О мамаевом побоище

В официальной истории особой популярность пользуются три места воинской славы России: поле Куликово, где в 1380 произошло легендарное «Мамаево побоище»; Бородинском поле прославленное битвой 1812 года с наполеоновскими войсками и поле битвы 1943 года Советской армии с гитлеровскими войсками под Прохоровкой.

7da50ca939179ed4a376de45e48d0ea2.png

В этом году под влиянием напастей эпидемии короновируса остался неотмеченный 21 (8 по старому стилю) сентября 640-летний юбилей битвы войск великого князя Московского Дмитрия Ивановича (Донского) и фактического правителя Золотой орды темника Мамая.

8 сентября, на Куликовом поле, неподалеку от впадения реки Непрядвы в Дон, полки, постоявшие «за веру православную», разбили войско темника Мамая, угрожавшее русским княжествам новым разорительным нашествием и, по сути дела, заложили основы русской национальной и религиозной политики.

Момент истины «Мамаева побоища»

«Мамаево побоище», или «Побоище на Дону» – так называлось это сражение между общерусским войском во главе с московским князем Дмитрием Ивановичем и войсками темника Мамая и его марионеточного хана Тюляка (Тулунбека).

Термин же «Куликовская битва» был впервые применен русским историком Н.М. Карамзиным.

Об этом крупнейшем сражении средних веков мы знаем и достаточно много и до обидного мало.

Период правления Великого князя Московского Дмитрия Донского и «момент истины» Куликовской битвы не самые легкие объекты для изучения историками.

В первую очередь это потому, что письменных свидетельств, описаний того времени осталось очень мало, так как степные завоеватели очень часто жгли и разрушали русские города-крепости и монастыри, где обычно находились библиотеки.

К тому же первые летописные повести о Куликовской битве, созданные практически сразу после сражения, содержат минимум информации о событии.

Литературные произведения XVI-XVII веков «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище» насыщены различными, порой фантастическими подробностями, недостоверными фактами и историческими ошибками.

В то же время ни одно событие средневековой истории России не нашло столь широкого отражения в летописной, литературной и живописной традиции.

Цель настоящей работы – дать краткий обзор «Мамаева побоища» как исторического итога Куликовской битвы и установить её значение.

Задача состоит в том, что в жестких рамках журнальной статьи донести до сведения любознательного читателя исторически выверенные факты о предмете национальной славы России, как воинские так и религиозные.

fadeea1788567a9afccf1d3ed8c1d469.jpg

Предуведомление пути на поле Куликово

Результатом Батыева нашествия на Русь 1237-1242 годов стала вассальная зависимость русских княжеств от Золотой орды, иначе говоря «татаро-монгольское иго».

На протяжении полутора веков русские княжества выплачивали ханам Золотой Орды дань.

Кроме того, время от времени ордынские рати приходили на русские земли с акциями устрашения, сжигая и убивая всё на своём пути. Систематический террор должен был держать русских людей в постоянном страхе и отбивать у них всякую охоту к сопротивлению.

Орда могла не нравиться, но с ней считались, а нередко искали защиты от произвола. В «Повести о Петре, царевиче ордынском» хан воспринимается как высшая земная справедливость.

90371c2429f1bd4ff492a8cd172b4d01.jpg

Когда чинили обиды, ехали «в Орду — искать правды», а великий хан снаряжал посольство и решал вопросы по справедливости.

«Великая замятня» в Золотой орде

Золотая Орда – конгломерат разных народов, вовлечённых в неё завоевательским походом Чингиз-хана и его потомков, к середине XIV века переживала не лучшие времена. Она была разделена надвое, на Восточный и Западный предел.

Право на ханский престол, согласно заветам основателя империи, имели только его прямые потомки, выбираемые на этот пост другими прямыми потомками на Курултае – высоком собрании всех монгольских улусов (областей).

Но когда в 1359 году в Сарае, столице Золотой Орды, убивают Верховного Хана, то его место начинают претендовать люди вовсе этого титула недостойные, измельчавшие, не умеющие думать о государственных интересах.

Единственный человек, всерьёз озабоченный величием Орды и ей процветанием так, как он это понимал – Мамай, не имел ханского титула и не был потомком Чингиза, пусть даже отдалённым.

Однако он сделал то единственно возможное, на что был способен без внятной официально признанной идеологии внутри Золотой Орды – он отколол восточные уделы государства вплоть до Крыма, присоединил их к своему улусу и стал, таким образом, сепаратистом.

Укрепление объединительные тенденции на Руси

В этих условиях Русь, в которой давно зрело недовольство своим зависимым от Орды положением, начала объединяться вокруг Москвы.

