Отец наказывает сына розгами

В прошлый раз мы говорили о трудностях, связанных с русским переводом книги Притчей Соломоновых, в которой я принимал участие в рамках проекта Российского библейского общества.

Соломон, его переводчики и розги

Царь Соломон. Лев Гаспар, 1940 г.

Тема, о которой чаще всего вспоминают в связи с книгой Притчей – воспитание детей. Даже тем, кто не раскрывал Библии, известно, что царь Соломон велел их обязательно пороть розгами. Вроде как и было такое… но что именно он сказал? Чаще всего цитируют стих 12:25, в церковнославянском варианте: «Иже щадит жезл свой, ненавидит сына своего: любяй же наказует прилежно». Примерно так поступил и Синодальный перевод: «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его». Да и мы постарались сказать примерно то же самое, только несколько более афористично: «Кому жалко розгу, не жалко сына, а кто любит сына, не забудет вразумить». Так называемый «Современный перевод» 1993 года забывает про розги, но уточняет другие педагогические моменты: «Родители, искренне любящие своего ребенка, не воздерживаются от наказания его, любящие родители тут же наказывают его». То есть наказание должно следовать немедленно.

А что говорится в оригинале? Почти то и сказано… почти. Буквально: «берегущий жезл свой ненавидящий сына своего и любящий его стремление его наставление». Во-первых, никакого «детства», как в Синодальном, тут нет. Вообще вся книга Притчей – наставления отца сыну, только взрослому юноше или старшему подростку, ведь в ней говорится о выборе жены, об опасностях, которые подстерегают юношу у распутной женщины и т.д. Совсем не детские сюжеты.

Далее, насчет розог. В оригинале стоит слово שֵׁבֶט (шевет), которое в церковнославянском верно переведено как «жезл». Так может называться любая палка, но чаще всего мы встречаем его именно как жезл, символ власти и авторитета. Например, в псалмах: «Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня» (22:4); «Престол Твой, Боже, вовек; жезл правоты – жезл царства Твоего» (44:7). Тут жезл – символ высшей власти Бога над верующим, его непререкаемого авторитета… и примерно таким же в идеале Библия видит авторитет отца по отношению к своим детям. Да, в те времена этот авторитет реализовывался в том числе и через телесные наказания, никто даже не спрашивал, допустимы ли они – в том обществе их не ставили под сомнение, как и многое иное (многоженство, к примеру, или рабство). А библейский стих говорит, по сути, о том, что отец, пренебрегающий должным воспитанием и наставлением своего сына, на самом деле его просто не любит. А что отцовский жезл в таких случаях иной раз и по спине пройдется, так это само собой, это как те самые саночки, в которых всякий катался, тут и уточнять ничего не надо было древним.

Та же тема присутствует и в стихе 19:18, в буквальном переводе с оригинала: «исправляй сына твоего, ибо есть надежда, и к умерщвлению его не стремись душой твоей». В общем, понятно, что делать (заниматься воспитанием) и чего не делать (стремиться к погибели). Но как одно связано с другим? Можно понять так, что пренебрежение воспитанием сына приведет его рано или поздно к погибели. А можно и попроще: усердствуя в воспитании при помощи жезла, смотри, не зашиби насмерть, как Иван Грозный. И что там насчет надежды? Видимо, заниматься воспитанием имеет смысл лишь до определенного возраста, пока еще есть надежда, а потом уже будет поздно. Именно так и поняли этот стих мы, причем постарались сохранить двусмысленность оригинала в отношении «не погуби». Наш перевод звучит так: «Вразумляй сына, пока не поздно, смотри, не погуби его».

Но существует и иное прочтение насчет надежды: ты можешь на что-то надеяться в отношении своего сына только в том случае, если занимаешься его воспитанием. Современный перевод 1993 г. разъясняет это со всевозможными подробностями: «Учи сына своего и наказывай, если он неправ. Это единственная надежда. Если отказываешься делать это, помогаешь его разрушению».

