Начинающему христианину

Вопрос читателя:

Добрый день! Церковь как закрытый мир для меня, я как будто живу в другом мире, а верующие в другом, и я все никак не могу пробиться в этот мир. Не понимаю, как изучать этот мир, столько информации, если только как любую науку осваивать, идти в учебное заведение и по программе от простого к сложному пытаться изучить предмет, чтобы создать базу первоначальную, от которой можно дальше развиваться.

Не могу понять, как структурировать, как изучать. Искать ли учителя (духовного наставника), который провел бы или направил? Само не складывается, встреч судьбоносных не происходит, а сама как без почвы под ногами, болтаюсь и не знаю, куда- к кому-как.

Слушая воцерковленных людей — их воцерковление в основном это встреча с людьми, которые стали по сути Учителями. Стремлюсь к тому, чтобы воцерковление мое стало искренним и глубоко принимаемым и понимаемым, а пока только ощущение, что метафизическое можно интерпретировать разновариантно и подстраиваимо. Понимаю, что соблюдение церковных правил необходимо для внешнего форматирования, но это только средства.

Где же та точка отсчета и как к ней приблизиться?

Елена

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Дорогая Елена, здравствуйте!

Очень рад Вашему доброму и благому желанию — прийти в Церковь, я бы даже сказал, вернуться домой — к Богу. Ведь именно так часто христиане и называли путь к Богу — возвращение домой.

Вы очень верно расставляете акценты — и правильно понимаете, что важно, и верно задаете вектор. И теперь я Вам еще немного расскажу о Церкви.

На самом деле в Церкви все очень и очень просто. Только вот если пытаться все постигать через призму научного подхода, то будет очень и очень непросто. И может получиться горе от ума. Так что богословское образование — это, безусловно, хорошо и правильно, если есть такая возможность. Но самое главное — это личный духовный опыт и опыт церковной жизни. И вот его-то и надо начать приобретать.

Начать надо с начала, с главного и основополагающего — с исповеди и Причастия. Самое главное — принести Господу свои грехи, свою черноту души, свою духовную грязь. Принести и оставить на исповеди, не возвращаясь больше к этим нечистотам. И попалить всю эту темноту силой Крови и Тела Христова, освятить себя Причастием.

Исповедь — это потрясающее Таинство, в котором из души человека изглаживаются грехи и человек получает силу, благодать Божию, на то, чтобы залечились те душевные раны, которые были накоплены за годы предыдущей жизни. От исповеди к исповеди человек учится все трезвее, объективнее, глубже видеть и понимать себя. И чистит-вычищает свои душу и сердце.

Одновременно советую Вам договориться со священником о беседе. Без духовного руководства — тут Вы тоже верно говорите — в духовной жизни не обойтись, потому что кто-то должен Вам подсказывать, что и как делать с собой и своей душой, а где-то буквально за руку провести по правильному пути. Очень хорошо, если Вам встретился опытный священник, или Ваши родители, или Ваши крестные были духовно опытными людьми и смогли передать свои знаний и стать своего рода образцом того, как следует поступать с собой. Так повезло далеко не всем, и ничего страшного. Сейчас, сегодня вполне достаточно будет, чтобы Вы поговорили с тем священником, к которому будете потом приходить на исповедь и который, таким образом, станет Вашим духовником. Походите в храм, присмотритесь немного к батюшкам. А можете помолиться, от души попросить Бога о том, чтобы все сложилось, и просто прийти к храм и спросить за вечным ящиком (где свечи продают), как Вам можно договориться о беседе. Если сразу не сложится, приходите еще и еще раз. Вы начинаете добрый путь, и тут могут возникнуть искушения. А дальше Вы уже будете обсуждать Ваш путь и вопросы со священником лично.

Чтобы разобраться немного в догматике, купите самый простой «Закон Божий» и прочитайте его. Отметьте непонятные места и разберитесь с ними. На первое время этого будет достаточно, а там дальше уже Вы приобретете какие-то знания, да и батюшка подскажет.

