Новгородская икона

28. Деисусный чин и молящиеся новгородцы
(стр. 103–105, 154–155; илл. стр. 440, 441)
Новгородский музей, инв. 7638.
1467 г. или вторая половина XV в.
112 × 85.

Происхождение. Обнаружена Г. Д. Филимоновым в 1849 г. в часовне Варлаама Хутынского, куда иконы поступали из близлежащих, упраздненных церквей Димитрия и Иакова в Кожевниках1. Р. Игнатьев и Макарий указывают, что «Молящиеся новгородцы» происходят из одной из этих церквей2. На основании надписи в центральной части иконы В. Л. Янин полагает, что изображенные на иконе бояре были прихожанами церкви Спаса на Ильине улице и Знаменского собора, откуда, по-видимому, происходит и икона3. Однако «рабами» Спаса и Богоматери назывались вообще христиане, и таким образом не обязательно связывать текст надписи с обозначением прихода. Из часовни Варлаама Хутынского икона попала в церковь Николы Кочанова4. В 1912 г. она передана в Новгородское епархиальное древлехранилище. Во время Великой Отечественной войны эвакуирована, в 1946 г. возвращена в музей.

1 П. Гусев. Три новгородские уничтоженные церкви. — «Вестник археологии и истории, издаваемый имп. Археологическим институтом», XXII. СПб., 1914, с. 83–90.

2

  • Р. Игнатьев. Николо-Кочановская церковь в Новгороде. — «Новгородские губернские ведомости», 1852, №№ 40, 41, с. 29;
  • Макарий, архим. Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях, I, II. М., 1860, 2, с. 80, прим. 153;
  • П. Л. Гусев. Две исторические иконы Новгородского церковного древлехранилища. — «Труды Новгородского церковно-археологического общества». Новгород, 1914, с. 176–177, 180.

3 В. Л. Янин. Патрональные сюжеты и атрибуция древнерусских художественных произведений. — «Византия. Южные славяне и древняя Русь. Западная Европа. Искусство и культура». Сборник статей в честь В. Н. Лазарева. М., 1973, с. 268.

4 П. Л. Гусев. Две исторические иконы Новгородского церковного древлехранилища. — «Труды Новгородского церковно-археологического общества». Новгород, 1914, с. 176–177. М. Толстой, автор не очень надежный, указывал, что «Молящиеся новгородцы» находились во Власьевской церкви. См.: М. Толстой. Святыни и древности Великого Новагорода. М., 1862, с. 104.

Раскрыта в Новгороде в 1912–1913 гг. П. И. Юкиным5.

5 «Журнал Новгородского церковно-археологического общества». — «Новгородские епархиальные ведомости», 1913, с. 1441; «Отчет за 1913 год» , с. 1386.

Доска липовая, из четырех частей, шпонки односторонние, несквозные. Ковчег, паволока.

Сохранность. Левый нижний угол и боковые поля в нижней части перелевкашены, написаны заново одежды и обувь двух бояр. Красная надпись поновлена Г. Д. Филимоновым на основании фрагментов первоначальной, прочитанной им как SЦОЕ — 6975–1467 г.6 Макарий предлагал другое прочтение SЦЧЕ — 6995 — 1487 г.7 Черная надпись на нижнем поле сохранилась незначительными фрагментами. Согласно свидетельству Г. Д. Филимонова и Макария, в ней читалось имя Антипы Кузьмина, заказавшего икону. Однако эта, а также все остальные черные надписи — поздние, и под ними видны фрагменты первоначальных киноварных букв. Сохранность нижней надписи в настоящее время плохая; за исключением некоторых слов и букв ничего нельзя прочесть. В нижнем регистре много тонированных утрат. В местах соединения досок трещины, также затонированы.

6 Г. Д. Филимонов. Иконные портреты русских царей. — «Вестник Общества древнерусского искусства». М., 1876, с. 62 и след.

Описание.

Композиция разделена на два регистра. Вверху деисусный чин: Спас на престоле, Богоматерь, Иоанн Предтеча, апостолы Петр и Павел, архангелы Гавриил и Михаил. Одежды зеленые, красные, желтые, оранжевые, коричневые, лиловые.

Внизу слева четыре мужские фигуры в рост. Впереди старец с широкой окладистой бородой. Его П. Л. Гусев считает Григорием, чье имя названо в надписи первым, отождествляет его с воеводой Григорием Богдановичем8. За ним следует темноволосый боярин с клинообразной бородой, светлый безбородый и темноволосый с небольшой округлой бородкой. Справа двое мужчин и женщина. Первого из них, седого с клинообразной бородой, П. Л. Гусев называет Иаковом, чье имя названо в надписи вторым из мужских имен, и отождествляет его с другим воеводой Яковом Степановичем, который вместе с Григорием участвовал в победоносной битве со шведами в 1411 г. Второй темноволосый с небольшой острой бородкой. Все мужчины в длиннорукавых голубых, зеленых, желтых, коричневых и красных шубах с широкими отложными воротниками, кафтанах с поперечными петлями. Волосы длинные, на ногах высокие сапоги. Женщина — вероятно, Марья — в коричневой шубе с оплечьем, красном платье с широкими рукавами, с черной каймой и «жемчужной» обнизью. На голове белый плат с длинными кистями. Дети в белых рубашках с красными орнаментами и кушаками.

8 П. Л. Гусев. Две исторические иконы Новгородского церковного древлехранилища. — «Труды Новгородского церковно-археологического общества». Новгород, 1914, с. 183.

Моделировка ликов в виде крупных пастозных пятен резко выделяется на коричневом санкире. Нос написан одним мазком светлой охры. На щеках, у носа, иногда на лбу положены яркие румяна и «оживки» белилами. Контуры темно-коричневые и черные.