На сей раз новые, неожиданные прочтения встретятся нам как раз в традиционных текстах. Церковнославянский: «Наказуй сына твоего, тако бо будет благонадежен: в досаждение же не вземлися душею твоею». С одной стороны, речь идет о воспитании благонадежного члена общества, но вот что значит «в досаждение не вземлися», понять труднее. Впрочем, на помощь приходит греческий текст, с которого и переводился церковнославянский, там мы читаем εἰς δὲ ὕβριν μὴ ἐπαίρου – здесь вводится важнейшее для греков понятие ὕβρις (гюбрис – непомерная гордость, надменность, превозношение, которые навлекают на человека гнев свыше). Дескать, воспитательные усилия не должны становиться поводом для собственной гордости – и современные психологи подробно прояснят, как это бывает, когда родители реализуют с помощью детей свои застарелые амбиции.

Почему же греческий текст здесь не совпадает с еврейским, с которого делались остальные переводы? Если говорить кратко, то тайна сия велика есть, они просто разнятся, и никто уже не может с уверенностью сказать, как выглядел самый первый текст книги Притчей и что точно говорил по этому поводу царь Соломон. Есть просто две текстуальных традиции, и переводчик неизбежно выбирает одну из них.

А самым оригинальным оказывается здесь Синодальный перевод: «Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его». Откуда взяли переводчики этот самый крик? Видимо, из собственной педагогической практики с применением розог, но не из еврейского, греческого или славянского, это точно.

Впрочем, проблемы с переводом возникают и там, где смысл оригинала предельно ясен. Вот, например, 25:2, в буквальном переложении: «слава Бога скрывать дело, слава царей расследовать дело» (тоже, в общем-то, о воспитании, только речь идет о царевичах). Это яркий случай антиномического параллелизма, при котором два явления или понятия противопоставляются: Божья слава открывается в том, как таинственно и вместе с тем мудро устроено мироздание, а вот царская слава (как и слава самого Соломона) происходит от умения вывести тайное на свет. Да, но как сказать это кратко и емко?

Церковнославянский, следуя за греческим, просто потерял всякий параллелизм: «Слава Божия крыет слово, слава же царева почитает повеления его». Зато благочестиво: царь почитает повеления Божьи. Синодальный перевод верен еврейскому, но утрачивает динамизм оригинала и звучит несколько по-канцелярски: «Слава Божия – облекать тайною дело, а слава царей – исследовать дело». Нам, полагаю, удалось найти более удачный вариант: «Славен Бог, тайное сокрывший; славен царь, тайное понявший».

Впрочем, Притчи – сравнительно легкий материал. Даже если исказишь поговорку в переводе, этого, как правило, никто и не заметит. Но есть такие места, перевод которых влияет на понимание библейского богословия в целом, о которых ревностно спорят меж собой представители разных конфессий и школ. В основном это новозаветные отрывки – и о них мы поговорим в следующий раз.

Если в поисковике «Яндекс» набрать «почему мой отец меня…», самым популярным, вернее, единственным продолжением этого запроса будет «… не любит». Что делать, если возникло такое ощущение, и как этот запрос характеризует нашу страну в целом, рассказала «Росбалту» семейный психолог Катерина Мурашова.

— А может такое вообще быть правдой, что отец не любит своего ребенка?

— Да, конечно. По сотне разных причин отец может не любить ребенка. Причем может не любить вот этого, но любить другого: конкретно старшего не любит, а младшего — любит. Или от этой женщины детей любит, а от предыдущей — не сложилось. Я видела вообще удивительные варианты: отчим любит пасынка, а своего родного ребенка, который появился в этой семье, нет. Вот и получается, что у пасынка в этой истории хороший отец, а у родного сына — отец, который им вообще не интересуется, реагирует на него с раздражением. Так бывает, запросто.

— То есть, такие истории — не редкость?

— Конечно. Они всегда встречались. И это не имеет никакого отношения ни к нашему обществу, ни к нашей эпохе, и вообще ни к чему.

— Дети, конечно, это чувствуют. И от бессилия идут со своей проблемой в Сеть. Может ли мать что-то сделать в такой ситуации?

— Я могу сказать, чего точно делать не стоит — обвинять человека в том, что это так. Как правило, такие вещи происходят непредумышленно. Ну, согласитесь, вряд ли этот мужчина сам все так устроил, что его пятилетний сын его раздражает, а с 15-летним пасынком у него прекрасные отношения. Вряд ли это какое-то осознанное его решение. Поэтому обвинять, говорить: «Я вижу, ты его любишь», не надо.

