П я чаадаева

  • Авторы
  • Файлы
  • Литература
Соболева Н.О. 1

1 Забайкальский государственный университет

487 KB

1.Чаадаев П.Я. Полн. собр. соч. и избр. письма. Т. 1. — М., 1991. С. 327
2. Ненашев М.И. П.Чаадаев: «Россия — целый особый мир» // Философские исследования. М., 1998, №3 URL: http://www.nenashev.kirov.ru/articles/03/ (дата обращения 28.11.2013)

В 2014 году исполняется 220 лет со дня рождения русского философа и публициста Петра Яковлевича Чаадаева (1794—1856) .

Сегодня мысли Чаадаева приобретают особое значение, поскольку его идеи об особом положении России среди других цивилизаций, в целом мысли о России, имеют полную возможность пониматься дословно. Можно предположить, что Чаадаев предвидел перемены в русском обществе, поэтому он осознанно придавал своим идеям пророческий характер. Сегодня выявленные им недостатки устройства России можно назвать актуальными. В настоящее время наблюдается намного больше условий для принятия и одобрения идей Чаадаева о России, чем во время написания «Философических писем» — его главного труда, в котором излагаются основные идеи.

Чаадаев в период с 1829-1831 годы создал своё самое важное творение — «Письма о философии истории» («Философическими письмами» они стали называться после публикации первого письма в журнале «Телескоп»). Выход в свет первого письма вызвал ярое негодование властей. В нем было выражено крайнее недовольство отлучённостью России от «всемирного воспитания человеческого рода», духовным застоем, который препятствует исполнению заранее определенному свыше историческому заданию.

После публикации первого письма издатель Надеждин был сослан, журнал закрыт, а Чаадаев ­­­­­­­­­– причислен к сумасшедшим.

Чаадаев в «Философических письмах» закладывает два основных тезиса русской философии: желание воплотить утопию в жизнь и поиск народной идентичности. Многие утверждения «Философических писем» показывают аномальность и самобытность России. Чаадаев называет себя мыслителем религиозного, признает Высший Разум, который показывает себя в истории через судьбу. Главной идеей христианства Чаадаев называет «водворении царства Божьего на Земле». При этом Царство Божье — это сравнение со справедливым обществом, которое уже осуществляется на Западе (позже западники на этом делали основной упор). Что касается самобытности России, то по его словам, Россия не принадлежит ни Западу, ни Востоку, русские представляют собой исключительную нацию. Главная суть России — быть примером всему миру. В то же время Чаадаев был далёк от гордости и веры в необыкновенность России. Для него цивилизация едина, а все попытки поиска самобытности есть национальное суеверие. «Философические письма» Чаадаева дали сильное побуждение к развитию русской философии. Его последователи сложились в западников, а его противники — в славянофилов.

Сейчас «Философические письма» и идеи Чаадаева воспринимаются без внутреннего протеста, и объясняется это, скорее всего тем, что у России было время, когда она почувствовала, на каком пути она оказалась. В 1836 году уровень самосознания общества был не готов к такой информации. Напрашивается мысль, что свои письма Чаадаев направлял читателям XX и XXI века.

Но все-таки в своё время Чаадаев имел контакт с обществом и значительно повлиял на взгляды некоторых его представителей. Среди них А.С. Пушкин, М.А.Бакунин, А.И.Герцен, М.Ю.Лермонтов, Н.В.Гоголь, В.Г.Белинский, Ф.М.Достоевский и другие. Роль творчества Чаадаева во влиянии на русскую интеллигенцию и в последующем ее расколе на две части неоспорима.

Религиозные философы России XIX века создали мало произведений, которые можно читать сейчас и последующим поколениям, как классику. Чаадаев выразил свои мысли лишь в статьях и в письмах. Тем не менее, его можно считать человеком, создавшим новые рамки прогресса. «В России, в царствование Николая, когда правду нельзя было ни печатать, ни говорить, ни даже думать, когда за правду ссылали в Сибирь, отправляли на Кавказ, Сажали в Шлиссельбург, Чаадаев говорил всегда и всем правду» .

Образ Чаадаева многолик и противоречив, но он был учителем и опорой для многих русских мыслителей, которые принадлежали, к противоположным течениям. Можно привести пример «веховцев», которые являются прямыми последователями П.Я.Чаадаева и их оппонентов, учеников Бакунина (анархистов) и Чернышевского (социалистов). На них на всех отразилось влияние идей Чаадаева. Возможно, что парадокс в самом Чаадаеве, который впервые поставил вопросы о судьбе России перед современниками и потомками. Можно предположить, что поставленная проблема не потеряет актуальности в будущем.