Фон, нимбы золотые. Поземы светлые голубовато-зеленые с темными травами. На торцовых полях красная опушь. Нимбы с черной обводкой, нимб Христа крестчатый.

Надписи поздние, исполнены черной краской. Возможно, они в какой-то степени повторяют первоначальные. В верхнем регистре на Евангелии Христа;

(Матфей, 16, 24).

На свитке Петра: И/ТЫ//ЕСИ

(Матфей, 16, 16; Марк, 8, 29; Лука, 9, 20)

Над изображениями:

Во втором регистре в одну строку:

Видны фрагменты первоначальной киноварной надписи. На нижнем поле поздняя дата красной краской: «SЦОЕ» (6975–1467 г.).

Фрагменты черной надписи:

Иконография.

В деисусном чине фигуры даны в изводах, типичных для новгородского искусства XV в. (см. кат. №№ 29, 32, 33, 37, 39, 55). Некоторые отличия лишь в фигуре Спаса.

Своеобразен нижний регистр иконы, не раз привлекавший внимание исследователей. Эта композиция может быть ктиторской, представляющей строителей храма, как это считал П. Л. Гусев9. Однако более вероятно, что изображено предстояние умерших людей перед вышним престолом. Это предположение высказано В. Л. Яниным10. Оно соприкасается с рассуждениями А. И. Анисимова, который рассматривал композицию иконы как образ «Страшного суда»11. Эта мысль не противоречит гипотезе П. Л. Гусева об изображении известных новгородских воевод начала XV в.

9 П. Л. Гусев. Две исторические иконы Новгородского церковного древлехранилища. — «Труды Новгородского церковно-археологического общества». Новгород, 1914, с. 183–184.

10 В. Л. Янин. Патрональные сюжеты и атрибуция древнерусских художественных произведений. — «Византия. Южные славяне и древняя Русь. Западная Европа. Искусство и культура». Сборник статей в честь В. Н. Лазарева. М., 1973, с. 269.

11 А. И. Анисимов. Этюды о новгородской иконописи, 1. Молящиеся новгородцы. — «София», 1914, № 3, I, с. 9–28.

Таким образом, икона, возможно, заказана потомками видных новгородских деятелей — Григория, Иакова и Стефана — для своего прихода, которым могла быть церковь Иакова в Кожевниках.


Деисусный чин и предстоящие. Икона XIII в. Монастырь св. Екатерины на Синае

Новгородская икона является вариантом особого рода композиций, известных в искусстве византийского круга, — двухъярусных деисусных чинов, где нижний ярус отведен фигурам земных заступников. Это могут быть местные святые, как на одной из синайских икон XIII–XIV вв. итало-византийского типа12 (илл. стр. 247) или на сербской иконе 1671 г. в Народном музее в Белграде13, причем почитание святых нижнего яруса может быть широким, национальным, но может быть и местным.

Сохранились сведения о почитании некоторых новгородских семей, об их изображении в стенописях. Известно, что в новгородском Антониевом монастыре чтились пять братьев Алфановых (память 4 мая), мощи которых были перенесены туда из основанного ими приблизительно в конце XIV — начале XV в. и сгоревшего в 1775 г. Сокольницкого монастыря14. В церкви Вознесения на Прусской улице были изображения семнадцати ктиторов — членов нескольких поколений семьи Морозовых — бояр из рода Мишиничей15.

14

  • В. О. Ключевский. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1876, с. 464–465;
  • Е. Голубинский. История канонизации святых в русской церкви. Изд. 2. М., 1903, с. 147.
15

  • Макарий, архим. Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях, I, II. М., 1860, 1, с. 187, прим. 127;
  • В. Л. Янин. Очерки комплексного источниковедения. М., 1977, с. 207–208;
  • Г. И. Вздорнов. Портреты новгородских архиепископов в искусстве XIV в. — «Древнерусское искусство. Монументальная живопись XII–XVII вв.» М., 1980, с. 134.

Тексты на Евангелии Христа и свитке апостола Петра взяты из тех строк Евангелия, которые касаются темы спасения души; тем самым тексты связаны с идейным замыслом «Молящихся новгородцев», с мыслью о заступничестве в загробном мире. (Относительно текста на Евангелии Христа следует также иметь в виду, что это может быть начало многих Евангельских чтений, где зачины «Рече Господь своим ученикам» чередуются с другими — «Во время оно».)

По наблюдению О. И. Подобедовой, композиция «Молящихся новгородцев» своим идейным содержанием родственна композициям с избранными святыми и «Богоматерью Знамение», широко распространенным в новгородской иконописи XV в.16 Святые, предстоящие за Новгород перед высшим миром, в иконе «Молящиеся новгородцы» заменены представителями новгородской семьи.

По своему идейному содержанию икона «Деисусный чин и молящиеся новгородцы» самым непосредственным образом связана с надгробными иконостасами. «Молящихся новгородцев» следует сопоставить и с иконами, изображающими умерших и их святых патронов в молении перед Христом. В Описи Иосифо-Волоколамского монастыря, 1545 г., упомянуты две такие иконы; на одной представлены Иоанн Богослов и князь Иван Борисович Рузский (ум. в 1503 г.), на другой — Феодор Стратилат и князь Федор Борисович Волоцкий (ум. в 1513 г.). См.: В. М. Сорокатый , с. 412.

  • В. М. Сорокатый = В. М. Сорокатый. Некоторые надгробные иконостасы Архангельского собора Московского Кремля. — «Древнерусское искусство. Проблемы и атрибуции». М., 1977

Датировка и атрибуция.

Несмотря на то, что на иконе имеется надпись, дата плохо читается, поэтому о времени создания памятника до сих пор нет единого мнения. У исследователей начала века была тенденция относить икону к раннему XV или даже к XIV в. Об этом прямо высказывался П. П. Муратов . А. В. Грищенко , сравнивая «Молящихся новгородцев» с «Битвой новгородцев с суздальцами», которую он относил к началу XV в., предлагал так же датировать «Молящихся новгородцев». И. Э. Грабарь , как бы ничего не зная о надписи, относил икону к XIV в.