В результате долгой кропотливой работы «русского Ришалье» – митрополита Алексия (Бяконтова) и его достойного воспитанника – московского князя Дмитрия где посулами, где угрозами, где подкупом или просто увещеваниями удалось создать военный политический союз русских князей.

Разумеется – не всех. Но даже тех, кто встал под знамёна Москвы, хватило, чтобы выработать единую позицию по отказу выплачивать дань, а затем и держать оборону против попыток отдельных ханов «погулять» по русским землям, как при Батые.

Итогом одного такого набега в 1378 году стало сражение у реки Воже, где нашёл свой бесславный конец ордынский хан Бегич со своим туменом.

Агрессивные планы Мамая

Эти события вывели Мамая из равновесия. Его положение верховного главнокомандующего Орды пошатнулось ещё в связи с тем, что престол Великого хана Золотой орды стал претендовать ставленник Тамерлана – чингизид Тохтамыш, имеющий яркий природный ум и волевые качества правителя.

Ситуацию с падением авторитета нужно было срочно укреплять, и Мамай принимает решение самостоятельно формировать войско и вести его против русской военной коалиции.

Для этого у него были потенциальные возможности: ибо ему удалось склонить на свою сторону рязанского князя Олега; нанять 5-тысячный корпус тяжеловооружённой фряжской пехоты из генуэзских крепостей в Крыму, а также заполучить в союзники исконного врага русских земель Великое княжество Литовское.

В август 1380 года ордынское войско двинулось на Русь.
Под началом Мамая в этом походе, начатом на рубеже весны и лета 1380 года, было, по оценкам разных свидетелей, около 80 тысяч войска, набранного из коренных монгольских улусов (таких было меньшинство, но это были самые мотивированные на войну с Русью соединения). А также из народов, попавших в подданство к Орде в поздние времена: аланы, касоги, половцы, кипчаки, ясы и многие другие.

По Волге пришло и фряжское войско во главе с командующим наёмникам герцогом, имя которого летописи не сохранили.

Основной же ударной силой оставалась конница с лучниками-всадниками, применяющая излюбленную ордынским войском тактику: набег, массовые залпы из мощных монгольских луков, откат назад.

Сборы и начало антиордынского похода

Хорошо поставленная разведка московского князя вовремя распознала в передвижении больших масс обозов и конницы признак готовящегося вторжения. Над русскими землями нависла реальная угроза уничтожения.

Московский князь Дмитрий верно оценил её степень и начал предпринимать энергичные усилия по консолидации всех сил для отражения планируемой агрессии.

В течение лета 1380 года князь московский собирал войско для решающей битвы. Прислали ему свои отряды почти все русские земли. Даже западнорусские княжества во главе с братьями Ягайлы направили в помощь Москве большие силы. В русской армии собралась вся Русь – «князья русские», «воеводы», бояре, «вся люди», «черный народ». Все, кто мог держать оружие в руках, влились в отряды русской армии.

Население страны воспринимало этот поход, как священный долг. В общем порыве хлынул люд с самых отдаленных окраин к Москве – крестьяне, горожане и простые дружинники.

Великий подвижник Русской Православной церкви – троицкий игумен Сергий Радонежский, почитавшийся современниками за умение «тихими словами» укрощать распри меж князьями, сумел примирить княжества ростовское, нижегородское, рязанское и убедил подчиниться князю Дмитрию.

271b0758639497c10f89cdc19e5f0113.jpg

Дмитрий Иванович тщательно приготовился к сражению. Он призвал на помощь всех русских князей, которые соединились под знаменем Москвы. Сбор был назначен у Коломны – важного стратегического пункта под столицей княжества.

Собралось солидное по тем временам войско, численность которого, согласно позднейшим оценкам, составила около 60 тысяч человек, не считая ополчения.

Дмитрий форсировал Оку, тем самым, отказавшись от тактик прошлых лет, и чего ожидал от него неприятель, а затем, в ночь на 7 сентября, перешёл и Дон, оставив его за спиной, тем самым отрезав своему войску путь к отступлению. И этим манёвром исключил саму возможность соединения войск Олега Рязанского, Ягайлы и Мамая.

Идеологический стимул отражения нашествия Мамая

В глазах современников эпохи Куликовской битвы законным ханом Золотой орды был Тохтамыш, которому Мамай должен был подчиниться. В «Повести о нашествии Тохтамыша» он именуется как царь, то есть законный, легитимный повелитель.

А.В. Быков и О.В. Кузьмина пишут: «Русские князья вовсе не ставили перед собой цели выйти из состава Золотой Орды. Битва шла конкретно с Мамаем. Но не только ради денег, ведь Дмитрий Иванович готов был заплатить Мамаю дань «по старине».

Неправильно было бы сводить смысл Куликовской битвы к спору о количестве дани. Если бы дело обстояло именно так, то это была бы битва между Мамаем и московским князем.

