Мстислав великий

4 августа 2010, 13:24 — REGNUM

Мстислав Владимирович Великий. Миниатюра из Царского Титулярника. 1672 год.

1127 год. 4 августа начался поход Киевских князей на Полоцкое княжество

Русь в XI веке

«Покончивши с черниговскими, в том же 1127 году Мстислав послал войско на князей полоцких: есть известие, что они не переставали опустошать пограничные волости Мономаховичей. Мстислав послал войска четырьмя путями: братьев — Вячеслава из Турова, Андрея — из Владимира; сына Давыда Игоревича, Всеволодка, зятя Мономахова — из Городна и Вячеслава Ярославича — из Клецка; этим четверым князьям велел идти к Изяславлю; Всеволоду Ольговичу черниговскому велел идти с братьями на Стрежев к Борисову, туда же послал известного воеводу своего Ивана Войтишича с торками; свой полк отправил под начальством сына Изяслава к Лагожску а другого сына, Ростислава, с смольнянами — на Друцк. В Полоцке сидел в это время тот самый Давыд Всеславич, которого прежде мы видели в союзе с Ярославичами против Глеба минского; за сыном его Брячиславом, княжившим, как видно, в Изяславле, была дочь Мстислава киевского. Минск, по всем вероятностям, отошел к Ярославичам еще при Мономахе, который отвел в неволю князя его Глеба; иначе Мстислав не направил бы войско свое мимо Минска на города дальнейшие; быть может, Всеславичи не могли забыть потери Минска, и это было главным поводом к войне. Мстислав всем отправленным князьям назначил сроком один день, в который они должны были напасть на указанные места. Но Изяслав Мстиславич опередил один всю братию и приблизился к Лагожску; зять его Брячислав, князь изяславский, вел в это время лагожскую дружину на помощь отцу своему Давыду, но, узнав на середине пути, что Изяслав у города, так перепугался, что не знал, что делать, куда идти, и пошел прямо в руки к шурину, к которому привел и Лагожскую дружину; лагожане, видя своих в руках у Изяслава, сдались ему; пробыв здесь два дня, Изяслав отправился к дядьям своим Вячеславу и Андрею, которые осаждали Изяславль. Жители этого города, видя, что князь их и лагожане взяты Изяславом и не терпят никакой беды, объявили Вячеславу, что сдадутся, если он поклянется не давать их на щит (на разграбление) воинам. Вячеслав согласился, и вечером Врагислав, тысяцкий князя Андрея, и Иванко, тысяцкий Вячеславов, послали в город своих отроков, но когда на рассвете остальные ратники узнали об этом, то бросились все в город и начали грабить: едва князья с своими дружинами успели уберечь имение дочери великого князя Мстислава, жены Брячиславовой, и то должны были биться с своими. Между тем с другой стороны шел к Полоцку старший сын Мстислава, Всеволод, князь новгородский; тогда полочане выгнали от себя Давыда с сыновьями, взяли брата его Рогволода и послали просить Мстислава, чтоб он утвердил его у них князем; Мстислав согласился. Недаром, однако, современники не умели объяснить себе этой наследственной и непримиримой вражды полоцких князей к потомству Ярослава и прибегали к помощи предания о Рогволоде и Рогнеде: как при Мономахе, так и теперь при сыне его дело могло кончиться только изгнанием Изяславичей из волостей их. Во время половецкого нашествия в 1129 году Мстислав, собирая князей, послал звать и полоцких на помощь против варваров; Рогволода, приятного Ярославичам, как видно, не было уже в это время в живых, и старшинство по-прежнему держал Давыд, который с братьями и племянниками дал дерзкий, насмешливый ответ на зов Мстислава. Половецкая война помешала великому князю немедленно наказать Всеславича; но когда половцы были прогнаны, то он вспомнил обиду и послал за кривскими князьями, как продолжали еще называть полоцких владельцев; Давыда, Ростислава и Святослава Всеславичей вместе с племянниками их Рогволодовичами посадили в три лодки и заточили в Царьград: без всякого сомнения, полочане выдали князей своих, не желая подвергать страны своей опустошениям. По городам полоцким, говорил летописец, Мстислав посажал своих посадников, но после мы видим там сына его Изяслава, переведенного из Курска».

