Наука о человеке

Современнойнаукой человек, во-первых, изучаетсякак представитель биологическоговида; во-вторых, он рассматривается какчлен общества; в-третьих, изучаетсяпредметная деятельность человека; в –четвертых изучаются закономерностиразвития конкретного человека.

Началомцеленаправленного изучения человекакак биологического вида мож­носчитать труды Карла Линнея, выделившегоего в качестве самостоятельного видаHomosapiensв отряде приматов. Таким образом, быловпервые определено месточеловека в живой природе. Это не значит,что ранее человек не вызывал интересау исследователей. Научное познаниечеловека берет свое начало в натур­философии,естествознании и медицине. Однако этиисследования носили узкопрофильный,недостаточно систематизированный, асамое главное, противоречи­выйхарактер, и человек чаще всегопротивопоставлялся в них живой природе.К.Линней предложил рассматривать человекакак элемент живой природы. И это былосвоеобразным поворотным пунктом визучении человека.

Специальнойнаукой о человеке как особом биологическомвиде является ан­тропология.В структуру современной антропологиивключают три основных раз­дела:морфологиячеловека (изучениеиндивидуальной изменчивости физическоготипа, возрастных стадий — от раннихстадий зародышевого развития до старостивключительно, полового диморфизма,изменения физического развития человекеподвлиянием различных условий жизни идеятельности), учение об антропогене­зе(обизменении природы ближайшего предкачеловека и самого человека в тече­ниечетвертичного периода), состоящее изприматоведения, эволюционной анато­миичеловека и палеоантропологии (изучающейископаемые формы человека) и расоведение.

Помимоантропологии существуют и другиесвязанные с ней науки, изучающиечеловека как биологический вид. Например,физический тип человека как егообщую соматическую организацию изучаюттакие естественные науки, как анатомияи физиология человека, биофизика ибиохимия, психофизиология, нейропсихология.Особое место в этом ряду занимаетмедицина, которая включаетмногочисленные разделы.

Учениеоб антропогенезе — происхождении иразвитии человека — также связанос науками, изучающими биологическуюэволюцию на Земле, поскольку природучеловека невозможно понять вне общегои последовательно развивающегосяпроцессаэволюции животного мира. К данной группенаук могут быть отнесены палеонтология,эмбриология, а также сравнительная исравнительная биохимия.

Необходимоподчеркнуть, что в развитии учения обантропогенезе сыграли важнуюроль частные дисциплины. К их числупрежде всего надо отнести физио­логиювысшей нервной деятельности. БлагодаряИ. П. Павлову, проявившему большойинтерес к некоторым генетическимпроблемам высшей нервной деятель­ности,наиболее сформировавшимся отделомсравнительной физиологии стала физиологиявысшей нервной деятельности антропоидов.

Огромнуюроль в понимании развития человека какбиологического вида иг­раетсравнительная психология, объединяющаяв себе зоопсихологию и общую психологиючеловека. Начало экспериментальныхисследований приматов в зоо­психологииположили научные работы таких ученых,как В. Келер и Н. Н. Ладыгина-Котс.Благодаря успехам зоопсихологии сталипонятны многие механизмы поведениячеловека и закономерности его психическогоразвития.

Существуютнауки, которые не соприкасаютсянепосредственно с учением об антропогенезе,но играют значимую роль в его развитии.К ним относятся генети­каи археология. Особое место занимаетпалеолингвистика, исследующаяпроис­хождениеязыка, его звуковых средств и механизмовуправления. Происхождение языка— один из центральных моментовсоциогенеза, а происхождение речи —цент­ральныймомент антропогенеза, посколькучленораздельная речь является однимизосновных отличий человека от животных.

Всвязи с тем что мы коснулись проблемсоциогенеза, следует отметить обще­ственныенауки, которые самым тесным образомсвязаны с проблемой антропоге­неза.К их числу относятся палеосоциология,изучающая становление человече­скогообщества, и история первобытной культуры.

