Мужчины у гинеколога

Как сформировать доверие

Честность и профессионализм решают все вопросы доверия. Чувство такта и умение слушать — очень важные навыки, но с пациенткой нужно в первую очередь говорить, и говорить на её языке. Для этого я читаю научно-популярную литературу — ту же «Viva la Vagina» или книги вроде «Очаровательный кишечник». Они полезны всем, и их, по моему мнению, надо рекомендовать пациенткам: важно знать, как устроено собственное тело, а изучать его по учебникам анатомии взрослые женщины вряд ли будут. А для врачей такие книги хороши, потому что учат в понятной форме доносить сложные термины.

Есть категория пациенток, которым не всё равно, какого гендера доктор. Правда, к сожалению, чаще бывает, что важно это не самой женщине, а её партнёру, и это печально: женщины по-прежнему в уязвимом и подчинённом положении. Но если женщина меня посещает, а партнёр против — это его личное дело; она моя пациентка и отдельная личность, и мне важно ей помочь.

Человек выбирает врача, который ему больше подходит по методике ведения разговора. Кто-то любит больше «ласки» и «сюси-пуси», кто-то предпочитает только формальное общение. Чтобы между пациенткой и доктором установилось доверие, врач должен объяснить, что с ней происходит. Не в бумажки зарываться, а показать, что вас интересует состояние женщины. Ведь человеку неважны знания в моей голове — человеку нужно, чтобы перестало болеть или беспокоить. Иногда надо честно сказать, что ты чего-то не знаешь и должен посоветоваться с коллегой, поискать ответ на вопрос, а не «светить учёностью».

Для этого я показываю и объясняю, как и чем могу помочь, на основании чего принимаю решения. Иногда демонстрирую на муляже, картинках, записях, потому что информацию все воспринимают по-разному. Я всегда говорю с пациентками, особенно в ходе осмотра, объясняю, что происходит. Например, при том же вагинальном исследовании, если молчать, пациентка придумает что-то ужасное или решит, что доктору плевать на результаты. Болтать ни о чём — неуважение к пациентке. Я предпочитаю объяснять и доводить информацию в полном объёме, и хотя иногда надо действовать быстро, всё равно важно давать время на принятие решений. Ведь только пациентка подписывает согласие на любую манипуляцию, и оно должно быть осознанным и обдуманным.

Иногда для того, чтобы пациентка приняла решение (например, начать терапию гормонами при климаксе), я предлагаю посетить психолога — в нашей клинике есть такая возможность. Вообще у нас в стране плохо развита культура наблюдения за психическим здоровьем; к сожалению, найти хорошего специалиста, который мог бы помочь определиться в ситуации, связанной с гинекологией, почти невозможно.

«Я твою целку по глазам не определю». «Что, неприятно? А ноги раздвигать приятно было?» «Какое обезболивание? Раньше в поле рожали». Поход к гинекологу – обычная процедура, которую нужно проходить регулярно. Однако для многих женщин на постсоветском пространстве это превращалось в настоящую пытку.

Мы собрали истории женщин из Украины

«Я твою целку по глазам не определю»

Впервые в кабинет гинеколога Мария попала в 14 лет – в этом возрасте до внедрения в Украине медицинской реформы всех подростков переводили из детской поликлиники во взрослую.

«Кто живет с мальчиками – остается в кабинете, кто хранит себя – можете выходить», – окрикнула пожилой доктор.

Половых контактов у Марии не было, поэтому она вышла из кабинета. «Я помню, как абсолютно все мои одноклассницы, которые остались на осмотр, а это примерно половина девчонок, выходили оттуда в слезах. Моя подруга рассказывала, что смотрели ее грубо, а на жалобы на боль и дискомфорт врач отвечала: «А с мальчиками кувыркаться не больно было? Ничего, потерпишь, не умрешь!»

А через три года, уже будучи студенткой, Мария и сама стала жертвой грубого обращения гинеколога. «Весь первый курс нашего вуза повели на осмотр в студенческую поликлинику. В предбанник гинекологического кабинета сказали заходить по группам. Раздеваться там же. Все 15 или 20 девушек должны были снять трусы и в таком виде ждать, когда их по фамилии вызовут в кресло. Хорошо хоть кресло не было выставлено на всеобщее обозрение», – возмущается Мария.

