Мытарства – что это?

Мытарства.JPG
Стеняев Олег, протоиерей. Воздушные мытарства, или Экзамен, которого нельзя избежать /
О. Стеняев, прот. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2019. — 352 с. : ил.

В книге «Воздушные мытарства, или Экзамен, которого нельзя избежать», основу которой составили лекции, прочитанные в разное время известным проповедником, миссионером, богословом, публицистом протоиереем Олегом Стеняевым, речь идет о ценности земной жизни, о смерти, освещается библейское и святоотеческое обоснование учения о мытарствах — своего рода экзамене, который проходит человеческая душа после смерти. Подробный рассказ о каждом из двадцати мытарств завершается повествованием о том, что ожидает душу каждого из нас впоследствии: о частном суде, о загробной участи человека, о воскресении мертвых и о последнем Суде.

Слово «мытарство» происходит от слова «мытарь» (греч. τελώνης; лат. publicanus) — сборщик податей. В каком-то смысле бесы выступают в роли неких духовных кредиторов. В той части нашей жизни, где мы согрешаем, мы — добровольно или нет — отождествили себя с ними, и они видят в нас некую свою часть, считают, что мы как будто задолжали им. Когда грешник пытается пройти мимо мытарств, бесы стараются удержать то, что считают своим. Ибо Бог есть Источник святости, в Нем нет никакого греха, а грешник, который не очистился для святости, имеет в своей жизни некую часть, которая точно принадлежит бесу, диаволу, демонам всех мастей. И они требуют свое.

В наше время происходит отход от основ классической христианской теологии, особенно в США и Западной Европе: некоторые богословы-новаторы проповедуют мнения, которые никогда не были известны православному богословию, или — хуже того — повторяют древние ереси, осужденные святыми отцами и на церковных Соборах.

Сторонникам апокатастасиса (от греч. ἀποκα­ τάστασις — «восстановление»; это учение о всеобщем спасении) протоиерей Олег рекомендует чаще вспоминать слова святителя Иоанна Златоуста: «Диавол для того убеждает некоторых думать, что нет геенны, чтобы ввергнуть в нее. Напротив, Бог угрожает геенной и ее приготовил, чтобы мы, зная о ней, так жили, чтобы не впасть в геенну». Поэтому для нас очень важно вернуться именно в русло классического христианского православного богословия.

Когда для человека наступает точка невозврата? Дойдя до какого порога, он уже не может вернуться к Богу? Этот порог — физическая смерть. Пока человек жив, есть надежда на покаяние. Святые отцы учат, что человек рожден для того, чтобы примириться с Богом, что только в этой, временной жизни можно обрести мир с Богом и в Боге. Мы должны запомнить эту истину.

Возникает такой вопрос: если человек грешник, почему по смерти он не стремится к тому, что ему естественно? Если он в грехах, значит имеет частью жизни зло, как нечто спаянное с его природой. Почему же все-таки душа рвется к Богу? Потому что Бог — Творец, каждая душа инстинктивно ощущает Его — неважно, православный ли человек, неправославный, верующий ли он или абсолютный безбожник. Душа алчет и жаждет Бога.

От автора

«Здесь жизнь теряется или сберегается»

  • О ценности земной жизни
  • Смерть
  • По смерти

Библия и отцы Церкви о воздушных мытарствах

  • Библейское свидетельство о мытарствах
  • Лестница Иакова
  • Святоотеческие свидетельства о мытарствах
  • Причина ненависти к нам со стороны диавола и бесов
  • Свидетельства восточных отцов Церкви о мытарствах
  • Свидетельства западных отцов Церкви о мытарствах
  • Свидетельства о мытарствах из житий святых
  • Почему некоторые святые отцы веровали в апокатастасис и другие ложные представления о загробной жизни?

Мытарство первое — празднословия

Мытарство второе — лжи

Мытарство третье — осуждения и клеветы

Мытарство четвертое — чревоугодия

Мытарство пятое — лености

Мытарство шестое — кражи

Мытарство седьмое — сребролюбия и скупости

Мытарство восьмое — лихоимства

Мытарство девятое: «А судьи кто?»

Мытарство десятое: «Я тоже хочу!»

Мытарство одиннадцатое: «Я — это звучит гордо!»

Мытарство двенадцатое: «Проклят гнев их, ибо жесток, и ярость их, ибо свирепа»

Мытарство тринадцатое: сокровище незлобия

Мытарство четырнадцатое: «Не убий»

Мытарство пятнадцатое: «Не ворожите»

Мытарство шестнадцатое: «Бегайте блуда»

Мытарство семнадцатое: «Не прелюбодействуй»

Мытарство восемнадцатое: «Не вноси… платы пса в дом Господа»

Мытарство девятнадцатое: «Наш ли ты или из неприятелей наших?»

Мытарство двадцатое: «Суд без милости не оказавшему милости»

Последовательность событий после прохождения по ступеням мытарств

  • О частном суде
  • О загробной жизни
  • О воскресении
  • Страшный Суд

Библиография

Книгу можно приобрести:

  • в отделе оптовых продаж Сретенского монастыря (г. Москва, ул. Самокатная, д. 3/8, стр. 15. Тел.: +7 (495) 628-82-10, +7 (495) 621-86-40)
  • в магазине Сретенского монастыря (г. Москва, ул. Большая Лубянка д.17.
    Тел.: +7 (495) 150-19-09)
  • в интернет-магазине «Сретение» с доставкой по России и странам ЕАЭС.