Такимобразом, человек как представительбиологического вида является объектомизучения многих наук, в том числе ипсихологии. Б.Г.Ананьевым представ­ленаклассификация основных проблем и науко Homosapiens.Цен­тральноеместо среди наук, изучающих происхождениеи развитие человека как самостоятельногобиологического вида, занимает антропология.Основной вывод, которыйпозволяет сделать современное состояниеантропологии в отношении развитиячеловека, может быть сформулированследующим образом: на каком-то этапебиологического развития произошловыделение человека из животного мира(пограничный этап «антропогенеза-социогенеза»)и в эволюции человека прекратилосьдействие естественного отбора, основанногона биологической целесо­образностии выживании наиболее приспособленныхк природной среде особей и видов.С переходом человека из животного мирав социальный, с его превращени­емв биосоциальное существо законыестественного отбора сменилиськачествен­ноиными законами развития.

Вопросо том, почему и как произошел переходчеловека из животного мира в социальный,является центральным в науках, изучающихантропогенез, и до на­стоящего временина него нет однозначного ответа.Существует несколько точек зренияна данную проблему. Одна из них основанана следующем предположе­нии:в результате мутации мозг человекапревратился в супермозг, что позволилочеловекувыделиться из животного мира и создатьобщество. Этой точки зрения придерживаетсяП. Шошар. Согласно этой точке зрения висторическое время органическоеразвитие мозга невозможно из-за егомутационного происхождения.

Существуети другая точка зрения, которая основываетсяна предположении о том, что органическоеразвитие мозга и развитие человека каквида привели к качественнымструктурным изменениям мозга, послечего развитие стало осуществ­лятьсяпо другим законам, отличающимся отзаконов естественного отбора. Но то,чтотело и мозг остаются в целом неизменными,не означает, что не происходит никакогоразвития. Исследования И, А. Станкевичасвидетельствуют, что в мозге человекапроисходят структурные изменения,наблюдаются прогрессивное разви­тиеразличных отделов полушария, обособлениеновых извилин, формирование новыхборозд. Поэтому на вопрос о том, будетли изменяться человек, можно датьутвердительный ответ. Однако этиэволюционные изменения главным образомбудуткасаться социальных условий жизничеловека и его личностного развития, абиологические изменения вида Homosapiensбудутиметь второстепенное зна­чение1.

Такимобразом, человек как социальное существо,как член общества не менее интересендля науки, поскольку современное развитиечеловека как вида Homosapiensосуществляетсяуже не по законам биологическоговыживания, а по зако­намсоциального развития.

Проблемасоциогенеза не может рассматриватьсявне общественных наук. Пе­реченьэтих наук весьма велик. Их можноподразделить на несколько групп вза­висимости от явлений, которые ониизучают или с которыми связаны. Например,науки, связанные с искусством, стехническим прогрессом, с образованием.

Всвою очередь, по степени обобщенностиподхода к изучению человеческогообществаэти науки могут быть подразделены надве группы: науки, рассматриваю­щиеразвитие общества в целом, во взаимодействиивсех его элементов, и пауки, изучающиеотдельные аспекты развития человеческогообщества. С точки зрения даннойклассификации наук человечествопредставляет собой целостное, развивающеесяпо собственным законам образование ив то же время множество от­дельныхлюдей. Поэтому все общественные наукимогут быть отнесены или к на­укамо человеческом обществе, или к наукамо человеке как элементе социума. Приэтом следует иметь в виду, что в даннойклассификации не существует доста­точночеткой грани между разными науками,поскольку многие общественные наукимогут быть связаны как с изучениемобщества в целом, так и с изучениемотдельногочеловека.

Ананьевсчитает, что в систему наук о человечестве(человеческом обществе) какцелостном явлении должны входить наукио производительных силах обще­ства,науки о расселении и составе человечества,науки о производственных и об­щественныхотношениях, о культуре, искусстве исамой науке как системе позна­ния,науки о формах общества на различныхэтапах его развития.

