Монахиня сергия

Цена «возвращения близких» к жизни измеряется десятками тысяч рублей
САМАРА24 — Арина Демидова, 13 января. Житель Тольятти обещает воскресить погибшего даже когда он похоронен. Якобы на это его благословил Владыка Самарский и Сызранский Сергий. Объявления с предложением расклеены по всему городу и можно предположить что клиентов «воскреситель» находит. Что рассказывает сам мужчина и что говорят про его ритуалы психологи и священнослужители в обзоре Самара24.
Объявления о воскрешении мертвых появились в Тольятти в эти выходные.
По благословению владыки Самарского и Сызранского Сергия способствую оживлению усопших людей. С обращениями по оживлению усопших в молодом возрасте буду также разбираться, чтобы дать решение: отказать в способствовании оживлению или нет, — гласит текст объявления.
Корреспондент Самара24 позвонил по указанному в объявлении номеру, представившись потенциальным клиентом. Трубку взял мужчина. Не дав возможности изложить суть проблемы, он сразу стал интересоваться где увидели его объявление, где собираются похоронить или уже сделали это, отдельно интересовался адресом, куда привезут тело. По «легенде» портала Самара24, молодой человек, которому 24 года, попал в аварию. Скончался от травм. Руки и ноги — раздроблены. На данный момент погибший якобы находится в морге, со дня смерти прошло два дня.
Если человек находится в морге, позвоните мне когда привезут в дом. Весь обряд воскрешения вы сможете наблюдать, спрятавшись в квартире. Если все пройдет по плану, он встанет из гроба и пойдет, — уверенно заявил «целитель», представившись Анатолием.
Мужчина заявил, что он — не маг, а православный человек, который способствует оживлению людей. В случае, если человек захоронен, Анатолий предложил выкопать гроб до крышки, принести инструменты для того, чтобы его открыть. После некоторых действий погибший якобы встанет уже живым.
Вопрос о цене решается, по словам мужчины, в индивидуальном порядке. Мужчина долго не назвал конкретную цифру, но услышав, что ему могут отдать до 70 тыс рублей, мгновенно сказал «договоримся».
«Воскреситель» уже не первый раз появляется в Тольятти. Жители города и раньше встречали подобное объявление. В них «целитель» заявлял, что сможет воскресить людей, погибших в юном, молодом возрасте или младенчестве. Там указывалась стоимость от 10 тыс рублей.
Уголовное дело по данному факту не возбуждено, так как заявлений от потерпевших не поступало, — пояснил начальник пресс-службы ГУ МВД по Самарской области Сергей Гольдштейн.
Разумеется, что никакого разрешения Сергия у мужчины нет. Источник в Самарской Епархии удивился «такой наглости» и назвал часть, где «волшебник» опирается на благословение Владыки «полным бредом и абсурдом». По словам собеседника портала, пожелавшего остаться неназванным, такого не могло быть в принципе, так как церковь не считает мошенничество богоугодным делом.
Как рассказала Самара24 практикующий врач Анна Васильева, воскрешение мертвых в принципе невозможно.
От остановки сердца до отмирания клеток мозга теоретически до 20 минут. На практике, в среднем, до 10 минут, чаще пять-семь минут. Зависит от возраста человека и состояния организма. Биологическая смерть начинается с третьей до 14 минуты — отмирают наиболее чувствительные к кислородному голоданию участки коры головного мозга. Нередко это зависит от температуры, в которой находится человек — вероятность выше, если голова в холоде. Что касается воскрешения — если этот человек изобрел или купил машину времени — возможно. Но медицине пока неизвестны случаи, когда погибший человек встал из гроба и пошел, — пояснила она.
Декан психологического факультета СамГУ, доктор психологических наук Константин Лисецкий считает что мужчина играет на чувствах людей переживающих горе.
После трагедии люди нередко видят во снах умерших родственников и считают, что, если выкопать гроб, — погибший встанет и пойдет. Также приходят мысли о том, что человек находится в состоянии летаргического сна. Ведь подобные случаи происходили в истории. Но родственники умерших забывают, что это происходило, в основном, в средневековье. В нынешнее время таких случаев единицы. Но людям кажется обратное. Человек в неадекватном состоянии звонит по указанному номеру, выдавая желаемое за действительное.

