Общаться с подростком

Практикующий психолог Катерина Мурашова в книге «Дети взрослым не игрушки» разбирает реальные истории из собственной практики и объясняет, как решать проблемы в отношениях с детьми. Публикуем отрывок о подростках и о простом методе, который поможет начать с ними разговаривать (когда кажется, что они вас совсем не слышат).

Полезная рассылка «Мела» два раза в неделю: во вторник и пятницу

ПОДПИСАТЬСЯ

Довольно часто на лекциях и на приёме родители спрашивают: а вот какие-нибудь не очень сложные, не очень длинные, но при этом работающие методики расскажите, пожалуйста! Ведь не всегда же и не у всех есть возможность пойти к психологу. И далеко не всегда психологи помогают. Да и просвещение — вещь однозначно полезная. Ведь наверняка же есть у вас методики, с помощью которых и мы сами, родители, как-то можем нашу семейную ситуацию изменить к лучшему.

Такие методики есть. И я их иногда рассказываю.

Сегодня хочу поделиться с читателями одной из них.

Для кого она может оказаться полезной?

Для семей, где есть подростки и предподростки и уже развернувшиеся в полный рост сложности общения с ними.

Там, где всё приблизительно вот так:

— Она меня вообще не слышит. Я ей говорю, говорю, и всё как об стенку горох. Иногда просто отмахивается, а может и нахамить…

— А что вы, собственно, ей говорите-то?

— Ну как что? Самые обычные вещи! Нормальные, как у всех. Чтобы кровать заправила, чтобы уроки учила, чтобы не сидела всё время в этом своём телефоне. Я уж не говорю о том, чтобы что-то по хозяйству сделала, помогла мне… Мне, если честно, обидно. Я очень, очень ребёнка хотела. У нас сложности с зачатием были, я так радовалась, когда узнала… Она маленькой такая ласковая была, всё время говорила: давай, мама, обнимемся! И сообразительная. В садике её всегда хвалили, она так быстро все задания выполняла. Я прямо думала, она отличницей будет. Куда всё подевалось? Что случилось? Может быть, я сама виновата? Но в чём? Я всю жизнь работаю, стараюсь, чтоб у них с братом всё было, дома стараюсь, чтоб чисто, уютно, поесть чтоб было разнообразно, в музеи вот раньше водила, да теперь она не хочет уже, и не заставишь же… Знаете, иногда мне кажется, что она вот последнее время не развивается, а наоборот, деградирует…

Или вот так:

— Он ничего не хочет, понимаете? Самое главное — не хочет думать. Ему же скоро принимать решение: куда после школы? Мы его спрашиваем: что ты хочешь? Он так и говорит: ничего не хочу. Тогда мы спрашиваем так: что же ты будешь делать? В армию пойдёшь? Он говорит: в армию я тоже не хочу, но если придётся — что же, пойду. Но это год. А потом? Мне просто страшно это видеть, если честно. Какие-то эмоции, только когда в компьютер играет. Или по телефону с приятелями. Иногда я срываюсь, ору на него. Это от страха. Один раз он сказал: так вы же всегда всё за меня решали, чего ж вы теперь-то от меня хотите? Откуда оно у меня возьмётся? Я подумал: неужели правда? И что же теперь?

Или вот так:

— Она в школе на хорошем счету. Никогда я её не заставляла уроки делать, всегда сама. Раньше иногда что-то у меня спрашивала, но теперь уже давно этого нет. Она знает, кем хочет быть, куда поступать, и, скорее всего, поступит. И друзья у неё есть, я их видела: умные, спокойные такие юноши и девушки. При них она со мной нормально себя ведёт, видимо, стыдится показать…

— Показать что?

— Мы с дочерью уже года два абсолютно чужие друг другу люди. Она со мной почти не разговаривает. Только если ей что-то надо — деньги или вещи. Ест у себя в комнате и вообще почти оттуда не показывается. Не здоровается со мной и ничего о своей жизни не рассказывает. Я только окольным путём могу что-то о ней узнать. Если я пытаюсь поговорить — она орёт, чтобы я не лезла не в своё дело… Да, был период, уже после развода с её отцом, когда я пыталась устроить свою личную жизнь, может быть, я тогда недостаточно уделяла ей внимания, и теперь она так меня наказывает… Но неужели желание быть счастливой — это такая уж большая вина?