На ее вопрос о том, можно ли тем, у кого не было половых контактов, ограничиться осмотром на кушетке, врач разозлилась: «А как я твою целку увижу, по глазам, что ли?» И добавила: «Девственницы они, как же, в общежитии. Со всеми этажами переспали, небось».

После этого небольшая группа девушек, в том числе и Мария, осмотр проходить отказались. Пришлось идти в частный медицинский центр и брать нужную справку о состоянии здоровья за деньги. «С тех пор я стала бояться женских врачей, – признается Мария. – В следующий раз я добровольно пошла к гинекологу лишь через 11 лет, становиться на учет по беременности».

«Чувствовала себя изнасилованной»

Когда Вере было 20 лет, у нее диагностировали гинекологическое заболевание, которое требовало госпитализации и лечения в стационаре с ежедневными осмотрами. Во время одного из таких осмотров, когда Вера была в кресле, в кабинет зашла группа студентов мединститута.

«Там были как девушки, так и парни, – вспоминает Вера. – Вы же понимаете, в какой позе я там была! А врач, который привел их, посмеивался, мол, доктор – существо бесполое. Я чувствовала себя грязной и изнасилованной. Меня же никто не спросил, согласна я на публичную демонстрацию своего тела или не согласна. После этого я долго плакала в палате, но уйти никуда не могла, да и возмутиться особо тоже – что я, двадцатилетняя студентка, им могла сделать?»

«Не замужем и не была? Ветром надуло?»

Ничего не смогла сделать и Ирина, хотя попала в руки врачей в 28 лет, когда случилась незапланированная беременность.

«Замужем?» С этой фразы начинали «сбор анамнеза» абсолютно все врачи и медсестры, с которыми мне пришлось иметь дело перед процедурой аборта, – рассказывает она. – Далее шел стандартный набор бестактностей: «Не замужем и не была? Ветром надуло? А чего не предохранялась, в твоем возрасте пора бы знать, откуда дети берутся. На мужика надеялась, а зря, их дело не рожать – сунул-вынул и бежать». И да, абсолютно все мне «тыкали», вроде само собой разумеющееся. Со мной говорили так, как будто я совершила какое-то преступление».

«Ноги раздвигать приятно было?»

Анна так и не смогла «переступить» через историю с абортом, который ей пришлось сделать в 18 лет. «Я только поступила в институт, начала встречаться с парнем, забеременела, в общем, решилась на прерывание», – рассказывает Анна свою историю, которая произошла почти 40 лет назад.

«Нашу палату и врачи, и другой медперсонал, включая санитарок, презрительно называли «залетные», – вспоминает она. – Когда на первом осмотре я поморщилась от холодных инструментов, гинеколог прикрикнула: «Кривится она еще! Что, неприятно? А ноги раздвигать приятно было?» Потом эту фразу про ноги я слышала рефреном все 10 дней пребывания в больнице. Это был 1982 год, Советский Союз, какое там уважение к пациентам? Даже банального обезболивания не было – ни до процедуры, ни во время, ни после. И вот эта постоянная фраза про раздвинутые ноги, мол, получила удовольствие – терпи».

После аборта Анна вообще не захотела иметь детей: «Еще хотя бы раз пройти через эти издевательства и унижения – ну уж нет».

«Какое обезболивание? Раньше в поле рожали»

После рождения первого ребенка в одном из киевских роддомов второго Алина решила рожать дома. «Мои первые роды 15 лет назад были ужасными», – вспоминает она.

«Я приехала по скорой, совсем не была готова, ПДР стояла только через три недели, – говорит Алина. – Дежурный врач бегло осмотрел меня, кивнул, – мол, к вечеру родишь – и ушел. Акушерке я, видимо, помешала смотреть какой-то сериал, она постоянно кричала на меня: «Что орешь как резаная? Какое тебе обезболивание? Раньше в поле рожали без капельниц! А когда зачинала, тоже так орала?»

«Больше я в тот кошмар не хочу, – говорит Алина. – Риски рожать дома осознаю, но риски для здоровья есть везде. А дома за твои деньги на тебя хотя бы не орут».

