Молитва к Иоанну Кронштадтскому

Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви. ИС 14-323-2804

© Издательство Сибирская Благозвонница, состав, оформление, 2014

Молитва – вода живая(Что такое молитва)

Молитва – вода живая, которою душа утоляет свою жажду. Когда молишься, тогда представляй, что как бы един только и был пред тобою Бог, Троичный в Лицах, и кроме Него ничего не было. Представь себе, что Бог в мире, как душа в теле, хотя и бесконечно выше его и не ограничивается им; – твое тело мало, и все его проникает малая душа твоя: мир же велик, а Бог бесконечно велик, и по всему творению Бог все наполняет, – «везде Сый и вся исполняяй».

* * *

Молитва есть возношение ума и сердца к Богу. Отсюда очевидно, что молиться не может тот, кого ум и сердце крепко привязаны к чему-либо плотскому, например к деньгам, к чести, или кто имеет в сердце страсти: ненависть, зависть к другим, потому что страсти обыкновенно связывают сердце, как Бог расширяет его, доставляет ему истинную свободу.

Как человек состоит из души и тела, то соответственно с этим и средства к поддержанию его жизни двоякие: телесные и духовные; к поддержанию телесной жизни служат: воздух, пища, питие, свет, теплота; к поддержанию духовной жизни – молитва (как воздух), чтение Слова Божия, Животворящие Тайны, благочестивые размышления.

Молитва – златая связь человека-христианина, странника и пришельца на земле, с миром духовным, коего он член, и паче всего с Богом – Источником Жизни; от Бога изшла душа, к Богу и да грядет всегда чрез молитву. От молитвы великая польза для молящегося: она упокоевает душу и тело; она упокоевает не только душу самого молящегося (Аз упокою вы (Мф. 11, 28)), но и часто души преставльшихся праотец, отец и братии наших. Видите, как важна молитва!

Усердная, слезная молитва не только грехи очищает, но и телесные немощи и болезни исцеляет и все существо человека обновляет и, так сказать, перерождает (говорю с опыта). – О, какой дар неоцененный – молитва! Слава Тебе, Отче щедрот и Боже всякия утехи! Слава Тебе, Сыне Божий Единородный, исходатайствовавый нам бесконечное прощение грехов наших! Слава Тебе, Душе Всесвятый, ходатайствуяй о нас воздыхании неизглаголанными (Рим. 8, 26), дающий пламенную с воздыханиями и слезами молитву, согревающий хладную душу, дающий умиление и скорбь о грехах, очищающий, освящающий, умиротворяющий, укрепляющий и обновляющий нас! Слава Тебе, Троице Святая, Безначальная, Живоначальная, во веки благословляемая от всех созданий умных!

Молитва – дыхание духовное; молясь, мы дышим Духом Святым: Духом Святым молящеся (Иуд. 1, 20). Итак, все церковные молитвы – дыхание Духа Святого, как бы духовный воздух и вместе свет, духовный огонь, духовная пища и духовное одеяние.

Молитва постоянное чувство своей духовной нищеты и немощи, созерцание в себе, в людях и в природе дел премудрости, благости и всемогущей силы Божией, молитва постоянно благодарственное настроение.

Молитвою часто называют то, что вовсе не есть молитва: сходил в церковь, постоял, посмотрел на иконы, или прежде на людей, на их лица, наряды, – говорит: помолился Богу; постоял дома пред иконою, покивал головою, проговорил заученные слова без понимания и сочувствия, – говорит: помолился Богу, хотя мыслями и сердцем вовсе не молился, а был где-либо в другом месте, с другими лицами и вещами, а не с Богом.

Молитва есть возношение ума и сердца к Богу, созерцание Бога, дерзновенная беседа твари с Творцом, благоговейное стояние души пред Ним, как пред Царем и Само-Животом, дающим всем живот; забвение для Него всего окружающего нас, пища души, воздух и свет, животворная теплота ее, очищение грехов, благое иго Христово, легкое бремя Его. Молитва – постоянное чувство своей немощи или нищеты духовной, освящение души, предвкушение будущего блаженства, блаженство ангельское, небесный дождь, освежающий, напояющий и оплодотворяющий землю души, сила и крепость души и тела, очищение и освежение мысленного воздуха, просвещение лица, веселие духа, златая связь, соединяющая тварь с Творцом, бодрость и мужество при всех скорбях и искушениях жизни, светильник жизни, успех в делах, равноангельное достоинство, утверждение веры, надежды и любви. Молитва – сообщество с Ангелами и святыми, от века Богу угодившими. Молитва – исправление жизни, мать сердечного сокрушения и слез; сильное побуждение к делам милосердия; безопасность жизни; уничтожение страха смертного; пренебрежение земными сокровищами; желание небесных благ; ожидание всемирного Судии, общего воскресения, жизни будущего века; усиленное старание избавиться от вечных мучений; непрестанное искание милости (помилования) у Владыки; хождение пред очами Божиими; блаженное исчезание пред всесоздавшим и всеисполняющим Творцом; живая вода души, вмещение в сердце всех людей любовью; низведение неба в душу; вмещение в сердце Пресвятой Троицы, по сказанному: к нему приидем и обитель у него сотворим (Ин. 14, 23).

Верь и уповай, что как легко тебе дышать воздухом и жить им или есть и пить, так и еще легче вере твоей получать от Господа все духовные дарования. Молитва есть дыхание души, молитва есть духовная пища и питье.

Слова молитвы подобны дождю или снегу, если выговариваются с верою и сочувствием: в каждом из них заключается своя сила и свой плод. Дождевые капли или снежинки, падающие непрерывно нитью или хлопьями, поят землю, и она прозябает и приносит плод; так слова молитвы – этот дождь душевный – каждое в отдельности, напояяют душу, и она прозябает плоды добродетелей, содействуюшу Святому Духу, особенно если еще есть слезный дождь.

Надо омываться от грязи, а молитва есть омовение от духовной грязи, то есть от грехов, особенно слезная.

Хотя Бог знает наши нужды, но молитва нужна для очищения и просвещения нашей души. Хорошо стоять на солнце: и тепло, и светло, – так и на молитвах пред Богом – нашим духовным Солнцем: и согреваешься, и просвещаешься.

Молиться духом и истиною(Как следует молиться)

Для чего нужно и дома молиться, и ходить в церковь к богослужению? А для чего ты ешь и пьешь и ходишь на свежий воздух каждый день, или работаешь каждый день? Для того, чтобы поддерживать жизнь тела и укреплять его. И молиться нужно непременно для того, чтобы поддерживать и возбуждать жизнь души, подкреплять душу, недугующую грехами, очищать ее, как и пищу и питье иное ты употребляешь для очищения от вредных мокрот или нечистот. Если, поэтому, ты не молишься, то весьма неразумно и безрассудно поступаешь, тело всячески поддерживая, услаждая, укрепляя, а душу оставляя в пренебрежении. Ведь всякий человек двояк, ибо состоит из души и тела.

Когда молишься, внимай себе, чтобы внутренний человек твой молился, а не внешний только. Хотя без меры грешен, а все молись. На диавольское разжжение, лукавство и отчаяние не смотри, а преодолевай и побеждай его козни. Помни пучину человеколюбия и милосердия Спасова. Диавол будет представлять тебе лице Господа грозным и немилостивым, отвергающим твою молитву и твое покаяние, а ты вспомни слова Спасителя, исполненные для нас всякого упования и дерзновения: грядущаго ко Мне не изжену вон (Ин. 6, 37), и приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии грехами и беззакониями и диавольскими кознями и наветами, и Аз упокою вы (Мф. 11, 28).