Обсуждать имеет смысл только то, как минимизировать последствия нелюбви для вашей семьи. Часто муж сам с легкостью предлагает варианты. Например: «Не заставляй меня проверять у него уроки, я чувствую, что в этот момент готов его убить». Или: «Давай я буду ездить с ним на рыбалку. Там он меня совсем не раздражает, я занимаюсь своими делами, он играет, и мы как бы вместе проводим время?» Или: «Давай поделим детей. Я буду ходить куда-то с дочкой, поскольку мне с ней интересно, а ты будешь заниматься этим нытиком. Я понимаю, что это не конструктивно: ребенку пять лет, а я просто готов его убить. Поэтому давай просто разделимся, и у каждого ребенка будет ощущение, что он чей-то».

— То есть, это нормально, когда родители «делят» между собой детей?

— Да. Главное, чтобы у ребенка был кто-то, кто его принимает: папа, мама, бабушка — без разницы. И совершенно не обязательно, чтобы все тряслись вокруг него одного.

— А с матерями такое тоже бывает?

— Конечно. У каждой пятой матери инстинкт не включается. Женщина тоже может любить одного ребенка, и не любить другого.

— Но никогда себе в этом не признается.

— Нет, себе она наверняка давно призналась, она боится признаться социуму, испытывает по этому поводу чувство вины. Здесь нужно понимать, что включение/не включение чувств биологично, многообразно. Но мы люди, и поведение свое можем выстраивать, не основываясь на эмоциях. Строить отношения рационально, так, чтобы не разрушить ни семью, ни личность ребенка.

— Что можно посоветовать тем, кто обращается с этим вопросом к поисковику? Может, переадресовать его отцу напрямую?

— Спрашивать в лоб — «почему ты меня не любишь?», — конечно, не стоит. Но если у человека появилось ощущение дискомфорта, и он идет со своей проблемой в Сеть, значит, это не пятилетний ребенок, может даже вполне взрослый. В этом случае имеет смысл вспомнить, что танго танцуют двое. Но поскольку никто не может изменить никого, кроме самого себя, можно попробовать поменять отношение со своей стороны и посмотреть, что получится. Через некоторое время либо изменятся сами отношения, что возможно, либо изменится ваше отношение к происходящему.

Например, можно сказать папе о своих чувствах: «Мне так хочется проводить с тобой больше времени, мне этого так не хватает», и посмотреть, что сделает отец. Если вы — человек взрослый, можно сказать: «Пап, слушай, мы с тобой так редко общаемся. Может, сходим в кино? Я знаю, ты любишь боевики. Я не очень, но есть хорошие. Давай сходим, поедим попкорна». Или: «Мы с мужем и детьми едем на Рождество в Финляндию, я бы хотела, чтобы ты к нам присоединился. И с детьми поможешь, и мы побудем вместе?» Если отклика нет, значит, Финляндия не прокатывает, и нужно попробовать что-нибудь другое.

— Что может сделать мать, чтобы помочь отцу сблизиться с ребенком?

— В идеале она должна выступать толмачом, объяснять в первую очередь себе, а потом и всем остальным, что, собственно, происходит: кто что чувствует, кто что хочет. Ребенок часто не понимает, что нужно отцу, особенно если тот эмоционально неуклюж. Отец, как правило, даже желая заниматься с двухлетним ребенком, очень приблизительно представляет, как вообще можно взаимодействовать с человеком, у которого в арсенале всего 20 слов. Роль матери в установлении этого понимания, в устранении перекосов, переоценить сложно.

— С чего начать? Как вовлечь отца в воспитание ребенка?

— С самого начала нужно объяснять мужу, отцу, что сейчас происходит с ребенком, чего он хочет. Иногда нужно объяснять и то, что происходит с самим мужчиной. Например: «Он такой маленький, ты боишься переломать ему все кости». Нередко ведь мужчина и правда боится взять ребенка в руки, чтобы не навредить ему. «Если что-то идет не так, ребенок начинает громко орать, тебя это раздражает, ты не понимаешь, почему он кричит, и что тебе сделать». Помочь может и простое проговаривание, и советы о том, как лучше провести время с ребенком. Например: «Он любит игры с водой. Если пойти в ванную, пустить туда кораблик, он будет завороженно смотреть. Может, ты сможешь придумать какую-то еще игру, у меня дальше пускания корабликов фантазия не идет».

