Николы чудотворца

Икона Николая Чудотворца

Икона Николая Чудотворца

Святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских, чудотворец прославился как великий угодник Божий. Он родился в городе Патаре, Ликийской области (на южном побережье Малоазийского полуострова), был единственным сыном благочестивых родителей Феофана и Нонны, давших обет посвятить его Богу.

Плод долгих молитв к Господу бездетных родителей, младенец Николай, со дня рождения своего явил людям свет будущей своей славы великого чудотворца. Мать его, Нонна, после родов сразу исцелилась от болезни. Новорожденный младенец еще в купели крещения простоял на ногах три часа, никем не поддерживаемый, воздавая этим честь Пресвятой Троице. Святой Николай во младенчестве начал жизнь постническую, принимал молоко матери по средам и пятницам лишь один раз в день, после вечерних молитв родителей.

С детских лет Николай преуспевал в изучении Божественного Писания; днем он не выходил из храма, а ночью молился и читал книги, созидая в себе достойное жилище Святого Духа. Дядя его, епископ Патарский Николай, радуясь духовным успехам и высокому благочестию племянника, поставил его во чтеца, а затем возвел Николая в сан священника, сделав его своим помощником и поручив ему говорить поучения пастве. Служа Господу, юноша горел духом, а опытностью в вопросах веры был подобен старцу, чем вызывал удивление и глубокое уважение верующих. Постоянно трудясь и бодрствуя, пребывая в непрестанной молитве, пресвитер Николай проявлял великое милосердие к пастве, приходя на помощь страждущим, и раздавал все свое имение нищим.

Узнав о горькой нужде и нищете одного ранее богатого жителя его города, святой Николай спас его от большого греха. Имея трех взрослых дочерей, отчаявшийся отец замыслил отдать их на блудодеяние для спасения от голода. Святитель, скорбя о погибающем грешнике, ночью тайно бросил ему в окно три мешочка с золотом и тем спас семью от падения и духовной гибели. Творя милостыню, святитель Николай всегда старался делать это тайно и скрывать свои благодеяния.

Отправляясь на поклонение святым местам в Иерусалим, епископ Патарский вручил управление паствой святому Николаю, который и исполнял послушание со тщанием и любовью. Когда епископ возвратился, тот, в свою очередь, испросил благословения на путешествие в Святую Землю. По дороге святой предсказал надвигавшуюся бурю, грозящую кораблю потоплением, ибо видел самого Диавола, вошедшего на корабль. По просьбе отчаявшихся путников он умирил своей молитвой морские волны. По его молитве был поставлен здравым один корабельщик-матрос, упавший с мачты и разбившийся насмерть.

Достигнув древнего города Иерусалима, святой Николай, взойдя на Голгофу, возблагодарил Спасителя рода человеческого и обошел все святые места, поклоняясь и творя молитву. Ночью на Сионской горе сами собой отверзлись запертые двери церкви пред пришедшим великим паломником. Обойдя святыни, связанные с земным служением Сына Божия, святой Николай решил удалиться в пустыню, но был остановлен Божественным гласом, увещавшим его вернуться на родину.

Возвратившись в Ликию, святой, стремясь к безмолвному житию, вступил в братство обители, именуемой Святым Сионом. Однако Господь снова возвестил об ином пути, ожидающем его: «Николай, не здесь та нива, на которой ты должен принести ожидаемый Мною плод; но обратись и иди в мир, и да будет прославлено в тебе Имя Мое». В видении Господь подал ему Евангелие в дорогом окладе, а Пресвятая Богородица — омофор. И действительно, по кончине архиепископа Иоанна он был избран епископом Мир Ликийских, после того, как одному из епископов Собора, решавшего вопрос об избрании нового архиепископа, в видении был указан избранник Божий — святой Николай.

Призванный пасти Церковь Божию в архиерейском сане, святитель Николай остался тем же великим подвижником, являя пастве образ кротости, незлобия и любви к людям. Это было особенно дорого для Ликийской Церкви во время гонения на христиан при императоре Диоклитиане (284-305 гг.). Епископ Николай, заключенный в темницу вместе с другими христианами, поддерживал их и увещевал твердо переносить узы, пытки и мучения. Его самого Господь сохранил невредимым. По воцарении святого равноапостольного Константина святитель Николай был возвращен к своей пастве, с радостью встретившей своего наставника и заступника.

Несмотря на великую кротость духа и чистоту сердца, святитель Николай был ревностным и дерзновенным воином Церкви Христовой. Ратоборствуя с духами злобы, святитель обходил языческие капища и храмы в самом городе Миры и его окрестностях, сокрушая идолов и обращая в прах капища. В 325 году святитель Николай был участником I-ого Вселенского Собора, принявшего Никейский Символ веры, и ополчался со святыми Сильвестром, папой Римским, Александром Александрийским, Спиридоном Тримифунтским и другими от 318 святых отцов Собора на еретика Ария.

В пылу обличения святитель Николай, пламенеющий ревностью ко Господу, даже ударил по щеке лжеучителя, за это он был лишен святительского омофора и посажен под стражу. Однако нескольким святым отцам было открыто в видении, что Сам Господь и Богоматерь посвятили святого во епископа, подав ему Евангелие и омофор. Отцы Собора, уразумев, что дерзновение святителя угодно Богу, прославили Господа, а Его святого угодника восстановили в святительском сане.

Вернувшись в свою епархию, святитель принес ей мир и благословение, сея слово Истины, пресекая в самом корне неправомыслие и суетное мудрование, обличая закоренелых еретиков и врачуя падших и уклонившихся по неведению. Он был поистине Свет Миру и Соль Земли, ибо житие его было светло и слово его было растворено солею премудрости. Еще при жизни святитель совершал много чудес. Из них наибольшую славу доставило святителю избавление от смерти трех мужей, неправедно осужденных корыстолюбивым градоначальником. Святитель смело подошел к палачу и удержал его меч, уже занесенный над головами осужденных. Градоначальник, обличенный святителем Николаем в неправде, раскаялся и просил его о прощении. При этом присутствовали три военачальника, посланные императором Константином во Фригию. Они еще не подозревали, что им вскоре также придется искать заступничества у святителя Николая, так как их незаслуженно оклеветали пред императором и обрекли на смерть. Явившись во сне равноапостольному Константину, святитель Николай призвал его отпустить неправедно осужденных на смерть военачальников, которые находясь в темнице, молитвенно призывали на помощь святителя.

Много других чудес совершил он, долгие годы подвизаясь в своем служении. По молитвам святителя город Миры был спасен от тяжкого голода. Явившись во сне одному итальянскому купцу и оставив ему в залог три золотые монеты, которые тот обрел в своей руке, пробудившись наутро, попросил его приплыть в город Миры и продать там жито. Не раз спасал святитель утопающих в море, выводил из плена и заточения в темницах.

Достигнув глубокой старости, святитель Николай мирно отошел ко Господу († 342-351 гг.). Честные его мощи хранились нетленными в местной кафедральной церкви и источали целебное миро, от которого многие получали исцеления.

В XI веке греческая империя переживала тяжелое время. Турки опустошали ее владения в Малой Азии, разоряли города и села, убивая их жителей и сопровождая свои жестокости оскорблением святых храмов, мощей, икон и книг. Мусульмане покушались уничтожить мощи святителя Николая, глубоко чтимого всем христианским миром.

В 792 году халиф Аарон Аль-Рашид послал начальника флота Хумейда разграбить остров Родос. Опустошив этот остров, Хумейд отправился в Миры Ликийские с намерением взломать гробницу святителя Николая. Но вместо нее он взломал другую, стоящую рядом с гробницей Святителя. Едва святотатцы успели это сделать, как на море поднялась страшная буря и почти все суда были разбиты.

Осквернение святынь возмущало не только восточных, но и западных христиан. Особенно опасались за мощи святителя Николая христиане в Италии, среди которых было много греков. Жители города Бар, расположенного на берегу Адриатического моря, решили спасти мощи святителя Николая.

В 1087 году барские и венецианские купцы отправились в Антиохию для торговли. И те и другие предполагали на обратном пути взять мощи святителя Николая и перевезти их в Италию. В этом намерении жители Бар опередили венецианцев и первыми высадились в Мирах. Вперед были посланы два человека, которые, вернувшись, сообщили, что в городе все тихо, а в церкви, где покоится величайшая святыня, они встретили только четырех монахов. Тотчас 47 человек, вооружившись, отправились в храм святителя Николая. Монахи-сторожа, ничего не подозревая, указали им помост, под которым была скрыта гробница святого, где, по обычаю, чужестранцев помазывали миром от мощей Святителя. Монах рассказал при этом о явлении накануне святителя Николая одному старцу. В этом видении Святитель приказывал бережнее хранить его мощи. Рассказ этот воодушевил барян; они увидели для себя в этом явлении соизволение и как бы указание Святого. Чтобы облегчить свои действия, они открыли монахам свои намерения и предложили им выкуп — 300 золотых монет. Сторожа отказались от денег и хотели оповестить жителей об угрожавшем им несчастье. Но пришельцы связали их и поставили у дверей своих сторожей. Они разбили церковный помост, под которым стояла гробница с мощами. В этом деле особенным усердием отличался юноша Матфей, желавший как можно быстрее обнаружить мощи Святителя. В нетерпении он разбил крышку и баряне увидели, что саркофаг наполнен благоухающим святым миром. Соотечественники барян, пресвитеры Лупп и Дрого, совершили литию, после которой тот же Матфей стал извлекать из переполненного миром саркофага мощи Святителя. Это происходило 20 апреля 1087 года.