Доколе стоим на усердной молитве, дотоле и спокойно, и тепло, и легко, и светло на душе оттого, что тогда мы с Богом и в Боге; а как с молитвы долой, так и пошли искушения, разные смущения. О, преблаженное время молитвы!

Говорят: нет охоты, так не молись лукавое мудрование плотское; не стань только молиться, так и совсем отстанешь от молитвы; плоть того и хочет. Царствие Небесное нудится (Мф. 11, 12), без самопринуждения к добру не спасешься.

Можно ли молиться с поспешностью, не вредя своей молитве? Можно тем, которые научились внутренней молитве чистым сердцем. В молитве надобно, чтобы сердце искренно желало того, чего просит; чувствовало истину того, о чем говорит, – а чистое сердце имеет это как бы в природе своей. Потому оно может молиться и с поспешностью и в то же время богоугодно, так как поспешность не вредит истине (искренности) молитвы. Но не стяжавшим сердечной молитвы надо молиться неспешно, ожидая соответствующего отголоска в сердце каждого слова молитвы. А это не всегда скоро дается человеку, не привыкшему к молитвенному созерцанию. Поэтому редкое произношение слов молитвы для таких людей должно быть положено за непременное правило. Ожидай, пока каждое слово отдастся в сердце свойственным ему отголоском.

У людей, старающихся проводить духовную жизнь, бывает самая тонкая и самая трудная война через помыслы каждое мгновение жизни – война духовная; надобно быть каждое мгновение всему оком светлым, чтобы замечать втекающие в душу помыслы от лукавого и отражать их; сердце свое такие люди должны иметь всегда горящим верою, смирением, любовью; в противном случае в нем легко поселится лукавство диавольское, за лукавством маловерие или неверие, а затем и всякое зло, от которого скоро не отмоешься и слезами. Потому не допусти, чтобы сердце твое было холодным, особенно во время молитвы, избегай всячески холодного равнодушия. Весьма часто бывает, что на устах молитва, а в сердце – лукавое маловерие или неверие, устами как будто близок человек к Господу, а сердцем далек. А во время молитвы лукавый все меры употребляет к тому, чтобы охладить и излукавить наше сердце самым незаметным для нас образом. Молись да и крепись, сердце свое крепи.

Иногда мы стоим в церкви или дома на молитве в расслаблении духа и тела: и бессильна, хладна, бесплодна бывает душа наша, как оная языческая неплодящая церковь; но лишь напряжем сердце свое к искренней молитве к Богу, обратим мысли и сердце свое к Нему с верою живою, тотчас оживет, согреется и оплодотворится душа наша; какое вдруг спокойствие, какая легкость, какое умиление, какой внутренний святой огонь, какие теплые слезы о грехах, какое искреннее чувство сожаления о том, что прогневали ими Владыку Преблагого, какой свет в сердце и в уме, какой обильный поток живой воды заструится в сердце, льющийся свободно с языка или с пера и карандаша на бумагу; пустыня душевная процветает яко крин пришествием Господа в сердце. Ах! зачем мы чаще не обращаем сердец своих ко Господу! Сколько у Него всегда сокрыто для нас покоя, утешения! Коль многое множество благости Твоея, Господи, юже скрыл еси боящимся Тебе! (Пс. 30, 20).

Человек, приступая к молитве, должен смирить гордое сердце свое, отбросить от него суету земную и ввести в него веру живую и несомненную.

Бывает вместе со скорбью и теснотою новое искушение: окаменение, одеревенение, нечувствительность сердца ко всему истинному, доброму и святому; весь бываешь как камень, как колода, без веры, без способности молиться, без надежды на Божие милосердие, без любви. Как тяжело быть камнем или деревом, без веры и любви, будучи создан верить, чувствовать, надеяться, любить! И это надо терпеть и в терпении молиться, чтобы Господь отвалил камень нечувствия от дверей гроба сердца нашего, чтобы отнял от нас сердце каменное и дал нам сердце плотяное. Но что же значит это окаменение или одеревенение человека? Это показывает присутствие в нашем сердце диавола, который, насильно заняв собою, при нашем маловерии, сердце наше, отталкивает от него всякую добрую мысль, не допуская ей ложиться на сердце, отревает всякую веру, всякое доброе чувство и делает человека тяжким для самого себя. Это подлинно бывает с людьми. Да ведают же они, что это значит.

Молитва принужденная развивает ханжество, делает не способным ни к какому занятию, требующему размышления, и делает человека вялым ко всему, даже к исполнению должностей своих. Это должно убедить всех, таким образом молящихся, исправить свою молитву. Молиться должно охотно, с энергией, от сердца. Ни от скорби, ни от нужды (принужденно) молись Богу, – доброхотна бо дателя любит Бог (2 Кор. 9, 7).

Кто поспешно, без сердечного понимания и сочувствия, читает молитвы, побеждаемый своею ленивою и сонною плотью, тот служит не Богу, а плоти своей, самолюбию своему, и ругается Господу своим невниманием, безучастием своего сердца в молитве, ибо Бог есть Дух, и поклоняющиеся Богу должны покланяться Ему в духе и истине (Ин. 4, 24) – нелицемерно. Как бы ни ленива и ни расслабленна была твоя плоть, как бы ни клонила она тебя ко сну, преодолей себя, не пощади себя для Бога, отвергнись себя, да будет дар твой для Господа совершен, дай Богу твое сердце.

Хорошо иногда на молитве сказать несколько своих слов, дышащих горячею верою и любовью ко Господу. Да, не все чужими словами беседовать с Богом, не все быть детьми в вере и надежде, а надо показать и свой ум, отрыгнуть от сердца и свое слово благо, притом же к чужим словам как-то привыкаем и хладеем. И как приятен бывает Господу этот наш собственный лепет, исходящий прямо от верующего, любящего и благодарного сердца – пересказать нельзя; надобно только то сказать, что душа при своих словах к Богу трепещет радостью, вся разгорячается, оживляется, блаженствует. Несколько слов скажешь, а блаженства вкусишь столько, что не получишь его в такой мере от самых длинных и трогательных чужих молитв, по привычке и неискренне произносимых.

Во время молитвы каждое слово нужно произносить сердцем с тою силою, какая содержится в каждом из них, как и лекарства принимаются, обыкновенно, с соответствующею каждому из них лекарственною, данною им от Творца, силою. Если выпустим силу или эссенцию лекарства, тогда оно не будет действенно и набьет только оскомину; так точно, если на молитве будем произносить слова без силы их, не чувствуя их истины сердцем, мы не получим пользы от молитвы, потому что истинная, плодотворная молитва должна быть в духе и истине. Слова молитвы соответствуют лекарственным составам или специям, имеющим каждая свою силу и вместе составляющим целебный для тела прием. Как аптекари берегут силу ароматичных составов лекарственных, держа их крепко закупоренными в стекляницах или в другом каком сосуде, так и мы должны хранить крепко силу каждого слова в своем сердце, как в сосуде, и не иначе произносить его, как с соответственною ему силою.