Человечество всегда старалось увековечить память о себе при помощи произведений искусства, а затем с помощью фото и видео. Современные технологии позволяют копировать речь человека, его внешность и мимику, что открывает путь к цифровому бессмертию и созданию двойников умерших людей. Как развитие Death Tech может сказаться на психике человека и чего нам ждать от нее в будущем — в материале «Газеты.Ru»

Память, увековеченная в цифре

Создание копии человека перестает быть фантастикой — сегодня любой желающий при наличии средств может заказать роботизированного или цифрового двойника. Эти технологии открывают дверь в индустрию Death Tech, в которой с помощью достижений научного прогресса можно «воскресить» мертвого человека.

Death Tech или цифровое бессмертие — это теоретическая концепция, которая позволяет сохранять личность человека на электронных носителях.

На основе информации, полученной о человеке при жизни, копия личности должна иметь возможность вести себя, реагировать и мыслить тем же образом.

Информация должна описывать поведение и действия человека, и ее можно черпать из множества источников: от историй переписок, дневников и фотографий до психологических тестов, аудио- и видеозаписей с участием человека.

При помощи технологий можно создать точную роботизированную копию с передовым ИИ, который запомнит мимику, движения и характер человека. Сооснователь и председатель совета директоров компании «Промобот», которая предоставляет такую услугу, Алексей Южаков отмечает, что изначально человекоподобные роботы создавались как роботы-компаньоны для бизнеса.

«Они могут иметь любую внешность и голос. Уже сегодня такие роботы работают в МФЦ Москвы и Перми и помогают оказывать людям госуслуги. Другой такой робот помогает в аттестации будущих медиков — играет роль пациента на приеме, анализирует точность задаваемых вопросов будущим врачом, порядок и точность назначенных исследований и лечения», — рассказывает Южаков.

Каждый человекоподобный робот состоит из металлического каркаса, полимерной «кожи» и программного обеспечения. Скелет для каждого робота создается индивидуально, и все они уникальны, продолжает эксперт.

Искусственный интеллект робокопии — это его диалоговая система. Система может свободно распознавать вопросы человека, кластеризовать их по заданной тематике и генерировать ответы с помощью нейронных сетей, учитывая такие факторы, как время, место, тема разговора, а также контекст.

Сейчас «Промобот» предлагает копирование человека как отдельную услугу.

«Наша компания не видит в этом ничего предосудительного — робот не заменит человека, но поможет сохранить память о нем. Пару лет назад у нас уже был такой запрос, но тогда мы были не готовы. Теперь наши технологии позволяют это сделать — кроме внешности мы научились копировать и голос и даже в некоторой степени «контекст», — делится Южаков.

Однако «Промобот» далеко не единственная компания, которая предоставляет данный тип услуг. Так, Digital Doubles может создать цифрового двойника.

Цифровой двойник представляет собой копию личности человека, которая при помощи нейросетей делает слепок переживаний, эмоций и намерения человека в цифровой среде. Постепенно двойник становится полностью независимым и живет параллельно с «биологическим оригиналом», рассказывает генеральный директор Digital Doubles Александр Неймарк.

«При этом как человеческому мозгу нужно тело, также и цифровым двойникам нужны инструменты влияния на мир — это чаты, форумы, мессенджеры или цифровые аватары. Используя инструменты переписки в социальных сетях, цифровые двойники таким образом меняют мнение людей, вступают в переговоры и убеждают инвестировать или купить продукт или услугу или стать партнером, а значит — обретают тела», — добавляет Неймарк.

Другое направление — это цифровые аватары, которые копируют внешность человека, используя одну или две его фотографии, к этому добавляется синтез голоса человека.

Кому-то использование данной технологии может показаться не совсем этичным, но это всего лишь технология и от нас самих зависит, использовать ее во благо или во зло, считает Неймарк.

Пресейл-инженер компании UiPath Николай Кабанов уверен, что зарождающийся рынок Death Tech имеет большой потенциал развития и включает в себя не только технологии «искусственного сознания», но и всем понятные виртуальные похороны или использование экологически чистых материалов для ритуальных принадлежностей.