Ввиду отсутствия ковчега, пресвитер Дрого завернул мощи в верхнюю одежду и в сопровождении барян перенес их на корабль. Освобожденные монахи сообщили городу печальную весть о похищении иностранцами мощей Чудотворца. Толпы народа собрались на берегу, но было поздно…

Пещера в которой молился святитель Николай. г. Бейт-Джала

Окошко под престолом над мощами святителя Николая в крипте базилики святителя Николая, Мир Ликийских Чудотворца в Бари.

8 мая корабли приплыли в Бар, и скоро радостная весть облетела весь город. На следующий день, 9 мая, мощи святителя Николая торжественно перенесли в церковь святого Стефана, находившуюся недалеко от моря. Торжество перенесения святыни сопровождалось многочисленными чудотворными исцелениями больных, что возбуждало еще большее благоговение к великому угоднику Божию. Через год была построена церковь во имя святителя Николая и освящена папой Урбаном II.

Окошко под престолом над мощами святителя Николая в крипте базилики святителя Николая, Мир Ликийских Чудотворца в Бари.

Пещера в которой молился святитель Николай. г. Бейт-Джала

Событие, связанное с перенесением мощей святителя Николая, вызвало особенное почитание Чудотворца и ознаменовалось установлением особого праздника 9 мая (по новому стилю 22 мая). В начале праздник перенесения мощей святителя Николая отмечался только жителями итальянского города Бар. В других странах Христианского Востока и Запада он не был принят, несмотря на то, что о перенесении мощей было широко известно. Это обстоятельство объясняется свойственным средним векам обычаем чествования преимущественно местных святынь. Кроме того, Греческая Церковь не установила празднования этой даты, потому что потеря мощей Святителя была для Нее событием печальным.

Русской Православной Церковью празднование памяти перенесения мощей святителя Николая из Мир Ликийских в Бар 9 мая установлено вскоре после 1087 года на основе глубокого, уже упрочившегося почитания русским народом великого угодника Божия, перешедшего из Греции одновременно с принятием христианства. Бесчисленными чудотворениями ознаменовалась вера русского народа в неоскудевающую помощь Угодника Божия.

Святитель Николай Мирликийский, или как его еще называют, Николай Чудотворец — один из наиболее почитаемых христианских святых. С молитвами к нему ежедневно обращаются тысячи людей по всему миру, и многие из них оставляют свидетельства того, как помог Николай Чудотворец в решении их самых тяжелых и непростых проблем.

Но как же именно, когда, кому и в чем помогает этот удивительный святой? Об этом мы можем узнать из его жития, а также из многочисленных свидетельств о чудесах, которые он совершил уже после земной кончины.

nikolaj191213_2

Николай Чудотворец помогает путешественникам

С древних времен Николай Чудотворец считается покровителем путешественников и, в первую очередь, — моряков. В его житии описан случай: будучи еще совсем молодым человеком святой Николай отправился на учебу в Александрию. Во время путешествия на корабле случилась трагедия: один из матросов погиб, сорвавшись с мачты. Святой Николай начал искренне молиться о нем, и ко всеобщему изумлению Господь совершил чудо — воскресил несчастного матроса.

За прошедшие века моряки собрали немало свидетельств того, как помогает Николай Чудотворец. Но также к святителю обращаются в своих молитвах и сухопутные путешественники. Даже если вы просто выходите утром из дома и вам предстоит долгий путь, совсем не лишним будет коротко помолиться святому об успешной дороге и возвращении домой.

Николай Чудотворец помогает выйти замуж

Эта одна история из жития святителя Николая – ужасная по-сути, но со счастливым концом. Некий бедный человек, отец троих дочерей, не имел денег для приданного, отчаялся выдать их замуж и, чтобы хоть как-то прокормить семью, решился продать девушек в публичный дом. Узнав об этом, епископ Николай не стал просить Бога о чудесной помощи, а решил что должен в этот раз помочь сам, в меру своих человеческих сил. Ночью он тайно пришел к дому бедного человека и подбросил ему свои собственные сбережения. О бескорыстном поступке городского епископа узнали не сразу и то случайно — святитель не хотел никому рассказывать о случившемся.

В память об этом поступке молодые девушки сегодня молятся Николаю Чудотворцу и просят его покровительства и помощи в создании семьи. Они верят, что святой помогает им идти по пути спасения, в том числе — и через добрую семейную жизнь.

Сохранилось немало свидетельств того, как святой Николай помогает в поисках любви и семейного счастья самым разным людям со всех концов мира.

nikolaj191213_4

Покровитель узников и неправедно осужденных

Другой случай из жития Николая Чудотворца отражен на известной картине Ивана Репина: святитель внезапно появился на площади во время казни трех осужденных узников городской тюрьмы и буквально схватил за руку палача, уже заносившего меч. Никто не рискнул спорить с уважаемым всеми церковным епископом, казнь отложили, а вскоре нашли доказательства невиновности осужденных. Господь заранее открыл святому Николаю истинные обстоятельства дела, чтобы святой помог узникам и воспрепятствовал несправедливой казни.

С тех пор и до сего времени Николай Чудотворец помогает всем неправедно осужденным. Впрочем, и те узники, кто знает, что получил наказание заслужено, также нередко обращаются к нему с просьбой о заступничестве перед Богом. И Николай Чудотворец помогает всем, ведь высшая добродетель христианина, которой всегда славился этот святой — умение прощать даже тех, кто оступился на жизненном пути.

Икона Николая Чудотворца помогает неверующему

А эта история приключилась уже через много лет после земной кончины святого Николая, в 1920-х годах в китайском городе Харбине. Ранней весной местный житель-рыбак отправился на реку. Погода была уже теплой и неожиданно лед проломился, а несчастный рыбак оказался в холодной весенней воде. Он ощутил, как его засасывает на глубину и понял, что погибает. В последний момент рыбак вспомнил о загадочном изображении-иконе, которую на городском вокзале повесили русские эмигранты. «Старик вокзала, помоги, спаси меня!», — взмолился он и тут же потерял сознание. Очнулся рыбак уже на берегу вдали от воды. Этот случай в своей книге вспоминал знаменитый эстрадный певец первой половины XX века Александр Вертинский.

Вертинский пишет, что позже тот китаец принял православие, и его примеру последовали некоторые из его друзей-земляков.

Святой Николай помогает всем

А что же делать, спросите вы, если моя просьба не отвечает ни одному из приведенных выше случаев, неужели я не могу рассчитывать на помощь святого Николая? Нет, это вовсе не так. К сожалению, сегодня даже среди верующих христиан нередко сохраняются стереотипы: одному святому молятся исключительно от зубной боли, другому об успехе в учебе, третьему — о здоровье. Но такое отношение больше напоминает магию, чем веру. К святым начинают относиться также, как некогда относились к языческим богам, наделяя каждого из них своего рода «специализацией».

Христианство — выше подобных условностей. И хотя верующие нередко просят именно святого Николая о помощи в морских путешествиях, а святого Пантелеимона о здоровье близких – это только традиция и условность, а вовсе не правило.

Помня о том, какой силой обладает молитва святого Николая, вы можете попросить его о любой помощи, обратиться с любым вопросом и ваш голос будет услышан.

Как помогает святой Николай?

Этот вопрос очевиден для людей верующих, но его нередко задают те, кто далеки от Церкви. Действительно: как же именно и при каких обстоятельствах можно рассчитывать на помощь святого Николая Чудотворца?

Здесь важно помнить, как Николай совершал свои еще прижизненные чудеса. Будучи глубоко верующим человеком, святой обладал удивительным талантом: его молитвы были по-настоящему искренним обращением к Богу, и потому Господь никогда не оставлял их без ответа. И, конечно, покинув наш мир и соединившись с Богом, святой Николай не утратил, а лишь усилил эту связь. А потому, обращаясь к нему в своих молитвах, мы можем просить его о заступничестве за нас перед Богом.