Молясь, нужно все творение представлять как ничто пред Богом, и Единого Бога Всем, вся содержащим как каплю воды, во всем сущим, действующим и все оживляющим.

При молитве держись того правила, что лучше сказать пять слов от сердца, нежели тьмы слов языком. Когда замечаешь, что сердце твое хладно и молится неохотно, – остановись, согрей свое сердце каким-нибудь живым представлением, – например, своего окаянства, своей духовной бедности, нищеты и слепоты, или представлением великих, ежеминутных благодеяний Божиих к тебе и к роду человеческому, особенно же к христианам, и потом молись не торопясь, с теплым чувством; если и не успеешь прочитать всех молитв ко времени, беды нет, а пользы от теплой и неспешной молитвы получишь несравненно больше, чем если бы ты прочитал все молитвы, но спешно, без сочувствия. Хощу пять словес умом моим глаголати… нежели тьмы словес языком (1 Кор. 14, 19). Но очень хорошо, разумеется, было бы, если бы мы могли с должным сочувствием сказать на молитве и тьмы словес. Господь не оставляет трудящихся для Него и долго предстоящих Ему, в нюже меру они мерят, возмеривает и Он и, соответственно обилию истинных слов их молитвы, посылает в душу их обилие духовного света, теплоты духовной, мира и радости. Хорошо продолжительно и непрестанно молиться, но не вси вмещают словесе сего, но имже дано есть могий вместити да вместит (Мф. 19, 11–12). Не могущим вмещать продолжительной молитвы лучше творить молитвы краткие, но с горячею душою.

Вот ты молишься, молитва твоя совершается успешно, ты имеешь внутреннее свидетельство, что Господь и слышит ее, и благоволит к ней; у тебя мир помыслов, легко и сладостно на сердце; но вот под конец твоей молитвы, из-за самого малого расслабления твоего сердца и помышлений, в твое сердце ввергается какое-то тяжелое бремя, расслабляющий сердце огонь, и ты чувствуешь и крайнюю тяжесть молитвы, и отвращение от нее вместо прежней легкости и расположения к ней. Не отчаивайся, друг, это козни врага, который любит посмеиваться над нами, особенно в конце наших благочестивых занятий, чтобы мы впали в уныние и сочли потерянными все предыдущие труды свои в святом деле. Научись из этого вперед не угашать духа своего ни на минуту в продолжение молитвы, – молиться духом и истиною, неослабно и не льстить Господу на молитве ни одним словом, то есть ни одного слова не произносить притворно, лицемерно, пусть вся молитва твоя будет одним выражением истины, трубою Святого Духа, и ни одним словом не служит лжи вражией, не будет органом диавола. А о снятии бремени вражия с души твоей и о погашении огня его помолись сердечно ко Господу, признав пред Ним от сердца вину свою лицемерие во время произношения молитвы, – и получишь облегчение и мир. Не торопись, мирно все говори и делай. Успеешь. Враг торопит и смущает, ибо в смутной торопливости нет толку.

В близости к тебе Господа будь так уверен, чтобы тебе чувствовать, что ты, молясь Богу, касаешься Его не только мыслию и сердцем, но и устами и языком. Близ ти глагол во устех твоих и в сердце твоем (Рим. 10, 8), то есть Бог.

Живите (и ты живи), как члены одного тела, как чада Божии, в любви и согласии, в мире и тишине, друг друга уважая, друг другу снисходя, как Господь снисходит нам. Не гордитесь, не завидуйте, не враждуйте, плотские похоти обуздывайте, целомудрствуйте, воздерживайтесь от всякого излишества, будьте неленостны на молитву, дела житейские всегда начинайте краткою молитвою, день и начинайте и оканчивайте молитвою усердною к Богу, Царице Небесной и Ангелу Хранителю: за всех молитесь, как за себя, всем желайте добра, как себе, и никому не желайте и не делайте зла.

Молиться нужно для постоянной и твердой уверенности сердца, что все – и души, и тела наши с их благосостоянием и неблагосостоянием, и все имение наше, и все обстоятельства жизни – мы имеем от Бога, от державы Его, а не от природы, не от случая, не от себя. Не стань молиться Богу – и скоро забудешь сердцем Благодетеля, Творца и Господа Своего, а с забвением Его впадешь во всякое зло. Итак, видишь, что молитва всегда приносит тебе существенную пользу.

Когда совершаешь молитву, правило, особенно по книге, не спеши от слова к слову, не прочувствовавши его истины, не положивши его на сердце, но сделай и постоянно делай себе труд чувствовать сердцем истину того, что говоришь; сердце твое будет противиться этому – иногда леностью и окамененным нечувствием к тому, что читаешь, иногда сомнением и неверием, каким-то внутренним огнем и теснотою, иногда рассеянностью и уклонением к каким-либо земным предметам и попечениям, иногда припамятованием обиды от ближнего и чувством мщения и ненависти к нему, иногда представлением удовольствий света или представлением удовольствия от чтения романов и вообще светских книг, – не будь самолюбив, побеждай сердце свое, дай его Богу в жертву благоприятную: даждь Ми, сыне, твое сердце (Притч. 23, 26), – и твоя молитва сроднит, соединит тебя с Богом и со всем небом, и ты исполнишься Духом и плодами Его: правдою, миром и радостью, любовью, кротостью, долготерпением, сердечным умилением. – Тебе хочется скоро кончить молитвенное правило, чтобы дать покой утомленному телу? Сердечно помолись и заснешь самым спокойным, тихим и здоровым сном. Не поторопись же помолиться кое-как: выиграешь на полчаса молитвы целых три часа самого здорового сна. На службу или на работу торопишься? Вставай раньше, не просыпай – и помолись усердно – стяжешь спокойствие, энергию и успех в делах на целый день. Рвется сердце к делам житейской суеты? Преломи его; пусть будет сокровище его не суета земная, а Бог: научи сердце свое более всего прилепляться чрез молитву к Богу, а не к суете мира, да не посрамишься во дни болезни твоей и в час смерти твоей, как богатый суетою мира и нищий верою, надеждою и любовью. Если не будешь так молиться, как я сказал, то не будет у тебя преуспеяния жития и веры и разума духовного.

Некто во время молитвы, когда он делался вял, расслаблен духом и телом и ему хотелось дремать, возбуждал себя следующим внутренним вопросом: с кем ты беседуешь, душа моя? И, живо представляя после этого пред собою Господа, начинал молиться с великим умилением и со слезами; притупленное внимание его изощрялось, ум и сердце просветлялись, и он весь оживотворялся. Вот что значит живо представлять пред собою Господа Бога и ходить в присутствии Его! Если, говорил он дальше, душа моя, ты не смеешь вяло и небрежно разглагольствовать с людьми, высшими тебя, чтобы не оскорбить их, то как ты смеешь вяло и небрежно разглагольствовать с Господом?

В молитве главное, о чем нужно прежде всего позаботиться, – это живая, ясновидящая вера в Господа: представь Его живо пред собою и в себе самом, – и тогда еже хощеши, проси о Христе Иисусе в Духе Святом, и будет тебе. Проси просто, ничтоже сумняся, – и тогда Бог твой будет все для тебя, во мгновение совершающий великие и чудные дела, подобно тому, как крестное знамение совершает великие силы. Проси не для себя одного, но и для всех верных, для всего тела Церкви благ духовных и вещественных, не отделяя себя от прочих верующих, но, находясь в духовном единении с ними, как член единого великого тела Церкви Христовой, – и любящий всех, как чад Своих во Христе, Отец Небесный исполнит тебя великим миром и дерзновением.

