Отпевание текст

Боже духов и всякия плоти, смерть поправый и диавола упразднивый, и живот миру Твоему даровавый! Сам, Господи, упокой души усопших раб Твоих: святейших патриархов, преосвященных митрополитов, архиепископов и епископов, во священническом церковном и монашеском чине Тебе послуживших; создателей святого храма сего, православных праотец, отец, братий и сестер, зде и повсюду лежащих; вождей и воинов за Веру и Отечество живот свой положивших, верных, убиенных в междуусобной брани, утонувших, сгоревших, на мразе замерзших, растерзанных зверьми, без покаяния внезапно скончавшихся и не успевших примириться с Церковью и со своими враги, в изступлении ума самоубиенных, тех, о коих заповедали и просили ны молитися, о коих несть кому молитися, и верных, погребения христианскаго лешенных (имя рек) в месте светле, в месте злачне, в месте покойне, отнюдуже отбеже болезнь, печаль и воздыхание. Всякое согрешение, содеянное ими словом или делом или помышлением яко благий Человеколюбец Бог прости, яко несть человек, иже жив будет и не согрешит. Ты бо еси един кроме греха, правда Твоя — правда во веки, и слово Твое — истина.

Яко Ты еси воскресение, и живот и покой усопших раб Твоих (имя рек), Христе Боже наш, и Тебе славу возсылаем со безначальным Твоим Отцем, и Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Отпевание

По совершении Божественной литургии начинается последнее молитвословие об умершем православном — совершается чин погребения.

Чин отпевания и погребения мирян по своему составу подобен панихиде или утрени и состоит из трех частей: во-первых, из чтения псалмов 90 «Живый в помощи Вышняго…» и 118: «Блажени непорочнии…»; во-вторых, из пения канона, стихир, Блаженн, чтения Апостола и Евангелия и возглашения ектений; в-третьих, из стихир при последнем целовании, отпуста, пения при несении тела умершего к могиле и заупокойной литии на могиле.

При отпевании мирян 17-я кафизма, или псалом 118, разделяется на три статии, или части. В первой и последней статиях каждый стих псалма сопровождается пением «Аллилуиа», а каждый стих второй статии — пением стиха «Помилуй раба Твоего (рабу Твою)». Статии же, или части кафизмы, обозначаются в богослужебных книгах так: 1-я статия словами «Непорочнии в путь…», 2-я статия словами «Заповеди твоя…» (т. е. словами из первого стиха второй статии «Руце Твои сотвористе мя и создаете мя, вразуми мя и научуся заповедем Твоим», стих 73); 3-я статия обозначается словами: «Имя Твое…» (которыми оканчивается 1-й стих 3-й статии: «Призри на мя и помилуй мя, по суду любящих имя Твое», стих 132).

Когда мы читаем в Требнике, в последованиях погребения мирян и священников о том, что поют «Непорочнии в путь…», «Аллилуиа», то должны знать, что эти слова, содержащиеся в первой статии, поет сначала один певец на клиросе, и особым напевом (каждую статию — на особый глас), и что затем всю эту статию должны петь и прочие певцы тем же напевом, каким начинал их петь один певец.

После 1-й и после 2-й статии произносится заупокойная (малая) ектения. После 3-й статии поются тропари Непорочны: «Святых лик обрете Источник Жизни…» с припевом: «Благословен еси, Господи…» Затем следует заупокойная ектения и тропарь (называемый в 14-й главе Типикона «седален покоин»):

«Покой, Спасе наш, с праведными раба Твоего и сего всели во дворы Твоя, якоже есть писано, презирая, яко Благ, прегрешения его, вольная и невольная, и вся, яже в ведении и не в ведении, Человеколюбче».

Слава, и ныне, Богородичен: «От Девы возсиявый миру, Христе Боже, сыны Света Тою показавый, помилуй нас».

Затем начинается вторая часть отпевания. Читается 50 псалом «Помилуй мя, Боже…» и поется канон, творение Феофаново, его же краестрочие (акростих); «Шестую припеваю отшедшему песнь». При чтении канона обычно поется припев: «Покой (или — упокой. — Ред.), Господи, душу усопшаго раба Твоего».

Содержание канона: моление о почившем; объяснение, каким путем вошла смерть в среду людей, созданных для бессмертия; указание на то, как, с помощью каких средств восторжествовать над ней и получить бессмертие, — как восторжествовали мученики и все угодившие Господу Богу.