Святых нередко называют «ходатаями», то есть просителями, говорящими с Творцом от нашего имени. Но важно понимать и то, что просьба к ним о заступничестве перед Всевышним не является механическим заклинанием. Если приверженцы колдовства ведут с темными силами своего рода торг («я тебе жертву – ты мне помощь», «я тебе душу и преданность – ты мне успех в делах»), то молитвы святым — это нечто совсем иное. Это скорее доверительное обращение к близкому человеку, в надежде на его поддержку и понимание. Церковь учит нас, что молитвы никогда не остаются не услышанными. Если помощь в наших делах не пойдет нам во вред, Господь по молитве Николая Чудотворца и других святых, не станет отказывать нам в наших просьбах, но и мы должны научиться просить искренне, без лукавства и желания обмануть.

Так что если вы готовы к разговору с Богом и его великим угодником – Николаем Чудотворцем, просто прочтите молитву, а если есть возможность — приложитесь к иконе святого и верьте, что Господь не оставит вас наедине с вашими трудностями!

О, всесвятый Николае, угодниче преизрядный Господень, теплый наш заступниче, и везде в скорбех скорый помощниче! Помози мне грешному и унылому в настоящем сем житии, умоли Господа Бога даровати ми оставление всех моих грехов, елико согреших от юности моея, во всем житии моем, делом, словом, помышлением и всеми моими чувствы; и во исходе души моея помози ми окаянному, умоли Господа Бога, всея твари Содетеля, избавити мя воздушных мытарств и вечного мучения: да всегда прославляю Отца и Сына и Святаго Духа, и твое милостивное предстательство, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Как помогает святой Николай: живые свидетельства

Иеромонах Димитрий Першин: Одно евро последней надежды

В начале 1990-х мои друзья попали в переплет. Турфирма обанкротилась и всем семейством с ребенком они застряли на Кипре. Не то чтобы воцерковленные христиане. Отец — и вовсе некрещеный, а мама разве что отмечала Пасху. Но, когда прижмет, к Небу обращаются все. Вот и они, проходя мимо какого-то храма, попросили сына поставить на последний евро свечу перед образом святителя Николая Чудотворца. Сами даже не зашли — постеснялись. Когда вернулись в гостиницу, оказалось, что изо всей группы именно их проживание и авиабилеты были оплачены. Извещение об этом пришло в те минуты их робкой просьбы о помощи. Сказать, что после этого они стали истовыми молитвенниками, нельзя. Подлинное чудо не навязчиво. Но они сохраняют благодарную память святому, не бросившему их в беде. И эта память сквозь годы прорастает пусть пока еще редким, но серьезным участием в Таинствах его Церкви.

Иерей Николай Петров,

клирик храма святого благоверного царевича Димитрия при первой градской больнице города Москвы, преподаватель Свято-Димитриевского училища сестер милосердия и Свято-Димитриевской общеобразовательной школы, г.Москва

Я, нося имя этого великого святого, часто обращаюсь к нему, например, покидая свой дом и свою семью, с такой молитвой «Отче Николае, побудь тут вместо меня», то есть вручаю своих родных его покрову, и пока по милости Божией моя вера не была посрамлена.

Можно, конечно, обращаться и своим словами с конкретной нуждой. Как, например, монахиня Тихона из Оренбургского монастыря, которая будучи еще некрещеной еврейкой как-то во время купания стала тонуть и закричала: «Русский Бог, Николай, спаси меня и я стану христианкой» (она даже думала, что святитель и есть Бог, видя почитание его среди русских). И в другой раз, когда она потеряла важный вексель отца, и вся семья должна была пострадать, она решила уже идти топиться, и помолилась даже так: «О, Николай, угодник, ведь ты мог бы написать вексель, и я бы непременно крестилась! Но где же тебе написать вексель! Это невозможно, и я должна умереть». И вдруг в руке ее оказался новый вексель…

Иерей Иоанн Омелянчук,

настоятель храма священномученика Ермогена, патриарха Московского и всея Руси, Чудотворца в Зюзине, г. Москва

Я знаю двух священников, родных братьев. Им много раз помогал святитель Николай. Однажды старший брат-священник с женой и младший брат (на тот момент еще не священник) были в миссионерском походе в Кенозерском национальном парке. Они на лодке переправлялись на другой берег, чтобы установить памятный поклонный крест на месте бывшего монастыря. Неожиданно попали в грозу и шторм, а плыть еще около 12 км! На середине озера они поняли, что на них движется сплошная стена. Стали петь тропарь святителю Николаю «Правило веры и образ кротости…» и вдруг увидели, что эта стена уже не перед ними, а за ними. Местные жители, ожидавшие на берегу, были уверены, что они уже не вернутся и ушли по домам. В деревне на берегу озера буря повалила столбы, сорвала крыши. А они вернулись, целые и невредимые, после установки креста.

Светлана Гаджинская,

постоянный автор журнала «Фома»

Для меня святитель Николай сейчас — покровитель нашей семьи. А когда-то, почти двадцать лет назад, я вообще мало что знала о святителе Николае. Просто очень хотелось подружиться с другими православными студентами из университета, где я училась (я тогда только начинала ходить в храм, рвалась держать не только Великий, но и другие посты, мечтала о замужестве, но так, чтобы все устроилось по заповедям). И вот наконец-то 19 декабря, в день памяти Николая Чудотворца, меня пригласили на встречу верующих студентов. В тот воскресный вечер мы собрались, читали акафист святителю (я — впервые и делала массу ошибок, стеснялась), а затем началась беседа на духовную тему, которая шла мирно и душевно, пока не перешла на политику. Потому что в тот год 19 декабря был днем выборов. Все мальчики активно включились в обсуждение, которое начал Алексей, будущий муж. Конечно, я его запомнила с той первой встречи — как увлеченно доказывал что-то, при этом съел все бутерброды.

Через пару лет, незадолго до свадьбы, вдруг посетила мысль вырваться 22 мая в храм – все-таки память Николая Чудотворца. До этого едва успевала попадать на большие праздники и о том, чтобы молиться святителю в «его» день даже мысли не было. Но в последний момент передумала: очень торопилась на помощь Алексею, и решила не рисковать, чтобы не опоздать. А на заправке попала в аварию – фура начала разворачиваться и не увидела мою маленькую машинку. Сначала был вопрос: как так? В праздник покровителя путешественников? Потом охватил ужас: выйди я из машины на несколько секунд раньше, и сама могла бы оказаться на месте смятого зеркала. А теперь сижу в ожидании ДПС, некуда торопиться, читаю молитвослов и благодарю святителя Николая, что научил и вразумил.

Когда обсуждали план свадебного путешествия, основная мысль была одна: если мы едем в Европу, то непременно нужно попасть к святителю Николаю. На месте это оказалось трудно выполнимой задачей, без знания языка и небольшой суммой денег мы едва не остались ночевать на улице, а добравшись-таки до храма обнаружили его запертым. Конечно я расплакалась, пошли к морю, а там услышали родную речь – группа паломников с Украины нас быстро утешила, сообщив, что едут в русский храм. Священник написал специальную записку для «доброжелательно настроенного» помощника в католическом храме (тогда не все относились с пониманием к православным паломникам), который откроет нам. Много лет я хранила эту записку, как воспоминание о чудесах, сопутствующих тем, кто любит Николая Чудотворца.

Спустя несколько лет друзья подарили мне отреставрированную икону Николая Чудотворца. Так в домашнем иконостасе появилась первая древняя икона. И я не удивилась, что именно такая.

Наш родной храм — храм Александра Невского при МГИМО. Его строительство, сама идея которого нам казалось фантастической, недостижимой, длилось много лет. Для начала строили к «временный» деревянный храм и, когда наконец-то он был воздвигнут, его освятили в честь святителя Николая. Мы живем неподалеку и часто приходим туда.

Недавно привозили в Москву мощи Николая Чудотворца, и с первого дня стала искать возможность собрать всех детей (никого не хотелось лишить этой радости) и попасть в очередь. Но конец учебного года, болезни, суета и быт столичный не пускали нас, а в итоге все-таки произошло чудо: в предпоследний день удалось нам попасть и всем вместе. В эти минуты даже не знала, о чем молиться — только благодарила!

Все годы замужества – особенно в дни памяти Николая Чудотворца — старюсь молиться ему, но реже с просьбой, а больше с благодарностью за все: за счастливый брак, за то что сохраняет нас в многочисленных путешествиях по России и не дает мне уснуть за рулем, и во многих других ситуациях. Конечно, скоро буду просить о замужестве дочек и добрых женах сыновей – время летит. Но не так страшен его бег, когда рядом такой преданный, надежный друг среди святых – Николай Чудотворец.

Юрий Малахов,

читатель журнала «Фома»

Возвращались всей семьёй на автомобиле из путешествия. Проехали 1200км. и тут, за 100км. до дома из двигателя вытекает тосол! Обратился по рации к дальнобойщикам — тишина в эфире… Ещё раз — безмолвие… Самое время обратиться с молитвою к Святителю Николаю! И тут же, после первого же послемолитвенного обращения в дальнобойный эфир, я получаю отклик. Нас цепляют на буксир и довозят до дома, не требуя за это денег! Разве не чудо!

