Монастырь болдино Смоленская область

В далёком 1528 году в окрестности города Дорогобужа пришёл преподобный Герасим Болдинский, ученик другого великого русского святого — преподобного Даниила Переславского. Было тогда подвижнику 39 лет. Места для пустынножительства он выбрал «непростые». Около ста лет здесь хозяйничали литовцы, и лишь незадолго до появления на этой земле преподобного Герасима, в 1500 году, Дорогобуж вошёл в состав Московского государства. Таким образом, это было пограничье, причём пограничье с католическим миром. Литовцы вели себя неспокойно, то и дело совершая попытки вернуть эту территорию под свою власть; население за столетие католического владычества заметно «пошатнулось» в православной вере; тут хватало лихих людей, чему способствовало то, что сторона эта была лесная, глухая. Приведём любопытное свидетельство, относящееся к более позднему времени, — один из иностранных послов, проезжая по старому Смоленскому тракту (а преподобный Герасим обосновался неподалёку от него) в 1676 году, так характеризовал его: «Путь от Смоленска до Москвы сколько опасен от медведей, столько скучен по причине непрерывных лесов. Единственная между этими городами дорога идёт по полосе вырубленного леса, шириною около 30 футов (около 9 метров) с бревенчатою по болотам настилкою…»

Надо думать, что за полтора века до этого всё было ещё «скучнее». Много скорбей пришлось испытать преподобному Герасиму в первые месяцы своей жизни в этих местах — по большей части, от местных жителей, не желавших принимать «чужака». Но понемногу всё устроилось, и на живописной поляне у речки Болдинки святой основал Троицкий монастырь, началом которого стала постройка деревянной церкви, освящённой 9 мая 1530 года. Подвижник не жил постоянно в обители, подолгу отсутствуя в ней, — отходил из монастыря для основания новых монашеских общин, — однако Троицкий Болдин монастырь быстро рос, сюда устремлялись ищущие иноческой жизни, и к концу земного пути преподобного Герасима (а преставился он в 1554 году) братии в обители насчитывалось 127 человек. Немало! К началу ХVII века Болдин монастырь успел обзавестись уникальным каменным архитектурным ансамблем и превратиться в крупнейший центр русской книжности с замечательной библиотекой. Бразды управления обителью после кончины её основателя принял в свои руки игумен Иосиф Краснописец — его прозвище говорит само за себя. В 1570-80-е годы здесь настоятельствовал святитель Антоний (в будущем епископ Вологодский и Великопермский), также не чуждый писательских трудов, — он, в частности, составил Житие преподобного Герасима Болдинского, сохранившее для нас важнейшие подробности начальной истории обители. Показательный факт: когда в конце ХVI столетия устроитель Нило-Столобенской пустыни на Селигере преподобный Герман пожелал иметь в обители Житие преподобного Нила Столобенского, он передал свои «предварительные» записки именно в Болдин монастырь, монаху Филофею, — с просьбой «правильно» написать житийный текст. Заказ был выполнен.

В первые же десятилетия существования монастыря у старой Смоленской дороги у него объявились знатные благотворители, что неудивительно: уже преподобного Герасима хорошо знал великий князь Московский Василий III. Впоследствии щедрыми вкладчиками Болдинского монастыря являлись русские самодержцы Фёдор Иоаннович, Борис Годунов, Михаил Фёдорович, Алексей Михайлович, Пётр I, а также князья Звенигородские, бояре Плещеевы, Пушкины, Салтыковы… Всё это превратило его в богатейшую обитель (имевшую, к слову, собственное подворье в Москве ещё при жизни преподобного Герасима) и позволило в 1580-е годы начать обширное каменное строительство — до конца ХVI столетия в монастыре были возведены величественный Троицкий собор, трапезная палата с Введенским храмом, выразительная колокольня. Архитектор-реставратор П. Д. Барановский высказал предположение, что тут дело не обошлось без знаменитого русского зодчего Фёдора Коня, предложив очень серьёзные аргументы в пользу своей позиции. Есть тому и косвенное подтверждение — известно, что Фёдор Конь и его пасынок были вкладчиками Болдинского монастыря.

