Митрополит нектарий

Святитель Нектарий, митрополит Пентапольский Эгинский Чудотворец. 2013 г. Фрагмент. Художник Андрей Миронов. Изображение с сайта wikimedia.org

Почитание святителя Нектария Эгинского (1846-1920) в Церквях Востока (Константинопольской, Элладской, Иерусалимской) сравнимо с почитанием в России преподобного Серафима Саровского.

Сам скончавшийся от мучительной формы рака, святитель особенно известен помощью онкологическим больным.

В России, в детском Онкологическом Центре на Каширском шоссе, есть часовня, в которой находится чудотворная икона святителя Нектария, освященная на его мощах. Перед ней молятся святому об исцелении больные дети и их родители. Икона украшена крестиками, цепочками, медальонами – в благодарность за множество исцелений.

Почему Господь слышит молитвы святого Нектария? Потому что св. Нектарий всю жизнь слышал призыв Господа и всегда отвечал на него.

В детстве у святого Нектария было прозвище Простец. Чтобы помочь родителям, он решил устроиться на фабрику, куда требовались рабочие. Но не было даже ботинок, чтобы дойти. Тогда мальчик написал письмо Тому, на кого привык надеяться: «Христос мой, у меня нет фартука, нет обуви. Прошу Тебя послать их мне, Ты знаешь, как я люблю Тебя».

Мальчик попросил отправить письмо соседа-торговца. Тот прочитал на конверте адрес: «Господу Иисусу Христу на небо», не удержался, и распечатал конверт.

Поразившись вере ребенка, сосед от имени Христа прислал денег тому, кого вскоре назовут святителем.

В своей жизни святой Нектарий (его имя значит бессмертный) был рабочим табачной фабрики, школьным учителем, монахом, священником, епископом, богословом. Пережил клевету, изгнание, бесславие.

Его стремление к самостоятельности называли мятежным, его независимость объявляли гордыней, в его смирении видели лицемерие.

Но св. Нектарий не роптал и не пытался защищаться. «Добрая совесть — это самое великое из всех благ. Она — цена сердечного покоя», — говорил он.

У раки с мощами святителя Нектария. Фото с сайта agiatriadapatron.blogspot.com

Когда святитель заведовал богословской школой в Афинах, заболел служащий, занимавшийся уборкой. Он очень переживал, что его уволят с работы за пропуск. Вернувшись после болезни, он обнаружил, что кто-то все это время убирал помещения. Он решил узнать, кто этот благодетель. Рано утром придя в школу, он в изумлении увидел своего «заместителя»: это был директор школы, митрополит Пентапольский Нектарий.

Домывая уборную, владыка сказал: «Пока ты болен, я буду работать за тебя. Только в школе об этом не рассказывай».

Уже в конце жизни, когда святитель жил на Эгине, в основанном им монастыре во имя Святой Троицы, к нему пришла 18-летняя девица, убежавшая от деспотичной матери. Святой Нектарий принял ее в монастырь. Тогда мать подала жалобу на святого, обвинив его в совращении девушек и в убийстве рождаемых якобы ими младенцев.

Следователь, прибывший в монастырь, обзывал святого кентавром и таскал митрополита за бороду, а тот смиренно отвечал на его вопросы и сам готовил еду обидчику, запрещая монахиням плакать и роптать.

Девушку обследовал врач и подтвердил ее чистоту; «убитых» младенцев не нашлось.

После этого мать девушки сошла с ума, а следователь тяжело заболел и приезжал просить прощения у святого.

Сам святитель перед кончиной долго болел тяжелой формой рака и скрывал свою болезнь. Когда скрывать мучения стало уже невозможно, св. Нектария отправили в Афинскую больницу. Но за лечение надо было заплатить, а денег не было. Глядя на маленького, одетого в простую рясу старичка, мучившегося от боли, дежурный спросил: «Он монах?» «Он епископ», — ответила сопровождавшая владыку сестра.

«Впервые вижу епископа без панагии, золотого креста, а главное — без денег», — заметил служащий.

Святителя положили в третьеразрядную палату для умирающих. Еще два месяца он провел в муках. А в день Архистратига Михаила и всех Небесных Сил (21 ноября) Бог призвал его к Себе.

Чудеса начали происходить уже в больнице. Вместе со святым в палате лежал парализованный человек, и когда св. Нектарий умер, перед тем, как обмыть его тело, с него сняли рубашку и переложили на лежавшего рядом парализованного. Тот тут же встал, исцеленный.

Сразу после кончины тело святого начало мироточить. Когда гроб привезли на Эгину, весь остров вышел проводить своего святого. Люди, несшие его гроб, заметили, что их одежда и руки благоухают.

Всего через сорок один год митрополит Нектарий был причислен к лику святых Греческой Церковью.

Монастырь Святого Нектария, в котором провел последние годы жизни святитель и в котором находятся его мощи. Остров Эгина. Фото с сайта trip2athens.com

Сегодня в Греции говорят: «Нет ничего неисцелимого для святого Нектария». В России память святителя Нектария Эгинского празднуется 22 ноября.

