Межконфессиональные отношения

История религииВзаимоотношения церкви и государства на современном этапе российской истории

Осокина И.

Религия в современном российском обществе занимает все более важное место. Деятельность религиозных объединений охватывает широкий спектр общественных отношений: духовных, культурных, правовых, экономических и политических.
Религиозный фактор оказывает влияние на развитие многих общественных процессов в области межнациональных и межконфессиональных отношений, способствует формированию нравственных ценностей в сознании общества.
Сегодня проблема взаимоотношений церкви и государства остра как никогда. По данным опросов населения, подавляющее большинство россиян так или иначе осознают себя православными . Если принять во внимание, что крупнейшей и наиболее структурированной религиозной организацией в нашей стране является Русская православная церковь (Московский патриархат), осуществляющая активные контакты с государством, то становится очевидной необходимость особого подхода к изучению взаимоотношений церкви и государства. Ведь Россия – светское государство, не закрепляющая ни одну религию в качестве государственной. Данный подход должен лечь в основу более взвешенной, предсказуемой и оправданной государственной политики в этой области.
В последние годы появилось значительное количество работ в различных областях науки о проблемах, связанных с ролью религии в жизнедеятельности российского общества и государства, месте, роли и статусе церкви в современном обществе и государстве . Исследования охватывают широкий спектр вопросов, связанных с государственно-церковными отношениями в России. В то же время, до конца эта проблема остается неисследованной, и поэтому представляет особой интерес для изучения.
Повсеместное строительство и возрождение храмов, рост авторитета и влияния Русской Православной Церкви стали приметой нашего времени.
Сегодня церковь является одной из хранительниц традиционных духовных ценностей в России и оказывает значительное влияние на формирование и развитие ее государственности и культуры. В этом заключается социально-историческая роль Русской Православной Церкви.
Как верно указывает А.Г.Семашко, «в разные исторические периоды Русская Православная Церковь как социум играла существенную и не всегда однозначную роль в жизни общества. В настоящее время ее социальная активность – это объективный фактор общественной жизни, с которым нельзя не считаться. Сегодня Русская Православная Церковь, отделенная Конституцией от государства, все чаще участвует в общественно-политической жизни страны» . При этом, поскольку Российская Федерация в соответствии с Конституцией РФ является светским государством, последнее обстоятельство вызывает в обществе неоднозначные оценки.
Кроме того, государство урегулировало свои отношения с церковью на законодательном уровне – в нормах Конституции РФ, федеральных законах и т.п., причем, достаточно своеобразно.
Поэтому состояние отношений между государством и церковью, церковью и обществом, обществом и государством – актуальная проблема современности.
Духовная жизнь современного российского общества существенно отличается от советских времен идеологическим многообразием, отсутствием государственной или обязательной идеологии, свободой совести и вероисповедания, свободой мысли и слова, правом каждого на образование, обязательностью основного общего образования, свободой литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, правовой защитой собственности, правом каждого на пользование учреждениями культуры и на доступ к культурным ценностям.
И значительную роль в этом процессе сыграло принятие в 1993 году Конституции РФ, согласно ст.14 которой Российская Федерация является светским государством. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.
Через четыре года конституционная норма о светском государстве практически дословно была воспроизведена в ч.1 ст.4 Федерального закона от 26 сентября 1997 года №125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» с дополнением, касающимся того, что не должно и вправе делать государство в лице своих органов:
— не вмешиваться в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания;
— не возлагать на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления;
— не вмешиваться в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях»;
— обеспечивать светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.
Государство также регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством об образовании.
В соответствии со ст.28 Конституции РФ каждому гарантируются (государством посредством законодательного установления определенных гарантий) свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Свобода совести в этическом плане – это право человека мыслить и поступать в соответствии со своими убеждениями, его независимость в моральной самооценке и самоконтроле поступков и мыслей. В то же время исторически свобода совести приобрела более узкое понимание – свобода в области религии. Она стала рассматриваться в плане взаимоотношений церкви и государства, а не только свободы мысли. В соответствии со ст.28 Конституции РФ свобода совести означает право человека исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы и обряды и осуществлять атеистическую пропаганду. За незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов предусмотрена уголовная ответственность (ст.148 УК РФ ). Гарантии свободы совести и религии включают:
— равноправие граждан независимо от их отношения к религии, не допускающее ограничения прав граждан по мотивам конфессиональной принадлежности, разжигания вражды и ненависти на религиозной почве;
— отделение религиозных, атеистических объединений от государства;
— светский характер системы государственного образования;
— равенство религий, религиозных объединений перед законом.
В России гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории России, пользуются правом на свободу совести и свободу вероисповедания наравне с гражданами России и несут ответственность за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях. Граждане России равны перед законом во всех областях гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни независимо от их отношения к религии и религиозной принадлежности. Гражданин России в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой. Ничто в законодательстве о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях не должно истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, гарантированных Конституцией РФ или вытекающих из международных договоров Российской Федерации.
Следует особо отметить, что в преамбуле Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» признается особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры; указывается, что в равной степени уважаются христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России.
Действительно, Россия – государство многонациональное, что предопределило наличие в нем нескольких конфессий, в духовной жизни его общества представлены практически все мировые религии и ряд менее известных религиозных учений. Вместе с тем исторически православие, заимствованное князем Владимиром в Восточной Византии, являлось по сути своей ведущей религией на территории России. В настоящее время эта тенденция хотя и ослаблена (в России свою роль и значение для верующих обрели ислам, буддизм, иудаизм и другие религии), но продолжает существовать. Православие (христианство кафолическое, восточного исповедания) было направлено на создание русского централизованного государства и объединение народа вокруг великокняжеской власти, в силу чего православие превратилось в доминирующую религию преимущественно славянского и иного населения России, атрибутивно связанную с правящей властью. На определенном этапе (17 марта 1730 года) Русская Православная Церковь была подчинена Святейшему Правительствующему Синоду, превратившему Церковь в политический институт, подчиненный власти государства. Такое положение действовало до победы Октябрьской социалистической революции 1917 года Декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР от 20 января 1918 года «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» Россия провозглашалась светским государством, Синод упразднялся, все имущество Церкви объявлялось национальным достоянием, а сама Церковь и ее учреждения лишались статуса юридического лица. В обществе провозглашалась свобода совести, а религия становилась частным делом граждан России. На столь резкий шаг по отношению к Церкви большевиков подвигнуло небезосновательное опасение возможности реставрации самодержавия в России изнутри при поддержке Русской Православной Церкви, поэтому цель, которую преследовал Декрет, — максимально ослабить экономические и духовные позиции Церкви в пока еще политически слабом советском государстве. Происходящие в то время политические процессы не могли не касаться Русской Православной Церкви.

