Падшие ангелы

Злой ангел-хранитель

Елена Андриенко

© Елена Андриенко, 2016

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Не помню, откуда, но точно из какой-то телевизионной передачи, я услышала, что люди интуитивно чувствуют, и даже наблюдают, присутствие ангела-хранителя. Он может принимать любой облик, мелькать среди людей на улице, сниться по ночам, но самое главное то, что он появляется в самые важные моменты жизни человека. Нужно, только правильно понять его знаки, и, возможно, избежать несчастья, какой-нибудь катастрофы. Если, предстоят счастливые события в нашей жизни, это существо, тоже даёт знать, предупреждает, но по-своему. Рассказчик советовал задуматься, порыться в памяти, быть откровенным перед самим собой, и тогда, обязательно вспомнится, кто является твоим ангелом-хранителем, и о чём он предупреждал.

С этого, можно сказать, и начались загадочные приключения в моей жизни.

Мне не составило труда заглянуть в мутные глубины своей памяти. Я поняла, кто мой мистический ангел-хранитель. Мальчик из моего класса, Андрей Подольский, он вполне подходил под описание эксперта той передачи. Почему? Давным-давно я решила, что он – самый красивый, умный, веселый, и вообще, самый лучший мальчик на свете. Прошло столько лет, но эта вспышка первой детской влюбленности, и сейчас, не дает мне покоя. Казалось, что весь мир тогда осветился новыми красками. Нет, это была настоящая «Первая Любовь», но только односторонняя, со всеми сопровождающими её муками и страстями. Как и во многих случаях, она закончилась ничем. Ничем вообще. Он ничего не узнал. Но эта первая рана почему-то не заживала. Да, в общем, и кто её нанёс эту рану? Никто. Сама придумала себе героя, вписала в приличный образ, находившийся поблизости, и включила на полную катушку детское воображение. Почему именно он – ангел-хранитель? Потому, что с тех самых пор, перед самыми страшными или радостными событиями в моей жизни, мне снился Андрей. Всегда чётко, ясно, со смыслом и логической последовательностью он принимал участие в картине сна. Он рос вместе со мной, взрослел, становился мужчиной, но, только во снах. Конечно, менялось его лицо, но он всегда был узнаваем, в любом, даже самом фантастическом сюжете. Кроме этих снов, мне постоянно казалось, что я вижу его на улице, где-нибудь за рулем рядом проехавшей машины, в переполненном автобусе. Если Андрей был зол, то в реальной жизни, я вступала в пору неудач и разочарований. Перед грандиозными, радостными событиями, будь то свадьба, или рождение ребёнка, Подольский снился мне чаще, и бывал нежным, обворожительным. Я стала старше, сны менялись, их всё сложнее стало понимать, не менялось только одно. Обязательно, что-нибудь случалось.

Глава первая. «Как живой»

Это был, наверное, один из самых неудачных дней в году, сумбурный и нервозный. Всё не складывалось с самого утра. На работе не запускалась программа, выдавая сообщение, о какой-то глобальной ошибке, постоянно звонил телефон, и каждый звонящий пытался высказать какие-то претензии. Кроме всего прочего, директор был не в духе, и я получила пару едких замечаний. По пути в туалет я порвала колготки, в обед сбегала в магазин купить новые, и в результате, забыла сделать несколько важных звонков.

Вот на такой ноте закончился рабочий день. Я заехала на заправку. Долго копошилась с деньгами, с ключами, и наконец, закрутила крышку бензобака. Вдруг, я уловила на себе пристальный взгляд. Резко повернув голову, я увидела этого человека. Мужчина приятной наружности заправлял машину, и мне показалось, что я вижу Андрея. Синие глаза, узкое лицо, только нет улыбки, резкие сосредоточенные движения. Он быстро сел в автомобиль. Мне пришла в голову странная мысль: «А ведь, как живой». Почему «как»? И кто его видел мёртвым? На самом деле, Подольский перевёлся из нашей школы в более престижную, ещё в восьмом классе, и о нём, долгое время, ничего не было слышно. Потом, от одноклассников, я узнала, что его жизнь сложилась неплохо. Он же был отличником, и поэтому, легко стал успешным бизнесменом.