В православной традиции принято поминать умершего человека на третий, девятый и сороковой день после смерти. Этот обычай очень тесно связан с представлениями Церкви о мытарствах души. Считается, что в первые три дня после завершения земного пути нематериальная сущность усопшего облетает все дорогие ей места и находится рядом с близкими людьми. На третий день принято хоронить и отпевать покойного. В этот момент душа в сопровождении ангела-хранителя отправляется на Небеса. До девятого дня она созерцает и познает все прелести Райской обители. Затем душа предстает перед Богом, после чего ей предстоит пройти самый ответственный экзамен. С 9 по 40 день она будет находиться в аду и проходить этап мытарств.

Что такое мытарства?

Это испытания, которые должна пройти душа на пути к Небесному Царству. Они представляют собой встречи с бесами, чью волю покойный исполнял при жизни и во славу которых совершал грехи. Слово «мытарство» дословно переводится, как «таможня». Таким образом, душа как бы проходит через таможенные посты, на каждом из которых особые демоны (мытники) взимают пошлину за определенный вид грехов. От того, насколько успешно она выдержит этот экзамен, зависит ее участь на Небесном Суде, который совершается на сороковой день после смерти.

Количество мытарств души в православии

Разные христианские источники говорят о различном количестве испытаний души. Некоторые отцы Церкви заявляют о более чем 30 грехах, страстях и душевных недугах, за которые покойному приходится держать ответ перед Всевышним. Блаженная Феодора рассказывала о 20 посмертных мытарствах, через которые проходит душа:

  • Празднословие и сквернословие. Это самый первый этап испытаний, на котором душа отвечает за речь, наполненную бранными словами, словесное осквернение святынь, разговоры сверх меры, сплетни, анекдоты, слухи, беседы на недушеполезные темы.
  • Оклеветание и осуждение. На этом «таможенном посту» душу пытают за ложные обещания, дачу неправдивых показаний, лицемерие, неискренние угодливые восхваления, уничижительное мнение о ближних.
  • Ложь. Здесь душа держит ответ за один из самых страшных грехов. Лживые заявления, умышленное искажение правды, борьба с истиной прямо противоречат девятой заповеди.
  • Чревоугодие. Демоны истязают душу за угождение своему желудку в ущерб душе и духовному развитию. К греху чревоугодия относится не только пристрастие к обильной, вредной и вкусной пище, но также тайноядение, замена постных продуктов заменителями мяса в пост, гурманство, регулярное и неумеренное употребление алкогольных напитков, курение, наркомания и другие пороки, связанные с отсутствием желания или воли ограничивать себя в чем-либо.
  • Гордость. На этом этапе мытарств душа истязается за отсутствие работы над своим духовным развитием, отвержение Бога, презрение к другим людям. Гордость считается одной из самых опасных страстей. Это связано с тем, что ее повод лежит не в материальном, а в духовном мире. Подверженный этому греху человек наслаждается своим падшим эго, утверждается в своей исключительности в противовес Богу и ближнему своему.
  • Леность. Душа подвергается испытаниям, связанным с отсутствием желания трудиться, впадением в уныние, пассивностью и равнодушием.
  • Воровство. Это мытарство является очень тяжелым для тех, кто при жизни занимался грабежом, присвоением чужого, вымогательством, получением платы за работу, которую не выполнял.
  • Сребролюбие и скупость. Этот этап подвергает душу испытаниям за жадность к деньгам, ненасытному увеличению материальных благ, страстью к накоплению и сохранению богатства. Сребролюбие считается тяжким грехом, нарушающим вторую заповедь, которая запрещает поклонение «золотому тельцу».
  • Лихоимство и мздоимство. Душе приходится отвечать за взяточничество, ростовщичество, спекуляции, вымогательства, злоупотребление властью, совершение обмана в сделках и торговле.
  • Зависть. Для людей, которые при жизни печалились о благе ближнего, это будет сложной частью мытарств. От греха зависти предостерегает 10 заповедь Божия. Это ненасытное чувство, которое убивает любовь к близким людям. При этом порок не приносит ни малейшего удовлетворения грешнику.
  • Тщеславие. Душа, дошедшая до этого этапа посмертных мытарств, встречается с бесами, которые испытывают ее страстями кичливого высокомерия, любви к славе, мании величия, крайнего эгоизма, неуступчивости, пренебрежительного отношения к другим людям.
  • Гнев и ярость. Мытники пытают душу за сильные возмущения, негодования, раздражительность, действия, проникнутые ненавистью, злорадством, отвращением. Согласно учению Церкви, гнев входит в число восьми наиболее пагубных страстей.
  • Злопамятство. Душа подвергается допросу о поступках, когда она не прощала причиненных обид. Это тяжкое испытание для мстительных людей, постоянно сеющих распри и раскол. Церковь считает злопамятность отвержением любви и отречением от Бога.
  • Разбойничество. С этого этапа начинаются самые суровые испытания. Душу призывают к ответу за нанесение увечий кому-либо, в том числе самому себе, намеренное отравление, покушение на убийство, умышленный аборт.
  • Волшебство и чародейство. Это мытарство спиритизма, которое представляет собой мистическую веру в возможность общения с умершими людьми. Также с души спрашивают за грехи гадания, призвания бесов, азарта.
  • Блуд. Истязанию подвергаются души, которые занимались любодеяниями, не состоя в законном браке, а также совершали грех соблазна, непристойного поведения, бесстыдства, половой распущенности, пошлости, порочного образа жизни.
  • Прелюбодеяние. Испытания ожидают тех, кто не хранил супружескую верность в течение жизни, а также души, обещавшие Христу хранить свою чистоту, но нарушившие обет.
  • Содомские грехи. Речь идет о греховных помыслах или деяниях, направленных на влечение к представителям своего пола, и других половых извращениях.
  • Идолопоклонничество. Это мытарство ереси, на котором демоны истязают человека за верования, противоречащие вероучению Церкви, богохульство, суеверия, осквернение святынь, сознательное упорное противление Божьей Истине.
  • Немилосердие и жестокосердие. Это мытарство души может оказаться самым непроходимым. Список страстей, которыми истязают усопшего, включает грех бездушия, отказ от помощи, ожесточенность на ближнего или Бога.