9 / 22 Ноября

Свя­ти­тель Нек­та­рий Эгин­ский, свя­той, про­слав­лен­ный Гре­че­ской Цер­ко­вью, жил на ру­бе­же XIX–XX ве­ков. В Рос­сии вы­шло несколь­ко его жиз­не­опи­са­ний, но ши­ро­ко из­вест­ным его не на­зо­вешь. В Гре­ции он по­чи­та­ет­ся по­все­мест­но как про­слав­лен­ный чу­до­тво­рец. Мно­гие хра­мы и ча­сов­ни по­свя­ще­ны ему.
По мо­лит­вам свя­ти­те­ля лю­ди по­лу­ча­ют по­мощь и ис­це­ле­ние, в осо­бен­но­сти же по­мо­га­ет он страж­ду­щим он­ко­ло­ги­че­ски­ми за­боле­ва­ни­я­ми.
Ра­дуй­ся, ор­ля юное, иму­щее ум­ныя мо­лит­вы!
Ро­дил­ся бу­ду­щий свя­ти­тель в се­мье бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей в 1846 го­ду в Се­ли­врии Фра­кий­ской, неда­ле­ко от Кон­стан­ти­но­по­ля, в Кре­ще­нии был на­зван Ана­ста­сий.
Как ис­тин­ный из­бран­ник Бо­жий, маль­чик с дет­ства по­лю­бил храм, Свя­щен­ное Пи­са­ние, на­учил­ся мо­лит­ве. Бед­ность ро­ди­те­лей не поз­во­ли­ла учить­ся на ро­дине, и в 14 лет он уез­жа­ет в Кон­стан­ти­но­поль, чтобы по­сту­пить на ра­бо­ту и опла­чи­вать уче­бу.
Жизнь в боль­шом го­ро­де бы­ла нелег­кой. Маль­чик устро­ил­ся на та­бач­ную фаб­ри­ку, но средств не хва­та­ло, и од­на­жды от­ча­яв­шись, по­ни­мая, что по­мо­щи ждать не от ко­го, Ана­ста­сий ре­шил об­ра­тить­ся с прось­бой к То­му, ко­го так лю­бил и на Чью по­мощь упо­вал всю жизнь. Он на­пи­сал пись­мо Гос­по­ду: «Хри­стос мой, у ме­ня нет фар­ту­ка, нет обу­ви. Про­шу Те­бя по­слать их мне, Ты зна­ешь, как я люб­лю Те­бя.»
На кон­вер­те на­пи­сал адрес: «Гос­по­ду Иису­су Хри­сту на небе­са» и по­про­сил от­не­сти пись­мо на по­чту сво­е­го со­се­да тор­гов­ца. Тот, уди­вив­шись необыч­ной под­пи­си на кон­вер­те, рас­крыл пись­мо и, уви­дев та­кую прось­бу и си­лу ве­ры, от­пра­вил маль­чи­ку день­ги от име­ни Бо­га. Так про­мыс­ли­тель­но Гос­подь не остав­лял сво­е­го из­бран­ни­ка.
Шли го­ды, но юно­го от­ро­ка не ка­са­лись со­блаз­ны боль­шо­го го­ро­да. По-преж­не­му все свое сво­бод­ное вре­мя он по­свя­щал мо­лит­ве и изу­че­нию свя­тых от­цов. Его меч­той бы­ла про­по­ведь сло­ва Бо­жи­его. Из это­го вре­ме­ни за­ме­ча­те­лен один слу­чай. Од­на­жды бу­ду­щий свя­ти­тель от­пра­вил­ся на празд­ник до­мой.
Ко­рабль, на ко­то­ром он плыл, по­пал в шторм. Все пас­са­жи­ры в ужа­се ста­ли роп­тать на Бо­га. Ана­ста­сий же, ухва­тив­шись за про­вис­шие па­ру­са, от все­го серд­ца взы­вал: «Бо­же мой, спа­си ме­ня. Я бу­ду учить бо­го­сло­вие, чтобы за­ста­вить за­мол­чать тех, кто ху­лит Имя Твое Свя­тое.» Вне­зап­но шторм пре­кра­тил­ся, и ко­рабль бла­го­по­луч­но до­брал­ся до бе­ре­га.