На молитве нужно искреннее сожаление о своих грехах и искреннее раскаяние; – перечисляя грехи, в молитвах означенные, говорить их, чувствуя сердцем, как бы свои собственные. – Еще нужно пламенное желание не согрешать теми же грехами впредь.

Молясь, крепко внимай словам молитвы, чувствуй их сердцем. Не отвлекай от них ума ни в какие помышления. Молясь во время богослужения, совершения таинств и молитвословий при разных случаях, твердо положись сердцем на сами слова церковных молитв, веруя, что ни одно слово не положено напрасно, каждое имеет силу свою, что в каждом слове Сам Господь Триипостасный, «везде сый и вся исполняй»; думай: я ничто, все делает Господь. Еще думай: я говорю – Бог Слово во мне говорит. Мне не о чем пещись. Всю печаль вашу, сказано, возверзите на Него, яко Той печется о вас (ср. Пс. 54, 23).

Во время Богослужения, во время совершения всех таинств и молитвословий будь доверчив, как дитя по отношению к своим родителям. Помни, какие великие отцы, какие светила вселенной, Духом Святым озаренные, руководят тебя! Как дитя, будь прост, доверчив, не сумнителен в деле Божием. Всю печаль возверзи на Господа, а сам будь совершенно беспечален. Не пецытеся, како или что возглаголете, или что речете: не вы бо будете глаголющии, но Дух Отца вашего глаголяй в вас (Мф. 10, 19–20; Мк. 13, 11; Лк. 12, 11). Давно Господь снял с нас эту заботу, эту печаль, научив богоносных отцов наших Духом Своим, что глаголать Господу при Богослужении, совершении таинств и при разных случаях и обстоятельствах человеческой жизни, требующих молитвы, низводящей свышнее благословение. Нам должно быть легко молиться. Только вот враг стужает. Да что его стужения, если сердце наше утверждено в Господе! Вот беда, если мы не в Боге, если веры твердой в нас нет, если пристрастиями житейскими связали себя, если разум наш горд и кичлив, тогда и в святейшем, непорочнейшем деле богослужения, совершения и причащения Святых Таин диавол будет сильно запинать нас.

На молитве необходимо намеренное, обдуманное крайнее смирение. Надо помнить, кто говорит и что говорит, особенно это нужно во время чтения молитвы Господней: «Отче наш». Смирение разрушает все козни вражии. Ах! как много в нас тайной гордости! Это, говорим, я знаю; в этом не нуждаюсь; это не для меня; это лишнее; в этом я не грешен. – Сколько своего мудрования!

«Оспасении душ наших Господу помолимся». Кто искренне наблюдает за собою, тот замечает непрестанно, что душа наша погибает в грехах различных, спит греховною смертью, непрестанно пленяется от диавола и носит крепкие оковы страстей, замечает это и усердно воздыхает и молится ко Господу о спасении душ, искупленных бесценною кровью Христовою.

На озлобляющихся на нас или завидующих нам, гордящихся пред нами не должно взаимно озлобляться, сердиться, гордиться, как это обычно нашей растленной природе, но жалеть их, как одержимых адским пламенем и смертью духовною, молиться о них в глубине сердца, да разженет Господь мрак души их и просветит сердца их светом Своей благодати. Мы бываем омрачены своими страстями и не видим нелепости, безобразия их и своих поступков, но когда Господь просветит нас светом Своей благодати, тогда мы как от сна пробуждаемся, видим ясно безобразие, безумие своих помыслов, чувств, слов, поступков; сердце наше, до того времени загрубевшее, размягчается, злоба проходит, и на место ее является благость, ласковость, снисходительность. Потому, по слову Спаса нашего, надо любить и врагов, благословлять проклинающих и добро творить ненавидящим нас (см.: Мф. 5, 44; Лк. 6, 27–28), ибо и они – братия наши слепотствующие, заблуждающиеся.

На молитве всегда твердо верь и помни, что каждая мысль твоя и каждое слово твое могут, несомненно могут быть делом. Не изнеможет у Бога всяк глагол (Лк. 1, 37). А прилепляйся… Господеви един дух есть с Господем (1 Кор. 6, 17). Значит, и твое слово не изнеможет. Вся возможна верующему (Мк. 9, 23). Береги слово: драгоценно слово. За всякое слово праздное люди дадут ответ в День судный (Мф. 12, 36).

Во время молитвы и при чтении Слова Божия надо иметь благоговение к каждой мысли, к каждому слову, как к Самому Духу Божию, Духу истины. Сомнение и презорство к слову, как яд духа лжи, надо отсекать; а как сомнение и презорство есть плод самомнения и гордости, то гордость надо с корнем отсекать и быть как бы младенцем, в простоте лепечущим пред Богом, – младенцем, который знает и говорит только то, чему он научен от родителей, – посторонних внушений, противных родительским, не слушает и не знает, да и слушать и знать не хочет. Ибо Дух Святой научил святых мужей, как детей простых и незлобивых, просить, благодарить и славословить Бога теми молитвами, которые влагает в уста наши Церковь. Помни, что все мы дети Отца Небесного, и в простоте души смотри на всех как на детей вечного Отца, святого, всеблагого, вездесущего, всеведущего, всемогущего, премудрого, праведного, неизменяемого, о всех промышляющего, всех покрывающего кровом крил Своей благости, и живи в любви со всеми, побеждая благим всякое зло в людях.

О понуждении себя ко всякому добру. – Царствие Небесное, сказано, нудится, и нуждницы восхищают е (Мф. 11, 12). Поэтому нужно постоянно принуждать себя к истине и добру; на молитве нужно во всякое мгновение принуждать себя выговаривать каждое слово с силою, истинно, от сердца; в случае же оплошности, невнимания к своему сердцу, принуждения себя к искренности молитва будет лицемерная, ложная, богопротивная; нужно убедительно для себя самого говорить слова молитвы. Когда убедительны для тебя самого будут молитвенные слова, тогда они будут убедительны и для Бога, а без убеждения себя не думай твоею молитвою убедить Бога даровать тебе какое-либо благо. Бог дает по сердцу нашему (см.: Пс. 19, 5): чем больше искренности, сердечного жару в молитве, тем щедрее дар.

Помни, кто есть человек-то? Образ Божий, чадо Божие, христианин, наследник Царствия, член Христов. Почитать поэтому нужно всякого человека, хотя он и носит язвы прегрешений на душе своей; язвы – язвами: они изрыты диаволом и грехом, а образ – все образ Божий. О язвах его надо пожалеть, поболеть да помолиться, как о своих: ведь мы все – одно тело, все от единыя крови (Деян. 17, 26), все от единаго хлеба причащаемся (1 Кор. 10, 17). Не обращай внимания на бесовские смущения, разделения и вражды. Тверди все – одно. Мы, говори: одно.

2 января Церковь чтит память святого праведного Иоанна Кронштадтского — еще при жизни почитаемого как святого, горячо любимого народом. Причем, слава о нем гремела не только в России, но и за рубежом. Его называли просто — «дорогой батюшка». Именно с этих слов начиналось несметное количество писем, присылаемых на адрес отца Иоанна в город Кронштадт. А в посланиях — скорби, нужды, беды и просьбы о молитве — «Батюшка, помолись, родной…».

