Манихейский

МАНИХЕЙСТВО — дуа­ли­сти­че­ское ре­лигиозное уче­ние, со­че­тав­шее эле­мен­ты хри­сти­ан­ст­ва, зо­роа­ст­риз­ма, буд­диз­ма и не­ко­то­рых других ве­ро­ва­ний; по ма­ни­хей­ским ис­точ­ни­кам, оно пред­став­ля­ет со­бой вос­ста­нов­ле­ние пер­во­на­чаль­ной ис­тин­ной ре­ли­гии.

На­зва­ние — по име­ни ос­но­ва­те­ля Ма­ни. Манихейство воз­ник­ло в середине III века в Южной Ме­со­по­та­мии, в IV-VII веках рас­про­стра­ни­лось от Западного Сре­ди­зем­но­мо­рья до Ки­тая. В VIII-IX веках яв­ля­лось официальной ре­ли­ги­ей Уй­гур­ско­го ка­га­на­та. На За­па­де про­суще­ст­во­ва­ло до VI-VII веков, в Северной Аф­ри­ке — до VIII века, в Ки­тае пред­по­ло­жи­тель­но до XIV века.

Ис­точ­ни­ки ин­фор­ма­ции о манихействе вклю­ча­ют соб­ст­вен­но ма­ни­хей­ские па­мят­ни­ки, све­де­ния хри­сти­ан­ских и му­сульманских ав­то­ров, а так­же дан­ные рас­ко­пок. По пре­да­нию, Ма­ни из­ло­жил своё уче­ние в 7 ка­но­нических кни­гах на ара­мей­ском языке, от ко­то­рых дош­ли лишь от­рыв­ки и ци­та­ты: «Жи­вое Еван­ге­лие» (ве­ро­ят­но, из­ло­же­ние кос­мо­го­нии и не­ко­то­рые био­гра­фические све­де­ния), «Со­кро­ви­ще (Со­кро­вищ­ни­ца) жиз­ни» (ве­ро­ят­но, уче­ние о воз­не­се­нии свет­ло­го на­ча­ла из ма­те­рии и че­ло­ве­че­ских душ), «Праг­ма­тия» (воз­мож­но, тол­ко­ва­ние основной док­три­ны), «Кни­га тайн (та­инств)» (прит­чи и тол­ко­ва­ния различных по­ло­же­ний док­три­ны), «Кни­га ги­ган­тов» (пе­ре­ра­бот­ка на ос­но­ве эпи­зо­да из Быт. 6:2-4 ле­ген­ды о пад­ших ан­ге­лах и ги­ган­тах из 1-й Кни­ги Ено­ха), «По­сла­ния» (сборник пи­сем Ма­ни к уче­ни­кам), «Псал­мы» (2 псал­ма или 2 цик­ла псал­мов). Кро­ме это­го, Ма­ни при­пи­сы­ва­ют­ся со­чи­не­ния: «Ша­пу­ра­кан» (крат­кое из­ло­же­ние уче­ния, на­пи­сан­ное на сред­не­пер­сид­ском языке для персидского ца­ря Ша­пу­ра I), «Об­раз» (на­ри­со­ван­ные кар­ти­ны, ил­лю­ст­ра­ции к уче­нию), «Мо­лит­вы» (в ча­ст­но­сти, об­щие еже­днев­ные мо­лит­вы, об­ра­щён­ные к Солн­цу и Лу­не) и другое, от ко­то­рых так­же дош­ли лишь от­рыв­ки. Фраг­мен­ты пе­ре­во­дов со­чи­не­ний Ма­ни и его уче­ни­ков, его жиз­не­опи­са­ния, а так­же книг по ис­то­рии манихейства, ком­пен­диу­мы ма­ни­хей­ско­го уче­ния, мо­лит­вы, гим­ны, псал­мы, прит­чи, ли­тур­гические тек­сты на сред­не­пер­сид­ском, пар­фян­ском, со­гдий­ском, древнетюркском, уй­гур­ском и китайском язы­ках бы­ли най­де­ны в начале XX века в Центральной Азии (Тур­фан, Северный Ки­тай). Не­сколь­ко позд­нее в Егип­те бы­ла об­на­ру­же­на ма­ни­хей­ская литература на суб­ах­мим­ском (ли­ко­поль­ском) диа­лек­те копт­ско­го языке, пе­ре­ве­дён­ная с гре­че­ско­го и, воз­мож­но, с ара­мей­ско­го языка (так называемая библиотека из Ме­ди­нет-Ма­ди; ве­ро­ят­но, не позд­нее конца IV века). В Егип­те бы­ли най­де­ны так­же жиз­не­опи­са­ние Ма­ни на греческом языке, пред­по­ло­жи­тель­но пе­ре­ве­дён­ное с ара­мей­ско­го (так называемый Кёльн­ский ко­декс; V-VI века), фраг­мен­ты ма­ни­хей­ских книг, псал­мов, лич­ная пе­ре­пис­ка, хо­зяй­ст­вен­ные до­ку­мен­ты ма­ни­хей­ской об­щи­ны на копт­ском, греческом и сирийском язы­ках, си­рий­ско-копт­ский глос­са­рий (все не позд­нее конца IV века). Из­вест­на так­же латинская ру­ко­пись (V-VI века) фраг­мен­тов ма­нихей­ских книг, най­ден­ная в Те­бес­се (Восточный Ал­жир).

В ос­но­ве манихейства, ско­рее все­го, ле­жа­ла не­кая гно­сти­че­ская раз­но­вид­ность ран­не­го хри­сти­ан­ст­ва (смотри в статье Гно­сти­цизм), эле­мен­ты ко­то­рой бы­ли ото­жде­ст­в­ле­ны со схо­жи­ми по­ло­же­ния­ми зо­роа­ст­риз­ма. За­мет­ное влия­ние на манихейство ока­за­ли буд­дизм (уче­ние о пе­ре­се­ле­нии душ и другое), эле­мен­ты вуль­га­ри­зи­ро­ван­ной ан­тич­ной фи­ло­со­фии и различных мис­ти­че­ских ре­лигиозных те­че­ний.

Со­глас­но манихейству, в ми­ре из­веч­но су­ще­ст­ву­ют 2 са­мо­стоя­тель­ных на­ча­ла: свет­лое (доб­рое) и тём­ное (злое). Тём­ное на­ча­ло в ли­це 5 тём­ных сти­хий по­шло вой­ной на свет­лое на­ча­ло и за­хва­ти­ло часть его. В кос­мической бит­ве свет­лых бо­жеств с тём­ны­ми де­мо­на­ми тём­ные сти­хии сме­ша­лись со свет­лы­ми. По­слан­ные вер­хов­ным свет­лым бо­гом («От­цом ве­ли­чия») бо­же­ст­ва: Дух жи­вой, Ве­ли­кий дух — Мать и Тре­тий по­сла­нец — со­тво­ри­ли из это­го сме­ше­ния и при­ве­ли в дви­же­ние ма­те­ри­аль­ный мир (из 5 яру­сов, от ви­ди­мых гла­зом не­бес до зем­ли, или пре­ис­под­ней) как ме­ха­низм раз­де­ле­ния свет­ло­го и тём­но­го на­чал. Де­мо­ны тьмы соз­да­ли Ада­ма и Еву и вло­жи­ли свет в их ду­шу, что­бы удер­жать у се­бя свет­лое на­ча­ло, но бо­же­ст­во, на­зы­вае­мое Ии­сус-Сия­ние, да­ло лю­дям выс­шее зна­ние и ука­за­ло путь к спа­се­нию. Тём­ное на­ча­ло бо­рет­ся за ду­шу че­ло­ве­ка, стре­мясь за­дер­жать её. На зем­лю пе­рио­ди­че­ски по­сы­ла­ет­ся ве­ро­учи­тель («апо­стол») и с по­мо­щью сво­его не­бес­но­го хра­ни­те­ля ос­но­вы­ва­ет ис­тин­ную ре­ли­гию. По­сле смер­ти «апо­сто­ла» его цер­ковь по­сте­пен­но при­хо­дит в упа­док. Та­ким об­ра­зом про­изош­ли все ре­ли­гии, су­ще­ст­во­вав­шие до манихейства. Спи­сок «апо­сто­лов» за­вер­ша­ет Ма­ни.