«Маша, а ну глянь, что у девочки тут»

Татьяна после гинекологического осмотра перестала общаться с матерью. Когда ей было 14 лет, она впервые попала к гинекологу: менструация никак не начиналась, и мать это беспокоило.

«На осмотре врач увидела что-то, что ее насторожило, она позвала медсестру «глянуть», потом коллегу из соседнего кабинета, прямо через открытую дверь, крикнула: «Маша, а ну иди глянь, что у девочки тут!» Потом они позвали еще кого-то, – вспоминает Татьяна. – Да, все это время я была в кресле. Мне было, во-первых, страшно: мне никто ничего не объяснил, что со мной, меня очень пугали эти «что у девочки». Во-вторых, это очень дискомфортно – лежать ногами кверху, когда в тебя заглядывают по очереди несколько человек. И что самое невероятное – там сидела моя мать и ничего им не сказала! Возможно, она сама была напугана, но она обязана была меня оградить от этого».

В Таджикистане женщин принуждают «доказывать» девственность. Корреспондентка Настоящего Времени прошла эту процедуру

Проверку на «девственность» практикуют минимум в двадцати странах мира, среди них – Таджикистан. В ООН эту п…

Советское наследие

«Гинекологов боятся многие женщины, – признает акушер-гинеколог одного из киевских родильных домов Сергей Бакшеев. – И многие мои коллеги способствуют нагнетанию страха. Культ всесильности гинекологов в частности и врачей в целом родом из советского прошлого. Советская генерация врачей была воспитана на безнаказанности докторов и бесправности пациентов. Это удержалось в профессии на всем постсоветском пространстве. В Европе и США такого нет – там пациент голосует кошельком».

«Медицина – это услуга, которую мне оказывают. Я не на коленях пришла просить о помощи. Эту услугу оплачивает либо сам клиент (пациент), либо государство, – отмечает психотерапевт Антонина Девяткина. – Ну и взаимное уважение никто не отменял. А для закрепления не помешают и периодические тренинги для гинекологов».

После неудачного опыта в женской консультации у женщины может быть серьезная психологическая травма, которая повлияет на всю дальнейшую жизнь, продолжает психотерапевт. «Если мы говорим о травме, нанесенной «деликатными» врачами, то во взрослой жизни такая женщина будет иметь проблемы с самооценкой и с мужчинами в целом, – утверждает Девяткина. – Это проблемы в сексуальной сфере, проблемы с восприятием своего тела, проблемы в отношениях, неуверенность».

По словам психотерапевта, многие женщины, которые сталкивались с грубостью и хамством гинекологов, сравнивали это с сексуальным насилием. «Особенно когда это происходило в кабинете врача и женщина не могла кричать, не могла говорить «нет», не могла себя отстаивать, проявлять агрессию или уйти. Последствия – невозможность проявлять себя в социуме, проблемы с жизненной реализацией, жизнь с мужчиной-тираном».

Андролог, УРОЛОГ, Сексолог и ДЕРМАТОВЕНЕРОЛОГ — В чем разница?

Мы проводили опрос среди мужчин Харькова, к какому специалисту они обратятся в случае возникновения проблем в мочеполовой сфере. Оказалось, что далеко не все знают, что делать в подобной ситуации. Ведь если у женщин есть один доктор «на все случаи жизни» — гинеколог, то для мужчин работают андролог, уролог, сексолог, дерматовенеролог… Давайте разберемся, в чем разница между ними.

КТО ТАКИЕ УРОЛОГ И АНДРОЛОГ, СЕКСОЛОГ И ВЕНЕРОЛОГ?

Уролог — это врач, специализирующийся на органах мочевой системы (и мужчин, и женщин), а также мужской половой системы. Важно понимать, что урология — это ветвь хирургии, а значит, обследование у уролога отвечает на два вопроса: есть ли необходимость хирургического вмешательства? И: какие консервативные методы лечения можно использовать, чтобы этого избежать?
Андролог — это врач, глубоко изучивший мужскую анатомию и физиологию, заболевания мужской половой сферы и методы их лечения. Андрология, в свою очередь, является частью урологии.
Венеролог — врач, который досконально знает, как лечить инфекции, передающиеся половым путем.
Дерматовенеролог — почти то же, что и венеролог, но в случаях, когда заболевание проявляется на коже.
Сексолог — это специалист, который владеет познаниями о разных проявлениях сексуальности человека (и мужчин, и женщин) из многих смежных дисциплин: андрологии, психологии, социологии и т.д. Соответственно, лечит всевозможные проблемы, связанные с сексуальной сферой, но только те, которые не требуют хирургического вмешательства.