Иван Ильич Сергиев — настоящая фамилия отца Иоанна, родился 1 ноября 1829 года в селе Сура Архангельской области в семье сельского дьячка. Ребенок был настолько слабым, что его сразу в тот же день окрестили. Родители воспитывали чадо в любви к Богу. Отец постоянно его брал на службу в церковь, поэтому Ваня вырос с особой трепетной любовью к богослужению, которую пронес через всю жизнь. Как и сострадание к нищим. Семья Сергиевых была бедной, и Ванечка с ранних лет знал, что такое нужда.

Собрав от скудости необходимые средства, отец отрока Иоанна определил его в Архангельское приходское училище. Но учеба с трудом давалась Ване — преподаваемое он запоминал плохо, многое не понимал и не усваивал. Однако, зная, каких трудов и материальных затрат стоило семье определить его в училище, Иоанн начал молиться. Как он сам описывал в своих дневниках, однажды после горячей сердечной молитвы к Богу о помощи в учебе, Ваня почувствовал изменения. На утро он встал, взял книги и понял, что «точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове» — он стал лучше читать и понимал прочитанное. С тех пор он стал учиться отлично. В числе лучших Иоанн закончил училище и был принят на казенный счет в Санкт-Петербургскую Духовную Академию.

Учась в Академии, он хотел посвятить себя миссионерской работе — отправиться с проповедью в земли Сибири и Северной Америки. Однако Господь избрал его для не менее сложного служения — пастырского, среди народа бунтарского, развратного, забывшего из-за крайней нужды и неустроенности о нравственности и человечности. Примерно таким можно представить облик общества тогдашнего Кронштадта — северной военно-морской крепости России, слывшей не самым благополучным и спокойным местом в стране. По окончании Академии в 1855 году праведный Иоанн вступает в брак с Елизаветой, дочерью протоиерея Кронштадтского Андреевского собора. 12 декабря он принимает сан священника. Однако сразу после женитьбы он объявил супруге, что желает оставаться девственником и полностью отдать себя на служение Богу. Супруге с трудом, но все же пришлось принять решение мужа.

И разве не исполнил задуманное и сказанное супруге праведный Иоанн? Он полностью отдал себя на служение Богу и людям. Он выходил с проповедями в массы, заходил в дома людей, оказавшихся «на дне», с теплотой и заботой обращался с каждым, приходящим к нему, не оставался равнодушным в ситуациях, когда другой прошел бы мимо, вразумлял, наставлял… Все это были бы пустые слова, если бы не красноречивые доказательства, исторически зафиксированные в летописях. Если ранее даже на Пасху Андреевский храм полностью не заполнялся, то с приходом батюшки через некоторое время его служения, собор не мог вместить всех желающих. А служил святой Иоанн Кронштадтский каждый день. Литургия была основой его пастырского служения. «Я умираю, — пишет он, — когда не служу Литургии». Вспомните, на иконах часто праведный Иоанн Кронштадтский изображается с Евхаристической Чашей в руке. Другой рукой он указывает на Чашу, в которой Источник жизни и бессмертия.

Народ полюбил «дорогого батюшку», поверил ему, почувствовал в нем его святость и близость к Богу. К Иоанну Кронштадтскому стало стекаться огромное количество людей со всей страны. Все это неоднозначно воспринималось со стороны высшего духовенства и сослуживцев. Многие глумились над ним, обвиняли его в лицемерии, клеветали на него и обвиняли в юродстве. Не секрет, что даже в газетах о нем появлялись сатирические иллюстрации и статьи, где открыто смеялись над ним — такой, дескать, нашелся святоша. Но свой крест Иоанн Кронштадтский нес терпеливо, с удивительным смирением.

Те, кто не мог приехать к праведнику Божиему лично, писали ему письма с просьбами о молитве. Рассказывают, что из-за нескончаемого потока посланий для батюшки Иоанна пришлось даже открывать в городе дополнительное отделение почты. Можете такое себе представить? Их доставляли на адрес священника в больших бельевых корзинах. И батюшка молился. Из его жития нам известно, что праведный Иоанн Кронштадский взял за правило в своей жизни никому не отказывать в просьбе. Благодаря этому его правилу впервые и открылось, что молитва его имеет дерзновение перед Господом. Сам Иоанн Кронштадский так пишет о своих первых случаях чудотворений:

«Кто-то в Кронштадте заболел. Просили моей молитвенной помощи. У меня и тогда уже была такая привычка: никому в просьбе не отказывать. Я стал молиться, предавая болящего в руки Божии, прося у Господа исполнения над болящим Его святой воли. Но неожиданно приходит ко мне одна старушка, которую я давно знал. Она была богобоязненная, глубоко верующая женщина, проведшая свою жизнь по-христиански и в страхе Божием кончившая свое земное странствование. Приходит она ко мне и настойчиво требует от меня, чтобы я молился о болящем не иначе, как о его выздоровлении. Помню, тогда я почти испугался: как я могу — думал я — иметь такое дерзновение? Однако эта старушка твердо верила в силу моей молитвы и стояла на своем. Тогда я исповедал пред Господом свое ничтожество и свою греховность, увидел волю Божию во всем этом деле и стал просить для болящего исцеления. И Господь послал ему милость Свою — он выздоровел. Я же благодарил Господа за эту милость. В другой раз по моей молитве исцеление повторилось. Я тогда в этих двух случаях прямо уже усмотрел волю Божию, новое себе послушание от Бога — молиться за тех, кто будет этого просить».

Так и жил Иоанн Кронштадский — для других, полностью отдавая себя тем, кто нуждается в помощи и поддержке, в первую очередь, молитвенной. Хотя и материально батюшка отдавал все. Раздавал деньги, одежду, обувь. Есть свидетельства, что много раз он возвращался домой босой. Все свое жалование он тут же отдавал нищим. Из-за этого впоследствии епархиальным начальством было принято решение передавать все его ежемесячное жалование непосредственно супруге — матушке Елизавете.

Очень часто батюшка вместе с письмами получал огромные средства в благодарность от людей, получивших исцеление или разрешение в сложных ситуациях по молитвам святого. Иногда это были огромные деньги. Однако и их, не глядя и не пересчитывая, священник отдавал нуждающимся. Иногда даже не заглядывая в конверт, он тут же отдавал его первому бродяжке. Себе Иоанн Кронштадтский не оставлял ничего. Все годы своего служения он прожил в одной небольшой квартире. Известно, что ежедневно он кормил тысячу нищих. Построил «Дом Трудолюбия», в котором была школа, мастерские, приют и, конечно, церковь. В родном селе он основал и построил монастырь с большим храмом, в Санкт-Петербурге был построен женский монастырь на Карловке, ныне — Иоаннов.