Князь Владимир

В советские времена церковь завоевывала автономию, а торжественное празднование тысячелетия крещения Руси послужило одним из сигналов к религиозному пробуждению общества. Церковь получила от государства независимость, которую прежде упорно отвергала, но о которой затем только могла мечтать; она стала полноценным институтом гражданского общества, который рассматривает себя как частное явление в обществе и не может претендовать на всеобщность, зато получает полную независимость для отправления задач, возложенных на Церковь Богом.
До Революции 1917 года общество было существенно тождественным государству: государство представляло собой силовую структуру общества, а общество не обладало никакой самостоятельностью по отношению к государству. По сути, в постсоветский период Россия проходила исторический этап, через который прошла еще в XIX века вся Европа: от «общества-государства» к «гражданскому обществу». Развитие капитализма, укрепившее частную собственность и сформировавшее прочный средний класс (третье сословие), обозначило границы, которые государственная власть не переходила: права человека, положенные в основу конституционного строя демократического государства.
В современном демократическом государстве религиозные вероучения выполняют роль регулятора нравственных ценностей в обществе, носителя моральных традиций и устоев. Возвышение даже наиболее востребованного населением учения о Боге – православия, как отмечает Ю.А.Дмитриев, означает оскорбление религиозных чувств верующих, исповедующих ислам, буддизм, иудаизм и другие вероучения. Таким образом, действующая Конституция пошла дальше провозглашения России светским государством, а «демократическое государство встало на позиции веротерпимости и толерантности по отношению к религиозной жизни населения, чего нельзя сказать о ряде представителей официальных духовных властей» . И далее: «Русская Православная Церковь, при определенном попустительстве власти светской, занимает резко наступательную позицию в вопросах распространения веры, возвращения церковных ценностей и собственности, вмешивается в политическую, законодательную, образовательную сферы жизни общества. Такую деятельность нельзя назвать соответствующей Конституции и закону» . Более того, это нередко порождает религиозные, а вместе с ними национальные конфликты, способствует росту шовинистических и расистских настроений в обществе.
Данная позиция представляется несколько радикальной хотя бы потому, что реально функционирующий институт гражданского общества и должен вмешиваться и воздействовать на власть (в противном случае его роль и значение для общества непонятны), ведь по определению деятельность институтов гражданского общества связана с деятельностью государства (его уполномоченных органов); они противостоят государственному насилию по отношению к личности или коллективу людей, защищают и отстаивают интересы различных социальных слоев населения. Поэтому активное занятие Церковью некоторых правозащитных позиций представляется вполне естественным. Другое дело – распространение веры путем попыток введения соответствующего предмета преподавания в школе. Это противоречит ст.14 Конституции РФ и ст.3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях».
С духовной жизнью современного общества тесно связан информационный аспект его жизни (информационный компонент гражданского общества), в основе которого лежит право каждого «свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» (ч.4 ст.29 Конституции РФ).
Цензура запрещена. Однако свобода информации ограничена законодательно установленным перечнем сведений, составляющих государственную тайну. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещена также пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Свобода информации, кроме того, ограничена правом каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства, а также правом на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничения в этом последнем праве допускаются только на основании судебного решения.
В информационной сфере жизни современного общества важную роль играет общественное мнение. Конечно, разного рода апелляции к мнению людей, населения, народа имели место во все времена. В действительности общественное мнение как самостоятельный институт общественной жизни и независимый социальный фактор формируется лишь в условиях и во времена относительно самостоятельного и независимого от политико-властного давления гражданского общества. Такое свободное общественное мнение возможно лишь там, где человек свободен (и правомочен) как человек, как частный индивид, а не только как гражданин, как публично-политический субъект. Только там, где есть гласность, где утвердился реальный плюрализм индивидуальных мнений, появляется и общественное мнение как самостоятельный общественно значимый феномен, как общественный институт. Общественное мнение не является выражением публично-политической (законодательной, государственной) воли, однако в условиях развитого гражданского общества и правового государства оно становится мощным фактором воздействия на различные сферы общественной и политической жизни. Особое значение в таких условиях имеет учет общественного мнения (наряду с другими факторами) в процессе законотворчества, в определении путей и направлений обновления и совершенствования действующего права.
Коренные преобразования, произошедшие и происходящие в нашей стране на протяжении более пятнадцати лет, затронули и Православную Церковь: ее статус и роль в социальной структуре общества претерпели значительные изменения, суть которых заключается в повороте от государства к обществу. Процесс, который в западных церквях в целом уже завершился, протекает в России в течение всего последнего столетия и только сейчас вступает в решающую фазу.
Проблема, присущая православию, заключается в том, что Русская Православная Церковь в течение столетий составляла вместе с государством единую социальную систему. Одно не могло быть мыслимо и существовать отдельно от другого. Верховная государственная (монархическая) власть была сакрализована и поддерживалась всем авторитетом Церкви, а сама Церковь получала от государства основные социальные гарантии и выступала в роли государственного мировоззрения, на правах его идеологии.
В союзе Церкви и государства, как он сложился на Западе, Церковь была исторически более старшим партнером, чем европейские государства. Их союз выражался конкордатом – юридическим документом. Церковь, несмотря на полное единство с государством, была самостоятельным общественным союзом и свои корни имела в общественности, а не в государстве. Это облегчило Церкви возможность в конце XIX века выйти из-под опеки государства и осознать себя как независимый институт гражданского общества.
Отделившись от государства, современная Церковь в лице ее священнослужителей отстаивала и отстаивает в своих отношениях с властью конституционное право верующих исповедовать свои религиозные убеждения (ст.28 Конституции РФ) и влиять на жизнь общества. Более того, государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его отношения к религии. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признаку в том числе религиозной принадлежности (ч.2 ст.19 Конституции РФ).
В начале XXI века правозащитная деятельность вновь становится важной для Русской Православной Церкви. Несмотря на то, что ввиду своих мировоззренческих особенностей, Русская Православная Церковь не ставит на первое место земную жизнь человека и все, что с ней связано , она стремится защищать права человека доступными и приемлемыми средствами и способами. Ведь по своей идеологии большинство прав человека, известных в современном российском законодательстве, в том числе экономические, социальные и культурные права, вполне созвучны православному представлению об условиях, необходимых для нестесненной жизни человеческой личности.
В последние годы можно отметить положительную тенденцию пристального внимания Русской Православной Церкви к вопросам, связанным с правами человека. По мнению Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации В. Лукина, «в России далеко не все благополучно с правами человека, и здесь открывается очень широкое поле для единства и сотрудничества Церкви и общества. Необходимо обсуждать эту серьезную проблему с таким расчетом, чтобы Русская Православная Церковь с ее великими традициями глубокого духовного размышления привнесла свой вклад в этот процесс» . Вместе с тем ценности веры, святынь, Отечества для большинства православных христиан стоят выше, чем права человека, даже право на жизнь.
В православии есть учение о государстве, но не существует социального учения, учения об обществе. Свои основные понятия православное богословие разработало в период восточной патристики, на закате эллинизма. Если многие богословские понятия были оригинальны, то основные философские, в том числе социальные, понятия были большей частью заимствованы из эллинистической философии. В античной философии социум осмыслялся в понятии «полис». Со временем полисом стали называться крупные территориальные государства, в которых рамки свободы для самостоятельной общественной деятельности были гораздо уже. Жизнь подданных не есть жизнь граждан. Предпосылок противопоставления общества и государства тоже не возникало. Ситуация начинает меняться только тогда, когда наравне с государственной жизнью и деятельностью власти появляется активная частная социальная деятельность, не связанная с государственной, которая и объединяется понятием общества.
С одной стороны, государство больше не ставит своей целью защиту и поддержку христианства. Однако государство должно поддерживать и защищать религиозные и культурные формы жизни своих граждан. Сегодня христианство уже не является доминирующей религиозной силой. С другой стороны, несмотря на то, что государство самостоятельно (без участия Церкви) стало мирской силой, Церковь не может сложить с себя религиозную ответственность за положение общества.
Государству пришлось согласиться с тем, что оно уже не может и не должно ссылаться на божественный авторитет (как это было в средние века). Оно получает свой авторитет не от Церкви и не может быть непосредственно выведено от Бога. Следовательно, по земным законам оно должно служить всем гражданам: верующим, неверующим, инаковерующим. К тому же государство должно признавать, что земные нравственные мерила несовершенны и недостаточны. Одного принципа демократического большинства недостаточно, ведь большинство не всегда право, поэтому компромисс является неотъемлемой составляющей демократии.
Государство не может самостоятельно устанавливать для себя нормы и принципы – оно опирается на ценности, которые само произвести не в состоянии. Государство опирается на ценностные традиции, пронизанные историей христианства, даже если это государство не является формально христианским. Идеал человека и общественный идеал опираются на христианскую традицию, даже если речь вовсе не о религиозности человека.
Общество может принимать хорошие или плохие решения, будучи носителем решений, общество в то же время зависит от ценностей, которые ему необходимо изобретать, а потом следовать им в поте лица своего, если оно хочет стать ответственным обществом.
Ответственное общество требует от Церкви, общества и государства соответствующего поведения и создания соответствующих структур. Во-первых, это поддержание диалога. Ведь Церковь получает свой авторитет в государстве не автоматически – только потому, что она Церковь, а лишь в том случае, если она предлагает то, что люди считают полезным для благополучия своего существования. Только в таком случае неверующий или инаковерующий человек увидит, что за намерениями, идеями и целями Церкви скрывается то, что является важным также для него. В этом диалоге Церковь, общество и государство встречаются на одном уровне.
Готовность к диалогу церкви демонстрируют и в межцерковных отношениях. Диалог нужен не только с учетом экуменических рассуждений или убеждений, но и потому, что поиск и обретение истины не может быть задачей государства. Но государство должно признавать церковные конфессии, претендующие на истину и в то же время готовые к диалогу.
Государство особенно уважает религиозные традиции в том случае, если культура народа и общества была сформирована религиозным наследием. В то же время государство должно защищать также права религиозных меньшинств. Государство отвечает на готовность церквей к диалогу передачей определенных социальных сфер под ответственность Церкви. Исходя из принципа субсидиарности, государство передает церкви некоторые сферы ответственности в области среднего и высшего образования, здравоохранения и т.д., а также предоставляет Церкви соответствующее финансирование. Таким образом, под эгидой Церкви возникают своеобразные островки, на которых она имеет возможность наглядно продемонстрировать свою заботу о благе человека. Конечно же, Церковь должна следовать определенным государственным предписаниям, действующим в данных социальных сферах.
В свою очередь, священнослужители обязаны уважать соответствующие требования, связанные с несением воинской службы, однако получают широкие возможности для оказания духовной поддержки своим последователям, проведения диалога и предоставления помощи всем желающим. Таким образом, церкви получают уникальную возможность, работая в общественных институциях, деятельно служить людям и обществу в духе христианства. Они помогают государству, создавая внутренние островки, на которых особенным образом практикуются христианские нравственные ценности. Христианские и прочие конфессии (иудеи, мусульмане), а также другие организации, в частности Красный Крест, могут получить статус корпорации публичного права и осуществлять свою деятельность при условиях поддержки и защиты со стороны государства .
Церковь становится активным участником гражданского общества, где важна инициатива именно граждан, а не государства. Церковные приходы и общины, воскресные школы и гимназии, братства и всевозможные объединения при храмах – все это может и должно вливаться в гражданское общество. За всю историю развития России в ней существовали (в меньшей или большей степени) только зачатки гражданского общества, полноценного же института гражданского общества в России не было, он начинает формироваться только сегодня, когда граждане России начинают учиться жить в гражданском обществе и, вероятно, еще плохо понимают, что это такое. Вплоть до недавнего времени (до принятия Конституции РФ 1993 года) Церковь в России всегда находилась под государственным контролем и руководством, официальным или неофициальным. В Русской Православной Церкви взаимоотношения между государством и Церковью нашли свое отражение в богословии в виде концепции «симфонии» государственной и церковной власти.
В современном мире государство обычно является светским и не связывает себя какими-либо религиозными обязательствами. Его сотрудничество с Церковью ограничено рядом областей и основано на взаимном невмешательстве в дела друг друга. Однако, как правило, государство сознает, что земное благоденствие немыслимо без соблюдения определенных нравственных норм – тех самых, которые необходимы и для вечного спасения человека. Поэтому задачи и деятельность Церкви и государства могут совпадать как в достижении земной пользы, так и в осуществлении спасительной миссии Церкви.
Церковь не должна брать на себя функции, принадлежащие государству: противостояние греху путем насилия, использование мирских властных полномочий, принятие на себя функций государственной власти, предполагающих принуждение или ограничение. В то же время Церковь может обращаться к государственной власти с просьбой или призывом употребить власть в тех или иных случаях, однако право решения этого вопроса остается за государством. «Государство не должно вмешиваться в жизнь Церкви, в ее управление, вероучение, литургическую жизнь, духовническую практику и так далее, равно как и вообще в деятельность канонических церковных учреждений, за исключением тех сторон, которые предполагают деятельность в качестве юридического лица, неизбежно вступающего в соответствующие отношения с государством, его законодательством и властными органами. Церковь ожидает от государства уважения к ее каноническим нормам и иным внутренним установлениям» .
В ходе истории складывались различные модели взаимоотношений между Православной Церковью и государством. В православной традиции сформировалось определенное представление об идеальной форме взаимоотношений между этими институтами.
Проблема органичного взаимодействия божественного и человеческого в общественной жизни до сих пор остается нерешенной. Между тем принципиально важно найти между ними некий баланс, который обеспечил бы жизнеспособное развитие человека и общества. Мартин Лютер четко определил назначение Церкви в ее богослужебной функции: «Служить Богу — есть не что иное, как служить ближнему, будь то ребенок, жена, слуга… любому, кто душевно или телесно в тебе нуждается, это и есть богослужение».
В этой связи важное значение приобретает вопрос о взаимоотношениях государства и человека. В своей энциклике «Rerum Novarum» 1891 года Папа Лев XIII сказал, что человек древнее государства. Действительно, люди жили обществами многие тысячи лет, прежде чем создались государства как формы общественной жизни человека. Понятие государства включает в себя не только существование власти над человеком и обществом, но и сосредоточение многих отправлений общественной жизни в руках немногих. Вместе с тем мы исходим из того, что в каждом человеке есть образ Божий. И в этом смысле все люди равны и одинаково свободны. Не для того Бог наделил человека свободой, чтобы люди отнимали ее друг у друга. Если власть перестанет служить своему народу, то она теряет установленное Богом моральное право своего собственного существования. И тогда опорой этой власти становится только грубая физическая сила.

