Народ избранный

Тема избранности еврейского народа пробуждает много вопросов.

  1. Как евреи оказались избранными? Кто их избрал?
  2. Почему именно евреи были избраны среди народов мира?
  3. В чем смысл избранности?
  4. Предполагает ли избранность возвышение над другими народами?
  5. Не является ли подобная избранность расизмом?
  6. А если избранные, почему это незаметно?

Ответим по порядку.

Как евреи оказались избранным народом?

Идея избранности еврейского народа не появилась в мире, как результат их скрытых амбиций и потаенных желаний. Евреи сами себя не избирали и не выделяли. Евреев избрал Б-г. Источник знания об этом находится в Божественном Желании, в Торе, книга Шемот (19,5) и ещё три раза упоминается в книге Дварим: «а теперь, если вы будете слушаться меня и соблюдать союз мой, то будете мне избранными из всех народов…».

Почему именно евреи избраны среди народов мира?

Еврейский народ удостоился быть избранным по причине того что его праотцы, Авраам, Ицхак и Яаков первые открыли в мире Творца, исправили себя и передали всё наследие своим потомкам. Они были первопроходцами в служении Б-гу и раскрыли цель Творения. Впоследствии Творец обращался ко всем народам мира с предложением быть носителем этой цели, но они отказались. И только потомки этих праотцев безоговорочно обязались быть носителями воли Творца и заключили с Ним союз на горе Синай. Вот там они и стали избранным еврейским народом.

Зачем вы так открыто возвышаетесь над другими?

Действительно, избранность евреев нервирует всех, кто об этом слышит. Почему? Во-первых, понятие «избранный», автоматически понимается как «лучше» и «повыше». Во-вторых, в принципе, каждый человек там, в глубине сердца, считает избранным и себя, и свой народ, но только об этом не принято говорить вслух. А эти евреи нагло и открыто об этом заявляют. В результате — зависть и ненависть. Так зачем же возвышаться?

Возможно, проще дать на это ответ в форме диалога. Однажды встретил Джон Абрашу в тёмном углу.

— Ах, гад, я слышал, что ты себя считаешь избранным, возвышаешься?

— Но Абраша не растерялся:

— А хочешь тоже быть избранным?

— Джон на секунду задумался и с опасением согласился. Тогда Абраша его спрашивает: а ты знаешь, что означает наша избранность?

— Нет!

— Послушай. Для начала надо завязать с девочками — ни-ни, есть только кошерное, потом — учить с утра до ночи Тору, молиться подолгу три раза в день, строго соблюдать законы Субботы, поститься в Посты…

— Не-е-е, не хочу никакой избранности!!!

— Ну, тогда…

В чем смысл избранности?

Творец избрал евреев быть примером для других народов, чтобы привести весь мир к исправлению. Они должны раскрыть миру реальность Единого Творца, абсолютную мораль Б-га, пути служения Ему. Но исправление мира начинается с… исправления самого себя, поэтому обязал их Б-г соблюдать 613 заповедей, включающих 365 запретов и 248 повелений. В отличие от этого, остальным народам достаточно соблюдать 7 повелений.

Избранность евреев состоит в колоссальной требовательности к самим себе и ответственности за себя и за весь мир. Это не выше или ниже, не лучше и не хуже, это другая роль в мире.

Является ли идея избранности евреев расизмом?

По-видимому, не сталкиваясь в жизни с чем-либо подобным, вы употребили слово наиболее знакомое — «расизм», но еврейская избранность — это нечто другое. Судите сами.

  1. Смысл расизма в биологическом превосходстве одной расы или этнической группы над другой. Как следствие, это превосходство предоставляет им особые права и преимущества, обосновывает их право господствовать над другими народами.

    А какие же особенные права и преимущества есть у евреев? Над кем они господствуют? А? Разве что всё наоборот. «Права» есть, но на постоянные и хорошо организованные кровопускания. «Преимущество» есть, но быть вечно гонимым народом! И даже в современной истории Израиль — это единственная страна, где после более 60-летней истории не ясно, где проходят её границы, она воюет каждые несколько лет и легитимность её существования до сих пор открыто подвергается сомнению.

  2. Расистская доктрина утверждает, что национальная идентичность определяется чистотой крови. Поэтому расизм создаёт закрытую этническую группу людей, куда для посторонних вход запрещён.

    А еврейский народ — это не закрытый клуб избранной расы потомков Праотца Исраэля, он открыт для всех желающих принять повеления Творца и присоединиться к служению Б-гу, став таким же евреем. То есть, любой человек из любого народа, пройдя гиюр, может стать таким же избранным.

  3. Расисты, как правило, гордо и с радостью несут своё ощущение избранности. А вот евреи, как вы и заметили, не очень рвутся быть избранными и даже стесняются этого…
  4. Расисты сами решили, что они являются высшей расой, а, евреи себя не выбирали, это был выбор Б-га.

Итак, избранность — это не расизм, а ответственность и требовательность к себе.

А если «избранные», то почему это незаметно?

Действительно, Вы правы, оглянувшись вокруг, так и хочется прокричать: «А где же эти высокие моральные нормы евреев, о которых вы говорите? Кто их видел? Мы еще хуже других!»