На деле же с Дмитрием Ивановичем на бой вышли многие русские князья и городское ополчение их городов. Борьба с Мамаем была для них борьбой с незаконным царем, пытающимся установить на Руси незаконные и невыгодные им порядки.

Географии поля Куликова

Исторические источники указывали на место Куликовской битвы между реками Непрядвой и Доном. Долгое время это вызывало сомнения – из-за того, что с течением веком местность сильно изменилась, на ней образовались овраги, сами реки изменили русла, а поля заросли кустарником и даже лесом.

5b7eb1d8878a8c54b3a68ad7ef20712f.jpg

Но новейшие методы исследований и сделанные на Куликовом поле находки-артефакты подтвердили правоту летописей.

После тщательного просеивания земли и принятия во внимание даже таких локальных особенностей почвы, как концентрация в ней окислов железа и меди, удалось идентифицировать нательные крестики, обломки доспехов и оружия, не обнаруженные трофейными и похоронными командами.

Куликово поле расположено на месте нынешней Тульской области, в излучине рек Непрядвы и Дона, в окружении небольших городков и сёл Монастырщино (где сейчас располагается Мемориальный комплекс, посвящённый героям Куликовской битвы), Моховое, где расположился музей с собранными на месте сражения артефактами, а также Хворостянка, Куликовка, Селезнёвка, Малиновка и Берёзовка.

Местность – типичная для среднерусской полосы, без особых возвышенностей, разве что в виде холмов, и с почвой, подверженной эрозии, отчего постепенно образуются овраги.

Такой же эта местность была и во времена московского князя Дмитрия более шестисот лет назад. Самой высокой, господствующей над местностью, точкой был Красный холм, выбранный Мамаем для своей ставки. С него просматривалось всё поле вплоть до вод Дона, но с краёв видимость ограничивалась густыми лесами, которых в те времена вокруг поля было в изобилии.

Диспозиция и боевые действия противоборствующих сторон

Монголы, выходцы из степной зоны в долине Керулена, не любили лесов, опасались их, и должной разведки местности не провели.

Да и, по правде говоря, Дмитрий им времени для этого не дал: вопреки бытовавшей тогда практике оставлять перед собой накануне битвы водную преграду, он, наоборот, оставил Дон у себя в тылу.

Большая часть русского войска тоже осталась за водами Дона и Непрядвы – князь помнил о идущих на соединение с Мамаем где-то там, позади, полков князя Литовского Ягайло и дружин хитреца Олега, князя Рязанского. К чести многих рязанских бояр с их дружинами надо сказать, что они не пошли за изменником Олегом, а присоединились к войску московского князя.

Собранное во всей Орды войско и нанятая в крымских генуэзских колониях фряжская тяжеловооруженная пехота Мамая остановились у границ Руси в верховьях Дона. Цель остановки – дождаться полков рязанского князя Олега и Великого князя Литовского Ягайло.

С русской стороны в это время подходили не только московские дружины и ополчение, но и отряды других князей, а также поступившие на службу Москве полки родных братьев Ягайло. Была отобрана та часть войска, которая должна была принять участие в битве, и именно она переправились через Дон в ночь на 8 (21) сентября.

Мамай не ждал этой переправы, ему не пришло в голову, что можно поставить свои войска в столь жёсткие условия, когда отступать некуда, и вопрос стоит так: победа или гибель.

Кроме того, оставленные на том берегу Дона воинские порядки Дмитрия не пропустили бы к Мамаю войска союзников, на которых он надеялся.

afe52e5d5a0cf06cfbec7e0097ddbc15.png

Фронтом к ордынцам выстроились Большой полк, Запасной за спинами Большого, Передовой, где Дмитрий собирался применить новую для русских войск тактику – «рогатки», длинные мощные копья пехоты, упёртые древками в землю для остановки конницы.

Справа и слева выстроились полки Правой и Левой руки. За густой дубравой – замаскировался Засадный полк, о котором Мамай не мог знать, так как времени для разведки местности Дмитрий ему не предоставил.

Со стороны Мамая воинский строй был продиктован самой местностью, что тоже было стратегическим расчётом Дмитрия: резервы были растянуты в глубину, вплоть до Красного холма, где Мамай поставил свой шатёр.

Такое расположение резервов было крайне неудобным с точки зрения оперативного реагирования на изменение обстановки. Мамай мог рассчитывать только на один исход – смять русские полки одним ударом.

Этого не случилось: ударные отряды его войска почти полностью уничтожили Передовой полк, но потеряли темп и увязли в бое с Большим полком, который выстоял. Попытки пробить оборону полка Правой руки тоже не увенчались успехом.