Конечно, хорошо найти духовного отца, который направит и поможет. Но не всем получается сразу найти такого, потому я бы посоветовал найти священника, близкого по духу, не пренебрегая его образованием и познаниями. И попросить духовного руководства для новоначального. Если все пойдет правильно, то Вы сами будете расти в вере, находить информацию и изменяться. Но сперва нужно обратить все свое внимание внутрь себя, в эту бесконечную пропасть нашей греховной души.

Также начать читать Евангелие. Не стараться понять сразу умом, но попробовать постигнуть душой. Молиться по молитвослову, пытаясь душой понять слова. Можно прочитать перевод, чтобы язык молитвы стал более понятным. Также очень хорошо почитать святых отцов, но не много и запоем, а понемногу, пытаясь постигнуть смысл и глубину.

Помоги Вам Господь!

На заставке: Bernd Thaller

Вопрос читателя:

Как жить православному христианину в миру? Отречься от всего (мирские книги, компьютерные игры, сериалы, иные виды досуга (развлечения)) и жить, как монах в миру?
Евангелие говорит именно о таком идеале. Нужно отречься от всего, ведь любой вид досуга является страстью и суетой мирской, которая не несет ничего полезного. В начале пути Бог помогает, и человек легко бросает прежние увлечения, посвящая себя всецело Богу, но потом это кончается, и приходится самому ползти на брюхе через океан страстей. Постепенно снова возвращаешься к прежним увлечениям и «обмирщаешься». И нет никаких сил бороться со страстями. Возревнуешь по жизни благочестивой, резко бросаешь все мирское (книги, игры, и прочие), хватает на несколько дней, а затем снова поддаешься миру. И постоянно мучают сомнения, правильно ли жить мирянину, как монаху в миру, избегая всего, или нет? Силы кончаются, и внутренне доходишь до такой степени отчаяния, что понимаешь, что не можешь жить благочестиво и хранить себя от мира, вплоть до того, что осознаешь, что тебе такая борьба не по плечу и ты не можешь жить благочестиво, как подобает настоящему Христианину, потому что постоянно падаешь на различные страсти, тебя окружающие. Для меня это «бремена неудобоносимые». Как же тогда спастись в миру? Может, я делаю или понимаю что-то неправильно? Если же я понимаю всё правильно, то спастись мне вообще не реально, т.к. я не могу выдержать такой борьбы.

Отвечает иерей Петр Гурьянов:

иерей Петр ГурьяновХристос воскресе!

Милый человек! Мирские книги, компьютерные игры, сериалы и иные виды досуга — разве это весь смысл вашей жизни?!
Евангелие говорит нам о том, что появилась Божественная возможность — стало достижимо Царство Бога. А попасть туда можно через двери новых знаний. О свободе человеческого духа от греха и смерти, духа, преображенного благодатью, — это высшее призвание человека… вот о чем говорит Евангелие! Господь подает благодать туне, то есть ни за что, но требует, чтобы человек искал ее и, желательно, воспринимал ее, посвящая себя всецело Богу. Очень вам совету прочитать книгу святителя Феофана Затворника «Путь ко спасению. Краткий очерк аскетики», он как раз очень подробно раскрывает эту тему!

Есть индийский рассказ для детей, в котором ребенок спрашивает мать: «Мама, почему иногда я ощущаю, что Бог здесь, близко, и мне так хорошо с Ним, а потом Он отдаляется? Почему Он ушел? Как мне Его найти?» И мать отвечает: «Помнишь, как мы играли с тобой в прятки? Ты закрываешь глаза, я иду и прячусь в кустах или за деревом и зову тебя оттуда: ау! Ты открываешь глаза, смотришь вокруг и пытаешься понять: откуда слышался голос? И бежишь на него. Порой ты находишь меня сразу, и я подхватываю тебя, и ты счастлив, и мы смеемся и обнимаем друг друга. Но порой ты ищешь и не можешь меня найти. На мгновение тебе покажется: что, если мама ушла и оставила меня здесь? И делается страшно. Вначале ты просто оглядываешься, потом оглядываешься все более и более тревожно, и в тот момент, когда я начинаю чувствовать твой страх, я выхожу из своего убежища, и ты бежишь ко мне, и я беру тебя на руки, и тебе снова радостно.