Ваше возмущение правомерно. Но вот только вопрос, а почему мы не соответствуем этим высоким нормам, надо обратить в первую очередь к… нам самим. На кого жалуемся?! Ведь мы-то и есть наследники этой избранности! В ежедневной суете, мы порой, забываем, что нас называют народом Книги, а не народом Газеты и Телевизора! Еврейская уникальность и избранность в нашей Торе и только в Торе, а не в…

Хотя, должен вас успокоить, на самом деле «избранность» не приходит автоматически. Если обратиться к источнику знания об избранности, к Торе, и более внимательно её прочесть, то увидим, что этого звания евреи удостаиваются только условно. Сказано там: «а теперь, если вы будете слушаться меня и соблюдать союз мой, то будете мне избранным из всех народов»… Как вы видите, «если» будете жить жизнью Б-га, то только тогда будете избранными, а если нет, то будете, как и заметили, «хуже их»… Ведь когда строят жизнь согласно законам и обычаям других народов, то оригинал всегда предпочтительней пародии на него.

Трагикомедия

В каком-то смысле тема избранности для светских евреев просто трагикомедия. Это напоминает Абрашу, который носится в помятой, не по размеру большой генеральской форме, не понимая, кто ему её напялил. Комедия состоит в том, что, несмотря на свой нелепый вид, Абраша любит крутиться среди людей и время от времени их убеждает, что он свой и совсем не генерал… Но в результате, одно презрение, ведь если не генерал, то для чего же носишь это звание… А трагедия в том, что несмотря на всё это, Абрашке даже в голову не приходит выяснить, откуда этот мундир взялся и к чему он обязывает…

Заключение

Итак, для того, чтобы вести другие народы за собой, являться примером для них и действительно быть избранным народом, нужно всего лишь быть самим собой, жить настоящей жизнью нашей Торы и соблюдением мицвот.

ИСТОРИЯ ЕВРЕЕВ

Тебя избралГосподь, Бог твой, чтобы ты был собственным его народом из всех народов,которые на земле.

Второзаконие 7,6.

К югу отскалистого побережья Финикии горы постепенно понижались и расходились на рядхребтов, чередующихся с зелеными долинами. Вдоль самой большой из этих долинсреди субтропических лесов и зарослей папируса протекал Иордан, впадавший вМертвое море — большое озеро с очень солеными, безжизненными водами. К востокуот Иордана простирались голые скалы и Аравийская Степь, где жили пастухи-семиты- воинственные варварские племена, часто терпевшие голод и сражавшиеся междусобой за пастбища. В своей вечной борьбе эти племена постоянно передвигались постепи и вторгались в соседние долины; иногда эти вторжения имели масштабы нашествий- таковы были разрушительные нашествия амореев и арамеев. В ХIII веке в долинуИордана из степи вторглись племена иври, евреи; они вырезали жителей долины,сожгли деревни и разрушили города. «И предали заклятью всё, и всёистребили мечом», — так описывает нашествие Библия.

Евреи поселились в опустошенной стране и поделили еёмежду своими двенадцатью племенами; эти двенадцать воинственных племенназывались Израиль, «Бог сражается». «Сражающимся богом»был племенной бог евреев Яхве, с которым они заключили завет из десятизаповедей. «Я — Яхве, твой бог… — сказал Господь, явившись в обликепламени перед вождем иври Моисеем, — да не будет у тебя других богов, кромеменя. Не сотвори себе кумира… и не поклоняйся ему… Не произноси имя Яхве,бога твоего, всуе… Помни день субботний, чтобы сохранить его святым… Чтиотца своего и мать свою… Не убий, не прелюбодействуй, не укради, несвидетельствуй ложно на ближнего твоего, не пожелай дома ближнего твоего, непожелай жены ближнего твоего… ни чего бы то ни было ближнего твоего». Поприказу бога Моисей изготовил богато украшенный золотом ларец, в которыйположил две каменные скрижали со словами завета; этот «ковчег завета»стал главной святыней евреев, которую они носили с собой в своих скитаниях постепям и пустыням.

Поселившись в долине Иордана, евреи поначалу жилипривычной пастушеской жизнью, обитали в палатках и вместе со своими стадамипереходили с одного пастбища на другое. Однако настало время, когда стада не смоглипрокормить умножившийся народ; тогда пастухи взялись за мотыги и сталиобрабатывать землю, построили хижины из глиняных кирпичей и поделили полясначала между родами, а потом и между семьями. Первое столетие после завоеванияпрошло в относительно мирной жизни; в это время еврейскими племенамипредводительствовали выборные жрецы-судьи. Однако в ХII веке на Ближний Востокобрушилось нашествие «народов моря», огромное скопище племен инародов двигалось вдоль средиземноморского берега на кораблях и колесницах.Фараон Рамзес III сумел остановить нашествие у границ Египта, и часть варваровосела на побережье по соседству с Израилем. Их звали филистимляне, и они далистране свое название — Палестина. Филистимляне обладали новым оружием -железными мечами; их воины носили медные шлемы и чешуйчатую броню, в то времякак евреи зачастую выходили в бой с одной пращей — как Давид против Голиафа.»И сразились филистимляне и поражены были израильтяне и было поражениевесьма великое, и пало израильтян тридцать тысяч, и ковчег божий былвзят», — говорит Библия. После долгой войны и многих поражений народпотребовал у судьи Самуила установления царской власти: «Пусть царь будетнад нами, и мы будем, как прочие народы: будет судить нас царь наш, и ходитьперед нами, и вести войны наши». Тогда Самуил позвал юношу Саула, который»был от плеч своих выше всего народа». «И взял Самуил сосуд селеем, и вылил на голову его, и поцеловал его, и сказал: «Вот, Господьпомазывает тебя в правители наследия Своего в Израиле, и ты будешь царствоватьнад народом Господним и спасешь их от руки врагов, окружающих их…»