Ра­дуй­ся, доб­лий во­ин Иису­са Хри­ста…
В воз­расте 22 лет Ана­ста­сий пе­ре­се­лил­ся на о. Хиос и на­чал ра­бо­тать школь­ным учи­те­лем, здесь он не толь­ко пре­по­да­ет, но и про­по­ве­ду­ет. Нрав­ствен­ность в се­ле и шко­ле бы­ла на са­мом низ­ком уровне при на­ча­ле его учи­тель­ства и по­сте­пен­но под­ня­лась до долж­но­го уров­ня бла­го­да­ря тру­дам Ана­ста­сия-учи­те­ля.
Его вли­я­ние на уче­ни­ков бы­ло та­ко­во, что те, а через них и все взрос­лые, вско­ре про­ник­лись к нему лю­бо­вью и глу­бо­ким ува­же­ни­ем. Он со­здал из уче­ни­ков пре­крас­ный хор и сам пел с ни­ми в сель­ской церк­ви, но ду­ша его тя­ну­лась к мо­на­ше­ству. Ана­ста­сий по­се­щал Афон и бе­се­до­вал со стар­ца­ми, и в кон­це кон­цов ушел в мо­на­стырь, где при­нял по­стриг и сан диа­ко­на с име­нем Нек­та­рий, ко­то­рое из­вест­но те­перь во мно­гих стра­нах.
Всем серд­цем рас­по­ло­жен­ный к ино­че­ской жиз­ни, юно­ша ча­сто по­се­ща­ет мо­на­стырь Нео Мо­ни. В нем он при­ни­ма­ет по­стриг в ино­че­ство с име­нем Ла­зарь, а по­сле трех лет, про­ве­ден­ных там, удо­ста­и­ва­ет­ся по­стри­га в ман­тию и ру­ко­по­ло­же­ния во диа­ко­на с но­вым име­нем Нек­та­рий.
Нек­та­рий озна­ча­ет без­смерт­ный. Это имя как нель­зя бо­лее под­хо­ди­ло ему, ибо по­ис­ти­не в ду­ше его тек Нек­тар Жиз­ни и из него са­мо­го слов­но ру­чей ис­те­кал бла­го­ухан­ный по­ток, ис­пол­ня­ю­щий ра­до­стью всех и вся.
По­лу­чив воз­мож­ность про­дол­жить об­ра­зо­ва­ние, Нек­та­рий окан­чи­ва­ет бо­го­слов­ский фа­куль­тет в Афи­нах, и то­гда же его при­бли­жа­ет к се­бе Алек­сан­дрий­ский пат­ри­арх Сафро­ний.
В со­ро­ка­лет­нем воз­расте пат­ри­арх ру­ко­по­ла­га­ет Нек­та­рия в свя­щен­ни­ки. С рев­но­стью и са­мо­от­вер­же­ни­ем при­нял он но­вое по­слу­ша­ние и на­зна­че­ние в Свя­то-Ни­коль­ский храм г. Ка­и­ра.
Через несколь­ко лет в этом хра­ме его по­свя­ща­ют во епи­ско­па Пен­та­поль­ско­го. Епи­скоп­ское до­сто­ин­ство ни­как не из­ме­ни­ло об­ра­за жиз­ни и по­ве­де­ния Нек­та­рия. Он по-преж­не­му стре­мил­ся лишь к стя­жа­нию сми­ре­ния. «Сан не воз­вы­ша­ет сво­е­го об­ла­да­те­ля, од­на лишь доб­ро­де­тель об­ла­да­ет си­лой воз­вы­ше­ния,» – пи­сал он в эти го­ды.
В од­ном из пи­сем то­го вре­ме­ни свя­ти­тель рас­ска­зы­ва­ет о при­ме­ча­тель­ном сне, в ко­то­ром ему явил­ся свя­ти­тель Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец. Нуж­но до­ба­вить, что Нек­та­рий в то вре­мя вос­ста­нав­ли­вал в Ка­и­ре храм в честь это­го ве­ли­ко­го свя­то­го. Во сне Нек­та­рий уви­дел гроб­ни­цу Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца, а в ней са­мо­го Угод­ни­ка Бо­жия жи­во­го, как бы спя­ще­го.
За­тем Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец под­нял­ся из ра­ки и, лас­ко­во улы­ба­ясь, про­сил Нек­та­рия укра­сить ему пре­стол в хра­ме зо­ло­том, а за­тем об­нял его и по­це­ло­вал. Это це­ло­ва­ние ве­ли­ко­го ар­хи­ерея Ни­ко­лая, ви­ди­мо, име­ло зна­че­ние осо­бо­го бла­го­во­ле­ния к свя­ти­те­лю Нек­та­рию и, воз­мож­но, сим­во­ли­зи­ро­ва­ло пре­ем­ство да­ра и род­ство душ во Хри­сте.
Ра­дуй­ся, го­ни­мый прав­ды ра­ди…
Быст­рое воз­вы­ше­ние, лю­бовь пат­ри­ар­ха и на­ро­да, а еще бо­лее доб­ро­де­тель­ная и чи­стая жизнь свя­ти­те­ля во мно­гих вы­зы­ва­ли за­висть и нена­висть. Как го­во­рил об этом сам свя­ти­тель: «Доб­ро­де­тель­ный че­ло­век под­вер­жен ис­ку­ше­ни­ям и ис­пы­та­ни­ям в этом ми­ре», но в глу­бине сво­е­го серд­ца он ра­ду­ет­ся, ибо со­весть его спо­кой­на. Мир нена­ви­дит и пре­зи­ра­ет доб­ро­де­тель­ных лю­дей, од­новре­мен­но, прав­да, за­ви­дуя им, ибо го­во­ри­ли на­ши пред­ки: сам враг то­же вос­тор­га­ет­ся доб­ро­де­те­лью.
К ска­зан­но­му мож­но до­ба­вить, что не толь­ко вос­тор­га­ет­ся, но и мстит. Вли­я­тель­ные лю­ди пат­ри­ар­ше­го дво­ра опа­са­лись, что все­об­щая лю­бовь к свя­ти­те­лю при­ве­дет его в чис­ло пре­тен­ден­тов на ме­сто свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Алек­сан­дрий­ско­го, так как Сафро­ний был уже в пре­клон­ных ле­тах. Они окле­ве­та­ли свя­ти­те­ля, об­ви­нив не толь­ко в по­ся­га­тель­стве на пат­ри­ар­ше­ство, но и в амо­раль­ной жиз­ни.
Мит­ро­по­лит Пен­та­поль­ский был уво­лен в от­став­ку и дол­жен был по­ки­нуть еги­пет­скую зем­лю. Он не пы­тал­ся оправ­ды­вать­ся и за­щи­щать­ся. «Доб­рая со­весть – это са­мое ве­ли­кое из всех благ. Она – це­на ду­шев­но­го ми­ра и сер­деч­но­го по­коя», – го­во­рил в сво­их про­по­ве­дях свя­ти­тель, по­ки­дая свою ка­фед­ру на­все­гда. Враж­деб­ная на­стро­ен­ность те­нью сле­до­ва­ла за ним и в Афи­нах, ку­да он пе­ре­брал­ся.
Тщет­но он хо­дил по ин­стан­ци­ям, его ни­где не хо­те­ли при­ни­мать. Ар­хи­ерей Бо­жи­ей ми­ло­стью, вла­ча жал­кое су­ще­ство­ва­ние, был ли­шен не толь­ко уте­ше­ния, но по­рой и хле­ба на­сущ­но­го. Но Гос­подь воз­дал ему за тер­пе­ние.
Од­на­жды, в оче­ред­ной раз при­няв от­каз в ми­ни­стер­стве по де­лам ре­ли­гии, свя­ти­тель спус­кал­ся по ми­ни­стер­ской лест­ни­це со сле­за­ми на гла­зах. Уви­дев его в та­ком со­сто­я­нии, мэр го­ро­да за­го­во­рил с ним. Узнав о бед­ствен­ном по­ло­же­нии, в ко­то­ром на­хо­дил­ся Нек­та­рий, мэр до­бил­ся для него ме­ста про­по­вед­ни­ка. Слав­ный мит­ро­по­лит Пен­та­поль­ский за­нял ме­сто про­сто­го про­по­вед­ни­ка в про­вин­ции Эв­бея, но и здесь его встре­ти­ли враж­деб­но, по­ве­рив кле­вет­ни­че­ским слу­хам.