К КАКОМУ ВРАЧУ ПОЙТИ МУЖЧИНЕ В КОНКРЕТНОЙ СИТУАЦИИ?

Исходя из того, что мы с вами выяснили, можно привести такие примеры.

  • Если беспокоят органы мочевой системы — это к урологу.
  • Если взволнованы мужской состоятельностью — к андрологу.
  • Если понимаете, что проблема больше психологического или эмоционального характера — к сексологу.
  • Если есть какие-то проявления на коже или иные неприятные подозрения — тогда к венерологу или дерматовенерологу.

ЧТО МОЖЕТ ПРЕДЛОЖИТЬ КЛИНИКА «СЕМЕЙНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ»?

У нас работают опытные специалисты широкого профиля с глубокими познаниями одновременно в урологии, андрологии и дерматовенерологии. Это дает возможность провести максимально детальную диагностику и выбрать максимально эффективную стратегию лечения. При этом мы свято придерживаемся конфиденциальности по отношению ко всем, кто обращается к нам.
Записаться на прием можно в течении двух минут по телефону или заполнив форму на сайте.

Работая над материалом, мы с редакцией попросили поделиться своим опытом наших знакомых и подруг. И знаете что? Почти у каждой был негативный опыт, который она вспоминает до сих пор.

Лера, 25 лет*

«Это было в студенческой поликлинике, курс первый или второй. Медосмотр. Я уже не девственница. У докторки не было зеркал поменьше, как для девочек, оставались только большого размера, о чем она недовольно сообщила, вроде я ей была в этом виновата. Потом, когда она все же смотрела, я сказала: «Ай, больно». А она: «А як тягаться з пацанами, то не больно?»

После этого я на все последующие такие медосмотры говорила, что у меня месячные, чтобы туда ко мне не лезли эти тетки. Еще есть страх именно перед государственными больницами и старыми гинекологшами, поэтому я только в частную хожу. Потому что там врач не позволяет себе выражать мнение и давать свои дурацкие советы, а молча делает свою работу, и только на мои вопросы отвечает».

Виктория, 33 года*

«В родной стране чаще всего сталкивалась с грубостью и стереотипами, конечно. Самый мой первый визит к гинекологине (в платной-то клинике!) уже стал неприятным опытом. Женщина не учитывала, что я на таком приеме впервые, в выражениях не стеснялась: что «видите-ли палец – не член моего парня, могла бы и потерпеть». Это сразу после моего ответа на вопрос девственница ли я (в мои то-21!). В действиях тоже была груба.

Однажды пошла сдавать обязательный ПАП-тест, опять же в моем городе, в родной поликлинике. Женщина (она вроде ассистентка или медсестра), которая должна была принимать тест, заполняя анкету, задает типичные вопросы, среди которых: «замужем?». Я (святая наивность) говорю, что нет. На что последовало: «Тогда чего пришла? Девственницам тест не делаем». Я (все еще наивно): «А я и не девственница». Сразу после этого снова резко изменился тон на осуждающий и поучающий, а в курсе ли мои родители и т.д.

qvpm.uz

На следующий год я должна была снова делать этот тест и по неприятному совпадению снова попала к ней. У меня вообще память на лица плохая, но ее я узнала. На вопрос «замужем ли?» соврала, что девственница, и с пометкой «virgo» на листочке удалилась. Потом я нашла толковую докторку и к ней ходила до моего отъезда в Италию. Она была внимательна, тактична и аккуратна, меня все устраивало.

В Италии снова встал вопрос о гинекологе. Пошла в государственную поликлинику, попала к женщине – тут уже столкнулась с грубостью замаскированной. В Европе очень важна вежливость и любезное обслуживание, при этом итальянцы очень тонко умеют унизить, соблюдая все формальные правила вежливости. Я плюнула на государственную клинику, тем более что их много, и велика вероятность в следующий раз попасть к совершенно другому врачу.