Мытарствам души в православии не подвержены святые, принявшие мученическую смерть. Они сразу попадают на Небеса. Кроме того, согласно учению Церкви, души не проходят испытания в одиночку. Их сопровождают ангелы, которые помогают человеку проходить истязания злыми духами. Также помощь оказывают молитвы священников, родных и близких людей. Поэтому родственникам усопшего очень важно на протяжении 40 дней после смерти усиленно молиться во имя спасения его души.

Третий день и мытарства. Значение дней девятого, сорокового и годового.

Где же душа тотчас по разлучении с телом? Что же значат 3-й, 9-й и 40-й дни? В какое же время, день душа проходит воздушные мытарства и когда по разлучении с телом совершается частный суд?

Святой Макарий Александрийский передает нам следующее ангельское откровение о состоянии душ умерших в первые сорок дней по разделении их от тел своих.

Когда совершится таинство смерти и душа отделится от тела, она —душа — в течение первых двух дней пребывает на земле и в сопровождении ангелов посещает те места, в которых имела обыкновение творить правду, скитается около дома, в котором разлучилась со своим телом, а иногда пребывает и около гроба, в котором покоится ее тело. В третий же день, в подражание воскресению Христову, происшедшему в третий день, повелевается всякой христианской душе вознестись на небеса для поклонения

Богу всяческих. Вот причина, почему Святая Церковь имеет благое обыкновение в третий день совершать приношение и молитву за душу умершего.

Третий день по смерти человека называют и третинами и поминают усопшего, принося о нем Богу молитвы — служат панихиду. Сей день для почившего и для нас, еще живых, имеет прямое духовное соотношение к воскресению Начальника жизни нашей, положившего начало нашему (следовательно, и твоего усопшего) блаженному воскресению. В третий день покойника хоронят. Предавая земле дорогое нашему сердцу тело, обратим ум и сердце к Победителю смерти, даровавшему торжество жизни над смертию — торжество наше, а следовательно, и твоего усопшего торжество, совершившееся в воскресении Христовом. Церковь торжественно уверяет нас, своих чад, что Христос воскрес из мертвых и сущим во гробах живот даровал. И твоему покойнику — слышишь ли? — дарованы жизнь и воскресение только чрез Христа.

В третий день тело предается земле, а душа должна вознестись на небо: «И возвратится персть в землю, яко же бе; и дух возвратится к Богу, Иже даде его» (Еккл. 12, 7).

Неизмеримое пространство между небом и землею, или между Церквами торжествующею и воинствующею, это пространство в обыкновенном разговорном языке человеческом, и в Священном Писании, и в писаниях святых отцов называется воздухом. Итак, здесь воздухом называется не тонкое эфирное вещество, окружающее землю, а самое пространство.

Это пространство наполняют отверженные, падшие ангелы, которых вся деятельность состоит в том, чтобы отклонять человека от спасения, делая его орудием неправды. Они хитро и враждебно действуют на нашу внутреннюю и внешнюю деятельность, чтобы и нас сделать общниками их погибели: «иский кого поглотити», — свидетельствует о диаволе апостол Петр (1 Пет. 5, 8). Что воздушное пространство есть жилище злых духов, о том свидетельствуют избранные сосуды Святаго Духа, и мы веруем сей истине.

Так зритель великих тайн Божиих в Апокалипсисе свидетельствует, что падшие ангелы лишились своего жилища небесного (Апок. 12, 8-9). Поэтому где же их пристанище? В Книге Иова поднебесная является их жилищем (Иов 1, 7), и учитель языков уже прямо называет их духами злобы поднебесными, а главу их — князем власти воздушной (Еф. 6, 12; 2, 2).

С того самого момента, как последовало падение наших прародителей и изгнание из рая сладости, к древу жизни был поставлен херувим (Быт. 3, 24), но и другой, падший ангел, в свою очередь стал на пути к раю, чтобы пресечь человеку вход. Врата небесные заключились для человека, и князь мира и века сего с сего времени не пропустил к раю ни одной души человеческой, разлучившейся с телом. И праведники, кроме Илий и Еноха, и грешники нисходили во ад.

