Ода ломоносов

Место «Оды» в творчестве М.В. Ломоносова

Текст «Оды, выбранной из Иова»

Леонтий Миропольский Портрет М.В. Ломоносова

«Книга Иова — одна из самыхпотрясающих книг Библии»

Н. Бердяев

Хорошоизвестно, что М.В. Ломоносов — это не только ученый с мировым именем, но и поэти публицист; человек, который стал величайшим ученым своего времени, чьиоткрытия, без сомнения, актуальны и в условиях современности. Вместе с тем онбыл глубоко верующим человеком. Плодом усилия казенной антирелигиознойпропаганды в СССР явилось понимание М.В.Ломоносова как «философа-материалиста». К сожалению, подобное понимание присуще многим нашим современникамдо настоящего времени . Ломоносов же, как пишет архиепископИоанн (Шаховской) , словно предчувствуя, что через два столетия про него будут писать, чтоон был «материалистом», слагает, например, такие строки в переложениипсалма 26-го:

Услыши, Господи, мой глас,

Когда к тебе взываю,

И сохрани на всякий час:

К Тебе я прибегаю…

Меня в сей жизни не отдай

Душам людей безбожных,

Твоей десницей покрывай

От клеветаний ложных..

Замечательносвидетельствуют о его глубокой вере так же его слова — «Правда (знание, природа – прим. авт.) и вера суть двесестры родные, дщери одного всевышнего Родителя, и никогда не могут прийти в распрю междусобою. Создатель дал роду человеческому две книги: в одной показал своевеличество, в другой свою волю. Первая книга — видимый сей мир… Вторая –Священное Писание» .

В полноймере религиозное, православное сознание поэта было выражено им в его цикле «Оддуховных», в центре которых – «Ода, выбранная из Иова, глава 38, 39, 40 и 41» .

Вообще, поэтическоетолкование книги Иова, одной из самых притягательных, трагических и философскихкниг Ветхого Завета начиналось в русской поэзии как раз этой ломоносовскойодой. По словам исследователяП.А. Катенина (1792-1853), это произведение было в XVIII «известно всем русским».А в XIX веке оно стала хрестоматийным.

Нельзя не сказать о том,что в прошлом «Ода, выбранная из Иова» неоднократно становилась предметомисследования многих литературоведов и критиков. В частности, широко известныйсоветский литературовед М.Ю. Лотман оценивал это произведение Ломоносова какгимн эпохе Просвещения, а самого поэта как материалиста, целиком и полностью ориентировавшегося на культуру Запада .Однако, хотелось бы взглянуть на этопроизведение с другой точки зрения, исходящей из того, что Ломоносов былглубоко верующим православным человеком.

Итак, этот доклад будетпосвящен определению места «Оды, выбранной из Иова» в творчестве Ломоносова, а так же попыткепонять причину обращения автора к данному библейской сюжету.

Актуальность данной работыобусловлена тем, что судьба Иова является одной из самых трудных для осмысленияи понимания тем в библейском повествовании, и взгляд Ломоносова на судьбу этогобиблейского персонажа, попытка поэтического толкования этой книги ВетхогоЗавета в эпоху секуляризации и зарождающегося материализма, несомненно,заслуживает внимания.

Своенаименование эта библейская книгаполучила от описываемого в ней страдальца, праведника Иова. В каноне книгВетхого Завета она занимает место в ряду, так называемых «учительных книг».»Учительными» они называются потому, что в них содержится «учение благочестия».Их задача – объективные законы и постановления, данные Богом, сделать длячеловека достоянием его собственной мысли, чувства и воли, показать их согласиес человеческой природой. Они дают нам переживание и осмысление этихбогооткровенных мыслей в повседневной жизни, а также ответ человеческого духана голос Божий .

Книга Иова,как пишет православный богослов о. Александр Мень, построена как произведение двупланное . Она делится на прозаическую и поэтико-драматическую части. Прозойнаписаны пролог и эпилог. В прологе (Иов 1:1-2:13) повествуется о том, как сатана поставил подсомнение бескорыстность Иова-праведника и получил от Бога право испытать его.Лишившись всех своих богатств, потеряв детей, пораженный тяжким недугом, Иов неропщет на Бога. Его терпение посрамляет сатану. Эпилог (Иов 42:7-17) рисует торжество мужественногострадальца. Господь вознаграждает его восстановлением богатства и рождениемновых сыновей, и он умирает «в старости, насыщенный днями».

Картина русского художника Ильи Ефимовича Репина Иов и его друзья
Илья Репин, «Иов и его друзья», 1869

Поэтико-драматическая,основная часть книги (Иов 3:1-42:6) содержиттри цикла бесед Иова с его тремя друзьями, которые пришли выразить ему своесочувствие. Друзья Иова пытаются объяснить ему причину его страданий. НоИову их утешения кажутся пустым звуком. Он уверен, что невиновен перед Богом. Вдуше его поднимается «буря сомнений». В конце концов Иову является Сам Господьи возвещает о сокровенности Своих путей, непостижимых для смертного .

Согласнобиблейскому повествованию, во время диалогов со своими друзьями Иов, не выносятяжелых страданий, начал роптать на Бога, как было сказано ранее, в душе егоподнялась буря сомнений. Иов проклинает день своего рождения, но в то же времяего тревожат не только свои собственныестрадания, но и зло, царящее в мире. Страдания праведника усугубляются тем, что он не находит у Богасправедливости. Простая связь: порок — наказание, добродетель —награда, разрушена:

Невинен я; не хочу знать души моей,

презираю жизнь мою.

Все одно; поэтому я сказал,

что Он губит и непорочного ивиновного…

( Иов 9:21-22)

Иовспрашивает:

Почему беззаконные живут,

достигают старости, да и силамикрепки?..

Проводят дни свои в счастье

и мгновенно нисходят в преисподнюю.

(Иов 21:7,13)

Заключительнаяречь Иова (Иов 29-31)полна воспоминаний о его прежней счастливой жизни. Он продолжает сетовать насвою судьбу и защищать свою невиновность. Этим кончаются три беседы.

Итак,после завершения бесед Иова с друзьям из бури раздается голос Божий, которыйобращается к нему. Именно с этого момента библейского сюжета и начинается ода.

Вотэто начало:

О ты, что в горестинапрасно

На Бога ропщешь, человек,

Внимай, коль в ревностиужасно

Он к Иову из тучи рек!

Спервых строк ломоновской оды звучит, как мы видим, мотив человеческого ропота инедовольства своей судьбой. Автор голосом Творца обращается в лице Иова ковсем таким людям с целью полемики сними. Очень важно то, что всёпроизведение Ломоносова – это монолог Творца. В оригинальном Библейскомповествовании между двумя речами Бога находится ответ Иова, но Ломоносов всвоей оде опускает этот момент. Подобное изменение не было случайностью. Автордействует сознательно. Превращениемдиалога Творца и Иова в монолог Творца, преследовалась определенная цель – в результате этой метаморфозы происходит усиление главного смыслового акцента всей оды. Таким образом,автор не просто выступает в роли переводчика библейского сюжета на стихотворный жанр, а становится творцом нового,своего собственного, оригинального произведения. Сплавляя речи Господа в единое целое, автор тем самым фактическииспользует монолог как противовес человеческому ропоту и вечному недовольству.

Перваячасть этого монолога Господа наполнена риторическими вопросами, на которыеТворец не требует ответа. В вопросах этих содержится не ирония, не огульноепорицание Иова, но они исполнены определенной цели.

Гдебыл ты, как предо Мною

бесчиленнытьмы новых звезд,

Моейвозженных вдруг рукою,

Вобщирности безмерных мест

Моевеличие вещали?

–вопрошает Творец человека.

Ив этих вопросах — попытка заставитьчитателя задуматься. Знает ли Иов, а вместе с тем и просто человек, меру всемуна этой земле, знает ли он, как здесь все устроено? И это при том, что самавтор был естественником, ученым и многолет посвятил изучению этого творения! Ломоносов, прекрасно переложивбиблейский текст на стихи, показывает, что величие творения и величие Божиепревосходят всякую меру знания и понимания Иова. Именно для того что быпривести человека к уяснению этого, помочь ему в полной мере осознать это, Богзадает ему «вечные» неразрешимые вопросы. Монолог Творца в ломоносовской оде,состоящий из обозрения Творений Божиих вполне соответствует оригинальномубиблейскому повествованию.

Интереспредставляет упоминание в оде двух образов, истолкование которых – предметисследования многих литературоведов и богословов. Это образы бегемота илевиафана. Безусловно, это необычное, загадочное место библейской книги и оды.

Вот,например, как автор описывает бегемота:

Какверьви сплетены в нем жилы.

Отведайты своей с ним силы!

Внем ребра как литая медь;

Ктоможет рог его сотреть?

Ещеболее необычно и интересно описание левиафана:

Всамой средине Океана

Онбыстрой простирает бег;

Светящимисячешуями

Покрыт,как медными щитами,

Копье,и меч, и молот твой

Считаетза тростник гнилой.

У древних исовременных толкователей Ветхого Завета, а так же светских ученых возникаетцелый спектр мнений. Протестантские толкователи 18-19 веке понимали подбегемотом и левиафаном современных бегемота и крокодила, хотя тут стоит сказатьчто на этих животных человек успешно охотился еще в древности и никакого ужасадля аборигенов ближнего Востока и Африки они не представляют. С другой стороныдревние христианские толкователи, Отцы Церкви, видели в бегемоте и левиафанедвух чудовищных животных, драконов, которые во времена Иова жили на Земле. Подобный взгляд, в свете археологическихоткрытий прошлого века , а так же анализа историческихисточников , нельзя отбрасывать как наивный и антинаучный. Так же нельзя не умолчать и обиносказательной интерпретации Отцами Церкви строк, в которых повествуется обегемоте и левиафане, как об образе диавола. Последнего Апокалипсис ИоаннаБогослова называет «великим драконом, древним змием, обольстившим всювселенную» (Откр. 12:9) Таким образом,эти интерпретации помогают понять, что речь идет о чем то непознанном,загадочном, необъяснимом, и все это –область ведения Создателя, которая оставляет человека наедине с таинственным,помогая ощутить величие и премудрость Творца.

Примечателенфинал оды. Здесь вновь обращение к человеку:

Сие, о смертный,рассуждая,

Представь Зиждителевувласть,

Святую волю почитая,

Имей свою в терпеньичасть.

Он всё на пользу нашустроит,

Казнит кого или покоит.

В надежде тяготу сноси

И без роптания проси.

Ломоносов понимает, чтоявившись Иову, Бог не снимает покрова с тайны. Он не дает новой, лучшей»теодицеи» т.е богооправдания. Он лишь разворачивает перед человеком картинымироздания, которые указывают на беспредельную мощь и мудрость Сущего (Иов.38-41).Абсолютно все действия Творца направлены на конечное благо мира, сколь бы загадочнымиони ни казались людям. Все существа получают бытие от Бога. Не должно ли этонавести на размышления о благости Промысла Божиего? Здесь присутствует ответ на один из вечных вопросов для человека – о смыслечеловеческих страданий, о кажущейся несправедливости благоденствия тиранов и бед честных людей.

Итак, что же побудило поэтаобратиться к данной теме? Что заставило его переложить в оду не всю,несомненно, интересную библейскую книгу, а только лишь четыре главы из еефинала?

Думается,что выбор данного сюжета не случаен. Эпоха поэта – это время Вольтера, Руссо с их ненавистью кЦеркви, время секуляризации ивсеобщего отрицания религиозныхценностей, доминировавших в Европе в Средневековье. Современники Ломоносоваутратили духовное понимание событий своей жизни и истории человечества какактов Промысла Бога о своем Творении, стали воспринимать их с недовольством,ропотом. В данном контексте «ропот Иова» — это ропот на свою судьбу целого поколениясовременников автора. Ломоносов же, какмы видим, выступает здесь как человек, твердо верящий в благостьТворца. Он делает попытку назидания, научения своих читателей, приводя импримеры бесконечного величия, могущества, заботы Творца о своем Творении.Поэтому, изображение Ломоносова как материалиста или деиста материалистическоготолка является грубым искажением подлинного облика великого русского ученого.Он сам здесь раскрывает себя горячо верующим человеком в традиционном,библейском понимании этого слова. Авторстремится показать нам, что какими бы страшными, непонятными ни казались действия Премудрого Творца нам,существам, несоизмеримо ограниченным по сравнению с Божеством, они все равнонаправлены на конечную пользу человека. Это совершилось и на примере самого Иова. Заключительнаяглава библейского повествования не была взята автором для его оды, СвященноеПисание повествует, что праведник склонился перед Богом в смирении иблагоговении. И то испытание, которое было попущено Богом Иову, в конце концов,послужило ему на благо. Заключительная глава книги Иова повествует намследующее: «И благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние: И былоу него семь сыновей и три дочери. И не было на всей земле таких прекрасныхженщин, как дочери Иова, и дал им отец их наследство между братьями их. Послетого Иов жил 140 лет, и видел сыновей своих и сыновей сыновних до четвертогорода; и умер Иов в старости, насыщенный днями» (Иов.

Земные награды не главное благо, которое он получил. ИспытаниеБогом праведника явилось инициацией (от лат. initiatio —совершение таинства, посвящение), переходом его к более совершенному понятиюБога, его промысла, его путей, утвердило его в вере, совершило великую пользудля его души, сделав его «воином Духа», одним из самых великих людей эпохи Ветхого Завета.

Безусловно, мотив человеческого ропотабыл не единственной причиной обращения Ломоносова к данному библейскому сюжету.»Ода выбранное из Иова» – это спор автора с современной ему эпохой Просвещения,которая ознаменовала себя богоборчеством, богоотступничеством, отказом людей отрелигиозных ценностей, уничижением религии. Вместе с потерей религиозногосознания, человек утратил библейское понимание Истины и стал предпринимать попытки ее поиска безБога, что порождало сомнения и мучения разума. В данном контексте «Ода» — нетолько спор с эпохой, но и ответ, воззвание к человеку Просвещения. Этоуказание ему на бесконечное величие, мощь и мудрость Творца, и в тоже время егонепрестанную заботу о своем творении, это призыв к людям одуматься и признать Бога— Господом.

Доклад на Межвузовской очно-заочной научной конференции «М.В. Ломоносов и актуальные проблемы современной филологии», прошедшей 10.12.2011 на площадке Дальневосточного государственного гуманитарного университета (г. Хабаровск)

ЛИТЕРАТУРА

Акимушкин И.И.Следы невиданных зверей. М., 1961. – 261 с.

Егоров Г., свящ. Священное писание Ветхого Завета. Часть 2. Учительные ипророческие книги. – Москва: Изд-во ПСТГУ, 2005. – 140 с.

Иоанн (Шаховской), архиеп. Ломоносов – защитник науки и веры / Архиепископ ИоаннСан-Францисский (Шаховской). Беседы с русским народом. Электронный ресурс..

Ломоносов // БСЭ. Т. 15. – 3-еизд. – М.: Советская энциклопедия, 1974. С.10.

Ломоносов и религия // Сайт «Ломоносову 300 лет». Электронныйресурс. .

Лотман Ю.М. О поэтах ипоэзии: Анализ поэтического текста. СПб.: Искусство-СПб. 1996. – 846 c.

Мень А., прот.Исагогика. М., 2000. – 631 с.

ИСТОЧНИКИ

Библия. Книги Священного ПисанияВетхого и Нового Завета. М., 2006. –1100 с.

Житие святого Георгия Победоносца.Электронный ресурс. .

Ломоносов М.В.Стихотворения. М.: Сов. Россия, 1984. – 369 с.

Ломоносов М.В.Явление Венеры на Солнце: Прибавление (полностью) // М.В. Ломоносов.Полное собрание сочинений. Том 4. Труды по физике, астрономии и приборостроению1744-1765гг. М.-Л.: Академия наук СССР, 1955, с.370-376.

М.В. Ломоносов

Ода, выбранная из Иова

Главы 38, 39, 40, 41

О ты, что в горести напрасно
На Бога ропщешь, человек,
Внимай, коль в ревности ужасно,
Он к Иову из тучи рек!
Сквозь дождь, сквозь вихрь, сквозь град блистая
И гласом громы прерывая,
Словами небо колебал
И так его на распрю звал:

«Сбери свои все силы ныне,
Мужайся, стой и дай ответ.
Где был ты, как я в стройном чине
Прекрасный сей устроил свет,
Когда я твердь земли поставил
И сонм небесных сил прославил,
Величество и власть мою?
Яви премудрость ты свою!

Где был ты, как передо мною
Бесчисленны тьмы новых звезд,
Моей возжженных вдруг рукою,
В обширности безмерных мест
Мое Величество вешали,
Когда от солнца воссияли
Повсюду новые лучи,
Когда взошла луна в ночи?

Кто море удержал брегами
И бездне положил предел,
И ей свирепыми волнами
Стремиться дале не велел?
Покрытую пучину мглою
Не я ли сильною рукою
Открыл и разогнал туман
И с суши сдвигнул Океан?

Возмог ли ты хотя однажды
Велеть ранее утру быть,
И нивы в день томящей жажды
Дождем прохладным напоить,
Пловцу способный ветр направить,
Чтоб в пристани его поставить,
И тяготу земли тряхнуть,
Дабы безбожных с ней сопхнуть?

Стремнинами путей ты разных
Прошел ли моря глубину?
И счел ли чуд многообразных
Стада, ходящие по дну?
Отверзлись ли перед тобою
Всегдашнею покрыты мглою
Со страхом смертные врата?
Ты спер ли адовы уста?

Стесняя вихрем облак мрачный,
Ты солнце можешь ли закрыть,
И воздух сгустить прозрачный,
И молнию в дожде родить,
И вдруг быстротекущим блеском
И гор сердца трясущим треском
Концы вселенной колебать,
И смертным гнев свой возвещать?

Твоей ли хитростью взлетает
Орел, на высоту паря,
По ветру крила простирает
И смотрит в реки и моря?
От облак видит он высоких
В водах и в пропастях глубоких,
Что в пищу я ему послал.
Толь быстро око ты ли дал?

Воззри в леса на Бегемота,
Что мною сотворен с тобой;
Колючий терн его охота
Безвредно попирать ногой.
Как верьви, сплетены в нем жилы.
Отведай ты своей с ним силы!
В нем ребра как литая медь;
Кто может рог его сотреть?

Ты можешь ли Левиафана
На уде вытянуть на брег?
В самой средине Океана»
Он быстрый простирает бег;
Светящимися чешуями
Покрыт, как медными щитами,
Копье, и меч, и молот твой
Считает за тростник гнилой.

Как жернов, сердце он имеет,
И зубы — страшный ряд серпов:
Кто руку в них вложить посмеет?
Всегда к сраженью он готов;
На острых камнях возлегает
И твердость оных презирает:
Для крепости великих сил
Считает их за мягкий ил.

Когда ко брани устремится,
То море, как котел, кипит;
Как печь, гортань его дымится,
В пучине след его горит;
Сверкают очи раздраженны,
Как угль, в горниле раскаленный.
Всех сильных он страшит, гоня.
Кто может стать против меня?

Обширного громаду света
Когда устроить я хотел,
Просил ли твоего совета
Для множества толиких дел?
Как персть я взял в начале века,
Дабы создати человека,
Зачем тогда ты не сказал,
Чтоб вид иной тебе я дал?»

Сие, о смертный, рассуждая,
Представь Зиждителеву власть,
Святую волю почитая,
Имей свою в терпеньи часть.
Он всё на пользу нашу строит,
Казнит кого или покоит.
В надежде тяготу сноси
И без роптания проси.

Между 1743 и началом 1751

С?н б?
муз. и сл. Бокова В.В.
Ода яхм?-
Чи мини бишич…
Дурнчн уга болва.
Яхм болхм?
Чи мини ?р?сн бил?ч!
Чини т?л? з?ткл?в…
Мини??р болсн угал!
Давтр:
С?н б?, к??кн минь…
С??хн б?, дурн минь…
«С?н б?!» — чамдан кел??н?в,
Чама?ан т?в??н?в, —
Гем?н сур?анав…
С?н б?, к??кн минь…
С??хн б?, дурн минь…
С?н б?… чама?ан т?в??н?в,
Чамдан ода чигн дуртав!
Шир?д зургуд кевтн?,
Шин?с чамаг серг?н?,
Чама?ан уханасм ?ар?чанав,
Чамдан амул? дурд?анав!
Чама?ан ?мсч?н?в, х??рт? иньгм,
Бич? ууль, мини нарн!
?г кел?д керг уга…
Мини санлд мана дурн оньдин ?лдх!
С?н б?, к??кн минь…
С??хн б?, дурн минь…
«С?н б?!» — чамдан кел??н?в,
Чама?ан т?в??н?в, —
Гем?н сур?анав…
С?н б?, к??кн минь…
С??хн б?, дурн минь…
С?н б?… чама?ан т?в??н?в,
Чамдан ода чигн дуртав!
Ода яхм?-
Чи мини бишич…
04.12.2011
Перевод на русский язык.
С?н б?
«С?н б??тн «, «С??хн б??тн”, «С?н — с??хн б??тн” – так говорят калмыки, когда прощаются, дословно переводится, «живите хорошо”, «будьте счастливы”
Ну что поделаешь? —
Ты теперь не моя…
Твоя любовь угасла.
Ну что теперь мне делать?
Ведь ты была моей половинкой!
Я боролся за тебя (за твою любовь)…
Но не получилось так, как я хотел!
Припев:
Будь счастлива, моя девушка,
Живи красиво, моя любовь
«Будь счастлива» — говорю тебе,
Я отпускаю тебя —
И прости за все…
Будь счастлива, моя девушка,
Живи красиво, моя любовь,
Будь счастлива!
Я отпускаю тебя, —
Но все еще люблю тебя.
На столе лежат фотографии,
На них ты будто вновь наяву передо мной,
Я вывожу тебя из своих мыслей,
Я желаю тебе только счастья!
Тебя я целую, любимая…
Только не плачь, мое солнышко,
И не нужно больше слов,
В моей памяти навечно останется наша любовь!
Припев:
Будь счастлива, моя девущка,
Живи красиво, моя любовь
«Будь счастлива» — говорю тебе,
Я отпускаю тебя —
И прости за все…
Будь счастлива, моя девушка,
Живи красиво, моя любовь,
Будь счастлива!
Я отпускаю тебя, —
Но все еще люблю тебя.
Ну что поделаешь? —
Ты теперь не моя…
04.12.2011

Описание произведения.

Для своего поэтического переложения библейской книги Иова М.В.Ломоносов избрал четыре ее главы, с 38 по 41. Исходный текст Священного Писания повествует об истории испытания Богом древнего праведника Иова. Книга состоит из пяти смысловых частей: разговора Бога и сатаны, описания смерти детей, разорения и болезни Иова, скорбной речи Иова, обращенной к Господу и обличающие монологи друзей праведника, обращение к Иову Самого Господа и, в заключение, покаяние Иова и восстановление всех земных благ, потерянных им.

В оде Ломоносова в поэтической форме изложена лишь четвертая часть ветхозаветной книги, речь Бога. В ответ на скорбный ропот праведника, Господь разворачивает перед ним картину сотворения мира:

Где был ты, как я в стройном чине
Прекрасный сей устроил свет;
Когда я твердь земли поставил
И сонм небесных сил прославил
Величество и власть мою?
Яви премудрость ты свою!

Смысловая структура речи Господа повторяет последовательность сотворения мира, как оно изложено в библейской книге Бытия. Сначала Господь, обращаясь к Иову, говорит о свете, о земле, о небесных светилах, о звездах. Затем о сотворенных Им морях и океане. В описании Своих благодеяний, как в библейском тексте, так и в версии Ломоносова, Господь не ограничивается творением. Вспоминает он в речи к Иову и домостроительство Спасения человека:

Отверзлись ли перед тобою
Всегдашнею покрыты мглою
Со страхом смертные врата?
Ты спер ли адовы уста?

Далее Ломоносов возвращается к темам книги Бытия, вспоминая творение птиц:

Твоей ли хитростью взлетает
Орел, на высоту паря,
По ветру крила простирает
И смотрит в реки и моря?

Среди сотворенных Богом животных, в книге Иова и в тексте оды Ломоносова, упомянуты дикие звери — бегемот и левиафан. Мощь этих творений Божиих особенно подчеркивают поэтические метафоры, взятые Ломоносовым из библейского текста: как веревки сплетены жилы и как медь ребра у бегемота. Левиафан же — морское животное, его сердце поэт, вслед за автором книги Иова, сравнивает с жерновом, а зубы с рядом серпов. Библейские образы бегемота и левиафана имеют двойное толкование в святоотеческих книгах. Об этом так писал святитель Иоанн Златоуст: «Один живет на суше, другой — в воде, в море. Не безызвестно нам, что многие разумеют в этих словах дьявола, понимая в иносказательном смысле. Однако, нужно наперед заботиться об истории, а когда можно принести пользу слушателю и иносказательным объяснением, не пренебрегать и им». Ломоносов в своей оде толкует образы бегемота и левиафана буквально, не упоминая об аллегорическом понимании их как образа сатаны.

Далее в своей речи, в поэтическом переложении Ломоносова, Бог вспоминает о сотворении человека из персти – праха земного. Восходя к самому началу, к появлению по воле Божией человека, Ломоносов подчеркивает — то, что говорит Бог Иову, относится к каждому, ко всему человечеству. Этим объясняется и отсутствие ответа праведника Богу в поэтическом тексте. В книге Иова, в 39 главе, монолог Господа прерывается покаянным воплем Иова: «Вот, я ничтожен; что я буду отвечать Тебе? Руку мою полагаю на уста мои». (Иов 39:34). У Ломоносова же вся ода представляет собой речь Господа. Иов, олицетворяя здесь все человечество, в конце слышит уже авторские слова, смысловое заключение поэта. Мораль, которой нет в библейской книге, но которая необходима творцу оды:

Сие, о смертный, рассуждая,
Представь зиждителеву власть,
Святую волю почитая,
Имей свою в терпеньи часть.
Он всё на пользу нашу строит,
Казнит кого или покоит.
В надежде тяготу сноси
И без роптания проси.

Таким образом, М.В.Ломоносов создает на основе библейского текста книги Иова оригинальное поэтическое произведение, посвященное теме ропота и побеждающих его вере и смирению перед величием и благим Промыслом Творца.

История создания.

Точных сведений о дате написания и причинах создания «Оды, выбранной из Иова» не сохранилось. При жизни Ломоносова произведение издавалось дважды, в 1751 и 1757 годах. Исследователи-литературоведы не раз обращались к анализу этого произведения. Так, Ю.М.Лотман писал, что это наиболее поэтического произведение Ломоносова, еще при жизни поэта стало не только популярным, но и хрестоматийным. В статье, посвященной этой оде, знаменитый советский литературовед считал, что отказ Ломоносова толковать образы Бегемота и Левиафана как указание на сатану, говорят о неверии поэта в темную силу. «В подчиненном естественным и математическим законам мире господствует сформулированный Ломоносовым тезис: «Omnia quae in natura sunt, sunt mathematice certa et determinata» (Всё, что есть в природе, математически точно и детерминированно). Идея мощи сатаны и даже самого его существования полностью исключалась, так же как исключались и случайность, хаотичность и все непредсказуемое». Тем не менее, темные силы в Оде Ломоносова все-таки присутствуют, вслед за библейским текстом он пишет об аде и победе Христа над смертью.

Интересен также анализ «Оды, выбранной из Иова» в контексте всех духовных од Ломоносова, составленный доктором филологических наук В.Л.Коровиным. Исследователь находит идейное сходство духовного цикла (переложения семи псалмов, оды из Иова и двух оригинальных текстов размышлений, утреннего и вечернего) с тематикой библейской книги Иова в целом. Страдания праведника среди грешников в псалмах, ответ на них Бога и признание человеком ограниченности своего знания и абсолютной мудрости и благости Творца. Это позволяет литературоведу считать книгу Иова «внутренним сюжетом» всего раздела духовных од в прижизненных изданиях поэзии Ломоносова, а «Оду, выбранную из Иова» — ключевым произведением этого раздела.

Отношение автора к вере.

О вере М.В.Ломоносова существует несколько взаимоисключающих точек зрения. Одни считают его ученым-атеистом, типичным представителем эпохи Просвещения, сохранившим лишь внешние атрибуты православного человека. Другие называют Ломоносова деистом, то есть все-таки верящим в Бога, но только как Творца, никак не вмешивающегося после творения в судьбы мира. Третьи же видят в Ломоносове глубоко верующего христианина, прекрасно знавшего Священное Писание, творения Святых Отцов и православное богослужение.

С детства Ломоносов рос в православной атмосфере. Его мать, Елена Ивановна Сивкова было дочерью псаломщика. Читать он учился по знаменитой тогда рифмованной Псалтыри Симеона Полоцкого. Вскоре он так хорошо читал, что стал лучшим чтецом в местной церкви. Любовь к чтению за богослужением осталась с ним и во время обучения в Славяно-Греко-Латинской Академии. Он нередко исполнял послушание пономаря Заиконоспасского монастыря, в котором располагалась Академия. Во время учебы он изучал святоотеческие творения свт. Василия Великого, прп. Иоанна Дамаскина и других отцов Церкви. В своих научных трудах Ломоносов нередко ссылается на святоотеческие труды.

Как ученый, он верит, что вся природа, все устройство Вселенной прославляет Творца. В предисловии к труду «О происхождении света» Ломоносов писал так: «Чем глубже до самых причин столь чудных дел проницает рассуждение, тем яснее показывается непостижимый всего бытия Строитель. Его всемогущества, величества и премудрости видимый сей мир есть первый, общий, неложный и неумолчный проповедник. Небеса поведают славу Божию».

Настоящей апологией христианской веры открывается его научный труд «Явление Венеры на Солнце». Там он пишет о том, что Создатель дал человечеству две книги. «В одной показал свое величество, в другой — свою волю. Первая — видимый сей мир, им созданный, чтобы человек, смотря на огромность, красоту и стройность его зданий, признал божественное всемогущество, по мере себе дарованного понятия. Вторая книга — Священное Писание. В ней показано создателево благоволение к нашему спасению». Эти слова не могли принадлежать ни атеисту, ни деисту. Их написал человек не только верующий в Бога Творца, но и во Христа Спасителя.
Духовные оды Ломоносова, его поэтическое переложение псалмов и избранных глав книги Иова, выдают человека, знающего Священное Писание и библейские толкования Святых Отцов. Кроме того, именно Ломоносов выступил автором эпитафий на раках с мощами св. князя Александра Невского и святителя Димитрия Ростовского.

Был в судьбе Михаила Васильевича Ломоносова и эпизод столкновения со Святейшим Синодом. Причиной конфликта стал запрет Синода на публикацию перевода книги деиста А.Поупа «Опыт о человеке», выполненного учеником Ломоносова Н.Поповским. Сам Ломоносов выступил в защиту публикации, вступив в спор с Синодом. Известный своим несдержанным нравом, Ломоносов вел себя в Синоде вовсе не кротко. А после еще и разразился едким сатирическим «Гимном о бороде». Синод требовал выдать Ломоносова для суда, но тут помогло заступничество Шувалова, конфликт разрешился. Однако этот конфликт никак не повлиял на веру Ломоносова и на его православное мировоззрение. Умер великий русский православный ученый во время совершения Таинства Соборования, после Причастия.

Биография.

Михаил — сын архангельского зажиточного рыбака Василия Федосеевича Ломоносова и его первой жены Елены. Мать его была грамотной. Именно она научила сына азам чтения и счета. Еще ребенком Михаил Ломоносов лишился матери. Первая мачеха любила пасынка, но и она вскоре умерла. Отец женился в третий раз, и новая жена стремилась выжить Михаила из дома. В 19 лет Михаил Ломоносов уходит из дома, добирается до Москвы и там, назвавшись дворянским сыном, поступает в Славяно-Греко-Латинскую Академию. Он садится за парту с 10-летними детьми, так как ему необходимо было выучить латынь. За пять лет, благодаря таланту и труду, освоил 12-летнюю программу Академии. И в 1736 году, от Университета Санкт-Петербургской Академии наук Ломоносов отправлен в Германию для изучения горного дела и металлургии. В Марбургском Университете русский студент слушает курсы ведущих ученых своего времени: механику у Христиана Вольфа и теоретическую химию у профессора Дуйзенга. В Германии он встретил свою супругу, Елизавету Цильх.

В 1741 году Михаил Васильевич Ломоносов возвращается на родину. Уже год спустя он – адъюнкт физики в Петербургской академии наук, а всего три года спустя – профессор химии. Научные интересы Ломоносова не ограничивались физикой и химией. Он основоположник науки о стекле, создатель первой научной лаборатории и рецепта изготовления мозаики, астроном, открывший атмосферу Венеры, художник-мозаичист, историк, поэт. По его проекту создан первый в России Университет, впоследствии названный в его честь.

Умер Михаил Васильевич Ломоносов в 54 года. Похоронен на кладбище Александро-Невской Лавры.

После смерти Ломоносова, канцлер Воронцов повелел установить на могиле ученого памятник. На обелиске высечена такая эпитафия:

«Родившемуся в Холмогорах в 1711 году

Бывшему Статскому советнику Санкт-Петербургской Академии наук

Профессору, Стокгольмской и Болонской (Академий) члену

Разумом и науками превосходному знатным украшением Отечеству послужившему

Красноречию, стихотворству и истории российской учителю

Мусии первому в России без руководства изобретателю

Преждевременною смертью от муз и Отечества на днях Святыя Пасхи 1765 году похищенному

Воздвиг сию гробницу граф М. Воронцов, славя Отечество с таковым гражданином и горестно соболезнуя его кончине».

Автор текста: Яфанова Марина Андреевна.

«Ода на день восшествия…» была написана М. В. Ломоносовым после 13 августа 1747 г., когда императрица Елизавета Петровна утвердила новый устав и штаты Академии наук, вдвое увеличив ассигнования на ее нужды. Здесь же поэт прославляет мир, опасаясь новой войны: Австрия, Англия и Голландия, боровшиеся тогда с Францией и Пруссией за Австрийское наследство, втягивали в европейскую схватку и Россию, требуя отправки русских войск к берегам Рейна. В этой оде поэт прославляет Елизавету и «тишину», излагая программу мирного развития страны, где первое место отводит поощрению наук и знаний.

На нашем сайте вы можете также прочитать и анализ этой оды Ломоносова

Михаил Васильевич Ломоносов. Ода на день восшествия на всероссийский престол Елисаветы Петровны. Читает Арсений Замостьянов

Царей и царств земных отрада,
Возлюбленная тишина,
Блаженство сел, градов ограда,
Коль ты полезна и красна!
Вокруг тебя цветы пестреют,
И класы на полях желтеют;
Сокровищ полны корабли
Дерзают в море за тобою;
Ты сыплешь щедрою рукою
Свое богатство по земли.
Великое светило миру,
Блистая с вечной высоты
На бисер, злато и порфиру,
На все земные красоты,
Во все страны свой взор возводит,
Но краше в свете не находит
Елисаветы и тебя.
Ты кроме той всего превыше;
Душа ее зефира тише,
И зрак прекраснее рая́.

Ломоносов, краткая биография. Иллюстрированная аудиокнига

Когда на трон она вступила,
Как вышний подал ей венец,
Тебя в Россию возвратила,
Войне поставила конец;
Тебя прияв облобызала:
Мне полно тех побед, сказала,
Для коих крови льется ток.
Я россов счастьем услаждаюсь,
Я их спокойством не меняюсь
На целый запад и восток.
Божественным устам приличен,
Монархиня, сей кроткий глас:
О коль достойно возвеличен
Сей день и тот блаженный час,
Когда от радостной премены
Петровы возвышали стены
До звезд плескание и клик!
Когда ты крест несла рукою
И на престол взвела с собою
Доброт твоих прекрасный лик!

Чтоб слову с оными сравняться,
Достаток силы нашей мал;
Но мы не можем удержаться
От пения твоих похвал.
Твои щедроты ободряют
Наш дух и к бегу устремляют,
Как в понт пловца способный ветр
Чрез яры волны порывает;
Он брег с весельем оставляет;
Летит корма меж водных недр.
Молчите, пламенные звуки,
И колебать престаньте свет;
Здесь в мире расширять науки
Изволила Елисавет.
Вы, наглы вихри, не дерзайте
Реветь, но кротко разглашайте
Прекрасны наши времена.
В безмолвии внимай, вселенна:
Се хощет лира восхищенна
Гласить велики имена.

Ломоносов. Ода на день восшествия. Анализ

Ужасный чудными делами
Зиждитель мира искони
Своими положил судьбами
Себя прославить в наши дни;
Послал в Россию Человека,
Каков неслыхан был от века.
Сквозь все препятства он вознес
Главу, победами венчанну,
Россию, грубостью попранну,
С собой возвысил до небес.
В полях кровавых Марс страшился,
Свой меч в Петровых зря руках,
И с трепетом Нептун чудился,
Взирая на российский флаг.
В стенах внезапно укрепленна
И зданиями окруженна,
Сомненная Нева рекла:
«Или я ныне позабылась
И с оного пути склонилась,
Которым прежде я текла?»
Тогда божественны науки,
Чрез горы, реки и моря
В Россию простирали руки,
К сему монарху говоря:
«Мы с крайним тщанием готовы
Подать в российском роде новы
Чистейшего ума плоды».
Монарх к себе их призывает,
Уже Россия ожидает
Полезны видеть их труды.

Но ах, жестокая судьбина!
Бессмертия достойный муж,
Блаженства нашего причина,
К несносной скорби наших душ
Завистливым отторжен роком,
Нас в плаче погрузил глубоком!
Внушив рыданий наших слух,
Верьхи Парнасски восстенали,
И музы воплем провождали
В небесну дверь пресветлый дух.
В толикой праведной печали
Сомненный их смущался путь;
И токмо шествуя желали
На гроб и на дела взглянуть.
Но кроткая Екатерина,
Отрада по Петре едина,
Приемлет щедрой их рукой.
Ах если б жизнь ее продлилась,
Давно б Секвана постыдилась
С своим искусством пред Невой!
Какая светлость окружает
В толикой горести Парнас?
О коль согласно там бряцает
Приятных струн сладчайший глас!
Все холмы покрывают лики;
В долинах раздаются клики:
Великая Петрова дщерь
Щедроты отчи превышает,
Довольство муз усугубляет
И к счастью отверзает дверь.
Великой похвалы достоин,
Когда число своих побед
Сравнить сраженьям может воин
И в поле весь свой век живет;
Но ратники, ему подвластны,
Всегда хвалы его причастны,
И шум в полках со всех сторон
Звучащу славу заглушает,
И грому труб ея мешает
Плачевный побежденных стон.
Сия тебе единой слава,
Монархиня, принадлежит,
Пространная твоя держава
О как тебе благодарит!
Воззри на горы превысоки,
Воззри в поля свои широки,
Где Волга, Днепр, где Обь течет;
Богатство, в оных потаенно,
Наукой будет откровенно,
Что щедростью твоей цветет.
Толикое земель пространство
Когда всевышний поручил
Тебе в счастливое подданство,
Тогда сокровища открыл,
Какими хвалится Инди́я;
Но требует к тому Россия
Искусством утвержденных рук.
Сие злату́ очистит жилу;
Почувствуют и камни силу
Тобой восставленных наук.
Хотя всегдашними снегами
Покрыта северна страна,
Где мерзлыми Борей крылами
Твои взвевает знамена;
Но бог меж льдистыми горами
Велик своими чудесами:
Там Лена чистой быстриной,
Как Нил, народы напояет
И бреги наконец теряет,
Сравнившись морю шириной.
Коль многи смертным неизвестны
Творит натура чудеса,
Где густостью животным тесны
Стоят глубокие леса,
Где в роскоши прохладных теней
На пастве скачущих еленей
Ловящих крик не разгонял;
Охотник где не метил луком;
Секирным земледелец стуком
Поющих птиц не устрашал.
Широкое открыто поле,
Где музам путь свой простирать!
Твоей великодушной воле
Что можем за сие воздать?
Мы дар твой до небес прославим
И знак щедрот твоих поставим,
Где солнца всход и где Амур
В зеленых берегах крутится,
Желая паки возвратиться
В твою державу от Манжур.
Се мрачной вечности запону
Надежда отверзает нам!
Где нет ни правил, ни закону,
Премудрость тамо зиждет храм;
Невежество пред ней бледнеет.
Там влажный флота путь белеет,
И море тщится уступить:
Колумб российский через воды
Спешит в неведомы народы
Твои щедроты возвестить.
Там тьмою островов посеян,
Реке подобен Океан;
Небесной синевой одеян,
Павлина посрамляет вран.
Там тучи разных птиц летают,
Что пестротою превышают
Одежду нежныя весны;
Питаясь в рощах ароматных
И плавая в струях приятных,
Не знают строгия зимы.
И се Минерва ударяет
В верьхи Рифейски копием;
Сребро и злато истекает
Во всем наследии твоем.
Плутон в расселинах мятется,
Что россам в руки предается
Драгой его металл из гор,
Который там натура скрыла;
От блеску дневного светила
Он мрачный отвращает взор.
О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.
Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастной случай берегут;
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха.
Науки пользуют везде,
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и наеди́не,
В покое сладки и в труде.
Тебе, о милости источник,
О ангел мирных наших лет!
Всевышний на того помощник,
Кто гордостью своей дерзнет,
Завидя нашему покою,
Против тебя восстать войною;
Тебя зиждитель сохранит
Во всех путях беспреткновенну
И жизнь твою благословенну
С числом щедрот твоих сравнит.

1747

Класы (устар.) – колосья.

Зрак (церк.-книжн., поэт. устар.) – взгляд, взор.

…рая́… – то есть ра́я.

Войне поставила конец… – Подразумевается мир в Або (1743 г.), положивший конец войне со Швецией.

Сей день и тот блаженный час. – Елизавета вступила на престол 25 ноября 1741 года.

Радостна премена… – дворцовый переворот 1741, приведший Елизавету на трон.

Крест несла – явившись в казармы Преображенского полка с крестом в руке, Елизавета привела к присяге гренадеров как государыня.

Пламенные звуки – шум войны.

Зиждитель мира – бог.

Петра I.

Завистливым отторжен роком… – Петр I умер в год основания Академии наук (1725).

Екатерина – Екатерина I (1684–1727), жена Петра I, российская императрица с 1725 года.

Секвана – латинское название реки Сены.

Борей – в греческой мифологии бог холодного северного ветра.

Колумб Российский – Возможно, имеется в виду Витус Беринг (1681–1741), русский мореплаватель; возглавил экспедицию, изучавшую берега Дальнего Востока и Америки.

И се Минерва ударяет // В верьхи Рифейски копием… – Наука познает недра Уральских гор.