Рождество и Новый год ассоциируются у нас с беззаботными праздниками и добрыми сказочными персонажами, которые поздравляют детей и взрослых. Но так было далеко не всегда.

Не так давно крестьяне по всей Европе верили, что в их дома под Новый год приходят косматые и рогатые существа, встречаться с которыми было смертельно опасно.

Про тёмную сторону новогодних праздников – в материале «АиФ-Ростов».

С рожками на голове

Йоулупукки – это финский Санта Клаус. Он живет в своей резиденции в Лапландии, и каждый год принимает у себя сотни тысяч туристов со всего мира.

Толстый, в красном колпаке, добродушный – он полностью воплотил все голливудские штампы о милом и чуть чудаковатом толстячке с мешком подарков. Однако совсем недавно, еще в начале XX века Йоулупукки частенько рисовали с рожками на голове, напоминая о том, кем, собственно говоря, был Йоулупукки изначально.

Имя этого персонажа в дословном переводе с финского означает «рождественский козёл», причем Рождество в этом имени тоже не совсем нынешнее Рождество.

Иллюстрация с изображением рождественского козла начала 1900-х. Фото: Википедия

Это – языческий праздник зимнего солнцестояния, Йоль, приуроченный к самым тёмным временам года, и позаимствованный финнами у своих скандинавских соседей. Христианство пришло в эти суровые северные края на тысячу лет позже, чем в южную Европу, и поэтому из народной памяти не успели выветриться воспоминания о том, как выглядел этот самый козёл Йоля, который накануне праздника навещал крестьянские дома.

Здоровенный верзила, в козлиной шкуре, в маске, закрывающей лицо, с торчащими козлиными рогами, поздним вечером он вваливался из завывающей темноты в предрождественский уют фермерского домишки – и попробывал бы кто-то из детей плохо вести себя в уходящем году!

Это существо не дарило ему уголёк вместо подарка, как, по слухам, делал Санта Клаус, а утаскивало неслуха с собой, в недра страшной горы, где тот становился деликатесом на кухне демонического визитёра. Разумеется, дети боялись такого персонажа как огня, и, наверняка, от таких посещений не по себе становилось даже взрослым.

Современный финский художник в своей стилизации и вовсе изобразил Йоулупукки ужасающим великаном, между рогами которого натянута верёвка, с болтающимися на ней, как на новогодней гирлянде, телами повешенных. Непослушных детей он живыми засовывает в котёл, а по дороге непринужденно подкрепляется внутренностями убитого оленя.

Поэтому постепенная трансформация грозного козла в нынешнего Санту, который сначала, в память о недавнем прошлом, еще ездил на козлиной упряжке, а в наши дни полностью пересел на оленей, явно пошла на пользу психическому здоровью нации. Рождественские козлы по всей Скандинавии сохранились в виде соломенных чучел, которых выставляют в окнах и витринах в новогодние праздники.

Тень святого Николая

Демонические персонажи приходили под Рождество не только к непослушным потомкам жителей севера.

В Австрии, Венгрии, южной Германии, Чехии и других странах центральной Европы спутником Санта Клауса оказывался еще более зловещий персонаж – Крампус. Если Йоулупукки еще может считаться своего рода грозным судьёй, который карает только непослушных детей, раздавая подарки тем, кто вёл себя хорошо, то Крампус — это абсолютное зло.

Святой Николай и Крампус, австрийский плакат начала XX века. Фото: Commons.wikimedia.org

Он и описывается однозначно — Крампус покрыт шерстью, у него козлиные рога, раздвоенные копыта, а из пасти вываливается длинный заострённый язык. Капризный ребёнок становится угощением на его рождественском ужине.

Любопытно, что во многих местах Крампус ходит по домам вместе со Святым Николаем, становясь его тенью и угощая розгами провинившихся, а в некоторых европейских городах накануне Рождества даже проводятся шествия крампусов, на пути которых становиться не рекомендуется.

Ледяной дух

Впрочем, такое происходило и происходит не только в бездуховной Европе. Наши собственные предки были ничем не лучше.

Славянские святки с их гаданиями, переодеваниями, ряжеными (среди которых почти обязательно были козёл или коза) являлись отзвуком всё тех же, еще дохристианских обычаев, которые должны были напоминать людям, что на дворе – самые длинные ночи года, а, значит, для тёмных сил пришло время порезвиться.

Дед Мороз и Санта-Клаус.

НИКОЛАЙ МИРЛИКИЙСКИЙ (Ни­ко­лай Угод­ник, Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец) — архиепископ г. Миры, христианский святой.

Древ­ней­шим тек­стом о Николае Мирликийском яв­ля­ет­ся сочинение «Дея­ния о стра­ти­ла­тах» (до середины VI века), до­шед­шее в 5 ре­дак­ци­ях. Из­вес­тен эн­ко­мий (по­хваль­ное сло­во) о Николае Мирликийском св. Ан­д­рея Крит­ско­го (начало VIII века, по­длин­ность ос­па­ри­ва­ет­ся; эн­ко­мий пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Про­кла яв­ля­ет­ся псев­до­эпи­гра­фом).

Пер­вое пол­ное жи­тие Николая Мирликийского на­пи­са­но в конце VIII — начале IX веков Ми­хаи­лом Ар­хи­ман­д­ри­том, ве­ро­ят­но, на ос­но­ве отд. чу­дес, рас­ска­зы­вав­ших­ся при хра­ме на мес­те по­гре­бе­ния Николая Мирликийского в Ми­рах. Уже в IX веке это жи­тие ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лось и под­верг­лось различным пе­ре­ра­бот­кам (напр., «Эн­ко­мий Ме­фо­дия», пер­вое латинское жи­тие Николая Мирликийского, соз­дан­ное Ио­ан­ном, диа­ко­ном Не­апо­ли­тан­ским). В X веке к жи­тию Николая Мирликиского с це­лью его обо­га­ще­ния бы­ли до­бав­ле­ны не­ко­то­рые эле­мен­ты из жи­тия др. Ни­ко­лая, жив­ше­го в Ли­кии в VI веке, быв­ше­го на­стоя­те­лем Си­он­ско­го мон. близ Мир и епи­ско­пом г. Пи­на­ра. Это со­еди­не­ние лег­ло в ос­но­ву жи­тий X века, в т. ч. жи­тия, на­пи­сан­но­го св. Си­ме­о­ном Ме­таф­ра­стом, ко­то­рое впо­след­ст­вии ста­ло ос­нов­ным в греческой тра­ди­ции. В средне-ви­зантийское вре­мя на ос­но­ве сю­же­тов жи­тия Николая Мирликийского соз­да­ны апо­кри­фические «Хо­ж­де­ния Ни­ко­лая». В славянской тра­ди­ции в ка­че­ст­ве основного жи­тия Николая Мирликийского бы­то­ва­ло Жи­тие Ни­ко­лая Си­он­ско­го, а так­же «Ска­за­ние о стра­ти­ла­тах», Ме­та­ф­ра­сто­во жи­тие и «Хо­ж­де­ния Ни­ко­лая». Опи­са­ния по­смерт­ных чу­дес свя­ти­те­ля бы­ли рас­простра­не­ны как в ви­де отд. тек­стов, так и в со­ста­ве сборников, осо­бен­но на греческом и славянском язы­ках.

Со­глас­но жи­тию, на­пи­сан­но­му Ми­хаи­лом Ар­хи­ман­д­ри­том, Николай Мирликийский ро­дил­ся в хри­сти­ан­ской се­мье, был един­ст­вен­ным ре­бён­ком. По­лу­чил хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние. По­сле смер­ти ро­ди­те­лей за­ни­мал­ся в Па­та­рах де­ла­ми бла­го­тво­ри­тель­но­сти, в ча­ст­но­сти тай­но под­бро­сил сво­ему обед­нев­ше­му со­се­ду 3 ме­шоч­ка с зо­ло­том, что­бы спа­сти его до­че­рей от за­ня­тия про­сти­ту­ци­ей. Бла­го­да­ря чу­дес­но­му зна­ме­нию, со­бор ли­кий­ских епи­ско­пов по­ста­вил его в епи­ско­пы г. Ми­ры на­пря­мую из ми­ря­ни­на, что со­от­вет­ст­во­ва­ло реа­ли­ям IV века Николай Мирликийский рев­но­ст­но за­щи­щал хри­сти­ан­скую ве­ру от ере­сей, пре­ж­де все­го ари­ан­ст­ва, и бо­рол­ся с язы­че­ст­вом, в ча­ст­но­сти раз­ру­шил храм Ар­те­ми­ды Элев­те­ры в Ми­рах.