Лев XIII

Оптимальное государственное устройство должно, с одной стороны, обеспечивать человеку возможность свободного развития, а с другой – ограничивать зло, проистекающее из двойственной природы человека.
Во всех областях регламентации жизни общества за цель следует принимать не абстрактное понятие высшего блага, а наименьшее зло в обществе. Из этого нужно исходить, говоря о фундаментальных правах и свободах человека в нашем обществе. Некоторые ограничения в свободе слова и еще больше в свободе действия должны существовать. Государство должно нести контролирующую функцию, но таковая применяется исключительно по отношению к внешним проявлениям деятельности человека, включая соблюдение его гражданами очевидных и однозначных истин, выраженных еще в ветхозаветных заповедях: «Не убий», «Не укради». Внутренняя же жизнь человека, его убеждения, его вера не должны контролироваться государством. Не должно быть никаких ограничений свободы мысли, совести. Естественной границей свободы одного человека может считаться только свобода другого человека и ничто другое .
Страх многих христиан перед участием в общественно-политической жизни объясняется не столько отвращением к политике как таковой, сколько боязнью обмирщения, боязнью того, что основополагающие принципы христианства подвергнутся размыванию. Христианство имеет свое видение всех фундаментальных, основополагающих моментов человеческого бытия, причем, провозглашая это видение, оно не стремимся к построению Царства Божия на земле.
Государство не должно гарантировать людям духовного развития; это развитие может быть только свободным. Государство должно лишь создавать все необходимые условия для нормальной жизни своих граждан и в первую очередь обеспечить право человека на жизнь.
Отделение от государства означает, что государство не вправе вмешиваться в дела Церкви, если ее организации не нарушают законы Российской Федерации, а Церковь не вправе вмешиваться в осуществление политической власти и иную деятельность государства.
Взаимоотношения между государством и церковью в России никогда не были однозначными. Особенно сложными стали отношения в советский период истории – от практически полного отрицания церкви государством до признания важной ее роли в развитии общества.
В последнее время, и этот факт очевиден даже самым непосвященным, роль церкви в обществе, а, значит, и государстве значительно возросла. И в первую очередь это касается Русской Православной Церкви. Это произошло не случайно – большинство населения России считают себя православными, а, следовательно, адептами именно Русской Православной Церкви.
Характер современных отношений церкви и государства достаточно сложен и своеобразен. И здесь можно назвать два основных на сегодняшний день фактора.
Во-первых, регулирование отношений между государством и церковью осуществляется посредством законодательного регулирования. Начиная с Основного закона государства – Конституции РФ, происходит закрепление взаимоотношений, касающихся вероисповедной политики, свободы совести, деятельности религиозных организаций в России.
Второе обстоятельство – это отделение церкви, и, прежде всего, Русской Православной Церкви, от государства, и, при этом, освобождение церкви от государственного контроля, управления.
Российское государство не вмешивается в дела церкви (или, точнее, церквей – различных вероисповеданий), дает развиваться и действовать по своему усмотрению, при этом не допуская нарушений церковью государственных интересов, интересов общества и человека.
Такой подход государства к отношению с церковью вполне понятен. Ведь сегодня церковь – это не только хранительница традиционных духовных ценностей, оказывающая значительное влияние на формирование культуры, но и активный участник общественно-политической жизни страны, самостоятельный субъект, наделенный определенными полномочиями и имеющий определенный авторитет. А, следовательно, как и другие субъекты должен соблюдать «правила игры», устанавливаемые государством с целью поддержания соответствующего политического порядка. В противном случае привнесение вероисповедного компонента в политическую борьбу может превратить его в религиозно окрашенное противостояние, имеющее весьма серьезные негативные последствия для общества в целом.