Таково было происхождение монархии — это была военнаядиктатура, пришедшая к власти в час испытаний. Саул провел свою жизнь в войнахи погиб в бою с филистимлянами. Его приемник Давид перенял военное искусствофилистимлян, научил евреев стрелять из лука и вооружил их железными мечами; вконце концов, филистимляне были отражены. Сын Давида, Соломон (965-928),завершил создание израильского государства; он завел чиновников, писцов иустановил налоги. Символом нового царства стал великий храм в Иерусалиме,огромное здание из камня, отделанное кедром и золотом; в глубине его подраспущенными крыльями херувимов стоял ковчег завета. Евреи не умели строитькаменных зданий, и всеми работами руководили финикийские ремесленники,присланные из Тира по просьбе царя. У финикийцев был позаимствован и алфавит,которым были записаны древнейшие книги Библии.

Строительство первого храма ознаменовало вхождениеИзраиля в число цивилизованных государств. В борьбе с врагами Израиль былвынужден перенимать оружие, военные и государственные порядки, культурусоседних стран — этот процесс историки называют МОДЕРНИЗАЦИЕЙ.Благодаря модернизации культура Двуречья, Египта, Финикии распространялась повсему миру, завоевывая новые страны и подчиняя новые народы — евреи были лишьодним из молодых варварских народов, примкнувших к древней цивилизации.

Этот молодой народ отличала одна особенность:удивительная приверженность своему богу. У других племен или городов тоже былисвои племенные или городские боги — но другие народы допускали возможностьсуществования других богов, и рядом с храмом городского бога часто стоялисвятилища божеств соседних городов — ведь неплохо было бы заручиться и ихподдержкой. Евреи не признавали других богов, одна из заповедей гласила:»Не поклоняйся и не служи им, ибо я, Яхве, твой бог — бог ревнивый».Чтобы сохранить веру, Яхве запретил евреям родниться с иноплеменниками:»Не вступай с ними в родство: дочери своей не отдавай за сына его, идочери его не бери за сына своего, ибо они отвратят сынов твоих от меня».Этот закон обособил евреев от других народов; в то время как другие племенабеспрестанно смешивались между собой, растворяясь среди новых наций, евреи жилиотдельно и, куда бы не забросила их судьба, создавали свою отдельную общину.Судьба же евреев была трагичной — как судьба всех маленьких народов,расположенных между великими империями, Египтом и Ассирией. После смертиСоломона единое государство евреев распалось на два слабых царства, Израиль иИудею. Армии могущественных держав не единожды разоряли страну, сжигали города;в конце концов, в 586 году вавилонский царь Навуходоносор II разрушил Иерусалими увел уцелевших жителей в вавилонский плен. «Сидят на земле и молчат старцыСиона, посыпали голову пеплом, оделись в рубище… — говорил пророк Иеремия. -Мои глаза истощились от слез, всё горит во мне, когда думаю о великом горенарода моего…»

Так закончилась история еврейских царств и началасьистория рассеяния еврейского народа, история борьбы и страданий. Евреи снова иснова пытались вернуться на свою родину и восстановить Храм — но приходилиновые цари и снова разрушали Иерусалим. Это была отчаянная борьба маленькогонарода с великими империями — борьба, обреченная на поражение. В конце концов,евреи были изгнаны со своей родины и рассеялись по всему свету — но это былоуже в другие времена, после прихода в мир Иисуса Христа.

Siedlungsgebiet in der Dämmerung
Маале́-Адуми́м (ивр. ‏מַעֲלֵה אֲדוּמִּים‏‎) — израильский город в Иудее. Расположен на границе Иудейской пустыни, в 7 км к востоку от Иерусалима. Маале-Адумим считается пригородом Иерусалима с типичным городским образом жизни. Meinrad Schade

Как можно было бы найти наконец решение ближневосточного конфликта? А что если создать федеративное государство по швейцарской модели? Попробовать можно, но у этого формата есть много подводных камней, и он требует исторически длинного дыхания, не предоставляя мгновенных результатов.

Этот контент был опубликован 12 мая 2021 года — 12:5412 мая 2021 года — 12:54 Сибилла Бондольфи

Дипломированный юрист, начала свою журналистскую карьеру, печатаясь в изданиях NZZ, K-Tipp, Saldo, Plädoyer и Zürcher Oberländer.

Больше материалов этого / этой автора| Немецкоязычная редакция

Эстер Унтерфингер

Получила профессию фоторедактора в Швейцарской школе журналистики (MAZ) в Люцерне. С 2000 года работала фоторедактором в различных СМИ и в качестве фрилансера. С 2014 года – в SWI swissinfo.ch.