Необходимоособо выделить науки, изучающиевзаимодействие человека с природойи человечества с природной средой.Интересна точка зрения, которойпридерживалсяпо этому вопросу В. И. Вернадский —создатель биогеохимиче­скогоучения, в котором им выделены двепротивоположные биогеохимическиефункции,находящиеся во взаимодействии и связанныес историей свободного кислорода— молекулы О2.Это функции окисления и восстановления.С одной стороны,они связаны с обеспечением дыхания иразмножения, а с другой — с раз­рушениемумерших организмов. Как полагаетВернадский, человек и человече­ствонеразрывно связаны с биосферой —определенной частью планеты, на кото­ройони живут, поскольку они геологическизакономерно связаны с материально-энергетическойструктурой Земли.

Человекнеотделим от природы, но в отличие отживотных он обладает актив­ностью,направленной на преобразование природнойсреды с целью обеспечения оптимальныхусловий жизни и деятельности. В данномслучае идет речь о появле­нииноосферы.

Понятие»ноосфера» было введеноЛе-Руа совместно с Тей-яром де Шарденомв 1927 г. Они основывалисьна биогеохимиче­скойтеории, изложенной Вернад­скимв 1922-1923 гг. в Сорбон­не.По определению Вернадско­го,ноосфера, или «мыслящий пласт»,— это новое геологиче­скоеявление на нашей планете. Вней впервые человек предста­еткак крупнейшая геологиче­скаясила, способная преобразо­вать планету.

Существуютнауки, предме­томизучения которых является конкретныйчеловек. К данной категориимогут быть отнесены наукиоб онтогенезе— процессеразвитияиндивидуального орга­низма.В рамках данного направленияизучаются половые, возрастные,конституциональные и нейродинамическиеособенности человека. Кроме этогосуществуют науки о личности и ее жизненномпути, в рамках которых изучаются мотивыдеятельностичеловека, его мировоззрение и ценностныеориентации,отношения с окружающим миром.

Следуетиметь в виду, что все науки или научныенаправления, изучающие человека,тесно взаимосвязаны между собой и вместедают целостное представление о человекеи человеческом обществе. Однако какоебы из направлений ни рассматривалось,в той или иной мере в нем представленыразличные разделы психоло­гии.Это не случайно, так как явления, которыеизучает психология, в значитель­нойстепени определяют деятельность человекакак биосоциального существа.

Такимобразом, человек — это многоплановоеявление. Его исследование долж­ноносить целостный характер. Поэтому неслучайно одной из основных методо­логическихконцепций, используемых для изучениячеловека, является концеп­циясистемного подхода. Она отражаетсистемность мироустройства. В соответ­ствиис данной концепцией любая системасуществует потому, что существуетсистемообразующийфактор. В системе наук, изучающихчеловека, таким факто­ромявляется сам человек, и изучать егонеобходимо во всем многообразиипрояв­ленийи связей с внешнем миром, так как тольков этом случае можно получить полноепредставление о человеке и закономерностяхего социального и биологи­ческогоразвития.

В результате изучения данной главы студент должен:

  • • знать основные подходы к пониманию природы человека в культурах Запада и Востока;
  • • уметь использовать данные, полученные в философской антропологии в профессиональной деятельности;
  • • владеть навыками применения методов философской антропологии для анализа и решения социальных и личностных проблем.

Антропология как наука о человеке была предложена еще в XVII столетии и представляла собой религиознофилософское учение о двойственной духовно-телесной природе человека. Затем это название было заимствовано биологией, которая под влиянием дарвинизма вплотную занялась проблемой происхождения человека. Археологические раскопки останков первобытных людей, скелетов так называемых неандертальцев возбуждали всеобщий интерес, и в XIX веке во всех европейских центрах появились антропологические общества, где предпринимались попытки реконструкции истории гоминидов.

Еще одним источником антропологии стала этнология, которая получила распространение во Франции и в англосаксонских странах, осуществлявших политику колонизации. Этнологи начинают заниматься праисторией, а затем и осмыслением культур народов, колонизированных европейцами. Хотя их исследования страдали европоцентризмом, ибо их авторы принимали в качестве масштаба оценки чужих культур стандарты собственной культуры, тем не менее ими были получены важнейшие результаты, которые сохранили актуальность и для сегодняшней социальной и политической антропологии.