Первым безбедно прошел сей непроходимый путь к раю Победитель смерти, Разрушитель ада; и двери райские с сего времени отверзлись. За Господом безбедно прошел и благоразумный разбойник, и все ветхозаветные праведники, из ада Господом изведенные. Святые проходят сей путь безбедно, или, если и терпят иногда бесовские остановки, но добродетели их покрывают падения.

Если мы, будучи уже просвещены светом Христовым и имея свободное произволение делать правое или неправое, постоянно делаемся пленниками их, делателями неправды, исполнителями их гнусной воли, то тем более не оставят они душу, когда она отлучится от тела и должна будет идти к Богу чрез воздушное пространство. Разумеется, они представят душе все права на обладание ею как верною исполнительницею их внушений (мыслей, желаний и чувствований).

Бесы ей представляют ее греховную деятельность во всей полноте, и душа сознает справедливость сего показания.

Христиане, проводящие земную жизнь не без грехов, не получают прямо блаженной вечности. Необходимо, чтобы сии недостатки, падения, уклонения были взвешены и оценены.

Ежели душа не познала себя, не сознала себя совершенно здесь, на земле, то как существо духовно-нравственное должна по необходимости сознать себя за гробом; сознать, что выработала себе, к чему приспособилась, к какой привыкла сфере, что составляло для нее пищу и удовольствие. Сознать себя и таким образом самой произнести над собою суд прежде суда Божия; этого хочет небесное правосудие. Бог не хотел и не хочет смерти, но сам человек ее пожелал. Здесь, на земле, душа при помощи благодати может придти в сознание и принести истинное покаяние и получить от Бога отпущение грехов. Но за гробом же для приведения души к сознанию своей греховности употребляются падшие духи, которые, быв наставниками всякого зла на земле, теперь и представят душе ее греховную деятельность, напомнив все обстоятельства, при которых совершалось зло. Душа сознает свои грехи. Сознав свою греховность, она предупреждает уже и суд Божий над нею; так что суд Божий как бы уже определяет то, что сама душа произнесла над собою.

Покаянием соделанные грехи уничтожаются и уже нигде не поминаются — ни на мытарствах, ни на суде.

Ангелы добрые на мытарствах со своей стороны представляют добрые дела души.

Все пространство от земли до неба представляет двадцать отделений, или судилищ, на которых проходящая душа обличается басами в грехах. Каждое судилище или, как называется в отеческих писаниях, мытарство, а злые духи — мытарями, соответствует группе известного рода грехов.

Мытари не только уличают душу в соделанных ею грехах, но и в таких, которым никогда не подвергалась, как свидетельствует святой Иоанн Лествичник (Лествица, степень 7-я).

Порядок, в котором следуют мытарства одно за другим, заимствуем из повествования о них преподобной Феодоры. На пути к небу, направленном к востоку, душа встречает первое мытарство, на котором злые духи, остановив душу, сопровождаемую добрыми ангелами, представляют ей ее грехи словом (многоглаголание, пустословие, празднословие, сквернословие, насмешки, кощунства, пение песен и страстных гимнов, бесчинные восклицания, смех, хохот и тому подобное). Второе мытарство — лжи (всякая ложь, клятвопреступление, призывание имени Божия всуе, неисполнение обетов, данных Богу, утаение грехов пред духовником на исповеди). Третье мытарство — клеветы (оклеветание ближнего, осуждение, уничижение, обесслав-ление его, ругательство, насмешки при забвении собственных согрешений и недостатков, при невнимании к ним). Четвертое мытарство — чревоугодия (объедение, пьянство, безвременное и тайное едение, едение без молитвы, нарушение постов, сластолюбие, пресыщение, пирование, словом — все роды угождения чреву). Пятое мытарство — лености (леность и нерадение в служении Богу, уныние, оставление церковных и келейных молитвословий, тунеядство, наемники, исполняющие свою обязанность с небрежением). Шестое мытарство — воровство (всякого рода похищение и воровство грубое и благовидное, явное и тайное). Седьмое мытарство — сребролюбия и скупости. Восьмое — лихвы (ростовщики, лихоимцы и присвоители чужого). Девятое мытарство — неправды (неправедные: суд, мера, вес и все прочие неправды). Десятое мытарство — зависти. Одиннадцатое — гордости (гордость, тщеславие, самомнение, презорство, величание, невоздаяние должной чести родителям, духовным и гражданским властям, неповиновение им и ослушание их). Двенадцатое — ярости и гнева; тринадцатое — памятозлобия; четырнадцатое — убийства; пятнадцатое — волхвования (чародейство, обаяние, составление отравлений, наговоры, шепоты, чародейное призывание бесов). Шестнадцатое мытарство — блудное (все, что относится к этой скверне: мыслями, желаниями и самыми делами; блуд лиц, не связанных Таинством брака, мечтание греха блудного, умедление в этом мечтании, соизволение на грех, услаждение грехом, сладострастные воззрения, скверные осязания и прикосновения). Семнадцатое — прелюбодеяние (несохранение супружеской верности, блудные падения лиц, посвятивших себя Богу). Восемнадцатое мытарство — содомское (противоестественные блудные грехи и кровосмешение). Девятнадцатое мытарство — ересей (ложное мудрование о вере, сомнение в вере, отступничество от православной веры, богохульство) и, наконец, последнее, двадцатое мытарство — немилосердия (немилосердие и жестокость). Следовательно, прохождение мытарств бывает в третий день.