Каж­дое вос­кре­се­нье под­ни­мал­ся вла­ды­ка Нек­та­рий на ка­фед­ру для про­по­ве­ди Сло­ва Бо­жия, для уте­ше­ния и вра­зум­ле­ния, встре­чая недо­ве­рие и мол­ча­ли­вое осуж­де­ние слу­ша­ю­щих. От­ча­яв­шись до­сту­чать­ся до их сер­дец, он ре­шил: «В по­след­ний раз я под­ни­мусь для про­по­ве­ди, и ес­ли они не услы­шат ме­ня, уеду». И вновь Гос­подь по люб­ви Сво­ей со­вер­шил чу­до. За од­ну неде­лю об­ле­те­ла го­род весть, что то, че­му ве­ри­ли рань­ше го­ро­жане в от­но­ше­нии свя­ти­те­ля, бы­ло лож­но. В сле­ду­ю­щее вос­кре­се­нье про­по­ведь его бы­ла при­ня­та с во­оду­шев­ле­ни­ем.
Лю­бовь на­ро­да со­пут­ство­ва­ла Нек­та­рию. Но до кон­ца жиз­ни он дол­жен был нести крест из­гна­ния и имя опаль­но­го мит­ро­по­ли­та, не при­над­ле­жа­ще­го ни к од­ной ав­то­ке­фаль­ной Церк­ви. Ка­кое-то вре­мя у него по­яви­лась на­деж­да на из­ме­не­ние та­ко­го по­ло­же­ния, ко­гда пре­стол в Алек­сан­дрии за­нял но­вый пат­ри­арх Фо­тий.
Свя­ти­тель об­ра­тил­ся к нему с пись­мом о пе­ре­смот­ре­нии де­ла и при­зна­нии сво­е­го епи­скоп­ства. Но на­деж­ды ока­за­лись тщет­ны. На его прось­бу но­вый пат­ри­арх да­же не от­ве­тил. До кон­ца сво­их дней мит­ро­по­лит Пен­та­поль­ский вы­нуж­ден был на­хо­дить­ся в непо­нят­ном ка­но­ни­че­ском по­ло­же­нии, под­пи­сы­вая все свои бу­ма­ги «пу­те­ше­ству­ю­щий епи­скоп».
Ра­дуй­ся, яко плен­ни­ком со­де­лал­ся еси люб­ве Бо­жия. Ра­дуй­ся, яко чад сво­их лю­бо­вию пле­нил еси…
По­сте­пен­но тьма кле­ве­ты от­сту­па­ла от име­ни опаль­но­го свя­ти­те­ля. Лю­ди, ви­дя его чи­стую и доб­ро­де­тель­ную жизнь, слу­шая вдох­но­вен­ные про­по­ве­ди, стре­ми­лись к нему. Сла­ва Пен­та­поль­ско­го мит­ро­по­ли­та из про­вин­ции ско­ро до­шла до сто­ли­цы и до гре­че­ско­го ко­ролев­ско­го двор­ца. Ко­роле­ва Оль­га, по­зна­ко­мив­шись с ним, вско­ре ста­ла его ду­хов­ной до­че­рью.
Бла­го­да­ря ей он на­зна­ча­ет­ся ди­рек­то­ром бо­го­слов­ской шко­лы име­ни Ри­за­ри в Афи­нах. В ней го­то­ви­ли свя­щен­но­слу­жи­те­лей и свет­ские цер­ков­ные кад­ры. В пе­ри­од управ­ле­ния свя­ти­те­ля шко­ла пе­ре­жи­ла го­ды подъ­ема. С неис­ся­ка­е­мой лю­бо­вью и тер­пе­ни­ем от­но­сил­ся Нек­та­рий к сво­им под­опеч­ным. Из­вест­ны слу­чаи, ко­гда за про­вин­ность уче­ни­ков он на­ла­гал на се­бя стро­гий пост.
К это­му вре­ме­ни во­круг Нек­та­рия ста­ли со­би­рать­ся его ду­хов­ные ча­да, мно­гие едут к нему за со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем.
То­гда же на­чи­на­ют про­яв­лять­ся в стар­це-свя­ти­те­ле Да­ры Бо­жи­ей бла­го­да­ти: про­зор­ли­вость, дар ис­це­ле­ния. Ко­гда он слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, на­хо­дясь в мо­лит­вен­ном со­сто­я­нии, ли­цо его из­лу­ча­ло свет, ко­то­рый был ви­ден окру­жа­ю­щим. Но по-преж­не­му глав­ным укра­ше­ни­ем его бы­ло ис­тин­ное сми­ре­ние.
Ко­гда в школь­ную цер­ковь при­ез­жал дру­гой епи­скоп со­слу­жить ему, он ни­ко­гда не за­ни­мал глав­но­го ме­ста, да­же ес­ли оно при­над­ле­жа­ло ему по пра­ву стар­шин­ства. Он все­гда ста­но­вил­ся спра­ва от пре­сто­ла, об­ла­чен­ный лишь в ма­лый омо­фор, а вме­сто мит­ры оде­вал чер­ный мо­на­ше­ский кло­бук.
Од­на­жды слу­жа­щий шко­лы, за­ни­мав­ший­ся убор­кой, за­бо­лел и очень пе­ре­жи­вал, что его уво­лят с ра­бо­ты. Через несколь­ко недель, вер­нув­шись, он об­на­ру­жил, что кто-то все это вре­мя вы­пол­нял его ра­бо­ту. Очень уди­вив­шись, он ре­шил узнать, кто этот ми­ло­серд­ный бла­го­де­тель. Ра­но утром при­дя в шко­лу, он в изум­ле­нии уви­дел сво­е­го «за­ме­сти­те­ля.» Это был мит­ро­по­лит Пен­та­поль­ский, ди­рек­тор бо­го­слов­ской шко­лы вла­ды­ка Нек­та­рий.
За­кон­чив под­ме­тать убор­ную, он ска­зал: «Не удив­ляй­ся, я не со­би­ра­юсь за­ни­мать тво­е­го ме­ста, я про­сто хо­чу по­мочь, чтобы за то­бой со­хра­ни­лась эта ра­бо­та. По­ка ты бо­лен, я бу­ду ра­бо­тать за те­бя. Толь­ко в шко­ле об этом не рас­ска­зы­вай».
Ра­дуй­ся, невин­ный пас­ты­рю невин­ных овец, ра­дуй­ся, муд­рый со­би­ра­тель дев­ствен­ных жем­чу­жин!
В чис­ле мно­го­чис­лен­ных ду­хов­ных чад воз­ле вла­ды­ки со­бра­лись несколь­ко де­ву­шек, же­ла­ю­щих по­свя­тить се­бя мо­на­ше­ской жиз­ни, но не ре­шав­ших­ся ид­ти ни в один мо­на­стырь, чтобы не ли­шить­ся ду­хов­но­го ру­ко­вод­ства сво­е­го на­став­ни­ка.
Как пас­тырь доб­рый, за­бо­тясь о них, Нек­та­рий стал при­смат­ри­вать под­хо­дя­щее ме­сто и оста­нав­ли­ва­ет свои по­ис­ки на о. Эги­на. Най­дя здесь раз­ва­ли­ны древ­не­го мо­на­сты­ря, он на соб­ствен­ные сред­ства по­ку­па­ет эту зем­лю. Сю­да при­ез­жа­ют пер­вые на­сель­ни­цы.
В сво­ем мо­на­сты­ре свя­ти­тель по от­кро­ве­нию Бо­жье­му ввел дав­но ис­чез­нув­ший из прак­ти­ки Пра­во­слав­ной Церк­ви ин­сти­тут диа­ко­нисс. Но, по­вто­рим, это бы­ло сде­ла­но им по от­кро­ве­нию.
К кон­цу жиз­ни еще один удар об­ру­шил­ся на свя­ти­те­ля. В мо­на­стырь при­шла 18-лет­няя Ма­рия Ку­да, убе­жав­шая от дес­по­тич­ной ма­те­ри-свеч­ни­цы. Свя­той Нек­та­рий при­нял ее в мо­на­стырь. То­гда мать де­вуш­ки по­да­ла жа­ло­бу на свя­то­го, об­ви­нив его в со­вра­ще­нии де­ву­шек и в убий­стве рож­да­е­мых яко­бы ими мла­ден­цев.
Сле­до­ва­тель, при­быв­ший в мо­на­стырь, об­зы­вал свя­то­го кен­тав­ром и тас­кал стар­ца за бо­ро­ду, а тот сми­рен­но от­ве­чал ему и сам го­то­вил еду обид­чи­ку, за­пре­щая мо­на­хи­ням пла­кать и роп­тать. Де­вуш­ку об­сле­до­вал врач и под­твер­дил ее чи­сто­ту; «уби­тых» мла­ден­цев то­же, ко­неч­но, не на­шли.