— В Сети советуют с первых дней оставлять ребенка с отцом и уходить по своим делам, потому что именно так можно помочь им наладить контакт. Действительно, с этого начинается?

— Конечно, можно и нужно оставлять ребенка с отцом с первых дней. Оставлять и бояться или оставлять и быть уверенной, что все пройдет хорошо — дело каждой. Но если хочешь, чтобы вы воспитывали ребенка вместе, то да, однозначно это нужно делать.

— Бывают отцы, которые проявляют внимание к собственным детям, любят их, занимаются с ними, играют и так далее. А бывают другие, которые ведут себя отстраненно, и только лет через десять-двадцать вдруг «обнаруживают», что у них есть дети, начинают ими интересоваться. Или не начинают вовсе.

— Действительно, некоторые мужчины весьма отстраненно ведут себя по отношению к маленьким детям. Часто это связано с тем, что они просто не знают, что с ними делать. Когда ребенок подрастает, становится более-менее осознанными, отношения меняются. Например, очень часто отцы начинают интересоваться дочерьми-подростками. В этом абсолютно биологическая подоплека. Дочь становится красивой, взрослой. Зачастую она похожа на ту женщину, которую он когда-то полюбил. И одновременно она похожа на него самого, он узнает в ней свои движения, ужимки, подростковые интересы. У мужиков в этот момент часто просто сносит крышу. Но это происходит, конечно, не в 20 лет, а гораздо раньше — лет в 13-15. Если раньше он лишь изредка бросал взгляд на ребенка, то рядом с дочерью-подростком начинает сам себя бояться, испытывать какие-то чувства, и думать: «Это я чего вообще?» И вместо того, чтобы сходить в театр и гордо представить ее своим друзьям, его кидает в обратную сторону. Он просто старается лишний раз не проходить мимо ванной, когда она там моется. Хотя, современные папы, конечно, поспокойнее.

— Как внимание со стороны отца или его отсутствие сказывается на том, каким человеком вырастет ребенок?

— Внимание тоже бывает разным. Если отец был воспитывающим деспотом, контролировал уроки, все время определял в какие-то футбольные или шахматные школы, то есть, реализовывался сам через ребенка, он, как правило, вырастет неуверенным в себе. Такие дети все время ждут, что кто-то придет и скажет им, как жить. И наоборот, если отец был фигурой поддерживающей, и ребенок чувствовал, что у него за спиной есть папа, который защитит, выслушает, поймет, это закладывало в нем доверие к миру, уверенность. Отцовская фигура может серьезно влиять, причем, как в положительную, так и в отрицательную сторону.

— На протяжении многих поколений отсутствие интереса к детям со стороны отца считалось едва ли не нормой. Какой диагноз можно поставить обществу недолюбленных отцами в детстве?

— Я бы развела эту идею участия отца и идею любви. Вы что считаете, что те отцы, которые всю жизнь проработали слесарями на больших питерских заводах, приходили домой, съедали свой борщ, падали к телевизору и раз в год ездили с семьями на курорт, своих детей не любили? А почему, собственно? Участие и любовь, на мой взгляд, разные вещи. Вы еще скажите, что они своих жен не любили, потому что очень редко говорили им об этом, и не умели этого делать.

— Я имела в виду, что у этих мужчин совершенно не было времени на детей. И дети, в свою очередь, чувствовали некую недолюбленность, недостаток внимания со стороны отца. Так росли целые поколения. Какими они выросли? И как изменится наше общество, когда участие отцов в воспитании станет больше?

— Если все внимание будет заключаться только в том, что отец лезет в оценки, в увлечения, в то, с кем ребенок дружит, не дай Бог, — в то, как он одевается или какие молодежные увлечения проходит, ни к чему хорошему оно не приведет. Раньше этим занималась только мать, а теперь представьте, что их двое, и они нависают над ребенком. Конечно, это приведет к повышению тревожности, уменьшению свободы и самостоятельности.