Россия является многоконфессиональным государством. Так сложилось исторически, ведь на территории, которую сегодня занимает Российская Федерация, на протяжении тысячелетий жило великое множество народов. Все они во многом отличались друг от друга – своими традициями, национальной культурой, ну и, конечно же, верованиями, а потом и религией. И несмотря на все эти различия, все они постоянно взаимодействовали друг с другом, общались, вели торговлю, и в результате этого традиции одних постепенно перекочевывали к другим, и наоборот, они обменивались накопленным опытом, постепенно их культуры приобретали общие черты. Что же касается религии, то здесь все было намного сложнее. Именно на этой почве чаще всего возникали различные конфликты. Во избежание этого государство должно всегда регулировать межконфессиональные отношения. Это должно делаться очень осторожно и ненавязчиво.

Межконфессиональные отношения: что это такое? Давайте прежде определим значение слова «конфессия”. Оно имеет латинское происхождение. В переводе на русский confessio означает «вероисповедание”. Как правило, этот термин используют при определении какого-либо направления в рамках той или иной религии. Отсюда следует, что межконфессиональные отношения – это взаимодействие между конфессиями и религиями. И они немного отличаются от межрелигиозных.

История Как уже было отмечено, с древних времен народы, которые жили рядом и делили одну и ту же территорию, с уважением относились к чужой культуре, постепенно перенимая из нее те элементы, которые им были по душе. Практически никогда один народ не высмеивал и не принижал какие-то особенности соседнего народа. Так, например, если татары отмечали свой национальный праздник Сабантуй, то русские проявляли к нему интерес, хотя и не праздновали сами. В последнее время в рамках программы межконфессиональных отношений этот праздник был признан всероссийским, и теперь его празднуют и русские, и татары, и люди других национальностей, причем не только в Татарстане, но и по всей Российской Федерации. И вообще, наше государство старается все держать в балансе, чтобы каждому народу, независимо от его веры, традиций и обычаев, было комфортно жить в стране. Ведь одной из главных задач государства является защита интересов всех этносов, которые его населяют. При Советском Союзе все было намного проще: все считали друг друга братьями, кроме этого, в стране пропагандировался атеизм, и конфликты на религиозной основе были практически невозможны.

Межконфессиональные отношения в наши дни После распада СССР, с колоссальными изменениями в политике, экономике, социальных отношениях, произошел рост национального самосознания каждого из народов. В результате этого в обществе стали происходить межэтническое расслоение и обособление, которые зачастую перерождаются в национальную непримиримость и нетерпимость. Все это, естественно, оказало негативное влияние на общество в целом. И для того чтобы сохранить необходимую прочность, государство должно заниматься гармонизацией межконфессиональных отношений, а основой гражданского общества российского государства должно стать признание поликультурного и полиэтнического построения нашей государственности. Опорой нам будет служить гибкая национальная политика и формирование межнациональных дружественных отношений. Государство и религия Согласно статье 14 Конституции РФ, Россия является светским государством, поэтому ни одна из существующих в мире религий не должна и не может быть установлена как обязательная государственная. Ввиду этого все религиозные объединения действуют отдельно от государства и все они равны перед законом. Из данной конституционной статьи следует, что государство хотя и не против существования той или иной религиозной организации в стране, однако оно не поощряет какую-нибудь одну из них, даже если глава державы исповедует ту или иную религию. Ведь согласно вышеназванной статье, граждане Российской Федерации могут не быть верующими, могут быть приверженцами любой из существующих религий, и это является их личным выбором и делом. Однако государство должно взять это под контроль и заниматься гармонизацией межнациональных и межконфессиональных отношений, чтобы между народами, обитающими бок о бок, не возникали конфликты на религиозной почве. В Советском Союзе этого удалось достичь: и мусульмане, и буддисты, и христиане, и иудеи практически никогда не конфликтовали. После распада «великой и могучей” многое изменилось, сразу же вспыхнули межнациональные и межконфессиональные конфликты. Для того чтобы держать эти процессы под контролем, в РФ был создан Совет по межнациональным и межконфессиональным отношениям. Далее в статье рассмотрим, что представляет собой этот орган.

Совет при Президенте РФ по межнациональным и межконфессиональным отношениям Это консультативный орган при президенте страны. Он был создан для обеспечения гармоничного взаимодействия региональных и федеральных органов власти, а также общественных, научных и др. организаций во время рассмотрения вопросов, которые связаны с реализацией национальной государственной политики. Интересно, что председателем данного совета является В. В. Путин, а его заместителями выступают А. Хлопонин и С. Кириенко.

Главная цель Совета — совершенствование гос. политики относительно межнациональных отношений, а также решение межрелигиозных проблем на уровне государственном. Межконфессиональные отношения, как правило, в данном контексте отдельно не рассматриваются. В состав этого правительственного совета входят пятьдесят человек. Среди них члены Администрации президента РФ, представители правительства и федеральных органов госвласти, различных общественных объединений и научных организаций. Основные задачи Совета Первое, на чем акцентируют свое внимание члены совета, – это изучение концептуальных основ, задач и целей национальной политики страны, далее идет определение форм, способов и этапов ее реализации. На совете чаще всего обсуждается практика реализации системы мониторинга межнациональных и межконфессиональных отношений. Для ее образования члены совета занимаются подготовкой предложений, которые в дальнейшем передаются на рассмотрение президенту страны, который, в свою очередь, определяет приоритетные направления государственной национальной политики РФ. Среди задач совета – мониторинг межнациональных и межконфессиональных отношений.

Отделение религиозных объединений от государства Принцип отделения религии от государства предполагает невмешательство государства, то есть его органов, должностных лиц в те вопросы, которые определяют отношение людей к религии, а также во внутреннюю организацию религиозных объединений, конечно, если их деятельность не несет за собой угрозу сохранению мира в стране и не нарушает ее законы.

С другой стороны, государство ни в коем случае не должно финансировать религиозные организации или пропагандировать те или иные убеждения. А эти объединения, в свою очередь, не должны вмешиваться в государственные дела, они не могут участвовать в выборах органов власти или в управлении деятельностью политических партий. Однако религиозные служители как индивиды, наравне с другими гражданами, имеют право на участие в политической деятельности страны. В этом и заключается особенность современных межконфессиональных отношений. Так, например, любой служитель церкви может баллотироваться в депутаты и даже, по идее, может выдвинуть свою кандидатуру в президенты. Участие религиозных конфессий в общественной жизни Несмотря на то что Россия, согласно действующей конституции, является светским государством, религия, тем не менее, проникает во все области общественной жизни, в том числе и в сферы, которые должны быть полностью отделены от веры, например гос. органы, школы, наука, армия и образование. Так, например, в средних учебных заведениях России стали преподаваться такие предметы, как «основы религиозных культур”. Подобные дисциплины преподаются и в вузах, кстати, в некоторых из них даже есть такая специальность, как «Теология”. Капелланы – военные священники – имеются в армии. Поскольку граждане России исповедуют несколько религий, то государство должно заниматься формированием системы мониторинга межнациональных и межконфессиональных отношений. Нужно взять все под контроль, чтобы не допустить развития конфликтов. Несмотря на то что Рождество Христово является праздником исключительно для приверженцев христианской веры, тем не менее этот день объявлен официальным нерабочим праздничным днем в России. Естественно, для представителей других религий это не может быть праздником, для них он просто нерабочий день, дополнительный день отдыха.

