Молитва вечная память

«Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих…» — эта молитва звучит в церкви во время богослужений, посвященных усопшим, – отпевания и панихиды.

Текст: Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная.

Перевод на современный русский язык: Со святыми упокой, Христос, душу раба Твоего (или: рабы Твоей), там, где нет ни боли, ни скорби, ни стенания, но жизнь бесконечная.

Отпевание совершается, когда человек только что умер и предстоят похороны (не случайно точное название этой службы – погребение). Панихиду же служат, когда тело уже предано земле, и эта служба может совершаться хоть каждый день (за исключением Пасхальной седмицы).

Звучит эта молитва примерно в середине отпевания или панихиды. Она выражает суть всей службы отпевания: мы просим Бога упокоить душу, только что отшедшую от тела, там же, где пребывают души святых.

«Упокоить» значит «даровать покой, мир». При жизни человек, может быть, много страдал – и от телесных болезней, и от душевных скорбей. Телесным страданиям смерть кладет предел, а вот душа усопшего и после смерти может остаться в том же состоянии, в котором была при жизни. Если человека мучила обида, или страх, или жажда мести, весьма вероятно, что и после смерти эти чувства будут его тревожить. А, может быть, даже усугубятся – ведь, переступая порог вечности, душа приобретает новый опыт, встречается с неведомым ей духовным миром.

Но Церковь верит, что Господь может облегчить состояние души усопшего, даровать ей мир, спокойствие и радость. Тем более – если мы Его об этом просим. Об этом мы и молимся – все те, кто любил и продолжает любить усопшего. Мы просим поместить его душу в мирное, покойное место, «где нет ни болезней, ни печали, ни вздохов, но жизнь бесконечная». Это место христиане называют раем. Его жители – святые, они пребывают в постоянном общении с Богом и поэтому живут вечно. Ведь Он Сам сказал о Себе: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет» (Ин. 11:25).

Часто вместо панихид в храмах служат сокращенные службы по усопшим – так называемые литии. Лития состоит всего из нескольких молитв, к которым священники часто добавляют и «Со святыми упокой…» (хотя Требник – богослужебная книга с чинопоследованиями всех основных церковных обрядов и большинства Таинств – ее не предусматривает).

См. так­же: «Поми­но­ве­ние усоп­ших».

Тропарь, глас 81

Аудио:

Глубино́ю му́дрости человеколю́бно вся́ стро́яй, и поле́зное все́м подава́яй, Еди́не Соде́телю, упоко́й Го́споди ду́шу раба́ Тво­е­го́ (или: ду́шу рабы́ Тво­ея́; о мно­гих же: ду́ши ра́б Твои́х): на Тя́ бо упова́ние возложи́ша, Твор­ца́ и Зижди́теля и Бо́га на́шего.

Пере­вод: Глу­бо­чай­шей муд­ро­стью чело­ве­ко­лю­би­во всем управ­ля­ю­щий и полез­ное всем пода­ю­щий, Еди­ный Созда­тель, упо­кой, Гос­по­ди, души рабов Тво­их, ибо на Тебя они надеж­ду воз­ло­жи­ли, Твор­ца, и Про­мыс­ли­те­ля, и Бога нашего.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, и ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Сла­ва Отцу и Сыну и Свя­то­му Духу, и ныне, и все­гда, и во веки веков. Аминь.

Бого­ро­ди­чен: Тебе́ и сте́ну, и приста́нище и́мамы, и Моли́твенницу благоприя́тну к Бо́гу, Его́же роди­ла́ еси́, Богоро́дице безневе́стная, ве́рных спасе́ние.

В тебе име­ем мы и сте­ну, и при­бе­жи­ще, и Заступ­ни­цу, бла­го­угод­ную Богу, Кото­ро­го роди­ла Ты, Бого­ро­ди­ца, бра­ка не познав­шая, вер­ных спасение.

Тропари, глас 51

Аудио:

При­пев: Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.

Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, научи меня пове­ле­ни­ям Твоим.

Святы́х лик обре́те исто́чник жи́зни, и дверь ра́йскую, да обря́щу и аз путь покая́нием. Поги́бшее овча́ аз е́смь, воз­зо­ви́ мя, Спа́се, и спа­си́ мя.