Когда я только начинала работать, отец, пришедший на прием вместе с матерью и ребенком, был редкостью. Теперь это привычная картина, когда папа приходит, садится в кресло и спрашивает: «У него пропала мотивация, что мне делать?» И ребенок прямо в стул вжимается от этого отцовского внимания.

Другое дело, когда отец ходит с младенцем на руках, похлопывая его по попе, подкидывая кверху, и заливисто смеется вместе с ним. Ведь в воспитании важно не столько само воспитание, сколько объятия, смех, любящий взгляд. Если такого внимания к детям будет больше, по крайней мере часть общества вырастает более уверенной в себе.

Кстати, отсутствие внимания со стороны отца ребенку ничем не грозит. Нет этого внимания, или отца вообще нет, зато есть внимание со стороны матери. Если отец есть, но совершенно не участвует в воспитании, за исключением того, что можно попросить у него денег, это тоже ничего. Дело в том, что эволюционно мы приспособлены к отсутствию отца в семье, и к тому, что он представляет семью где-то снаружи. Это воспринимается как норма. И, наоборот, если отец есть, с ним можно поговорить, сходить в театр, получить ласку, любовь, поддержку, это воспринимается как бонус — мне повезло, у меня был прекрасный отец.

— И все-таки хотелось бы понять, где грань между позитивным вниманием и избыточным? Вот отец очень старается быть хорошим, берет сына с собой в баню к друзьям, возит в походы, на рыбалку, старается предложить ему то, что интересно самому, а на практике оказывается, что сын тихо ненавидит все эти поездки, и очень страдает от того, что вынужден на них соглашаться.

— Перегибы, конечно, бывают. Эволюционно женщина эмоционально более тонко настроена на видение другого. Мужчине это было не нужно, так длилось веками, и сейчас, когда ситуация поменялась, и отец пытается играть женскую роль внутри семьи, тонкости его настроек не хватает. Он не видит, что ребенок уже страдает под натиском внимания с его стороны. Помочь может женщина, мать. Но если люди чувствуют, что запутались, конечно, имеет смысл обсудить ситуацию со специалистом.

Анна Семенец

«Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его». Притчи 13: 25

Давайте поговорим о наказании. Что часто делают родители?
На вашем столе стоит красивая ваза. И мама говорит ребёнку: «Не трогай. Если прикоснёшься к этой вазе, будет проблема». Она выходит из комнаты, возвращается, видит, как ребенок трогает вазу. Что она делает? Кричит: «Перестань! Поставь на место!» Ребенок ставит вазу. Чему она только что научила своего малыша?
— Я могу делать, что хочу, и мне за это ничего не будет, она на меня только покричит и всё, – так понимает ребенок.
Или мама приходит и говорит: «Перестань! Положи! Я сейчас буду считать. Если досчитаю до трёх, и ты не поставишь вазу на место, я накажу тебя». На счёт «три» ребенок ставит вазу. Чему в этом случае вы научили вашего сына или дочь? Они думают:
— Я могу грешить, единственное, что мне нужно знать, когда вовремя остановиться.
Вместо этого нужно сказать: «Видишь, это принадлежит маме, ты не должен прикасаться к этому. Что я сейчас тебе сказала? Повтори. Я хочу убедиться в том, что ты меня понял». И малыш повторяет:
— Если я буду прикасаться к вазе, то ты меня накажешь.
Мама выходит. Возвращается, видит, как ребенок снова прикасается к вазе. Она не кричит, не обзывается на ребенка, она наказывает ребенка. Ребенок плачет. Мама смотрит на него и говорит: «Я тебе люблю, проси прощение». Ребенок просит прощение. Мама говорит: «Я прощаю тебя, всё закончилось. Но, если я вернусь в комнату, и ты опять будешь трогать вазу, наказание будет вновь, и вновь, и вновь».

Большинство родителей сейчас уже не наказывают детей физически, из-за идеи любви. Но Библия говорит нечто противоположное: если вы не наказываете ребенка, то вы его ненавидите. «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его». Притчи 13: 25.