По молитвам батюшки происходили чудеса при жизни. Происходят они и сегодня. Ему молятся о заступничестве перед Богом в самых разных ситуациях, ведь среди святых нет жесткой «специализации» или «зоны ответственности». Святого Иоанна Кронштадского можно попросить и о помощи в учебе, об укреплении в вере, при душевных и телесных болезнях. Известно много случаев исцелений по молитвам батюшки от недуга пьянства. Вот один такой пример, рассказанный мужчиной, лично видевшим праведного Иоанна Кронштадтского. У него была семья, двое деток. Но он мало ценил подаренное Богом счастье. Мужчина настолько крепко пил, что довел семью до крайнего разорения. Жена была вынуждена ходить по миру и собирать милостыню. Жили они в небольшой деревянной избе. И вот однажды приходит глава семьи как всегда пьяный в дом и видит, что в его скромном жилище сидит некий молодой священник. На руках у батюшки мирно сидит его сынок. По словам мужчины, глаза у священника добрые и серьезные, «точно в самое сердце смотрели и всё насквозь видели». Стыдно ему стало: «Опустил я глаза, а он смотрит прямо в душу. Начал говорить… О том, что у меня в каморке рай, потому что где дети, там всегда и тепло и хорошо, и о том, что не нужно этот рай менять на чад кабацкий…». Мужчина вспоминает, что Иоанн ни в чём его не винил, не поучал, даже наоборот — оправдывал. Да только ему не до оправданий в тот момент было — ком к горлу подошёл, глаза защипало. Святой ушёл, а автор рассказа провёл несколько часов в тяжёлых мыслях. С той дивной встречи он больше не пил: «И вот с тех пор я человеком стал».

Святой праведный Иоанн Кронштадтский мирно отошел ко Господу 2 января 1908 года. Об этом дне он знал и предсказал его заранее. На похоронах батюшки было несметное количество людей. Городские улицы и площади были переполнены народом. Несмотря на общую скорбь и причитания, по свидетельству очевидцев — отпевание было больше похоже на пасхальную утреню. Оно было благодатным и светлым — отошел ко Господу уникальный светоч, дивный молитвенник, преславный чудотворец. И сегодня святой Иоанн Кронштадтский слышит наши просьбы, обращенные к нему, наши молитвы, исполненные веры и надежды. В наше время также по молитвам святого происходит много чудес и исцелений — об этом достаточное количество свидетельств. И мы с верою и любовью помолимся дорогому батюшке: святый праведный отче Иоанне, моли Бога о нас!

Молитва ко Господу св. Иоанна Кронштадтского

Господи! Имя Твое — Любовь — не отвергни меня, заблуждающегося.

Имя Тебе Сила — укрепи меня, изнемогающего и падающего.

Имя Тебе Свет — просвети мою душу, омраченную житейскими страстями. Имя Тебе Мир — умири мятущуюся душу мою.

Имя Тебе Милость — не переставай миловать меня. Аминь.

Молитва святого праведного Иоанна Кронштадтского о пьянице:

«Господи, призри милостиво на раба Твоего (имя), прельщенного лестью чрева и плотского веселья. Даруй ему познать сладость воздержания в посте и проистекающих от него плодов Духа. Аминь».

(Р)

Праведный Иоанн Кронштадтский

Тропарь, глас 1

Аудио:

Правосла́вныя ве́ры побо́рниче,/ зем­ли́ Росси́йския печа́льниче,/ па́стырем пра́вило и о́бразе ве́рным,/ покая́ния и жи́зни во Хри­сте́ пропове́дниче,/ Боже́ственных Та́ин благогове́йный служи́телю/ и дерзнове́нный о лю́дех моли́твенниче,/ о́тче пра́ведный Иоа́нне,/ цели́телю и преди́вный чудотво́рче,/ гра́ду Кроншта́дту похвало́/ и Це́ркви на́шея украше́ние,/ моли́ всеблага́го Бо́га// умири́ти мир и спа­сти́ ду́ши на́ша.

Пере­вод: Пра­во­слав­ной веры побор­ник, зем­ли Рос­сий­ской попе­чи­тель, пас­ты­рям пра­ви­ло и при­мер веру­ю­щим, пока­я­ния и жиз­ни во Хри­сте про­по­вед­ник, Боже­ствен­ных Тайн бла­го­го­вей­ный слу­жи­тель и дерз­но­вен­ный молит­вен­ник о людях, отче пра­вед­ный Иоанн, цели­тель и уди­ви­тель­ный чудо­тво­рец, горо­ду Крон­штад­ту сла­ва и Церк­ви нашей укра­ше­ние, моли все­бла­го­го Бога мир уми­ро­тво­рить и спа­сти души наши.

Кондак, глас 3*

Днесь па́стырь Кроншта́дтский/ предстои́т Престо́лу Бо́жию/ и усе́рдно мо́лит о ве́рных/ Хри­ста́ Пастыренача́льника,/ обетова́ние да́вшаго:/ сози́жду Це́рковь Мою́/ и вра­та́ а́дова// не одоле́ют ей.

Пере­вод: Сего­дня пас­тырь Крон­штад­ский пред­сто­ит Пре­сто­лу Божию и усерд­но молит о веру­ю­щих во Хри­ста Пас­ты­ре­на­чаль­ни­ка, дав­ше­го обе­ща­ние: «Создам Цер­ковь Мою и вра­та ада не одо­ле­ют ее» (Мф.16:18).

Молитва 1‑я

О, вели́кий чудотво́рче и преди́вный уго́дниче Бо́жий, богоно́сне о́тче Иоа́нне! При́зри на нас и внем­ли́ благосе́рдно моле́нию на́шему, я́ко вели́ких дарова́ний сподо́би тя Госпо́дь, да хода́тай и при́сный моли́твенник за нас бу́деши. Се бо, страстьми́ грехо́вными обурева́еми и зло́бою снеда́еми, за́поведи Бо́жия пренебрего́хом, покая́ния серде́чнаго и слез воздыха́ния не принесо́хом, сего́ ра́ди мно́гим ско́рбем и печа́лем досто́йни яви́хомся. Ты же, о́тче пра́ведне, ве́лие дерзнове́ние ко Го́споду и сострада́ние к бли́жним свои́м име́я, умо­ли́ Всеще́драго Влады́ку ми́ра, да проба́вит ми́лость Свою́ на нас и потерпи́т непра́вдам на́шим, не погуби́т нас грех ра́ди на́ших, но вре́мя на покая́ние ми́лостивно нам да́рует. О свя́тче Бо́жий, помо­зи́ нам ве́ру правосла́вную непоро́чно соблю­сти́ и за́поведи Бо́жия благоче́стно сохрани́ти, да не облада́ет на́ми вся́кое беззако́ние, ниже́ посрами́тся пра́вда Бо́жия в непра́вдах на́ших, но да сподо́бимся дости́гнути кончи́ны христиа́нския, безболе́зненныя, непосты́дныя, ми́рныя и Та́ин Бо́жиих прича́стныя. Еще́ мо́лим тя, о́тче пра́ведне, о е́же Це́ркви на́шей Святе́й до сконча́ния ве́ка утвержде́нней бы́ти, Оте́честву же на́шему мир и пребыва́ние в пра́вде Бо́жией испро­си́ и от всех зол сохра­ни́, да та́ко наро́ди на́ши, Бо́гом храни́ми, в единомы́слии ве́ры и во вся́ком благоче́стии и чисто­те́, в ле́поте духо́внаго бра́тства, трезве́нии и согла́сии свиде́тельствуют: я́ко с на́ми Бог! В Не́мже живе́м, и дви́жемся, и есмы́, и пребу́дем во ве́ки. Ами́нь.