Преосвященный Макарий пишет: «Непрерывное, всегдашнее и повсеместное употребление в Церкви учения о мытарствах, особливо же между учителями четвертого века, непререкаемо свидетельствует, что оно передано им от учителей предшествовавших веков и основывается на предании апостольском» (Православное догматическое богословие, т. 5, с. 85-86).

Зная загробное состояние души, то есть прохождение мытарств и явление к Богу для поклонения, соответствующее третьему дню, Церковь и родственники, желая доказать, что помнят и любят почившего, молят Господа о безбедном прохождении душою воздушных мытарств и о прощении ей ее согрешений. Освобождение души от грехов составляет для нее воскрешение для жизни блаженной, вечной. Итак, по примеру Господа Иисуса Христа, воскресшего из мертвых в третий день, служится панихида по усопшему, дабы и он воскрес в третий день для бесконечной, славной жизни со Христом.

После поклонения Богу повелевается показать душе различные обители святых и красоту рая. Хождение и рассматривание райских обителей продолжается шесть дней. Душа удивляется и прославляет Создателя всего — Бога. Созерцая же все сие, она изменяется и забывает скорбь свою, которую имела, будучи в теле. Но, если она виновна в грехах, то при виде наслаждений святых начинает скорбеть и укорять себя, что провела жизнь в беспечности и не послужила Богу, как должно. По рассмотрении рая душа в 9-й день (от своего разлучения с телом) опять возносится на поклонение Богу. Итак, хорошо делает Церковь, что приносит приношение и молитвы в 9-й день за умершего.

Зная загробное состояние почившей души, соответствующее девятому дню на земле, в которое происходит второе поклонение Богу, Церковь и родственники молят Бога о причислении представившейся души к девяти ликам ангельским.

После второго поклонения Владыка повелевает показать душе ад со всеми его муками. Водимая душа видит повсюду мучения грешников, слышит плач, стон, скрежет зубов. В продолжение 30-ти дней душа водится по адским отделениям, трепеща, чтобы и самой не быть осужденною на заключение в оных. Наконец, в 40-й день по разлучении с телом, душа в третий уже раз возносится на поклонение Богу. Теперь-то, то есть в 40-й день по смерти, праведный Судия определяет душе приличное, по ее делам и земной жизни, местопребывание. Значит, частный суд над душою происходит в 40-й день по ее исходе из тела. Итак, правильно Святая Церковь совершает поминовение по умершему в 40-й день.

Сороковой день, или сорочина, от разрешения души от тела — есть день определения участи души в загробной жизни. Это частный суд Христов, определяющий судьбу души только до времени Страшного всеобщего суда. Это загробное состояние души, соответственное нравственной жизни на земле, не есть окончательное и может измениться.

Господь наш Иисус Христос в сороковой день от Своего воскресения превознес человеческое естество, воспринятое Им в Свою Личность, в состояние славы — воссе-дание на престоле Его Божества «одесную Отца» (Мф. 22, 44); так, по этому первообразу, умершие в сороковой день по смерти своей входят своими душами в определенное, соответственное своему нравственному достоинству, состояние.

Как Господь, совершив дело нашего спасения, Своею жизнию и смертию увенчал оное Своим Вознесением в 40-й день, так и души усопших, совершив свое жизненное поприще, в 40-й день по смерти получают воздаяние — свой загробный жребий.

Как Господь, в 40-й день вознесшись, всегда сидит одесную Бога Отца, ожидая, дондеже положатся враги Его подножию ног Его (Евр. 10, 12-13), так и души усопших, получив по частному суду Христову свой загробный жребий, остаются в нем (хотя и не без возможности перемены) до всеобщего суда Христова (Слово о поминовении усопших арх. Феодора, с. 37-38).

Это соответствие (параллель) между Христовыми состояниями и состояниями душ усопших признается словом Божиим (Евр. 9, 27-28).

Итак, сетующая душа о смерти близкого твоему сердцу, в сороковой день его возведи с верою ум и сердце к восшедшему в 40-й день по Воскресении Начальнику жизни нашей, «ныне да явится лицу Божию за нас», живых и усопших (Евр. 9, 24). Откажет ли всещедрый Отец Ему в этом ходатайстве, имея пред Собою Своего возлюбленного Сына в крестных за нас язвах? Держись же верою крепко такой любви Господа, и в славе Своей занятого вечною судьбою нашею, судьбою твоею и твоего покойника, и умоляй Его за усопшего, да благодатию Своею немощное в отшедшей душе уврачует, оскудевающее — восполнит, все согрешения простит и очистит и вчинит ее в жребий помилованных. Твоя вера и молитва, споспешествуемая Святою Церковью, много поможет усопшему при определении участи его до Страшного суда на частном суде Христовом.

Зная загробное состояние почившей души, соответствующее на земле сороковому дню, в которое, хотя не окончательно еще, решается участь почившего или для блаженства, или для мучения, Церковь и родственники опять спешат на помощь почившему. Служится в сей день панихида, чтобы, сколько зависит от нас, умилостивить всеблагого Бога относительно почившего.