Я слышал, как некоторые мамы говорят: «Я не могу наказывать, я его слишком сильно люблю». Хотите, я скажу вам правду? Вы не хотите наказывать ребенка, потому что себя слишком любите. Вы хотите нравиться ребёнку, и если вы скажете ему «нет», и ещё это подтвердите наказанием, то некоторое время вам придётся испытывать неприятные эмоции, что ребёнку вы не нравитесь.
Также, когда вы не наказываете ребёнка, обычно родители переходят в этом случае на другое средство — на крик и на обзывание. И тогда вся семья превращается в хаос. Я видел, как 4–летний мальчик манипулирует отцом, когда они находились на людях. Сын не слушался, а отец понимал, что если он сейчас заставит его подчиниться, ребенок так будет орать, что вспоминать об этом позоре отец будет еще очень долго. Не правда ли — жалкое зрелище?
Если вы девять из десяти раз одержите победу над ребенком, то, можно сказать, что вы проиграли. Проигранный вами один раз даёт надежду, что можно избежать наказания. Вы должны победить. И по мере того, как ребенок растёт, это становится легче.

И ещё два совета. Я думаю, что некоторые родители не должны наказывать своего ребенка. Почему? Если они не учат ребенка, не обличают, не исправляют, не наставляют его, то почему они будут наказывать его? Наказанием они только ожесточат ребенка против себя. И наоборот. Если вы всё стараетесь делать, тогда будет намного меньше наказания.

Ещё что нужно понимать. Родители должны строить отношения со своим сыном или дочерью. Когда в этих случаях говорят о том, что «может быть, я не так много времени провожу со своим ребенком, но я стараюсь это делать качественно» — это неверно. Качество вырастает только из количества. Только в этом случае исправление/наказание воспринимается ребёнком, как исправление от любящего(!) отца или матери. Будут в вашей жизни случаи, когда вы подведёте своего ребенка, когда именно вы поступите неправильно. Но ребёнок будет готов простить вам ваши ошибки, если он знает, что отец и мама любят его.

Пол Вошер, по материалам конференции «Семья, в центре которой Христос».

Мать 14-летнего подростка обнаружила, что ее сын притворился спящим и ушел из дома, чтобы употреблять с друзьями марихуану. Женщина нашла сына в парке, а затем придумала для него изощренное наказание, которое подросток посчитал слишком жестоким и вредным для его психологического здоровья. Однако на Reddit она нашла поддержку.

Полная версия сайта ➞

Женщина рассказала, что застала сына и двух его друзей в парке, где они употребляли марихуану. Она решила отвезти подростков по домам и поговорить с их родителями. Взрослые отреагировали не так, как хотелось автору поста: одни назначили своему ребенку минимальное наказание, а другие сказали, что разрешили сыну гулять в девять вечера и что «марихуану употребляют все».

Своего ребенка она решила наказать со всей строгостью. В течение месяца ему нельзя гулять, играть в компьютерные игры и пользоваться гаджетами (кроме компьютера для учебы), а также общаться с друзьями. Ребенку можно выходить из дома на 15 минут утром и вечером, однако все это время он должен находиться в поле зрения матери. Женщина решила приглашать няню, когда уходит из дома, пообещала проводить случайные проверки комнаты, а также заставила сына каждый вечер читать статьи о вреде марихуаны. При этом за каждый день, когда он не соблюдал правила, он получает дополнительный день наказания.

«Мой сын считает, что это нечестно. Он продолжает говорить, что строгие родители провоцируют детей быть хитрыми. Еще он сказал, что запрет на общение с друзьями разрушает его психологическое здоровье, но отказался ходить к психотерапевту», — написала автор поста. Женщина подчеркнула, что считает наказание справедливым, и добавила, что в ее доме сын должен жить по ее правилам. Многие пользователи Reddit поддержали ее.

«Он ребенок. А это твоя работа. Часть меня хочет сказать, что наказание чересчур жесткое, но он и правда слишком маленький», — написал gabsthenerd. Многие пользователи согласились с тем, что употребление марихуаны в 14 лет может нанести непоправимый вред мозгу. Некоторые также раскритиковали подростка за то, что он игнорирует меры предосторожности, введенные из-за коронавируса, и ставит других под угрозу.

Простить нельзя наказать?