Со­глас­но ве­ро­ва­ни­ям при­вер­жен­цев манихейства, по­сле смер­ти ду­ша ли­бо воз­но­сит­ся в цар­ст­во све­та че­рез Солн­це и Лу­ну (у пра­вед­ни­ков), ли­бо воз­ро­ж­да­ет­ся в че­ло­ве­че­ском те­ле или другом ма­те­ри­аль­ном объ­ек­те, ли­бо идёт в ге­ен­ну (у за­ко­ре­не­лых греш­ни­ков). Ко­гда свет­лое и тём­ное на­ча­ла окон­ча­тель­но раз­де­лятся, ма­те­ри­аль­ный мир сго­рит, а ду­ши греш­ни­ков ос­та­нут­ся с тём­ным на­чалом.

В манихействе су­ще­ст­во­ва­ли 2 раз­ря­да ве­рую­щих: «из­бран­ни­ки» и «слу­ша­те­ли» — ря­до­вые ве­рую­щие. Эти­ка манихейства за­клю­ча­лась, пре­ж­де все­го, в не­при­чи­не­нии зла свет­ло­му на­ча­лу, за­клю­чён­но­му в жи­вой при­ро­де. «Из­бран­ни­ки» слу­жи­ли ору­ди­ем очи­ще­ния свет­ло­го на­ча­ла: оно ос­во­бо­ж­да­лось из съе­ден­ной ими пи­щи и из­но­шен­ной оде­ж­ды. «Из­бран­ни­кам» за­пре­ща­лись упот­реб­ле­ние жи­вот­ной пи­щи и ви­на, по­ло­вые сно­ше­ния, убий­ст­во жи­вых су­ществ (в том числе сбор и при­го­тов­ле­ние в пи­щу рас­те­ний). За­пре­ты для «слу­ша­те­лей» ог­ра­ни­чи­ва­лись ве­ге­та­ри­ан­ст­вом и не­про­ли­ти­ем кро­ви. Главной обя­зан­но­стью «слу­ша­те­лей» бы­ла за­бо­та об удов­ле­тво­ре­нии ма­те­ри­аль­ных по­треб­но­стей «из­бран­ни­ков». В обя­зан­но­сти всех ве­рую­щих вхо­ди­ли так­же ре­гу­ляр­ное чте­ние мо­литв, со­вер­ше­ние бо­го­слу­же­ний с пе­ни­ем псал­мов, со­блю­де­ние по­стов. Ма­ни­хей­ская ие­рар­хия вклю­ча­ла сле­дую­щие сту­пе­ни: гла­ва церк­ви, или «апо­стол», учи­тель (гла­ва круп­но­го объ­е­ди­не­ния об­щин), епи­скоп (гла­ва об­щин стра­ны или об­лас­ти), пре­сви­тер (гла­ва ме­ст­ной об­щи­ны), «до­мо­пра­ви­тель» (гла­ва объ­е­ди­не­ния «из­бран­ни­ков»). Упо­ми­на­ют­ся так­же про­по­вед­ни­ки, диа­ко­ны и пис­цы. Из празд­ни­ков из­вес­тен ве­сен­ний празд­ник Бе­мы (греческий — воз­вы­ше­ние, ал­тарь) — воз­мож­но, ма­ни­хей­ский ана­лог Пас­хи.

По мне­нию ря­да ис­сле­до­ва­те­лей, манихейство ока­за­ло влия­ние на хри­сти­ан­ские дуа­ли­стические ере­си (уче­ние пав­ли­ки­ан, бо­гомиль­ст­во и другое), не­ко­то­рые на­прав­ле­ния в ис­ла­ме и буд­диз­ме, ре­ли­гию ези­дов.

МАНИХЕЙСТВО – синкретическая религия, возникшая в 3 в. на Ближнем Востоке. Названо по имени своего основателя Мани (216–274/276), уроженца Вавилонии, первоначально принадлежавшего к иудео-христианской секте элхасаитов. Он проповедовал свое учение в Иране, Индии, на Кавказе. Был заключен в тюрьму по приказу иранского царя Бахрама I и, возможно, казнен. Уже при жизни Мани его учение начало широко распространяться, и позднее манихейская проповедь охватила огромную территорию от западной части Римской империи до Китая. Почти повсеместно манихейство подвергалось преследованиям, и лишь в Центральной Азии в 763–840 стало государственной религией уйгурского каганата. На Западе оно исчезает к 7–8 вв., но его влияние ощущается в учении таких средневековых ересей, как павликиане, богомилы, катары. В Китае манихейство просуществовало до 14 века. Мани попытался создать целостную религиозную систему на основе гностических учений, неортодоксального христианства. Существенно влияние зороастрийского дуализма. Своими предшественниками – апостолами Мани считал Будду, Заратустру и Иисуса.

Согласно манихейской доктрине, основу мироздания составляет непримиримая борьба двух начал – Света и Мрака. В результате битвы этих начал частицы Света были порабощены Мраком. Земля создана в области смешения Света и Мрака, и люди, души которых причастны Свету, должны помочь верховному богу, Отцу величия, освободить частицы Света и вновь отделить Свет от Мрака. Окончательно это произойдет в ходе конечной битвы Света и Мрака, в ходе которой материальный мир, принадлежащий Мраку, будет уничтожен. Манихеи составляли иерархически организованную церковь, в которой духовенство (избранники), практиковавшее строгую аскезу, существенно отличалось от обычных верующих.

1. Texte zum Manichäismus. hrsg. F.Adam. В., 1954;

2. Кефалайа («Главы»): Коптский манихейский трактат, пер. Е.Б.Смагиной. М.. 1998;

3. Дмитриева Л.В. Хвастванифт. – В кн.: Тюркологические исследования. М.–Л., 1963.

Литература:

1. Смагина Е.Б. Манихейство. – В кн.: Религии Древнего Востока. М., 1995, с. 85–103;

2. Fluegel G. Mani. Seine Lehre und seine Schriften. Lpz., 1862;

3. Kessler K. Mani. Forschungen über die manichäische Religion. В., 1889;

4. Cumont F., Kugener M-A. Recherches sur le manichéisme, v. 1–3. Brux., 1908;

5. Alfaric P. Les écritures manichéennes, v. 1–2. P., 1918;

6. Burkitt F.C. The Religion of the Manichees. Cambr., 1925;

7. Polotsky H.-J. Abriss des manichäischen Systems. Stuttg., 1934;

8. Puech H.-C. Le manichéisme. Son fondateur, sa doctrine. P., 1949;

9. Windengren G. Mani und der Manichäismus. Stuttg., 1961;

Основной этико-социальный вывод, сделанный Мани из этого представления, состоял во враждебном христианству утверждении о неистребимости зла в окружающем мире. Можно считать, что это крайне пессимистическое воззрение отражало умонастроения народных низов, их недовольство эксплуататорскими порядками, казавшимися им чем-то извечным и непреодолимым.Однако манихейство предлагало и путь преодоления мира зла, прежде всего, этическим путём. Манихейский дуализм распространялся и на человека, душа которого так же раздвоена, как и все в мире. В основном это темное начало, однако оно содержит в себе и частицы света, которые человек и должен спасать от власти материи. Это спасение осуществимо в условиях строжайшего аскетизма: воздержания от мясной и некоторых видов растительной пищи, полного безбрачия, избегания контакта с «тленными» вещами.Но еще более важно отметить, что, опираясь на манихейство, в III—IV вв. в Иране, Египте и Сирии имели место серьезные движения, направленные против социального зла, в особенности против имущественного неравенства. Иногда этими движениями руководили манихейские проповедники. Они возникли в результате недовольства низших слоёв населения, вызванного усилением государственной и развивавшейся феодальной эксплуатацией, и часто были направлены против государственной церкви, освящавшей эту эксплуатацию (в восточной половине Римской империи основным противником манихейства стала христианская церковь).

В духе гностицизма Мани отрицал человеческую природу Христа и считал его, поскольку он был якобы исторической личностью, лжеучителем. Подлинным же утешителем (параклетом), посланником царства света он рассматривал только себя.

Общины манихеев представляли собой довольно стройную церковную организацию, влияние которой на Востоке распространялось вплоть до Китая. В Римской же империи христианская церковь объявила учения манихеев ересью.