В XX веке в относительно спокойное развитие наук о человеке вторглась философия, не только заявившая свои права на изучение человека, но и подвергнувшая резкой критике естественно-научный подход к его природе. Вначале притязания философии на открытие уникальности положения человека в мире встретили резкий отпор со стороны ученых, которые считали, что человек отличается от животного не более, чем прочие существа отличаются друг от друга. Однако их споры оказались плодотворными, так как привели к осознанию односторонности обеих позиций: если наука игнорировала специфику человека и его уникальное положение в ряду других живых существ, то философия, ориентированная на идею человека, оставляла вне поля внимания интересные данные и оригинальные программы исследования, разработанные представителями биологической антропологии и этнологии.

Человек как предмет науки, религии и философии

Человек – это такое существо, которое, формируя идеальное представление о собственной сущности, строит свою жизнь в соответствии с этим идеалом. Будучи незавершенным природой, он реализует себя в культуре и даже самые простейшие жизненные акты осуществляет не инстинктивно, а в соответствии с общественными образцами, – отсюда многообразие форм хозяйства, семьи и общения. Чтобы творить, необходимо иметь образ творимого, поэтому человек вынужден постоянно спрашивать себя: «Что он есть?». Он изменяет себя благодаря познанию, и в непонимании этого обстоятельства коренится причина недостаточности объективистского подхода к человеку. Если вещи равнодушны к познанию, ибо познание не меняет их сущности и они движутся по своим законам, то человек, не имеющий фиксированного и заданного места в мире, сам должен определить себя и свою позицию, чтобы реализовать и утвердить себя. Идея человека не является чем-то совершенно нереальным. Например, успехи греческой цивилизации во многом обязаны самопониманию человека как разумного социального существа. С новой силой идея человека действовала в эпоху Возрождения, а в Новое время открывшейся бесконечности Универсума человек противопоставил готовность беспредельного познания и самосовершенствования, что эффективно содействовало развитию века Просвещения и прогресса.

В философии XX столетия антропологический поворот, связанный с именами Владимира Соловьева, Макса Шелера, Хельмута Плесснера, Мартина Бубера, Виктора Несмелова, Николая Бердяева и др., был вызван уже не столько протестом против исключительно естественно-научного подхода к человеку, сколько необходимостью изменения позиции самой классической философии, которая абсолютизировала разум и сводила сущность человека к абстрактной идее. Не только разум и поиски истины, но и духовные переживания высших ценностей: стремление к любви, вере, надежде, нравственной солидарности – отличают людей от животных. Рассматривая человека как культурное и социальное существо, философская антропология не редуцирует его к психофизиологическим и социальным структурам, а считает свободным и ответственным субъектом решений и поступков.

Несмотря на усвоение биологического и этнографического материала, в целом философская антропология тяготеет к методам гуманитарных наук, которые рассматривают человека не как объект, а как чувствующее и переживающее существо, способное к саморефлексии. Такой подход характерен и для русской философии, представители которой настаивали на приоритете духовных ценностей. В любви и вере человек выходит за рамки животных инстинктов и определяет свои желания высшими ценностями, которые он считает божественными или общечеловеческими. Эти темы близки экзистенциальной философии, представители которой стремились отыскать некоторые фундаментальные структуры человеческого существования. В жизни, рассматриваемой как противоположность чистому познанию, в беспорядочной борьбе слепых страстей и эгоистических интересов они открыли такие события и переживания, которые присущи именно человеку, страх, забота, тревога, свобода, ответственность и им подобные модусы человеческого бытия в мире – конечного бытия, направленного к смерти. Безусловно, такого рода аналитика характеризует структуру современных переживаний и не является универсальной для любых культур, однако в ней нашли отражение сущностные характеристики человека и его места в бытии. От животных человек отличается осознанием своей смертности. Слабый и беззащитный, как былинка в поле, он становится равным могущественной природе благодаря познанию и культурному творчеству.