Цитируется по: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Том 2, глава 4. М.: Мысль, 1988. с.401-402

История в лицах

Лаврентьевская летопись:

В то же лѣт̑. посла кнѧзь Мстиславъ брат̑ю свою на Кривичѣ. четъıрми пути. Вѧчеслава ис Турова. Андрѣӕ из Володимерѧ. а Всеволодка из Городна. и Вѧчеслава Ӕрославича исъ Кльчьска. тѣмь повелѣ ити къ Изѧславлю. а Всеволоду Ѡлговичю повелѣ ити с своєю брат̑ѥю на Стрѣжевъ Д к Борисову. и Ивана Воитѣшича туже посла с Торкъı. и сн҃а своѥго Изѧслава ис Курьска. с своим̑ полком̑ посла и на Логожескъ. а другаго сн҃а своѥго Ростива Е посла с Смолнѧнъı. на Дрьютескъ. рекъ имъ в одинъ дн҃ь всѣм̑ пустити на воропъ. мс̑ца. авгус̑. въ. д҃. дн҃ь. Изѧслав же оускори дн҃емъ передъ братьєю. и заӕ люди ѿ города. ѡни же оустрашившесѧ передашасѧ. а Ж Изѧславци почаша битисѧ. с Вѧчеславомъ и съ Андрѣємъ. Изѧслав же перестрѧпъ два дн҃и оу Логожьска. иде пакъı зѧславлю З къ стръıєма своима. водѧ с собою и Брѧчислава зѧтѧ своѥго.

Цитируется по: Полное собрание русских летописей. Том 1. Лаврентьевская летопись. Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1927

Мир в это время

В 1127 году племена кочевников-чжурчжэней захватывают в плен китайского императора Кайфына

Всадник на лошади. Период Золотой империи чжурчжэней. XII век

«Чжурчжэньские племена, обитавшие на территории Южной Маньчжурии, издревле были связаны с Китаем, торговали с ним, а затем вошли в сферу влияния киданьской империи Ляо. Ускоренные темпы их развития в процессе трибализации — что следует в немалой степени отнести за счет постоянных контактов с более развитыми культурами и народами — привели на рубеже XI-XII вв. к возникновению у чжурчжэней протогосударственных образований и к появлению среди них влиятельных вождей. В 1113 г. правитель чжурчжэней Агуда выступил против киданей, захватил часть их земель и основал там собственное государство Цзинь (1115-1234), позже провозглашенное империей. Вначале сунские правители увидели было в Цзинь союзника в борьбе с киданями. Однако вскоре ситуация прояснилась. В 1125 г. киданьское Ляо было уничтожено чжурчжэнями , а новая империя Цзинь вторглась на территорию сунского Китая и стала постепенно поглощать ее. В 1127 г. был захвачен Кайфын и сам император с семьей оказался в плену у чжурчжэней. Один из сыновей плененного императора бежал на юг, в Ханчжоу, который и стал затем столицей новой, так называемой южносунской империи (1127-1280).

Победоносная армия чжурчжэней успешно продвигалась на юг и только полноводная Янцзы задержала ее продвижение. Со временем граница между Цзинь и южносунской империй установилась по междуречью Хуанхэ и Янцзы, в результате чего Северный Китай вновь, как и почти тысячелетие назад, оказался на длительное время в составе государства, в котором господствовали иноземцы. Правда, как то было и ранее, в этом государстве основной частью населения были по-прежнему китайцы, а сама чжурчжэньская родовая знать, едва слезши с коней, начала быстро китаизироваться, чему способствовало установление типично китайских норм, стандартов и стереотипов в различных сферах жизни Цзинь, от политической администрации до образа жизни населения. Тем не менее между Цзинь и южносунским Китаем отношения продолжали быть весьма сложными, чаще всего откровенно враждебными.

Вначале успешное вторжение чжурчжэней и вынужденное отступление за Янцзы вызвало в китайском обществе естественный патриотический порыв. Ведь южная часть Китая, в отличие от того, что было тысячелетием раньше, стала теперь почти стопроцентно китайской. Случившееся было воспринято там как национальная катастрофа».

Цитируется по: Васильев Л.С. История Востока: Учебник по спец. «История» в 2 томах. Том 1. М.: Высш. шк., 1994.

Материал предоставлен АНО «Руниверс»