По­сле это­го мать де­вуш­ки со­шла с ума, а сле­до­ва­тель за­бо­лел тяж­ко и при­ез­жал про­сить про­ще­ния у свя­то­го.
Свя­ти­тель пред­ска­зы­вал сво­им по­слуш­ни­цам, что мо­на­стырь их бу­дет бо­гат, ес­ли они бу­дут усерд­но тру­дить­ся (о ка­ком бо­гат­стве го­во­рил свя­той? На­вер­ное, в первую оче­редь, о ду­хов­ном, хо­тя ныне мо­на­стырь не бед­ству­ет и ма­те­ри­аль­но).
Од­на­жды, про­гу­ли­ва­ясь с по­слуш­ни­цей на при­ро­де, Свя­ти­тель спро­сил ее: «Хо­чешь ли ты уви­деть сво­е­го Ан­ге­ла-Хра­ни­те­ля?» По­слуш­ни­ца, ко­неч­но, изъ­яви­ла боль­шое же­ла­ние. «Вот он пе­ред то­бой», – от­ве­тил свя­той. И тут же де­вуш­ка упа­ла без чувств, не вы­не­ся то­го, что уви­де­ла. Свя­ти­тель по­том жа­лел о том, что про­изо­шло, го­во­ря, что де­вуш­ка бы­ла еще не го­то­ва.
В дру­гой раз сест­ры мо­на­сты­ря про­си­ли свя­ти­те­ля объ­яс­нить им, как по­ни­мать сло­ва «вся­кое ды­ха­ние хва­лит Гос­по­да,» и ка­ким об­ра­зом при­ро­да сла­во­сло­вит Твор­ца. Свя­ти­тель ни­че­го не от­ве­тил на это, толь­ко на сле­ду­ю­щий ве­чер ска­зал сест­рам: «Вы спра­ши­ва­ли ме­ня о том, как при­ро­да сла­вит Гос­по­да? Вот по­слу­шай­те са­ми». Сест­ры услы­ша­ли по мо­лит­вам Свя­ти­те­ля то, что не объ­яс­нить нам.
Вся жизнь но­во­го мо­на­сты­ря про­хо­ди­ла под ру­ко­вод­ством свя­ти­те­ля Нек­та­рия, с ко­то­рым се­стер сво­ди­ла по­сто­ян­ная пе­ре­пис­ка. Ка­кой оте­че­ской лю­бо­вью, за­бо­той и неж­но­стью на­пол­не­ны его пись­ма. Неко­то­рое вре­мя свя­ти­тель од­новре­мен­но ру­ко­во­дил шко­лой, пре­бы­вая в Афи­нах, и сво­им но­во­устро­ен­ным мо­на­сты­рем, но Гос­подь рас­по­ря­дил­ся так, что вла­ды­ка ухо­дит в от­став­ку из шко­лы и на­все­гда пе­ре­се­ля­ет­ся на Эги­ну. Две­на­дцать по­след­них лет жиз­ни про­вел он со сво­и­ми ино­ки­ня­ми, вос­пи­ты­вая их для Небес­но­го Цар­ствия. Мно­го скор­бей и ис­ку­ше­ний при­шлось пе­ре­жить им, но это бы­ли и го­ды бла­го­дат­ные.
Оби­тель за это вре­мя при­ве­де­на в по­ря­док, на­ла­же­но хо­зяй­ство. Еже­днев­но свя­ти­тель Нек­та­рий про­во­дил с сест­ра­ми за­ня­тия по дог­ма­ти­ке, эти­ке, ас­ке­ти­ке, а ве­че­ра­ми они, со­брав­шись во­круг, слу­ша­ли рас­ска­зы о неис­по­ве­ди­мых тай­нах Цар­ствия Бо­жия. Ни­кто не за­ме­чал, как про­хо­ди­ло вре­мя.
«Уже позд­но, – ино­гда го­во­рил свя­ти­тель. – Пой­дем­те в храм на мо­лит­ву». А по­сле окон­ча­ния служ­бы до­бав­лял: «А что, ес­ли про­честь несколь­ко мо­литв Бо­жи­ей Ма­те­ри?» Вре­мя про­дол­жа­ло свой бег, и утрен­нее пе­ние пе­ту­хов за­ста­ва­ло всю об­щи­ну в хра­ме во вре­мя мо­лит­вы.
Ра­дуй­ся, уме­рый и жи­вый, ра­дуй­ся, зем­ной и небес­ный!
Го­ды зем­ной жиз­ни свя­ти­те­ля тем вре­ме­нем под­хо­ди­ли к кон­цу.
Чув­ствуя это, он мо­лил­ся, чтобы Гос­подь про­длил от­ме­рен­ный срок для за­вер­ше­ния всех дел в мо­на­сты­ре, но как и всю жизнь, сми­рен­но при­бав­лял: «Да бу­дет Во­ля Твоя»!
Дол­го скры­ва­е­мая бо­лезнь на­ко­нец взя­ла свое. В со­про­вож­де­нии двух мо­на­хинь его от­пра­ви­ли в боль­ни­цу. Гля­дя на ма­лень­ко­го, оде­то­го в ря­су ста­рич­ка, му­чив­ше­го­ся от страш­ной бо­ли, де­жур­ный слу­жа­щий спро­сил: «Он мо­нах?» – «Нет, – от­ве­ти­ла мо­на­хи­ня, – он епи­скоп». «Впер­вые ви­жу епи­ско­па без па­на­гии, зо­ло­то­го кре­ста, а глав­ное – без де­нег», – за­ме­тил слу­жа­щий.
Свя­ти­те­ля уло­жи­ли в тре­тье­раз­ряд­ную па­ла­ту для неиз­ле­чи­мых боль­ных. Еще два ме­ся­ца про­вел он в му­ках. В день празд­но­ва­ния Ар­хи­стра­ти­га Бо­жия Ми­ха­и­ла и всех Небес­ных Сил Гос­подь при­звал к се­бе ду­шу свя­ти­те­ля Нек­та­рия.
В боль­ни­це про­был недол­го, у него ока­зал­ся рак. Чу­де­са про­ис­хо­ди­ли и в боль­ни­це, мед­сест­ры за­ме­ти­ли, что бин­ты, ко­то­ры­ми об­вя­зы­ва­ли ра­ны свя­ти­те­ля, бла­го­уха­ют. Вме­сте со свя­тым в па­ла­те ле­жал па­ра­ли­зо­ван­ный че­ло­век, и ко­гда ду­ша свя­то­го по­ки­ну­ла этот мир, то он по­лу­чил пол­ное ис­це­ле­ние через ру­баш­ку свя­то­го Нек­та­рия.
Сра­зу по­сле кон­чи­ны те­ло свя­то­го на­ча­ло ми­ро­то­чить. Ко­гда гроб при­вез­ли на Эги­ну, то весь ост­ров вы­шел про­во­дить сво­е­го свя­то­го со сле­за­ми. Лю­ди на ру­ках нес­ли гроб свя­то­го и по­том за­ме­ти­ли, что одеж­да, в ко­то­рой они бы­ли во вре­мя по­хо­рон свя­ти­те­ля, бла­го­уха­ет. Ру­ки и ли­цо угод­ни­ка Бо­жия обиль­но ми­ро­то­чи­ли, и мо­на­хи­ни со­би­ра­ли ми­ро ва­той.
По­гре­бен свя­ти­тель Нек­та­рий в скле­пе мо­на­сты­ря, несколь­ко раз склеп от­кры­ва­ли по раз­ным при­чи­нам и каж­дый раз убеж­да­лись, что те­ло нетлен­но. Да­же фиал­ки, по­ло­жен­ные в гроб де­воч­кой, не бы­ли тро­ну­ты тле­ни­ем.
Пра­вед­ная кон­чи­на свя­то­го по­сле­до­ва­ла 9 но­яб­ря ст. ст. 1920 го­да. В 1961 го­ду со­сто­я­лась ка­но­ни­за­ция свя­ти­те­ля, бы­ли под­ня­ты его свя­тые мо­щи.. Как ска­за­ли ду­хов­ни­ки, мо­щи ис­тле­ли, чтобы их мож­но бы­ло раз­не­сти по все­му ми­ру на бла­го­сло­ве­ние от свя­то­го Нек­та­рия.