После малой ектении о упокоении по 3-й песни канона поется седален: «Воистинну суета всяческая…», а после малой ектении по 6-й песни поются кондак «Со святыми упокой…» и икос «Сам Един еси Безсмертный…»

После малой ектении по 9-й песни канона поются на 8 гласов восемь самогласных стихир в которых изображается скоротечность жизни и тленность земных благ.

Стихиры самогласны — это вопль человека над развалинами жизни человеческой, вопль о суете, ничтожности, всех бедствиях и скорбях, вопль — как следствие горького опыта и плод внимательных наблюдений над всеми сторонами жизни человеческой. Это — не ощущение только, но как бы осязание во всем земном тления, разрушения и смерти; это картина жизни человеческой, не радующая и не пленяющая взора нашего, но возбуждающая болезненное сотрясение во всем нашем существе; картина, при взгляде на которую рассеиваются все наши надежды на земное, разбиваются о камень все наши помыслы и мечты, ноет сердце и болит душа…

«К какой жизненной радости не примешивается скорбь? Какая слава держится непоколебимо? Всё ничтожнее тени, всё обманчивее ночных грез! Одно мгновение — и всё уничтожается смертью! Но, Христе Человеколюбивый, упокой того, кого Ты воззвал (призвал) от нас, во свете Лица Твоего и в наслаждении, уготованном Тобою избранным».

«О, как тяжко разлучение души с телом! О, как невыносима тогда ее скорбь! И нет никого, кто бы разделил с ней эту скорбь. Обращается она к ангелам — и напрасно молится им; призывает на помощь людей — и никто не является. Но, братия мои возлюбленные, вспомнив свою мимолетную жизнь, будем просить у Христа упокоения усопшему и своим душам великой милости».

«Всё человеческое — суета, что не идет дальше смерти: богатство — ни к чему; слава — только до могилы. Предстанет смерть — всё пропало. Но будем молить Бессмертного Христа: Господи! Взятого от нас упокой там, где наслаждаются блаженством все угодившие Тебе».

«Где есть мирское пристрастие? Где есть привременных мечтание (где призрак непостоянных)? Где есть злато и сребро? Где есть рабов множество и молва? Вся — персть (грязь, прах земной), вся — пепел, вся — сень (тень, мрак). Но приидите, возопиим Безсмертному Царю: Господи, вечных Твоих благ сподоби преставльшагося от нас, упокояя его в нестареющемся блаженстве Твоем».

«Вспомнил я слова пророка: я — земля и пепел. Потом всмотрелся в могилы и увидел обнаженные кости и сказал себе: да кто же тут царь, кто воин? Кто — богатый или нищий? Кто — праведник или грешник? Но, Господи, упокой с праведными раба Твоего!»

«Начаток мне и состав зиждительное Твое бысть повеление (Твое созидающее повеление было началом моего естества): восхотев бо от невидимаго же и видимаго жива мя составити естества, от земли тело мое создал еси, дал же ми еси душу Божественным Твоим и Животворящим Вдохновением. Темже, Христе, раба Твоего во стране живущих и в селениих праведных упокой».

«По образу Твоему и по подобию создавый в начале человека, в Рай поставил еси владети Твоими тварьми. Завистью же диаволею прельстився, снеди причастися, заповедей Твоих преступник (нарушитель) быв. Темже паки в землю, от нея же взят бысть, осудил еси возвратитися, Господи, и испросити упокоение».

«Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть и вижду во гробех лежащую, по образу Божию созданную нашу красоту — безобразну, безславну, не имущую вида. О чудесе! Что сие еже о нас бысть (которое с нами совершилось) таинство? Како предахомся тлению? Како сопрягохомся смерти (соединились со смертью)? Воистину Бога повелением, якоже писано есть, подающаго преставльшемуся упокоение»

После горького плача новозаветного Иеремии (т. е. святого Иоанна Дамаскина) о разрушении величественного Иерусалима — человека, слышится сладчайший голос Господа Иисуса Христа, возвещающего о разных видах блаженств, уготованных христианину в Будущей жизни. После мрачной картины земной жизни человеческой резкой противоположностью ей представляется светлая и величественная картина Будущей блаженной жизни, и смерть — этот ужас земнородных — перестает быть страшной в глазах христианина.