Пере­вод: О, вели­кий чудо­тво­рец и пре­див­ный угод­ник Божий, бого­нос­ный отец Иоанн! Посмот­ри на нас и при­слу­шай­ся мило­серд­но к наше­му моле­нию, посколь­ку вели­ких даров спо­до­бил тебя Гос­подь, да будешь за нас посред­ник и посто­ян­ный молит­вен­ник. Пото­му что запо­ве­ди Божьи пре­не­брег­ли, пока­я­ния сер­деч­но­го и слёз воз­ды­ха­ния не при­нес­ли, стра­стям гре­хов­ным под­вер­га­ем­ся и съе­да­ем­ся зло­бой, поэто­му мы явля­ем­ся достой­ны­ми мно­гих скор­бей и печа­ли. Ты же, пра­вед­ный отец, име­ешь вели­кое дерз­но­ве­ние ко Гос­по­ду и состра­да­ние к сво­им ближ­ним, умо­ли Все­щед­ро­го Вла­ды­ку мира, да про­длит Свою милость на нас и потер­пит наши неправ­ды, не погу­бит нас из-за наших гре­хов, но дару­ет мило­стив­но нам вре­мя на пока­я­ние. О Божий свя­той, помо­ги нам пра­во­слав­ную веру в чисто­те сохра­нить и Божьи запо­ве­ди в бла­го­че­стии сохра­нить, да не будет гос­под­ство­вать надо мной каж­дое без­за­ко­ние, и не посра­мит­ся Божья прав­да в наших неправ­дах, но да спо­до­бим­ся достиг­нуть кон­чи­ны жиз­ни по-хри­сти­ан­ски, не мучи­тель­но, без­бо­яз­нен­но, мир­но и быть при­част­ным к Божьим Тай­нам. Ещё молим тебя, пра­вед­ный отец, о том, что­бы наша Свя­тая Цер­ковь до скон­ча­ния века креп­ко дер­жа­лась, Оте­че­ству наше­му испро­си мир и сохра­не­ние в прав­де Божи­ей и сохра­ни от всех зол, да так наши наро­ды, Богом хра­ни­мые, в еди­но­мыс­лии веры и во вся­ком бла­го­че­стии и чисто­те, в кра­со­те духов­но­го брат­ства, бодр­ство­ва­нии и согла­сии сви­де­тель­ству­ют: пото­му что с нами Бог (Ис.8:9)! В Нем живём, и дви­жем­ся, и суще­ству­ем, и пре­бу­дем во веки. Ами́нь.

Молитва 2‑я**

О, святы́й пра́ведный о́тче Иоа́нне, всеросси́йский свети́льниче и преди́вный чудотво́рче! Ты от младе́нческих лет Бо́гом избра́н был еси́ и, ду́хом пламене́я, я́ко и́стинный па́стырь, житие́м, сло́вом, любо́вию, ве́рою, чистото́ю лю́дем послужи́л еси́. Сего́ ра́ди мо́лим тя, пра́ведный о́тче: моли́ Человеколю́бца Бо́га Це́рковь Святу́ю ми́ром и тишино́ю огради́ти, зе́млю Росси́йскую во благоде́нствии сохрани́ти, па́стыри благода́ти и и́стины преизоби́льно испо́лнити, вла́сти умудри́ти, правосла́вное во́инство укрепи́ти, немощны́я исцели́ти, развраще́нныя испра́вити, ю́ныя воспита́ти, ста́рцы и вдови́цы уте́шити и нам всем во Ца́рствии Небе́снем сподо́битися со все́ми святы́ми прославля́ти Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва 3‑я

О, вели́кий уго́дниче Христо́в, святы́й пра́ведный о́тче Иоа́нне Кроншта́дтский, па́стырю ди́вный, ско́рый помо́щниче и ми́лостивый предста́телю! Воз­но­ся́ славосло́вие Триеди́ному Бо́гу, ты моли́твенно взыва́л: Имя Тебе́ — Любо́вь: не отве́ргни меня́, заблужда́ющагося. Имя Тебе́ — Си́ла: укре­пи́ меня́, изнемога́ющего и па́дающаго. Имя Тебе́ — Свет: про­свя­ти́ ду́шу мою́, омраче́нную жите́йскими страстя́ми. Имя Тебе́ — Мир: уми­ри́ мяту́щуюся ду́шу мою́. Ны́не благода́рная тво­е­му́ предста́тельству всеросси́йская па́ства мо́лится тебе́: Христоимени́тый и пра́ведный уго́дниче Бо́жий! Любо́вию твое́ю оза­ри́ нас, гре́шных и немощны́х, сподо́би нас при­не­сти́ досто́йные пло­ды́ покая́ния и не осужде́нно причаща́тися Христо́вых Та́ин. Си́лою твое́ю ве́ру в нас укре­пи́, в моли́тве под­дер­жи́, неду́ги и боле́зни исце­ли́, от напа́стей, враго́в, ви́димых и неви́димых, изба́ви. Све́том ли́ка тво­е­го́ служи́телей и предстоя́телей Алта­ря́ Христо́ва на святы́е по́двиги па́стырского де́лания подви́гни, младе́нцем воспита́ние да́руй, ю́ное наста́ви, ста́рость под­дер­жи́, святы́ни хра́мов и святы́е оби́тели оза­ри́! Уми­ри́, чудотво́рче и прови́дче преизря́днейший, наро́ды стра­ны́ на́шея, благода́тию и да́ром Свята́го Ду́ха изба́ви от междуусо́бныя бра́ни, расточе́нная собе­ри́, прельще́нныя обра­ти́ и сово­ку­пи́ Святе́й Собо́рней и Апо́стольской Це́ркви. Ми́лостию твое́ю супру́жества в ми́ре и единомы́слии соблю­ди́, мона́шествующим в дела́х благи́х преуспея́ние и благослове́ние да́руй, малоду́шныя уте́ши, стра́ждущих от духо́в нечи́стых сво­бо­ди́, в ну́ждах и обстоя́ниих су́щих поми́луй и нас на путь спасе́ния наста́ви. Во Хри­сте́ живы́й, о́тче наш Иоа́нне, при­ве­ди́ нас к Невече́рнему Све́ту жи́зни ве́чныя, да сподо́бимся с тобо́ю ве́чнаго блаже́нства, хва́ляще и превознося́ще Бо́га во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Краткое житие

День памя­ти 20 декабря/2 января

Муд­рый настав­ник и доб­рый пас­тырь, сде­лав­ший мно­го для укреп­ле­ния веры, помо­щи людям, уми­ре­ния стра­ны, спа­се­ния от надви­га­ю­щей­ся сму­ты. Пода­тель мно­гих исце­ле­ний и помо­щи в раз­лич­ных житей­ских нуж­дах, борец за народ­ную трез­вость и духов­ное просвещение.

  • Глас в Словаре.
  • Канон свя­то­му пра­вед­но­му Иоан­ну Кронштадтскому.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский – один из самых любимых и почитаемых в народе святых. Свою жизнь он посвятил служению ближним, за что снискал любовь всех слоев населения и Божию благодать.

Праведному пастырю Иоанну Кронштадтскому молятся:

  • о здравии;
  • об исцелении больных;
  • о даровании детей, их здоровье и воспитании;
  • о прибавлении ума, об успехах в обучении;
  • о помощи в избавлении от алкоголизма, наркомании, игромании, табакокурения и других страстей;
  • в печали и скорби;
  • в трудных жизненных ситуациях;
  • о семье, помощи в семейных нуждах;
  • об обращении неверующих.