Я решила, что мне нужен один, который будет меня вести желательно много лет в будущем. Нашла частного. И это мужчина. Это был лучший опыт в моей жизни: максимально внимательный, мягкий и тактичный, ни о каких стереотипах и речи не было. Не знаю, как в других странах Европы, но в Италии большинство гинекологов – именно мужчины. В поисках своего врача я перерыла Google и форумы, обнаружила часто встречающееся мнение, что женщины-гинекологи намного грубее и подверженнее стереотипам, чем мужчины. А именно мужчины, как правило, нейтральны, внимательны и профессиональны с точки зрения этики».

Аня, 30 лет*

«Дело было после моих тяжелых родов, которые длились 26 часов. Когда я рожала сына, непосредственно во время потуг мне сделали эпизитомию (разрез) и после родов уже наложили 4 или 5 швов. Когда нас уже перевели в палату в отделение, где лежат мамы с новорожденными, я все спрашивала у акушерок, что мне нужно с этим всем делать: может, чем-то обрабатывать… Мне говорили, что «ничего не нужно, просто водичка и проветривание». Проветривать было тяжело. Это же нужно лежать с распростертыми ногами, а у меня малыш, его кормить нужно, подгузники менять. При этом две недели не разрешали на попу садиться. В общем, так меня и выписали, сказали прийти через 3-4 дня посмотреть, как там состояние.

В назначенное время пришла и при осмотре на кресле докторка говорит: «Дорогуша, что ты натворила? Швы твои разошлись, ты, наверное, полным ходом на попе сидела?». А я же добросовестно выполняла все рекомендации. Говорит она мне: «Давай, наверное, положим тебя в гинекологию дня на четыре, зашьем – там все красиво будет». Говорю: «А ребенка я куда деть должна?» Она: «Ну мужу оставишь, 4-5 дней без тебя побудут».

unsplash

У меня и глаза на лоб полезли. Я отказалась, на что услышала: «Ты что! У тебя же муж молодой, тебе еще жить с ним, он уйдет от тебя, ему такое не понравится, другую найдет». И все это мне говорится, когда я сижу на кресле у нее, на этой рогатке!Представьте мое состояние. Я только родила, ничего не понимаю, что делать с этим молоком… Швы… У меня слезы и злость от того, что, по моему мнению, это они, врачи, виноваты, что у меня такое произошло. А она говорит: «Думай, решайся, а то муж уйдет».

Ходила я, страдала, переживала, что и правда, будет мужу что-то не так, что неприятно будет… Мне кажется, меня после этого послеродовая депрессия и накрыла. Казалось что хуже некуда, что я с дефектом теперь и жизнь моя закончилась! Верните мою прежнюю жизнь! Не могла понять, что мне делать, постоянно плакала. Я ушла от этого врача и больше к ней не вернулась. Меня успокоила мама, рассказала, что и у нее такое было, что картины с моих «прелестей» писать никто не будет и что все заживет. Свою ранку я долечила сама, все зажило и затянулось. И муж другую себе тоже не нашел!».

***

А теперь я вам расскажу историю и о своем первом походе к гинекологу, который состоялся, на самом деле, не так уж и давно.

Знакомство с репродуктивной системой у меня произошло, наверное, еще лет в 9-10, когда мне подарили книгу об анатомии. Я прочитала ее от корки до корки, и все мне казалось интересным и естественным. Но вот, бам! – и наступил подростковый возраст. А это значило смешки на уроках биологии, какие-то отдельные факультативы по ОБЖ для мальчиков и девочек, где первым вроде показывали презервативы, а вторым раздавали книжечки и прокладки, неловкие разговоры с мамой… И все это было так странно, загадочно и… опять-таки смешно!