Манихейство

Учение о вечной борьбе между началами Добра и Зла. Появилось в III веке н. э. на территории Персии. Манихейство несло в себе элементы зороастризма, христианства, буддизма, джайнизма, неоплатонизма. Было широко распространено в I тыс. н. э. — от Северной Африки и Испании до Китая.

Из всех ересей, с которыми приходилось бороться христианской церкви первых веков, ни одна не вызывала столько опасений и такого к себе отвращения, как манихейство. В нем так искусно соединились самые разные идеи, теории и религиозные учения, что манихейство нашло себе последователей как в высших, так и в низших классах, как среди образованных людей, так и среди простых работников. Среди многочисленных указов императоров — и христиан, и язычников, — указов, направленных на подавление свободы мысли, наиболее суровыми и жестокими были указы против манихеев.

* * *

Человека, придумавшего эту религию, называли Мани, что по-арамейски значит «несущий свет». Он родился 14 апреля 215 или 216 г. н. э. в Ктесифоне, столице персидских царей династии Сасанидов. Его мать происходила из знатной парфянской семьи, отец же был то ли персом, то ли арамеем.

В Ктесифоне проживали представители разных диаспор, носители разных культурных традиций и религиозных верований. В значительной степени это оказало влияние на мироощущение будущего проповедника, к тому же жители страны спокойно относились к другим вероисповеданиям, несмотря на то, что официальной религией считался зороастризм.

Отец Мани, Фатак (лат. Паттиций), был язычником, но вследствие некоего посетившего его «божественного видения» стал последователем иудео-христианского учения мугатасилахов. В этой общине больше внимания уделяли правилам и ограничениям, нежели вере в спасение через Иисуса. Так, Паттиций принял такие заветы, как отказ от мяса, вина и женщин. Несмотря на то что он был уже женат и жена ждала от него ребенка, он принял решение уйти из дома и поселиться вместе с членами общины.

Когда сыну исполнилось 4 года, Паттиций забрал его к себе. По преданию, Мани уже в возрасте 12 лет стали посещать видения, в которых ему открывалась выдающаяся миссия — принести людям весть об освобождении. В 24 года Мани решил приступить к «благовещению истины».

Мани произнес свою первую проповедь во время коронации Шапура I, объявив себя мессией земли Вавилонской, который «пришел, как приходили до меня Будда в Индии, Зороастр в Персии и Иисус на землях Запада». До этого времени проповедник, очевидно, уже успел побывать в Индии, познакомиться с буддизмом и использовать его элементы в своем учении — и вскоре вынужден был уехать туда снова, так как его речи в Иране сначала не имели успеха.

Вернувшись на родину через несколько лет, Мани решил привлечь в свою религию власть предержащих. Он занялся проповеднической деятельностью в Ктесифоне с помощью отца, который активно поддерживал его и даже ездил с миссией в Рим и Египет. Как уже было сказано выше, Сасаниды смотрели сквозь пальцы на деятельность разнообразных сект на территории их государства. Книгу «Шапурракан» с основами своего учения Мани подарил принцу Перозу, брату шахиншаха. «Презентация», судя по всему, имела успех, так как вскоре Мани был представлен Шапуру I. Однако дальше сведения источников расходятся: одни утверждают, что Мани пользовался благосклонностью Шапура и спокойно проповедовал до самой его смерти и некоторое время после нее, другие сообщают, что он был вынужден скитаться, так как его периодически изгоняли из Ктесифона и несколько раз сажали в тюрьму.

Мани осуществлял активную миссионерскую деятельность. За время своих скитаний он успел распространить свое учение в Центральной Азии и Китае. Каждый день его был занят беседами и писанием посланий своим ученикам в других странах. К достоинствам Мани, отмечаемым как поклонниками, так и противниками пророка, относилось красноречие (как устное, так и письменное), а также талант художника. Традиция иллюстрировать манихейскую литературу сохранилась на протяжении всей истории этой религии, а название иллюстрированного «атласа мира» в представлении Мани — «Арджанг» — стало на Ближнем Востоке синонимом шедевра живописи.

По возвращении Мани в Персию, в период правления сасанидской аристократии, к нему отнеслись осторожно. Зороастрийские маги чувствовали в популярном учении и его лидере реальную угрозу своему положению в государстве и, в частности, при дворе шахиншаха Бахрама I.

В 276 г. Мани был вызван на религиозный диспут. В ходе спора жрец, зная о силе проповеди Мани, попросил его продемонстрировать одно из чудес в качестве демонстрации истинности его веры — Мани предлагалось проглотить расплавленный свинец. По преданию, проповедник отказался демонстрировать истинность учения чудесами.

В результате такого диспута с Мани живьем содрали кожу, сделали из нее чучело и вывесили на городских воротах. Манихеи были изгнаны из Ктесифона и разбрелись по всем близлежащим территориям. Манихейский «патриарх» Сиссиний осел в давно потерявшем свое значение Вавилоне. Однако до полного исчезновения с лица земли этого религиозного течения оставалось еще много веков. Что же представляла из себя столь широко распространившаяся и так долго просуществовавшая ересь? Во что верили и как жили последователи Мани от Китая до Испании?

* * *

Манихейский канон состоял из семи книг, авторство которых приписывали основателю религии: «Живой Псалом», «Сокровище Жизни», «Трактат», «Секреты», «Гиганты», «Письма», «Псалмы и молитвы». Сюда же входили «Шапуракан» и «Арджанг», а также «Кефалайя» — сборник изречений пророка Мани, составленный после его смерти.

В учении Мани переплелись философские идеи буддизма, индуизма, зороастризма и христианства. Пророк считал себя одним из апостолов, периодически «возрождающих» на земле истинную церковь. Самый короткий перечень таких апостолов: Будда — Заратуштра — Иисус — Мани. (В более пространных перечнях можно найти Гермеса, Платона, Лао-цзы…)

Сначала был Будда в Индии, который учредил истинную церковь, дал знание ученикам и после этого вознесся. Затем в Персии явился Заратуштра в то время, когда церковь стала приходить в упадок. Заратуштра укрепил и восстановил церковь, после чего также вознесся. Потом на Запад (по отношению к Индии и Персии) пришел Иисус и основал здесь истинную церковь, был распят и вознесся.

Ученики Будды, Заратуштры и Иисуса записали в книгах откровения Учителей, тем самым сохранив их для последующих поколений. После Христа пришел Его преемник — сам Мани. Интересно, что основатель манихейства изначально объявил свою религию всемирной, наднациональной, противопоставив ее таким образом существовавшим до него верованиям.

Манихейство — красивая, формально логичная, но при этом очевидно искусственная система. В основе вероучения — идея о существовании двух начал, Света и Тьмы. От Царства

Света проистекает добродетель, покой, а от царства тьмы — жадность, зависть, ненависть и жестокость. Зло проникло в мир Света и теперь сбивает людей с пути добра и благодати.

Акт создания мира манихейство расценивает как катастрофу. В данный момент в материальном мире преобладает темная субстанция, в которую заключены частицы светлого духа. Для победы света материальный мир необходимо разрушить, но не посредством физического насилия, а путем извлечения (освобождения) из него светлых частиц. Любители головоломок могут ниже ознакомиться и с более полной версией манихейского учения о прошлом и настоящем Вселенной.

Итак, высшее божество в манихействе — правитель Царства Света, который представляет собой воплощение лучших качеств и пяти доблестей (ум, знание, мысль, осмотрительность и воля). Также во владении Отца Света находится пять элементов света: дыхание, ветер, свет, вода и огонь. Противостоит ему Царь Тьмы, он правитель «темной» земли и пяти элементов — ядовитого дыхания, обжигающего ветра, мрака, тумана и пожирающего пламени.

Царь тьмы вторгается во владения Света. Монстр — полу-рыба, полуптица с головой льва — захватывает пять светлых элементов. Для разрешения этой проблемы Отец Света рождает Мать жизни, а та — Первочеловека.

Первочеловек, в свою очередь, рождает еще пять элементов, подобных захваченным Тьмой. Эти новые элементы Света Первочеловек использует в борьбе с Царем Тьмы, но терпит поражение и взывает к своему Царю. Последний рождает Друга Света, тот рождает Великого Зодчего, а Зодчий — Духа жизни. (Кто такой Великий Зодчий и откуда изощренный ум Мани вытащил этот образ, до сих пор непонятно.)