Поддаваться стал только полк Левой, но обойти его коннице не было возможности из-за глубоких оврагов на фланге. Но смяв этот полк, Мамай мог бы вырваться на оперативный простор и окружить русскую армию, поэтому он бросил в бой свои резервы.

Оборона полка Левой руки была прорвана, в брешь устремились конные сотни, и именно в этот момент в битву вступил Засадный полк с его свежими силами, предрешивший исход сражения.

Последний этап битвы включает преследование разбитого войска Мамая. Враги «розно побегши неуготованными дорогами…». В ходе преследования множество бегущих было истреблено. У Красной Мечи русские остановились и возвратились назад к Куликову полю. Бежал с поля боя и Мамай Потери обеих сторон были огромны. Войско Мамая как организованная сила распалось. Русское войско также понесло большие потери. На поле боя осталось более половины всех ратников, было убито 12 князей и 483 боярина. В живых осталось чуть более 40 тыс. человек.

Интересные исторические факты о «мамаевом побоище»:

  1. Куликовская битва была значимым событием не только на Руси, о ней очень быстро узнали и много писали западноевропейские источники во Франции, в Германии, в Византии.
  2. Вряд ли Дмитрий получал прямое благословение от Сергия Радонежского: такой шаг мог расстроить планы князя из-за вражеской агентуры на русских землях, от которой не укрылось бы столь знаковое событие.
    Скорее всего князь получил общее благословение от какого-нибудь церковного иерарха. Благословление от самого Сергия должно было повысить его значимость в рядах простого народа
  3. Дмитрий участвовал в сражении, переодевшись в доспехи простого воина, и, насколько это было возможным, руководил боем из рядов.
    Его же доспехи были надеты на боярине Михаиле Бренко. Простые воины русского войска не обманулись гибелью «князя» в золочёных доспехах и не пали духом, на что рассчитывали ордынцы, убив подставного князя.
  4. Среди имён участников сражения на Поле Куликовом фигурируют около 500 представителей тогдашней знати. Но эти данные взяты из более поздних источников, и ясно, что большинство поименованных в них не имели к реальной битве никакого отношения.
    Просто было почётно иметь среди своих предков участников столь знакового для русской истории сражения. Как среди западноевропейской знати было почётным иметь предков, участвующих в сражении на Каталаунских полях.
  5. Благодаря Куликовской битве Русская православная церковь обрела икону Донской Божьей матери. Вплоть до 1 мировой войны у этой иконы совершались молебны для отражения любых вражеских наступлений. Сейчас икона Донской Божьей матери хранится в Третьяковке.

Легенды «Мамаева Побоища»

По обычаям того времени, перед сшибкой двух армий на поле сначала выходили поединщики, которые показывали обеим сторонам правоту или неправоту противника и демонстрировали волю бога.

Кто победит – за тем и правда. Это наивное поверье, тем не менее, работало, и победа воина-победителя в схватке воодушевляла своих соплеменников в дальнейшей битве.

У Пересвета, в прошлом хорошего воина с крепкой подготовкой, тем не менее не было шансов победить выставленного с ордынской стороны Челубея. Тот был человеком огромной силы и гигантского роста, ему даже коня подобрали с трудом.

Кроме того, Челубей был, если можно так выразиться, профессиональным поединщиком, с не одной победой за плечами и владеющим секретными приёмами копейного боя.

И ещё: правила допускали нестандартную длину копей, и Челубей выбрал такой длины, которое сопернику было бы не под силу: с учётом правила рычага усилия по его удержанию на весу составляли десятки килограммов.

Согласно преданию, Пересвет знал об этих особенностях своего соперника и, понимая бесперспективность боя на равных, ещё больше ослабил, как казалось бы, свои позиции: он не надел лат и кольчуги вообще!

423d0b05e03a600c7f156c8c094ec730.jpg

Он рассчитывая, что копье противника пронзит его насквозь, а его копьё, благодаря этому, достанет до доспехов Челубея и вышибет того из седла – а это было самым главным.

В конце концов, истории известны случаи и нечувствительности к боли и силы духа, укреплённой молитвой, что тоже вполне могло быть.

Просто на этом легенда заканчивается: Челубей, по правилам поединка, выпав из седла, потерпел поражение. Русское войско воодушевилось победой своего поединщика: «С нами Бог, и с нами Правда!».

Пересвет, собрав остатки сил, доехал на коне с копьём в теле до рядов своего полка и только там упал замертво. А Мамай, видя уныние своих передовых полков, свидетелей поражения Челубея, послал свои передовые тумены в атаку – тем самым ослабляя собственные позиции, ибо атакующие всегда несут большие потери, нежели обороняющиеся.

Творцы, личности и герои победы битве на Куликовом поле

В Куликовской битве фигурировало много значимых как для самого сражения, так и для истории личностей.