Библиографическая ссылка

Соболева Н.О. К ВОПРОСУ ОБ АКТУАЛЬНОСТИ ИДЕЙ П.Я.ЧААДАЕВА В СОВРЕМЕННОСТИ // Международный журнал экспериментального образования. – 2014. – № 6-1. – С. 139-140;
URL: http://www.expeducation.ru/ru/article/view?id=5045 (дата обращения: 28.05.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)
«Современные проблемы науки и образования» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.791

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074

«Современные наукоемкие технологии» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.909

«Успехи современного естествознания» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.736

«Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» ИФ РИНЦ = 0.570

«Международный журнал экспериментального образования» ИФ РИНЦ = 0.431

«Научное Обозрение. Биологические Науки» ИФ РИНЦ = 0.303

«Научное Обозрение. Медицинские Науки» ИФ РИНЦ = 0.380

«Научное Обозрение. Экономические Науки» ИФ РИНЦ = 0.600

«Научное Обозрение. Педагогические Науки» ИФ РИНЦ = 0.308

«European journal of natural history» ИФ РИНЦ = 1.369

Издание научной и учебно-методической литературы ISBN РИНЦ DOI

Выдающуюся роль в развитии русской философии XIX векасыграл Петр Яковлевич Чаадаев, русский мыслитель и публицист.

В 20-х годах, путешествуя по Европе, П.Я. Чаадаевпознакомился с Шеллингом, философия которого, особенно ее религиозные мотивы,оказала большое влияние на формирование его мировоззрения и философскихубеждений. В 1829–1831 гг. он создает свое основное философское произведение»Письма о философии истории», известное больше под названием «Философскиеписьма». Изложенные в них философские идеи вызвали негодование у царя НиколаяII, и с его высочайшего повеления он был объявлен непатриотом и сумасшедшим. Вответ на это обвинение Чаадаев пишет новое произведение «Апология сумасшедшего»(1837), которое вызвало у русского самодержца еще большее раздражение. СанкцииНиколая II последовали незамедлительно – ему запрещено публиковаться, жизнь егопротекала под негласным надзором. Образ его жизни – жизнь затворника, лишенноговозможности общаться с внешним миром и доводить до него свои философские идеи.Несмотря на цензуру, его философские идеи оказали плодотворное влияние наразвитие философской мысли в России. Каковы же основные философские идеи П.Я.Чаадаева?

Исходный постулат его философии заключается в том, чтоБог есть Абсолютный Разум, который благодаря своей универсальной идеальной,духовной сущности имеет в себе начало для всего действительного существующего.Он – непротиворечивый в себе Универсум: «Все имеет начало в совершенной мыслиБога» . Бытие мира, бытие истории и бытие человека являетсярезультатом «непрерывного действия Бога на мир», его торжествующего шествия.Человек никогда «не шествовал иначе, как при сиянии божественного света» . Абсолютное единство Бога проявляется во всей совокупностичеловеческих существ. Наиболее ярко Абсолютное единство Божественного разумапроявляется через откровение и провиденциональное действие, созидание итворение добра. Чаадаев как бы склоняется к мысли, что субстанциональнойосновой Божественного разума и является добро.

Каким же образом можно представить Божественный разум,который есть Абсолют в себе, завершенное совершенство в себе? Чаадаев считает,что трояко. Во-первых, он является нам и предстает как Бог-отец, в которомисчезает всякое противоречие. Он явил себя нам (человечеству) настолько,»насколько это необходимо для того, чтобы человек мог искать его в этой жизни инайти Его в другой» . Бог есть абсолютная реальность,абсолютное бытие. Во-вторых, Бог предстает перед нами как «Дух Святой», дух,разум, действующий на души людей через их разум. В нем (Святом Духе) находятсяистоки и основания добра, справедливости, истины. В-третьих, он является нам имы представляем его в лице Бога-сына, Иисуса Христа, в котором человеческоенеразделимо с Божественным. Поэтому, «если бы не пришел Иисус Христос – мирсделался бы «ничем» .

Чтобы Бог открылся нам, подчеркивает Чаадаев,создатель, Первотворец наделил человека необходимыми способностями: верой иразумом. Вера открывает нам сферу Бытия Бога во всех трех ипостасях егоединства (триединства). Она является необходимой предпосылкой и условиемотношения человека с Богом. Разум же позволяет понимать, постигать сущностьБога. Поэтому Вера и разум нерасторжимы. Быть верующим – значит быть разумным.Причем «в задачи божественные основателя христианства никогда не входилонавязывать миру немую и близорукую веру» . Он солидарен спостулатом Августина Блаженного, что вера без разума слепа. Ибо слепая вера –вера толпы, а не личности.