Эн­ко­мий Ан­д­рея Крит­ско­го упо­ми­на­ет об об­ра­ще­нии Николая Мирликийского мар­кио­нит­ско­го (см. Мар­кио­низм) еп. Фео­гния; Кон­стан­ти­но­поль­ский си­нак­сарь и Си­ме­он Ме­та­фраст со­об­ща­ют о дли­тель­ном за­клю­че­нии Николая Мирликийского в тюрь­ме при императоре Дио­клетиа­не. Те же ис­точ­ни­ки упо­ми­на­ют об уча­стии Николая Мирликийского в I Все­лен­ском со­бо­ре (325 год): его име­ни нет в древ­ней­ших спи­сках уча­ст­ни­ков со­бо­ра, но оно при­сут­ст­ву­ет в «Трёх­ча­ст­ной ис­то­рии» Фео­до­ра Чте­ца (VI век). Рас­сказ о на­не­сён­ной Николаю Мирликийскому по­щё­чи­не ере­си­ар­ху Арию и о чу­дес­ном из­бав­ле­нии от на­ка­за­ния за это фик­си­ру­ет­ся толь­ко в позд­не- и пост­визан­тий­скую эпо­ху (напр., в жи­тии Николая Мирликийского, на­пи­сан­ном Да­ма­ски­ным Сту­ди­том).

Николай Мирликийский дея­тель­но за­бо­тил­ся о бед­ных и час­то стра­дав­ших от го­ло­да жи­те­лях Ли­кии. Бо­лее все­го он из­вес­тен как по­мощ­ник по­пав­шим в бе­ду. В «Дея­ни­ях о стра­ти­ла­тах» опи­сы­ва­ет­ся спа­сение им трёх гра­ж­дан Мир, не­спра­вед­ли­во при­го­во­рён­ных к каз­ни, а за­тем трёх кон­стан­ти­но­поль­ских вое­на­чаль­ни­ков (стра­ти­ла­тов): Не­по­тиа­на, Ур­са и Гер­пи­лио­на. Двое пер­вых за­фик­си­ро­ва­ны до­ку­мен­таль­но как кон­су­лы в 336 и 338 годы. Из­вест­но так­же чу­до спа­се­ния моряков от бу­ри по мо­лит­ве Николая Мирликийского.

Умер свя­ти­тель в пре­клон­ном воз­рас­те, был по­хо­ро­нен за сте­на­ми Мир. Чрез­вы­чай­но мно­го­чис­лен­ны по­смерт­ные чу­де­са Николая Мирликийского: по­мощь уто­паю­щим, спа­се­ние из пле­на, ис­це­ле­ния и на­ка­за­ния от его икон, воз­на­гра­ж­де­ние его по­чи­та­те­лей.

Сра­зу по­сле кон­чи­ны Никола Мирликийского его те­ло на­ча­ло ис­то­чать бла­го­вон­ное ми­ро и ста­ло объ­ек­том па­лом­ни­че­ст­ва. В VI веке над его мо­ги­лой бы­ла по­строе­на ба­зи­ли­ка (совр. храм начала IX века). Мо­щи Николая Мирликийского хра­ни­лись в Ми­рах до 1087 года, ко­гда их по­хи­ти­ли жи­те­ли итал. г. Ба­ри. Ос­тав­лен­ные в Ми­рах час­ти­цы кос­тей в 1099-1101 годы за­бра­ли ве­не­ци­ан­цы. То­ж­де­ст­во этих час­тей ос­тан­ков Николая Мирликийского под­твер­ди­ли ан­тро­по­ло­гические экс­пер­ти­зы в 1957 и 1987 годы. Мно­же­ст­во час­тиц мо­щей Николая Мирликийского рас­про­стра­не­но по все­му хри­сти­ан­ско­му ми­ру. По­сле пе­ре­не­се­ния мо­щей Николая Мирликийского Ба­ри этот го­род стал цен­тром по­чи­та­ния свя­ти­те­ля. Его мо­щи про­дол­жа­ют ми­ро­то­чить.

Николаю Мирликийскому по­свя­ще­но боль­шое ко­ли­че­ст­во гим­но­гра­фических па­мят­ни­ков (осо­бен­но мно­го ка­но­нов ему бы­ло на­пи­са­но в IX веке Ио­си­фом Гим­но­гра­фом), а так­же хра­мов и ча­со­вен; су­ще­ст­ву­ют его мно­го­численные ико­но­гра­фические изо­бра­же­ния. В народной тра­ди­ции он по­чи­та­ет­ся как по­кро­ви­тель мо­ря­ков, ры­ба­ков, порт­ных, тка­чей, мяс­ни­ков, куп­цов, мель­ни­ков, ка­ме­но­тёсов, пи­во­ва­ров, ап­те­ка­рей, пар­фю­ме­ров, ад­во­ка­тов, школь­ни­ков, де­ву­шек, пу­те­шест­вен­ни­ков. В ран­нее Но­вое вре­мя из ни­дерландского обы­чая да­рить де­тям бул­ки в день па­мя­ти Николая Мирликийского 6 декабря ро­дил­ся об­раз Сан­та-Клау­са; с голландскими эмиг­ран­та­ми это пред­став­ле­ние ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лось в Северной Аме­ри­ке.

Наи­бо­лее чти­мым свя­тым Николая Мирликийский яв­ля­ет­ся в русской цер­ков­ной тра­ди­ции: ему по­свя­ще­но мно­же­ст­во хра­мов, мо­на­сты­рей, с его име­нем и ико­на­ми свя­зы­ва­ет­ся боль­шое ко­ли­че­ст­во чу­дес на­чи­ная уже с XI века.

Дни па­мя­ти Николая Мирликийского по ка­лен­да­рю Русской пра­во­слав­ной церк­ви — 6(19) декаюря (день кон­чи­ны) и 9(22) мая (пе­ре­не­се­ние мо­щей в Ба­ри); по ка­лен­да­рю Рим­ско-ка­то­лической церк­ви — 6 де­каб­ря.

Ико­но­гра­фия

На са­мом ран­нем со­хра­нив­шем­ся изо­бра­же­нии (створ­ка три­пти­ха из монастыря Св. Ека­те­ри­ны на Си­нае, VII-VIII веках) Николая Мирликийской по­ка­зан стар­цем в свя­ти­тель­ских оде­ж­дах с длин­ной за­ост­рён­ной бо­ро­дой, с за­кры­той кни­гой (Еван­ге­ли­ем) в ру­ках. К X веку в вос­точ­но­хри­сти­ан­ском искустве сло­жил­ся об­лик свя­то­го, став­ший в даль­ней­шем тра­ди­ци­он­ным: с ко­рот­кой ок­руг­лой бо­род­кой и вы­со­ким лбом. В ви­зантийской и древне-русской ико­но­писи вплоть до XIV века Николая Мирликийский изо­бра­жа­ли с дву­мя спа­даю­щи­ми на лоб пря­дя­ми во­лос, а позд­нее — с ко­рот­кой чёл­кой или же с от­кры­тым на всю вы­со­ту лбом. Николая Мирликийский ча­ще все­го об­ла­чён в крас­но-ко­рич­не­вую фе­лонь по­верх си­не­го под­риз­ни­ка с по­ру­ча­ми и оп­лечь­ем; ино­гда фе­лонь кре­ща­тая (по­ли­став­ри­он), пре­имущественно бе­лая с чёр­ны­ми кре­ста­ми. На пле­чах ле­жит бе­лый омо­фор.

Оче­вид­но, уже в X веке об­раз Николая Мирликийского мог со­про­во­ж­дать­ся не­боль­ши­ми по­яс­ны­ми или рос­то­вы­ми изо­бра­же­ния­ми Хри­ста и Бо­го­ма­те­ри, вру­чаю­щих свя­ти­те­лю Еван­ге­лие и омо­фор. Из­на­чаль­но они, ве­ро­ят­но, долж­ны бы­ли сви­де­тель­ст­во­вать о бо­го­из­бран­но­сти Николая Мирликийского. В XIV-XV веках их ста­ли свя­зы­вать с пре­да­ни­ем о ли­ше­нии Николая Мирликийского са­на на Ни­кей­ском со­бо­ре за по­щё­чи­ну, ко­то­рую тот дал ере­ти­ку Арию, и о воз­вра­ще­нии ему епи­скоп­ских ин­сиг­ний Хри­стом и Бо­го­ма­те­рью. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли по­яс­ные и рос­то­вые об­раза Николая Мирликийского. Сре­ди по­след­них вы­де­ля­ет­ся осо­бый ва­ри­ант, где свя­ти­тель изо­бра­жён бла­го­слов­ляю­щим, с рас­про­стёр­ты­ми ру­ка­ми, с Еван­ге­ли­ем на ле­вой ру­ке (фре­ска в Бо­ян­ской церк­ви, 1259 год). В мо­ну­мен­таль­ной жи­во­пи­си фи­гу­ра Николая Мирликисйкого со скло­нён­ной гла­вой, об­ра­щён­ная к цен­тру ком­по­зи­ции, с XI века вклю­ча­лась в со­став ал­тар­ных рос­пи­сей (сце­на «Служ­ба свя­тых от­цов»). Воз­мож­но, уже в ран­нее вре­мя су­ще­ст­во­ва­ли и оп­леч­ные изо­бра­же­ния, со­хра­нив­шие­ся толь­ко на­чи­ная с XV века. В жи­во­пи­си крит­ских мас­те­ров с начала XV века из­вест­ны ико­ны с Николаем Мирликийским, вос­се­даю­щим на пре­сто­ле, ко­то­рые воз­ник­ли под влия­ни­ем западно-ев­ропейской ико­но­гра­фии.