Больше материалов этого / этой автора| Multimedia

Мейнрад Шаде (Meinrad Schade, фотографии).

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров.

Свою внешнюю политику Швейцария обычно строит с оглядкой на таких мощных игроков, как ООН или ЕС. Они, в частности, официально поддерживают перспективу разрешения израильско-палестинского конфликта на базе сосуществования двух государств, еврейского и палестинского. То же делает и Берн (). Многие эксперты говорят, что из-за строительства еврейских поселений на Западном берегу такое решение, а тем более с оглядкой на швейцарский опыт, вряд ли возможно.

Кроме того, формат двух государств потребует массового переселения людей, а потому гражданская война, мол, будет неизбежна. По крайней мере, такого мнения придерживается израильский историк и публицист с немецкими корнями Михаэль Вольфсон (), сын немецкого еврея, бежавшего в тогдашнюю Палестину в 1939 году, внук издателя и известного кинодеятеля Карла Вольфсона. С его точки зрения, национал-социализм не является причиной, по которой евреи, по крайней мере из его поколения, не могли бы гордиться Германией. С 1981 по 2012 годы преподавал Новую и новейшую историю в Университете Бундесвера в Мюнхене.

Показать больше

Показать больше

Швейцария и Европейский союз: жребий брошен!

Давно назрел подробный «технический осмотр» механизма швейцарско-европейской кооперации.

Он сторонник Израиля в плане его усилий по обеспечению собственной безопасности, человек, симпатизировавший Ицхаку Рабину и критикующий западные общества, не способные-де эффективно интегрировать мигрантов, в том числе из исламских стран. «Ближневосточное урегулирование на основе схемы, состоящей из двух государств, может быть реализовано только ценой кровопролития. Репатриация еврейских поселенцев с Западного берега спровоцировало бы внутреннюю гражданскую войну в Израиле. То же самое относится и к переселению палестинских (арабских) израильтян из Израиля на территорию будущего палестинского государства».

По словам М. Вольфсона, единственная возможная мирная альтернатива — это федеративное государство по швейцарской модели. «Нам нужны мирные решения, а не сценарии войны, историю Швейцарии можно использовать в данном случае как полезный урок». Будучи двойным гражданином ФРГ и Израиля, он с 1967 по 1970 год проходил действительную военную службу в израильской армии, в частности на палестинских территориях. Как он понимает историю Швейцарии и ее «уроки»?

Гражданская война в Швейцарии

В период с 1830 по 1847 годы в Швейцарии шла вялотекущая гражданская война (как горячая, так и идеологическая) между радикально-либеральными протестантскими и консервативными демократическими католическими политическими группами и регионами. Боевые действия осени 1847 года стали кульминацией и одновременно завершением долгого политического процесса, подробнее о котором можно прочитать по ссылке ниже. Как и регион Ближнего Востока, Швейцария также некоторое время находилась под внешним управлением. Для обоих регионов мира характерна значительная степень культурной, религиозной и языковой фрагментации.

Как же удалось мотивировать такие разные регионы, как Базель, Тичино, Женева и Санкт-Галлен, остаться в составе единого государства? Сделать это оказалось возможным только с опорой на идею последовательного федерализма.
М. Вольфсон считает, что швейцарский принцип «мир в обмен на федерализм» вполне применим и к сегодняшним этническим и политическим конфликтам на территории Ближнего Востока. В своей монографии, названной с оглядкой на Канта «К вечному миру» (Zum Weltfrieden), среди прочего, он описывает возможный союз таких государств, как Израиль, Палестина и Иордания. И вот тут начинается кардинальное отличие.

Федерализм в такого рода государственном образовании не должен был бы быть структурирован с опорой на территориальный принцип. «Особенно если посмотреть на север Израиля, то там демографическая картина напоминает самое настоящее лоскутное одеяло, — указывает М. Вольфсон. — Территориальные единицы (штаты, земли или кантоны) создать тут не получится. Вместо этого право на самоопределение должно быть предоставлено группам людей или даже отдельным лицам. Иными словами, израильтяне и палестинцы могли бы самостоятельно заниматься своими внутренними делами, избирая своих политических представителей, а в распоряжение гипотетического федерального центра передавались бы только вопросы внешней политики и обороны».

Четыре языка, четыре культуры

Понятно, что такого рода проект никогда не будет реализован. Швейцарские кантоны тоже порой нарезаны очень сложно, особенно в зоне романо-германского культурно-лингвистического контакта, что, тем не менее, не помешало закрепить границы кантонов, нерушимость которых является структурным эквивалентом сильной центральной власти, существующей в других странах. Одновременно нерушимость границ кантонов (они же избирательные округа) не противоречит праву регионов на самоопределение. Переходы городов и общин из одного кантона в другой — в Швейцарии обычное дело, опирающееся, правда, что очень важно, на право народа непосредственно вмешиваться в политику при помощи инструментов прямого народоправства (инициатива, референдум).

М. Вольфсон ничего не говорит о том, насколько реальны перспективы прямой демократии в таком государстве, основу которого составляют Израиль, Палестина и Иордания. А ведь прямое применение швейцарского опыта федерализма и прямой демократии ведет как раз к необходимости дезинтеграции вышеупомянутых государств и превращения их всех в набор равноправных суверенных кантонов: мухафазы Наблус, Амман или Эль-Мафрак превращаются в рамках такой модели в одноименные кантоны, равно как и Хайфский округ превращается в кантон Хайфа. И все они равны между собой в смысле прав и обязанностей.