Человеческий разум – модус Божественного разума.Создатель и наделил им человека для того, чтобы быть понятым им (человеком) . Чаадаев выделяет два свойства, два основания человеческогоразума. Первым свойством человеческого разума является его религиозность инравственность. Поэтому, «чтобы размышлять, чтобы судить о вещах, необходимоиметь понятие о добре и зле. Отнимите его у человека, и он не будет ниразмышлять, ни судить, он не будет существом разумным» . Своейволей наделил Бог человека нравственным разумом. Это – центральная мысльЧаадаева о сущности человеческого разума, которая проявляется в виде «смутногоинстинкта нравственного блага», «неоформленного понятия без обязательноймысли», «несовершенной идеи различения добра и зла», непостижимым «образомвложенные в нашу душу» .

Другое свойство человеческого разума, имеющего генезисв Божественном Разуме, выражается в его волящем и творческом характере.Творческая природа человеческого сознания, по убеждению П.Я. Чаадаева,позволяет людям «творить жизнь самим, вместо того, чтобы предоставлять еесобственному течению» . Разум не бесстрастная система,безразлично все созерцающая. Поэтому вместилищем человеческой разумностиявляется сердце – разумное по природе и действующее собственной властью. «Те,кто сердцем создает себе голову, успевают и делают больше, потому что в чувствегораздо больше разума, чем в разуме чувств». Человек есть нечто большее, чемчисто разумное существо, убежден П.Я. Чаадаев. Средоточием разумно-духовнойжизни человека, его «сердечности» является христианская любовь, которая есть»рассудок без эгоизма, рассудок, отказывающийся от способности все относить ксебе». Поэтому и вера есть не что иное, как момент человеческого знания.»Необходимым условием развития человека и его разума является религиозно-нравственноевоспитание, опирающееся на обязательный догмат троицы» .

Обращает внимание П.Я. Чаадаев и на противоречивыйхарактер бытия человека, поскольку бытием человека управляют два вида законов.Как живое телесное существо человек подчиняется закону самосохранения,требующего только личного, эгоистического блага, в чем он (человек) и видитсвою свободу. «Действие этого закона видимо и жутко, почитается эгоистическоесамоутверждение свободой, человек всякий раз потрясает все мироздание и такдвижется история».Земная свобода – есть свобода «дикого осленка», подчеркиваетП.Я. Чаадаев. Это – негативная свобода.

Другим законом бытия человека, стороной необходимости,по Чаадаеву, является Закон Божественного Разума, в котором содержится истина идобро. Он (Божественный Разум) и проявляется, и действует как истина и добро,приобретая свойство Провидения. Поэтому свобода бытия человека приобретаетподлинный характер тогда, когда есть «непрерывное внешнее воздействие на разумчеловека» Бога, которого человек не замечает. Бог наставляет человека на путьистинной свободы, которая и заключается в соединении свободы и добра. Каксправедливо замечает Л.А. Ермичев, Чаадаев хочет вогнать свободу в рамки добра.Он боится свободы без добра потому, «что она всякий раз потрясает всемироздание, во-первых, во-вторых, такая свобода заводит в тупик. Она движетсяпо замкнутому кругу» .

Поэтому человек и в своем бытии и в истории, по мнениюЧаадаева, сталкивается не столько с противоречием свободы и необходимости,сколько с противоречием свободы и добра, а стремление к последнему и должностать необходимостью.

П.Я. Чаадаев придерживается провиденциалистскойконцепции мировой истории человечества: смысл истории определяется Божественнымразумом (все видящим) и Божественной волей (все предписывающей), властвующей ввеках и ведущей человеческий род к конечным целям. Хотя «Откровение» лежит воснове истории, субъектом истории является человечество или отдельный народ.Чаадаев в связи с этим отводит особое место и особую роль России в мировойчеловеческой истории.

С одной стороны, Россия «не принадлежит … ни к Западу,ни к Востоку, не имеет традиций ни того, ни другого. Мы стоим как бы вневремени, всемирное воспитание человеческого рода на нас не распространилось». Сдругой стороны, «Россия призвана к необъятному умственному делу: ее задача датьв свое время разрешение всем вопросам и возбуждающим споры в Европе» . Она должна принять на себя инициативу проведения всех великодушныхмыслей человечества, стать примером для нравственного совершенствованиячеловечества. Ее миссия – преодолеть человеческий эгоизм, который «завоевал»Европу. Единственным недостатком России для выполнения такой мессианской ролиявляется отсутствие свободы, республики и наличия крепостного права, считалП.Я. Чаадаев.

Из философии П.Я. Чаадаева в русской философии»выросли» два течения, два направления. «Славянофилы», которые восприняли идеиЧаадаева о «вере и соборности русского народа». Западники встали под знамя»разума», проповедуемого Чаадаевым. Оба течения в русской философии возниклипрактически одновременно и конкурировали вплоть до конца XIX – начала ХХ веков.

Список литературы

1. Ермичев Л.А. Ладья у подножия креста. О проблемеразума у П.Я. Чаадаева // Вопросы философии. – 2000. – № 12.