Только Н. П. Кондаков (, IV) определил икону как памятник последней четверти XV в. В. Н. Лазарев (, ) принял прочтение, предложенное Г. Д. Филимоновым, и отнес икону к 1467 г. Поскольку не исключено, что дата в надписи воспроизведена при реставрационном поновлении неточно, в настоящем каталоге предлагается более широкая датировка иконы.

Типы старцев обнаруживают близкое сходство с «Власием и Спиридоном» из Власьевской церкви (ГИМ, кат. № 45), на что обратила внимание Л. М. Глащинская .

  • P. Mouratov = P. Mouratov. L’ancienne peinture russe. Roma, 1925
  • А. Грищенко = А. Грищенко. Вопросы живописи, вып. 3. Русская икона как искусство живописи. М., 1917
  • И. Э. Грабарь = И. Э. Грабарь. Андрей Рублев. Очерк творчества художника по данным реставрационных работ 1918–1925 годов. — «Вопросы реставрации», I. М., 1926
  • Н. П. Кондаков = Н. П. Кондаков. Русская икона, I. Прага, 1928; II. Прага, 1929; III. Прага, 1931; IV. Прага, 1933
  • В. Н. Лазарев = В. Н. Лазарев. Искусство Новгорода. М.–Л., 1947
  • В. Н. Лазарев = В. Н. Лазарев. Живопись и скульптура Новгорода,— «История русского искусства», II. М., 1954
  • Л. М. Глащинская = Л. М. Глащинская. Пережитки дохристианских верований в новгородском искусстве XIV века. — «Новгородский исторический сборник», 3–4. Новгород, 1938

Выставки.

  • Новгород, 1911 г. = Выставка XV Всероссийского археологического съезда в Новгороде. Новгород, 1911 г

Литература.

  • Р. Игнатьев , с. 29–30 = Р. Игнатьев. Николо-Кочановская церковь в Новгороде. — «Новгородские губернские ведомости», 1852, №№ 40, 41
  • Макарий , 2, с. 79–80 = Макарий, архим. Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях, I, II. М., 1860
  • М. Толстой , с. 104 = М. Толстой. Святыни и древности Великого Новагорода. М., 1862
  • Г. Д. Филимонов , с. 62 = Г. Д. Филимонов. Иконные портреты русских царей. — «Вестник Общества древнерусского искусства». М., 1876
  • А. Анисимов , № 427 = А. И. Анисимов. Каталог выставки XV Всероссийского археологического съезда в Новгороде. Новгород, 1911
  • «Журнал Общества» , 19 сентября 1913 г., с. 1446 = «Журнал Новгородского церковно-археологического общества». — «Новгородские епархиальные ведомости», 1913
  • «Отчет за 1913 г.» , с. 1386 = «Отчет Новгородского церковно-археологического общества за 1913 г., первый год существования». — «Новгородские епархиальные ведомости», 1914
  • В. П. Ласковский , с. 142 = В. П. Ласковский. Путеводитель по Новгороду, изд. 2. Новгород, 1913
  • П. П. Муратов , с. 258 = П. П. Муратов. Русская живопись до середины XVII века. — «История русского искусства», VI. Под ред. И. Грабаря. М.,
  • П. Л. Гусев , с. 168, 179 сл = П. Л. Гусев. Две исторические иконы Новгородского церковного древлехранилища. — «Труды Новгородского церковно-археологического общества». Новгород, 1914
  • П. П. Муратов , с. 7 = П. П. Муратов. Древнерусская иконопись в собрании И. С. Остроухова. М., 1914
  • А. И. Анисимов , I, № 3, с. 9–28 = А. И. Анисимов. Этюды о новгородской иконописи, 1. Молящиеся новгородцы. — «София», 1914, № 3
  • «Каталог Новгородского древлехранилища» , с. 18–19, № 126 (209), илл. между с. 18 и 19 = «Каталог Новгородского епархиального древлехранилища». Новгород, 1916
  • А. Грищенко , с. 67–68 = А. Грищенко. Вопросы живописи, вып. 3. Русская икона как искусство живописи. М., 1917
  • P. Mouratov , p. 94, fig. 26 = P. Mouratov. L’ancienne peinture russe. Roma, 1925
  • М. В. Муравьев , с. 34, 114 = М. В. Муравьев. Новгород Великий. Исторический очерк и путеводитель. Л., 1927
  • И. Э. Грабарь , с. 44 (переиздано: Игорь Грабарь. О древнерусском искусстве. М., 1966, с. 150) = И. Э. Грабарь. Андрей Рублев. Очерк творчества художника по данным реставрационных работ 1918–1925 годов. — «Вопросы реставрации», I. М., 1926
  • Н. Г. Порфиридов , с. 11 = Н. П. (Н. Г. Порфиридов). Новгородский музей древнего и нового русского искусства, Краткий исторический очерк и обзор коллекций. Новгород, 1927
  • Н. П. Кондаков , IV, с. 250, 253, 266, рис. 21 = Н. П. Кондаков. Русская икона, I. Прага, 1928; II. Прага, 1929; III. Прага, 1931; IV. Прага, 1933
  • А. И. Некрасов , с. 175 = А. И. Некрасов. Древнерусское изобразительное искусство. М., 1937
  • Л. М. Глащинская , с. 132–134 = Л. М. Глащинская. Пережитки дохристианских верований в новгородском искусстве XIV века. — «Новгородский исторический сборник», 3–4. Новгород, 1938
  • В. Н. Лазарев , с. 119 = В. Н. Лазарев. Искусство Новгорода. М.–Л., 1947
  • Н. Г. Порфиридов , с. 292, 296 = Н. Г. Порфиридов. Древний Новгород. Очерк из истории русской культуры XI–XV веков. М.–Л., 1947
  • В. Н. Лазарев , с. 250, 252, илл. с. 247, 249 = В. Н. Лазарев. Живопись и скульптура Новгорода,— «История русского искусства», II. М., 1954
  • Ю. И. Никитина, А. С. Павлюченков, Е. К. Пагольская , с. 13 = Ю. И. Никитина, А. С. Павлюченков, Е. К. Пагольская. Новгородский историко-архитектурный музей-заповедник. Русское искусство XI — начала XX века. Советское искусство. Каталог. Л., 1963
  • V. N. Lasarew , Abb. 322, S. 311 = V. N. Lasarew. Russland. — «Byzanz und der christliche Osten» («Propyläen Kunst geschichte», Bd. III). Berlin, 1968
  • В. Н. Лазарев , с. 34, табл. 49, 50 = В. Н. Лазарев. Новгородская иконопись. М., 1969
  • Л. В. Бетин , с. 65 = Л. В. Бетин. Исторические основы древнерусского высокого иконостаса. — «Древнерусское искусство. Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств. XIV–XVI вв.» М., 1970
  • Г. И. Вздорнов , с. 313 = Г. И. Вздорнов. Живопись. — «Очерки русской культуры XIII–XV веков», 2. Духовная культура. М., 1970
  • В. Л. Янин , с. 268–269 (переиздано: В. Л. Янин. Очерки комплексного источниковедения. М., 1977, с. 184–187) = В. Л. Янин. Патрональные сюжеты и атрибуция древнерусских художественных произведений. — «Византия. Южные славяне и древняя Русь. Западная Европа. Искусство и культура». Сборник статей в честь В. Н. Лазарева. М., 1973
  • М. В. Алпатов , табл. 107, с. 308 = М. В. Алпатов. Древнерусская иконопись. М., 1974
  • E. Kirschbaum, W. Braunfels , 6, Sp. 38 (G. Kaster) = «Lexikon der christlichen Ikonographie». Begründet von E. Kirschbaum. Herausgegeben von W. Braunfels. Bd. 5–8. Rom, Freiburg, Basel, Wien, 1973–1976
  • В. М. Сорокатый , с. 411 = В. М. Сорокатый. Некоторые надгробные иконостасы Архангельского собора Московского Кремля. — «Древнерусское искусство. Проблемы и атрибуции». М., 1977
  • Э. А. Гордиенко , с. 19 = Э. А. Гордиенко. Новгородская станковая живопись XI–XV веков в собрании Новгородского музея-заповедника. Автореферат канд. дисс. М., 1978
  • Г. В. Попов , с. 179, 185 = Г. В. Попов. Иконопись. — Г. В. Попов, А. В. Рындина. Живопись и прикладное искусство Твери. XIV–XVI века. М., 1979
  • А. В. Рындина , с. 571 = А. В. Рындина. Прикладное искусство. — Г. В. Попов, А. В. Рындина. Живопись и прикладное искусство Твери. XIV–XVI века. М., 1979
  • Г. И. Вздорнов , с. 134, илл. с. 131 = Г. И. Вздорнов. Портреты новгородских архиепископов в искусстве XIV в. — «Древнерусское искусство. Монументальная живопись XII–XVII вв.» М., 1980
  • V. Laurina, V. Pushkariov , pl. 78 = V. Laurina, V. Pushkariov. Novgorod Icons 12-th — 17-th Century. Preface by D. Lichachov. Leningrad, 1980