Возможности удовлетворения религиозных потребностей Все три российских президента были приверженцами христианской веры, однако они всегда занимались регулированием межконфессиональных отношений в России. Таким образом, начиная с 2000 года в стране были восстановлены или заново построены более 7000 мечетей. Конечно, отремонтированных христианских сооружений в разы больше, их число составляет около 17 тысяч. Синагог в РФ всего лишь 70. Что же касается буддистов, то в Северной столице имеется великолепный буддистский храм, который был построен еще до революции 1917 года. Называется он «Гунзэчойнэй”. Сегодня это ценнейший туристический объект. Есть информация, что скоро в Москве будет построен новый буддийский храм. Государство взяло на себя обязанность по созданию условий для удовлетворения религиозных потребностей всех своих граждан, что, по сути, будет способствовать гармоничному развитию межконфессиональных отношений. План действий, которые нужно совершить в данном направлении, был разработан во всех областных администрациях страны. Взаимодействие религий и конфессий в нашей стране Давайте еще раз приведем определение данного понятия. Итак, межконфессиональные отношения – это отношения как между направлениями в рамках одной и той же религии, то есть конфессиями, так и между сообществами и последователями основных мировых религий. При этом в обществе одна конфессия отличается от другой своей идеологией, самой группой верующих, священнослужителями, сочувствующими им людьми.

Мирное сосуществование конфессий Испокон веков религиозная принадлежность была очень важным фактором общественной жизни. Сегодня, несмотря на многие преобразования, это также остается актуальным. Стабильность общества во многом зависит от гармоничных межконфессиональных отношений. Это является залогом здорового общества. Есть еще одна особенность: со временем одна из конфессий в стране становится доминирующей, однако представители других не должны чувствовать себя ущербными и притесненными. А это произойдет, если государство встанет на сторону доминирующей. Конкурентные межконфессиональные отношения Это и является основной проблемой в данном вопросе. Иногда некоторые из представителей того или иного религиозного направления убеждены, что их идеология и вера являются наилучшими и единственно правильными. Именно из-за этого происходит втягивание религии не только в межэтнические, но и в межгосударственные конфликты. Порой религия выступает как сильная сторона. Причем межконфессиональные отношения и их состояние гораздо больше зависят не от идеологии конфессий, а от настроя и намерений политиков и благоволящих им представителей высшего духовенства. Большую роль здесь играет также уровень развития верующих. Ведь это напрямую связано с их способностью принимать право людей на свободный выбор без агрессии и высокомерия, а также возможность мирно сосуществовать. Отношение к иноверным религиозным организациям РФ является одной из наикрупнейших стран в мире, в состав которой входит огромное количество различных народов, этнических и религиозных групп. Вот почему государство должно время от времени проводить различные регулирующие мероприятия. Межконфессиональные отношения должны быть если не дружественными, то хотя бы нейтральными. Особенно когда речь идет о двух самых крупных по численности своих последователей религиях – православии и исламе. Чаще всего, когда говорят о межконфессиональных и межрелигиозных отношениях, имеют в виду прежде всего взаимоотношения между представителями этих двух религий. А если посмотреть на проблему шире и представить, что оппонентами выступают не одиночные последователи той или иной веры, а целые страны? Представляете масштаб вероятного конфликта? Поэтому государство должно проводить мониторинг межнациональных и межконфессиональных отношений с учетом всех существующих религиозных группировок. Мирное сосуществование христиан и мусульман – древняя традиция Должны с радостью констатировать, что за все годы существования Российской Федерации каких-то серьезных конфликтов на почве веры между представителями этих двух религий практически не было. На территории нашей страны обитает множество народностей, исповедующих ислам. Многие из них пришли на русскую землю вместе с кочевыми племенами, входящими в Великую Орду, и не ушли после того, как Русь смогла освободиться от монголо-татарского ига. К ним относятся волжские, сибирские, астраханские и кавказские татары, то есть азербайджанцы. Поэтому несмотря на то, что сами русские уже более 1000 лет являются христианами, ислам также является коренной религией страны. Кроме этого, мусульманами являются некоторые кавказские народы – дагестанцы, аварцы, адыгейцы, чеченцы и др. Государство не должно допускать пренебрежительного отношения к интересам своих граждан-мусульман. Ведь это будет чревато возникновением конфликтов на религиозной почве. Помимо государства, в этом должны быть заинтересованы и сами руководители религиозных конфессий. Они должны заниматься обнаружением догматических совпадений, вероучительных параллелей, тождественных этических постулатов. Все это, несомненно, будет говорить о перспективности диалогового пути с целью сближения нескольких позиций. А вот углубление в этнические и догматические детали, естественно, не приведет к сближению, хотя и может способствовать взаимопониманию. Например, углубленное изучение основ ислама и христианства может привести к нахождению таких поразительных и значимых соответствий, что на этой ниве даже можно будет говорить о близком родстве двух вер. Тем не менее ученые-богословы понимают, что между этими религиями имеется вероучительная пропасть. Несмотря на это, верха обеих религий должны пропагандировать среди верующих терпимость и толерантность к другим религиям и не способствовать разжиганию межрелигиозных конфликтов, чтобы было возможным мирное сосуществование представителей различных религиозных групп, конфессий на одной земле.

Религиозная толерантность (РТ) РТ в зависимости от объекта бывает нескольких видов: толерантность по отношению к представителям различных религий, например христиан к мусульманам или буддистов к мусульманам, христиан к буддистам, всех вышеперечисленных религий к иудеям; толерантность по отношению к приверженцам других конфессий в рамках одной религии, например католиков к протестантам, католиков к православным или к представителям Армянской апостольской церкви (все они являются христианами) или же суннитов к шиитам (мусульмане); толерантность представителей крупных религий к различным сектантским движениям, а также толерантность последователей различных сект друг к другу; толерантность между атеистами и верующими. Пути решений межконфессиональных конфликтов Несмотря на то что сегодня проводится множество мероприятий по предотвращению подобных конфликтов, совершенно мирного, неконфликтного сосуществования различных конфессий не получается. Вот почему в данном вопросе очень важно вмешательство государства, которое будет способствовать обеспечению нормальных отношений между религиями, а следовательно, и между конфессиями. Это и есть то, что называется культурой межконфессиональных отношений. Очень важно обеспечение не только формального, но и фактического равенства перед законом для всех религиозных объединений. А вопрос нейтральности государства в вопросах свободы совести даже не обсуждается.

Население стран Центральной Азии в подавляющем большинстве позиционирует себя в качестве мусульман. Тем не менее, в регионе устойчиво сохраняется светский характер всех государств. Также следует отметить снижение непосредственного зарубежного влияния на характер исповедания ислама в регионе. Духовные управления мусульман стран региона (чью деятельность оправданно критикуют по разным поводам) все же удерживают в качестве основной формы исповедания ислама ханафитский масхаб – традиционной для региона и наиболее лояльной государству и народным традициям. Помимо этого, властные структуры государств региона принимают меры по недопущению экстремистского влияния на характер функционирования ислама в регионе, в том числе посредством ужесточения законодательства в религиозной сфере и сокращения объемов получения исламского образования за рубежом.

Однако, несмотря на снижение зарубежного влияния на характер исповедания ислама в регионе, следует подчеркнуть, что в предыдущие годы это влияние было настолько мощным, что зарубежные проповедники сумели заложить основы нетрадиционного исповедания ислама в регионе. Сейчас это влияние дает свои плоды.

Ситуация в Кыргызстане

Согласно официальным источникам 80% жителей республики – мусульмане. Мусульманская община Кыргызстана полиэтнична, в ней представлено около 20 этнических групп. Из них кыргызы составляют 60%, узбеки около 15%, казахи, татары, таджики, дунгане, уйгуры, турки, башкиры, чеченцы, даргинцы и др. более 5%. Почти все мусульмане – сунниты ханафитского мазхаба, шиитов – не более 1000 человек.