2. Новикова Л., Сиземская И. Парадигма русскойфилософии истории // Свободная мысль – 1995. – № 5.

3. Чаадаев П.Я. Полное собрание сочинений и избранныхписем: В 2 т. – М.: Наука, 1991.

Для подготовки данной работы были использованыматериалы с сайта http://www.filosof-chel.narod.ru/

Дата добавления: 13.03.2006

П.Я. ЧААДАЕВ

Идейные источники, взаимоотношение религии и философии

Петр Яковлевич Чаадаев (1794—1856) — один из самых известных русских мыслителей 30—50-х годов XIX века, хотя большинство из написанного им увидело свет лишь после его смерти. Его философии присущ профетический, то есть пророческий характер, он настойчиво проповедовал свои идеи, которые вызывали ожесточенные споры.

И до сегодняшнего дня для одних П.Я. Чаадаев — «родоначальник освободительного движения», борец против русского рабства, человек, который поднялся над борьбой западников и славянофилов, отец русской философии XIX — первой половины XX века, для других — «историософия Чаадаева — не от великого гнева, порожденного великой любовью, а от великого презрения, его интерпретация истории враждебна и чужда русскому национальному духу». Подобный разнобой определяется и непоследовательностью мысли П.Я. Чаадаева, и субъективной позицией авторов, анализирующих его идейное наследие. Все дело в том, что «басманный философ» не остался только в прошлом: его идеи и сейчас для одних служат призывным знаменем, для других — символом русофобства.

Приступая к собственному осмыслению важнейших мировоззренческих проблем, П.Я. Чаадаев был в достаточной мере знаком с историей философии, с западными богословскими школами. Среди разнообразных идейных источников, переосмысливая которые он создал собственную концепцию, можно выделить идеи таких французских консервативных мыслителей, как П. Балланш, Л. Бональд, Ж. де Местр и Ф. Шатобриан. Однако в генезисе взглядов Чаадаева все же особое место принадлежит философской системе Шеллинга. Сам он вспоминает, что, находясь в 1825 году в Карлсбаде, познакомился с Шеллингом и имел возможность часто беседовать с немецким мыслителем на философские темы. Идеи Шеллинга заинтересовали мыслителя, он тщательно изучает его произведения, между ними происходит даже обмен письмами. Шеллинг очень высоко оценивал уровень философского развития П.Я. Чаадаева, характеризуя его как самого замечательного из всех известных ему русских.

Чаадаева в шеллингианстве привлекает прежде всего попытка синтеза религиозного и философского элементов. Шеллинг в письме к русскому мыслителю, характеризуя философию откровения, утверждает, что это такая система мысли, которая излагает свои идеи, «не насилуя философии и христианства». Но и для Чаадаева «с первой же минуты» его философствования важнейшей задачей умственной работы становится создание религиозной философии. Последнюю можно разработать лишь при условии «слияния философии и религии», именно в этой сфере «лежит и главный интерес человечества».

Проблема «Чаадаев и христианство» для понимания его философии одна из основных. Эта тема была не раз предметом обсуждения как в классических трудах В.В. Зеньковского, Н.О. Лосского, Г.В. Флоровского, посвященных истории русской философии, так и в работах советских исследователей.

Корифеи отечественной мысли отмечали, что «мировоззрение Чаадаева носит ярко выраженный религиозный характер», его система является христианской философией и можно говорить, что она содержит «богословское построение по вопросам философии истории, философии культуры». Но возникает проблема: как сочетается религиозность мыслителя с церковностью, то есть с догматической определенностью его взглядов. Н. Лосский вообще обходит этот вопрос молчанием, для В. Зеньковского «нет никакого основания заподозрить церковность Чаадаева», более того, эта церковность носит православный характер, так как философ «никогда не рвал с православием». На наш взгляд, этот вывод не основан на анализе действительной позиции Чаадаева, а, скорее, отражает желание Зеньковского, чем подлинные реалии. Г. Флоровский совершенно прав, отмечая, что у Чаадаева, «этого апологета Римской теократии, в мировоззрении всего меньше именно церковности». При этом экклезиология восточного христианства вызывала у него особо отрицательное отношение.

