, тот любит правду так же, как и своего ближнего, то есть сорадуется правде. Но словами: не радуется неправде, но сорадуется истине — указывается на известного рода самоограничение, не позволяющее извлекать выгод из слабостей других. Любовь не радуется, не наслаждается, когда согрешают другие. Желающий искренно добра радуется, находя поступки других лучшими, нежели их представляют люди под влиянием недоверчивости или клеветы.

Таково в общих чертах содержание любви, ее свойства. Но узнав эти свойства, делом нашим должно быть усвоение их душою, чтобы они отразились в нашем характере. Мы должны изучать любовь и это высшая наша обязанность в этом мире. Кстати, ежедневная жизнь представляет тысячи поводов научиться любви. Мир не место для игры, мир — школа. Наша жизнь — не праздник, а рабочий день, воспитание, и единственный вечный урок этой школы для нас всех — как научиться лучше любить. Но что нужно, чтобы научиться этому? — Нужно упражнение, нужен навык. Хороший живописец, скульптор, музыкант, чтобы сделаться искусными художникам, чтобы достичь успеха в своей специальности, упражняются, приобретают навыки. Точно так же и в от ношении религии. Если человек не упражняет свою душу, он не приобретает духовных сил не получает силы характера, нравственного роста. Любовь — не минутное возбуждение. Это — богатое, сильное, благородное и мужественное проявление цельного христианского характера в его развитии. Проявление это может быть создано только путем постепенного усовершенствования, непрестанного навыка. Что делал Иисус в доме на реченного отца Своего, Иосифа плотника! — Он приучал Себя к труду, и, Совершенный, учился послушанию, был в повиновении, преуспевал в премудрости и в любви у Бога и человеков (Лук, 2, 51 — 52). Поэтому не ропщите, не жалуйтесь на постоянные заботы жизни, на мелочность, окружающую вас, на низость людей, с которыми вам иногда приходится сталкиваться, — и самое главное — не ожесточайтесь против искушений, не тревожьтесь тем, что они, по-видимому, постоянно усиливаются, не уступая ни борьбе, ни страданиям, ни даже молитвам. Именно в этом и состоит предназначенный вам Господом подвиг, тут действие Духа Божия, Который хочет сделать вас терпеливыми, скромными, великодушными, бескорыстными, добрыми и учтивыми. Не ропщите на Того, Кто желает создать в вас Свое подобие, подобие Творца. Хотя слабы и бледны в вас очертания этого образа, но красота Его не видимо для вас растет, а каждое испытание может только способствовать его укоренению. Поэтому не уходите из мира со всеми его тревогами, не удаляйтесь от препятствий и трудностей жизни. Гёте сказал: Талант зреет в тишине, характер — в водовороте жизни. Дар веры, молитвы, дар созерцания невидимого развивается в уединении, характер же крепнет в потоке жизни мира. Тут именно люди научаются любить.

Хотя я для большей ясности и назвал некоторые составные части любви, но это не более, как части, сама же любовь не поддаются определению. Соединением в себе всех добродетелей человек, разумеется, становится добродетельным, но любви создать он не может, так же, как не может создать света соединением всех цветов. Как же можем мы перенести это возвышенное, чудное в наши души? Указать ли мне вам источник любви? — Апостол любви, Иоанн Богослов, говорит: Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас (Иоан. 4, 19). Потому чтo — обратите на это внимание. Слова потому что указывают на причину. Он прежде возлюбил нас, следствием чего является то, что мы любим Его и, любя Его, любим людей. Любовь Его имеет такую силу, что пробуждает в нас полную, взаимную любовь, — и потому сердце наше постепенно преобразуется. Вдумайтесь в любовь Христа — и вы научитесь любить! Станьте ко Христу так, чтобы в вашем сердце отражалось Его существо, чтобы вы сами сделались Его образом, и вы будете возрастать в любви — от любви, через любовь, к любви. Кроме этого нет другого средства, нет другого пути. Любить по приказанию нельзя. Любовь не предписывается, но можно, всматриваясь в любимое вами существо, развиться так, что вы уподобитесь ему. Поэтому созерцайте совершенного Человека, смотрите на совершенную жизнь Иисуса Христа. Созерцайте Его великую жертву, взирайте на то, как Он предавал Себя в течение всей Своей жизни до креста на Голгофе, и вы сознаете долг свой любить Его. Любя Его, вы сделаетесь Его подобием. Любовь порождает любовь это неизбежное следствие. Положите кусок железа возле магнита и этот кусок сам превратится в магнит. Оставаясь близ Того, Кто возлюбил нас и отдал Себя за нас, вы приобретете свойство, которое можно уподобить притягательной силе магнита подобно Ему вы будете привлекать всех людей к себе, подобно Ему вы будете привлечены ко всем людям. Таково неизбежное следствие божественной любви. Любовь приходит к нам не случайно, а по высокому закону: мы любим своего ближнего, по тому что Он прежде возлюбил нас.

Полностью читать в PDF формате — Журнал «Братский вестник» 1948, № 4