Не позд­нее XI века поя­ви­лись ико­ны с жи­тий­ны­ми сце­на­ми (фраг­мент три­пти­ха в мон. Св. Ека­те­ри­ны на Си­нае). К конце XII века в ви­зантийской ико­но­пи­си сфор­ми­ро­вал­ся тип жи­тий­ной ико­ны с круп­ным изо­бра­же­ни­ем свя­то­го в сред­ни­ке и ок­ру­жаю­щи­ми его сю­жет­ны­ми клей­ма­ми (12-16 сцен), ил­лю­ст­ри­рую­щи­ми со­бы­тия жиз­ни Николая Мирликийского от ро­ж­де­ния до кон­чи­ны, с раз­вёр­ну­тым по­ка­зом не­ко­то­рых его дея­ний (из­бав­ле­ние трёх му­жей от каз­ни, спа­се­ние трёх де­виц от блу­ди­ли­ща), а так­же отдельные по­смерт­ные чу­де­са (воз­вра­ще­ние Аг­ри­ко­ва сы­на Ва­си­лия из са­ра­цин­ско­го пле­на). К концу XII века от­но­сят­ся и пер­вые жи­тий­ные цик­лы Николая Мирликийского в мо­ну­мен­таль­ной жи­во­пи­си в хра­мах, ему по­свя­щён­ных .

Наи­бо­лее ран­ние со­хра­нив­шие­ся изо­бра­же­ния Николая Мирликийского в древне-русском искусстве — ал­тар­ная мо­заи­ка и 2 фре­ски Со­фий­ско­го со­бо­ра в Кие­ве (певрвая половина XI века), фре­ска из со­бо­ра Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла Ми­хай­лов­ско­го Зла­то­вер­хо­го мон. в Кие­ве (ме­ж­ду 1108 и 1113 годами, ГТГ), а так­же нов­го­род­ская ико­на конца XII века (ГТГ). На фре­ске Ми­хай­лов­ско­го монастыря Еван­ге­лие в ру­ке Николая Мирликийского впер­вые в искусстве ви­зантийского кру­га по­ка­за­но рас­кры­тым. В древне-русской ико­но­пи­си из­на­чаль­но бы­то­ва­ли те же ико­но­гра­фические ва­ри­ан­ты, что и в Ви­зан­тии. Рос­то­вая ико­на Николая Мирликийского, по ико­но­гра­фии близ­кая к ви­зантийским ал­тар­ным рос­пи­сям, не­ред­ко вхо­ди­ла в со­став деи­сус­но­го чи­на как пар­ная к об­ра­зу св. Гри­го­рия Бо­го­сло­ва . Не­ко­то­рые ико­ны Николая Мирликийского про­сла­вив­шие­ся как чу­до­твор­ные, по­лу­ча­ли собственные на­зва­ния по мес­ту про­слав­ле­ния. Так, рос­то­вое изо­бра­же­ние бла­го­слов­ляю­ще­го свя­ти­те­ля с раз­ве­дён­ны­ми ру­ка­ми и Еван­ге­ли­ем на ле­вой ру­ке не позд­нее XVI века по­лу­чи­ло на­име­но­ва­ние «Ни­ко­ла За­рай­ский», по чу­до­твор­но­му об­ра­зу, пе­ре­не­сён­но­му, со­глас­но «По­вес­ти о Ни­ко­ле За­рай­ском», из Кор­су­ни в За­райск че­рез Нов­го­род в 1225 году (об­раз не сохр.). На Ру­си, в от­ли­чие от Ви­зан­тии, этот ва­ри­ант был рас­про­стра­нён чрез­вы­чай­но ши­ро­ко, в т. ч. в ка­че­ст­ве сред­ни­ка жи­тий­ных икон («Св. Ни­ко­лай Мир­ли­кий­ский с жи­ти­ем в 16 клей­мах», середина XIV века, со­бра­ние В.А. Лог­ви­нен­ко; «Ни­ко­ла За­рай­ский с жи­ти­ем в 16 клей­мах» из с. Пав­ло­во, близ Рос­то­ва Ве­ли­ко­го, вторая половина XIV века, ГТГ).

Жи­тий­ная ико­на с по­яс­ным изо­бра­же­ни­ем Николая Мирликийского яви­лась в конце XV века на р. Гос­тун­ка близ г. Бе­лёв и ста­ла име­но­вать­ся «Ни­ко­ла Гос­тун­ский» (не сохр.). На спи­ске с неё (третьячетверть XVI века) из По­кров­ской церкви в Рос­то­ве Ве­ли­ком Николая Мирликийский ле­вой ру­кой с пе­ре­ки­ну­тым че­рез неё омо­фо­ром дер­жит крас­ный плат и при­жи­ма­ет к се­бе за­кры­тое Еван­ге­лие (Государственый музей-за­по­вед­ник «Рос­тов­ский кремль»); на спи­ске конца XVI века из со­бо­ра Тро­иц­кого монастыря в Му­ро­ме плат от­сут­ст­ву­ет, Еван­ге­лие сто­ит на пер­стах не­по­кро­вен­ной ру­ки (Му­ром­ский ис­то­ри­ко-ху­дож. му­зей). Ико­на конца XV века или начала XVI века, близ­кая по ико­но­гра­фии к «Ни­ко­ле Гос­тун­ско­му», но по­лу­чив­шая ра­му с жи­ти­ем толь­ко в середине XVI века, про­сла­ви­лась в с. Ве­ли­ко­рец­кое на Вят­ской зем­ле и из­вест­на как «Ни­ко­ла Ве­ли­ко­рец­кий» (не сохр.). Её ико­но­гра­фия из­вест­на по спи­скам XVI века, на ко­то­рых свя­ти­тель дер­жит Еван­ге­лие не­по­кро­вен­ной ле­вой ру­кой, че­рез ко­то­рую пе­ре­ки­нут омо­фор; во­круг рас­по­ла­га­ют­ся 8 жи­тий­ных клейм, на­чи­ная с «При­ве­де­ния во уче­ние», вклю­чая ред­кий сю­жет «Служ­ба Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца в Сио­не». Осо­бен­ность икон ти­па «Ни­ко­лы Ве­ли­ко­рец­ко­го» — рав­ный раз­мер сред­ни­ка и клейм (ико­на «Ни­ко­ла Ве­ли­ко­рец­кий», 1558 год, ико­но­пи­сец Ан­д­рей Ва­силь­ев, Государственное му­зей­ное объ­еди­не­ние «Ху­до­же­ст­вен­ная куль­ту­ра Рус­ско­го Се­ве­ра», Соль­вы­че­годск). Оп­леч­ные об­раза Николая Мирликийского встре­ча­ют­ся со второй пловины XV века, ино­гда они рас­по­ла­га­лись в сред­ни­ке, ок­ру­жён­ные по­яс­ны­ми изо­бра­же­ния­ми др. свя­тых («Св. Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец с деи­су­сом и из­бран­ны­ми свя­ты­ми» из ча­сов­ни Св. Вар­ва­ры в дер. Еси­но Мед­вежь­е­гор­ско­го р-на, Ка­ре­лия, первая половина XVI века, ГРМ).

Ис­клю­чи­тель­ное по­чи­та­ние Николая Мирликийского на Ру­си при­ве­ло к воз­ник­но­ве­нию но­вых ико­но­гра­фических ва­ри­ан­тов. Не позд­нее XV века в Мо­жайск по­па­ла де­ревянная ста­туя Николая Мирликийского с ме­чом в пра­вой ру­ке и ус­лов­но трак­то­ван­ным го­ро­дом в ле­вой, ис­пол­нен­ная пред­по­ло­жи­тель­но серб. мас­те­ром в конце XIV века (ГТГ). Впер­вые она упо­мя­ну­та как чу­до­твор­ная в пис­цо­вых кни­гах конца XVI века. По ме­ст­ной ле­ген­де, ста­туя бы­ла сде­ла­на в Мо­жай­ске в па­мять чу­дес­но­го яв­ле­ния и по­мо­щи Николая Мирликийского во вре­мя вра­же­ско­го на­ше­ст­вия. Многие по­вто­ре­ния ста­туи — рез­ные фи­гу­ры, по­ме­щён­ные в кио­ты, — из­вест­ны со второй четверти XVI века.