Центральным фигурами со стороны Московской Руси были сам князь московский Дмитрий, его двоюродный брат князь Владимир Серпуховской и шурин – князь Дмитрий Боброк-Волынский.

А также ближние родичи Микула и Тимофей Вельяминовы, командовавшие полком Правой руки и лёгкой конницей резерва.

Воеводой же полка Левой руки был назначен не раз доказывавший преданность делу объединения Руси литовский князь Андрей Ольгердович.

Надо сказать, что в те поистине былинные времена национальная принадлежность воина имела гораздо меньшее значение, чем его принадлежность религиозная. И если основная масса литовской шляхты того времени или оставалась в язычестве, или уже приняла католичество, то те князья-литовцы, кто исповедовал православие, естественным образом становились союзниками московского князя.

Точно также в составе русского войска на Куликовом поле в рядах дружинных полков стояло много татар-христиан, основоположников русских впоследствии родов Юсуповых (от Юсуп), Тургеневых (от Турген), Беклемишевых (от Бек-Лемиш).

Командиром резервного, или Засадного, полка стал князь Серпуховский Владимир Андреевич Храбрый. Его замом (выражаясь по-современному), но больше наставником, был Дмитрий Боброк-Волынский.

089cc949a7b300f8a502dcd9aa77a70a.jpg

Именно воевода Боброк-Волынский взял на себя функцию управление битвой, поскольку князь Дмитрий Иванович встал в ряды передового полка.

В заключение

Ни одно сочинение по истории средневековой Руси не обходится без упоминаний о Куликовской битве. Ей посвящены статьи, разделы, книги историков, литературоведов, лингвистов, краеведов, археологов, писателей начиная с 1680 г.

Историческое значение Куликовской битвы переоценить невозможно:
1. Впервые был сломлен миф о непобедимости армии Орды.
Если раньше удавалось различным армиям в незначительных сражениях добиваться успеха, то главные силы Орды еще никому не удавалось победить.

2. Важный момент для русских людей заключался в том, что Куликовская битва позволила им почувствовать веру в себя. Более полутора веков кочевники заставляли их считать себя людьми второго сорта.

Теперь с этим было покончено, и впервые начались разговоры о том, что власть Мамая и его иго можно сбросить. Победа вдохнула новые силы и надежды в сердца русских людей, поразила воображение современников и потомков.
«По Русской земле, – ликует автор «Задонщины», – распространилось веселие и отвага, и вознеслась слава русская…»

3. Значение Куликовской битвы заключается так же и в том, что эта победа была воспринята всеми, как знак того, что Москва должна стать центром новой страны.
Ведь Москва показала себя политическим лидером Руси, её князь, прозванный Донским, – вождём национального значения.

Для самой орды значение поражения на поле Куликовом было также крайне важным. Мамай потерял большую часть своего войска, а вскоре и вовсе был разгромлен ханом Тахтомышем.

Правда, Куликовская битва не привела к освобождению Северо-Восточной Руси от установленного Батыем татарского ига. Потому как два года спустя новый ордынский хан Тохтамыш вторгся на Русь, ослабленную потерями во время Куликовской битвы и других сражений, и сжёг Москву.

Однако это поражение не могло свести на нет результаты того, что достигли герои Куликова поля. Объединение русских земель продолжалось.

И столетие спустя иго золотоордынских ханов было окончательно свергнуто.

Борис Скупов

Начало повести о том, как даровал бог победу государю великому князю Дмитрию Ивановичу за Доном над поганым Мамаем и как молитвами пречистой богородицы и русских чудотворцев православное христианство — Русскую землю бог возвысил, а безбожных агарян посрамил.

Князь восточной страны Мамай, язычник и злой преследователь христиан, решает по наущению дьявола идти на Русскую землю. Князь Олег Рязанский, ставленник Мамая, и князь Ольгерд Литовский, также присягавший Мамаю, узнав об этом, отправляют к Мамаю послов с богатыми дарами и заявляют о своей готовности присоединиться к его войску, ибо они надеются, что Мамай отдаст Ольгерду Москву и близлежащие города, а Олегу Рязанскому Коломну, Владимир и Муром. Олег и Ольгерд уверены в том, что князь Дмитрий Иванович Московский не решится выступить против Мамая и убежит из Москвы, оставив свои земли неприятелю. Прослышав о том, что Мамай с бесчисленным войском надвигается на Русь, князь Дмитрий посылает в Боровск за своим братом, князем Владимиром Андреевичем, а также за всеми русскими князьями, воеводами и служилыми людьми. Князь Дмитрий рассказывает митрополиту Киприану, что ни в чём не провинился перед Мамаем и выплатил ему дань, как следовало по уговору и даже сверх того. Киприан же советует князю смириться и послать Мамаю столько золота, сколько есть, а если Мамай и после этого пойдёт на Русь войной, то его поразит сам Господь, который дерзким противится, а смиренным помогает.