Насколько это реально, с учетом того, что сам М. Вольфсон на самом деле идет еще дальше, предлагая вообще превратить эти три государства в диффузный набор людей и общин, не объединенных даже в кантоны и концентрирующих в своем лице одновременно как личную гражданскую, так и политически-территориальную субъектности? И, кстати, как быть с нейтралитетом? Таким образом, швейцарский опыт федерализма на самом деле как раз перечеркивает идею федерации двух государств, мотивируя скорее смотреть на чехословацкий или югославский опыт, каковой особого оптимизма, что понятно, не внушает.

Ничего не меняет в этом и предложение юриста и правоведа Сами Альдиба () создать федеративное израильско-палестинское государство, и опять же «с оглядкой на швейцарский опыт». Но какой это опыт? Сами Альдиб родился на Западном берегу в христианской палестинской семье, сегодня он руководит Центром арабского и исламского права в швейцарском городе Сен-Сюльпис (Saint-Sulpice) на берегу Женевского озера между Лозанной и Моржем, преподает в университетах Швейцарии, Франции и Италии. «Все говорят о двух государствах, но куда эти два государства деть, в какую рамку вставить?» Конечно, израильтяне и палестинцы — это два разных народа, но ведь и в «Швейцарии существуют четыре народа, четыре языка и четыре культуры».

По его словам, такое государство обязательно должно быть светским и обеспечивать равное отношение ко всем гражданам. Другими словами, Израиль больше не будет еврейским государством, Палестина не будет палестинским государством, светские и религиозные факторы будут строго отделены друг от друга, кроме того, палестинские беженцы, покинувшие места своего проживания в результате Арабо-израильской войны 1948 года и Войны Судного дня 1967 года, должны будут иметь право на возвращение. Насколько это реалистично?

Не говоря уже о том, что понятия «народ», «нация» в Швейцарии имеет иное наполнение. Кантон Во или кантон Тичино — это народ не в смысле «крови и почвы», но в смысле единого набора либеральных правил и норм, возникших на пересечении наследия французской революции (права человека), английского утилитаризма и германского философского конституционализма. Все эти аспекты лежат в основе швейцарской федеративной государственности. Имеются ли эти предпосылки на Ближнем Востоке?

Нормы швейцарского политического диалога

Этот же вопрос задает себе конфликтолог Андреас Юон () из цюрихского Политеха (ETH). С его точки зрения, в иных ситуациях одного только федерализма для прекращения застарелого исторического и военного противостояния совершенно недостаточно, особенно если между различными этническими группами уже вспыхнул конфликт и если в данном контексте уже сложились и легитимизировались стабильные структуры и паттерны стойкого взаимного недоверия.

Как считает ученый, израильско-палестинское федеративное государство должно было бы опираться на совсем иной формат политического диалога (не «игра с нулевой суммой», а компромисс на основе уступок, на которые идут все стороны, отказываясь от максимальных требований), а также на теорию и практику «политического конкорданса», когда любые потенциально оппозиционные силы должны были бы в обязательном порядке привлекаться к власти и облекаться как властными полномочиями, так и соответствующей политической ответственностью.

Швейцария как раз известна своими непрестанными поисками политического компромисса как в политике, так и в культуре. Правительство, например, состоит здесь из семи федеральных министров, представляющих самые разные партии и языки, оппозиции здесь нет, так как главным оппозиционером для власти является народ, вооруженный инструментами прямой демократии. Готовы ли народы Израиля и Палестины пойти на такой шаг?

Хотят ли они вообще создавать единое государство?

В ответ на запрос портала swissinfo.ch посол Израиля в Швейцарии Якоб Кейдар (Jacob Keidar) дал стандартный ответ, к которому прибегают все иностранные дипломаты, работающие в Швейцарии. Так, он пишет: «То, что подходит для одной страны, не всегда возможно реализовать в другой. Каждая страна имеет свои уникальные внешние и внутренние обстоятельства, свои политические традиции, свой размер территории, свой социальный состав и свою историю. Поэтому единственный путь вперед — это возвращение за стол переговоров». При этом посол ссылается на интервью израильского премьера Беньямина Нетаньяху, которое тот дал в Давосе в январе 2018 года на Всемирном экономическом форуме.

Тогда израильский политик указал, что «палестинцы должны иметь все полномочия для самоуправления, однако полномочий угрожать нам они иметь не должны. Это означает, что в рамках любого политического соглашения Израиль должен сохранять главенствующий контроль в плане обеспечения безопасности крошечной территории, расположенной к западу от реки Иордан и до Средиземного моря (…) Израиль сохранит главенствующий контроль в плане безопасности, а в остальном палестинцы будут вольны управлять сами собой (…) Они смогут жить в своей собственной сфере, управлять собой, со своими собственными полномочиями, со своим парламентом, своим флагом, своими посольствами, с чем бы то ни было, за исключением полномочий, которые нужны нам, чтобы защитить себя (…)».