Время стремительно бежит, вот уже малышу исполнился годик, и он начинает «показывать характер». В моем случае, например, глядя мне в глаза, он выливает воду из поильника на стол или на себя, а при попытке забрать – изо всех сил сопротивляется и возмущенно кричит. Потом трясет пальцем: «ни-ни»! И снова льет. Вот и задумалась я о наказаниях и воспитании. Как любая мама, с ужасом представляю обе крайности: катающегося по земле психующего отпрыска и свист карающего ремня. Со старшим как-то это все уже забылось: он говорит, что все время воспитывала словом, но помнит, как однажды всыпала ремня за серьезную провинность.

Мнение мам

Побеседовала на эту тему с десятком мам. Большинство считает, что наказание – неотъемлемая часть воспитания, подходы при этом незначительно отличаются.

Например, мама двоих детей, 8 и 3 лет, Татьяна Н., считает, что наказывать стоит до определенного возраста, с 2 и до 3 лет. Говорит, старшую дочку не били никогда, а сыну и ремнем доставалось, и в угол ставили – иначе не понимал. Сегодня в их семье – это скорее шантаж, а не наказание – лишение доступа к телефону. Еще одна мама двоих мальчишек, 7 и 4 лет, Татьяна П. соглашается, что лишение гаджетов – с самого раннего возраста едва ли не единственный способ разрешить конфликт. Виктория Н., мама двойняшек, живущая сейчас в Италии, признается, что ей повышать голос приходится через день, а частенько и берется за ремень, хотя у итальянцев физические наказания не приняты. А вот бобруйчанка Ирина, с которой разговорились на прогулке, мама полуторагодовалой дочки, напротив, утверждает, что пока обходятся только словами и объяснениями, и в будущем она категорически не планирует применять физические наказания и жесткие ограничения. Ее поддерживает мама Арсения, Ольга Л., говорит, бить и кричать – точно не вариант.

Елена Ф., мама взрослого сына и 7-месячной дочки, рассуждает:

– Со старшим никакого особого наказания не было, всегда старались разговаривать. В угол не ставили, но могла и шлёпнуть, о чем сейчас сильно сожалею. Младшую планирую воспитывать на принципах демократии и диалога, разговаривать, объяснять и, конечно же, быть личным примером. Надеюсь, у нас получится. У нас большая разница у детей (16 лет), было время все взвесить, и повзрослеть самой.

Слово специалисту

Задаем вопросы бобруйскому практикующему семейному и детскому психологу, Светлане Глагола:

Семейный и детский психолог, Глагола Светлана Сергеевна. Фото предоставлено героем материала.

– Светлана, с какого возраста уместно начинать наказывать ребенка за провинности?

– Воспитание начинается, фигурально выражаясь, с рождения. Универсального рецепта нет. Сейчас ситуация с наказаниями по отношению к детям в семье обстоит очень интересно. С одной стороны, в нашей культуре испокон веков считалось, что «без розги не вырастишь человека», а с другой стороны, система воспитания ушла далеко вперед, и многие родители боятся наказывать своих детей, чтобы не травмировать их.

Типичная ситуация: мамы детей до 3 лет стараются идти на поводу желаний ребенка и во всем его слушают, но забывают, что малыш еще не знает, чего хочет. В зависимости от настроения и любопытства он желает то одно, то другое, а когда ему дают все сразу – переутомляется и плачет. Задача родителя заключается в том, чтобы умело ограничивать и грамотно переключать внимание ребенка, а не наказывать его от бессилия, когда пропадает терпение и кажется, что он просто капризничает.– Есть ли какие-то особенности воспитания в наше время?

– Важным аспектом, на мой взгляд, является то, что многие мамы воспитывают своих детей одни, по причине частых командировок пап. В такой ситуации система воспитания носит нерегулярный характер. Мамы часто за один и тот же проступок могут или наказать, или вообще никак не отреагировать в силу своей загруженности. Если по каким-то причинам воспитанием занимаются бабушки и дедушки, то это совсем другой вид воспитания. Все эти особенности приходятся на одного ребенка. Таким образом, в силу всего перечисленного наши дети живут в непостоянной системе поощрений и наказаний, в которой непонятно, как же лучше поступить: как хочется или как говорят.