Так же Бог. Он дает нам пережить опыт Своего присутствия, а потом говорит: а теперь живите с тем, что вы узнали, живите так, будто Я с вами, живите так, чтобы Я мог вами гордиться, и вам будет хорошо со Мной… И Он наблюдает, как бы из-за кустов, из-за дерева, чтобы в тот момент, как тебе покажется, что ты потерял с Ним связь, позвать тебя. Он не обязательно явится Сам, но позовет тем или другим образом: ты встретишь кого-то, и этот человек расскажет тебе о Боге, или попадешь в храм, помолишься вместе с другими и почувствуешь: да, Он здесь, Он здесь со всеми этими людьми и со мной».

То же самое происходит и с нами. Вначале мы опытно переживаем нечто, но этот опыт может потускнеть, и тогда встают вопросы. Первый вопрос: куда Бог ушел? Но потом мы спрашиваем: был ли Он здесь вообще или это моя фантазия и Бога не было? И тогда становится страшно и одолевает сомнение.

И еще — по поводу молитвенного правила и аскетических подвигов нужно обязательно советоваться со священником, который Вас хорошо знает, с духовником. В духовной жизни неопытный человек может наделать много ошибок, взявшись за то, что ему сейчас не под силу. Это как человеку, который только начал тренироваться, сразу взять большой вес или начать бег на длинную дистанцию. Кто-то выдержит, а у большинства может быть надрыв, вследствие которого, возможно, занятия спортом придется оставить. Так и в духовной жизни очень важна поэтапность, подготовленность и наблюдения опытного человека — священника. В этом случае все будет идти более плавно и не будет ощущения неудобоносимых бремен. С Богом!

Архив всех вопросов можно найти . Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

На заставке фрагмент фото Giuseppe Milo/www.flickr.com

№6 (83) / 12 •июня• ‘09

Ксения Возгривцева Путь к Богу

«Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18, 3-6).

Когда читаешь эти евангельские слова, то невольно задумываешься: как же научиться верить, как верят дети, как быть искренним, чистым, светлым, доверчивым, безобидчивым, творческим и добрым? А ведь мы к этому призваны Христом. Можно только радоваться за людей, которые умеют быть таковыми. Сегодня мы расскажем про такого человека, про творческую, жизнерадостную прихожанку, маму двоих (а в скором будущем и троих) детей — Ирину Яговкину.

То, что было до начала…

В нашей семье верующей была только моя бабушка, да и та все время сокрушалась, что к вере пришла поздно. Мама тоже была верующей, но вслух о Боге никто никогда не говорил, вера не обсуждалась. Одно из детских воспоминаний, связанных с верой, такое: мама ходит по комнате и готовится к исповеди, переживает, что-то записывает на бумажку, спрашивает меня о чем-то, а я и подсказать не могу ничего.

Когда я была маленькой, мама водила меня в красивый, уютный, голубой храм (видимо, это был ИоанноПредтеченский собор) на Причастие, после которого мне давали маленькие просфорки… Кроме этих детских воспоминаний о Церкви у меня больше и не было ничего. В Бога я верила всегда, только представления о Нем у меня были специфические. Например, я думала, что Бог это какая-то энергетическая субстанция. Люди не верят, когда я рассказываю, что только в 36 лет я узнала, что Иисус Христос, Дева Мария, святые были историческими личностями, а не вымышленными мифологическими персонажами наподобие Зевса, Геры и так далее.

А уж о том, что такое искупительная жертва, почему Христа распяли на кресте, я совсем не задумывалась. Поэтому, когда год назад я пришла в Пантелеимоновский храм, у меня началась эпоха открытий.

Мне это надо!