Икона Божией Матери «Знамение», находящаяся ныне в новгородском Софийском соборе, прославилась в XII веке, когда Владимиро-Суздальский князь Андрей Боголюбский в союзе с князьями Смоленским, Полоцким, Рязанским, Муромским и другими (всего более 70 князей) послал своего сына Мстислава покорять Великий Новгород. Зимой 1170 года город был осажден.

Новгородцы, видя страшную силу противника и изнемогая в неравной борьбе, всю свою надежду возложили на Господа и Пресвятую Богородицу. По преданию, святитель Иоанн, архиепископ Новгородский, услышал в алтаре Софийского собора голос, повелевавший ему взять из церкви Спаса-Преображения на Ильине улице икону Пресвятой Богородицы и вознести ее на городские стены.

Когда икону переносили, враги пустили в крестный ход тучу стрел, и одна из них вонзилась в лик Богородицы. Из глаз Пречистой истекли слезы, и икона повернулась ликом к городу. Этим чудом образ Божией Матери подал осажденным знак (знамение) того, что Царица Небесная молится пред Сыном Своим об избавлении города. После такого Божественного знамения на врагов внезапно напал неизъяснимый ужас, они стали побивать друг друга, а ободренные Господом новгородцы бесстрашно устремились в бой и победили.

В воспоминание чудесного заступничества Царицы Небесной, архиепископ Илия тогда же установил праздник в честь Знамения Божией Матери, который и доныне празднует вся Русская Церковь 10 декабря (27 ноября по ст. ст.).

На некоторых образах Знамения, кроме Богоматери с Предвечным Младенцем, изображаются и чудесные события 1170 года, как это мы можем видеть на известной новгородской иконе середины XV века, изображающей битву новгородцев с суздальцами, послужившей образцом для других икон на эту тему.

Чудотворый образ еще около двух столетий после явления знамения находился в той же церкви Спаса Преображения на Ильине улице. В 1352 году по молитве пред этой иконой получали исцеление пораженные чумой. Через несколько лет, в благодарность за многочисленные благодеяния, творимые Богородицей, икона была с торжеством перенесена из церкви Спаса Преображения в воздвигнутый в 1354 году новый храм Знамения Пресвятой Богородицы, впоследствии ставший собором Знаменского монастыря.