В Кыргызстане насчитывается 3 исламских университета, 7 исламских институтов, 52 медресе. В общей сложности насчитывается 2050 мечетей, в которых работают около 3000 имамов. Такие данные привел 19.04.2011 на пресс-конференции верховный муфтий КР Чубак ажы Жалилов. В Госкомиссии по делам религий официально зарегистрировано более 1700 мечетей, 9 исламских вузов, 60 медресе и примерно столько же различных исламских центров, общественных фондов и объединений.1 Примерно 1000 мечетей действует без регистрации. При этом количество религиозных объектов постоянно растет. К примеру, только за 2010 год прошли регистрацию около 100 новых мечетей. Их строительство зачастую финансируется из-за рубежа. При выявлении отношения населения к активизации проповедования ислама 2/3 респондентов положительно оценили этот процесс. Официальную исламскую общину Кыргызстана возглавляет Духовное управление мусульман Кыргызстана. В 2010 году руководство ДУМК сменилось, но, по-прежнему, не пользуется доверием мусульман республики. В стране действует много суфийских орденов, наибольшей популярностью пользуются ордена Нахшбандия и Кадария.

Русская православная церковь – крупнейшая из религиозных меньшинств. К числу ее последователей относят (в силу отождествления этнической и религиозной принадлежности) всех русских и русскоязычных жителей республики (около 10% от 5,2 млн. общей численности населения). В республике 55 православных приходов, один православный женский монастырь и четыре приходских школы. Имеются старообрядцы – 2 прихода.

В стране действуют 4 римско-католических прихода. Велико количество протестантских общин – около 280. Из них 48 баптистских церквей, 21 лютеранских, 49 церквей Пятидесятницы, 35 пресвитерианских, 45 общин Харизматических церквей, 49 общин Свидетелей Иеговы, 30 общин Адвентистов Седьмого дня. Самая крупная из протестантских общин Церковь Иисуса Христа (около 14 тыс. прихожан, 35% из которых составляют этнические кыргызы). Имеется одна еврейская община (вокруг синагоги идет интенсивная общественно-гуманитарная жизнь: раздают продукты питания, изучается культура и т.д.). Функционируют 12 общин бахаистов, одна – буддистов (имеется храм).

В настоящее время в Кыргызстане действует «Закон о свободе вероисповедания и религиозных организациях КР», введенный указом Президента Кыргызской Республики 12 января 2009 года.

«Параллельный ислам» представлен в Кыргызстане группировками нетрадиционных для Кыргызстана течений ваххабитских или салафитских джаммаатов, «Хизб-ут-Тахрир», Ахмадия, Нуржилер, Сулеймания и другими. С 2005 года в Кырзызстане нарастает число мусульман, придерживающихся радикальных течений ислама: салафитов и ваххабитов. Ряд ведущих кыргызских экспертов дает информацию о серьезном нарастании масштабов именно этих течений в регионе. При этом они подчеркивают, что салафиты не претендуют на политическую власть – и потому они не опасны режимам Центральной Азии. Это позволило бы «смотреть на их наличие в регионе сквозь пальцы». Но от салафизма исходит угроза иного свойства – они вносят разлад в вероучительные основы ислама (ханафитского масхаба), который исповедует абсолютное большинство мусульман региона. И в этом они представляют опасность.

Многочисленные радикальные исламистские течения смогли укорениться в Кыргызстане не только потому, что этому способствует низкий уровень жизни абсолютного большинства населения страны и несостоятельность кыргызской государственности. Со стороны исламских лидеров Кыргызстана исламисты не встретили никакого отпора. Низкое качество духовного образования, землячество и коррупция характерны для имамов страны. В Кыргызстане только 30-40% имамов имеют специальное теологическое образование. Нарастает социальная, экономическая, политическая и духовная фрустрация. Все эти условия в совокупности привели к ситуации, когда социальные аспекты роста исламского радикализма наслаиваются на собственно исламистскую идеологию. Происходит взаимная генерация радикального протеста на исламистских основаниях.

На юге Кыргызстана усилило свое присутствие ИДУ (особенно после этнических конфликтов между кыргызами и узбеками в 2010 году). В ходе конфликта 2010 года были разграблены несколько православных храмов (чего до этого в Кыргызстане никогда не было), в окно синагоги была брошена бомба (по данным силовиков никто не пострадал). По свидетельству православного священника отца Дмитрия, тогда же на севере Киргизии было осквернено православное кладбище, неизвестные разрушили более 30 могил. По его словам, по республике также прокатилась целая волна грабежей молитвенных домов протестантов: за последние два месяца пострадало 15 протестантских церквей. «Сценарий один: в храмы врывалась группа из четырех-шести человек азиатской национальности в масках и с оружием. Избивали сторожа, связывали, пытали, есть смертельные случаи. Уносили все ценные вещи (в основном деньги)», рассказал отец Дмитрий.

По данным министра внутренних дел республики З. Рысалиева, озвученным им 18 января на заседании парламентского Комитета по обороне и безопасности, в настоящее время в Кыргызстане 1279 человек зарегистрированы как террористы. По информации министра, из них 86,1% являются жителями южных регионов, из которых 1192 сторонники движения «Хизб-ут-Тахрир», 49 вахабистов, 36 акромистов и 2 представителя Исламского движения Узбекистана. Общая статистика такова: с 1999 по 2010 годы в стране отмечено 1059 фактов экстремизма. В 2010 году выявлен 101 факт, из них по 64 возбуждены уголовные дела, материалы 21 дела направлены на расследование в ГКНБ. В 2010 году сотрудниками правоохранительных органов изъято 12179 материалов экстремистского толка, в том числе: 3151 листовка, 126 журналов, 3168 книг, 7 буклетов, 22 газеты, 67 видеоматериалов.

Активность исламистских радикалов в Кыргызстане отмечают и зарубежные спецслужбы. В докладе Госдепартамента США о терроризме за 2008 год (доклад готовится спецслужбами США) подчеркивается, что в период с 2006 по 2008 годы в Кыргызстане с 5 тыс. до 15 тыс. человек выросла численность членов «Хизб-ут-Тахрир», которая провозгласила своей целью «создание единого теократического государства всего исламского мира». Члены этой группировки проживают преимущественно на юге Кыргызстана в районах компактного проживания этнических узбеков, но «организация получает все большее распространение и на севере страны». «Киргизские власти сообщают о росте поддержки «Хизб-ут-Тахрир» среди населения и расширении ее влияния», сообщает доклад. МВД Кыргызстана 26 мая 2009 года опровергло информацию Госдепа США о количестве в республике членов организации «Хизб-ут-Тахрир», приведенную в данном докладе.

Размах противоправной деятельности с религиозной мотивацией в Кыргызстане не уменьшается. Так, 1 августа 2011 года в пригороде Бишкека задержана вооруженная группа, подозреваемая в связях с международной террористической организацией Союз исламского джихада. Среди них были двое сотрудников правоохранительных органов, изъято большое количество оружия. Один из подозреваемых оказал сопротивление и скончался после задержания. По итогам операции в ГКНБ были доставлены семь человек, один сотрудник МВД объявлен в розыск.

Правительство Кыргызской Республики и официальные исламские структуры пытаются переломить ситуацию, но пока это не удается. В ноябре 2010 года ДУМ Кыргызстана вынес фетву по сохранению межконфессионального согласия (эта фетва была вынесена по согласованию с Госагентством по делам религии). На совместном совещании ДУМ Кыргызстана и Госагентства были обсуждены меры по дерзким ограблениям церквей и молельных домов в ходе конфликта 2010 года. «Ограбления носят только криминальный характер, и никакой другой подоплеки здесь нет», — сообщают представители религиозных организаций. Казы областей и имамам мечетей было поручено провести разъяснительные беседы среди мусульман о недопустимости религиозной нетерпимости и призванию мусульман к толерантности по отношению к представителям других религиозных убеждений.