1 (1)Святитель Нектарий Пентапольский явился тем человеком, который смиренно принес всего себя в благоприятную жертву Богу. После его праведной кончины Господь прославил его неисчислимым множеством чудес от мощей, сохранявшихся в течение десятилетий нетленными и источавшими неизреченное благоухание. Святой Нектарий стал для Православной Церкви даром Божиим, а его праведная жизнь и преподобная кончина подтверждают то, что не перестанет Святая Церковь приносить в дар человечеству святых даже до скончания века.

Святитель Нектарий родился в Силиврии Фракийской (недалеко от Константинополя) 1 октября 1846 года. Родители его Димос и Балу (Мария) Кефаласы кроме Анастасия (такое имя получил в крещении св. Нектарий) имели еще шестеро детей. Когда родители учили маленького Анастасия молитвам, то при чтении 50-го псалма он останавливался на стихе «Научу беззаконныя путем Твоим…» и повторял его множество раз, прообразуя тем самым свою будущую проповедническую деятельность, через которую многие были научены Закону Господню, многие отвратились от беззаконий и возвратились на пути благочестия и спасения. Будучи семилетним отроком, он стал покупать бумагу и сшивать ее, а на вопрос матери, зачем он это делает, отвечал, что готовит книги, чтобы писать в них слова Божии. В четырнадцать лет, горя желанием продолжить учебу, переехал в Константинополь. Здесь суровым трудом зарабатывал себе на хлеб, работая на одном из табачных складов. Пребывая непрестанно в молитве и чтении святых отцов, он старался и другим принести пользу, отпуская покупателям товар в обертках, на которых, по его словам, он записывал душеполезные изречения подвижников. Почти каждый день он посещал храм Святогробского подворья, где и прислуживал.