В советской литературе долгое время господствующей точкой зрения на религиозность Чаадаева была позиция, изложенная

З.А. Каменским в очерке, посвященном Чаадаеву, в «Философской энциклопедии». Он, с одной стороны, признает формирующее значение религиозных идей в системе мыслителя, но с другой — утверждает, что «интерес Чаадаева к религиозной идее, к католической литературе никогда не становился для него самоцелью, но всегда был лишь одним из средств решения социальных и философско-психологических проблем». Эту же точку зрения поддерживают и В.Г. Хорос, и В.К. Кантор в своих статьях, посвященных анализу взглядов мыслителя . Известный исследователь творчества Чаадаева, издатель его трудов Б.Н. Тарасов справедливо подчеркивает, что подобное «укорачивание» христианских начал искажает подлинную позицию отечественного философа0. Возражения З.А. Каменского на статью Б.Н. Тарасова, на наш взгляд, звучат неубедительно, так как они доказывают лишь нецерковный, неортодоксальный характер религиозных воззрений Петра Яковлевича0. Да, «церковная обязательность» в сфере теоретических построений была чужда Чаадаеву, но в то же время именно христианство выступает в его взглядах не только ключом к пониманию социальных и мировоззренческих проблем, но и главной силой их разрешения. Хотя П.Я- Чаадаев не раз демонстрировал свое позитивное отношение к католицизму и считал это направление христианства наиболее истинным, все-таки он не был ортодоксальным католиком. Достаточно вспомнить его рассуждения об ангелах, учение о которых, по его мнению, «не есть догмат веры». Более того, он задает вопрос: «Человек, созданный по образу божию, может ли законно признавать существа превыше себя?» И отвечает: «Не думаю». Русский мыслитель критикует тех богословов-догматиков, для которых «мир не шагнул вперед». Если и для католицизма, и для православия догматические положения выражают саму сущность веры, то для философа «догмат по природе неподвижен и неподатлив». С его точки зрения сторонник сведения христианства только к незыблемым положениям превращается в «прислужника догмата», которому «дозволено оставаться вечно пригвожденным к своему «обязательному верованию».

П.Я. Чаадаев не принимает положения богословского иррационализма о том, что вера недоступна разуму. Он не разделяет позицию тех богословов, которые считают, будто уму можно проникнуть в религиозную сферу «лишь под условием самоупразднения». По его мнению религиозная вера всегда предполагает наличие определенного знания, а последнее может быть получено лишь при помощи разума. Более того, Чаадаев переосмысливает идею философии тождества Шеллинга и приходит к выводу, что «подлинное тождество существует не между нашим разумом и природой, но между нашим разумом и другим разумом. Вот как нужно понимать теорию абсолютного тождества». Исходя из этого тезиса, Чаадаев утверждает идею гармонии веры и разума, а значит, религии и науки. Философ считает: и та, и другая учат познавать Абсолютный разум, но если первая познает Бога в сущности», то вторая — «в его деяниях». И если гносеологический процесс протекает правильно, то «обе в конце концов приходят к Богу».

Придавая особое значение соотношению бесконечного и конечного разума, философ по-своему трактует грехопадение людей и его последствия. Благодаря свободной природе человека его индивидуальный ум «должен был обособиться, оторваться от всемирного разума». Последствия этого для индивида были самые негативные, так как это привело к «полному непониманию» между Богом и человеком. Эту трагическую ситуацию разрешило христианство. Бо- говоплощение и искупительная жертва Христа наконец-то приводят к тому, что «разум мировой был восстановлен в разуме индивидуальном и на этот раз занял в нем место навсегда». Исходя из этих положений, вряд ли можно согласиться с утверждением об отсутствии в христианской философии Чаадаева темы «о греховности человека». Другое дело, что понимание этой греховности и путей ее преодоления отличается от традиционных богословских тезисов. Философ состояние «падшего Я» понимает как своеобразную интеллектуальную деградацию, а искупление — как восстановление интеллектуальной мощи человека. Примат разумного, идеального начала прослеживается и в интерпретации истории человечества в целом, ибо для него является аксиомой утверждение о том, что «общество шло вперед лишь силою мысли».

  • См.: Кантор В.К. Имя роковое: Духовное наследие П.Я. Чаадаева и русскаякультура//Вопросы литературы. 1988. № 3. С. 64.
  • См.: Иванов В.В. Ненавистник слова «раб». Петр Чаадаев наш современ-ник//П.Я. Чаадаев: Pro et contra. СПб., 1998. С. 726—728.
  • См.: Копейное В.В. Пушкин и Чаадаев. К истории русского самосознания//Тамже. С. 696—725.
  • См.: Ермичев АЛ. Русская философия как целое. Опыт историко-систематического построения. СПб., 1998. С. 17.
  • См.: Ульянов Н.И. «Басманный философ»//Вопросы философии. 1990. № 8.С. 83.
  • См.: Ильин Н.П. Трагедия русской философии//Москва. 1990. № 3 . С. 204.
  • Чаадаев П.Я. Статьи и письма. М., 1989. С. 510.
  • Там же. С. 225.
  • Лосский Н.О. История русской философии. М., 1991. С. 769.
  • Зенькооский В.В. История русской философии. Т. 1.4. 1. Л., 1991. С. 167.
  • Зеньковский В.В. История русской философии. Т. 1.4. 1. С. 168.
  • Флоровский Г.В. Пути русского богословия. Вильнюс, 1991. С. 247.
  • Каменский З.А. Чаадаев П.Я.//Философская энциклопедия. М., 1970. Т. 5. С. 470.
  • См.: Хорос В.Г. Из неопубликованного наследия П.Я. Чаадаева//Вопросы философии. 1983. № 12. С. 27 Кантор В.К. Имя роковое (Духовное наследие П.Я. Чаадаева и русская кулыура)//Вопросы литературы. 1988. № 3. С. 72.
  • См.: Тарасов Б.Н. Пространство мысли Петра Чаадаева//Литературная газета.1992. 11 марта.
  • См.: Каменский 3.A.0 современных прочтениях П.Я. Чаадаева//Вопросы философии. 1992. N° 12. С. 136—138.
  • Чаадаев П.Я. Статьи и письма. С. 168.
  • Там же. С. 193.
  • Там же. С. 181.
  • Чаадаев П.Я. Статьи и письма. С. 205—206.
  • См.: Тарасов Б.Н. П.Я. Чаадаев и русская литература первой половины XIXвека//Чаадаев П.Я. Статьи и письма. С. 9.
  • Чаадаев П.Я. Статьи и письма. С. 51.