Икона помогла новгородцам и в 1611 году, когда городом овладели шведы. Враг ринулся в церковь, где совершалось богослужение при открытых дверях, но невидимая сила откинула неприятеля назад. После того, как это повторилось несколько раз, шведы отступили от храма, а вскоре и вовсе покинули Новгород.

Иконография

Новгородская икона Божией Матери «Знамение» представляет собой погрудное изображение Пресвятой Богородицы, молитвенно подъемлющей Свои руки. На груди Ее на фоне круглой сферы — благословляющий Божественный Младенец — Спас-Эммануил. В левой руке Христос держит свиток — символ учения. На полях иконы представлены – святые Георгий, Иаков Перский, отшельники Петр Афонский и Онуфрий (или Макарий Египетский).

Иконографический тип Богоматери с воздетыми руками и юным Христом в медальоне на груди относится к числу самых первых Ее иконописных образов и восходит к древнему прославленному образу Влахернского храма в Константинополе – Богоматери Влахернитиссы. Другие греческие названия этого иконографического типа — Богоматерь «Эпискепсис», «Платитера» — «ширшая небес», «Мегали Панагия», именуемая на Руси «Великой Панагией» или «Орантой». «Богоматерь Знамение» является сокращённым вариантом представленной в полный рост «Великой Панагии», её особенность – поясное изображение Богоматери.

Древний византийский тип Богоматери с воздетыми руками и изображением Предвечного Младенца в круге на груди имеет примеры в раннехристианском искусстве. Например, в усыпальнице святой Агнии в Риме есть изображение Богоматери с распростертыми в молитве руками и с Младенцем, сидящим на Ее коленях. Это изображение относится к IV веку. Кроме того, известен древний византийский образ Богоматери «Никопеи», VI века, где Пресвятая Богородица изображена сидящею на троне и держащею обеими руками перед собой овальный щит с образом Спаса-Эммануила.

На Руси иконы Божией Матери, представляющие собой данный иконографический тип, появились в XI — XII веках, и стали называться «Знамение» после чуда от Новгородского образа, который, кстати сказать, был самым ранним примером этого иконографического типа среди икон. Эти образы могли существенно отличаться от их новгородского прототипа. Так, в ярославской иконе Оранты «Великая Панагия» (около 1224 г., ГТГ) Богородица представлена в полный рост, а под ее ногами написан коврик-орлец , не часто встречающаяся деталь, которая раскрывает литургический аспект этого образа.

На другой древней иконе начала XIII века из Ярославля – «Богоматерь Воплощение», в отличие от новгородского «Знамения», Младенец благословляет двумя распростёртыми руками. От близкого по характеру «Знамения» «Богоматерь Воплощение» отличает отсутствие медальона вокруг полуфигуры Младенца Христа. Эти иконографические особенности двух древних типов сохранялись во всех иконах-списках, а также в изображениях на предметах церковной утвари и в лицевом шитье.

Образ Богоматери с воздетыми руками и Спасом Эммануилом на груди часто помещались на створках артосных панагий, а также в главной апсиде алтаря, что указывает на символическую связь образа с таинством Евхаристии (на Руси – изображение Богоматери в апсиде церкви Спаса на Нередице 1199 года).

Иконографический тип Божией Матери «Знамение» соотносился с темой чудесного предзнаменования Воплощения Христа, которое описано в пророчестве Исайи (Ис. 7.14): «Итак сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут Ему имя: Эммануил», цитируется в Евангелиях (Мф. I:23, Лк. I:31) и гимнографии («И чрево Твое бысть пространнейшее небес» — так величается Богородица в Акафисте). В цитируемых словах открывается тайна Боговоплощения, рождения Спасителя от Девы. В момент созерцания иконы молящемуся как бы открывается святая святых, внутренняя Марии, в недрах которой Духом Святым зачинается Богочеловек.

Иконография «Знамения» отражала также и традицию влахернского чудотворного образа, который источавшего агиасму, святую воду. В свою очередь, мраморная икона Влахерн была связана с культом ризы Богоматери, поскольку находилась в непосредственной близости от реликвария с ризой. Именно перед этой мраморной иконой император совершал омовение после поклонения священной ризе Богородицы.

Мотив почитания ризы Богоматери во Влахернах отражен в одном новгородском обычае, зафиксированном в XVII в.: ежегодно 2 июля, в день положения ризы Богоматери во Влахернах, совершалось шествие с чудотворной иконой «Знамения» к церкви Покрова Богоматери в Зверином монастыре.

На оборотной стороне иконы «Знамение» изображены двое святых, простирающие в молении руки перед благословляющим Христом, представленным в сегменте неба. Маргинальные изображения – это святые мученицы Екатерина (слева) и Евдокия (справа), Климент папа Римский и свт. Николай Мирликийский. В центре, над Христом, — Этимасия, «Престол уготованный».

Долгое время считалось, что молящиеся святые – это апостол Петр и мученица Наталия, написанные в честь возможных заказчиков иконы. Такая интерпретация изображений известна со второй половины XVI в.: именно так названы святые на копии чудотворной иконы, находившейся в церкви св. Никиты на Молоткове в Новгороде. Однако предположенное отождествление, как это хорошо доказала Э.С. Смирнова в своей статье, представляется маловероятным.

Св. Иоаким и Анна

На обороте новгородской иконы, наиболее вероятно, изображены Иоаким и Анна, родители Девы Марии, в молитве перед Спасителем о даровании им чада. В византийском искусстве XI-XII вв. образы святых Богоотцов встречаются чрезвычайно часто и наиболее характерно расположение их фигур вблизи тех или иных изображений Богородицы (мозаики Неа Мони, 1042-1056 гг., мозаики церкви Успения в Никее, 1065-1067 гг., базилика Рождества Христова в Вифлееме, ок. 1169 г., и др.).