Дух жизни порождает еще нескольких действующих лиц — Оформителя великолепия, Великого властелина чести, Атласа, Короля славы…

Хотя Первочеловек был освобожден, «запертые частицы света» так и остались захвачены князем Тьмы. Дух Живой создал затем из частиц света, не затронутых тьмой, солнце и луну, а из света, уже затронутого тьмой, были созданы звезды, ветер, огонь и вода, находившиеся в постоянном движении.

Материальный мир был создан из поверженных демонов (из костей — горы, из шкур — восемь небес). История рождения людей, растений и животных — это история пожирания, отторжения и борьбы между Вестником (еще одним сыном Отца Света) и детьми Отца Тьмы. Именно силы Тьмы создают два пола, воплощенных в Адаме и Еве, для того чтобы привязать легкий дух к тяжелому физическому телу. В мужчине преобладают светлые элементы, а в женщине — темные. Адама пробуждает ото сна смерти Иисус. Он же показывает первому мужчине путь к освобождению…

Как видим, Мани и его ученики чрезвычайно тщательно и подробно описывают историю возникновения мира. Многочисленные персонажи этой причудливой драмы абстрактны, как числа, и передвигаются, как шахматные фигуры. Надо сказать, что манихеи очень гордились рациональностью и последовательностью своего учения и презирали христианские тексты за эмоциональность и противоречивость.

С другой стороны, абсолютно ясно, что многочисленные последователи «сияющего» пророка не в состоянии были «переварить» это искусственное нагромождение лиц и событий. По всей видимости, людей привлекало само умствование, магия слов и загадочных терминов. Глубокомысленный и проникновенный речитатив проповедника мог произвести не меньшее впечатление на слушателей, чем, скажем, любой печатный текст на только что научившегося читать ребенка.

* * *

Конечно, как и каждое религиозное учение, манихейство давало и конкретные рекомендации верующим.

Согласно законам Мани, спасение человека возможно лишь тогда, когда он осознает свое положение в мире зла, проснется от сна невежества. Подобно Первочеловеку, человек должен воззвать о спасении, воззвать с пониманием того, что иначе ему грозит неминуемая гибель.

Душа человека безгрешна, а все плохое — от материального тела. Единственный грех — «забывчивость» души, потеря воспоминаний о своем «свете», то есть неприятие манихейства. (Такое отношение к грехам, конечно, могло привлекать в ряды манихеев и людей сомнительного морального облика.) Вся жизнь верующего направлялась на «собирание» частиц света.

Жизнь манихеев проходила в строгом соответствии с их учением. Религия вынуждала их становиться вегетарианцами. Овощи и фрукты считались продуктами света, а мясо — продуктом тьмы. Четыре раза в день необходимо было молиться. Кроме того, существовал обширный перечень дней, когда следовало поститься. Основным религиозным праздником манихеев было пышное отмечание дня смерти родоначальника движения — Мани.

Манихейские общины отличались замкнутостью и обособленностью. Делилась каждая из них на два класса — Избранных и Слушающих. Слушающие — это рядовые последователи, которым полагалось кормить и обслуживать духовенство, но не гарантировалось духовное спасение (в лучшем случае — перерождение в следующей жизни в Избранного).

Слушающим не запрещалось вступать в брак и иметь детей (не больше одного), хотя и то и другое считалось серьезным препятствием на пути к освобождению света. Для основной массы манихеев существовала пара десятков заповедей, запрещающих идолопоклонничество, ложь, скупость, убийство, воровство, магию, религиозное равнодушие.

Избранным же запрещалось вступать в брак, есть мясо, пить вино, работать и приносить вред живым существам. Им полагалось только молиться, петь гимны и переводить книги манихейского канона. Они должны были постоянно странствовать и проповедовать веру.

Избранные носили белые одежды, скрывающие кисти рук, и высокие белые шапки. Среди Избранных выделялись «церковные иерархи»: «глава церкви», Архос, или Принцепс, 12 «старших учителей» — магистров, 72 епископа, или диакона, и 360 пресвитеров, или старших. Женщины, если они и были среди Избранных, не могли становиться иерархами. Кроме того, манихейским Избранным запрещалось иметь личное имущество, однако это ограничение не распространялось на общину в целом; многие манихейские общины накапливали значительные богатства, занимаясь ростовщичеством.

О нравах, царивших среди манихеев, у нас есть и самые нелицеприятные для них сведения. Не стоит, однако, забывать, что сведения эти донесли до нас, в первую очередь, преследователи учения, его идеологические противники. В любом случае, среди манихеев, как и среди христиан, было немало «подвижников» и радикалов, по-своему трактующих учение своего пророка. Так, например, Блаженный Августин (который 9 лет был Слушающим манихеем) рассказывал о ритуале, во время которого вступающих в ряды Избранных якобы «крестили» семенем их собратьев по вере. Некоторые последователи учения считали, что раз существующий мир — сам по себе Зло, то все, что разрушает его — убийство, насилие, — есть Добро. Идеи Мани давали почву для таких парадоксальных выводов. Учение несло в себе очевидный разрушительный, антиобщественный, протестный оттенок. Это хорошо понимали и власти, что отразилось в гонениях на еретиков.

В Персии идеи Мани, правда в несколько измененном виде, пережили «возрождение» во время правления шахиншаха Кавада (488–531). На этот раз религиозная «реформа» была связана с именем бывшего зороастрийского жреца, человека знатного происхождения, Маздака. Он обогатил учение Мани «социальной доктриной», которая вкратце звучит так: все разделить, особенно женщин.

Популистские идеи обеспечили Маздаку (и стоявшему за ним Каваду, который сделал проповедника своим премьер-министром) поддержку бедноты в борьбе против аристократических родов. Сорок лет, пока маздакизм был официальной религией, прошли под знаком террора. Всех несогласных с проповедуемой Маздаком уравниловкой уничтожали физически. Прекратить это удалось только в конце правления Кавада, когда его сын и наследник, будущий шахиншах Хосров I Ануширван, убедил отца перестать оказывать покровительство Маздаку и отдать его магам, которые в процессе очередного «диспута» доказали его теоретическую несостоятельность, повесив вверх ногами и подержав так до кровоизлияния в мозг. После чего были вырезаны и все последователи маздакизма.

После падения династии Сасанидов в VII веке н. э. новые правители — арабы-мусульмане — некоторое время не трогали манихейских общин, но с приходом к власти династии Абассидов гонения возобновились. Тем не менее, столица манихейского патриарха продолжала оставаться в Вавилонии (теперь уже в Багдаде) до X века, когда она была перенесена в Самарканд. После этого упоминания о манихеях навсегда исчезают из иранских источников.

* * *

Глубокий след оставило манихейство в истории государств Центральной Азии. Именно там манихейству удалось стать государственной религией. Произошло это в Уйгурском каганате, который объединил многие кочевые народы, проживавшие в восточно-азиатской степи. Уйгуры долгое время контролировали значительную часть Великого шелкового пути.

В самом Китае манихейство появляется в конце VII века. В 732 г. исповедание этой религии разрешается императорским указом, а в 863 г. — запрещается и преследуется вплоть до ее исчезновения в XIV веке. Несмотря на запреты, со времен династии Тан (618–907) манихейство пользовалось в Китае большой популярностью. Манихеи в Китае переводили свои писания в буддийской манере и многие воспринимали их как буддийскую секту.

Идея Света и Тьмы воспринималась некоторыми китайцами как космический дуализм инь и янь. В китайской философии активно обсуждалась концепция пяти стихий (усин), или пяти первоэлементов (дерево, огонь, земля, металл, вода), которые весьма сходны с элементами света манихейцев.

Во времена империи Сун (960—1279) манихейство привлекало лидеров многочисленных народных восстаний. Пророк Мани у китайских последователей превратился в «Будду для бедных» — в отличие от традиционного «Будды для богатых». После прихода к власти династии Мин (1368–1644) манихейство было еще раз запрещено по смешной причине — из-за созвучия китайского названия этой религии и названия самой династии.

Хотя в VII–VIII веках манихейство проповедовалось по всей Азии, укрепилось оно только у уйгуров, причем уйгурские ханы энергично поддерживали своих единоверцев в Китае и Средней Азии. Каган Идигянь во время своего пребывания в Китае познакомился с некими манихейскими проповедниками, которые произвели на него сильное впечатление. Возвращаясь домой, он пригласил четырех из них ехать вместе с ним. В 766–767 гг. каган своим указом изгнал из государства проповедников-несториан, и вслед за каганом манихейство приняла не только государственная верхушка, но и большая часть населения.