Киргизские чиновники задумались и о том, чтобы запретить молодым гражданам своей страны учиться в зарубежных религиозных вузах. «Было бы хорошо в такое время, когда религиозный экстремизм угрожает безопасности нашего государства, запретить обучение молодежи за рубежом», — заявил глава представительства республиканской госкомиссии по делам религии К. Узаков, приведя в пример Таджикистан, где уже действуют подобные нормы. Он напомнил, что в некоторых исламских странах ваххабизм считается официальной религией. «И какое обучение может получить там наша молодежь это вопрос», подчеркнул представитель госкомиссии. По его данным, в Киргизии вполне хватает учебных заведений и высших и средних, всего их более 50-ти. Учителей тоже хватает, и они «достаточно грамотные». С главой представительства согласен и заместитель начальника УВД Ошской области М. Нурдинов, сообщивший агентству, что имам, уничтоженный во время спецоперации 29 ноября 2010 года, два года изучал ислам за рубежом. «Второй имам, который под видом учебы отправлял молодых людей на подготовку в лагеря наемников, также обучался за рубежом около пяти лет», добавил он.

По оценкам экспертов, ни в одной другой стране региона исламизация не идет с такой скоростью, как в Киргизии. Опросы показывают, что около 50% населения поддерживают идею создания исламского государства.

1 Маликов К. Вопросы модернизации исламских образовательных учреждений в Киргизстане // Россия и мусульманский мир (ИМЭМО/ИВ РАН). 2010. № 1. С. 103-109.

С первых дней независимости нашей страны вопрос об укреплении межэтнического и межконфессионального согласия стал для руководства Казахстана в качестве приоритет­ной задачи государственной политики.

В начале 90-х годов, в период распада Союза, Казахстану предрекали массовые межэтнические и межконфессиональные столк­новения. К счастью, эти прогнозы не оправ­дались.

Мы сейчас известны всему миру своим межэтническим и межконфессиональным согла­сием, благодаря тому, что смогли сохранить мир в нашем общем доме, взаимопонимание и доверие в душах людей разных националь­ностей и вероисповеданий.

Казахстанское общество сегодня является уникальным примером межэтнического и межконфессионального плюрализма и толерант­ности, где проживают представители 140 этносов и более 40 конфессий. Мир и спокойст­вие, гражданское согласие, религиозная терпи­мость, равноправное участие представителей различных культур в жизни общества — эти принципы легли в основу нашей национальной политики за годы независимости государства и обеспечили отличительную черту Казахстана в мировом сообществе.

Казахстан знают во всем мире как страну, которая находится на перекрестке дорог Великого шелкового пути и является мостом, связывающим Восток и Запад, восточную и западную цивилизацию. Межцивилизационное расположение Казахстана не только имеет географическое составляющее, но и дополнена содержательной частью, так как в нашем государстве с испокон веков получили распространение и развитие разные религии, традиции, обычаи, языки и другие элементы культур этносов, народов и наций.

Государственная политика республики за годы независимости была направлена на возрождение духовных ценностей и формиро­вание высокого уровня толерантности между представителями разных народов и конфессий. В нашей стране право каждого человека исповедовать любую религию или не испове­довать никакой обеспечивают Конституция Республики Казахстан 1995 года и принятый Верховным Советом Казахстана 15 января 1992 года Закон Республики Казахстан «О свободе вероисповедания и религиозных объедине­ниях». Эти документы, действующие и в настоящее время, являются основой для дальнейшего совершенствования накопленного опыта в области обеспечения межнацио­нального и межконфессионального плюрализма и толерантности.

Обеспечение межэтнического согласия является стержнем политики государства, так как политическая стабильность и дальнейшее развитие, нашей страны в основном зависит от межнационального мира. В Казахстане меж­этническое согласие не только закреплено законодательно, но и реализовано на практике. Этническое равноправие граждан страны реализуется во всех сферах общества. В настоящее время казахстанцы могут гордиться тем, что, избежали национальной нетерпимости и вражды.

Сохранить межэтническое и межконфес­сиональное согласие в тяжелые 90-е годы экономического кризиса, было задачей не из легких. В этом большая заслуга Ассамблеи народов Казахстана.

Ассамблея народов Казахстана (далее -АНК) — это уникальный общественно-политический институт, обеспечивающий меж­этническое взаимодействие. АНК создавался в Казахстане для решения вопросов по осущест­влению конституционных прав представителей каждого народа, проживающего в Казахстане, на пользование родным языком и культурой и для выработки стратегических задач нацио­нальной политики в стране.

АНК является консультативно-совеща­тельным органом при Главе государства и объединяет представителей практически всех наций и народностей, живущих в Казахстане.

Идея ее создания была выдвинута Н. А. Назарбаевым на первом форуме народов Казахстана в 1992 году, посвященном годов­щине независимости республики и воплотилась в жизнь в марте 1995 года. Председателем Ассамблеи избран Президент Республики Казахстан Н. А. Назарбаев. В апреле 2002 года вышел Указ Главы государства № 856 «О Стратегии Ассамблеи народа Казахстана и Положении об Ассамблее народа Казахстана», а в апреле 2005 года Указ № 1561 «Об укреплении института Ассамблеи народов Казахстана»

В соответствии с Указом Президент поручил Правительству республики создать исследова­тельский центр по проблемам межэтнических отношений. Эта мера предусматривает системное изучение, исследование и мони­торинг проблем межэтнических и межконфес­сиональных отношений в республике, даль­нейшее их развитие и укрепление.

Указ значительно повысил роль АНК Казахстана как активного общественного института в области развития языковой политики в целом, поддержки национальных СМИ и театров, народного творчества, создания программ и проектов по укреплению межэтнических отношений, гражданского мира и согласия.

С 2007 года в результате изменений, внесенных в Конституцию Республики Казах­стан, АНК стала представительным органом. В целях дальнейшей консолидации общества, повышению ответственности и учета интересов представителей различных этносов, проживаю­щих на территории Казахстана 9 депутатов Мажилиса Парламента Республики Казахстан избираются от Ассамблеи народа Казахстана.

АНК стала важным элементом полити­ческой системы Казахстана, скрепившим интересы всех этносов, обеспечившим неукоснительное соблюдение прав и свобод всех граждан независимо от их национальной принадлежности.

Ведь известно, что каждый человек, осознающий свою принадлежность к определен­ному этносу, народу, наций проходит и через соблюдение норм, выработанных в этой среде, формируя в себе уважительное отношение к религиям, а также в целом к культуре этносов, что является, в целом, залогом мира и согласия в государстве.

Сейчас АНК — авторитетный, международно признанный общественный форум, который гармонично объединяет народы нашей страны и позволяет сообща находить ответы на самые сложные вопросы современности.

В октябре 2008 года был принят Закон Республики Казахстан № 70-IV «Об Ассамблее народа Казахстана», определяющий статус, порядок формирования и организацию работы АНК Казахстана, направленных на реализацию государственной национальной политики, обеспечение общественно-политической стабильности в Республике Казахстан и повышению эффективности взаимодействия государственных и гражданских институтов общества в сфере межэтнических отношений.

К основным задачам Ассамблеи относятся:

1) обеспечение эффективного взаимодействия государственных органов и институтов гражданского общества в сфере межэтнических отношений, создание благоприятных условий для дальнейшего укрепления межэтнического согласия и толерантности в обществе;

2) укрепление единства народа, поддержка и развитие общественного консенсуса по основополагающим ценностям казахстанского общества;

3) оказание содействия государственным органам в противодействии проявлениям экстремизма и радикализма в обществе и стремлениям, направленным на ущемление прав и свобод человека и гражданина;

4) формирование политико-правовой культуры граждан, опирающейся на демократические нормы;

5) возрождение, сохранение и развитие национальных культур, языков и традиций народа Казахстана.

В основе принципов деятельности Ассамб­леи лежат:

1) приоритет прав и свобод человека и гражданина;

2) приоритет интересов народа и госу­дарства;

3) равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений или по любым иным обстоя­тельствам;

4) равноправие и персональная ответ­ственность членов Ассамблеи за деятельность в ее составе;

5) гласность.