Благоденствие кончилось с началом русской Смуты. Именно по старой Смоленской дороге пробирались в Россию войска самозванца и отряды польско-литовских захватчиков. В 1617 году Дорогобужский край и вовсе официально отошёл к Польше — польское владычество продлилось до 1654 года. Все эти годы в Болдинском монастыре, переданном Смоленскому иезуитскому коллегиуму, хозяйничали иезуиты. Сразу же по изгнании поляков в обители возродилась монашеская жизнь. Правда, сам монастырь, переживший «польский сюжет», заметно обеднел. Государь Алексей Михайлович не оставил его в беде — в 1660 году последовали новые вклады. В дальнейшем периоды относительного спокойствия и благополучия сменялись временами нового упадка и новых несчастий — последние, как правило, вызывались войнами и внутренними реформами, на которые особенно щедр оказался ХVIII века. Случались и «местные нестроения». Так, в 1720-е годы в обители пребывали «на прокормлении» отставные солдаты, с которыми отношения у братии не складывались. Указ Святейшего Синода от 29 ноября 1727 года сообщает о том, что игумен Флавиан «бил смертным боем» и выгнал из монастыря солдата Ивана Евстратова, требовавшего денег. «Зеркальной» ситуацией можно назвать событие 1755 года, когда «Смоленской шляхты ротмистр Станкевич, да ротмистр Арсеньев и жена его… Троицкаго Болдина игумена Исайю били и увечили бесчеловечно», за что были отлучены от причастия. Подлинное бедствие Болдину монастырю принесла секуляризационная реформа 1764 года, лишившая его всех владений. По её результатам богатейшую в прошлом обитель отнесли к III классу. Митрополит Московский Платон (Левшин), заехавший в монастырь по дороге из Москвы в Киев, писал в 1804 году: «Монастырь сей, для жилища Богу себя посвятивших, приличен, яко стоит в уединении и окружается водою… Но живущих в нем число скудное», — желая «лучшего сему святому месту устройства». Интересно, пожелал ли того же древней обители император Александр I, посетивший её в 1808 году?

Новые испытания пришлось вынести монастырю в 1812 году, когда Наполеон замыслил добавить Россию к своим европейским владениям. При приближении неприятеля братия с игуменом Дорофеем покинула монастырские стены — в обители присматривать за хозяйством остался один монах Алексей (Зубрицкий). Он оказался очень мужественным человеком, что доказывает следующее документальное свидетельство: «Один из офицеров с отрядом солдат отправился в главный храм; при виде в этом храме монаха офицер обращается к нему со словами: «Vivat Napoleon», а монах смелым голосом ответил: «Виват Александр». За такой ответ монах получил от офицера удар по шее саблею. Потом опять французский офицер возражает монаху: «Vivat Napoleon», а монах вторично ответил: «Виват Александр», за вторичный ответ офицер замахнулся саблею, но не ударил монаха, а только плюнул на него. Потом нагнали целый монастырь пленных русских воинов и иных запирали в соборной церкви, местные иконы вынимали из иконостаса на шалаши, а на некоторых рубили мясо, а в прочих церквах лошадей своих ставили и прочие нелепости творили…» Передовой отряд преследовавшей оккупантов армии М. Милорадовича вышел к Болдинскому монастырю 25 октября. Монастырь был абсолютно пуст — здесь отряд переночевал, а на следующий день вновь погнался за французами. Братия вернулась в обитель, и в ней сто с лишним лет воцарилась мирная жизнь, заполняемая монашескими трудами.