Следует затем чтение Апостола и Евангелия — оно возвещает нам о будущем Воскресении мертвых.

Чтобы не оставить в страждущем сердце места для печали и ни одного облака сомнения, могущего возникнуть в душе при виде разрушения прекраснейшего из творений Божиих, святой апостол Павел возвышает свой утешительный глас, переносит мысль нашу за пределы гроба и раскрывает перед нами дивные тайны будущего славного преображения тела человеческого.

Заупокойный Апостол — зачало 270 Первого послания к солунянам, глава 4, стихи 13-17. (Приводятся автором по русской Библии. — Ред.)

«Братие, не хочу же оставить вас в неведении об умерших, дабы вы не скорбели, как прочие, не имеющие надежды. Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним. Ибо сие говорим вам словом Господним, что мы, живущие, оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим умерших; потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с Неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках, в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем».

Наконец, Сам Господь Иисус Христос устами священника утешает и обнадеживает нас, как Верный Друг, как Милосердный и Сострадательный Благодетель, осушающий наши слезы и проливающий отраду и радость в сердце, истерзанное горем и печалью.

Заупокойное Евангелие — от Иоанна, зачало 16, глава 5, стихи 25-30. (Приводятся по русской Библии. — Ред.).

» Истинно, истинно говорю вам: наступает время и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышавши, оживут. Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе, и дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий. Не дивитесь сему: ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия, и изыдут творившие добро в Воскресение жизни, а делавшие зло — в Воскресение осуждения. Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен, ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца».

После чтения Евангелия возглашается ектения о упокоении: «Помилуй нас, Боже…» После ектении священник произносит вслух не только возглас: «Яко Ты еси Воскресение и Живот…», но и всю молитву: «Боже духов…», предшествующую этому возгласу.

В Требнике сказано: «И по исполнении сего (ектении) глаголет первый от священников, или архиерей прилучився, молитву: «Боже духов…» велегласно, пришед близ умершаго. Такожде и настоящий священницы вси. Ведомо же буди, яко глаголему коемуждо прошению от диакона, во елико глаголется прошение от него, глаголет вышереченную молитву кийждо священник, по чину своему, тайно, близ умершаго, и возглашает: «Яко Ты еси Воскресение и Живот…» Ныне же от перваго священника или архиереа глаголется велегласно молитва: «Боже духов…» якоже выше речеся. По возгласе же бывает целование». (Последование погребения мирских человек.)

Последнее целование, или прощание с умершим, совершается при пении трогательных стихир, которые в состоянии потрясти самую нечувствительную душу. Но Церковь прощальными песнопениями хочет только сильнее и живее запечатлеть в сердцах живущих памятование о страшном дне смерти, а не возбудить в нас безотрадную скорбь. С другой стороны, снисходя к немощи нашей природы, она дает возможность страждущему сердцу излить скорбь свою и заплатить дань природе.

Вот некоторые из этих прощальных стихир (приводятся автором на русском языке. — Ред.).

«Братия! Приидите — отдадим последнее целование умершему, благодаря Бога. Вот он оставил родных своих и спешит в могилу. Теперь у него уже нет забот о суете земной и о требованиях плоти многострастной. Где теперь родные и друзья? Вот — разлучаемся… О, помолимся Господу, чтобы Он упокоил его».

«О, какая разлука, братия! Какая невыносимая скорбь, какая горечь слез в настоящие минуты! Вот, придите — еще раз целуйте того, который так мало был среди нас. Затем засыплет его могильный песок, закроет надгробный камень и он, разлучившись со всеми родными и друзьями, в гробовой тьме соединится со всеми другими мертвецами. О, помолимся Господу, чтобы Он упокоил его».

«Теперь обличается обольстительное торжество суеты жизненной. Вот, дух оставил свою телесную храмину, и что же с ней стало? Почерневшее брение, пустой сосуд, безгласный, неподвижный, бесчувственный, мертвый. Провожая ее в могилу, будем молиться Господу, чтобы Он дал почившему вечное упокоение».

«Какова наша жизнь? Поистине — (скороувядающий) цвет, дым, утренняя роса. Подойдем ко гробу и всмотримся пристально: где же стройность тела? Где жизненные силы? Где красота глаз и лица? Всё завяло, как трава, всё разрушено. Приидем ко Христу и припадем к Нему с рыданиями».