Сквозная идея, объединяющая обе композиции новгородской иконы, имеет два смысловых слоя, которые можно условно назвать «историческим» и «евхаристическим». То есть, с одной стороны, образы Иоакима и Анны напоминают о реальных исторических людях, даровавших миру Богородицу, но также их присутствие в иконе осмысливается как персонификация всего человеческого рода, чающего спасения. Святые Богоотцы являются одновременно и дарующими залог Спасения, и приемлющими его благодать.

Стиль

Стилистические особенности живописи XII в. сказываются в иконе достаточно отчетливо: в эмоциональности ликов, в противопоставлении впадин и выступающих частей рельефа, в стилизации линий, в схематизме контуров фигур и линий драпировок, что особенно заметно в композиции на оборотной стороне. Этот схематизм формы, душевная открытость, выраженная в ликах, дали основание В.Н. Лазареву рассматривать икону как отражение местных, почвенных художественных традиций, в отличие от грекофильских течений, характерных для XII столетия.

Чтимые чудотворные списки с иконы

«Знамение» Абалацкое (1637) – празднование 20 июля/2 августа и 27 ноября/10 декабря

«Знамение» Курская-Коренная (1295)– празднование 8/21 сентября, 27 ноября/10 декабря (1295) и в 9-ю пятницу по Пасхе, 8/21 марта (список 1898 года).

«Знамение» Серафимо-Понетаевское (1879) – празднование 27 ноября/10 декабря.

«Знамение» Царскосельское (XVII в.) — празднование 27 ноября/10 декабря.

Тропарь, глас 4

Яко необоримую стену и источник чудес,/ стяжавше Тя раби Твои, Богородице Пречистая,/ сопротивных ополчения низлагаем. / Темже молим Тя, / мир отечеству нашему даруй // и душам нашим велию милость.

Кондак, глас 4

Приидите вернии, светло да празднуем / всечестнаго образа Богоматере чудное явление / и от того благодать почерпающе, / первообразней умильно возопиим: // радуйся, Марие Богородице, Мати Божия, Благословенная.

Молитва

О Пресвятая и Преблагословенная Мати Сладчайшего Господа нашего Иисуса Христа! Припадаем и поклоняемчя Тебе пред святою чудотворною иконою Твоею, воспоминающее дивное знамение Твоего заступления, великому Новеграду от нея явленное во дни ратнаго на сей град нашествия. Смиренно молим Тя, Всесильная рода нашего Заступнице: якоже древле на помощь отцем нашим ускорила еси, тако и ныне нас, немощных и грешных, сподоби Твоего матерняго заступления и благопопечения. Спаси и сохрани, Владычице, под покровом милости Твоея Церковь Святую, град Твой (обитель Твою), всю страну нашу православную и всех нас, припадающих к Тебе с верою и любовию, умиленно просящих со слезами Твоего заступления. Ей, госпоже Всемилостивая! Умилосердися на ны, обуреваемыя грехи многими, простри ко Христу Господу Богоприимныя руце Твоя и предстательствуй за нас пред благостию Его, просящи нам прощения прегрешений наших, благочестнаго мирнаго жития, благия христианския кончины и добраго ответа на страшнем Суде его, да, спасаеми всесильными Твоими к Нему молитвами, блаженство райское унаследуем и со всеми святыми воспоем Пречестное и Великолепое Имя Достопоклоняемыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, и Твое велие к нам милосердие во веки веков. Аминь.

Примечания:

Подробно о традициях Богородичного Влахернского культа см. — Этингоф О.Е. К ранней истории иконы «Владимирская Богоматерь» и традиции влахернского богородичного культа на Руси в XI-XIII вв. // Образ Богоматери. Очерки византийской иконографии XI-XIII вв. – М.: «Прогресс-Традиция», 2000, а также – СмирноваЭ.С. Новгородская икона «Богоматерь Знамение»: некоторые вопросы Богородичной иконографии XII в. // Древнерусское искусство. Балканы. Русь. – СПб.: «Дмитрий Буланин», 1995.

Смирнова Э.С. Новгородская икона «Богоматерь Знамение»: некоторые вопросы Богородичной иконографии XII в. …

Там же, с. 303.

Источник: Портал Слово

Богоматерь Знамение с избранными святыми. XVII в.

6, 7 декабря 2014 года в 15:00 Новгородский музей-заповедник приглашает на новую автобусную экскурсию «Ходом иконы «Богоматерь Знамение»! Экскурсия по городу включает посещение Софийского собора XI в. и Знаменского собора XVII в. и приурочена к празднованию в честь иконы 10 декабря (27 ноября).

Икона Знамение Пресвятой Богородицы (Богоматерь Знамение) – это одна из наиболее почитаемых в русском православии икон.

Сообщения о чудесах, приписываемых иконе Знамение Пресвятой Богородицы, относится к 1170 году, когда войска князя Андрея Боголюбского и его союзников осадили Новгород Великий. Силы были неравны, и новгородцы начали молиться Господу о чуде. По преданию, на третью ночь осады архиепископ Новгородский Иоанн услышал глас, повелевший ему вынести из церкви Спаса Преображения на Ильине улице икону пресвятой Богородицы и обнести ею крепостную стену.

Во время крестного хода осаждающие выпустили тучу стрел, и одна из них поразила лик Богородицы. Из глаз Богородицы полились слёзы, и она обратила лик свой к народу новгородскому. В это время враги стали объяты неизъяснимым ужасом, побросали оружие и, побивая друг друга, стали поспешно отходить от города. Новгородцы преследовали противника и одержали полную победу.

В память об этом чуде архиепископ Новгородский Илья ещё в XII веке установил празднование в честь иконы Знамение Богородицы, совершаемое в Русской церкви по настоящее время. В 1354 году икона была перенесена в Церковь Знамения Богородицы (Знамения Божией Матери), сооружённую по велению архиепископа Моисея. В 1560 году икона вновь находится в церкви Спаса Преображения, а затем переносится в Знаменский собор.