Последняя четверть ХIХ века отмечена подлинным расцветом, который связан с деятельностью архимандрита Андрея (Васильева), управлявшего монастырём с 1875 года до самой своей кончины, последовавшей в 1900 году. Человек высокой монашеской жизни, рачительный хозяин, книжник, отец Андрей всё время находился в неустанных трудах. Он умел «привлекать средства» — так, например, в 1885 году московский генерал-губернатор В. А. Долгоруков пожертвовал в обитель, где был погребён его отец, три тысячи рублей. При архимандрите Андрее появилась каменная часовня на месте первой кельи преподобного Герасима; подвергся реконструкции Троицкий собор (с обновлением живописи); серьёзного ремонта дождались почти все монастырские постройки, к тому времени обветшавшие; обитель приобрела точные копии двух рукописей Жития в 1893 году. Через 17 лет после кончины архимандрита Андрея, Российская империя рухнула, и для Болдинского монастыря настали черные времена. Впрочем, настали они не в один день. Ещё три года обитель — в условиях жёсткого давления новых властей — сохраняла свой статус. Более того, в 1919 году по инициативе П. Д. Барановского началась серьёзная реставрация уникальных древних построек. Тем не менее, в начале ХХ столетия Болдинская обитель в архитектурном плане представляла собой чуть ли не единственный в стране образец, сохранившийся в практически неизменном виде с эпохи царя Фёдора Иоанновича. Увы, послереволюционные годы, которые вообще можно рассматривать как годы повсеместного утверждения нового варварства, она не пережила.

Уже в 1920 году большевики упразднили монастырь — Троицкий собор при этом был обращён в приходскую церковь. Здания передали организованному в монастырских стенах историко-художественному музею (тоже — детищу Барановского). На протяжении 1920-х годов монашеская жизнь ещё теплилась в монастыре — так, по сообщению 1924 года, в нём проживало семеро монашествующих во главе с игуменом Пафнутием (Ковалёвым). Однако долгую такую ситуацию богоборцы, разумеется, терпеть не желали. В 1927 году реставрационные работы были прекращены. В 1929 году газета «Правда» писала: «Монахи Болдинского монастыря срывают колхозное строительство. Работники болдинского музея Главнауки помогают монахам…» Это сообщение прозвучало сигналом к атаке. Вскоре музей перевели в Дорогобуж, а в 1930 году его директора и последних иноков арестовали и отправили в ссылку (чуть позже был репрессирован и П. Д. Барановский). Монастырскую территорию со всеми постройками передали колхозу «Гигант». Тот действовал по сценарию, уже отработанному в масштабах всей страны: в соборном храме устроили клуб, зернохранилище и склад, в Введенской церкви — сыроваренный завод, в часовне — сепаратор. Новая жизнь началась!

Великая Отечественная война страшным огненным валом прокатилась по Смоленщине. Во время фашистской оккупации в Дорогобужском крае развернулась партизанская война — по сути, фашисты здесь не являлись хозяевами. Немецкий гарнизон в Болдине был уничтожен партизанами 29 января 1942 года. В период существования партизанской республики с центром в Дорогобуже (с 15 февраля по 8 июня 1942 года) в монастырских стенах находились мастерские по ремонту техники. Кончилось всё катастрофой. Оккупанты жестоко отомстили обители — отступая в 1943 году, они варварски взорвали архитектурный комплекс: при этом исчезли с лица земли все основные строения обители. Казалось бы, история знаменитой обители на этом прекратилась. Но нет! В 1963 году всё тот же Пётр Дмитриевич Барановский начал работы по консервации руин, а потом — и по восстановлению зданий. Благо, сохранились все выполненные в 1910 — 20-е годы под его руководством фотографии, рисунки и чертежи, а также результаты обмеров. С 1970-х годов восстановительными работами руководил ближайший ученик Петра Дмитриевича Александр Михайлович Пономарёв. Результаты этих подвижнических трудов сегодня может увидеть любой паломник, посетивший Болдинский монастырь.

В мае 1990 года в Тихоновском храме состоялось первое богослужение, а в январе 1991 года Священный Синод Русской Православной Церкви постановил возобновить Герасимо-Болдинский монастырь. Его настоятелем назначили игумена (ныне архимандрита) Антония (Мезенцева).