«Видя перед собой умершего, представим себе всё, что будет с нами в последние минуты жизни. Вот, он исчез с земли, как дым, отцвёл, как полевой цветок; посечен, как трава; затем, покрытый гробной пеленой, засыплется землей. Оставляя его навсегда скрывшимся от нас, будем молиться Христу, чтобы Он дал ему вечное упокоение».

«О, поистине всё — суета и пустота; всё, что обольщало в жизни, обращается в ничтожество. Все мы исчезнем, все умрем: цари и сильные земли; судьи и притеснители, богатые и нищие, всё, что только называется человеком. И вот они, красовавшиеся жизнью, одинаково все ввергаются в могилу. Будем молиться, чтобы Господь упокоил всех».

«Все телесные органы теперь ни к чему; так легко прежде приводимые в движение, они сделались теперь неподвижными, ничего нечувствующими, мертвыми: очи закрылись, ноги и руки, как скованные, слух закрылся, на язык наложена печать молчания, и всё уже — достояние могильного тления. О, поистине всё — суета человеческая».

А вот и сам умерший словами церковной песни взывает к оставшимся живым:

«Братия, друзья и знакомые! Видя, как я лежу безмолвный и бездыханный, плачьте обо мне. Давно ли я беседовал с вами? И вот, как скоро настиг меня смертный час. О, все вы, кто любил меня! Подойдите, отдайте мне последнее целование; больше мне уже не быть и не беседовать с вами, потому что я отхожу к Судии, у Которого нет лицеприятия, перед Которым предстоят наравне раб и господин, царь и воин, богатый и нищий, — все равны и каждый за свои дела будет или прославлен, или посрамлен. Но прошу всех и умоляю: непрестанно молитесь обо мне Христу Богу, чтобы я не был за свои грехи ввержен в место мучения, но чтобы Он вселил меня туда, где Свет Жизни». Вслед за пением стихир совершаются молитвословия, составляющие литию об усопших, после которой бывает отпуст:

«Воскресый из мертвых, Христос Истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матере, святых славных и всехвальных апостол, преподобных и богоносных отец наших и всех святых, душу от нас преставльшагося раба Своего (или — рабы Своея. — Ред.) (имярек), в селениих праведных учинит, в недрех Авраама упокоит и с праведными сопричтет, и нас помилует, яко Благ и Человеколюбец. Аминь».

Диакон молит Господа, чтобы Он во блаженном успении подал вечный покой усопшему рабу и сотворил ему вечную память. Архиерей или иерей сам произносит трижды: «Вечная твоя память, достоблаженне и прис-нопамятне брате наш (или — достоблаженная и приснопамятная сестра наша. — Ред.)».

Затем певцы поют трижды — «Вечная память».

Святой Симеон Солунский говорит: это возглашение означает, что отшедшие сочетались со святыми и удостоены наследия их.

Разрешительная молитва

После возглашения усопшему вечной памяти «архиерей, аще приключится тамо быти, или иерей чтет молитву прощальную велегласно».

«Господь Иисус Христос, Бог наш, Иже Божественныя заповеди святым Своим учеником и апостолом давый, во еже вязати (здесь: не прощать) и решити (и прощать) падших грехи, и от оных паки (от них вновь, опять) мы приемше вины (причину, повод) тоежде (то же) творити: да простит тебе, чадо духовное, аще что соделал еси в нынешнем веце, вольное или невольное, ныне и присно, и во веки веков. Аминь».

Ныне вместо краткой прощальной молитвы обычно читается другая, пространная, печатаемая особо (на отдельном листе), она называется «разрешительной молитвой». Вот эта молитва:

«Господь наш Иисус Христос Божественною Своею благодатию, даром же и властию, данною святым Его учеником и апостолом, во еже вязати и решити грехи человеков, рек им: приимите Духа Святаго; ихже отпустите грехи, отпустятся им; ихже удержите, удержатся; и елика аще свяжете и разрешите на земли, будут связана и разрешена и на Небеси. От онех же и на ны другдругоприимательно (преемственно, друг за другом) пришедшею (благо-датию), да сотворит чрез мене, смиреннаго, прощенно и сие по духу чадо (имярек) от всех, елика яко человек согреши Богу словом или делом, или мыслию, и всеми своими чувствы, волею или неволею, ведением или неведением. Аще под клятвою или отлучением архиерейским или иерейским бысть, или аще клятву отца своего или матере своея наведе на ся, или своему проклятию подпаде, или клятву преступи, или иными некиими грехи яко человек связася (здесь: был запрещен, подлежал проклятию), но о всех сих сердцем сокрушенным покаяся и от тех всех вины и юзы (от того, что связывает) да разрешит его ; елика же за немощь (а все, что по немощи) естества забвению предаде, и та вся да простит ему , человеколюбия ради Своего, молитвами Пресвятыя и Преблагословенныя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, святых славных и всехвальных апостол и всех святых. Аминь».