Иными словами, пусть даже Израиль в целом и не отрицает с порога вариант федеративного палестинско-израильского государства, но он хочет сохранить единоличный контроль над армией — любой другой вариант был бы слишком опасен для него с учетом двух вышеупомянутых войн, в ходе которых Израиль становился объектом агрессии. Однако федеративное государство с неодинаковыми административными ресурсами в области безопасности объективно будет нежизнеспособно.

Швейцарский опыт как раз указывает на то, что единая армия может стать основой единого государства, но в Швейцарии, как это ни парадоксально, армия возникла еще до возникновения в 1848 году современного швейцарского государства, став своего рода школой гражданственности общешвейцарского масштаба. Такую свою роль армия сохраняет в Швейцарии до сих пор.

Не забудем и роль культуры. Задолго до 1848 года в Швейцарии уже были созданы и успешно функционировали единые культурные структуры и институты в лице так называемых «федеральных праздников» (Eidgenössisches Fest). Единые фестивали пения в стиле йодль, единые физкультурные, стрелковые и хоровые праздники, фестивали борьбы в стиле «швинген» — все они заранее подготовили для новой федеративной Швейцарии живую практику «творческого, конкурентного единства в многообразии». На Ближнем Востоке также работают известный дирижер Даниель Баренбойм и его оркестр «Западно-восточный диван», состоящий из молодых арабских и еврейских музыкантов. Но достаточно ли этого?

  • Soldat redet mit Zivilisten
    Хеврон, Западный берег. Израильский солдат и еврейский поселенец, нарядившийся для празднования Пурима, праздника в память о спасении евреев, проживавших на территории Древней Персии, от истребления Аманом-амаликитянином, любимцем царя Артаксеркса. Март 2017 года. Meinrad Schade
  • Verstreute Häuser
    Умм-аль-Хаир (мухафаза Хеврон). Женщина у печи на окраине бедуинского поселения. За ним находятся дома, принадлежащие еврейскому поселению у горы Кармель. Meinrad Schade
  • Wüstenstrasse mit Kreuzung
    Амона, Западный берег. Основанная в 1995 году еврейскими поселенцами, Амона была построена на частной палестинской земле. Meinrad Schade
  • Ein grünes Haus wird gebaut
    Пней Кедем, Западный берег. Еврейские поселенцы строят эко-дом. Meinrad Schade
  • Nachtaufnahme mit erleuchteten Türmen
    Самый большой в мире полигон для отработки тактики ведения уличных боёв (MOUT — Military Operations on Urban Training) Лашабия, бутафорская арабская деревня. Meinrad Schade
  • Geteilte Strasse mit Menschen
    Хеврон, Западный берег. Солдат Армии обороны Израиля смотрит, как палестинцы проходят по выделенной для них стороне улицы Шухада. В старом городе Хеврона живут около 800 поселенцев из числа ортодоксальных евреев. Meinrad Schade
  • Frauen am Strand
    Рафах, сектор Газа. Палестинские женщины на пляже. Meinrad Schade
  • Mann sitzt vor Kriegsdenkmal
    Беершеба, Израиль. Мемориал, посвященный бойцам Негевской бригады, павшим в Войне за Независимость в 1948 году. Спроектировал известный скульптор Дани Караван (1930 г. р.). Meinrad Schade
  • leerstehender un runtergekommener Vergnügungspark
    В киббуце Калия (Kalya), Западный берег. Аквапарк «Атракчия», недалеко от пляжа Калия на Мертвом море. Был популярен как среди палестинцев, так и у израильтян. Закрыт в 2000 году в начале т.н. Второй интифады. Meinrad Schade
  • Esel frisst aus Kiste vor Wohnhaus
    Бейт-Ханун, сектор Газа. Так называемые «Жилые Дома ан-Нахды» (тунисской исламистской партии) были по большей части разрушены в 2014 году, все равно все еще частично заселены. Meinrad Schade
  • Schiessübungen
    Эфрат, Западный берег. Еврейские поселенцы во время уебных стрельб на стрельбище Калибр-3, расположенном недалеко от их поселения. Этот объект является израильским Учебным центром по борьбе с терроризмом. Meinrad Schade
  • Stadtansicht
    Наблус, Западный берег. Около 30 000 палестинцев живут в так называемом лагере беженцев Балата на площади около 1 квадратного километра. С виду это уже настоящий город. Это самый маленький из 19 лагерей беженцев на Западном берегу, но с точки зрения численности населения это самый крупный такой лагерь. Meinrad Schade
  • Kaputter Flughafen
    Рафах, сектор Газа. Разрушенный международный аэропорт им. Ясира Арафата недалеко от египетской границы. Meinrad Schade
  • Fussballfeld
    Вифлеем, Западный берег. Две команды во время матча по футболу среди женщин на стадионе «Аль-Хадер» в пригороде Вифлеема. 2014 год. Meinrad Schade

Гэри Мюллер (Geri Müller), президент Общества дружбы Швейцария-Палестина, говорит, что палестинцы никогда не согласятся на такое асимметричное государство. «Слияние двух государств в единую конструкцию возможно будет только в случае равенства прав и обязанностей сторон. Израильское военное присутствие уже сегодня невыносимо для палестинцев, тогда как в Швейцарии после войны 1847 года протестанты протянули руку католикам, обеспечив им (хоть и не сразу, — прим. ред. рус.) возможности карьерного роста, как в армии, так и в политике». Первый католик был избран в правительство Швейцарии только в 1891 году.