Философская политика Чаадаева дала толчок расколу в русской философской мысли XIX в. и возникновению в ней двух противоположных течений — славянофильства и западничества. Славянофилы связывали судьбу России с развитием русского национального сознания и расцветом русской православной религии.

Важное значение в полемике со славянофилами имел голос Петра Яковлевича Чаадаева (1794 — 1856). «Находясь в оппозиции к реакционно-консервативной идеологии, Чаадаев не смыкался с революционно-демократической идеологией его времени. Его отделяли от нее неверие в революционные пути общественного преобразования и в социализм, религиозно-идеалистические воззрения.

Положительную роль в развитии русской общественной жизни Чаадаев сыграл не только как «христианский философ”, сколько как мыслитель, поставивший вопросы о причинах отсталости России, особенностях исторического развития страны, сходстве и различии этого развития с историей западно-европейских стран, будущем России, путях уничтожения крепостничества и самодержавия”.

Его труд «Философические письма” свидетельствует о том, что как философ Чаадаев был сторонником объективного идеализма, считал, что религия и философия едины. По его мнению, история человечества движется к определенной цели, указанной Божеством.

«Чаадаев утверждал, что в России отсутствуют идеи долга, справедливости, права, порядка, которые, как он считал в это время, прочно будто бы вошли в сознание и быт европейских народов. Отсутствие этих идей можно, по его мнению, объяснить только тем, что в России не было идейной традиции, которая сделала возможным их укоренение на Западе. А поскольку, по Чаадаеву, не существовало этой традиции, постольку в истории страны не было внутреннего развития, естественного прогресса”. Отсюда он приходит к безотрадному выводу: «… мы жили и сейчас еще живем для того, чтобы преподать какой-то великий урок отдаленным потомкам, которые поймут его; пока, чтобы там не говорили, мы составляем пробел в порядке разумного существования”. Печальную участь России он объясняет тем, что она приняла православие, а не католицизм.

Пессимистические предостережения Чаадаева были услышаны его современниками. Его первое письмо из «Философических писем”, опубликованное в журнале «Телескоп” в 1836 г., было воспринято как пасквиль на Россию и ее народ. Сам Чаадаев был подвергнут лечению в психбольнице и дал подписку, что больше писать не будет. Тем не менее Чаадаев до сих пор остается пророком западничества.

Значительную роль в философской жизни России сыграл кружок Н. В. Станкевича (1813 — 1840), в котором шло освоение достижений немецкой классической философии и осуществлялся критический анализ российской действительности.

Положительный вклад в развитие философии истории принадлежит профессору Московского университета Т. Н. Грановскому (1813 — 1855), которого историки философии относят к либеральным западникам. Он разработал органическую теорию развития общества и выдвинул идею единства исторического процесса.

В полемике со славянофилами, с одной стороны, оформилась идеология либерализма в России. Она разрабатывалась В. П. Боткиным (1811 — 1869), П. В. Анненковым (1812 — 1887), К. Д. Кавелиным (1818 — 1885), А. В. Дружининым (1824 — 1864), М. Н. Катковым (1818 — 1887), которые были сторонниками западной ориентации, но боролись против методов и идей революционных демократов.

Биография

Петра Чаадаева называли нравственным идеалом эпохи, а после публикации философского труда, идущего в разрез с царским строем – «государственным сумасшедшим». Его биография легла в основу ряда литературных образов: Евгения Онегина, Александра Чацкого, князя Мышкина, Пьера Безухова. В отличие от своих персонажей Чаадаев жил вдали от человеческих страстей и ушел из жизни одиноким.