Не случайно же говорят, что Бог приводит человека в храм, зовет его туда, напоминает о том, что нужно прийти. У меня было такое напоминание. Когда мне было чуть за двадцать лет, произошел особый случай в моей жизни. Был канун Рождества. Старшая сестра ушла в храм, а я осталась дома, приняла ванну, надела халатик, заварила себе чай…И вдруг появилось ощущение, что МНЕ НУЖНО В ХРАМ! Странное, непреодолимое, необычное желание…Оно просто сорвало меня с места, и, натянув валенки на босу ногу, накинув шаль и шубу (прямо на халатик), сняв с елки самый большой и красивый шар, я буквально рванула в храм!

Прибежала я в наш старый храм, повесила шарик на елочку, реву… Вид был, наверное, как у болящей. Бабушки сидят-спрашивают: «Что случилось?» А я: «Где здесь исповедь?». Что такое исповедь, я не знала, но знала одно — мне это надо! Подошла к батюшке (сейчас уже не помню, кто это был, но обратиться к нему «батюшка» мне было очень стыдно, так как батюшка был молодой, почти ровесник мне), реву и молчу, так как не знаю, с чего начать.

Священник помог мне, стал задавать вопросы, а я отвечала и от стыда снова плакала. Плохо помню эту свою исповедь… вообще, было чувство, что за меня все Бог сделал: Сам привел, Сам исповедовал…моего участия в этом и не было как будто. Когда батюшка накрыл меня епитрахилью, а потом благословил причаститься (чего я не сделала, так как и не помнила, как это делается), я почувствовала такую легкость, что домой я уже не шла, а радостно летела. Казалось, что я даже валенками снега не касаюсь, что он не скрипит под ногами…

Никогда больше такого чувства после исповеди не было. И после этого пятнадцать лет я в храм не приходила. Начал строиться наш новый храм. Приду, посмотрю, как на экскурсии, зайду, чтобы поставить свечку — и все. А душа требует — надо пойти! Дойду до середины территории Психобольницы и начинаю себе оправдания искать, что уже поздно, что там никого нет и так далее.

Господь принес меня в ладошечках…

Когда же я все-таки дошла до храма, то все время думала: Господи, благодарю Тебя, что Ты меня привел в храм Свой не через скорби, а так мягко, как будто в ладошечках принес. Хотя трудности Он нам попустил.

Дочка Яночка после поездки на море заболела. Четыре месяца мы по больницам лежали. А в день выписки (осенью 2007 года) мне позвонила моя совсем невоцерковленная подруга и сказала: «Я как тебе ни позвоню, вы все болеете. У тебя ребенок крещеный? Нет?! Ты сумасшедшая? У тебя ребенку два года, а она до сих пор некрещеная!». И я задалась вопросам, как же так получилось? Старшего сына, Глебушку, крестили в 8 месяцев по настоянию бабушки, которая заявила, что ей «в доме бусурманина не надо».

Окрестили сына, да и забыли дорогу в храм. Пару раз из храма приходили нам письма на тему «что-то вы после крещения в храме не появляетесь». Я же боялась всяких упоминаний о храмах, священниках, службах. Даже когда мы смотрели телевизор и вдруг начинался сюжет про Церковь, то я сразу переключала канал — боялась услышать что-то такое, из чего мне станет ясно, что на моей жизни можно крест поставить, что мне конец. Бабушке приносили люди номера «Православной газеты» — я их не читала, но при этом трепетно к ним относилась, аккуратно сложу в стопочку — и с глаз долой.

И вот появилась потребность крестить дочку. Новый Пантелеимоновский храм казался мне тогда каким-то «не русским», он по архитектуре не был похож на привычные русские храмы, а хотелось крестить ребенка в маленьком, красивом, уютном деревянном храме. Такой храм мы нашли в Заречном. Подошли к батюшке, который согласился дочку крестить при условии, что я обязательно схожу на огласительные беседы.