Хор свя­тых обрел источ­ник жиз­ни и дверь рая; да обре­ту и я путь пока­я­ния. Я – про­пав­шая овца; при­зо­ви меня, Спа­си­тель, и спа­си меня!

Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.

А́гнца Бо́жия пропове́давше, и закла́ни бы́вше я́коже а́гнцы, и к жи́зни нестаре́емей, святи́и, и присносу́щней преста́вльшеся, Того́ приле́жно, му́ченицы, моли́те долго́в разреше́ние нам дарова́ти.

Об Агн­це Божи­ем про­воз­гла­сив­шие и зако­ло­тые как агн­цы, и к жиз­ни неста­ре­ю­щей, свя­тые, и веч­ной пере­се­лив­ши­е­ся, Его усерд­но, муче­ни­ки, про­си­те, дол­гов про­ще­ние нам даровать.

Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.

В путь у́зкий хо́ждшии приско́рбный, вси в житии́ крест я́ко яре́м взе́мшии, и Мне последова́вшия ве́рою, прииди́те наслади́теся, и́хже угото́вах вам по́честей, и венце́в небе́сных.

Путем узким ходив­шие, при­скорб­ным, все в жиз­ни крест как ярмо под­няв­шие, и за Мною после­до­вав­шие с верою, при­ди­те, насла­ждай­тесь тем, что Я при­го­то­вил вам: награ­да­ми и вен­ца­ми небесными!

Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.

О́браз е́смь неизрече́нныя Тво­ея́ сла́вы, а́ще и я́звы ношу́ прегреше́ний; уще́дри Твое́ созда́ние, Влады́ко, и очи́сти Твои́м благоутро́бием, и вожделе́нное оте́чество пода́ждь ми, рая́ па́ки жи́теля мя сотворя́я.

Образ я неиз­ре­чен­ной Тво­ей сла­вы, хотя ношу и язвы согре­ше­ний: пожа­лей Твое созда­ние, Вла­ды­ка, и очи­сти по Сво­е­му мило­сер­дию, и вожде­лен­ное оте­че­ство подай мне, сно­ва делая меня граж­да­ни­ном рая.

Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.

Дре́вле у́бо от не су́щих созда́вый мя, и о́бразом Твои́м Боже́ственным почты́й, преступле́нием же за́поведи па́ки мя возврати́вый в зе́млю, от нея́же взят бых, на е́же по подо́бию воз­ве­ди́, дре́внею добро́тою возобрази́тися.

В древ­но­сти из небы­тия создав­ший меня и обра­зом Тво­им Боже­ствен­ным почтив­ший, но за нару­ше­ние запо­ве­ди сно­ва меня воз­вра­тив­ший в зем­лю, из кото­рой я был взят! К тому, что по подо­бию Тво­е­му, воз­ве­ди, что­бы в преж­ней кра­со­те мне восстановиться.

Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.

Упоко́й, Бо́же, раба́ Тво­е­го́ (рабу́ Твою́, рабы́ Твоя́) и учи­ни́ его́ (ю, я́) в раи́, иде́же ли́цы святы́х, Го́споди, и пра́ведницы сия́ют я́ко свети́ла; усо́пшаго раба́ Тво­е­го́ (усо́пшую рабу́ Твою́, усо́пшия́ рабы́ Твоя́) упоко́й, презира́я его́ (ея́, их) вся согреше́ния.

Упо­кой, Боже, рабов Тво­их, и посе­ли их в раю, где хоры свя­тых, Гос­по­ди, и пра­вед­ни­ки сия­ют как све­ти­ла, усоп­ших рабов Тво­их упо­кой, не смот­ря на все их согрешения.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху.

Трисия́тельное Еди́наго Боже́ства благоче́стно пое́м, вопию́ще: Свят еси́, О́тче безнача́льный, собезнача́льный Сы́не, и Боже́ственный Ду́ше, про­све­ти́ нас ве́рою Тебе́ служа́щих, и ве́чнаго огня́ исхити́.

Све­том Трой­ствен­ным сия­ю­щее еди­ное Боже­ство бла­го­го­вей­но вос­по­ем, взы­вая: «Свят Ты, Отче Без­на­чаль­ный, Столь же Без­на­чаль­ный Сын и Боже­ствен­ный Дух: про­све­ти нас, верою Тебе слу­жа­щих, и исторг­ни из веч­но­го огня.

И ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Бого­ро­ди­чен: Ра́дуйся, Чи́стая, Бо́га пло́тию ро́ждшая во спасе́ние всех, Е́юже род челове́ческий обре́те спасе́ние, Тобо́ю да обря́щем рай, Богоро́дице чи́стая благослове́нная.

Радуй­ся, Досто­чти­мая, Бога по пло­ти родив­шая для спа­се­ния всех, бла­го­да­ря Тебе род чело­ве­че­ский обрел спа­се­ние; да обре­тем через Тебя рай, Бого­ро­ди­ца Чистая, благословенная.

Аллилу́ия, аллилу́ия, аллилу́ия, сла́ва Тебе́, Бо́же. (Три­жды)

Седален, глас 51

Аудио:

Поко́й, Спа́се наш, с пра́ведными раба́ Тво­е­го́ (рабу́ Твою́, рабы́ Твоя́), и сего́ (сию́, сия́) все­ли́ во дво́ры Твоя́, я́коже есть пи́сано, презира́я, я́ко благ, прегреше́ния его́ (ее́, их), во́льная и нево́льная, и вся я́же в ве́дении, и не в ве́дении, Человеколю́бче.

Упо­кой, Спа­си­тель наш, с пра­вед­ны­ми раба Тво­е­го и посе­ли его во дво­рах Тво­их, как напи­са­но, не взи­рая, как Бла­гой, на согре­ше­ния его воль­ные и неволь­ные, и на всё, в веде­нии и в неве­де­нии соде­ян­ное, Человеколюбец.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, и ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Бого­ро­ди­чен: От Девы воз­си­я­вый миру, Хри­сте Боже, сыны све­та Тою пока­за­вый, поми­луй нас.

От Девы вос­си­яв­ший миру, Хри­сте Боже, и через Нее сына­ми Све­та нас явив­ший, поми­луй нас.

Кондак, глас 82

Аудио:

Со святы́ми упоко́й, Хри­сте́, ду́шу раба́ Тво­е­го́, иде́же не́сть боле́знь, ни печа́ль, ни воздыха́ние, но жи́знь безконе́чная.

Со свя­ты­ми упо­кой, Хри­сте, душу раба Тво­е­го, там, где нет ни боли, ни скор­би, ни сте­на­ния, но жизнь бесконечная.

Икос2

Аудио:

Са́м Еди́н еси́ Безсме́ртный, сотвори́вый и созда́вый челове́ка, земни́и у́бо от зем­ли́ созда́хомся, и в зе́млю ту́южде по́йдем, я́коже повеле́л еси́ созда́вый мя́ и реки́й ми́: я́ко зем­ля́ еси́ и в зе́млю оти́деши, а́може вси́ челове́цы по́йдем, надгро́бное рыда́ние творя́ще пе́снь: аллилу́иа.

Сам – один бес­смерт­ный, сотво­рив­ший и создав­ший чело­ве­ка: мы же, смерт­ные, из зем­ли были созда­ны, и в ту же зем­лю пой­дем, как пове­лел Ты, создав меня и ска­зав мне: «Ты зем­ля, и в зем­лю отой­дешь», куда все мы, смерт­ные, пой­дем, над­гроб­ное рыда­ние пре­тво­ряя в песнь «Алли­лу­ия!»

Тропари, глас 42

Аудио:

Со ду́хи пра́ведных сконча́вшихся, ду́шу раба́ Тво­е­го́, Спа́се, упоко́й, сохраня́я ю́ во блаже́нной жи́зни, я́же у Тебе́, Человеколю́бче.

Со духа­ми пра­вед­ных скон­чав­ших­ся душу раба Тво­е­го, Спа­си­тель, упо­кой сохра­няя ее в бла­жен­ной жиз­ни, той, что у Тебя, Человеколюбец.

В поко́ищи Твое́м, Го́споди, иде́же вси́ святи́и Твои́ упокоева́ются, упоко́й и ду́шу раба́ Тво­е­го́, я́ко еди́н еси́ Человеколю́бец.