Еще спустя год-два девочек централизованно начали водить к гинекологу. Эти походы обрастали слухами, что, мол, те, кого смотрит гинеколог, уже занимаются сексом. А это фу-фу-фу в 14-15 лет. Стыд и срам! (Слова использовались похуже, но внутренний цензор не позволяет мне их здесь приводить).

unsplash

У меня опыта сексуальной жизни не было в этом возрасте, и я не понимала, зачем мне идти туда, сидеть «позорно» в очереди, слушать шушуканье других девочек и ловить на себе пронизывающие взгляды школьной медсестры. И каждый раз я делала все, чтобы не попасть на прием. Так длилось до поступления в университет, для которого осмотр был обязателен. Вместе с мамой мы пошли к ее докторке, та пристально на меня посмотрела, спросила: «Половой жизнью живешь?». Я покраснела, промямлила «нет», и она написала, что я здорова.

Но здорова ли я была тогда? И потом? Я об этом не узнаю еще много лет, потому что чувства стыда и позора жили со мной все эти годы и мешали мне сделать шаг в сторону гинекологической клиники. И даже когда я уже стала жить самостоятельно в другом городе, я все равно побаивалась идти к врачу. Что останавливало? Во-первых, страх, что я окажусь какой-то не такой. Во-вторых, истории подруг, которые рассказывали, с каким унижением они сталкивались на приемах у врачей. «Тебе 25! Сексом пора уже заниматься, а то как я тебя смотреть буду?». «Ты пойди переспи с кем-то, а потом на прием приходи»… Это малая часть того, что мне рассказывали мои подружки. В-третьих, у меня все еще не было какого-то активного сексуального опыта, чтобы чего-то там смотреть. Отмазки, я знаю.

Решилась я, только когда подумала о том, что мне нужно сдать гормоны и проверить, что там у меня вообще творится внутри. А это значило поход к гинекологу-эндокринологу. И тут совпало: коллега рассказала об очень лояльной докторке. Я расспросила о том, как она ведет прием, попросила контакты, на что получила заверение, что мне понравится этот опыт. Записавшись на прием, я очень нервничала. И зря. Гинекологиня оказалась понимающей и веселой. Мы обсудили мое чувство страха, немного посмеялись, она расспрашивала меня об истории болезней в семье, сексуальном опыте, менструальном цикле, волнующих проблемах. И я думала, вот и все, прошло отлично. Но дальше был мой личный подъем на Эверест! Заход на кресло!

Я понимала, что этого, скорее всего, не избежать, поэтому морально готовилась. Успокаивала себя тем, что это просто ее работа, и каждый день она видит таких, как я, десятки. Что-то подобное ответила и она, весело заметив, что ничем я ее не удивлю. Удивила… Тем, как я залезала на кресло! Я начала хохотать, вспоминая эпизод из «Друзей», где Росс и Рейчел были на приеме у гинеколога. В общем, напряжение спало. А я вынесла для себя новый урок: смех не только продлевает жизнь, но и помогает вскарабкаться на гинекологическое кресло.

hopkinsmedicine.org

Докторка сразу предупредила, что если я буду чувствовать себя некомфортно, она перестанет делать свои манипуляции. И слово сдержала. А еще она вела со мной беседы о моей работе. Я-то как журналистка понимала, что это отвлекающий маневр, но была за него очень благодарна. Я думаю, что мне повезло с докторкой, вот правда. И я думаю, что хорошо, что я себя внутренне подготовила к этому походу (уж за столько-то лет). Все было бы намного проще, если бы в наших школах преподавалось сексуальное воспитание, а не раздавались брошюрки раз в год в старших классах. Нам просто необходим такой предмет, где адекватный взрослый понятным языком бы объяснил подросткам, как и почему нужно заботиться о своем здоровье и о здоровье своих будущих партнеров/партнерок. Если бы кто-то нашел для меня нужные слова тогда, то свой поход к гинекологу я бы осуществила намного раньше, потому что понимала бы: кроме меня, никто не несет ответственность сейчас за мое здоровье. Но важно было еще найти и «своего» врача. А тут уж как повезет…

Поэтому я спросила гинекологиню Викторию Бугро, знает ли она сегодня о случаях, когда гинекологи совершают психологическое насилие над своими пациентами, и как все же найти врача, которому можно довериться?

– На сегодняшний день практически не осталось образчиков «карательной советской гинекологии». Потому что конкуренция огромная, «под каждым кустом» сидит по паре гинекологов. Пациенты стали больше интересоваться своим здоровьем, читать.