Религиозная реформа удалась. «Как люди высшие действуют, низшие подражают». «Царь веры», под которым понимался манихейский патриарх в Вавилоне, одобрил происшедшее и «велел всем духовным и монахиням войти в государство проповедовать». Насколько быстрым оказалось обращение, можно судить по тому факту, что уже в 768 г. уйгуры просили китайцев поставить манихейские кумирни в четырех областях, что последние выполнили с крайней неохотой. Многих китайцев манихейство шокировало больше всех прочих религий тем, что, запрещая семью для избранных, разрешало изнурение плоти путем коллективного разврата. Но кроме того, сами манихеи дали повод к ожесточению против себя — даже в то жестокое время они показали пример религиозной нетерпимости.

Есть сведения, что в манихейских кумирнях изображался демон, которому Будда моет ноги. Разумеется, буддисты воспринимали это как неслыханное кощунство. Мало того, взяв верх, манихеи начали применять к побежденным соперникам те меры, которые до этого применялись к ним самим. «Должно вырезанные и рисованные изображения демонов все велеть сжечь, молящихся духам, кланяющихся демонам, вместе…» Несмотря на то что сам Мани в своих проповедях считал и Будду, и Христа своими «коллегами», в Уйгурском каганате исповедание этих религий жестоко преследовалось наравне с шаманизмом, конфуцианством и даосизмом; все неманихейские святыни разрушались.

Манихеи изменили облик государства. Внедрение новой религии повлекло за собой изменение письменности — появился новый алфавит, называемый уйгурским. Он происходит от новосогдийской письменности и отличается своей простотой и удобством. Строчки идут сверху вниз и слева направо.

Простые уйгуры также испытали на себе силу новой религии. Манихейский канон предусматривает постные дни, когда запрещено вкушать даже масло и молоко. Уйгурским пастухам и охотникам пришлось заводить огороды, чтобы не умереть с голоду. Таким путем начало распространяться земледелие в степи. В Уйгурии появились оседлые поселения, а столица каганата, Байбалык, стала похожа на настоящий город.

Сами проповедники манихейства свое удовлетворение достигнутыми успехами выражали такими словами: «Страна диких нравов, наполненная дымящейся кровью, превратилась в страну, где питаются овощами, страна убийства — в страну стремления к добрым делам». Сомнительно, чтобы эта декларация отражала действительное положение вещей. Природную воинственность уйгуров не умалили посты и молитвы, да и внешняя политика Уйгурии продолжала оставаться агрессивной. Торжество манихейства поссорило уйгуров со всеми соседями: мусульмане в Средней Азии, буддисты в Тибете, конфуцианцы в Китае, шаманисты в Кыргызском ханстве — все воспринимали новое учение как дикую извращенность.

В 780 г. манихейская община в Уйгурии совершила открытый государственный переворот; власть оказалась фактически в руках манихейских Избранных, которым по канону полагалось вообще-то только молиться. Террор против «неверующих» достиг своего апогея: как сообщают манихейские летописи, «по всей земле люди и живые существа, чистые и добрые, защищались, а злые — уничтожались». Гражданская война и непродуманные религиозные требования привели к катастрофическим последствиям. Неподходящий в условиях степи хозяйственно-культурный тип привел к эрозии почвы, пыльным бурям и неурожаям. В середине IX века ослабевшее государство попеременно терзали киргизы и китайцы; уйгуров практически всех уничтожили.

Остатки некогда могущественного народа вынуждены были бежать со своих исконных территорий и отказаться от манихейства в пользу буддизма.

* * *

Достаточно широкое распространение учение получило и на Западе. В течение IV века манихейство распространилось по всей территории Римской империи — от Египта до Рима, Южной Галлии и Испании. И христианская церковь, и римское государство подвергли манихейские общины жестоким гонениям. Император Диоклетиан в указе 296 г. велел проконсулу Африки преследовать манихеев, дабы «вырвать с ветвями и корнями» «отвратное и нечестивое учение», пришедшее из Персии. Его предводителей и проповедников полагалось сжигать вместе с их книгами, духовенство — обезглавливать, а последователей — отправлять на каторгу с конфискацией имущества. Активизация манихеев в Египте была связана с приходом, как они считали, второго Утешителя (первым был Мани) в лице проповедника Адиаманта.

Указ Диоклетиана подтверждался практически всеми его последователями. Жестоко боролась с ересью и христианская церковь в лице своего лидера Блаженного Августина. К концу V века чистое манихейство полностью исчезает с территории Западной, а в VI веке — и Восточной Европы. Однако в Африке, несмотря на все меры, ко времени вторжения вандалов манихеи все еще оставались.

Они попытались привлечь на свою сторону верхушку вандалов, и даже отчасти в этом преуспели. Но король вандалов Гунерик (477–484) счел манихейство опасным и в очередной раз расправился с его последователями: часть из них он сжег, а часть изгнал с территории королевства. Тем не менее, Григорий Великий в конце VI века продолжал считать Африку рассадником манихейства; эта репутация прочно закрепилась за ней вплоть до XI века.

Мистическое, интеллектуальное учение Утешителя серьезно повлияло на развитие философской и религиозной мысли Европы, Азии, Северной Африки. В книгах Римских философов, христианских богословов, арабских мыслителей можно найти массу идей, поразительно напоминающих манихейские. Следы законов Мани находят в мощнейших еретических движениях Средневековья: богомильстве, движении катаров, альбигойцев и др.

Манихейство навсегда осталось в истории как одно из наиболее последовательных и полных учений о двойственной природе мира, о борьбе Добра и Зла, Света и Тьмы.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на Litres.ru

ЕРЕСЬ – МАНИХЕЙСТВО

ВВЕДЕНИЕ.. 2

1. Основоположник мировой ереси – манихейства. 4

2. Возникновение манихейства на Востоке. 6

3. Распространение манихейства в Европе и Африке. 10

4. Манихейская община и характер религии. 12

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.. 16

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ… 19

ВВЕДЕНИЕ

Манихейство – синкретическая дуалистическая религия, созданная в III в. нашей эры на территории Сасанидской империи. Манихейство несет в себе элементы зороастризма, христианства, буддизма, джайнизма, вавилонской мифологии, неоплатонизма и гностицизма. Манихейство было широко распространено в первом тысячелетии н. э. – от Северной Африки и Испании до Китая; таким образом, это была наднациональная, мировая религия. Она существовала до XV века. Манихейство особенно сильно было в IV и V вв. и продолжалось даже в средние века.

В основе манихейства – идея о существовании двух начал, Света и Тьмы. Эти начала сперва были отдельны друг от друга, а затем Тьма вторглась в мир Света, вследствие чего был создан известный нам материальный мир. Таким образом, акт создания мира манихейство расценивает как катастрофу. В материальном мире преобладает темная субстанция, в которую заключены частицы светлого духа. Для победы света материальный мир необходимо разрушить, но не посредством физического насилия, а путем извлечения (освобождения) из него светлых частиц.

Манихейская религия своеобразно трактовала понятие греха. Считалось, что душа человека безгрешна, а все плохое – от материального тела. Единственным грехом почиталась «забывчивость» души, потеря воспоминаний о своем «свете» – то есть неприятие манихейства.

Манихейский канон состоял из семи книг, авторство которых приписывали основателю религии: «Живой Псалом», «Сокровище Жизни», «Трактат», «Секреты», «Гиганты», «Письма», «Псалмы и молитвы». Сюда же входили «Шапуракан» и «Арджанг», а также «Кефалайя» – сборник изречений пророка Мани, составленный после его смерти. Оригиналы этих книг до нас не дошли.

До начала XX века все, что было известно о манихействе, происходило только из неманихейских источников – арабских и персидских летописей и христианских критиков манихейства. В начале XX века были найдены сильно фрагментированные остатки манихейских манускриптов на среднеперсидском, парфянском и согдийском языках в Турфане (китайский Туркестан). В 1930 г. был обнаружен коптский перевод «Кефалайи» в Египте.

Действительно, манихейство, эта «мировая ересь», приобретавшая в различных культурных регионах самые причудливые лики, оставила по себе слишком яркую память, чтобы мы не возвращались к этому явлению.