Тропарь, глас 1

Православныя веры поборниче, земли Российския печальниче, пастырем правило и образе верным, покаяния и жизни во Христе проповедниче, Божественных Тайн благоговейный служителю и дерзновенный о людех молитвенниче, отче праведный Иоанне, целителю и предивный чудотворче, граду Кронштадту похвало и Церкви нашея украшение, моли Всеблагаго Бога умирити мир и спасти души наша.

Кондак, глас 3

Днесь пастырь Кронштадтский предстоит Престолу Божию и усердно молит о верных Христа Пастыреначальника, обетование давшаго: «Созижду Церковь Мою и врата адова не одолеют ей».

Молитва

О, великий угодниче Христов, святый праведный отче Иоанне Кронштадтский, пастырю дивный, скорый помощниче и милостивый предстателю! Вознося славословие Триединому Богу, ты молитвенно взывал: «Имя Тебе – Любовь: не отвергни меня заблуждающагося; Имя Тебе – Сила: укрепи меня изнемогающаго и падающаго; мя Тебе – Свет: просвети душу мою, омраченную житейскими страстями; Имя Тебе – Мир: умири мятущуюся душу мою. Имя Тебе – Милость: не переставай миловать меня.» Ныне благодарная твоему предстательству всероссийская паства молится тебе: Христоименитый и праведный угодниче Божий! Любовию твоею озари нас, грешных и немощных, сподоби нас принести достойные плоды покаяния и неосужденно причащатися Святых Христовых Таин; cилою твоею веру в нас укрепи, в молитве поддержи, недуги и болезни исцели, от напастей, врагов видимых и невидимых избави; cветом лика твоего служителей и предстоятелей Aлтаря Христова на святые подвиги пастырскаго делания подвигни, младенцам воспитание даруй, юность настави, старость поддержи, святыни храмов и святые обители озари; умири, чудотворче и провидче преизряднейший, народы страны нашея, благодатию и даром Святаго Духа избави от междоусобныя брани, расточенныя собери, прелыщенныя обрати и совокупи Святей Соборной и Апостольской Церкви; Милостию твоею супружества в мире и единомыслии соблюди, монашествующим в делах благих преуспеяние и благословение даруй, малодушныя утеши, страждущих от духов нечистых свободи, в нуждах и обстояниях сущих помилуй и всех нас на путь спасения настави. Во Христе живый, отче наш Иоанне! Приведи нас к невечернему свету жизни вечныя, да сподобимся с тобою вечнаго блаженства, хваляще и превозносяще Бога во веки веков. Аминь.

Житие

Будущий всероссийский светильник веры родился 19 октября 1829 года в Архангельской губернии, на далеком севере России, в семье сельского дьячка. Отца его звали Илией, а мать Феодорой. Новорожденный мальчик был настолько слаб, что родители тут же окрестили его и назвали Иоанном в честь прп. Иоанна Рыльского. После Таинства младенец окреп и стал поправляться.

Благочестивые родители с раннего детства прививали сыну любовь к Богу. Мальчик часто ходил с отцом в церковь и очень полюбил богослужения.

Семья Сергиевых жила бедно, поэтому Иоанн рано узнал о том, что на свете есть горе, нужда и страдания. Это сделало его задумчивыми и сосредоточенным, а также способствовало воспитанию сочувственного отношения к нищим. Отрок не любил шумных детских игр, стремился к уединению и постоянно имел память о Боге. Тонкая душа юного Иоанна получала наслаждение от любования природой, видя в ней величие Творца.

Когда Иоанну исполнилось 6 лет, отец начал его обучение. Знания давались мальчику с трудом, и это его очень огорчало. Вскоре отец отдал сына в приходское училище в Архангельске. Там маленький Иоанн очень остро чувствовал одиночество и находил утешение только в молитве.

В одну из таких ночей, когда отрок горячо молился о даровании ему разумения, с него будто спала пелена. Он схватил книгу и понял, что хорошо читает и запоминает прочитанное. С того времени Иоанн стал лучшим учеником. Он с отличием окончил училище и семинарию, а затем поступил в Петербургскую Духовную академию на казенный счет.

Во время учёбы в семинарии мальчик лишился отца. Он хотел оставить учебу и пойти работать, но мать настояла на его поступлении в Академию.

Чтобы помочь семье, он выпросил себе должность в канцелярии и весь заработок посылал матери.

В студенческие годы он видел себя во сне, служащим в Кронштадтском Андреевском соборе. А после окончания курса, в 1855 году, Иоанну Сергиеву предложили жениться на дочери протоиерея этого собора — Елизавете и служить там, что и было им с радостью исполнено. Переступив впервые порог собора, о. Иоанн замер: это был храм, некогда виденный им во сне.

О супружеской жизни отца Иоанна известно, что до конца дней они прожили как брат с сестрой.

Непаханое поле деятельности развернулось перед молодым священником. В Кронштадт ссылали многих порочных людей, здесь царил дух неверия, распутства и злобы. И вот к таким, потерянным для общества людям, ходил о. Иоанн. Он помогал им не только духовно, но и материально, отдавая иногда последнее. Его не раз грабили во время посещения опасных кварталов, но пастырь кротко сносил обиды. Вскоре даже преступники стали называть его «святым».

Деятельность отца Иоанна не находила поддержки в церковных кругах. Епархиальное начальство даже запрещало выдавать ему зарплату, так как все деньги он отдавал нищим. Люди смеялись над священником, считая его ненормальным, но он кротко и смиренно сносил все оскорбления.

За благочестивую жизнь и жертвенную любовь к ближним Господь сподобил своего угодника дара чудотворения. По его молитвам стали исцеляться тяжело больные люди, прекращалась засуха.

Со временем вся Россия стала искать помощи у праведника. Ежедневно тысячи людей искали встречи с ним. А писем и телеграмм приходило столько, что на почте пришлось открыть отделение специально для них. Кронштадтскому пастырю приносили богатые пожертвования, но он ничего не оставлял для себя. На эти деньги ежедневно питалось до тысячи нищих, был построен «Дом трудолюбия», а при нем школа, церковь, приют и мастерские. В родном селе отец Иоанн построил каменный храм и основал женский монастырь. Его трудам обязан своим появлением и женский монастырь на Карповке (Санкт-Петербург).

Более 25 лет отец Иоанн посвятил преподаванию Закона Божия в гимназии и училище города и снискал любовь учеников. Его уроки проходили живо, в форме интересных бесед.

Пастырь Кронштадтский получил признание и при Дворе. Он посещал Императора Александра III и присутствовал при его кончине.

В последние годы жизни праведнику была попущена Богом тяжелая болезнь, которую он переносил с кротостью и терпением. Наконец, в 1908 году отца Иоанна не стало. Хоронили его собором епископов в монастыре на Карповке. Толпы людей стояли от Кронштадта до Санкт-Петербурга, что было невиданным доселе зрелищем. Казалось, вся Россия пришла проводить в последний путь своего молитвенника.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский был канонизирован Поместным собором РПЦ в 1990 году.

Праздник

День памяти святого празднуется 2 января.

Заказать молебен