Вернулись домой — звонит моя подруга и просит стать крестной для ее дочки. Я с легкостью согласилась, вообще не осознавая никакой ответственности. До того, как мы пришли с ней на огласительные беседы, мне в руки попала маленькая детская Библия. Внимательно изучив ее, я почувствовала себя во всеоружии и на беседу уже пошла такая «подкованная», такая «грамотная»! Такой напыщенный пингвин! (смеется)

И тут произошла знаменательная встреча — вошел отец Вячеслав! Такая доброта от него исходила, такое тепло, что мне захотелось еще и еще раз приходить в храм, где есть такие люди. Почему нет этого вне стен храма, почему такие лица там не встречаются?! (сейчас рассказываю и даже мурашки по коже бегут).

Отец Вячеслав стал спрашивать нас, зачем мы хотим крестить детей, что такое Крещение. Все молчат — тут-то я и блеснула знаниями из этой книжечки и была очень горда собой. На следующий день мы явились на Крещение, которое совершал о. Евгений. Он, обращаясь ко мне, стал говорить о том, что быть крестной — это большая ответственность, что крестная должна «идти на два шага впереди» своей крестницы, вести ее ко Господу, знать Евангелие, жить церковной жизнью.

И вот тут то до меня дошла вся серьезность ситуации: «Что я здесь делаю?! Какая из меня крестная?!». В полном смущении я пообещала, что «буду стараться». Ну, а раз пообещала, то надо стараться. На следующий день я пошла на исповедь и потом впервые сознательно причастилась Святых Христовых Тайн. После Причастия началась моя новая жизнь. Столько благодати отмерил мне Господь в это время! Я постоянно всему удивлялась, как ребенок. Жития святых просто поражали, иногда от ужасов, описанных там, волосы на голове дыбом становились. А еще задумывалась над вопросом — чем же я жила до храма?

Чем я жила…

Еще в школе мы с подружкой все мечтали, кем бы мы хотели быть: сначала я мечтала стать таксистом, потом мы с подругой хотели стать археологами, потом бегала в детский сад водиться с детьми, как «воспитательница». Увлекалась литературой, вдохновенно писала огромные сочинения, рефераты…

Окончив школу, я стала учиться на парикмахера — после того, как однажды увидела, как при помощи парикмахерского искусства неказистая девушка превратилась в красавицу. Успела поработать даже сиделкой в Психобольнице, проводницей.

Потом родились Глебушка и Яночка… и так хочется теперь быть просто мамой. Иногда мечтаю: «Вот бы при храме работать, хоть кем, лишь бы здесь. И как это я раньше без него жила?».

Мне и сын все время говорит теперь: «Мама, как же хорошо, что мы в храм пришли!». Как только в храм мы пришли, так стали из меня стихи «литься». Глеб все удивлялся: «Ведь мы же одновременно в храм пришли. Почему же тебе Господь столько благодати дает, что ты стихи пишешь, а мне нет?». Утешала его, говоря «каждому свое».

А потом о. Димитрий Корнеев, который приехал к нам освящать квартиру, позвал Глебушку в алтарь. Глеб так прыгал от радости, так ликовал! И я за него так радовалась, ведь за Царскими вратами совсем другой мир! И как-то это произошло все…незаметно…как само собой разумеющееся, как будто так всю жизнь и было. Теперь мы ждем мальчика, так Глеб сразу сказал: «Еще один алтарник!»

Еще очень много мне дал праздник, День матери: мне так понравилась атмосфера семейного очага, поющие батюшки, такие родные и близкие…Я сидела, боялась расплакаться, и только одна мысль была в голове: «Господи! Как я хочу быть с этими людьми! Я хочу здесь быть постоянно!»

Каждое воскресенье мы бежим на службу, торопимся, чтобы не опоздать. Теперь уже прошел год, и иногда наваливается какая-то лень, но Глеб идет в храм — и, значит, я за ним. А в августе прошлого года и папа наш крестился. Он у нас добрый, хороший. У него наступил в жизни непростой период, и я предложила ему креститься, исповедаться, причаститься. Утром позвонили о. Димитрию Корнееву, и тот согласился крестить Константина без огласительных бесед, но с условием, что я буду его к вере вести. Мы с Глебом молились за папу каждый вечер.