Продолжение после рекламы:

Князь Дмитрий слушается совета и посылает навстречу Мамаю Захария Тютчева, дав ему много золота. Однако Захарий, добравшись до Рязани, узнаёт, что князья Олег Рязанский и Ольгерд Литовский присоединились к Мамаю, и тайно посылает к Дмитрию гонца с этой вестью. Князь сообщает обо всём митрополиту Киприану и призывает к себе на службу воинов со всей Русской земли, чтобы они прибыли в Коломну на Успение святой Богородицы. Сам же князь Дмитрий вместе с братом и всеми русскими князьями отправляется к живоначальной Троице, к своему духовному отцу преподобному старцу Сергию. Тот окропляет его водой, освящённой с мощей святых мучеников Флора и Лавра, и говорит ему так, чтобы никто не слышал, что князь победит врага. По просьбе князя игумен Сергий даёт ему двух воинов из монашеской братии — Александра Пересвета и Андрея Ослябю.

Князь возвращается в Москву и, представ перед митрополитом Киприаном, тайно сообщает ему, что старец Сергий предрёк ему победу над врагом и благословил всё православное воинство. Благословив князя на поход против татар, митрополит посылает богосвященный собор с крестами, святыми иконами и освящённой водой во Фроловские, Никольские и Константино-Еленинские ворота, чтобы каждый воин вышел из них благословенным и окроплённым святой водой.

Брифли существует благодаря рекламе:

Добравшись до Коломны, князь распределяет полки, назначает им воевод и, взяв благословение от архиепископа коломенского Геронтия, переходит через Оку со всем войском, в молитве призывая на помощь своих родственников, святых страстотерпцев Бориса и Глеба. Князья же Олег Рязанский и Ольгерд Литовский, узнав о том, что князь Дмитрий с большим войском идёт к Дону против Мамая, начинают сомневаться в успехе похода Мамая: они не спешат присоединиться к его войску и выжидают исхода сражения. В то же время князья Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский, Ольгердовичи, нелюбимые своим отцом из-за их мачехи и принявшие святое крещение, узнают о том, что татары идут на Русь и решают присоединиться к православному воинству князя Дмитрия.

Князь, возрадовавшись, посылает в Москву митрополиту Киприану весть о том, что Ольгердовичи пришли к нему со своими войсками, а отца своего оставили. Князь Дмитрий советуется с братом Владимиром и с Ольгердовичами, переходить ли ему Дон или нет. Те убеждают его, что если он хочет твёрдого войска, то необходимо перейти Дон, ибо тогда ни у кого не будет мысли об отступлении. Русское войско переправляется через Дон, а разведчики сообщают, что татары уже близко и знают о том, что князь Дмитрий собрал против них большие силы. Князь ездит по полкам с воеводами и призывает воинов постоять за Русь и православную веру, не щадя жизни.

Продолжение после рекламы:

В ночь светоносного праздника Рождества пресвятой Богородицы Фома Кацибей, разбойник, которого князь Дмитрий за мужество отличил и поставил на реке Чурове для охраны от татар, удостаивается дивного видения. Бог, желая исправить Фому, показывает ему, как с востока движется большое облако, словно какие-то войска идут на запад, а с юга приходят двое юношей в светлых багряницах, с сияющими ликами и держат в руках острые мечи. Юноши грозно требуют ответа от предводителей войска, спрашивая их, кто позволил им нападать на их отечество, и всех их рубят мечами, так что ни один недруг не спасается. Фома наутро рассказывает о своём видении князю и с тех пор становится благоразумным и верует в Бога.

Князь Дмитрий отсылает своего брата князя Владимира вместе с Дмитрием Волынцем вверх по Дону в дубраву, чтобы они затаились там со своими полками. А в восьмой день сентября, в праздник Рождества пресвятой Богородицы, на рассвете, оба войска, русское и татарское, встают друг против друга на поле Куликовом. Земля страшно стонет, предрекая грозу, и поле Куликово прогибается, а реки выступают из берегов, ибо никогда не было в том месте такого несметного числа людей. Посланник от преподобного старца Сергия передаёт князю грамоты с благословением и хлебец пречистой Богородицы, и князь громогласно возносит молитву ко святой Троице и к Богородице и просит их помощи и заступничества. Потом князь, вопреки всем уговорам, садится на коня и встаёт впереди своих ратников, чтобы биться в первых рядах. На ступает третий час дня.

Брифли существует благодаря рекламе:

Из татарского войска выезжает злой печенег пяти сажен ростом, а с русской стороны, по велению игумена Сергия, выходит монах Александр Пересвет, вооружённый схимой. Они бросаются друг на друга, ударяются копьями и оба падают с коней замертво. Князь Дмитрий призывает своих воинов показать свою храбрость, и оба войска сходятся и начинается битва.