В месте упо­ко­е­ния Тво­ем, Гос­по­ди, где все свя­тые Твои обре­та­ют покой, упо­кой и душу раба Тво­е­го, ибо Ты Один – Человеколюбец.

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху.

Ты́ еси́ Бо́г, соше́дый во а́д, и у́зы окова́нных разреши́вый, Са́м и ду́шу раба́ Тво­е­го́ упоко́й.

Ты – Бог наш, сошед­ший во ад и муки узни­ков пре­кра­тив­ший, Сам и душу раба Тво­е­го упокой.

И ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Бого­ро­ди­чен: Еди́на Чи́стая и Непоро́чная Де́во, Бо́га без се́мене ро́ждшая, моли́ спасти́ся души́ его́.

Еди­ная чистая и непо­роч­ная Дева, Бога во чре­ве носив­шая неиз­ре­чен­но, хода­тай­ствуй о спа­се­нии души раба Твоего.

Во блаже́нном успе́нии ве́чный поко́й пода́ждь, Го́споди, усо́пшему рабу́ Тво­е­му́ (имя), и сотво­ри́ ему́ ве́чную па́мять.

Во бла­жен­ном успе­нии веч­ный покой подай, Гос­по­ди, усоп­ше­му рабу Тво­е­му (имя), и сотво­ри ему веч­ную память!

Мы предлагаем читателям толкования богослужений, которыми усопшего провожают в последний путь, составленные по книге епископа Афанасия (Сахарова) «Поминовение усопших по уставу Православной Церкви».

Прощание как праздник

В уставе Церкви существуют специальные молитвы для каждого момента прощания с умершим: и на положение тела во гроб, и на изнесение его из дома, и на перенесение в храм. Сейчас, конечно, о большинстве православных молятся только на отпевании, а затем на панихидах. Но и в этих богослужениях отчетливо звучит мысль, что разлука временна, а смерть — благо, дарованное человеку Богом. Не будь смерти, бессмертно было бы и зло. Смерть прекращает развитие зла, человек встречается со своим Господом…

Совершая богослужение у гроба скончавшегося православного христианина, святая Церковь не только имеет в виду вознести моление о прощении его грехов. Церковь собирается, чтобы почтить усопшего собрата в этот исключительный для него день, когда он становится центром внимания всех, как бы своего рода юбиляр или именинник. Мы в последний раз услаждаем отходящего торжественной и умилительной службой в храме, где прежде многажды вкупе свидохомся… и вкупе пояхом (где и прежде много раз были вместе и вместе воспевали Бога, — ред.).

Погребение по уставу — торжественная соборная служба. Тогда как в других последованиях, даже в таинствах Крещения и Брака, действует один священник с диаконом, совершение погребения предполагается при участии целого сонма священнослужителей, если возможно, то и с архиереем во главе. Все это собрание священнослужителей окружает гроб усопшего, как на юбилее окружают юбиляра собравшиеся поздравить его. Около гроба, как около святыни, ставятся четыре подсвечника с зажженными свечами. Все молящиеся держат в руках горящие свечи, как в великие праздники. Как при больших торжествах, совершается обильное воскурение фимиама, причем всякое каждение начинается и оканчивается каждением тела мертвого. Такая честь обычно воздается иконе праздника, чествуемой святыне и главе церковного собрания. Не случайно тело почившего в большинстве случаев в последовании погребения именуется «мощами». Дорогие останки дорогого усопшего становятся некоторой святыней. Они и действительно святыня, ибо неоднократно освящались таинствами церковными. Так чествуют церковное собрание своего собрата.

Прощание как утешение

Многие песнопения погребения обращены (прямо или косвенно) к окружающим гроб людям. Церковь старается, насколько возможно, умерить их печаль, утешить их, приободрить, подвигнуть к тому, что наиболее нужно усопшему — к молитве о нем и, наконец, самим им преподать обильное назидание.

Для усопшего нет большего утешения, как молитва о нем. Побыть подольше около любимого в обстановке отрадной и утешительной для него должно быть особенно желательно для искренно любящего и верующего человека. Сам чин погребения в значительной мере облегчает скорбь окружающих гроб, вливает целительный бальзам в их сердца, успокаивает их чувства, умеряет их печаль и стенания.