После Октябрьской революции 1917 года икона попала в музейное собрание. Во время Великой Отечественной войны икона была эвакуирована и по окончании войны возвращена в музей.

15 августа 1991 года состоялось возвращение иконы в Новгородскую епархию из Новгородского музея-заповедника.

Стоимость билетов: взрослые – 580 р., пенсионеры, учащиеся – 360 р.

Новгородская икона Божией Матери

Новгородская икона Божией Матери «Знамение». XII в., Софийский собор, Великий Новгород.

«Знамение,» икона Божией Матери

Празднование 27 ноября

Знаменская икона Божией Матери, изображает Пресвятую Богородицу, сидящую и молитвенно подъемлющую руки Свои; на груди ее, на фоне круглого щита (или сферы) — благословляющий Божественный Младенец — Спас-Эммануил.

Такое изображение Богоматери относится к числу самых первых Ее иконописных образов и наследует таким древним изображениям как Оранта и Никопея.В Греции таким изображением обозначалось обыкновенно Рождество Христово, и только в России такие иконы получили наименование «Знамения», т. е. знака милости Богоматери. Такие иконы Божией Матери появились на Руси в XI-XII веках, а называться так стали после чудесного знамения, случившегося в 1170 году от такой иконы в Новгороде.

Новгородское Знамение Пресвятой Богородицы

Описание иконы

Новгородская Знаменская икона имеет 13 1/2 вершков вышины и 12 ширины. Над левым оком Богоматери остался след от стрелы. По сторонам иконы имеются изображения великомученика Георгия Победоносца, мученика Иакова Персиянина и преподобных Петра Афонского и Онуфрия Великого. На иконе была золотая риза весом свыше 71/2 фунтов с драгоценными камнями.

История

Зимой 1170 года соединенные силы русских удельных князей, — по словам летописца «мало не вся земля русская совокупися, единых бо князей тогда бяше 72» — возглавляемые Мстиславом, сыном Владимиро-Суздальского князя Андрея Боголюбского, подошли под стены Великого Новгорода. Еще до подхода к городу они стали грабить и жечь села, избивать мужчин, а детей и женщин брать в плен, чтоб сделать из них своих рабов. Переговоры перед городскими стенами не увенчались успехом и началась битва.

В Новгороде храмы не закрывались ни днем ни ночью, и пение церковное смешивалось с плачем народа. Архиепископ святитель Илия с тех пор, как под Новгород подступили враги, три дня и три ночи неустанно молился в соборе святой Софии о спасении города. В третью ночь, стоя перед иконой Всемилостивого Спаса, он вдруг почувствовал священный трепет, и тогда от иконы раздался голос:

Иди в церковь Господа нашего Иисуса Христа, что на Ильинской улице, возьми там образ Пресвятой Богородицы, вознеси его на городские стены, и тогда узришь спасение града.

Чудное успокоение пролилось тогда в истомленное сердце святителя. В горячей, умиленной молитве без слов пал он ниц перед иконой и провел в молитве всю ночь. Утром он собрал духовенство и горожан и рассказал им о таинственном голосе, пробудив в них надежду. Архиепископ послал протодиакона и клириков в церковь Спаса на Ильинской улице, чтоб принести оттуда икону Богоматери, а сам стал петь соборне молебен. Но несмотря на все усилия посланных они никак не могли сдвинуть икону с ее места, и с этим известием возвратились к архиепископу. Тогда сам святитель во главе крестного хода, сопровождаемый народом и духовенством, пошел в церковь Спаса. Там упал он на колени перед иконой Богоматери и обратился к Пресвятой со слезной молитвой. Стали служить молебен, и когда запели: «Предстательство христиан непостыдное, ходатайство ко Творцу непреложное, не презри грешных молений гласы», икона сама заколебалась, как бы двигаясь к архиепископу. Видя это чудо, народ и клир радостно взывали: «Господи, помилуй !».

Архиепископ принял на руки чудотворный образ, приложился к нему, и затем икону с торжеством понесли на городскую стену и поставили ее лицом к нападавшим. Но воины Мстислава не смягчились и пустили в новгородцев целые тучи стрел, одна из которых вонзилась в иконописный лик Богородицы. Из глаз Её истекли слезы, и икона сама повернулась ликом к городу. В то же время на нападавших напал ужас. У них помрачилось зрение, и они стали поражать друг друга. Новгородцы, ободренные знамением бросились на врагов, разбили их наголову и многих увели в плен. Те же, которые спаслись бегством, не могли найти себе пропитания там, где раньше сами произвели безжалостное опустошение. Они гибли от голода и болезней, и как с ужасом говорит летописец, в Великий пост питались мясом своих лошадей.

Празднование и новые чудеса от Новгородского образа

Архиепископ Илия тогда же установил празднование в память чудесного заступления, оказанного Богоматерью Новгороду. Так как 25 февраля — день, когда совершилось это событие — почти всегда приходится на масленицу или Великий пост, то праздник переносится на 27 ноября. Изображение Знаменского образа стало помещаться на печатях Новгородского владыки.

Афонский иеромонах Пахомий Логофет, присутствовавший на праздновании иконе в России, написал на этот праздник два канона. На некоторых Новгородских Знаменских иконах в трех деяниях изображается само чудесное событие 1170 года: вверху — перенесение иконы из церкви Спаса на городскую стену; ниже — переговоры между обеими сторонами, а внизу — сама битва, где новгородцам помогают ангелы с длинными пиками.

В 1352 году по молитве пред этой иконой получали исцеление пораженные чумой.

Почти два века чудотворная икона «Знамение» Богоматери стояла на Ильинской улице, в деревянной церкви Спаса. В 1356 году пожар, возникший в церкви, утих после молебна перед этой иконой. В 1357 году ее перенесли во вновь построенную на той же Ильинской улице каменную церковь в честь Знамения, ставшую собором Знаменского монастыря.