Основоположник мировой ереси – манихейства.

Человека, придумавшего эту религию, называли Мани. Он родился в 215 или 216 г. н. э.: по одним данным – в Ктесифоне, столице Сасанидской империи, по другим – в селении Мардину (в Вавилонии). Его мать происходила из знатной парфянской семьи, состоявшей в родстве с Аршакидами, отец же был то ли персом, то ли арамеем; то ли из Ктесифона, то ли из Хамадан (Экбатаны).

Прозвище Мани, что по-арамейски значит «светлый», «сияющий», «несущий свет», этот человек дал сам себе, и с ним он вошел в историю. При рождении же ему было дано другое имя; до нас дошли его латинизированые формы – Cubricus или Ubricus, возможно, изначально это было довольно распространенное индоиранское имя Шуриаш.

Свидетельства о его внешности скудны; манихейский канон наделяет своего пророка божественной красотой, тогда как зороастрийские жрецы прозвали его «хромым дьяволом» – судя по всему, Мани действительно имел этот физический недостаток, то ли от рождения, то ли вследствие своих приключений во время странствий.

В Сасанидской империи проживали представители разных народов, носители разных культурных традиций и религиозных верований. В значительной степени эта культурная полифония оказала влияние на мироощущение будущего проповедника. Сасанидская империя отличалась религиозной толерантностью: зороастризм, вероисповедание правящего народа (персов), был национальной религией, исключавшей возможность ее принятия.

Зороастрийцем нельзя было стать, им можно было только родиться. Соответственно, зороастризм никто не насаждал насильно, и в обширном многонациональном государстве не было обязательной к исповеданию религии.

Отец Мани, Фатак, (лат. Патицций), был язычником, но вследствие некоего «божественного видения», посетившего его в храме веры его предков, стал последователем иудео-христианского учения мугатасилахов.

В этой общине больше внимания уделяли правилам и ограничениям, нежели вере в спасение через Иисуса. Так, Паттиций принял такие заветы, как отказ от мяса, вина и женщин. Несмотря на то, что Паттиций был уже женат и жена ждала от него ребенка, он принял решение уйти из дому и поселиться вместе с членами обшины. В общине он достиг высокого положения благодаря деятельному характеру; считается, что он написал несколько трактатов, которые позже вошли в манихейский канон. Время от времени он посещал дом, оказывал финансовую поддержку жене, растившей сына. Когда сыну исполнилось четыре года, он забрал его в общину. По преданию, Мани стали посещать видения в возрасте 12 лет. В видениях будущему реформатору являлось, что ему предстоить выполнить миссию – принести людям весть об освобождении. В 24 года Мани посетило очередное видение духа, которого он называл Близнецом; видение сообщило, что ему пора приступить к благовестию истины.

В 26 лет Мани произнес свою первую проповедь в Гундешапуре, во время коронации Шапура I, где объявил себя мессией земли Вавилонской, который «пришел, как приходили до меня Будда в Индии, Зороастр в Персии, и Иисус на землях Запада». До этого времени он, очевидно, уже успел побывать в Индии, познакомиться с буддизмом и использовать его элементы в своем учении – и вскоре вынужден был уехать туда снова, так как его проповеди в Иране сначала не имели успеха.

Вернувшись на родину через несколько лет, Мани решает привлечь в свою религию власть предержащих. Он занялся проповеднической деятельностью в Ктесифоне при помощи отца, который активно поддерживал его (и даже ездил с миссией в Рим и Египет). Как уже указывалось выше, Сасаниды смотрели сквозь пальцы на деятельность разнообразных сект на территоррии их государства. Тогда же была написана Шапуракан – конспективная версия доктрины Мани – и презентована принцу Перозу, брату шаханшаха. Презентация, судя по всему, имела успех, так как вскоре Мани был представлен Шапуру I.

Однако дальше сведения источников расходятся: одни утверждают, что Мани пользовался благосклонностью Шапура и спокойно проповедовал до самой его смерти и некоторое время после нее, другие сообщают, что он был вынужден скитаться, так как его периодически изгоняли из Ктесифона, и даже несколько раз сажали в тюрьму.

За время своих скитаний Мани успел распространить свое учение в Центральной Азии и Китае. Он также вел обширную переписку со своими последователями. К достоинствам Мани, отмечаемым как поклонниками, так и противниками пророка, относилось красноречие (как устное, так и письменное), а также талант художника и каллиграфа. Традиция иллюстрировать манихейскую литературу сохранилась на протяжении всей истории этой религии, а название иллюстрированого «атласа мира» в видении Мани – «Арджанг» – стало на Ближнем Востоке синонимом шедевра живописи.

Возникновение манихейства на Востоке.

Одна из книг манихейского канона – «Кефалайя» – сообщает, что за время проповеднической деятельности Мани при Шапуре I и его преемнике, Ормузде I, были учреждены манихейские общины в Туране (правителя которого Мани лично склонил в свою веру) и некоторых его вассальных княжествах; в Месене, где правил брат Шапура I, Михршах (тоже принявший новое учение); в Александрии (благодаря миссии Паттиция); в Гульване (важном торговом пункте на тракте из Вавилона в Экбатаны); в различных областях Парфии, Марва, несторианском Киркуке (Ассирия) и других городах и княжествах, названий которых источники не сохранили.

Инициаторами гонений на Мани и его последователей выступили зороастрийские маги, которым не нравились клерикальные замашки новой религии и посягательство на их положение при дворе. Все это привело к тому, что при новом шаханшахе Бахраме I, около 276-го года, Мани был вызван на религиозный «диспут», в результате которого с него живьем содрали кожу, сделали из нее чучело и вывесили на городских воротах.

Манихеи были изгнаны из Ктесифона и разбежались по всем близлежащим территориям. Манихейский «патриарх» Сиссиний, признанный после недолгой внутренней борьбы внутри секты, осел в забытом богами и властями Вавилоне. Часть манихеев бежала за Окс (Амударья) и там в V веке провозгласила свою автономию от вавилонского патриарха; автономия эта держалась вплоть до VIII века, когда манихейские общины Средней Азии признали верховную власть Вавилона.

В Эран-шахре идеи Мани, правда, в несколько модифицированом виде, пережили «возрождение» во время правления шаханшаха Кавада (488-531). На этот раз религиозная «реформа» была связана с именем бывшего зороастрийского жреца, человека знатного происхождения, Маздака. Он обогатил учение Мани «социальной доктриной», которая вкратце звучит так: все разделить, особенно женщин. Популистские идеи обеспечили Маздаку (и стоявшему за ним Каваду, который сделал проповедника своим премьер-министром) поддержку люмпен-пролетариата против сепаратно настроенных аристократических родов, с которыми боролся шаханшах. Сорок лет, пока маздакизм был официальной религией Эран-шахра, прошли под знаком террора.

Всех несогласных с проповедуемой Маздаком уравниловкой уничтожали физически. Прекратить это удалось только в конце правления Кавада, когда его сын и наследник, будущий шаханшах Хосров I Ануширван, убедил отца перестать оказывать покровительство Маздаку и отдать его магам, которые в процессе очередного «диспута» доказали его теоретическую несостоятельность, повесив вверх ногами и подержав так до кровоизлияния в мозг. После чего были вырезаны и все последователи маздакизма.

После падения династии Сасанидов в VII в. н. э. новые правители – арабы-мусульмане – некоторое время не трогали манихейские общины, но с приходом к власти династии Абассидов гонения возобновились. Тем не менее, столица манихейского патриарха продолжала оставаться в Вавилонии (теперь уже в Багдаде) до X века, когда она была перенесена в Самарканд. После этого упоминания о манихеях навсегда исчезают из иранских источников.

В Китае манихейство появляется в конце VII века. В 732 году исповедание этой религии разрешается императорским указом, а в 863 – запрещается и преследуется вплоть до исчезновения ее в XIV веке. Несмотря на запреты, со времен династии Тан (618-907) манихейство пользовалось в Китае большой популярностью. Во времена империи Сун () эту доктрину (точнее, некоторые ее элементы) очень часто использовали лидеры многочисленных народных восстаний и заварушек. Пророк Мани у китайских последователей превратился в «Будду для бедных» – в отличие от традиционного «Будды для богатых». После прихода к власти династии Мин () манихейство было еще раз запрещено по смешной причине – из-за созвучия китайского названия этой религии – mingjiao – и названия династии, которая никак не хотела, чтобы ее ассоциировали с манихеями.