МСТИСЛА́В ВЛАДИ́МИРОВИЧ Ве­ли­кий (вто­рое ди­на­стич. имя Ха­ральд; в кре­ще­нии Фео­дор) , князь нов­го­род­ский , бел­го­род­ский (1117–25), ки­ев­ский (1125–32). Из ди­на­стии Рю­ри­ко­ви­чей, стар­ший сын кн. Вла­ди­ми­ра Все­во­ло­до­ви­ча Мо­но­ма­ха от пер­во­го бра­ка с Ги­дой, до­че­рью по­след­не­го анг­лосак­сон­ско­го ко­ро­ля Ха­раль­да (Га­роль­да) II. От пер­во­го бра­ка с Хри­сти­ной (Кри­сти­ной), до­че­рью швед. ко­ро­ля Ин­ге I Стар­ше­го, М. В. имел че­ты­рёх сы­но­вей (Все­во­ло­да Мсти­сла­ви­ча, Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча, Рос­ти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча, Свя­то­пол­ка Мсти­сла­ви­ча) и по край­ней ме­ре семь до­че­рей. От вто­ро­го бра­ка (1122) М. В. с до­черью нов­го­род­ско­го по­сад­ни­ка Дмит­ра За­ви­до­ви­ча ро­ди­лись сы­но­вья Яро­полк Мсти­сла­вич и Вла­ди­мир Мсти­сла­вич Ма­че­шич и дочь Ев­фро­си­ния Мсти­слав­на (впо­след­ст­вии же­на венг. ко­ро­ля Ге­зы II). В прав­ле­ние М. В. в Нов­го­ро­де на­ча­ло фор­ми­ро­вать­ся по­сад­ни­че­ст­во, дей­ст­вую­щее на­ря­ду с кня­же­ской вла­стью, в ре­зуль­та­те по­ло­же­ние М. В. ока­за­лось двой­ст­вен­ным. С од­ной сто­ро­ны, он «род­ной» для Нов­го­ро­да, и нов­го­род­цы в 1102 от­ка­за­лись (ве­ро­ят­но, не без мол­ча­ли­вой под­держ­ки Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха) при­нять на его ме­сто Яро­сла­ва, сы­на Свя­то­пол­ка Изя­сла­ви­ча, быв­ше­го в то вре­мя ки­ев­ским кня­зем, объ­яс­няя это тем, что они «вскор­ми­ли со­бе князь»; с дру­гой – власть нов­го­род­ско­го кня­зя ог­ра­ни­чи­ва­лась. След­ст­ви­ем на­пря­жён­но­сти ме­ж­ду го­ро­дом и кня­зем стал пе­ре­нос кня­же­ской ре­зи­ден­ции из Нов­го­ро­да на Го­ро­ди­ще (Рю­ри­ко­во го­ро­ди­ще), где М. В. в 1103 воз­вёл ка­мен­ную ц. Бла­го­ве­ще­ния, вкла­дом в ко­то­рую ста­ло зна­ме­ни­тое Мсти­сла­во­во Еван­ге­лие. В 1095–1096 (по др. дан­ным, в 1094–96) М. В. ухо­дил на кня­же­ние в Рос­тов. В февр. 1097 на­нёс по­ра­же­ние вой­скам кн. Оле­га Свя­то­сла­ви­ча, на­пав­шим на Сев.-Вост. Русь, в сражении «на Кулачце», а за­тем при­ми­рил раз­би­то­го про­тив­ни­ка с от­цом. Уча­ст­во­вал в по­ло­вец­ких по­хо­дах рус. кня­зей (1107, 1111). В 1110-е гг. по­зи­ции М. В. в Нов­го­ро­де, по всей ви­ди­мо­сти, сно­ва ук­ре­пи­лись. Об этом сви­де­тель­ст­ву­ют за­клад­ка в 1113 М. В. кня­же­ско­го со­бо­ра на Яро­сла­во­вом дво­ри­ще (т. н. Ни­ко­ло-Дво­ри­щен­ский со­бор), на­ча­ло строи­тель­ст­ва кня­зем но­вых, бо­лее об­шир­ных гор. ук­ре­п­ле­ний (1116), уси­ле­ние его во­ен. ак­тив­но­сти в от­но­ше­нии дан­ни­че­ской пе­ри­фе­рии Нов­го­ро­да: по­хо­ды на оче­лу (по­гра­нич­ное летт­ское пле­мя к юго-за­па­ду от Пско­ва; 1111), на чудь в рай­он г. Оден­пе (ны­не Оте­пя, Эс­то­ния; 1113, 1116). Ок. 1115, оче­вид­но при по­сред­ни­че­ст­ве или да­же по ини­циа­ти­ве М. В., в Нов­го­роде в ре­зуль­та­те со­еди­не­ния ме­ст­но­го и ки­ев­ско­го ле­то­пи­са­ния воз­ник пер­вый дос­то­вер­но фик­си­руе­мый ле­то­пис­ный свод (по тер­ми­но­ло­гии А. А. Гип­пиу­са – «свод Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча»).