Ситуация, в которой оказался человек в XX столетии, хорошо выражена словами Макса Шелера: человек сегодня не знает, что он есть, но он знает, что он этого не знает. Путь его проблематичен, и в этих условиях уже бессмысленно пытаться определить вечную идею человека. Отвечая на вызов времени, он сам должен осознать свое назначение в мире. Но неспециализированность и незавершенность человека, отличающие его от других существ, означают и нечто позитивное, а именно – открытость миру: только человек имеет мир, тогда как животное лишь среду обитания. Это дает возможность свободы и творчества: отсутствие готовых инстинктов вынуждает создавать собственный порядок. При этом человек может стать не только выше, но и ниже животного, и его путь полон опасностей. Если животное царство, несмотря на его видимую жестокость, устроено в целом достаточно гармонично и соответствует условиям окружающей среды, то мир людей полон противоречий, источником которых выступает автономность человека: он является такой частью целого, которая одновременно репрезентирует весь род, и поэтому склонен к самовозвышению.

Уже в античной философии творчество и свобода считались фундаментальными характеристиками человека. В эпоху Ренессанса личность приобрела особую ценность; волюнтаризм такой позиции уравновешивался лишь чувством христианского долга. Если у Платона и Аристотеля человек сам выбирает парадигму жизни и стремится к совершенному благу, но обладает лишь свободой выбора, а не способностью к созиданию самих норм, то самоощущение Нового времени проникнуто чувством свободы творчества и переживанием уникальности положения человека в мире всеобщего детерминизма. Человек вечно находится в поиске своей сущности. Уже Адаму была предоставлена возможность выбора и самоизменения. Будучи образом Бога и «зеркалом мира», человек может осуществить не одну, а множество возможностей, он может стать выше или ниже животного, но никогда не равен ему.

В немецкой классической философии происходит существенное ограничение в понимании свободы: Кант исходил из понятия долга и сводил свободу к выбору. И только Кьеркегор нашел смелость поставить человека в ситуацию изначального творчества и указал на его одиночество в великом выборе «или – или» между божественным и земным. Свобода самоопределения ограничена наличным бытием и поэтому человеческое существование характеризуется чувством заброшенности. Наиболее радикально эта идея была выражена Сартром; у человека сущность не предшествует существованию и он проектирует себя сам, он обречен на свободу, и это налагает на него особую ответственность.

Идеи экзистенциальной философии, к родоначальникам которой относятся и русские философы Н. А. Бердяев (1874–1948) и Л. И. Шестов (1866–1938), исходят из крайне развитого в европейской цивилизации чувства индивидуализма и наделяют человека некоторыми искусственными желаниями, выдавая их при этом за естественные. Исходя из допущения Ницше о безграничной пластичности человека, экзистенциальные философы недооценивали цивилизационное значение культурных форм повседневности и считали их репрессивными, подавляющими индивидуальную свободу структурами власти. Творчество действительно связано с преодолением необходимости и освобождением от природного и социального принуждения, но именно поэтому оно легко переходит в произвол, а разрушение сложившихся форм культуры нередко оборачивается властью утопий и фантазий. Платон, Аристотель, Кант, Гегель и другие философы- классики ограничивали волю человека идеальными, божественными или нравственными нормами. Но в XX столетии человек занял место, ранее принадлежавшее Идеям, Природе и Богу, он сам стал считать себя творцом и ниспровергателем ценностей. Между тем творчество – это не просто создание нового, но и исполнение необходимого, служение тому, что выше человека, и его смирение перед ним. Только в случае признания ценности природы, других людей и уже имеющихся культурных традиций и произведений возможно сохранение и развитие человечества.

Каждый человек должен заново познавать окружающий мир и находить свое предназначение. Он всему должен научиться, так как ни один из заложенных в нас природой инстинктов не обеспечивает «автоматического» выживания. Следовательно, фундаментальное значение приобретает вопрос о культурном наследии и научении. Каждый человек самостоятельно накапливает знания и опыт, но этот процесс освоения знаний, технических навыков, культурных ценностей обеспечивается не наследственным путем и не путем непосредственной передачи из рук в руки, как в случае жизненно-практического опыта, а специальными институтами образования. Чем раньше человек приобщается к культуре, тем полнее и глубже он ее постигает.