Во всех трёх приведённых выше (и им подобных) случаях мы имеем весьма серьёзные нарушения детско-родительских взаимодействий. Характеристики и история формирования этих нарушений разные. Есть у них и истоки, лежащие ближе или дальше в прошлом этих семей. Но жить-то надо здесь и сейчас, общаться, смотреть в будущее, формировать его. Именно сегодня подросток на контакт не идёт, да и родитель, в общем-то, не очень понимает, как и на чём этот контакт строить (знал был — уже построил). Те или иные попытки наладить взаимопонимание: «давай поговорим как взрослые люди…», «давай разберёмся…», «я хочу понять…», «давай заключим договор» и так далее — как правило, уже состоялись и ни к чему не привели.

Мне нравятся методики, построенные на парадоксе, на разрушении шаблона.

Здесь, в этих историях, шаблон, очевидно, таков: «Мы ему говорим, говорим, а он нас не… (не слышит, не слушается, не замечает, не уважает и так далее)».

Разрушаем шаблон.

Не говорим ему.

А что же делать? Молчать? Но как же из молчания родится желанное взаимопонимание?

Не родится, конечно. Поэтому надо говорить. И не с ним, а с собой.

Но не с собой теперешним.

Желая испробовать эту методику на практике, вы будете говорить с собой-подростком. Точнее, вы напишете себе письмо. Сколько лет назад это было? Двадцать? Вот там, на расстоянии двадцати лет в прошлом, и находится ваш адресат. Вспомните его как можно подробней. Постарайтесь его увидеть, услышать, вспомнить что-то кинестетическое. Может быть, надо пересмотреть фотографии. Как вам сегодня хочется к нему обратиться? «Дорогой Саша»? «Привет, Санька!»? «Господи, Шура, если б ты только знал!»?

Так и начните своё письмо. Забудьте на время о своём сыне или дочери: сейчас вы разговариваете не с ним и не с ней, а с тем подростком, которым вы, именно вы, были когда-то. Глядя в его глаза (можно положить перед собой фотографию, которая вам нравится), расскажите ему о прошедших годах всё, что вы считаете важным. Что интересного или грустного с вами случилось? Пожалуйтесь или похвастайтесь, если есть чем. Если хотите, попробуйте дать ему советы (вдруг есть параллельные вселенные и каждая жизнь проживается не один раз?). Если хочется быть дидактичным — будьте. Если хочется ободрять и вселять надежду — сделайте это. Хочется поплакаться в ещё не изношенную жилетку — не стесняйтесь. В вашей честности — залог успеха.

Не факт, что это письмо будет написано за один раз. Не торопитесь, вам некуда торопиться, он всегда вас подождёт там, в прошлом. Поговорите с ним столько раз, сколько вам будет нужно, чтобы сказать всё, что вы хотите сказать.

Дальше понятно?

Не имеет значения, пошлёте ли вы это письмо своему сыну (дочери) по электронной почте или просто положите на его стол исписанные листы, выложите текст на своей странице в «Фейсбуке» или в «Прозе.ру» и дадите ему ссылку.

Только, ради бога, не говорите мне, что ваш подросток не будет это читать!

Они не уверены в себе и мире, они мучительно, страстно и ревниво приглядываются к окружающему. Вы, родители, — уже, возможно, не центральная, но любимая и одновременно раздражающая часть пейзажа. Они в вас выросли, вы — это их родная страна. Она чрезвычайно важна. Тридцать лет назад эмигрировавший на другую сторону земного шара человек автоматически выхватывает глазами газетный заголовок о его бывшей родине. А подросток упустит возможность узнать что-то неожиданное (разрыв шаблона!) о родителе? Да я вас умоляю!

Работающая методика, я применяла её много раз. Не всегда, но часто — действует, отношения сдвигаются с мёртвой точки, меняются конструктивно. Часто родитель что-то понимает и меняет свою стратегию и тактику уже прямо в процессе написания письма. Бывали и такие случаи, когда письмо было написано, но так и не отослано сыну или дочери. Удивительно, но отношения в этом случае всё равно менялись.

В заключение с разрешения авторов привожу опять же три небольших выдержки из писем в прошлое.

«…Тогда это казалось таким важным, я помню. А сейчас я думаю: господи, да какая разница, кто кому что сказал! И отчётливо видны настоящие важности — теперь я думаю, что такого друга, как Кеша (мы с ним дружили с пяти до пятнадцати лет!), у меня больше никогда не было. Почему я тогда послушал Игоря и не пошёл за ним, до сих пор не могу себе простить…».

«…Я рыдала, получив четвёрку… Теперь смотрю: как повлияло на мою жизнь то, на что я сдала геометрию в восьмом классе? Да никак. Но родители говорили мне, что я должна… да нет, нечего на них всё валить, я и сама так считала. Почему-то думала, что, просто поступив в институт, гарантирую себе счастливую жизнь. Дура была. Сейчас так странно это вспоминать… А счастье, которое всё-таки было, оказалось совсем не тем и не там…».

«…Люба, зачем ты всем врала и всё это сочиняла? Я теперь считаю, что это от страха показаться неинтересной. Я и сейчас себя иногда на этом ловлю, но в основном научилась справляться: я ведь живу не для того, чтобы развлекать окружающих. А для чего? Боюсь, ответа я и сейчас не знаю… Может быть, надо было не идти на экономический, а попробовать стать писателем? А может быть, и сейчас ещё не поздно?».

как общаться с подростком
Ваш сын так незаметно для вас перешел на новый этап своего развития – стал подростком. И теперь вы в замешательстве. Привычные способы общения уже не действуют. Вы чувствуете, что теряете связь с ним… Предлагаем несколько хитростей для общения с сыном-подростком.
1. Не переусердствуйте с нежностью и заботой. Так мальчик не научится быть ответственным. А ваша чрезмерная забота только спровоцирует лишние конфликты.

2. Сын подросток все подвергает сомнению и все хочет делать по-своему. Смиритесь и не обращайте внимание на пустяки. Только самые серьезные ситуации должны вас насторожить. Вам конечно же хотелось бы, чтобы он надевал шапку, звонил, когда придет позже, говорил «пожалуйста” и еще множество разных вещей. Но это все мелочи. Сведите их к минимуму. Мальчики просто ненавидят суету из-за пустяков.

3. Меньше текста. Подростки немногословные. Они предпочитают говорить по делу, а чем больше вы говорите, тем больше это раздражает. Подросток начинает огрызаться. Так что, меньше разговоров, будьте конкретными и краткими. Лучше слушайте внимательнее и сопереживайте.

4. Не прекращайте говорить, что любите его. Сын будет закатывать глаза, вздыхать, но вы все равно продолжайте говорить эти слова. Конечно, не стоит повторять по сто раз в день. Вы – мама, вы почувствуете, когда лучше сказать эти слова.

Была ли эта информация полезной?
ДаНет

Вроде бы с маленьким ребёнком легче договориться, чем с подростком. Но иногда пытаешься ему что-то объяснить, втолковать, а он то ли не слышит, то ли не понимает, то ли из вредности начинает спорить. Нарочно, что ли? Или это родители делают что-то не так? Как вести разговор, даже когда нужно обсудить что-то не очень приятное, каких ошибок важно избегать, рассказывает психолог Светлана Филяева.

Светлана Филяева, психолог, арт-терапевт
Светлана Филяева, психолог, арт-терапевт

Вот самые простые и практичные техники, которые позволяют договориться с ребёнком, при этом не ругаться, не давить, а решить всё с помощью более эффективных способов коммуникации

  1. Не начинайте разговор с фразы: «Нам нужно с тобой кое-что обсудить. Давай сядем и поговорим».

Это сразу вызывает защитную реакцию, настороженность, тревогу, агрессивное поведение или нытьё. Ребёнок начинает готовиться к тому, что впереди ничего хорошего, сейчас его будут отчитывать.

Когда вам нужно обсудить какую-то не очень приятную тему (проступок, плохое поведение), добавьте в разговор важный элемент. Уже есть 2 участника — мама (папа) и ребёнок. Нужно добавить третий фактор, — и он должен быть объединяющим вас, приятным. Это может быть прогулка, любая интересная совместная деятельность: порисовать, полепить, вместе сыграть в компьютерную игру, собрать конструктор, паззл, выгулять собаку, — кому что нравится. Когда есть такая деятельность, и она приятна обоим, ребёнок расслаблен, — вот тогда и можно завести серьёзный разговор. Не нападая, а предлагая как тему для обсуждения: «Что с кажешь? Какие у тебя мысли на эту тему?», «Я бы хотела сказать…»

  1. Старайтесь говорить коротко. Чётко сформулируйте свою точку зрения в конфликте.

Не повторяйтесь, не устраивайте длительное обсуждение. Даже если взрослый не получает должного отклика от ребёнка, не стоит затягивать разговор. Гораздо полезнее вернуться к нему в следующий раз — через день, в какой-то уместный момент.

Из своей практики могу сказать, что родители склонны обсуждать проблемы долго, по 30−40 минут, чтобы всё выяснить, добиться извинений, осознания проступка. Вот эти любимые вопросы: «Ну ты понял? Обещаешь больше не делать?» — в общем-то часто бывают бесполезны. Как правило, вы уже имеете перед собой расстроенного, сердитого ребёнка. Если вы видите, что он «выпал» из контакта, лучше вернуться к разговору потом, не нужно настаивать.

У меня на консультациях родители часто рассказывают о том, как ребёнок извинился после проступка, но было видно, что без чувства, только чтоб отстали. Да, он может попросить прощения или согласиться, для того чтобы прекратить утомительный разговор. Или будет отказываться и спорить, чтобы настоять на своем. Лучше остановиться, хотя это и сложно сделать. Можно сказать: «Хорошо. Я вижу, что ты расстроен, мы оба устали, мы начинаем сердиться друг на друга. Давай поговорим потом, ещё раз».

Когда мы начинаем говорить на неприятную тему, происходят определённые физиологические процессы, выделяется гормон стресса кортизол. Сам взрослый начинается сердиться, заводиться, эмоциональное напряжение увеличивается. У ребёнка такая же ситуация. Оба могут начать обвинять, обзываться, говорить гадости.

Пример из практики

У девочки в детской разбился стеклянный шарик. Всё это произошло вечером, пришлось быстро «эвакуировать» детей, собаку, убирать мелкие осколки, и мама очень рассердилась: откуда вообще взялся этот шарик?! Девочка очень расстроилась и отказалась говорить, где его взяла.

Мы обсуждали эту ситуацию втроём с мамой на консультации: все были недовольны тем вечером, у всех был неприятный осадок. Поговорили о чувствах девочки. Она сказала, что сердится на себя, что разбила, и обижена на маму, потому что та разозлилась из-за такой мелочи. Я сказала: «Я вижу, что ты расстроена. Ты хочешь извиниться перед мамой?» Она подумала и извинилась, но добавила, что про шарик всё равно ничего не скажет. Я продолжила: «Сейчас ты не хочешь говорить, где взяла шарик. Если мама не против, можно договориться, что ты вправе не всегда сразу отвечать на такие расспросы или сказать: «Я хочу подумать, я не готова говорить об этом». Мама согласилась, что так делать можно.

Что было потом? Девочка сразу же рассказала, откуда взялся злополучный шарик (оказалось, он просто был деталью какой-то большой игрушки). Вот как для нее было важно понять, что от неё не требуют немедленного ответа: как только за ней признали право выбора, проблема исчерпала себя.

  1. Не спешите, делайте паузы, когда разговариваете с ребёнком.

Давайте ему возможность подумать, выбрать свой вариант, выбрать время, когда он может продолжить диалог.

Вот знакомая ситуация: ребёнок вернулся из сада или школы расстроенный и возбуждённый. Кто-то его обидел, что-то пошло не так: учительница накричала, потому что забыл дома тетрадку. Или поссорился с другом, который потерял его игрушку. Ребёнок начинает всё это бурно и эмоционально рассказывать. И родителям, конечно, ужасно хочется его утешить или сказать что-то нравоучительное, «Я же говорила! Почему без разрешения дал Дане солдатика?» Или нам хочется быстро дать дельный совет.

Представьте себе: очень большая вероятность, что ребенку вот это сейчас от вас совершенно не нужно! Он может обидеться на совет и сказать, что это ерунда. Ваши нравоучения, когда он и так расстроен, оказываются не к месту. И даже попытка утешить, — фраза «Да не обращай внимания», когда у него текут слёзы, — делает только хуже.

Нужно просто его слушать, дать выговориться до конца. Конечно, делать это надо не как каменное изваяние, а говорить: «Что было дальше? И ты услышал, что…». Можно приобнять — эмоциональный телесный контакт очень важен. Дать чаю с печеньем.

На это уйдет не так много времени. Но ему нужно посвятить всё внимание, отложить все дела.

  • Скажите «Я тебя понимаю».
  • Спросите: «Что ты думаешь? Почему это произошло?»
  • Назовите чувства ребёнка: ты обижен, ты рассердился.
  • Можно уточнить: «Что бы ты хотел, что бы я сейчас сделала?».

Когда вы обеспечиваете теплый, эмоциональный контакт и ребёнок выговаривается, то напряжение уходит.

И тогда он начинает сам анализировать, и часто сам находит решение из ситуации или делает какой-то вывод из нее (не буду дружить с легкомысленным Даней, завтра возьму тетрадку с домашкой и первым делом покажу учительнице). Потом, возможно, от вас ничего уже и не потребуется: ребёнок успокоится и решит, как поступить. Если будет нужно, ситуацию можно будет обсудить уже позже.

Частые ошибки родителей

  1. Разговаривать с ребёнком, когда у него истерика. Не делайте так — это правило. Он не слышит. Когда у человека истерика, то задействована лимбическая система — то есть эмоциональная часть мозга, поэтому ребёнок чисто в силу нейрофизиологии не может реагировать на слова, думать, адекватно отвечать. Идёт выброс адреналина, кортизола. Как бы вам ни хотелось всё побыстрее выяснить, надо дождаться, когда он успокоится. После истерики может быть и упадок сил, дети часто вообще сразу засыпают: представляете, как же это утомительно?
  2. Выяснять отношения перед сном, когда ребёнок устал. Перед сном выясняется, что забыл выучить стихи, смастерить поделку, собрать рюкзак — вечером, когда все вымотанные, нет смысла спорить и настаивать. На следующий день, во время выходных поговорите на свежую голову в спокойном состоянии и придумайте, что делать с ситуацией, если она не меняется. (Если вас беспокоит нежелательное повторяющееся поведение, никакие методы не работают, лучше обратиться за консультацией к психологу: возможно, нужна более внимательная проработка ситуации, индивидуальные советы).
  3. Ругать, когда ребёнок голодный. Детство — это возраст, когда настроение может очень сильно зависеть от физического состояния. И если ребёнок хочет есть, реакции на ваши слова, будут примерно такими — капризы, нытье, злость. Вы не увидите внимательного собеседника, который вас выслушает и примет к сведению ваши советы.
  4. Повторять фразы: «Ты как всегда», «Ты как обычно», «Что еще от тебя ждать?», «Я так и знала» — такие высказывания вызывают фрустрацию у ребёнка, снижают самооценку, клеят ярлык: ты неудачник, неуспешный, невнимательный, у тебя не получалось и не получится, ты никогда не изменишься.

Такие послания действуют не так, как кажется родителям: они, наоборот, закрепляют нежелательное поведение. Ведь они сообщают ребёнку, какой он: «ленивый», «забывчивый», «неряшливый». Вот он и запоминает: «Ну что ж, это безнадежно, я такой, я неумеха». Потом из него вырастает взрослый, который считает себя неуклюжим за столом (и поэтому не может ходить на свидания), который давно и хорошо усвоил, что он несобранный и забывчивый и поэтому ни в чём не может сам на себя положиться. Избегайте слов-обобщений.

Какие книги помогут родителям?

  • Анн-Клер Кляйндинст «Давай договоримся. Советы в картинках. Как повзрослеть с ребёнком»: тут много разных советов как раз для тех случаев, когда ребёнок находится в эмоционально нестабильном состоянии.
  • Кэти Кресвелл, Люси Уиллетс «Спокойные. Как помочь детям справиться со страхами и тревогой». Преодолеть эмоциональные проблемы в одиночку сложно, особенно когда ты маленький. Советы из этого руководства помогут родителям лучше понять детей и помочь им.
  • Джон Готтман, Джоан Деклер «Эмоциональный интеллект ребёнка. Практическое руководство для родителей»: как поддержать здоровые эмоциональные отношения в семье, разобраться в своих чувствах, принять их и научить этому детей.
  • Мишель Борба «Чуткие дети. Как развить эмпатию у ребёнка и как это поможет ему преуспеть в жизни». Уже заголовок прекрасно объясняет, о чём книга: как развить эмоциональный интеллект, научить ребёнка слышать и понимать других людей, сотрудничать. И почему это полезно для самого ребёнка.
  • Танита Кэри «О чем думает ребёнок?»: в этой книге собраны конкретные очень узнаваемые ситуации, которые подробно разбираются. Можно увидеть и понять разницу: что в одной и той же ситуации слышит и думает ребёнок, а что — взрослый.
«Самокат»

«МИФ»

«МИФ»

«МИФ»

«МИФ»