Как считает Г. Мюллер, «без этого мир в Швейцарии не наступил бы. Что касается Ближнего Востока, то без внешнего давления здесь пройдет еще несколько поколений, прежде чем вариант федеративного государства сможет быть реализован на практике». Депутат-социалист швейцарского парламента Карло Соммаруга (Carlo Sommaruga), известный своей откровенно пропалестинской позицией, придерживается аналогичной точки зрения. «До тех пор, пока Израиль будет сохранять единоличный контроль над армией, израильско-палестинское федеративное государство будет для палестинцев неприемлемым. Односторонний контроль над безопасностью де-факто увековечит израильскую оккупацию (палестинских земель)».

Швейцария поддерживает теорию «двух государств»

Но вернемся к самому главному вопросу: если формат «двух государств» означает, по мнению М. Вольфсона, войну, то почему ООН, ЕС и Швейцария продолжают держаться за эту идею? «Все они мыслят категориями национальных государств, несмотря на то, что псевдонациональные государства вызывают сейчас внутренние и межгосударственные конфликты не только по всему миру, но даже и в самой Европе, вспомним только об Испании или Великобритании», — сетует М. Вульфсон, скорее дополнительно запутывая вопрос, чем давая на него какой-то осмысленный ответ.

А что говорят официальные инстанции? Они-то как раз обязаны давать точные ответы на конкретные вопросы. И в самом деле, МИД Швейцарии оказался более откровенен. «Швейцария считает, что в настоящее время этому решению нет реальных альтернатив, совместимых с международным правом и с резолюциями Совета Безопасности ООН». Иными словами — решение плохое, но ничего лучшего пока не придумано. А мотивация предложить такую альтернативу есть, ведь тот, кто сможет указать реальный, а не фантастический, выход из этого столетнего конфликта, сразу же станет лауреатом Нобелевской премии мира.

10. «Богоизбранный народ»!

Евреи украли у палестинцев их страну, потому что они утверждают, что они – богоизбранный народ, которому Палестину обещал всемогущий Господь.

Согласно Ветхому Завету, священному писанию евреев, евреи – богоизбранный народ, «народ господ». В 19-й главе 2-й книги Моисея (стихи 3-6) говорится: «Моисей взошел к Богу, и воззвал к нему Господь с горы, говоря: так скажи дому Иаковлеву и возвести сынам Израилевым: вы видели, что я сделал египтянам, и как Я носил вас на орлиных крыльях и принес вас к Себе. Итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов; ибо Моя вся земля; а вы будете у Меня царством священников и народом святым. Вот слова, которые ты скажешь сынам Израилевым».

Бог таким образом заключил союз с детьми Израиля и избрал этот народ изо всех других народов. Это подчеркивается и в 5-й главе 5-й книги Моисея (стихи 1-3): «И созвал Моисей весь Израиль и сказал им: слушай, Израиль, постановления и законы, которые я изреку сегодня в уши ваши, и выучите их и старайтесь исполнять их. Господь, Бог наш, поставил с нами завет на Хориве. Не с отцами нашими поставил Господь завет сей, но с нами, которые здесь сегодня все живы».

О том, что из этой избранности, из этого убеждения, что евреи – собственный народ Бога, следует их господствующее положение среди других народов, явствует, в частности, из 26-й главы 5-й книги Моисея (стихи 18-19): «И Господь обещал тебе ныне, что ты будешь собственным Его народом, как Он говорил тебе, если ты будешь хранить все заповеди Его, и что Он поставит тебя выше всех народов, которых он сотворил, в чести, славе и великолепии, и что ты будешь святым народом у Господа, Бога твоего, как Он говорил».

Это господство избранного народа над другими народами – рефрен 5-й книги Моисея. Стих 13 главы 28 гласит: «Сделает тебя Господь главою, а не хвостом, и будешь только на высоте, а не будешь внизу, если будешь повиноваться заповедям Господа, Бога твоего, которые заповедую тебе сегодня хранить и исполнять…»

Для любого верующего, который считает всех людей творениями Божьими, выглядит просто непристойной идея, будто Бог отдал предпочтение одному определенному народу и заключил с ним особый союз. Но об этом совершенно недвусмысленно сказано в еврейской Библии, в еврейских законах, в книгах Моисеевых. В них написано также, что Бог позволяет своему избранному народу грабить земли других народов и даже истреблять их с корнем, т. е. осуществлять Холокост в самом доподлинном смысле этого слова!

В 5-й книге Моисея, 6-я глава, стихи 10, 12 и 13 говорится: «Когда же введет тебя Господь, Бог твой, в ту землю, которую он клялся отцам твоим, Аврааму, Исааку и Иакову, дать тебе с большими и хорошими городами, которых ты не строил, и с домами, наполненными всяким добром, которых ты не наполнял, и с колодезями, высеченными из камня, которых ты не высекал, с виноградниками и маслинами, которых ты не садил, и будешь есть и насыщаться: тогда берегись, чтобы не забыл ты Господа, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Господа, Бога твоего, бойся и Ему служи и Его именем клянись».