Нет никакого «естественного человека», обладающего от рождения набором абсолютных правил, обеспечивающих его нормальное выживание и развитие, именно поэтому недостаточно описание человека исключительно в биологической перспективе. То, что Руссо и другие ранние критики прогресса называли «природой», к которой должен вернуться «изнеженный и испорченный цивилизацией» человек, на самом деле тоже является культурным идеалом, своеобразной утопией идиллической жизни, где подразумевается, что технические и научные достижения обеспечивают возможность некоего веселого и беззаботного пикника на лоне природы. Что же касается так называемых нецивилизованных народов, то только европоцентристские предрассудки препятствуют оценке их традиций и норм как культурных. Человек на любой стадии существования решает сходные задачи: как осуществить освоение природы и обеспечить выживание рода; как действовать в мире и строить отношения с другими людьми; как управлять природными процессами и человеческим поведением. Отсюда – будь то труд или отдых, любовь или брак, общественная или частная жизнь – все регулируется культурными нормами, которые запрещают, ограничивают и предписывают те или иные формы поведения. Человек должен поддерживать отношения с природой, искать пищу и находить кров, но то, как он это делает, всегда обусловлено культурой.

В истории философии человек раскрывался как божественное, разумное и культурное существо. Это предполагает вопрос о том, как создается культура. По отношению к отдельному человеку она скорее выступает как творящее, а не творимое начало. Как творец человек ощущает себя юным, а как творение – древним, и эта двойственность составляет специфику культурно-исторического сознания. Но при этом важно помнить, что далеко не всегда творчество определялось как произвольное создание нового: в подобной ориентации проявляется специфика рыночной экономики, постоянно требующей новизны. Подлинная же культура выражается в усвоении наследия, которое каждый человек понимает и применяет в своей жизни по-своему.

Сегодня философия перешла в новую эпоху, для которой характерен отказ от идеи человека как высшей ориентирующей общественное развитие ценности. Этот отказ в той или иной степени связан с успехами биологии, которая репрезентирует человека как цепь молекул и генетических кодов; с открытиями социологии, которая эффективно объясняет мораль и мировоззрение как «надстройку» над базисными социальными и экономическими институтами; с претензиями этнологии, указывающей на неуниверсальность человеческого. Однако определяющим мотивом здесь являются трудности именно философского характера, которые вынуждают сомневаться в абсолютных идеях и ценностях, выступавших прежде в качестве незыблемых оснований, обеспечивающих возможность построения «философии как строгой науки». Между тем кризис антропологической парадигмы необходимо расценивать как часть общего процесса, который наиболее интенсивно выражен в критике христианской морали и абсолютных ценностей. Фридрих Ницше говорил о «смерти Бога», теперь говорят о «смерти человека» и даже «смерти философии». Мы живем не только в постантропологическую, но и в постметафизическую эпоху, в которой традиционная философия сохраняет разве что антикварную ценность.

Тем не менее все это дает основания не только для пессимизма, ведь пессимизм и оптимизм – по сути, две взаимозависимые формы мироощущения, имеющие трансисторический характер (например, уже в Античности Платон и Аристотель представляют эти противоположные способы репрезентации мира – один трагический, другой эпический). Поэтому все сказанное о «смерти» Бога и человека можно воспринимать и по-другому. Высказывание Ницше «Бог мертв», по сути, означало отказ от «Бога моралистов и проповедников» и выражало стремление к новому идеалу.

Точно так же следует относиться и к тезису о «смерти человека». Речь идет о критике устаревших представлений, которые ориентируют на поиски «неизменной природы» или «вечной сущности» человека и о выработке новой, более реалистической модели человеческого. В частности, совершенно нетерпимым является тот факт, что возвышенные разговоры об идее человека ведутся на фоне все более жестокой действительности. Поэтому философская антропология «после смерти человека» должна поставить в качестве своей главной задачи, во-первых, критическую рефлексию исторических представлений о человеке и исследование тех реальных функций, которые выполнял дискурс о человеке в истории культуры; во-вторых, анализ, диагностику и терапию тех культурных институтов (семья и школа, научная аудитория и казарма, предприятие и больница), в которых осуществляется производство человеческого, включая его не только духовные, но и психофизические характеристики.