В седьмом часу татары начинают одолевать. Князь Владимир, затаившийся со своими воинами в дубраве, порывается выйти брату на подмогу, но Дмитрий Волынец удерживает его, говоря, что ещё не время. Когда же наступает восьмой час, их свежие силы нападают на татар, и те не выдерживают натиска и бегут с поля боя. Мамай призывает своих богов: Перуна, Салавата, Раклия, Хорса и своего пособника Магомета, но нет ему от них помощи. Он убегает, и ему удаётся уйти от погони.

Так победил татар князь Дмитрий милостью Бога и пречистой Божьей матери и помощью святых Бориса и Глеба, которых видел Фома Кацибей. Князя Дмитрия находят в дубраве, избитого и израненного, и он повелевает воинам похоронить товарищей, чтобы тела христианские не стали добычей диких зверей.

Реклама:

Русское войско стоит на поле брани восемь дней, пока воины хоронят своих ближних. А Мамай возвращается в свою землю, собирает оставшиеся силы и хочет снова идти на Русь войной, но узнаёт, что царь Тохтамыш с востока идёт на него. Тохтамыш разбивает войско Мамая на Калке, Мамай убегает в Кафу, утаив своё имя, но его опознают и убивают. Ольгерд, прослышав о славной победе князя Дмитрия, со стыдом возвращается в свои владения. Олег Рязанский, боясь, что князь Дмитрий пошлёт на него своё войско, убегает из своей вотчины, а когда рязанцы бьют челом великому князю, тот сажает в Рязани своих наместников.

Мамаево побоище: школьная версия

Вот примерно так могло происходить то, что именуется Куликовской битвой. Но мы-то привыкли совершенно к другой истории. Вот такой:

«В 1380 году Мамай начал готовить новый поход на Русь. Он хотел полностью восстановить власть Золотой Орды над Русской землей. Свое нашествие он задумал как повторение Батыева разгрома. Желая получить формальный повод для начала военных действий, Мамай потребовал от русских дань значительно большую, чем обычно, но русские ответили отказом.

Ордынское войско насчитывало около 100 тысяч человек. В нем были даже итальянские наемники. Союзником Мамая выступил литовский князь Ягайло. Он спешил навстречу ордынцам, чтобы соединиться с ними. А на Руси Мамай потребовал от рязанского князя Олега Ивановича участвовать в походе. Князь Олег вынужденно пообещал Мамаю помощь, но все же предупредил Дмитрия Ивановича о предстоящем нашествии.

Почти вся Русь встала на защиту своей земли. Под знамена московского князя собрались полки из Ростова, Ярославля, Мурома, Белоозера и многих других городов. Пришли даже братья Ягайло — православные Андрей и Дмитрий Ольгердовичи, княжившие на русско-литовском пограничье. Не прислал свои дружины тверской князь Михаил Александрович.

Собирались русские силы около города Коломны и отсюда двинулись к Дону, навстречу врагу.

Дмитрий Иванович спешил — нужно было не дать соединиться войскам Мамая и Ягайло. Всего на один день удалось ему опередить литовцев.

Русские рати встали у Дона. Переходить реку или нет? На военном совете Дмитрий Иванович решил — переходить.

Полки переправились за Дон и расположились на Куликовом поле, неподалеку от впадения в Дон реки Непрядвы. Переправу через Дон разрушили. Теперь отступать было некуда.

По центру князь поставил большой полк. Фланги прикрыл полками левой и правой руки. Перед большим полком расположились передовой и сторожевой полки. Сам князь встал в строй.

Ранним утром 8 сентября 1380 года, чуть только рассеялся туман, русские воины увидели несметные вражеские полчища.

Битву начал поединок двух богатырей. Навстречу ордынскому воину Челубею выехал русский монах Пересвет. Всадники устремились навстречу друг другу, сшиблись и пали замертво.

Войска двинулись вперед. Битва была жестокой. Ордынцы все теснили и теснили русские ряды. Вот смят передовой полк, вот бой подступился к самому княжескому стягу.

Основные силы Мамай бросил на левый фланг, пытаясь обойти русских с тыла. Казалось, еще немного, и полк левой руки не выдержит бешеного удара. И тут из соседнего леса на врага обрушился Засадный полк под командованием князя Владимира Андреевича Серпуховского и воеводы Дмитрия Михайловича Боброка-Волынского. Это решило исход битвы.

Под напором свежих русских сил ордынцы дрогнули и побежали. Их гнали и гнали. Разгром ордынцев был полным. Узнав о разгроме Мамая, Ягайло повернул свое войско назад.