Деятельность АНК предполагает развитие следующих направлений:

1) содействие в разработке и реализации государственной национальной политики;

2) содействие формированию казахстан­ского патриотизма;

3) развитие государственного языка и других языков народа Казахстана;

4) совершенствование региональной политики в межэтнической сфере;

5) участие в разработке и реализации планов и мероприятий в области демографии и миграции;

6) пропаганда казахстанской модели межэтнического и межконфессионального согласия в стране и за рубежом;

7) осуществление просветительской и издательской деятельности, направленной на достижение межэтнического согласия;

8) осуществление мониторинга состояния межэтнических отношений, в том числе в области применения государственного языка и других языков народа Казахстана;

9) выработка рекомендаций и реализация практических мер по урегулированию разно­гласий и споров, недопущению конфликтных ситуаций в сфере межэтнических отношений и участие в их разрешении;

10) взаимодействие с институтами граж­данского общества и международными организациями по вопросам обеспечения межэтнического и межконфессионального согласия;

11) оказание содействия в развитии связей других этносов Казахстана с их исторической родиной;

АНК созывает Сессию — собрание членов Ассамблеи, которая является высшим руко­водящим органом Ассамблеи. Сессия созы­вается Президентом Республики Казахстан по мере необходимости, но не реже одного раза в год. Внеочередная Сессия может быть созвана по инициативе Председателя Ассамблеи, Совета Ассамблеи или по просьбе не менее одной трети от общего числа членов Ассамблеи.

В период между сессиями руководство Ассамблеей осуществляет Совет Ассамблеи, образуемый решением Президента Республики Казахстан. Состав Совета утверждается Президентом Республики Казахстан.

Совет является коллегиальным органом, формируемым из числа входящих в состав Ассамблеи представителей этнокультурных объединений, руководителей ассамблей областей (города республиканского значения, столицы), государственных органов.

К полномочиям Совета относятся:

1) выдвижение кандидатов в депутаты Мажилиса Парламента Республики Казахстан, избираемых Ассамблеей;

2) рассмотрение кандидатур в члены Ассамблеи;

3) внесение предложений в план работы Аппарата (Секретариата) Ассамблеи;

4) принятие иных решений, не относящихся к исключительной компетенции Сессии.

Аппарат (Секретариат) Ассамблеи является рабочим органом Ассамблеи, входящим в состав Администрации Президента Республики Казахстан, деятельность которого регламен­тируется законодательством Республики Казах­стан.

Председатель Ассамблеи возглавляет Ассамблею, Совет Ассамблеи и осуществляет общее руководство деятельностью Ассамблеи.

Ассамблеи областей (города республикан­ского значения, столицы) при осуществлении своей деятельности подотчетны и ответственны перед Ассамблеей.

Акимы областей (города республиканского значения, столицы) являются по должности председателями ассамблей областей (города республиканского значения, столицы).

Состав Ассамблеи и ассамблей областей (города республиканского значения, столицы) формируется из числа граждан Республики Казахстан — представителей этнокультурных и иных общественных объединений, представи­телей государственных органов и иных лиц с учетом их авторитета в обществе.

Кандидатуры в члены Ассамблеи выдви­гаются по:

1) решению сессий ассамблей областей (города республиканского значения, столицы) на основании предложений этнокультурных и иных общественных объединений областей;

2) решению высших органов республикан­ских, региональных этнокультурных и иных общественных объединений.

3) Все кандидатуры, рекомендуемые в члены Ассамблеи, рассматриваются на заседании Совета Ассамблеи и представляются замести­телями Председателя Ассамблеи на утверж­дение Президенту Республики Казахстан.

При осуществлении своей деятельности члены Ассамблеи обязаны:

1) способствовать укреплению межэтнического согласия, статуса государственного языка и сохранению других языков народа Казахстана;

2) исполнять решения органов управления Ассамблеи, поручения Президента Республики Казахстан, Председателя и заместителей Председателя Ассамблеи по вопросам деятельности Ассамблеи;

3) принимать участие в работе сессий Ассамблеи, в обсуждении выносимых на ее заседания вопросов и принятии решений;

4) не допускать действий или высказываний, направленных на подрыв национальной безопасности государства, разжигание социальной, национальной, родовой и религиозной розни, ненависти и вражды;

Полномочия члена Ассамблеи прекра­щаются по следующим основаниям:

1) по собственной инициативе члена Ассамблеи;

2) в связи с утратой гражданства Республики Казахстан или выездом на постоянное место жительства за пределы Казахстана;

3) в связи с изменением места работы государственного служащего, являющегося членом Ассамблеи и входящего в состав Ассамблеи по занимаемой государственной должности;

4) совершения проступка, дискредитирующего звание члена Ассамблеи. Полномочия депутата Мажилиса Парла­мента, избранного Ассамблеей, могут быть досрочно прекращены по решению Ассамблеи. Решение об отзыве депутата Мажилиса Парламента Республики Казахстан, избранного Ассамблеей, принимается на Сессии Ассамблеи.

На сегодня Малые ассамблеи в областных центрах, возглавляемые Акимами, занимаются вопросами межнациональных отношений, поднимаемыми культурными национальными центрами на местах, в частности, возрождением культуры и языка, изданием газет, распреде­лением эфирного времени на телевидении и радио, решением бытовых, социальных и других проблем. На уровне областей действуют региональные ассамблеи народов.

Сегодня государство поддерживает деятель­ность 471 национально-культурного объеди­нения, 19-ти республиканских и региональных национальных газет, радио- и телепрограмм, 6-ти национальных театров.

За последние годы в регионах страны построено 11 домов дружбы. Среди них: в г.Алматы новый Дом дружбы, в Астане -Дворец мира и согласия.

В области национального образования у нас активно действует более 100 этнических школ, 170 воскресных языковых центров.

В школах национального возрождения работают 29 отделений по изучению 11-ти языков.

Наряду с казахскими и русскоязычными СМИ у нас издаются газеты и журналы, выходят в эфир передачи на 11 языках.

В этом, 2010 году, АНК отметит свой 15-летний юбилей. Наш опыт межнационального и межконфессионального согласия получил признание на самом высоком международном уровне. Его отметили Генеральный секретарь ООН и Верховный комиссар по делам нацменьшинств ОБСЕ, Совета Европы, полити­ческие и духовные лидеры, общественные деятели многих стран мира.

Наша модель межэтнического согласия рекомендована государствам планеты как воплощенная на практике формула граждан­ского мира в многонациональном обществе.

Именно Ассамблея открыла новую страницу не только в истории нашей государственной национальной политики, но и в решении «национального вопроса» в мировой практике.

Между тем, межэтническое согласие невозможно без межконфессионального диа­лога.

У нас действует более 4 тысяч религиозных объединений, свыше 3 тысяч культовых сооружений, представляющих порядка 46 конфессий и деноминаций. Нашу страну называют территорией межконфессионального мира и диалога мировых религий.

Выступая с Обращением 14 января 2010 года в Вене Президент Н.А.Назарбаев по случаю вступления Республики Казахстан на пост председателя ОБСЕ отметил: «Наша модель межнационального и межрелигиозного согласия — это реальный вклад Казахстана в общемировой процесс взаимодействия различных конфессий». С 2003 года по моей инициативе в Астане прошли три Съезда лидеров мировых и традиционных религий, которые дали жизнь уникальному форуму межконфессионального диалога».

Литература

1. Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 года.

2. Закон Республики Казахстан от 15 января 1992 года № 1128-XII «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях».

3. Указ Президента Республики Казахстан от 26 апреля 2002 года № 856 «О Стратегии Ассамблеи народа Казахстана и Положении об Ассамблее народа Казахстана» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 24.04.2008 г.).

4. Указ Президента Республики Казахстан от 23 апреля 2005 года № 1561 «Об укреплении института Ассамблеи народов Казахстана».

5. Закон Республики Казахстан от 20 октября 2008 года № 70-IV «Об Ассамблее народа Казахстана»

6. Обращение Президента Нурсултана Назарбаева по случаю вступления Республики Казахстан на пост председателя ОБСЕ // Казахстанская правда, 2010, 16 января.