В 1565 году икона была возобновлена митрополитом Макарием . В следующем году в Новгороде вспыхнул сильный пожар, охвативший много улиц. Никакими усилиями нельзя было остановить грозную стихию. Тогда митрополит Макарий пошел с крестным ходом в церковь Знамения и там, преклонив колени перед чудотворной иконой, молился о прекращении бедствия. Затем, подняв икону, он понес ее крестным ходом по берегу Волхова. Скоро ветер подул в сторону реки, и пожар от этого стал утихать.

В 1611 году Новгородом овладели шведы. Избивая новгородцев, они грабили дома и храмы, иконы подвергали поруганию, а священную посуду и утварь уносили. Как-то несколько шведов подошли к церкви Знамения, где в то время совершалась служба, и двери поэтому были открыты. Они ринулись в церковь, чтобы ограбить ее, но невидимая сила отбросила их назад. Они снова бросились к дверям и снова были отброшены. Это стало известно всем шведам, и никто из них уж больше не пытался войти в этот храм.

В 1636 году эту церковь задумал обокрасть серебряных дел мастер Лука Плавильщиков. По окончании вечерней службы на 27 ноября он притаился в церкви, а ночью вошел в алтарь, собрал серебряные сосуды с жертвенника, высыпал деньги из кружек и, наконец, стал подходить к чудотворной иконе, чтобы сорвать с нее драгоценные украшения. Но едва он коснулся ризы, как был отброшен от иконы и без чувств упал на пол. Перед утреней явившийся в церковь пономарь вывел его, полагая, что Лука в пьяном виде остался в церкви. Он не заметил при этом, что при Плавильщикове были церковные сосуды. Кража обнаружилась, когда стали служить утреню, и все нашлось в доме Луки. Вор на время потерял рассудок и только впоследствии рассказал о бывшем от иконы чуде.

Впоследствии чудотворная икона «Знамение» Богородицы стояла в иконостасе Знаменского собора, слева от царских врат.

После Октябрьской революции 1917 года икона попала в музейное собрание Новгородского музея. Во время Великой Отечественной войны была эвакуирована и по окончании войны возвращена в музей-заповедник.

15 августа 1991 года состоялось возвращение иконы Новгородской епархии. В этот день многие присутствовавшие были свидетелями небесного явления: радуга окружила кольцом золотой купол Новгородского Софийского собора, а потом стала подниматься и растворилась в безоблачном небе. Икона пребывает в Софийском соборе Великого Новгорода.

Чудотворные списки

Многочисленные списки с иконы Знамения известны по всей России и за ее пределами. Многие из них просияли чудесами в местных храмах и были наименованы по месту явления чудес. К таким спискам иконы Знамения относятся иконы Абалакская, Верхнетагильская, Вологодская, Дионисиево-Глушицкая, Курская-Коренная, Павловская, Серафимо-Понетаевская, Соловецкая, Царскосельская и многие другие.

Молитвы

Тропарь, глас 4

Яко необоримую стену и источник чудес,/ стяжавше Тя раби Твои, Богородице Пречистая,/ сопротивных ополчения низлагаем. / Темже молим Тя, / мир отечеству нашему даруй // и душам нашим велию милость.

Кондак, глас 4

Приидите вернии, светло да празднуем / всечестнаго образа Богоматере чудное явление / и от того благодать почерпающе, / первообразней умильно возопиим: // радуйся, Марие Богородице, Мати Божия, Благословенная.

Молитва

О Пресвятая и Преблагословенная Мати Сладчайшего Господа нашего Иисуса Христа! Припадаем и поклоняемчя Тебе пред святою чудотворною иконою Твоею, воспоминающее дивное знамение Твоего заступления, великому Новеграду от нея явленное во дни ратнаго на сей град нашествия. Смиренно молим Тя, Всесильная рода нашего Заступнице: якоже древле на помощь отцем нашим ускорила еси, тако и ныне нас, немощных и грешных, сподоби Твоего матерняго заступления и благопопечения. Спаси и сохрани, Владычице, под покровом милости Твоея Церковь Святую, град Твой (обитель Твою), всю страну нашу православную и всех нас, припадающих к Тебе с верою и любовию, умиленно просящих со слезами Твоего заступления. Ей, госпоже Всемилостивая! Умилосердися на ны, обуреваемыя грехи многими, простри ко Христу Господу Богоприимныя руце Твоя и предстательствуй за нас пред благостию Его, просящи нам прощения прегрешений наших, благочестнаго мирнаго жития, благия христианския кончины и добраго ответа на страшнем Суде его, да, спасаеми всесильными Твоими к Нему молитвами, блаженство райское унаследуем и со всеми святыми воспоем Пречестное и Великолепое Имя Достопоклоняемыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, и Твое велие к нам милосердие во веки веков. Аминь.

См. также

  • Васильева, А. В., «Новгородская икона Божией Матери «Знамение»,» православный образовательный портал Слово, 29 ноября 2008:
  • Кутковой, Виктор, «Икона Божией Матери «Знамение»,» 10 декабря 2007:

Использованные материалы

  • Страница сайта Православные имена:
  • Поселянин. Е., Богоматерь. Описание Ее земной жизни и чудотворных икон, Москва: АНО «Православный журнал «Отдых христианина»», 2002, «Сказания о чудотворных иконах Богоматери»:
    • — Ноябрь
  • Кутковой, Виктор, «Икона Божией Матери «Знамение»,» 10 декабря 2007:
  • «Главную святыню русского Севера чтят православные псковичи,» Псковское агентство информации, 10 декабря 2009:
  • Васильева, А. В., «Новгородская икона Божией Матери «Знамение»,» православный образовательный портал Слово, 29 ноября 2008:

Возможно ошибка, т.к. к этому времени святитель Московский Макарий скончался.