В другом месте (5-я книга Моисея, 7 глава, стихи 16-24) Яхве выражается еще более ясным языком: «И истребишь все народы, которые Господь, Бог твой, дает тебе; да не пощадит их глаз твой; и не служи богам их, ибо это сеть для тебя.

Если скажешь в сердце твоем: «Народы сии многочисленнее меня; как я могу изгнать их?» Не бойся их, вспомни то, что сделал Господь, Бог твой, с фараоном и всем Египтом, те великие испытания, которые видели глаза твои, знамения, чудеса и руку крепкую и мышцу высокую, с какими вывел тебя Господь, Бог твой! То же сделает Господь, Бог твой, со всеми народами, которых ты боишься. И шершней нашлет Господь, Бог твой, на них, доколе не погибнут оставшиеся и скрывшиеся от лица твоего. Не страшись их, ибо Господь, Бог твой, среди тебя, Бог великий и страшный. И будет Господь, Бог твой, изгонять перед тобою народы сии мало-помалу; не можешь ты истребить их скоро, чтобы не умножились против тебя полевые звери. Но предаст их тебе Господь, Бог твой, и приведет их в великое смятение, так что они погибнут. И предаст царей их в руки твои, и ты истребишь имя их из поднебесной. Не устоит никто против тебя, доколе не искоренишь их».

Обещания Бога уничтожить все народы, которые стоят на пути его избранного народа, – лейтмотив Торы. В 5-й книге Моисея, 11 глава, стихи 22-25, говорится: «Ибо, если вы будете соблюдать все заповеди сии, которые заповедую вам исполнять, будете любить Господа, Бога вашего, ходить всеми путями Его и прилепляться к нему, то изгонит Господь все народы сии от лица вашего, и вы овладеете народами, которые больше и сильнее вас. Всякое место, на которое ступит нога ваша, будет ваше; от пустыни и Ливана, от реки Евфрата даже до моря западного будут пределы ваши. Никто не устоит перед вами: Господь, Бог ваш, наведет страх и трепет пред вами на всякую землю, на которую выступите, как Он говорил вам».

Все в той же 5-й книге Моисея (глава 20, стихи 10-17) Бог велит своему избранному народу порабощать те народы, которые запросят мира, и убивать всех, кто окажет сопротивление: «Когда подойдешь к городу, чтобы завоевать его, предложи ему мир. Если он согласится на мир с тобою и отворит тебе ворота, то весь народ, который найдется в нем, будет платить тебе дань и служить тебе. Если же он не согласится на мир с тобою и будет вести с тобою войну, то осади его. И когда Господь, Бог твой, предает его в руки твои, порази в нем весь мужеский пол острием меча. Только жен и детей и скот и все, что в городе, всю добычу его возьми себе и пользуйся добычею врагов твоих, которых предал тебе Господь, Бог твой. Так поступай со всеми городами, которые от тебя весьма далеко, которые не из числа городов народов сих. А во городах сих народов, которых Господь, Бог твой, дает тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души, но предай их заклятию: хеттеев и аморреев и хананеев и ферезеев и евеев и иевусеев, как повелел тебе Господь, Бог твой».|

Когда современный Израиль называет себя «еврейским государством», прилепляется в своих религиозных принципах к богу Торы и сам считает себя богоизбранным народом с санкционированным богом правом на землю палестинцев, «страну обетованную», израильтяне и сионисты принимают на себя тяжкую ответственность, так как эта ветхозаветная вера несовместима с высшими религиями, такими как христианство и ислам, равно как с демократией и уважением к правам человека.

Высоко чтимая на Западе Голда Меир, премьер 70-х годов, Давид Бен-Гурион и Менахим Бегин открыто заявляли, что сионизм и возникновение государства Израиль восходят к обещаниям, которые Бог в библейские времена дал своему избранному народу.

В этих условиях следует приветствовать, что в Израиле раздаются трезвые и критические голоса. Мирон Бенвенисти, бывший мэр Иерусалима, считал: «Либо мы останемся еврейским государством, которое будет все менее демократическим, либо мы останемся демократическим государством, которое будет все менее еврейским… Демократию можно сохранить лишь в том случае, если мы предоставим израильским арабам все гражданские права» («Ньюсуик», 20 апреля 1970).

С тех пор Израиль стал еще более еврейским и еще менее демократическим по отношению к палестинцам особенно на оккупированном западном берегу реки Иордан и в секторе Газа, где за счет палестинского населения создаются все новые еврейские поселения.

Израиль Шахак, создатель израильского движения за гражданские права, не раз клеймил Израиль как «расистское государство», где «вернулись к устаревшим религиозным принципам, вроде представления о том, что евреи являются элитой человечества и имеют право обращаться с другими народами как с рабами» (цитируется по израильской газете «Гаарец» от 27 ноября 1971 г.).

В принципе, представление о самих себе как о богоизбранном народе это безбожное превознесение собственного народа за счет других народов. Точно такой же образ мыслей был характерен для «немецких христиан» во времена III Рейха, о чем шведский епископ и известный историк религии Андерс Нюгрен писал: «Бога создавали по образу и подобию немца… Богом, которому молились на самом деле, было отражение собственного народа». То же самое можно сказать и о библейском еврействе.