Из Китая же «религия света» приходит в Уйгурский каганат, где становится государственной. Каган Идигянь, которого китайский император попросил о помощи против повстанцев Ань Лушаня, во время своего пребывания в Китае в 758-759 гг. познакомился с некими манихейскими проповедниками, которые произвели на него большое впечатление. Возвращаясь домой, он пригласил четырех из них ехать вместе с ним.

В 766-767 году каган своим указом изгнал из государства проповедников-несториан; вслед за каганом манихейство приняла не только государственная верхушка, но и большая его часть. Новая религия, которая проповедовала отказ от мясной пищи, вынудила кочевников-уйгуров заняться выращиванием овощей, дабы не умереть с голоду. Таким образом в Уйгурии появились оседлые поселения, а столица каганата, Байбалык, стала похожа на настоящий город. Манихейские жрецы также создали уйгурскую письменность на основе согдийского письма. Однако, став государственной религией, манихейство проявило крайнюю нетерпимость к другим верованиям; несмотря на то, что сам Мани в своих проповедях считал и Будду, и Христа своими «коллегами», в Уйгурском каганате исповедание этих религий жестоко преследовалось наравне с шаманизмом, конфуцианством и даосизмом; все неманихейские святыни разрушались.

В 780 году манихейская община совершила открытый государственный переворот; власть оказалась фактически в руках манихейских «Избранных», которым по канону полагалось вообще-то только молиться. Террор против «неверующих» достиг своего апогея: как сообщают манихейские летописи, «по всей земле люди и живые существа, чистые и добрые, защищались, а злые – уничтожались».

Закончилось все это тем, что неподходящий в условиях степи хозяйственно-культурный тип привел к эрозии почвы, пыльным бурям и неурожаям, а крайняя религиозная нетерпимость настроила против уйгуров всех соседей. В середине IX века ослабевшее государство попеременно терзали киргизы и китайцы; уйгуров вырезали почти до последнего. Остатки некогда могущественного народа вынуждены были бежать со своих исконных территорий и отказаться от манихейства в пользу буддизма.

Распространение манихейства в Европе и Африке.

В течение IV века манихейство распространилось по всей территории Римской империи – от Египта до Рима, Южной Галлии и Испании. И христианская церковь, и римское государство подвергли манихейские общины жестоким гонениям.

Император Диоклетиан в указе 296 года велел проконсулу Африки преследовать манихеев, дабы «вырвать с ветвями и корнями» «отвратное и нечестивое учение», пришедшее из Персии. Его предводителей и проповедников полагалось сжигать вместе с их книгами, духовенство – обезглавливать, а последователей – отправлять на каторгу с конфискацией имущества. Этот указ был спровоцирован жалобой проконсула императору на то, что манихеи устраивают волнения и беспорядки в городах. Активизация манихеев в Египте была связана с приходом, как они считали, второго Утешителя (первым был Мани) .

Указ Диоклетиана оставался в силе, по крайней мире номинально, и во времена Константина и Констанция. к манихеям относились более толерантно. Валентиниан I и Грациан, хотя и не преследовали другие секты, для манихеев сделали исключение. Теодосий I эдиктом 381 года лишает манихеев гражданских прав, а в следующем году назначает смертную казнь за исповедание этой религии. Валентиниан II отправляет оставшихся манихеев в изгнание (естественно, с конфискацией имущества).

Гонорий в 405 г. подтверждает все указы своих предшественников и снова объявляет манихеев вне закона. То же самое делают Валентиниан III, Анастасий, Юстин и Юстиниан, причем последние – не только в отношении манихеев, но и в отношении тех, кто отрекся, но продолжал поддерживать контакты со своими бывшими единоверцами.

Таким образом, к концу V века чистое манихейство полностью исчезает с территории Западной, а в VI веке – и Восточной Европы. Однако в Африке, несмотря на все эти меры, ко времени вторжения вандалов манихеи все еще оставались. Они попытались привлечь на свою сторону вандальскую верхушку, и даже отчасти в этом преуспели. Но король вандалов Гунерик (477-484) счел манихейство опасным и в очередной раз расправился с его последователями: часть из них он сжег, а часть – изгнал с территории королевства. Тем не менее, Григорий Великий в конце VI века продолжал рассматривать Африку как рассадник манихейства; эта репутация прочно закрепилась здесь вплоть до XI века, хотя к этому времени речь шла, скорее всего, не о манихеях как таковых, а о других гностических сектах.

При таком широком географическом распространении манихейства единство и постоянство этой религии кажется нереальным, учитывая ее изначальный синкретический характер. В манихействе должно было быть много внутренних течений, но это не повод называть любую средневековую ересь манихейством. Ни богомилы, ни павликиане, ни катары, которых упорно именовали манихеями христианские деятели, и продолжают именовать некоторые историки сегодня, не были последователями учения Мани ни в какой форме.

С таким же успехом можно называть манихеями исламские ереси исмаилитов и карматов. Основанием для обобщения здесь могут послужить только общие корни этих ересей, лежащие в гностицизме, а также происходящие из этой красивой и логичной системы антисоциальные практики. Наиболее близкими к манихеям, на наш взгляд, являются катары, с их неприятием продолжения рода и разделением общины, напоминающим манихейских «Избранных» и «Слушающих»; однако проследить прямую преемственность между этими течениями не представляется возможным.

Манихейская община и характер религии.

Манихейская община делилась на два класса – Избранные и Слушающие. Слушающие – это рядовые последователи, которым полагалось кормить и обслуживать духовенство, но не гарантировалось духовное спасение (в лучшем случае – перерождение в следующей жизни в качестве Избранного). Слушающим не запрещалось вступать в брак и иметь детей (не больше одного), хотя и то и другое считалось серьезным препятствием на пути к освобождению света.

Как община манихейство усвоило многие организационные черты, общие для целого ряда религиозных течений Ближнего Востока. Хотя приверженцы манихейства обязуются избегать магии и идолопоклонства, участвовать в деятельности секты и жить, соблюдая общие принципы воздержания, существовало резкое разделение на обычных верующих, называвшихся «слушателями», и «избранных». «Избранные» вели самую суровую аскетическую жизнь, поскольку считалось, что многословие и излишества в еде, как и все вообще мирские дела и желания, идут от сатаны. Хотя среди «избранных» существовала определенная иерархия, в манихействе так и не возникло института священства.

Избранных можно считать манихейским духовенством. Им запрещалось вступать в брак, есть мясо, пить вино, работать и приносить вред живым существам (почти как джайнистским монахам). Избранным полагалось только молиться, петь гимны и переводить книги манихейского канона.

Якобы среди избранных были женщины, судя по изображениям из манихейских храмов – однако некоторые исследователи свидетельствуют против этого, утверждая, что это изображения богинь. Избранные носили белые одежды, скрывающие кисти рук, и высокие белые шапки. Среди Избранных выделялись «церковные иерархи»: «глава церкви», Архос или Принцепс, 12 «старших учителей» – магистров, 72 епископа или диакона, и 360 пресвитеров, или старших. Женщины, если они и были среди Избранных, не могли становиться иерархами.

У манихеев были и храмы, украшенные настенной живописью и рельефами. Манихейский храм имел четыре зала: зал проповедей, зал наставлений, зал молитв и покаяний, зал мистерий; в храме также был и «монастырь», где жили Избранные.

Манихейским Избранным запрещалось иметь личное имущество, однако это ограничение не распространялось на общину в целом; многие манихейские общины накаливали значительные богатства, занимаясь ростовщичеством.

О нравах, царивших внутри манихейской общины, мы имеем противоречивые сведения. Выше мы попытались изложить заповеди манихейского канона, касающихся устройства общины. Сюда же следует добавить, что манихейские «10 заповедей», обязательные для Слушающих, мало чем отличаются от христианских, то есть вполне социальны. Что же дает повод некоторым исследователям, называть манихейство «антисистемой», разрушающей то общество, в котором она процветает? Эти обвинения явственно восходят к критике манихеев у христианских писателей. Например, Блаженный Августин, который девять лет был Слушающим в манихейской общине, описывает реалии, весьма далеко отстоящие от канонических, зато вполне соответствующие человеческой природе.