Из журнала: «Православные Монастыри. Путешествие по святым местам». Выпуск №109, ООО «Де Агостини», 2011

В лесистой местности вблизи старой Смоленской дороги, на берегу искусственного озера, расположен древний Болдинский монастырь. Встречена обитель была совершенно случайно: возвращаясь из усадьбы Алексино, решили сократить путь, поехав от Дорогобужа на Вязьму «короткой дорогой». Вообще я не любитель действующих монастырей, да и фотал там исподтишка, (на входе огромный стенд возвещает о категорическом запрете на фото-видео съёмку), но в итоге фоточки оказались весьма приятными, что и сподвигло меня на этот пост.

В окрестности Дорогобужа в 1528 г. прибыл инок Горицкого монастыря города Переславля-Залесского Герасим. Подвижническая деятельность Герасима была направлена на создание монастырей на землях, отвоёванных Москвой у Великого княжества Литовского и Русского. По началу подвижник два года жил возле «многошественой стези» (Смоленская дорога) в «хижнице малой», питаясь от подаяний путников. Но в 1530 г., Герасим переселился на поляну над рекой Болдинкой, где поставил крест и келью. Житие сообщает о конфликте Герасима с местными жителями (те однажды, «вземше оружие», его избили) и с дорогобужским наместником из-за участка земли, на котором поселился отшельник. Когда собралась братия, Герасим построил часовню, несколько шалашей и вскоре отправился в Москву, где получил благословение на создание новой обители и на пожалованные Великим князем Василием III средства был построен первый деревянный храм во имя Св.Троицы.

Во владения монастыря сразу отошли пашенные угодья вместе с крестьянами, скот и рыбные ловли. В 1540 г. построен новый более просторный деревянный храм, возле которого в 1554 г. и был захоронен преп.Герасим. Интересно, что женщины в то время допускались на богослужение лишь три раза в году. Во 2-й половине XVI века в монастыре развернулось большое каменное строительство, именно в эти годы были возведены основные монастырские здания. По мнению выдающегося реставратора П.Д. Барановского, в проектировании монастырского комплекса принял участие знаменитый зодчий «государев мастер» Фёдор Конь.

Болдинский монастырь считался богатейшим и влиятельнейшим на Смоленской земле. Богатство его росло за счёт пожалования земель, вкладов землевладельцев и состоятельных людей. В числе вкладчиков были: цари Феодор Иоаннович, Борис Годунов, Пётр I, бояре Звенигородские, Плещеевы, Салтыковы, Засецкие и многие другие. В период своего расцвета, в XVI-XVII вв., монастырь владел около 150-тью сёлами и деревнями в различных уездах; имел подворья в Дорогобуже, Вязьме, Смоленске и Москве; ему принадлежали мельницы, охотничьи и бортные угодья, скотные дворы, рыбные ловли; были книгописная и иконописная мастерские.

Большой удар обители был нанесён Смутой начала XVII века и польско-шведской интервенцией. В 1617 — 1654 гг. Дорогобужский край находился в составе Польского королевства. Во время Смуты монахи покинули обитель, а около 1621 г. сам монастырь и его земли были переданы Смоленскому иезуитскому коллегиуму (католическое учебное заведение). Лишь в 1656 г. он снова стал православным, однако крупные строительные работы в нём уже не велись. В 1764 г. в результате секуляризации монастырь потерял свои земли. Выжить Болдинскому монастырю помогли благотворители, из которых выделялся своей щедростью князь А.Н. Долгоруков.

В 1812 г. монастырь оккупировали и разграбили французские войска, в соборе устроили конюшню, в кельях — тюрьму. Новый расцвет монастыря пришёлся на 1870–80 гг.: были отремонтированы почти все здания и храмы, построены новые Святые ворота, деревянные кельи, гостиница, настоятельский дом, высажен сад. К концу XIX в. монастырь уже 3-го класса, существовал за счёт казны и доходов от земельных угодий, мельницы и двух озёр, сдававшихся в аренду.