Биологические аспекты никто не отменял: действительно, запас яйцеклеток ограничен и только уменьшается с возрастом. После 35 лет запускается необратимый процесс старения яйцеклеток, ослабление их энергетических батарей – митохондрий. Но ведь есть и социальные моменты. Я категорически против репродуктивного насилия. Я за осознанное родительство. Не все и не всегда должны и хотят рожать.

За эмансипацию мы расплачивается эндометриозом, потому что наши предшественницы ещё 100 лет назад были преимущественно в двух состояниях: или беременная, или кормит грудью, и потому в их жизни было намного меньше менструальных циклов, чем у современной женщины, которая учится и строит карьеру.

unsplash

А как выбрать своего врача?

– Первое – контакт с врачом начинается с доверия. Если нет доверия, вы испытываете дискомфорт, то можно смело уходить. Придирки, неэтичные высказывания, репродуктивное насилие и грубость просто не допустимы на приеме.

И второе – пользуйтесь рекомендациями знакомых.

И помните: в организме нет лишних или неудобных органов. Половые органы, менструации, секс – это нормальные обыденные понятия, которые можно и нужно обсуждать с гинекологом.

*Имя изменено по просьбе героини.

Каждой женщине в обязательном порядке следует посещать врача-гинеколога 2 раза в год. Это необходимо для профилактики и предупреждения развития заболеваний женской половой сферы.

Мужчина-гинеколог

Как правило, подавляющее большинство гинекологов – это женщины, что кажется естественным и не вызывает никакого удивления. Однако, в столь деликатной профессии встречаются и мужчины гинекологи. Которые, разумеется, никоим образом не уступают в профессионализме своим коллегам противоположного пола.

Но бывают случаи, когда пациентка, узнав, что приём будет проводить мужчина гинеколог, начинает смущаться или вовсе отказывается от посещения.

Почему такое отношение к сильной половине человечества в направлении «гинекология»? Давайте разбираться.

Критерии, которые влияют на выбор специалиста:

1) Квалификация;

2) Опыт;

3) Отзывы;

4) Клиника (в которой работает);

5) Пол.

Как мы видим, первоочередные факторы, которые влияют на выбор врача – это профессионализм и те успехи, которых врач достиг во время своей лечебной практики. А пол – второстепенный критерий.

Психологический фактор

Однако, выбирать врача по половому признаку стоит тогда, когда у пациентки есть индивидуальные предпочтения или психологические факторы.

Некоторым женщинам внутренне комфортнее, когда гинеколог одного пола с ней. Потому что в кабинете этого врача необходимо будет раздеться и ответить на интимные вопросы. А если перед такой пациенткой окажется мужчина — врач, то появится страх, стеснение и дискомфорт.

Но есть и те, для кого важны другие критерии выбора врача (квалификация, опыт и др.) и какого пола этот врач — уже имеет никакого значения.

А к каким пациенткам можете отнести себя Вы? Что в первую очередь важно для Вас?

Пациентка и врач: главное

Самое важное, как для пациентки, так и для врача – это полное доверие. То есть стесняться, смущаться или скрывать какие-то симптомы – не стоит. Именно так женщина сможет получить качественную помощь в сохранении её главного ресурса – здоровья.

Врачи-гинекологи клиники «МЕДИК»

Наши гинекологи (как мужчины, так и женщины) – это квалифицированные специалисты с опытом, хорошей репутацией и именно те врачи, кому можно довериться.

В стенах нашей клиники они:

  • консультируют по всем интересующим вопросам;
  • проводят осмотр и диагностику;
  • лечат заболевания половой сферы;
  • подбирают методы контрацепции;
  • проводят гинекологические операции;
  • резекцию половых губ (лабиопластику) и интимную контурную пластику;
  • лечат от бесплодия;
  • помогают подготовиться к беременности.

Все манипуляции проводятся в комфортных условиях и при помощи современного оборудования и препаратов. И если Вы ещё не нашли «своего» врача-гинеколога, то обращайтесь к нам!

Гинеколог в Чебоксарах

Записаться на приём можно любым удобным для Вас способом. Позвонить операторам по телефону 8 (8352) 23-77-23 и выбрать удобное время и день для осмотра. Либо воспользоваться нашим мобильным приложением «МЕДИК» и записаться к врачу самостоятельно.