Особенно умилительны песнопения младенческого погребения. Здесь нет прошений о прощении грехов, здесь есть исповедание твердой веры в то, что ребенок, который по неведомому нам промыслу Божию лишь на малое время пришел в мир, был омыт от общего первородного греха благодатью таинства Крещения и, не совершив никакого личного греха, отошел ко Господу, Господом и будет принят среди Его верных угодников, святых и блаженных. Все отпевание, совершаемое над младенцем, помогает его родителям, естественно скорбящим о своем ребенке, вверить себя и его Богу и не роптать, не тосковать о случившемся. Младенец словами отпевания сам молится Богу: «Боже, Боже, призвавый мя, утешение ныне буди дому моему, плач бо велий случися им», — то есть просит Бога, призвавшего его к Себе, утешить родителей и домашних.

Прощание с суетой и обещания блаженства

Над гробом усопшего Церковь поет 118-й псалом, называемый обычно «Непорочны». Начинается он словами: «Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем. Блаженны хранящие откровения Его, всем сердцем ищущие Его. Они не делают беззакония, ходят путями Его» (Пс.118:1-3). Сейчас этот псалом чаще всего звучит в сокращении, но сохраняется его смысл, дорогой сердцу каждого верующего. Этот псалом поется у гроба Спасителя — трогательная песнь о законе, делающем блаженными и здесь на земле ходящих по путям его, оживляющем для вечности, дарующем помощь и на всемирном суде.

За «Непорочными» поются так называемые тропари по непорочных,- прекрасное завершение песни о законе, умилительное заключение исповеди христианской души. Святых лик, ходивший в законе Господнем, обрел источник жизни: Агнца Божия проповедавшие и сами как агнцы заклании, к жизни нестареемей преставльшись святии мученицы. Молитва об усопших подкрепляется особенно сильным пред Господом ходатайством тем, кто не пощадил жизни своей ради Него. Кроме того, обращение к мученикам на заупокойных богослужениях служит напоминанием о том историческом факте, что первые усопшие, которых приходилось погребать христианам в первые дни христианской Церкви, были мученики за Христа и что, таким образом, христианский чин погребения усопших развился из надгробного пения первых христиан около останков святых мучеников. Но Христос всех призывает: В путь узкий хождшии прискорбный и все в житии крест яко ярем вземшии, Мне последовавший верою — приидите насладитися, ихже уготовах вам почестей и венцев небесных (путем узким и прискорбным шедшие, все в жизни крест словно ярмо взявшие, и за Мной последовавшие с верой — придите, насладитесь почестями, которые Я уготовал для вас, и венцами небесными, — ред.). А я, грешный человек, — хотя погибшее овча, но образ есмь неизреченныя Божия славы. Много скорбей было в жизни у меня, нелегкий крест суждено было нести и мне. Посему с надеждой взываю: воззови и мене и спаси, очисти Твоим благоутробием и на еже по подобию возведи (В древности из небытия создавший меня, и образом Твоим Божественным почтивший. Из-за того же, что я преступил заповедь, снова меня возвративший в землю, из которой я и взят был. Но путем уподобления восстанови, украситься древнего образа красотою, — ред.). Эти прошения от лица каждого из усопших Церковь заключает своей общей молитвою обо всех их: Упокой Боже, рабы Твоя и учини я в раи… Презирая их вся согрешения.

Поются во время погребения и стихиры Иоанна Дамаскина «Кая житейская сладость»… всего восемь стихир на восемь гласов, т.е. восемь основных напевов, употребляющихся в церковном богослужении. Это потрясающая проповедь о суете всего, что в мире прельщает нас, но не остается с нами после смерти. Эта проповедь полезна и назидательна для всех слушающих ее. Но и помимо содержания этих дивных стихир, как трогательно пение их на все восемь церковных гласов. Святая Церковь хочет в последний раз в земном храме усладить всеми своими основными напевами того, кому она больше всего желает, чтобы он вместе со всеми усопшими был удостоен «пети всесоставными гласы» Господа в небесном Его храме. А пока мы, не знающие еще этого «всесоставного» пения, приносим то, что знаем, — все восемь напевов.