В 1866 году св. Нектарий переехал на остров Хиос, где в течение семи лет работал учителем в школе. Будучи с детства ревнителем монашеского жития, по достижении своего тридцатилетия принял постриг с именем Лазарь в монастыре Святых Отцов на том же острове Хиос, а затем 15 января 1877 года был рукоположен во диакона с наречением имени Нектарий (доныне в Греции есть обычай менять имя при хиротонии).

В 1881-1885 годах св. Нектарий учился на богословском факультете Афинского университета, который успешно окончил с общим баллом «хорошо» в аттестате. По окончании учебы переехал в Александрию, где патриархом Софронием, ценившим образованных клириков и привлекавшим их к себе, был рукоположен во пресвитера. Спустя пять месяцев был возведен в сан Великого Архимандрита и назначен Духовником Патриархии. В это время поле его деятельности было самым разнообразным: с великой ревностью и самоотвержением он неустанно трудится в Каире, исповедуя, посещая больницы и дома престарелых, проповедуя, заботясь об обновлении храмов, составляя и издавая книги. С еще большей энергией он продолжает эти труды после рукоположения его во епископа 15 января 1889 года. Он стал митрополитом Пентапольским. Это была некогда знаменитая кафедра в Ливии, но с VII века она стала приходить в упадок и в конце концов перестала существовать. По существу св. Нектарий был лишь титулярным епископом.

Однако великая любовь и почитание простого православного народа вызвали, как это порой случается, зависть некоторых высокопоставленных лиц из Патриархии. Они обвинили святого в стремлении занять патриарший престол и возвели на него злобную клевету в его якобы неподобающем нравственном поведении. Покровительствовавший ему вначале патриарх Софроний поверил клевете и святой Нектарий летом 1890 года был изгнан из Египта. Этот факт на многие десятилетия омрачил историю Александрийской Церкви, и только недавно нынешний патриарх Петр, посетив остров Эгина во время торжеств памяти святого, официально принес святителю покаяние от лица своей Церкви за эту несправедливость к нему.

Итак, св. Нектарий был вынужден в течение четырех лет странствовать по различным областям Греции (Афины, Эвбия, Спарта, Ламия) и исполнять возложенное на него Синодом служение-проповедовать слово Божие. Наконец, в 1894 году он назначается директором Афинской церковной школы, называемой Ризарион. Здесь его образ оставил о себе самые яркие воспоминания в душах воспитанников школы-будущих священнослужителей. «Он молился,-вспоминал впоследствии один из них,-без преувеличения денно и нощно, молился за спасение всего мира. Непамятозлобный, он любил всех, а лукавых обезоруживал своим чистым взором. Он был человеком, но жил по-ангельски». В это же время несколько благочестивых женщин, его духовных чад, выразили свое желание стать монахинями, что и побудило св. Нектария к основанию женского монастыря. Вскоре нашлось подходящее место на острове Эгина, и с помощью Божией там был заново возведен разрушенный монастырь. В 1907 году святитель оставляет (по причине слабого здоровья) Ризарион и переселяется в основанную им обитель на Эгину, где он пребывал до своей кончины.