Итак, из предыдущего видно, что душа по разлучении с телом два дня бывает на земле и в третий возносится к Богу на поклонение; затем в следующие шесть дней бывает в раю и, наконец, далее следующие тридцать дней бывает в аду; и в сороковой день она уже на месте, в состоянии, еще не окончательно решенном. Окончательное решение душа получит в день всеобщего суда.

Дни: годовой, а в следующие годы уже он будет день кончины, дни именин, рождения — для добрых христиан остаются навсегда памятными днями. Желая доказать, что смерть не расторгла духовного союза и отношения между живыми и умершими, они служат панихиду и молят Того, в Ком наше спасение и жизнь; молят Того, Кто Сам сказал нам: «Я… жизнь» (Ин. 11, 25).

Мы молим и надеемся несомненно на Его обещание услышать молящихся: просите и дастся вам; ибо Я не хочу смерти грешника, за которого пострадал, пролил Свою кровь и которому теперь дарую жизнь… «только веруй»! (Мк. 5, 36).

О первом из мытарств, которое проходит душа по смерти человека, о том, какими должны быть слова и речи православного христианина, каких грехов, связанных со словом, он должен избегать, рассказывает протоиерей Олег Стеняев.

«Когда мы восходили от земли на высоту небесную, сначала нас встретили воздушные духи первого мытарства, на котором испытываются грехи празднословия. Здесь мы остановились. Нам вынесли множество свитков, где были записаны все слова, какие я только говорила от юности моей, все, что было сказано мною необдуманного и тем более срамного», – так описывает блаженная Феодора первое мытарство.

Обычному человеку порой кажется, что его жизнь, поступки, тем более слова могут касаться лишь его самого и не более. Но реальность несколько иная – нас окружают духи: Ангелы и бесы. За каждого из нас, бодрствуем ли мы или нет, ведется духовная брань, недоступная нашему взору. Самые духовно одаренные из нас могли себе позволить сказать следующее: «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан» (1 Кор. 13, 12). Существует и рукописание (Кол. 2, 14), и книга (Откр. 5, 1; 20, 12), в которую записываются все наши дела и деяния.

Из описания мытарств мы видим свитки, составленные, скорее всего, в разное время и разными бесами, – некая диавольская канцелярия. Не надо приписывать бесам и их князю диаволу божественные свойства, им не присуще всезнание и всеведение, и тем более они не вездесущи. Скорее всего, у них действительно ведется некая «бухгалтерия» на наши дела и деяния.

Я глубоко сомневаюсь, что многие из нас хотя бы один раз встречались с самим диаволом. Чаще мы можем привлекать к себе внимание каких-нибудь мелких бесят, в зависимости от наших погрешностей. Для самого диавола наши грехи и прегрешения – это как некая пища, которая подпитывает его и оправдывает существование рядовых бесов в глазах князя бесовского. Который, в свою очередь, предстает с отчетом перед Самим Богом. Сказано: «И был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана. И сказал Господь сатане: откуда ты пришел? И отвечал сатана Господу и сказал: я ходил по земле и обошел ее» (Иов 1, 6–7). То есть, являясь тварью, сатана имеет свое место во времени и в пространстве, и, чтобы ему что-либо увидеть или познать, ему надо там оказаться. Между собой бесы постоянно дерутся и вредят друг другу, ибо злы весьма. В «Житии святого Нифонта Кипрского» (память 23 декабря) говорится следующее:

«Блаженный сказал лукавому духу:

– Перестань, диавол, смущать рабов Божиих! Какая тебе польза от того, что эта душа пойдет в погибель?

Бес отвечал:

– Нам от этого нет пользы, но у нас есть приказ от царя нашего и князей, властвующих над нами, – бороться с людьми. Если же князья узнают, что мы не боремся с людьми, то жестоко бьют нас»1.

Но вернемся к первому мытарству. Здесь выставляются перед нами такие наши грехи, как:

1. Празднословие;

2. Кощунственные слова;

3. Праздный смех;

4. Бесстыдные песни;

5. Праздные беседы.

Обращает на себя внимание то, что Феодора сознается: она «нисколько не считала того за грех, а потому и не исповедовалась в этом перед духовным отцом». Здесь мы находим ответ, почему христианин может застрять на каком-либо из мытарств: так как он не прибегал к спасительным Таинствам Церкви и сам в момент смерти поставил себя в некоторое затруднительное положение. Далее мы увидим, что Таинства Церкви изглаживают весь бесовский компромат, накопленный на нас бесами.

Феодора высказывает недоумение: «Я удивлялась, – рассказывает она, – как это у них ничего не забыто, ведь прошло столько лет, и я сама давно забыла об этом».

Мытарство 1-е. Фрески Рыльского монастыря, Болгария. ФрагментМытарство 1-е. Фрески Рыльского монастыря, Болгария. Фрагмент

Сказано: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 36–37). Мытарства – это предварительное расследование перед частным судом по окончании которого, на 40-й день после смерти, и выносится предварительный приговор. Окончательный приговор будет вынесен только тогда, когда душа вернется в тело – на Страшном суде.