По сообщению, сделанному в 1912 г. архитектором-реставратором П.Д. Барановским в Московском Археологическом обществе, комплекс Болдинского монастыря оставался практически единственным в стране архитектурным ансамблем, сохранившимся без существенных изменений с конца XVI в. В 1919–1927 гг. в монастыре под его руководством были проведены обмеры монастырских зданий и уникальные реставрационные работы.

В 1920 г. монастырь был закрыт, Троицкий собор обращён в приходской. В 1923 г. на территории организован историко-художественный музей. Помимо музея в зданиях монастыря располагались учреждения союза колхозов, милиция, детский сад. По сообщению губернской комиссии в 1924 г.: «монастыря как такового не существует, проживающие в нём 13 монахов обслуживают нужды общины верующих района Болдино на добровольных началах». Однако в 1929 г. собор был закрыт, музей переведён в Дорогобуж, реставрационные работы прекращены. На территории устроены: клуб, сыроваренный завод, зернохранилище и склад колхоза «Гигант». В марте 1943 г. при отступлении немецкие войска взорвали основные постройки монастыря.

Колокольня (на фото) была построена в 1585 — 1592 годах. При отступлении фашистов была взорвана. Работа с фрагментами взорванной колокольни началась в 1969-м. Восстановление колокольни продолжалось с 1977 по 1988 года. Реставрационные работы проводила Смоленская реставрационная мастерская и экспериментальная реставрационная мастерская при Центральном Совете ВООПИиК силами своих специалистов и студенческого отряда исторического факультета Смоленского пединститута. С 1969 г. руководителем реставрационных работ становится А.М. Пономарев — ученик и последователь П.Д. Барановского.

Согласно последним исследованиям, Троицкий собор (на фото) был построен в 1591-1596 гг.. Закладка собора производилась при участии церковного мастера Терентия, но основные работы выполнялись под руководством государева мастера Ф.С. Коня. Однако перед нами новодел — существующий ныне собор выстроен в 2005-2009 годах. Правда, выполненный в первоначальных формах.

Двухэтажное кирпичное здание трапезной палаты с Введенской церковью (на фото) было построено в 1580-х годах. Многократно перестраивалось. Реставрационные работы проводились в 1919 — 1927 гг.. Только и этот памятник архитектуры был взорван фашистами при отступлении. Последующий этап восстановительных работ относился к 1966 — 1975 годам. Однако после 1990-х из-за недостатка средств церковь достроена внеисторического облика (1995 г.).

Будучи духовной опорой жизни православных людей, Болдинский монастырь стал и местом упокоения многих представителей таких знатных родов, как князья Звенигородские, Пушкины, Плещеевы, Годуновы, Салтыковы. Одно из немногих сохранившихся старинных надгробий: «Здесь погребено тело Помещецы Анны ивановны Кузминой…» 1848 год.

Кирпичная ограда хоть подлинная — 1770-х годов постройки.

В 1855 г. в Дорогобуже свирепствовала эпидемия холеры. Для избавления от этого бедствия из обители была принесена чудотворная икона, и перед ней на городской площади отслужили молебен, после которого эпидемия прекратилась. В честь чудесного исцеления была установлена традиция ежегодного крёстного хода с Казанской иконой из Болдинского монастыря в Дорогобуж. Икона была высокочтимой и во всём Дорогобужском уезде, большую часть времени её носили по сёлам и деревням для моления в домах верующих, в результате чего монастырь получал немалый доход.

14 мая 1990 года в монастыре возобновились богослужения.

Дорога домой. На фоне промзоны.

«Промышленный град» — Дорогобужский завод азотных удобрений.

Предыдущая часть:
Новый взгляд на Алексино
При создании поста использован материал сл.сайтов:
— Православная энциклопедия