9-го ноября 1920 года святитель мирно почил, предав блаженную свою душу в руки Божии. Его благоухающие мощи более четверти века сохранялись полностью нетленными, но к 1953 году, когда мощи были перенесены из гроба святого в храм, его тело истлело. Об этом предсказал сам святитель Нектарий: явившись одному благочестивому христианину, он пояснил, что Господь благоволил остаться только косточкам, чтобы они распространились по всему миру, где только ни будет находиться храм в честь его имени.

Упомянем об одном из многочисленных чудес святого Нектария.

Корабль, совершавший плавание по Средиземному морю, попал в шторм, и ему угрожало потопление. Капитан, не видя надежды на спасение, приказал всем покинуть судно. Сам же спустился в рубку за судовым журналом. Вдруг он увидел там спокойно сидевшего седого старца. Поскольку на корабле не было священников, капитан принял его за «зайца» и спросил: «Ты что здесь делаешь?» «Не бойся,-ответил мирно старец,-никто из вас не потерпит никакого вреда. Скажи, чтобы все возвратились на судно». «Откуда ты это знаешь?-спросил с недоумением капитан.-Корабль тонет!» «Чадо,-успокоил его старец,-я из Эгины. На твоем корабле есть многие, которые меня знают. Итак, сейчас пойди, возьми лампадку от святителя Николая и брось ее в море». Тот повиновался, и совершилось чудо! Тотчас же шторм утих, и на море сделалась тишина. Тогда капитан зовет всех, кто был из Эгины, и спрашивает, какого святого они имеют у себя на острове. «Святого Нектария!»-в один голос ответили они. «Знаете, что святой Нектарий пришел к нам на корабль и сейчас находится внутри?» Осенив себя крестным знамением, все бросились внутрь, но святитель уже исчез, сотворив это чудо спасения корабля.

Приведем также некоторые из поучений святителя.

О вере: «Сколь велика, сколь чудесна сила веры! Основания земли подвигаются, стихии покоряются, горы переносятся, и вообще всякое могущественное противодействие против силы веры склоняет свою шею и смиряется перед нею. Человеческий разум чувствует свое ничтожество перед ее величием. Напрасно духи гордыни хотят проникнуть в таинство веры, напрасно трудятся стремящиеся постигнуть непостижимое. Неудача их огорчает, а превозношение приводит их в гнев. Одержимые этим гневом, они осуждают веру, а в гордыне своей презирают ее».

«Доверьтесь Богу Благому, Сильному, Живому, хотящему ввести вас в покой. За испытаниями следует духовная радость. Господь Своею любовью внимает терпящим испытания и скорби. Да не смущается сердце ваше, да не устрашается, яко с нами Бог!»

В вопросе об инославных св.Нектарий как истинный иерарх стоял за православную веру и боролся с еретиками, однако с болью воспринимал разделение церквей и стремился к тому, чтобы христиане различных деноминаций воспринимали друг друга не как врагов, но как чад единого Бога. Он писал: «Ревнитель не по разуму есть человек несчастный и достойный всякого сожаления».

О моральных качествах клириков: «Духовный пастырь обязан дома, и в церкви, и в общении-везде и всегда хранить образ своего священнического достоинства (священнолепия), которое всегда должно украшать его. Иерей, не исполняющий этого и следующий чуждому жительству, трудится напрасно и черпает в дырявый сосуд, требуя от паствы благоговения и почитания. Достоинство для священника есть та истинная одежда, которая украшает его более всякого украшения. Достойный иерей приносит в сердца верных упокоение, мир совести, становится для них примером христианской жизни, являет собой живой образ христианской религии, по которому о божественности евангельских начал могут судить даже внешние. Они, удивляясь образу, удивляются нашей божественной вере и говорят: «Смотрите, какие есть у христиан пастыри!» Достоинство отражает нападения, заграждает и несмолкающие уста, охраняет отовсюду священника и делает его непреодолимым».

Святитель Нектарий был истинным монахом и любил монашество, украшенное подвигами и добродетелями. Сохранились его поучения монашествующим: «Утверждай свое призвание, храни свое исповедание, подтверждай свою веру, укрепляй свою надежду, свидетельствуй о своей любви, храни свое жительство безукоризненным, чтобы угодить Господу… Пост, бдение и молитва суть средства к достижению цели, но не цель, ради которой вы удалились в пустыню. Подвизайтесь, чтобы освободиться от душевных страстей… Служение доброе Богу и жертва Ему благоприятная есть дух сокрушенный и сердце смиренное, но не дух вознесенный и надменный и сердце безжалостное и страстное. Подвизайтесь прежде всего смирить ваш эгоизм… Девственница становится святой, когда она чтит свое тело как святую скинию, в которую вселился Бог, хранит его чистым и непорочным, а душу или дух хранит неоскверненной страстями… Считаю своим долгом сказать вам (монахиням), что вы должны иметь особенное внимание в отношениях между собой и иметь благоговение к священным лицам… Тело подчиняем и порабощаем не для того, чтобы оно стало ненужным для служения душе, но чтобы оно не восставало против духа. Ослабивший тело и доведший его до состояния, когда оно не может служить душе, сотворил ее (т.е. душу) рабою раба… Советую вам иметь рассуждение и разумность во всем и не впадать в крайности. Строгости шествуют рядом с умеренностью добродетели. Когда вы здоровы, тогда преуспеваете, когда же болеете-напрасны ваши труды. Не натягивайте струну сверх меры. Научитесь, что Бог не по принуждению дает дары, но дарует их, когда хочет».

Иеромонах
Иоасаф (Морза),
преподаватель МинДС