Когда человек попадает на первое мытарство, у него, наверное, бывает ощущение того, что он попал на какую-то дикую дискотеку, потому что там все звучит, кричит и вопит: лезут в голову дурные мысли, слова, мат, бесстыдные песни навязчиво звучат в голове. Все это сразу оживает, как-то материализуется. В 33-м псалме сказано: «Удерживай язык свой от зла и уста свои от коварных слов» (Пс. 33, 14). Особенно страшно и тяжело будет кощунникам, для них наказания начинаются еще и в этой жизни.

Полагая, что болезнь приключилась из-за насмешника, он восклицал: «За что я так страдаю? Не из-за слов ли моего друга?»

«Один благочестивый человек, питавший особенную любовь к святому великомученику Артемию, взял свечей и масла и пошел к его мощам. На пути с ним встретился один из его знакомых и спросил: «Куда, друг, свечи и масло несешь?” «Иду помолиться святому Артемию”, – был ответ. Встретившийся, насмехаясь, сказал: «Не забудь, друг, от него болезнь захватить и сюда принести, когда назад пойдешь”. Шедший к великомученику не ответил на насмешку и, совершив при мощах святого молитву, пошел домой. Что же? На обратном пути его действительно застигла жестокая болезнь: он почувствовал нестерпимую боль в теле, оно местами стало отекать, и он не в состоянии был дойти до дома. Так как на пути стоял дом того самого насмешника, то ему ничего не оставалось, как побрести туда. И, придя, он почувствовал, что болезнь его еще более усилилась. На него напало нечто вроде беснования, язык его онемел, и болезнь казалась смертельной. Однако через некоторое время он пришел в себя и, полагая, что болезнь приключилась из-за насмешника, сказал: «За что я так страдаю? Не из-за слов ли моего друга?” Тот же, со своей стороны, начал укорять больного и снова насмехаться. Между ними дело дошло уже до явной ссоры, так что многие останавливались и спрашивали о причине ссоры. Больной пересказал им о своей встрече с другом на пути к святому Артемию и о его кощунстве и, сказав это, тотчас почувствовал себя совершенно здоровым. Но о, ужас! Его болезнь мгновенно перешла на кощунника, который начал кричать: «Увы мне! Горе мне!” Присутствовавшие ужаснулись, видя это, и прославили Бога и святого угодника: «Праведен суд Божий! Ты бо, еже искал еси, обрел, и прочии тобою да вразумлени будут не вменяти в хулу и посмех чудеса, бывающая от Бога святыми Его угодники”»2.

Святитель Василий Великий: «Говорить или делать даже доброе не к созиданию веры – значит оскорблять Святого Божия Духа»

Святитель Василий Великий учил: «Не должно произносить праздного слова, от которого нет никакой пользы. Ибо говорить или делать даже доброе не к созиданию веры – значит оскорблять Святого Божия Духа»3. То есть христианин воспринимает саму возможность говорить как «всеянный Логос» (святой Иустин Философ) и старается не говорить пустые, праздные и «гнилые» слова тем же языком, которым он молится, свидетельствует о Боге и воспевает Его. Слова: «говорить или делать даже доброе не к созиданию веры – значит оскорблять Святого Божия Духа» – означают, что от слов возникают намерения, точнее – словами и выражаются намерения. А от намерений возникают дела, следовательно, как мы говорим, так и поступаем. Сказано: «Ибо все мы много согрешаем. Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело» (Иак. 3, 2). Другой смысл слов: «делать даже доброе не к созиданию веры – значит оскорблять Святого Божия Духа» – означает, что всё, что не во имя Божие, то или ради тщеславия, или лукавый замысел. Такое «доброе», которое «не к созиданию веры», – западня для малоопытных христиан. Поэтому и сказано: «Так и язык – небольшой член, но много делает. Посмотри, небольшой огонь как много вещества зажигает! И язык – огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны» (Иак. 3, 5–6).

Преподобный Исаия Отшельник учил: «Не стыдись лица пустослова и, боясь опечалить его, не терпи, чтобы тебе говорилось непотребное»4. От много говорящего удаляйся, он плетет сеть, а зачем – мы не знаем.

Преподобный Марк Подвижник: «Не желай слышать о чужих лукавствах, потому что при этом черты тех лукавств надписываются и на нас»

Преподобный Марк Подвижник говаривал: «Не желай слышать о чужих лукавствах, потому что при этом черты тех лукавств надписываются и на нас»5. И действительно! Когда мы говорим о чужих грехах, сплетничаем и злорадствуем, то Бог обязательно попустит нам впасть в нечто подобное.

Один хорошо мне знакомый священник рассказывал:

– Однажды по радио я услышал песню Бориса Моисеева «Голубая луна». Я нормальный человек, у меня жена, трое детей. Ничего такого никогда за собой не замечал… Но весь день в голове крутилась эта песня с особенной интонацией исполнителя: «Голубая луна! Го-лу-ба-я»! – Это продолжалось и в храме, и в доме, и я пришел в отчаяние.

Я посоветовал тогда собрату напевать про себя: «Боже, царя храни». Эта мелодия помогла ему, и ничто уже не звучало в голове. «Голубая луна» растворилась.