«Но, конечно, создание цифрового двойника будоражит наши умы, ведь на протяжении всего своего существования человечество мечтало о бессмертии… И нельзя сказать, что это новая концепция, она хорошо описана во многих научно-фантастических книгах и показана в фильмах», — рассуждает Кабанов.

Воскрешение умерших

Благодаря Death Tech человек может загрузить воспоминания, голос и модель поведения в электронный носитель и таким образом жить вечно. Кроме того, уже были случаи цифровизации погибшего. Например, рэпер Канье Уэст подарил своей жене Ким Кардашьян на день рождения говорящую голограмму ее умершего отца Роберта, которая была основана на технологии DeepFake.

Есть и более интересные случаи. Так, команда документалистов из Южной Кореи воссоздала VR-копию умершей девочки и организовала виртуальную встречу с ней для ее мамы. Женщине надели на голову шлем виртуальной реальности и выдали специальные перчатки для передачи тактильных ощущений. Так она «перенеслась» в парк, где увидела свою дочь. С помощью генерации голоса они смогли поговорить.

Свои впечатления о встрече мама девочки описала в блоге, который закрыла после того, как видео встречи опубликовали.

«Может, это и есть рай. Я увидела Найон, которая говорила со мной с улыбкой, и это было очень короткое, но в тоже время очень счастливое время. Как будто у меня был сон, о котором я всегда мечтала», — отмечалось в блоге.

Генеральный директор VR Concept Денис Захаркин считает, что подобные ситуации естественны для человека — люди создают об ушедших близких фильмы, книги, фотографии и многое другое.

«Технология виртуальной реальности — это всего лишь средство, инструмент для взаимодействия с информацией в визуальном и не только виде. Данная технология более иммерсивна, чем фотография или фильм — дает возможность ощущать свое присутствие в виртуальном пространстве и взаимодействовать с ним.

VR уже давно применяется медиками и психологами для реабилитации тяжелобольных. Поэтому использование в таком ракурсе VR можно рассматривать как психологическую разгрузку и возможность «отпустить» ушедшего близкого человек», — подчеркивает Захаркин.

Руководитель отдела медицинских консультаций BestDoctor Ольга Бакшутова считает, что такой способ использования технологий действительно может помочь закрыть проблему и попрощаться с умершим. Однако есть и некоторые сложности.

«Это может быть очень тяжелый опыт, который лучше переживать только после работы со специалистом. Человек в погоне за своими идеями может навредить психике.

Это значит, что когда вы вступаете в такое общение, нужно четко знать свои цели, и грань, когда это общение нужно будет прекратить.

Мы должны отпускать тех, кто больше не с нами. И если на пути к этому стоит что-то незавершенное, то я вижу смысл в таком инструменте. Но только на время терапии», — рассказывает Бакшутова.

Генеральный директор Digital Doubles Александр Неймарк уверен, что копировать умерших можно и нужно.

«Цифровая копия — это форма новой жизни, отказываться от которой неразумно. Если мы сможем добиться глубины соответствия копии оригиналу, мы сможем дать каждому человеку параллельную жизнь, а в перспективе — приблизимся к цифровому бессмертию.

Желание пообщаться с теми, кого уже нет, нормально для человека и будет вместе с ним всегда. И цифровые или роботизированные копии позволяют продолжить общение с человеком даже после смерти.

Воссоздавать из небытия тех, кто уже умер — это новое художественное произведение по мотивам их жизней», — заключает Неймарк.

Однако есть и другая точка зрения. Так, настоятель храма священномученика Климента, член Патриаршего совета по культуре Леонид Калинин уверен, что такие трансгуманистические технологии не могут быть одобрены.

«Речь идет о вмешательстве в божий промысел и его волю.

Мне кажется, что это вряд ли может быть одобрено церковью, потому что человек не должен вмешиваться в такие вещи, как продление жизни.

Господь сам ограничил жизнь тем сроком, который необходим и достаточен. Пытаться продлить время своей жизнь — значит не верить в божий промысел, его евангельское слово о вечной жизни», — предупреждает Калинин.

Кроме того, он считает, что такое воскрешение не может помочь скорбящим по покойнику.

«Такой способ не поможет родственникам, потому что это будет уже другая личность. Более того, для них будет еще более болезненно, когда они будут видеть что-то похожее на умершего. Это будет андроид, который совершенно другой по характеру, не будет личности, которая дается человеку один раз», — подытоживает Калинин.