Недавно муж сходил на исповедь, собирался еще, но… рыбалка его по выходным с пути сбивает. Я мужу говорю: «Представляешь, как бы Глеб обрадовался, если бы ты приходил в храм и разделял с ним самые важные события в его жизни! Вот он читает Шестопсалмие, вот сшили ему новый стихарь, вот он помогает в алтаре…представляешь, как для него важно, чтобы мы в эти моменты были рядом с ним!?» Но самое главное, что он хотя бы и на расстоянии нас поддерживает.

Вопросы… и решения

Что ждет нас? Такими вопросами я сейчас не задаюсь. «Господи, да будет воля Твоя. Я все приму. Ведь хуже, чем я сама могу сделать, никто не сможет сделать. Поэтому с Тобой в моей жизни будет только лучшее». Вспоминаю прошлое без Бога и ужасаюсь: потеряла маму, племянника… как все это удалось пережить без Бога?! Как вообще можно было прожить до тридцати шести лет, ничего не зная о Боге?

Как можно было не молиться за родных людей? Как можно было увлекаться оккультизмом, астрологией, как можно было ходить по бабкам, заговаривая ребенку грыжу?

Когда мы с подругой пришли в храм, мы задумались: «Как мы живем? Как мы живы до сих пор?». И после этого озарения мы сожгли все астрологические и оккультные книги, выкинули все фэн-шуевские статуэтки, освободили полки от детективов, вывезли целую машину пустых и суетных книг…Потихонечку читаю «Лествицу», Нила Сорского, «Добротолюбие». Книги Бориса Ганаго, Юлии Вознесенской, Александра Торика мы читали вслух дома, а потом я их накупила и стала дарить людям, только чтобы люди узнали о Церкви. Что-то постоянно рассказывала подругам.

Во время моего первого поста мне было стыдно посмотреть в сторону телевизора; теперь же дома у нас два телевизора (наш с Глебом, по которому «Союз» показывает, и папин). Теперь, конечно же, я немного успокоилась, уже не «учу» всех, потому что прочитала у апостола Иакова «не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению, ибо все мы много согрешаем» (Иак. 3, 1-2) Дома у нас была старая потемневшая икона Пресвятой Богородицы. Вот недавно мне ее отреставрировали — такая радость в доме! Каждое утро я просыпаюсь и вижу живой взгляд Богородицы: «Как ты сегодня день проживешь? Что сегодня хорошее сделаешь?». Вечером встаю на молитву и думаю… эх…а ведь хотела сделать чтото хорошее…

Мой храм

Когда я захожу в храм, вдыхаю его воздух, вижу родные лица, здороваюсь с людьми, с Господом и святыми… напитываюсь всей красотой… потом и молиться можно, можно благодарить Бога за его милости и щедроты к нам. Прийти к Богу — это как прийти домой. Только дома можно осознать, насколько любит нас Господь, как Он о нас заботится, и каждый раз прощает, и каждый раз врачует, спасает. Просто мы дома давно не были и соскучились. Это осознаешь только, когда приходишь домой.

•В других номерах:•

№8 (85) / 14 •августа• ‘09

Путь к Богу

К вере – через музыку

Ирина Пономарева, Ксения Возгривцева

«Ничто так не возбуждает и не возвышает душу, ничто с такою силою не отрывает ее от земли, ничто так не располагает к любви святой, как священная песнь…

№4 (81) / 10 •апреля• ‘09

Путь к Богу

Обычная христианка

Ксения Возгривцева

«Хочу, чтобы на Земле было больше добра!» — наверное, так мог бы подумать каждый нормальный человек, а кто-то даже произнес бы эту фразу вслух. А есть люди, для которых это не просто желание или слова, но непреложный принцип жизни.

№2 (79) / 12 •февраля• ‘09

Путь к Богу

Человек должен сам прийти к Богу

Ксения Возгривцева

Дорогие прихожане Пантелеимоновского храма и читатели «Православного вестника»! Во многих статьях и интервью появляется уже привычный лейтмотив: «в нашем храме прихожане относятся друг к другу по-семейному, по-дружески».