Разрешительная молитва обычно читается священником и дается в правую руку усопшему не после отпуста отпевания, но во время отпевания, после чтения Евангелия и самой молитвы. Чтение ее сопровождается (по крайней мере, должно сопровождаться) тремя земными поклонами всех молящихся.

Если ныне разрешительная молитва читается над всеми умирающими в покаянии, то это, с одной стороны, потому, что всякий православный христианин имеет в ней нужду, а с другой стороны, дабы этого благодеяния (как замечает блаженный Августин о молитве за умерших) не был лишен никто из тех, к кому оно может относиться. Ибо лучше преподать его и тем, которым оно ни пользует, ни вредит, нежели отнять у тех, коим оно полезно.

Обычай нашей Православной Церкви давать разрешительную молитву в руки умершему, получил начало при святом Феодосии Печерском. В княжение Ярослава I пришел в Русскую землю из земли Варяжской некто Симон. Впоследствии он принял православную веру и отличался благочестием и особой любовью к святому Феодосию.

Отпевание и погребение младенцев

Над младенцами, умершими по Святом Крещении, совершается особое отпевание, как над непорочными, безгрешными: Святая Церковь не молится об оставлении грехов умерших, а только просит сподобить их Царствия Небесного, по неложному обещанию Христову. Хотя младенцы после Святого Крещения сами не сделали ничего, чем могли бы заслужить себе Небесное Царство, но они во Святом Крещении очистились от прародительского греха, соделались непорочными и… наследниками Царства Божия.

Отпевание по чину младенческому совершается над детьми, умершими до семилетнего возраста, с какового возраста дети уже исповедуются, как и взрослые.

Отпевание младенцев короче отпевания возрастных (взрослых) мирских человек и отличается следующими особенностями.

1) Не поется 17-я кафизма.

2) Не поются «тропари непорочны».

3) Поется канон с припевом: «Господи, упокой младенца». Для ознакомления с духом и сущностью этого канона приведем из него три тропаря (на русском языке. — Ред.):

«Не о младенцах будем плакать, будем лучше рыдать о самих себе, мы, постоянно грешащие, чтобы избавиться нам геенны».

«Владыка! Ты лишил младенца земных наслаждений: удостой же его, как Правосудный, Небесных благ».

«Не рыдайте обо мне, сродники и друзья! Ибо я не сделал ничего, достойного плача; плачьте лучше о самих себе, потому что вы постоянно грешите, чтобы вам не подвергнуться мукам: так взывает умерший младенец».

4) Ектения о упокоении младенца отличается от произносимой об умерших в возрасте: в ней усопший младенец называется блаженным и нет моления о прощении его согрешений. И молитва, тайно читаемая священником после ектении, иная, нежели при возглашении ектении об усопших возрастных. «Паки и паки миром Господу помолимся. Еще молимся о упокоении блаженного младенца (имярек) и о еже по неложному Своему обещанию, Небесному Своему Царствию того сподобити.

Яко да Господь Бог наш учинит дух его, идеже вси праведнии почивают.

Милости Божия, Царства Небеснаго и со святыми упокоения у Христа, Безсмертнаго Царя и Бога нашего, тому и сами себе просим. Господу помолимся». Священник (тайно):

«Господи Иисусе Христе, Боже наш, породившимся от воды и Духа и в непорочном житии к Тебе проставляющимся Царство Небесное дати обещавый и рекий: оставите дети приходйти ко Мне, таковых бо есть Царство Небесное! Смиренно молимся, ныне от нас проставленному рабу Твоему, непорочному младенцу (имярек), по Твоему неложному обещанию, Царствия Твоего наследие даруй, нас же беспорочное сподоби прейти и христианское скончати житие, со всеми святыми Твоими в Небесных чертозех водворитися». И возглашает:

Яко Ты еси Воскресение, Живот и Упокоение всех рабов Твоих и ныне преставленному рабу Твоему, младенцу (имярек), Христе Боже наш, и Тебе славу возсылаем…

5) После 6-й песни канона и кондака «Со святыми упокой…» с икосом «Сам Един еси Безсмертный…» поются еще три икоса, изображающие скорбь родителей по умершим младенцам.