Тема блаженства не кончается на пении 118-го псалма. На отпевании звучат и заповеди Блаженства, данные Господом в Евангелии. Заповеди блаженства — это основное руководящее начало во всей нравственной деятельности христианина на земле. О святых угодниках Божиих мы говорим, что они воистину чрез вся блаженства Господня проидоша — осуществили эти заповеди в своей жизни. Конечно, о каждом из усопших нельзя этого так решительно сказать. Но несомненно, что каждый искренний христианин, несмотря на все его недостатки, слабости, падения, во всяком случае имеет по крайней мере желание, хочет исполнять заповеди Господни, имеет намерение осуществлять их на деле, руководствоваться ими. И вот теперь, когда один из собратий готовится к отчету о прожитой жизни, Святая Церковь как бы напоминает об этом Христу, Кто не только дела приемлет и деяния почитает, но Кто и намерение целует и расположение хвалит (как сказано в пасхальном слове святителя Иоанна Златоуста). Церковь молит Господствующего над жизнью и смертью хотя бы ради этих намерений и расположений, если бы даже не нашлось дел, сделать усопшего жителем рая, оставив ему все его грехи.

Последнее целование

В конце отпевания все собравшиеся подходят поцеловать усопшего, прикладываясь к венчику на его голове и к иконе, которая вложена в его руки. При этом при последнем приветствии почившего, при прощании с ним поются особые слова: Приидите, последнее целование дадим, братие, умершему, благодаряще Бога… Эти причитания верующих у гроба, это плач христиан при прощании с дорогим братом. Плачущие не успокаивают себя напрасными утешениями, несбыточными надеждами. Они ясно представляют себе какое разлучение, какой плач, какое рыдание в настоящем часе. Они не замалчивают совершающегося на их глазах: Где доброта (красота, — ред.) телесная… вся увядоша яко трава. Они не отвращают взоров своих от на земли поверженного… все благолепие отлагающа, разрушена во гробе, червии, тьмою иждиваема, землею покрываема. Созерцание совершающегося страшного таинства лишь усиливает у христиан любовь к почившему брату, которая и изливается в усиленной молитве об усопшем: его же упокоити Господу помолимся, Христу помолимся дати сему во веки упокоение. Любовь не может остаться безответной. Любовь отверзает запечатанные уста и безгласного и бездыханного, и он сам обращается с последним словом к любимым братиям: «Зряще мя безгласна и бездыханна, восплачите о мне, братие и друзи, сродницы и знаемии… Придите ecu любящие мя и целуйте мя последним целованием… прошу всех и молю: непрестанно о мне молитеся Христу Богу».

Господня земля и что наполняет ее

Когда-то кладбища располагались вблизи храмов, и мертвых хоронили здесь же — под сенью стен того храма, где они молились при жизни. Сейчас кладбище обычно расположено далеко от храма, который почивший считал своим родным. При перенесении гроба на кладбище мы много раз поем: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас», — как при перенесении церковных святынь. Эта торжественная песнь, которую и ангелы воспевают на небесах, — еще одна почесть усопшему.

Прежде закрытия гроба крышкой священник посыпает тело усопшего землей, произнося при этом: Господня земля и исполнение ея, вселенная и все живущии на ней (Пс.23:1). Все Господне: и земля, и живущий на ней. Поэтому обращение одного из живущих в землю нисколько не изменяет его положения по отношению к Господу.

И усопшим отрада, и нам польза

Вообще всякий молитвенный подвиг, совершаемый в память живых или усопших, угоден Господу и приносит несомненную пользу не только тем, в память кого он совершается, но и тем, кто его совершает. «Приносяй за усопших сопричастник мзды бывает, яко любовь о спасении ближнего показуяй: якоже иного помазуяй мvром сам себе прежде благоухает», — то есть награду за молитву получает не только поминаемый, но и молящийся, поскольку он тем самым показывает добродетель любви к ближним. Точно так же нельзя помазать кого-либо благовониями так, чтобы и руки наши не оказались умащены ими.

Было бы только желание потрудиться ради любимых собратий, было бы усердие к молитве, да смирение и послушание Святой Церкви, — говорит епископ Афанасий (Сахаров). Тогда будут найдены способы и возможности излить нашу любовь к усопшим в молитве о них. Особенное внимание должно быть обращено на совершение в память усопших милостыни, которая избавляет от смерти и не допускает сойти во тьму.