Детство и юность

Петр Яковлевич Чаадаев родился 27 мая (7 июня) 1794 года в Москве. Отец Яков Петрович служил советником Нижегородской уголовной палаты, матерью была княжна Наталья Михайловна, дочь князя Михаила Михайловича Щербатова. Родителей Петра и Михаила, его старшего брата, рано постигла смерть, и в 1797 году мальчиков взяла на попечение старшая сестра матери Анна Щербатова.

Петр Чаадаев в молодости

В 1808 году Петр Чаадаев, получив достойное домашнее образование, поступил в Московский университет. Среди его учителей были историк права Федор Баузе, исследователь рукописей Священного Писания Христиан-Фридрих Маттеи. Философ Иоганн Буле называл Чаадаева любимым учеником. Уже в студенческие годы Чаадаев проявлял интерес к моде. Мемуарист Михаил Жихарев так описывал портрет современника:

«Искусство одеваться Чаадаев возвел почти в степень исторического значения».

Петр Яковлевич славился умением танцевать и вести светский разговор, что выставляло его в выгодном свете среди женщин. Внимание со стороны противоположного пола, а также интеллектуальное превосходство над сверстниками сделали Чаадаева «жесткосердным себялюбом».

Военная служба и общественная деятельность

Отечественная война 1812 года застала братьев Чаадаевых в Московском обществе математиков. Молодые люди вступили в лейб-гвардию Семеновского полка в чине подпрапорщиков. За мужество, проявленное в Бородинском сражении, Петра Яковлевича повысили до прапорщика, наградили орденом св. Анны и Кульмским крестом за штыковую атаку в сражении под Кульмом. Также он участвовал в Тарутинском маневре, сражении под Малоярославцем.

Портрет Петра Чаадаева

В 1813 году Чаадаев перевелся в Ахтырский гусарский полк. Декабрист Сергей Муравьев-Апостол объяснял этот поступок Петра Яковлевича желанием покрасоваться в гусарском мундире. В 1816 году он перешел в лейб-гвардию Гусарского полка, произведен в поручики. Спустя год Чаадаев стал адъютантом будущего генерала Иллариона Васильчикова.

Гусарский полк дислоцировался в Царском селе. Именно здесь, в доме историка Николая Карамзина, Чаадаев познакомился с Александром Пушкиным. Великий русский поэт посвятил философу стихотворения «К портрету Чаадаева» (1820), «В стране, где я забыл тревоги прежних лет» (1821), «К чему холодные сомненья» (1824), а Петр Яковлевич, будучи другом Пушкина, «заставлял его мыслить», беседуя на литературные и философские темы.

Петр Чаадаев и Александр Пушкин

Васильчиков поручал Чаадаеву серьезные дела, например, доклад Александру I о бунте в лейб-гвардии Семеновского полка. После встречи с императором в 1821 году адъютант, подающий надежды на блестящее военное будущее, ушел в отставку. Известие шокировало общество и породило множество легенд.

Согласно официальной версии, Чаадаев, некогда служивший в Семеновском полку, не вытерпел наказания близких товарищей. По иным соображениям, философу претила мысль доносить на бывших однополчан. Современники также предполагали, что Чаадаев опоздал на встречу с Александром I, потому что долго подбирал гардероб, либо что государь высказал мысль, которая противоречила идеям Петра Яковлевича.

Расставшись с военным делом, Чаадаев погрузился в затяжной духовный кризис. Из-за проблем со здоровьем в 1823 году он отправился в путешествие по Европе, не планируя возвращаться в Россию. В поездках Петр Яковлевич активно обновлял библиотеку религиозными книгами. Особенно его привлекали работы, основная идея которых состояла в сплетении научного прогресса и христианства.

Состояние здоровья Чаадаева ухудшилось, и в 1826 году он решил вернуться в Россию. На границе его арестовали по подозрению в причастности к восстанию декабристов, которое произошло годом ранее. С Петра Яковлевича взяли расписку о том, что он не состоял в тайных обществах. Впрочем, эта информация являлась заведомо ложной.

Еще в 1814 году Чаадаев входил в Петербургскую Ложу Соединенных друзей, достиг сана «мастер». Философ быстро разочаровался в идее тайных обществ, а в 1821 году и вовсе покинул соратников. Тогда же он вступил в Северное общество. Позже он критиковал декабристов, считая, что вооруженное восстание отодвинуло Россию на полвека назад.

Философия и творчество

Вернувшись в Россию, Чаадаев поселился под Москвой. Его соседкой была Екатерина Панова. С ней у философа завязалась переписка — сначала деловая, потом дружеская. Молодые люди обсуждали в основном религию, веру. Ответом Чаадаева на духовные метания Пановой стали «Философические письма», созданные в 1829-1831 годах.