В Куликовской битве проявился незаурядный полководческий талант князя Дмитрия Ивановича. С тех пор его стали называть Донским, а его брата Владимира Андреевича — Храбрым.

На Куликовом поле русские воины покрыли себя неувядаемой славой. Нам известны имена немногих из них, и это не только князья и воеводы. Мы знаем таких героев, как Юрка Сапожник, Васюк Сухоборец, Сенька Быков, Гридя Хрулец.

Слава о Куликовской победе достигла Византии, Италии, Германии и других европейских стран.

Куликовская битва стала одним из важнейших событий нашей истории, первой крупной победой Руси над Ордой».

Схема битвы традиционная

Так описываются события 1380 г. в современных учебниках истории для школьников. Так уж совпало, что моя дочка как раз сейчас, когда я пишу книгу, проходит тему «Москва на подъеме». И вынуждена учить именно это, иначе ей поставят двойку. На попытку объяснить, что в первоисточниках, которые ей показывал папа, написано не совсем то, девочке всегда отвечают: «Говори так, как пишут в учебнике». Понятно: учитель ведь, по-другому не знает, и знать не может, его самого так учили. Хотя некоторые ляпы, вроде того, что Андрей и Дмитрий Ольгердовичи «княжили в русско-литовском приграничье», развенчивали еще летописцы, которые рассказывали, когда и как эти братья Ягайло сбежали на Русь, а стало быть, нигде княжить в это время уже не могли. Или откуда автор взял, что Дмитрия после этого боя стали называть Донским? Ведь так именовать его стали не раньше XVI в. По крайней мере, я в первый раз нашел такое его именование только в Степенной книге. В старых летописях Дмитрий Иванович Московский никакого прозвания не удостоен. Впрочем, как и Александр Ярославич, который Невский. Но детям внушают другое.

А главное, какие такие «русские люди» ощутили себя единым народом? Ведь на самом деле на Куликово поле вышли только полки Московского и Владимирского княжеств (которым владел тот же московский князь). Но школьникам (да что школьникам, вообще всем интересующимся историей своей страны людям) об этом не говорят. А потом приходится выдумывать, почему это Тверь, Новгород, Рязань еще сто лет сопротивлялись присоединению к Москве.

Куликовская битва — одно из самых известных событий средневековой истории Руси. И при этом одна из самых грандиозных мистификаций, свершенных из идеологических соображений. За шестьсот с лишним лет проделана громадная работа, в результате которой столкновение московского князя с одним из ордынских эмиров возведено в ранг великого противостояния Руси и Востока, из которого Русь вышла победителем за счет того, что продемонстрировала свое единство.

О великой роли Куликовской битвы все знают со школьной скамьи. Создателей данного мифа не интересует даже тот факт, что после «великой победы» Русь еще сто лет платила дань. Это примерно как «Наполеон проиграл Бородинское сражение, и с горя взял Москву». Умеем мы создавать идеологические клише. Особенно когда похвастаться-то, по большому счету, нечем.

Между тем до сих пор о битве не известно на деле почти ничего. Не определено даже место сражения. Обоснованные сомнения в том, что оно проходило именно там, где ныне стоит памятник, ученые высказывали давно и высказывают по сей день. Точно так же проблематичным остается вопрос о численности сражавшихся войск, их составе, ходе сражения, потерях. Не ясна до конца подоплека столкновения, цели сторон. Наконец, даже относительно даты у некоторых возникают возражения. Так же, впрочем, как и относительно датировки других связанных с Куликовской битвой событий.

Утро на Куликовом поле. Художник А. П. Бубнов

Что это так, люди, серьезно занимающиеся историей, знают уже лет двадцать. По крайней мере, я столкнулся с разнобоем во мнениях вполне уважаемых в научном мире исследователей еще в 1987 г., когда, будучи студентом-историком, сел писать курсовую работу. Чтобы хоть как-то свести концы с концами, мне еще тогда пришлось выдвинуть собственную версию места события. Так же как и констатировать: во многих поздних летописях сведения фальсифицированы. Причем происходило это по мере присоединения независимых ранее княжеств к Москве.

Работа получила достаточно высокую оценку. Меня даже определили в помощники к одному из виднейших специалистов по русскому летописанию, Якову Соломоновичу Лурье, как раз в то время анализировавшему письменные источники Куликовского цикла. Но… молодому человеку копаться в архивах было скучно. Время-то какое было! Перестройка, активная общественная жизнь. И старого (несмотря на молодость) диссидента унесло в море политики. Хотелось не изучать древнюю историю, а делать новую.

С тех пор прошло больше двадцати лет. За это время в свет вышло еще множество работ по истории Куликовской битвы и связанных с ней событий. Но, как я все больше убеждаюсь, существенного сдвига так и нет. А ведь так хочется все же понять: что там было?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес