Облик Христа

Наскальный образ Христа Спасителя на Архызе

Наскальный образ Христа Спасителя на Архызе

На стыке двадцатого и двадцать первого тысячелетий в горах Карачаево-Черкессии произошло невероятное событие. Охотники совершенно случайно обнаружили на скале образ Иисуса Христа. Как им это удалось, ведь скала находится в ста пятидесяти метрах над землей, на вершине горы, густо покрытой кустарником? Откуда мог взяться на отвесной скале удивительный лик Христа? Всем, кто видел эту наскальную икону, она напоминает Нерукотворный образ Спаса, Туринскую плащаницу. Человеческими ли руками написан Архызский лик на камне?

Многие верующие считают, что изображение Спасителя возникло на скале чудесным образом. Существует также легенда, что икону написал некий отшельник в гроте, который служил ему жилищем. А когда позднее грот развалился, внутренняя стена стала доступной для обозрения. Но большинство ученых склоняются к версии, что икону написал мастер десятого века – именно в это время на территории Карачаево-Черкессии бурно шло строительство православных храмов.

Только называлась тогда страна иначе. Архызское древнее городище, рядом с которым возвышается отмеченная Божьим образом скала – столица древней Алании. Аланы-кочевники пришли на Северный Кавказ в незапамятные времена, и приняли христианство гораздо раньше, чем Киевская Русь. От величия Аланского государства до наших дней сохранились всего три храма – но каких!

Самый грандиозный из них археологи назвали Северным. В окружении гор он сам напоминает огромный камень-валун. Здесь сохранилась купель, в которой аланы принимали крещение.

Второй храм известен своими древними фресками, которые чудом уцелели. Значение этих росписей трудно переоценить и в художественном, и в духовном плане. Предполагается, что храм был посвящен Преображению Господню.
Единственная действующая древняя церковь освящена в честь пророка Илии. Невероятно маленькая, в праздники она бывает полным полна. Ее прихожане – сотрудники обсерватории, которая расположена неподалеку.

Совсем недавно в Архызе был построен еще один храм. Церковь Нерукотворного Образа возвели на том месте, где начинается подъем в гору, к наскальной иконе. Всего несколько лет назад этот подъем был невероятно трудным – людям приходилось подниматься по крутой сыпучей тропинке. Сейчас к образу ведет лестница в 526 ступенек.

Добраться до Архыза довольно трудно. Это курортное местечко, известное своей минеральной водой, только начинает восстанавливаться после упадка, транспортное сообщение в этих краях оставляет желать лучшего. Ближайшие железнодорожные станции – Невинномысск и Черкесск. Затем ориентир — станица Зеленчукская. А уж от нее до Архыза рукой подать!

Во всем Новом Завете нет ни одного детального описания внешнего облика и характера Иисуса Христа, хотя в античной биографической литературе этому придавалось большое значение1В греко-римской культуре были распространены представления о том, что между внешним обликом человека, чертами его лица и строением тела с одной стороны и его характером с другой существует неразрывная связь, одно можно познать через другое; даже среди кумранских рукописей обнаружены фрагменты сочинений по физиогномике.. По-видимому, для евангелистов внешность Иисуса имела второстепенное значение по сравнению с Его учением и деяниями2Вообще в новозаветных текстах описание внешности человека встречается редко и является скорее исключением. Так, напр., о Закхее сообщается, что он мал был ростом (Лк. 19:3), но лишь потому, что это объясняет, зачем он влез на дерево..

Однако по мере распространения христианства среди язычников церковные писатели стали задаваться вопросом, какой была внешность Спасителя. Авторы II–III ве ков считали, что «Он был человек некрасивый»3Ириней Лионский. Против ересей. 3, 19, 2 (SC. 211, 378). Рус. пер.: С. 293., «казался невзрачным»4Иустин Философ. Диалог с Трифоном. 88 (PG. 6, 688). Рус. пер.: С. 280., «имел вид вовсе не прекрасный»5Климент Александрийский. Педагог. 3, 1 (PG. 8, 557).. Представление о невзрачности Иисуса основывается на буквальном прочтении пророчества Исаии: Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лицо свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его (Ис. 52:3). Тертуллиан суммировал взгляды раннехристианских авторов на внешность Иисуса в своем трактате «О плоти Христа»:

…Люди удивлялись только словам и делам, учению и добродетели Христа как человека. Если бы замечалась в Нем какая-то телесная необычность, это также вызвало бы удивление. Но в Его земной плоти не было ничего примечательного; она лишь показывала, сколь достойны удивления прочие Его свойства. Ибо говорили: откуда у Него это учение и эти чудеса (ср. Мф. 13:54)? Это говорили даже те, кто с презрением взирал на Его облик, настолько тело Его было лишено человеческого величия, не говоря уже о небесном блеске. Хотя и у нас пророки умалчивают о невзрачном Его облике, сами страсти и сами поношения говорят об этом: страсти, в частности, свидетельствуют о плоти человеческой, а поношения — о ее невзрачности6Тертуллиан. О плоти Христа. 9, 5–6 (CCSL. 2, 892). Рус. пер.: С. 172..

В дальнейшем, однако, это представление было пересмотре но, и уже в IV веке Иероним писал, что «само сияние и величие скрытого Божества, Которое светилось даже на человеческом лице, при первом виде Его могло привлекать к себе смотрящих на Него»7Иероним Стридонский. Толкование на Евангелие от Матфея. 1, 9, 9 (PL. 26, 56).. В «Послании к императору Феофилу», сохранившемся под именем Иоанна Дамаскина (VIII в.), внешность Иисуса описывается так: «Высокий рост, сросшиеся брови, красивые глаза, длинный нос, вьющиеся волосы приятного цвета, черная борода, лицо пшеничного цвета, как у Матери, пальцы продолговатые, голос звучный, сладкоречивый, кроткий, великодушный, долготерпеливый»8Иоанн Дамаскин (Псевдо-). Послание к императору Феофилу. 3 (PG. 95, 349). Текст не принадлежит прп. Иоанну Дамаскину.. У поздневизантийского автора Никифора Каллиста (XIV в.) встречается такое изображение Иисуса:

Я опишу внешность нашего Господа, как она передана нам от древности и насколько можно это сделать в описании. Лицо Его было весьма прекрасно. Рост Его составлял полных семь пядей. Волосы русые, не слишком густые и слегка волнистые; брови черные, но не совсем круглые. Смугловатые и живые глаза как бы изливали из себя нежный золотой свет. Нос у Него был продолговатый; борода русая и не очень длинная. Волосы головы Он, напротив, носил весьма длинные, потому что ножницы никогда не касались их, как не касалась их и рука человеческая, кроме руки Его Матери… Он немного был согбен, но тело Его было хорошо сложено. Цвет Его кожи походил на цвет созревшей пшеницы, а Его лицо, подобно лицу Его Матери, было скорее овальное, чем круглое, с небольшим оттенком румянца; но чрез него просиявали достоинство, разумность души, кротость и никогда не нарушимое спокойствие духа9Никифор Каллист. Церковная история. 1, 40 (PG. 145, 748– 749). Рус. пер. цит. по: Иисус Христос в документах истории. С. 451–452..

В средневековой Европе получило широкое распространение апокрифическое «Послание Лентула»10Текст получил известность в составе популярной «Жизни Христа» картузианца Лудольфа Саксонского (ум. 1378)., в котором об Иисусе сообщается следующее:

Он — человек высокого роста и благородной наружности; вид Его важен и выразителен, так что, смотря на Него, нельзя не любить и вместе с тем не бояться Его. Волосы у Него волнистые и вьющиеся, немного потемнее и сильно блестящие там, где они спадают на плечи. Они разделяются на две стороны по обычаю назореев. Чело у Него гладкое и чудесно спокойное; на лице Его нет ни морщин, ни каких-либо пятен, а румянец делает Его щеки прекрасными. Нос и уста Его совершенны. Он имеет густую коричневатую бороду в цвет Его волос, не длинную, но разделенную надвое. Глаза у Него — яркие и как бы имеют различный цвет в различное время. Он страшен в Своих угрозах, спокоен в Своих увещаниях, Человек любящий и любимый, бодрый, но постоянно серьезный. Никогда никто не видел Его смеющимся, но часто видели плачущим. Руки и другие члены тела Его совершенны. Речь Его ровна и важна. Он смирен и кроток, прекраснейший из сынов человеческих11Цит. по: Иисус Христос в документах истории. С. 453..

Если раннехристианские представления о невзрачной внешности Иисуса основывались на буквальном прочтении пророчеств Исаии, то более поздние представления о том, что Иисус обладал прекрасной и привлекательной внешностью, опираются, вероятно, на иконографическую традицию.

Сама эта традиция, однако, развилась не только на почве человеческой фантазии. Как мы указывали в другом месте12См.: Иларион (Алфеев), митр. Православие. Т. 2. С. 117–123., появление иконописных изображений лика Иисуса Христа в массовых количествах датируется V–VI веками. Именно к этому времени относится история обретения Нерукотворного образа Иисуса Христа, который может быть отождествлен с полотном, известным сегодня под именем Туринской плащаницы.

На плащанице отобразилась фигура мужчины средних лет, ростом около 170 см, с лицом удлиненной формы, длинными волосами, расчесанными на прямой пробор, усами и бородой. Именно таким Иисус изображается на большинстве канонических икон. Многочисленные следы крови, оставленные на плащанице, свиде тельствуют о том, что в нее был завернут человек, подвергнутый бичеванию, а затем распятый на кресте.

Единого мнения о том, как на плащанице появилось изображение, между учеными нет. Одни считают, что оно появилось в результате испарения влаги с тела умершего, другие — что оно стало следствием радиоактивного излучения, третьи — что оно появилось под воздействием солнечных лучей. Как бы там ни было, исследования плащаницы показали, что на ней нет следов краски, а никаких иных способов создания живописных образов, кроме как при помощи пигментов, не было ни в древности, ни в Средневековье. Поэтому плащаница, во всяком случае, не является изображением, изготовленным человеческими руками.

Приведенные выше текстуальные свидетельства о внешности Иисуса находятся за пределами канонического текста четырех Евангелий, представляющих для нас основной источник сведений о Его жизни и учении. Что же касается Туринской плащаницы, то в случае признания ее подлинности она обретает статус важнейшего документального свидетельства о том, как выглядел Иисус и какие страдания Он перенес перед смертью. Не случайно те, кто верит в подлинность плащаницы, называют ее пятым Евангелием.