Необходимо отметить и то, что развитие специальных (биологического, социологического, этнографического и т.д.) дискурсов о человеке вовсе не имеет «рокового» значения для философской антропологии. На самом деле большие философы всегда учитывали научные открытия, а крупные ученые интересовались философией (например, трудно сказать, чему больше обязана теория Дарвина – социальным идеям или биологическому материалу). Таким образом, речь должна идти о взаимодействии, поиске более эффективных форм дополнительности философско-антропологического и конкретного (естественно-научного и гуманитарного) дискурсов, при этом и тот и другой должны отказаться от претензий на абсолютное и тотальное превосходство. Строго говоря, научный и философский дискурсы о человеке несоизмеримы, при этом биологические знания о человеке в такой же мере относятся к идеальным объектам, как и философско-антропологические учения. Социальное и индивидуальное, природное и культурное, эмоциональное и рациональное, духовное и телесное – все это теоретические противоположности, закрепленные сложившейся специализацией научных дисциплин. Но в реальном человеке все эти противоположности пересекаются и переплетаются, поэтому науки должны смириться с тем, что они изучают те или иные аспекты человеческого или абстрактного человека. Это обстоятельство выдвигает на первый план необходимость разработки прикладных наук, которые по необходимости оказываются междисциплинарными и вынуждены согласовывать философские, гуманитарные и естественно-научные знания.

Таким образом, разговоры о кризисе философской антропологии необходимо существенно уточнить. Речь идет в первую очередь о кризисе абсолютистских претензий отдельных представителей антропологической парадигмы, т.е. о кризисе антропологического мышления, ищущего основания культуры в идее или в природе человека. При этом человек рассматривается как субъект познания и практики, и но его меркам осуществляется оценка любых явлений природы и произведений духа. Однако на самом деле не только природа, но и созданные человеком вещи и институты становятся самостоятельной реальностью, развивающейся по своим законам, и эти системы, в свою очередь, предъявляют требования к человеку и его деятельности.

Например, знания, перерабатываемые и используемые современными компьютерами, не соответствуют антропологическим критериям. Отсюда складывается противопоставление информации и значения. Однако выход заключается не столько в «гуманизации» машин, сколько в организации более эффективного взаимодействии их с человеком.

Социальные институты и технологии образуют самостоятельную реальность, к которой человек не должен относиться как к чему-то безусловно злому или враждебному. К сожалению, эта моральная оценка была в значительной мере присуща традиционному гуманизирующему антропологическому дискурсу. На самом деле мы должны жить в согласии с теми институтами, которые обеспечивают порядок в обществе. Они не являются принципиально бесчеловечными, но человек должен быть внимателен к тем опасностям, которые они таят в себе, и искать такие формы жизни, которые обеспечивают возможность как сохранения порядка, так и реализации свободы и прав человека.

Изучением человека и его происхождения, идентичности и развития человечества занимаются несколько отраслей науки.

Биология (греч. bios – жизнь, logia – учение) занимается изучением всех живых организмов, их строения, функционирования и отношений с окружающей средой. Биология, как отрасль науки, развивалась на протяжении веков. Больше информации о строении человеческого организма появилось в древний и античный период (примерно 5500–1500 лет назад), когда начала развиваться хирургия. Анатомию человека стали изучать более основательно в период Возрождения (14–17 век).

Антропология (греч. anthropos – человек) изучает внешние различия людей, а также различия формы и поведения. Этнологи изучают обычаи людей и традиции разных культур. Увлекательным объектом изучения антропологов являются ранее неизвестные племена, проживающие обособленно от остального мира.

Психология (греч. psykhē – душа) изучает познавательные процессы (восприятие, мышление, память, внимание), эмоции, мотивацию поведения людей, личность, развитие психики ребенка, различия между людьми, поведение людей в группах, общение и многое другое.

Человековедение связано со всеми перечисленными выше отраслями науки и занимается поиском ответов на такие важные вопросы, как, например, чем отличается человек от животного, есть ли предел человеческим способностям, существуют ли знания, которыми человек обладает от рождения, смог бы ребенок научиться говорить также и в том случае, если бы его воспитали животные.