Во второй половие XVI века об­раз «Ни­ко­лы Мо­жай­ско­го» ста­ли вос­про­из­во­дить в ико­но­пи­си. Фи­гу­ра свя­то­го с ме­чом и го­ро­дом обыч­но за­клю­ча­лась в об­рам­ле­ние, на­по­ми­нав­шее ки­от, и мог­ла слу­жить сред­ни­ком жи­тий­ной ико­ны («Св. Ни­ко­лай Мо­жай­ский с жи­ти­ем в 16 клей­мах», середина XVI века, Национальный му­зей, Сток­гольм). Оче­вид­но, к XVI веку вос­хо­дит ком­по­зи­ция, собств. на­зва­ние ко­то­рой по­ка не вы­яв­ле­но: по­яс­ное изо­бра­же­ние Николая Мирликийского в цен­тре, по­яс­ные же об­разы Хри­ста и Бо­го­ма­те­ри в верх­них уг­лах и две жи­тий­ные сце­ны («Спа­се­ние уто­паю­ще­го Ди­мит­рия» и «Ис­це­ле­ние бес­но­ва­то­го») в ниж­них. Воз­мож­но, уже в это вре­мя в ка­че­ст­ве са­мо­сто­ят. икон со­от­вет­ст­вую­щих празд­ни­ков вы­де­ли­лись сю­же­ты «Ро­ж­де­ст­во св. Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го» и «Пе­ре­не­се­ние мо­щей св. Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го», сей­час из­вест­ные по позд­ним при­ме­рам (сце­на «Ро­ж­де­ст­во Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го» вхо­дит в со­став 4-ча­ст­ной ико­ны «Доб­ро­ча­дие»). В XVI веке сло­жи­лась ком­по­зи­ция «Яв­ле­ние Бо­го­ма­те­ри и Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го по­но­ма­рю Юры­шу», ил­лю­ст­ри­рую­щая чу­до от Тих­вин­ской ико­ны Бо­го­ма­те­ри, ко­гда Бо­го­ма­терь яви­лась по­но­ма­рю в со­про­во­ж­де­нии Николая Мирликийского и по­ве­ле­ла ста­вить на гла­ву по­свя­щён­но­го ей хра­ма де­ре­вян­ный, а не же­лез­ный крест. Николая Мирликийский при­сут­ст­ву­ет так­же на Ржев­ской (Око­вец­кой) ико­не Бо­го­ма­те­ри (в со­от­вет­ст­вии со ска­за­ни­ем, за­пи­сан­ным в XVII-XVIII веках, ико­на Бо­го­ма­те­ри с Мла­ден­цем и Николаем Мирликийским бы­ла об­на­ру­же­на в 1539 году на де­ре­ве в ле­су у с. Око­вец, под Рже­вом).

В пись­мен­ных ис­точ­ни­ках XVII-XVIII веков со­дер­жит­ся ска­за­ние об ико­не Николая Мирликийского «круг­лая дос­ка» («Ни­ко­ла Дво­ри­щен­ский»), чу­дес­ным об­ра­зом при­плыв­шей из Кие­ва в 1113 году в Нов­го­род, ис­це­лив­шей нов­го­род­ско­го кн. Мсти­сла­ва и по­став­лен­ной в Ни­ко­ло-Дво­ри­щен­ском со­бо­ре. Су­дя по со­хра­нив­ше­му­ся спи­ску с этой ико­ны (XVI век, Нов­го­род­ский государственный объ­еди­нён­ный ис­то­ри­ко-ар­хитектурный и ху­дожественый му­зей-за­по­вед­ник), её ико­но­гра­фия бы­ла обыч­ной — по­яс­ной об­раз бла­го­слов­ляю­ще­го свя­ти­те­ля с за­кры­тым Еван­гели­ем. Од­на­ко ис­поль­зо­ва­ние круг­лой дос­ки не­тра­ди­ци­он­но и, воз­мож­но, вос­хо­дит к ран­не­хри­сти­ан­ско­му искусству. В Но­вое вре­мя воз­ник осо­бый ва­ри­ант «Ни­ко­лы Дво­ри­щен­ско­го», с изо­бра­жени­ем круг­лой ико­ны в цен­тре дос­ки и ис­то­ри­ей об­раза по кра­ям («Св. Ни­ко­ла Дво­ри­щен­ский», вторая половина XIX века, Му­зей икон, Рек­линг­хау­зен).

В Но­вое вре­мя Николай Мирликийский ста­ли час­то изо­бра­жать не в фе­ло­ни, а в сак­ко­се, с мит­рой на го­ло­ве. Воз­ник свое­об­раз­ный тип «Ни­ко­ла От­врат­ный» — оп­леч­ное изо­бра­же­ние свя­ти­те­ля, с лёг­ким по­во­ро­том го­ло­вы и от­ве­дён­ны­ми в сто­ро­ну гла­за­ми (начало XX века, Государственный му­зей па­лех­ско­го искусства, с. Па­лех). Этот тип бы­то­вал в ста­ро­об­рядческой сре­де. Его не­обыч­ные чер­ты объ­яс­ня­ли пре­да­ни­ем о бит­ве с «лит­вой», во вре­мя ко­то­рой на­хо­див­ший­ся в обо­зе об­раз от­вра­тил лик от вра­гов, и те впа­ли в смя­те­ние и бы­ли раз­би­ты. Поя­вил­ся сю­жет «Яв­ле­ние ико­ны Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го кня­зю Дмит­рию Дон­ско­му на Уг­ре­ше», раз­ра­бо­тан­ный, оче­вид­но, в Ни­ко­ло-Уг­реш­ском мон. (ико­на XIX века, Цер­ков­но-ар­хео­ло­гический ка­би­нет Московской ду­хов­ной ака­де­мии).

В со­став жи­тий­ных клейм ста­ли вклю­чать чу­де­са, про­изо­шед­шие на русской зем­ле (чу­до о ки­ев­ском де­ти­ще; чу­до о по­лов­чи­не) или до­бав­лен­ные в жи­тие русскими книж­ни­ка­ми XVI века (чу­до о ков­ре; чу­до от икон Ни­ко­лая и Бо­го­ро­ди­цы в Ру­го­ди­ве). Ко­ли­че­ст­во сю­же­тов в жи­тий­ных цик­лах силь­но уве­ли­чи­лось, осо­бен­но в жи­во­пи­си конца XVI-XVII веков («Св. Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец с жи­ти­ем в 84 клей­мах», конец XVI — начало XVII веков, То­тем­ское му­зей­ное объ­е­ди­не­ние, Тоть­ма; «Св. Ни­ко­лай Чу­до­тво­рец с жи­ти­ем в 34 клей­мах», 1686 год, ико­но­пи­сец Се­мён Спи­ри­до­нов Хол­мо­го­рец, Яро­слав­ский ху­дожественный му­зей). Тра­диционные сю­же­ты из жи­тия ил­лю­ст­ри­ро­ва­лись бо­лее под­роб­но, в не­сколь­ких клей­мах, к ним уже в XVI веке до­бав­ля­лись ред­кие и ма­ло­из­ве­ст­ные сце­ны («Яв­ле­ние кре­сть­я­ни­ну на ни­ве»; «Яв­ле­ние Бо­го­ма­те­ри Ни­ко­лаю Мир­ли­кий­ско­му»; «Встре­ча с не­чис­тым ду­хом по пу­ти в Рим», «За­клю­че­ние в тем­ни­цу», «Яв­ле­ние св. Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го пре­сви­те­ру в Бар-гра­де с по­ве­ле­ни­ем пе­ре­не­сти мо­щи» и др.). В XVII веке не­ко­то­рые жи­тий­ные ком­по­зи­ции по­лу­чи­ли но­вую ре­дак­цию: в сце­не при­ве­де­ния во уче­ние ста­ли изо­бра­жать за­ня­тия в учи­ли­ще с уче­ни­ка­ми, в «Пре­став­ле­нии Ни­ко­лая Мир­ли­кий­ско­го» поя­вил­ся ан­гел, скло­няю­щий­ся ко гро­бу и при­ни­маю­щий ду­шу свя­то­го. В XVIII веке в со­став чу­дес из западно-ев­ропейских ис­точ­ни­ков по­па­ло чу­до о вос­кре­ше­нии 3 от­ро­ков, раз­руб­лен­ных на кус­ки и за­со­лен­ных в боч­ке трак­тир­щи­ком (ра­ма с 32 клей­ма­ми из Самп­сони­ев­ско­го со­бо­ра Санкт-Пе­тер­бур­га, около 1761 года, му­зей «Исаа­ки­ев­ский со­бор»). Наи­бо­лее под­роб­но жи­тие Николая Мирликийского ил­лю­ст­ри­ро­ва­лось в книж­ной ми­ниа­тю­ре. Ли­це­вое жи­тие Николая Мирликийского, соз­дан­ное в 1570-е годы в цар­ском скрип­то­рии в Алек­сан­д­ро­вой сло­бо­де, со­дер­жит 408 ми­ниа­тюр; ко­пия ру­ко­пи­си бы­ла ис­пол­не­на в XVII веке мас­те­ра­ми Ору­жей­ной па­ла­ты (обе ру­ко­пи­си — ГИМ). Пер­вый жи­тий­ный цикл Нкиолая Мирликийского в русской мо­ну­мен­таль­ной жи­во­пи­си — рос­пи­си Ни­коль­ско­го при­де­ла со­бо­ра Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы Фе­ра­пон­то­ва монастыря (1502 год, худ. Дио­ни­сий с ар­те­лью). Раз­ви­тые цик­лы со­дер­жат­ся в сте­но­пи­сях яро­слав­ских хра­мов Ни­ко­лы На­деи­на (1640 год, худ. Лю­бим Аге­ев и др.) и Ни­ко­лы Мок­ро­го (1673 год).

Су­ще­ст­ву­ет ряд икон Николая Мирликийского, про­сла­вив­ших­ся в раз­ное вре­мя и по­лу­чив­ших собственные на­зва­ния, но не от­ли­чаю­щих­ся по ико­но­гра­фии от вы­ше­при­ве­дён­ных ти­пов. Так, один из об­ра­зов «Ни­ко­лы Ве­ли­ко­рец­ко­го» про­сла­вил­ся как чу­до­твор­ный в Ни­ко­ло-Ба­ба­ев­ском мон. под Ко­ст­ро­мой, по­лу­чив но­вое имя «Ни­ко­ла Ба­ба­ев­ский» (не сохр., ико­но­гра­фия из­вест­на по спи­скам). «Ни­ко­ла Ра­до­виц­кий» из Ни­ко­ло-Ра­до­виц­ко­го мон. Ря­зан­ской епар­хии — ки­от­ная де­рев. скульп­ту­ра ти­па «Ни­ко­лы Мо­жай­ско­го»; к это­му же ти­пу при­над­ле­жит ико­на «Ни­ко­ла Рат­ный» из с. Ус­тин­ка, с 1765 года на­хо­див­шая­ся в Тро­иц­ком со­бо­ре г. Бел­го­род. «Ни­ко­ла Те­ре­бен­ский» из Те­ре­бен­ской пус­ты­ни под Выш­ним Во­лоч­ком — жи­тий­ная ико­на с по­яс­ным изо­бра­же­ни­ем в сред­ни­ке и с шестью жи­тий­ны­ми клей­ма­ми по сто­ро­нам. «Ни­ко­ла Мяс­ниц­кий» из моск. церкви Ни­ко­лы в Мяс­ни­ках, «Ни­ко­ла Ко­рель­ский», на­хо­див­ший­ся в Нов­го­род­ском ар­хие­рей­ском до­ме, «Ни­ко­ла Кру­пиц­кий» в Ни­коль­ском мон. близ Ба­ту­ри­на и др., су­дя по со­хра­нив­шим­ся изо­бра­же­ни­ям, — по­яс­ные об­раза тра­диц. ико­но­гра­фии. Уни­каль­ный при­мер воз­ник­но­ве­ния но­во­го ико­но­гра­фического ти­па в XX веке — ико­на, по­лу­чив­шая в на­ше вре­мя на­име­но­ва­ние «Ни­колы Ра­не­но­го». В декабре 1918 года пат­ри­арх Ти­хон по­слал адм. А.В. Кол­ча­ку в бла­го­сло­ве­ние фо­то­гра­фию над­врат­ной фре­ски с об­ра­зом «Ни­ко­лы Мо­жай­ско­го», рас­по­ла­гав­шей­ся на Ни­коль­ских во­ро­тах Московского Крем­ля и по­стра­дав­шей при об­стре­ле Крем­ля боль­ше­ви­ка­ми (за­му­ро­ва­на шту­ка­тур­кой в 1937году, об­на­ру­же­на в 2010 году). С фо­то­гра­фии ста­ли де­лать спи­ски, вос­про­из­во­дя об­раз со все­ми по­вре­ж­де­ния­ми (ико­на с под­пи­сью «Ко­пия ико­ны св. Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца на Ни­коль­ских во­ро­тах Мо­с­ков­ско­го Крем­ля, по­стра­дав­шей от об­стре­ла во вре­мя ре­во­лю­ции 1917 го­да ок­тяб­ря 31 дня», Государственный му­зей ис­то­рии ре­ли­гии, Санкт-Пе­тер­бург).

В за­пад­но­ев­ро­пей­ском ис­кус­ст­ве до XIV века Николая Мирликийский изо­бра­жал­ся в тра­диционном ви­зантийском епи­скоп­ском об­ла­че­нии, с омо­фо­ром, без специаьных ат­ри­бу­тов (фре­ска римской шко­лы, XII века, га­ле­рея Кор­си­ни, Рим), позд­нее — с епи­скоп­ским по­со­хом и/или в мит­ре, а так­же с ко­дек­сом (три­птих «Бо­го­ма­терь с Мла­ден­цем и свя­ты­ми Мат­фе­ем и Ни­ко­ла­ем» Б. Дад­ди, 1328 год, га­ле­рея Уф­фи­ци, Фло­рен­ция).

Другие ат­ри­бу­ты Николая Мирликийского — 3 зо­ло­тых слит­ка в фор­ме ша­ров или ци­лин­д­ров («По­лип­тих Ква­ра­те­зи» Джен­ти­ле да Фаб­риа­но, 1425 год, га­ле­рея Уф­фи­ци; фре­ска Б. Гоц­цо­ли в церкви Сант-Аго­сти­но в Сан-Джи­минь­я­но, 1465-1466 годы), трое ос­во­бо­ж­дён­ных им юно­шей у ног (Г. Да­вид, около 1500 года, Национальная га­ле­рея, Лон­дон). До XVI века Николая Мирликийский изо­бра­жал­ся в со­ста­ве сцен «свя­то­го со­бе­се­до­ва­ния» в по­лип­ти­хах или мо­ну­мен­таль­ных цик­лах, с XVI века — в са­мо­сто­ятельных про­из­веде­ни­ях (ал­тар­ный об­раз Л. Лот­то «Св. Ни­ко­лай во сла­ве со свя­ты­ми Ио­ан­ном Кре­сти­те­лем и Лю­чи­ей», 1527-1529 годы, церковь Сан­та- Ма­рия-деи-Кар­ми­ни, Ве­не­ция). Наи­бо­лее по­пу­ляр­ные сце­ны жи­тия свя­то­го («Св. Ни­ко­лай под­бра­сы­ва­ет три зо­ло­тых слит­ка в ком­на­ту трёх де­ву­шек-бес­при­дан­ниц», «Спа­се­ние мо­ря­ков», «Спа­се­ние трёх не­вин­но осу­ж­дён­ных юно­шей», «Сон Кон­стан­ти­на об осу­ж­дён­ных вое­на­чаль­ни­ках», «Па­лом­ни­ки у гроб­ни­цы св. Ни­ко­лая» и др.) в сред­ние ве­ка встре­ча­ют­ся в ми­ниа­тю­рах ме­но­ло­ги­ев и мар­ти­ро­ло­гов (Цви­фаль­тен­ский мар­ти­ро­лог, 1130 год, Гоодская библиотека, Штут­гарт), скульп­тур­ном де­ко­ре со­бо­ров (ба­зи­ли­ка Св. Ни­ко­лая в Ба­ри, XII век), вит­ра­жах (со­бо­ры Шар­тра, Бур­жа, XIII век), фре­ско­вых цик­лах в ви­де отдельных эпи­зо­дов или цик­лов из 3-5 сцен. В жи­во­пи­си итальянского Про­то­ре­нес­сан­са и Воз­ро­ж­де­ния жи­тий­ные сце­ны встре­ча­ют­ся в пре­дел­лах ал­тар­ных об­ра­зов (по­лип­ти­хи Фра Анд­же­ли­ко из Национальной га­ле­реи Ум­брии, Пе­руд­жа, 1437-1438 годы; и Пи­на­ко­те­ка Ва­ти­ка­на, 1447-1448 годы) и на бо­ко­вых створ­ках трип­ти­хов (дос­ка со сце­на­ми жи­тия св. Ни­ко­лая А. Ло­рен­цет­ти, га­ле­рея Уф­фи­ци, около 1332 года). По­сле Три­дент­ско­го со­бо­ра сце­ны жи­тия Николая Мирликийкого ста­но­вят­ся те­ма­ми са­мо­сто­ят. ал­тар­ных об­ра­зов («Св. Ни­ко­лая по­став­ля­ют в епи­ско­пы Мир Ли­кий­ских» П. Ве­ро­не­зе, 1580-1582 годы, га­ле­рея Ака­де­мии, Ве­не­ция).