Типичная ситуация: супруг находится в командировке и, кроме домашних обязанностей, на женщин обрушиваются дополнительные проблемы. Плюс она чувствует, что не защищена и не справляется со всем, что нужно сделать. Если в такой ситуации еще и ребенок приносит плохие отметки, то, как правило, терпение подводит женщину, и она срывается на источнике раздражения. В данной ситуации речь идет не о наказании как таковом, а просто о нервном срыве.

– С чем чаще всего вы сталкиваетесь в работе?

– Чаще всего, когда родители приводят ребенка к психологу, их запрос звучит как «помогите – он неуправляемый». Но обычно на деле оказывается, что у родителей нет четких требований по отношению к ребенку, и ребенок не понимает, что от него хотят. В такой семье любые наказания не будут иметь успеха из-за отсутствия постоянных условий и требований.

Типичная ситуация: ребенок ничего не хочет, единственное его желание – компьютерные игры. Если разобраться, взрослые тоже много времени проводят в социальных сетях и потому не против, чтобы их ребенок «залипал» в экран и не мешал. Когда же чадо полностью погружается в виртуальный мир и перестает реагировать на окружающих людей, только тогда родители замечают, что что-то не так и угрожают лишить его любимой игрушки.

– Чего нельзя делать родителям?

– Нужно категорически избегать по отношению к ребенку: физических наказаний, наказаний едой (не кормить его или отказывать в каких-то продуктах), эмоционально жестокого обращения с ребенком, угрожать что-то сделать с ним, придумывать нереалистичные угрозы (отдам в приют и т.п.).

– Как «правильно» наказывать?

– Я для себя под «наказанием» понимаю метод обозначения границ дозволенного. Другими словами, целью наказания должно выступать объяснение ребенку, что можно, а что нельзя и не принято в том окружении, в котором он родился. Делается это для того, чтобы уберечь его от опасной среды или для дальнейшей социализации в обществе. Следовательно, родителям, прежде чем наказывать, нужно доступно и понятно – в соответствии с возрастом – объяснить ребенку, чего они от него ожидают и чему хотят научить.

– Какие ошибки чаще всего совершают родители?

– Чаще всего родители наказывают не за проступки, а, скорее, от бессилия или чтобы «выпустить пар». Они не могут или не знают, как донести до ребенка то, чего от него ждут. Есть родители, которые копируют модель воспитания своих родителей и в этом случае не задумываются, а просто повторяют то, к чему привыкли сами. Бывает, что отцы и матери, которые в силу личностных особенностей не обладают способами регуляции собственных чувств и эмоций, просто срываются на более слабом и беззащитном – своем ребенке. Также существуют родители, которые жестоки со своими детьми, потому что уверены в собственной безнаказанности.

– Чем же можно заменить привычный многим «ремень»?

– Если понаблюдать внимательно за своим ребенком, то всегда можно найти альтернативу физическим наказаниям. Есть достаточно много инструментов для воздействия на ребенка без насилия, например: система поощрений, похвала, поиск и опора на его потребности и желания, предоставление управляемого выбора: предлагается на выбор то, что можно позволить из социально одобряемого поведения, собственный пример, ведение переговоров, реагирование не агрессией, а юмором, принятие решений вместе, опора на реальные возможности своего ребенка, умение не выдавать желаемое за действительное.

– С маленькими детьми понятно, а есть ли какие-то особенности воспитания в подростковом возрасте?

– Подростки, с которыми я работаю, чаще всего жалуются на то, что родители требуют от них то, чего не делают сами. И на деле это подтверждается. Дети растут, а взрослые продолжают относиться к ним как к маленьким, хотя требуют от них, как от взрослых. Подростки же в силу своего возрастного максимализма никакой вид наказания в такой ситуации не воспринимают. В данном случае родителям нужно сначала сделать переоценку своих требований и поменять отношение к ребенку.

– Что вы можете посоветовать родителям?

– Хотелось бы обратить внимание родителей на то, что фокус внимания нужно смещать от наказания к постоянству своих требований и ожиданий к ребенку. Если семейная ситуация понятна и требования всегда одинаковые, ваш ребенок очень быстро сам научится вести себя без регуляции извне в виде наказаний.