Мстислав Ростиславич

Мстислав Ростиславич Безокий (?-1178) — новгородский князь, сын переяславского князя Ростислава Юрьевича . В 1160 году владимирский князь Андрей Боголюбский отправил племянника на княжение в Новгород Великий, где тот просидел почти год, затем ушел в Ростовско-Суздальскую землю. В 1161 году Андрей Боголюбский выгнал его и других Ростиславичей вообще из пределов Руси. Они оказались в Византийской империи, где Мстислав Ростиславич управлял Аскаланской областью в Палестине. Около 1169 года вернулся и сел в Треполье. В том же году смоленские Ростиславичи выгнали Мстислава Ростиславича из Треполья, и он ушел к другому дяде, Михалко Юрьевичу, севшему тогда же в Переяславле Южном. дядя, однако, не принял его, и Мстислав Ростиславич ушел в Черниговскую землю. после убийства Андрея Боголюбского ростовское боярство пригласило Мстислава Ростиславича к себе на княжение. Кроме Ростова, он получил Переяславль-Залесский и другие города. Два его дяди — Михалко и Всеволод Юрьевичи — выгнали в 1175 году Мстислава Ростиславича из Северо-Восточной Руси, и тогда он ушел княжить в Новгород Великий. После смерти Михалко (1176) Мстислав Ростиславич организовал поход ростовцев против Всеволода Большое Гнездо и попытался занять Владимир, но потерпел поражение и бежал в Новгород, однако новгородцы не приняли его, и он отправился в Рязань. В 1177 году рязанское войско было разгромлено, Мстислав Ростиславич и его брат Ярополк взяты в плен, вскоре по требованию владимирцов ослеплены и отправлены «в Русь». Зимой 1177/78 года новгородцы пригласили Мстислава Ростиславича к себе на княжение, где он и умер.

Использованы материалы из кн.: Богуславский В.В., Бурминов В.В. Русь рюриковичей. Иллюстрированный исторический словарь. М., 2000.

Далее читайте:

Рюриковичи (биографический справочник).

Князья — потомки Рюрика (85 генеалогических таблиц).

Мстислав Владимирович – сын Владимира I от полоцкой княжны Рогнеды (по другим предположениям, его матерью могла быть «чехиня»). Многие историки сходятся на том, что родился он, предположительно, в 983 году и был третьим сыном Рогнеды. Его старшими братьями являлись Изяслав, впоследствии полоцкий князь, и Ярослав.

Точных данных в биографии Мстислава Храброго о том, когда он стал князем-наместником Тмутараканского княжества на Таманском полуострове, нет. Предположительно, это могло быть в 987–988 годах, когда князю было 4–5 лет от роду. Летописи отмечают, что в этом княжестве князь пробыл около 20 лет.

Воспитателем князя был поставлен варяг Сфенг. Именно он научил молодого княжича не только воинскому делу, но и умению властвовать над людьми, разбираться в тонкостях внешнеполитической деятельности. В жизни все это очень пригодилось, так как рядом с Тмутараканью лежали земли Византии, печенегов, касогов и других племен.

Мстислав Владимирович был во многом похож на своего деда Святослава Игоревича. Главная страсть князя – это военные походы, битвы и личные поединки. Кроме приставки «Тмутараканский», Мстислав приобрел и другие прозвища: Храбрый и Удалой. Мстислав Тмутараканский больше напоминал князя времен военной демократии и великого переселения народов, который всегда в седле в погоне за славой и добычей. Несмотря на постоянное участие в боевых походах, именно в Тмутаракани он заводит семью. Его женой становится Мария, происходившая из местного знатного аланского рода.

В истории Мстислав Тмутараканский остался благодаря не свершениям на поприще политики и государственного строительства, а военным подвигам.

В 1016 году Тмутараканский князь вел успешную борьбу с приазовскими хазарами. По всей видимости, Мстислав был союзником Византии, начавшей войну с Грузией. И в 1022 году он начал войну против касогов, выступавших на стороне Грузии. Один из эпизодов войны с касогами упоминается в «Слове о полку Игореве». Перед битвой касожский князь Редедя вызвал Мстислава на поединок. Бились они без оружия, и лишь поверженного соперника разрешалось добить, как это и сделал Мстислав.

В 1023 году Мстислав начал войну с киевским князем, своим братом Ярославом. В местечке Листвена произошла битва между войсками Мстислава и Ярослава. Ярослав был побежден и бежал в Новгород. Однако Мстислав не стал захватывать Киев, и в результате братья заключили мир в Городце. В результате переговоров за Мстиславом осталась левая сторона Днепра с Черниговом и Переяславлем.

Несмотря на то что Мстислав становится черниговским князем, он постоянно возвращается в Тмутаракань. И здесь в разных источниках биографии Мстислава Храброго мы находим свидетельства его военных походов. Состоялся победоносный поход против ясов. В 1031 году объединенный русско-аланский флот появляется в Каспийском море. В этом же году Мстислав принимает участие в походе Ярослава Мудрого на Польшу, в котором захватили много пленных.

Подвиги и боевые заслуги Мстислава не остались не замеченными древнерусским певцом Бояном. Летописец писал о Мстиславе: «Был же Мстислав дороден телом, румян, храбр был в бою, милостив и очень любил дружину, имущества для нее не жалел, ни в питье, ни в пище не ограничивал ее».

Мстислав погиб на охоте в 1036 году. Из Любецкого синодика известно, что крестильным именем Мстислава было Константин. Сын Мстислава Евстафий умер раньше отца, и владения Мстислава перешли к Ярославу, который, по словам летописца, стал «самовластцем в Русской земле».