6) По 9-й песни — малая ектения и ексапостиларий:

Ныне упокоихся и обретох ослабу (облегчение) многу, яко преставихся от истления и преложихся к животу (перешел к жизни): Господи, слава Тебе (трижды).

Слава, и ныне: Ныне избрах Богоматерь Отроковицу, яко родйся из Нея Христос, всех Избавитель: Господи, слава Тебе.

7) После канона Апостол и Евангелие читаются иные, нежели при отпевании мирских человек.

Апостол — зачало 162 (Первого послания к коринфянам, глава 15, стихи 39-46) — о состоянии души и тела человека после Воскресения.

Евангелие — от Иоанна, зачало 21 (глава 6, стихи 35-39) — о Воскресении мертвых в последний день силою Воскресшего Господа.

8) После Евангелия «бывает последнее целование» при пении прощальных стихир (числом 5): в этих стихирах выражается скорбь родителей об усопшем младенце и преподается утешение в том, что он соединился с ликами (здесь: со множеством) святых, как «непричастный житейских зол» и «чистый от тления грехолюбого».

9) После прощальных стихир — лития и отпуст:

Воскресый из мертвых, и живыми и мертвыми обладаяй, Христе, Истинный Боже наш, молитвами Пресвятыя Твоея Матере и всех святых Твоих, душу от нас преставленнаго младенца (имярек) в скиниях святых всели и с праведными причти, яко Благ и Человеколюбец.

По отпусте же глаголет иерей:

Вечная твоя память, достоблаженне и приснопоминаемый младенче (имярек).

Лик же поет трижды: Вечная память.

10) Вместо разрешительной молитвы, положенной при отпевании возрастных, священник читает следующую молитву:

Храняй младенцы, Господи, в нынешнем житии, в будущем же веце уготовавый им пространство, Авраамово лоно и по чистоте Ангельская светообразная места, в нихже водворяются праведных дуси! Ты Сам, Владыко Христе, душу раба Твоего младенца (имярек) приими с миром. Ты бо рекл еси: оставите дети прийти ко Мне, таковых бо есть Царство Небесное. Тебе бо подобает всякая слава, честь и поклонение, со Отцем и Святым Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

«И вземше тело, идут ко гробу (могиле) предъидущим иереом и диаконом и всему клиру, поющим «Святый Боже…». Вложивше же мощи во гроб, иерей начальствуяй, взем лопату, сыплет землю во гроб, глаголя: «Господня есть земля и исполнения ея, вселенная и вси живущии на ней». И отходят, благодаряще Бога».

Примечание. Над умершими младенцами, которые не сподобились Святого Крещения, не совершается отпевание, так как они не очищены от прародительского греха.

Что же касается судьбы младенцев, умирающих без Крещения, то… некоторые из древних отцов и учителей Церкви (в их числе — блаженный Августин) полагали, что такие младенцы терпят муку, хотя, насколько возможно, легкую.

Другие говорили о некоем среднем состоянии между блаженством и осуждением. Эту последнюю мысль высказывают: а) святой Григорий Нисский: «Преждевременная смерть младенцев не дает еще мысли о том, чтобы так оканчивающий жизнь был в числе несчастливых; равно как и чтобы наследовал одинаковую участь с теми, кои в сей жизни очистили себя всякой добродетелью» (К Гиарию о младенцах, похищаемых преждевременной смертью. В «Христианском чтении», 1838,4).

б) святой Григорий Богослов: «Последние (не сподобившиеся Крещения ввиду малолетства) не будут у Праведного Судии ни прославлены, ни наказаны, потому что, хотя не запечатлены (печатью греха. — Ред.), однако же и не худы, и больше сами потерпели, нежели сделали вреда. Ибо не всякий, недостойный наказания, достоин уже и чести; равно как не всякий, недостойный чести, достоин уже наказания» (Слово на Святое Крещение, в Творениях святых отец, 3,294).