Бесы на мытарствах не требуют с людей того, что не принадлежит им, бесам. Речь идет о грехах, пороках и преступлениях, и если человек в своей земной жизни отождествился со всем этим, то они рассматривают такого человека как свою добычу. Но если расторжение между грехом и человеком осуществилось до момента его смерти, то ему нечего опасаться на мытарствах. Лестница от земли до неба не есть некий бесовский «лифт»: где хотят, там и остановят. Напротив, вспомним: «И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; …» (Быт. 28, 12–13). Она так и изображается на православных иконах, эта лестница: наверху восседает или стоит Господь, Ангелы помогают душам подниматься по ней. И хотя этот божественный призыв «не бойся» свидетельствует о некоторой опасности, но душа, успевшая до момента физической смерти примириться с Богом, ничем не рискует и свободно восходит на Небеса. Бесы-«мытники» – скорее случайный элемент близ такого важного и ответственного места для восхождения в Царствие Небесное, как лестница Иакова. Но так как человек наделен свободной волей, он имеет право не только на восхождение, но и на выпадение из духовного мира, и это оправдывает присутствие бесов здесь. Как и присутствие сатаны в «день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа» (Иов 1, 6).

Апостол Павел в Послании к Ефесянам пишет: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим» (Еф. 4, 29).

Однажды в храм пришел молодой мужчина, недавно женившийся. Он сказал:

– Не знаю, что случилось с женой: она замкнулась, совсем со мной не разговаривает.

Я попросил привести супругу в церковь. И когда мы встретились втроем, на мой вопрос: «Что случилось?» – она не сразу решилась ответить. Но потом рассказала:

– Все было как всегда. Муж пришел с работы, я приготовила ужин, накрыла на стол. Он сидел на диване, смотрел на меня, как я бегала туда-сюда, и вдруг сказал: «Какая ты у меня неряха».

Муж произнес – и тут же забыл эти слова. А у жены они остались.

– Мы едим вместе, а в голове крутится: «Какая ты у меня неряха», – призналась молодая женщина. – Мы становимся на молитву, а в голове снова эти слова.

Гнилые слова могут посеять бурю отрицательных эмоций в душе человека и нарушить духовный порядок в жизни семьи.

Слышите призыв апостола Павла? «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших». Действительно, бывает так, что христиане позволяют себе говорить гнилые слова. Один знакомый мне филолог, который изучает в том числе и русский мат, сказал мне, что так называемые матерные слова в основном тюркского происхождения. Эти слова выкрикивали монголы, когда брали штурмом наши крепости. Вскоре эти слова превратились в устах русских людей в ругательства. Но в действительности монголы выкрикивали имена своих богов, имена своих идолов, истуканов, кумиров, надеясь с их помощью одержать победу. Как, например, мусульмане во время сражения выкрикивают: «Аллах акбар!» В Законе Божием, в Пятикнижии Моисеевом сказано: «Имени других богов не упоминайте» (Исх. 23, 13).

Ругательства по своему происхождению – слова-мантры, в которых призываются языческие боги

Конечно, сейчас многие ругательства приобрели в нашей жизни совершенно конкретный смысл, и мы не придаем им первоначального языческого значения. Но в действительности это слова-мантры, в которых призываются языческие боги. Апостол Павел пишет, что языческие боги – это бесы. Сказано: «…язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами» (1 Кор. 10, 20). За каждым культом почитания того или иного истукана скрывались бесы и демоны. Апостол Петр в 1-м послании вдохновляет нас: «Говорит ли кто, как слова Божии» (1 Пет. 4, 11). То есть, следя за своей речью, мы обеспечиваем себе безопасное прохождение первого мытарства. Поскольку, действительно, за всякое праздное слово мы дадим отчет, «ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 37).

Меня удивляют некоторые православные проповедники, говорящие о чем угодно и не приводящие ни одного текста из Священного Писания. Мы, священнослужители, не должны демонстрировать свою эрудицию и остроумие, но проповедовать слово Божие в том формате, в каком оно дано нам. Народ истосковался по слову Божиему. Сказано: «Ибо уста священника должны хранить ведение, и закона ищут от уст его, потому что он вестник Господа Саваофа» (Мал. 2, 7). Во дни земной жизни Христа древние учили: «Если за трапезой не вспоминаются слова из Писания, то это трапеза мертвецов».

Насмешники, празднословы и пустословы легко могут застрять на первом мытарстве.

Оканчивая рассказ о первом мытарстве, блаженная Феодора свидетельствует: «Но святые Ангелы, водившие меня, положили конец моему испытанию на первом мытарстве: они покрыли грехи мои, указав лукавым на некоторые из бывших моих добрых дел, а чего не доставало из них на покрытие моих грехов, добавили из добродетелей отца моего преподобного Василия и искупили меня из первого мытарства, и мы пошли далее».

Слова: «они покрыли грехи мои, указав лукавым на некоторые из бывших моих добрых дел» – не означают, что добрых дел достаточно, чтобы избавиться от злых. Так учили еретики пелагиане. Скорее всего, речь идет о том, что, исповедовавшись в грехах пустословия, Феодора еще и сотворила плод покаяния (то есть понесла назначенную духовником епитимию).

Слова: «добавили из добродетелей отца моего преподобного Василия» – отнюдь не проповедуют латинское заблуждение «о сверхдолжных заслугах святых», а указывают на добродетельные молитвы преподобного Василия за блаженную Феодору.

Слова: «и искупили меня из первого мытарства» – не могут быть отнесены к Ангелам, скорее всего, они напомнили бесам, что данные грехи уже искуплены Кровью Сына Божия.