Портрет Петра Чаадаева

Написанное в эпистолярном жанре произведение вызвало негодование политических и религиозных деятелей. За высказанные в труде мысли Николай I признал Чаадаева и Панову сумасшедшими. За философом установили врачебный надзор, а девушку сослали в психиатрическую больницу.

Острую критику «Философические письма» вызвали потому, что в них развенчивался культ православия. Чаадаев писал, что религия русского народа, в отличие от западного христианства, не освобождает людей от рабства, а напротив, порабощает. Эти идеи публицист Александр Герцен позже назвал «революционным католицизмом».

Император Николай I

Журнал «Телескоп», в котором в 1836 году было опубликовано первое из восьми «Философических писем», был закрыт, редактора сослали на каторгу. До 1837 года Чаадаев ежедневно проходил медицинское освидетельствование, чтобы доказать свое умственное благополучие. Надзор с философа был снят с условием, что он «не смеет ничего писать».

Данное обещание Чаадаев нарушил в том же 1837 году, написав «Апологию сумасшедшего» (не опубликована при жизни). Труд отвечал на обвинения в «негативном патриотизме», рассказывал о причинах отсталости русского народа.

Книга Петра Чаадаева

Петр Яковлевич считал, что Россия находится между Востоком и Западом, но по своей сути не относится ни к одной из сторон света. Нация, которая стремится почерпнуть лучшее из двух культур и при этом не стать последователем ни одной из них, обречена на деградацию.

Единственный правитель, о котором Чаадаев говорил с уважением, — Петр I, который вернул России былое величие и могущество путем введения в русскую культуру элементов Запада. Чаадаев был западником, но славянофилы относились к нему с уважением. Доказательство тому – слова Алексея Хомякова, яркого представителя славянофильства:

«Просвещенный ум, художественное чувство, благородное сердце – таковы те качества, которые всех к нему привлекали; в такое время, когда, по-видимому, мысль погружалась в тяжкий и невольный сон. Он был особенно дорог тем, что он сам бодрствовал и других побуждал».

Личная жизнь

Недоброжелатели называли Чаадаева «дамским философом»: он постоянно был окружен женщинами, умел влюблять в себя даже преданных мужьям жен. При этом личная жизнь Петра Яковлевича не сложилась.

Петр Чаадаев и Авдотья Норова — прототипы Евгения Онегина и Татьяны Лариной

В жизни Чаадаева было три любви. Екатерина Панова, адресат «Философических писем», сильнее всего пострадала от мужского честолюбия. Даже после освобождения из психиатрической больницы девушка не винила возлюбленного в своем несчастье. Она искала встречи с философом, но умерла без ответного письма, одинокой безногой старухой.

Чаадаев послужил прототипом для Евгения Онегина из одноименного романа Александра Пушина, а в роли Татьяны Лариной выступила Авдотья Норова. Она влюбилась в философа без памяти, и когда у него не осталось денег на оплату прислуги, предложила бесплатно присматривать за ним, но тот уехал в Москву, к семье Левашовых.

Петр Чаадаев и Екатерина Левашова

Авдотья была девушкой болезненной и слабой, а потому рано умерла – в 36 лет. Чаадаев, долгое время оставлявший письма Норовой без ответа, навестил ее в больнице незадолго до смерти.

Екатерина Левашова, хоть и была замужней женщиной, искренне любила Чаадаева. Супруг и старшие дети не понимали, почему она не берет с философа денег за жилье. Трепетное отношение Екатерины к гостю продолжалось 6 лет, вплоть до ее кончины.

Смерть

14 апреля 1856 года в газете «Московские ведомости» появился короткий некролог:

«В 5 часов пополудни скончался после непродолжительной болезни один из московских старожил Петр Яковлевич Чаадаев, известный почти во всех кружках нашего столичного общества».

Могила Петра Чаадаева

Он умер от воспаления легких, немного не дожив до 63 лет. Мемуарист Михаил Жихарев однажды спросил философа, почему он бегает от женщин, «как черт от ладана», а тот ответил:

«Узнаете после моей смерти».

Чаадаев велел похоронить себя возле любимых женщин — в Донском монастыре у могилы Авдотьи Норовой или в Покровском храме около Екатерины Левашовой. Философ нашел последний покой на Донском кладбище в Москве.

Цитаты

«Тщеславие порождает дурака, надменность – злобу».

«Никто не считает себя вправе что-либо получить, не дав себе труда по крайней мере протянуть за этим руку. Одно есть исключение – счастье. Считают совершенно естественным обладать счастьем, не сделав ничего для того, чтобы приобрести его, то есть чтобы его заслужить».

«Неверующий, на мой взгляд, уподобляется неуклюжему циркачу на канате, который, стоя на одной ноге, неловко ищет равновесие другой».

«Прошлое уже нам не подвластно, но будущее зависит от нас».

Библиография

  • 1829-1831 – «Философические письма»
  • 1837 – «Апология сумасшедшего»