Новые законы не нужны

Индустрия Death Tech пока никак не регулируется. Ни в западных странах, ни в России нет законов, определяющих использование внешности для создания роботов — это пока такая «серая зона», указывает сооснователь и председатель совета директоров «Промобот» Алексей Южаков.

Однако он отмечает, что для создания внешности робокопии нужны объекты, которые охраняются авторским правом, например, фото и видео. Именно поэтому компания должны быть уверена, что человек или его законные представители согласны на создание копии.

«Мы надеемся, что в скором будущем в вопросах использования внешности для создания роботов все станет так же ясно и понятно, как в покупке музыки или фильмов», — говорит эксперт.

Генеральный директор Digital Doubles Александр Неймарк отмечает, что использование новых технологий несет и новые угрозы для человечества, но это не значит, что нужно обращаться за разрешением к каждому, потому что тогда прогресс будет остановлен.

«Это как с публикацией фотографии, сам факт публикации для неопределенного круга лиц означает, что вы автоматически даете согласие на то, что люди увидят фотографию. Увидеть, а значит, использовать может каждый. Кроме того, аватар — это не ваша копия, а новое художественное произведение по мотивам ваших фотографий, где гарантия, что это вы, а не человек, просто похожий на вас, близнец, двойник, просто совпадение», — приводит пример Неймарк.

Партнер юридической компании 2b law office Антон Городецкий утверждает, что для регулирования этих технологий не требуется создания новых правовых конструкций.

«Практически все относящиеся к новым технологиям вопросы уже урегулированы законодательством о персональных данных (которое, например, уже сегодня охраняет и позволяет защищать персональные данные умерших людей), нормами гражданского права об интеллектуальной собственности и охране частной жизни граждан, наследственным и семейным законодательством», — объясняет Городецкий.

Указанные технологии вызывают больше этических, чем правовых вопросов.

Роль права здесь — аккуратными изменениями законодательства попытаться отразить тот консенсус, который будет складываться в обществе относительно допустимых форм существования таких технологий, считает эксперт.

Что дальше?

Сейчас можно копировать голос человека, некоторые его характерные особенности речи, его внешность и мимику. Однако это только первые шаги на пути к воссозданию сознания, рассказывает сооснователь «Промобота» Алексей Южаков. Он считает, что копирование сознания возможно будет реализовать через 15-50 лет.

«Мы видим перспективу в рынке Death Tech и сами пристально наблюдаем за альтернативными способами сохранения личности человека, в том числе с помощью VR, AR и других технологий. Люди всегда хотели сохранить память о близком или важном человеке: так появлялись портреты, бюсты, фотографии и видео. Сегодняшние технологии позволяют шагнуть дальше в этом направлении, и это просто еще один шаг навстречу будущему», — рассуждает Южаков.

Генеральный директор VR Concept Денис Захаркин отмечает, что Death Tech — это совершенно новое понятие, которое еще не вошло в обиход.

Однако люди всегда старались увековечить память о себе, о близких, и развитие технологий нейросетей, виртуальной реальности и робототехники будет продвигать этот рынок.

«Мы уже видим, как появляются копии живых людей, синтезируемые нейросетями, начали появляться виртуальные трехмерные аватары, использующие эти копии, и их можно переносить в виртуальную реальность. Развитие виртуальной реальности приведет к тому, что в этом пространстве мы будем взаимодействовать не только с игровыми персонажами или аватарами наших знакомых и коллег. Решений, где мы сможем пообщаться с уже не существующими людьми, будет становиться больше, а наш цифровой след будет позволять проще создавать виртуальную копию», — объясняет Захаркин.

Сама идея о возможности продления жизни близкого человека носит оптимистический характер, уверен психотерапевт Zigmund.Online Марина Бабурина. Однако сложно прогнозировать, как именно такое перерождение скажется на человеке.

«Иногда люди, узнающие о летальном заболевании или оказывающихся на грани, переоценивали свою жизни, меняли работу, друзей, привычки. Но такое происходило не всегда. Так и тут — возможно, человек оценит возможность прожить жизнь заново, а может и нет», — резюмирует Бабурина.