В трактате «О манихейской морали» он пишет: «Вы , вслед за своим апостолом порицающие брак, не запрещаете однако половые отношения, хотя освященный брак должен быть неукоснительным условием для таковых»; в другой работе – «О ересях» – Августин упоминает странный и отвратительный ритуал манихейского «крещения», во время которого вступающих в ряды Избранных якобы «крестили» семенем их собратьев по вере. Он, правда, тут же сознается, что не был очевидцем такого ритуала и вообще никогда не присутствовал на тайных собраниях Избранных.

Однако само наличие таких «тайных» собраний уже, как нам кажется, отходит от манихейского канона, в котором описываются молитвы, посты, принесения даров Избранным, совместные трапезы и совместное нахождение в храме Избранных и Слушающих, но ничего не сказано о тайных собраниях только для Избранных.

Как указывалось выше, обширная география распространения этой религии вряд ли могла способствовать ее консолидации, а полуподпольный характер существования – строгому контролю над соблюдением всех принципов.

Мы допускаем, что среди последователей манихейства могли быть и те, кто хотел «ускорить» высвобождение частиц света из презренной материи путем откровенных антисоциальных практик: ведь если материальный мир – зло, то все, что способствует его разрушению (убийство, насилие, разврат и проч.) – есть добро, а все, что привязывает душу человека к материальному миру (дружба, сострадание, любовь, красота) – есть зло, порождение тьмы.

Так или иначе, и каноническое, и радикальное манихейство имели одну цель – разрушение материального мира, и, как таковые, не могли служить основой ни общества, ни государства.

В связи с этим можно предположить, что для религиозности данного типа более важной чертой, чем дуализм, является представление о вселенском характере подлинного учения, которое проходит через скрытую и явленную стадии.

Именно это делало манихейство столь «живучим» движением, которое могло вписываться в разные культурные контексты, в том числе даже в китайский. С другой стороны, эта же черта определяла его место в религиозно-культурном горизонте: манихейство – за исключением котороткого периода «романа» Мани с шахами Шапуром и Ормиздом, а также «уйгурского эпизода» – было обречено на роль маргинального явления.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, мы можем сделать вывод, что манихейская ересь, подобно гностицизму, представляла собой смесь элементов христианства с началами религии Зороастра. По учению Мани, давшего начало этой ереси, борьба в мире начал духа и материи, добра и зла, света и тьмы составила историю неба и земли, в которой проявилась деятельность: животворного Духа, бесстрастного Иисуса и страждущего Иисуса – «Душа мира.» Иисус бесстрастный, сойдя на землю, принял только вид человека (докетизм), учил людей и обетовал пришествие Утешителя. Обещанный Утешитель явился в лице Мани, очистил извращенное людьми учение Иисуса и открыл Царство Божие. Мани проповедовал строгий аскетизм. Обвиненный в искажении религии Зороастра, Мани был убит в Персии. Ересь эта распространялась преимущественно в Западной половине Римской империи и была особенно сильна в IV и V веках.

Ересь манихейства оценивает воплощение как греховное или чреватое грехом. Это восприятие происходит от кабалистической традиции, коренящейся в более древних восточных учениях, согласно которым творение мира было грехопадением божества (угасание божественного света до плотской тьмы).

Манихейская секта, подобно масонству, представляла тайное общество, но всего лишь с тремя степенями посвящения: верующих, избранных, и совершенных. Насколько был труден доступ к двум высшим степеням, видно из того, что блаженный Августин, который до обращения своего в христианство, принадлежал к секте Манихеев, пробыв среди них девять лет, не пошел дальше первой степени верующих. По свидетельству блаженного Августина, от посвящаемых требовалось, прежде всего, строжайшее соблюдение тайны: «Jura, реrjura, secretum рrоdеrе nole (клянись, нарушай присягу, но не выдавай тайны. Блаженный Августин свидетельствует о жестокосердии Манихеев ко всем, не принадлежавшим к их секте: «Никому, если он не Манихей, не подавай хлеба и воды». О социалистических и анархических идеях Манихев, перешедших от них по наследству в позднейшие тайные общества, св. Августин говорит следующим образом: «Мagistratus civiles et politicos danmadant. ut juae a Deo malo conditae et constitutae sunt» (власти гражданские и политические проклинали, как учрежденные «злым Богом», и далее: «Nec domos, nес agros, nес ресumіаn ullam possidendum» (не должно быть собственником ни домов, ни земель, ни денег).

Мы видим, что Манихеи искусно соединили в своем учении все идеи, поныне служащие к разрушению христианской религии, государства, семейных и общественных установлений. Единому Богу – Творцу мира они противопоставили двойственное божество с его божественными силами или истечениями, состоявшее из света и мрака, добра и зла, духа и материи – персидский дуализм и иудейская Каббала. Они обоготворили творение Единого Бога – грешного человека, бессловесное животное, бездушный камень, словом, всю природу, производя ее от смешения двух якобы противоположных, но равно божественных начал – пантеизм.

Признав материю «богом», хотя и злым, во что обратили они дух, т. е. своего «доброго бога»?.. Они поместили его в солнце, как в источник света. Но солнце для нас является источником света не духовного, а материального. Не есть ли поэтому их дух или «добрый бог» та же материя, но лишь менее грубая, невидимая для глаз и неосязаемая?

Наконец, рядом с обожествлением материи, Манихеи, подобно гностикам, для привлечения христиан, использовали и идею о божественности Христа, дерзновенно и чудовищно исказив ее. Так, по их учению, Господь Иисус Христос дает жизнь материи и становится Душою Мира, созданного диаволом, – и в то же время кощунственно отожествляется со Змеем-искусителем, научившим первого человека вкусить от древа знания. Вместе с безбожием, облеченным в туманные и мистические формы, социалистическая и анархическая идеи составляли, как мы видели, основание учения Манихеев. Манихейская ересь, от влияния которой тщетно пытались защитить свои народы персидские монархи и римские императоры, которая ревностно обличалась отцами Церкви, пережила благополучно все грандиозные политические потрясения и перевороты начала Средних веков.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Зороастрийцы. Верования и обычаи. – 2001. – 210 с.

2. Бутми , ереси и тайные общества. – Спб.: 2004.

3. Виденгрен Гео Мани и манихейство // Пер. с нем. – СПб.: Издательская группа «Евразия», 2001. – 256 с.

4. История христианской Церкви // Под ред Е. Смирнова. – М.: 2001.

5. Кафаров 1877/2001 – Палладий (Кафаров), архимандрит. Старинные следы христианства в Китае по китайским источникам. СПб, 1877 (переизд.: Китайский благовестник. – 2001. – №1.

6. Кефалайа (Главы). Коптский манихейский трактат. Пер. с коптского, исследование, комментарий, глоссарий и указатель // Под ред. . – М.: 2000.

7. Манихейтво и зороастрийская инквизиция – история трагедии // Мировые религии. – 2005. – № 4.

8. Мани // Мифы народов мира. – 2003. – № 3.

9. . История Средневекового Востока. Курс лекций. – Киев: 2005.

10. Смагина // Религии Древнего Востока. – М., 1999.

11. Христианство. Энциклопедический словарь. Т. Т. 1-3. – М., 1993 – 1995.

13. Lieu S. N.C. Manichaeism in the later Roman Empire and Medieval China. A historical survey. – Manchester, 1995.

Виденгрен Гео Мани и манихейство // Пер. с нем. – СПб.: Издательская группа «Евразия», 2001. – 256 с.

Зороастрийцы. Верования и обычаи. – 2001. – 210 с.

Мани // Мифы народов мира. – 2003. – № 3.

Кефалайя (Главы). Коптский манихейский трактат. Пер. с коптского, исследование, комментарий, глоссарий и указатель // Под ред. . – М.: 2000.

Кафаров 1877/2001 – Палладий (Кафаров), архимандрит. Старинные следы христианства в Китае по китайским источникам. СПб, 1877 (переизд.: Китайский благовестник. – 2001. – №1.

. История Средневекового Востока. Курс лекций. – Киев: 2005.

Манихейтво и зороастрийская инквизиция – история трагедии // Мировые религии. – 2005. – № 4.

Бутми , ереси и тайные общества. – Спб.: 2004.

Смагина // Религии Древнего Востока. – М., 1999.