До дома было недалеко. Я поехала по дворам давно заученной дорогой. На очередном повороте, мне показалось, что за мной едет та машина, которая была на заправке. Затем, автомобиль куда-то свернул, и я о нём забыла. Со стоянки я шла пешком, а у подъезда меня ждал сюрприз. Тёмно-синий автомобиль стоял перед входом. В машине никого не было, во дворе – тоже ни души. Да и бог с ним, какие странности. Мало ли что бывает. Я вступила в темноту подъезда.

Внезапно я вздрогнула от неожиданности. На площадке стоял тот мужчина. Сердце бешено колотилось. Я не смела шевельнуться. Секунды тянулись, как в замедленной съемке.

– Это я, я, не бойся, – прошептал мужчина и шагнул навстречу.

– Андрей! – я пискнула, и вся как-то обмякла.

– Анечка, успокойся, милая, это же – я.

Теперь горячая волна прошла сквозь тело. Как я должно быть глупо выглядела.

– Ты что делаешь? По- человечески подойти нельзя? Зачем в подъезде стоять?

– Я не знал. Я думал, вдруг, какой-нибудь муж в окно увидит?

– Нет никакого мужа.

Андрей шагнул мне навстречу и чмокнул в щеку.

– Здравствуй, красавица! Наконец-то, увиделись!

Неужели, это тот момент, о котором я мечтала? Конечно, не так я представляла себе нашу первую встречу. Какая может быть романтика в подъезде? Но, удивило и приятно порадовало одно обстоятельство. Ведь только тот Андрей, который являлся мне во снах, мог так вести себя, так говорить. Тому, другому Андрею, из детства, было на меня наплевать. Знал ли он вообще, что я где-то за соседней партой? Но это – реальность, я же не сплю? В голове пронёсся целый ураган мыслей.

Позже, уже сидя в тёплом кафе, я рассматривала его лицо и не могла наглядеться. Я всегда была внимательна к внешним деталям. Детали Подольского меня восхищали. Передо мной сидел идеальный мужчина. Повезло же кому-то! Так получалось из его рассказа, что он давно нашел меня, наблюдал издалека, и только сегодня решился на встречу. Ну, прямо, какой-то сказочный роман. Но я не замечала ничего странного, настолько, видимо, была счастлива. Я упивалась запахом его лёгких дорогих духов, звуком голоса. Он держал меня за руку. Его ладонь была тёплой и удивительно тонкой. А глаза! Синие, лучистые, и сколько в них доброты. Мама повторяла мне в детстве постоянно, что расстояние от меня до местонахождения красивого мужика, должно составлять не менее километра. К чёрту всё! Вот, моя мечта! Я плыла, таяла, и после получаса школьных воспоминаний и неожиданных откровений, превратилась в пластилин. И пусть лепит из меня, что хочет! Как много потеряно времени. Почему мы не нашли друг друга раньше? Не было бы тех двух несчастных замужеств. Ведь, помня мамин завет, я выбирала самых ущербных, странных и несимпатичных мужчин. С тупым упорством я сама же ухаживала за ними, выворачивалась наизнанку, чтобы быть интереснее, привлекательнее, потом тащила их в ЗАГС. Но вот, перед моими глазами тот, о ком может мечтать любая женщина, принц, почти на белом коне – Андрей Подольский.

Неприятный, холодный осенний день закончился неожиданно приятно. От нас исходило волшебное сияние. Счастливые и влюблённые, мы поднимались в лифте, держась за руки. Не было никакого смущения, ведь мы знали друг друга, будто тысячу лет. И даже утром я не испытала никакого стеснения. Сорокалетняя женщина забыла все страшилки про помятое лицо и отсутствие макияжа. Так стало тепло на душе, когда он чмокнул меня в нос и сказал: «Привет, лохмулька!» Можно ли умереть от счастья? И вдруг, совсем близко, откуда-то сверху, чей-то тихий голос произнёс: «Ты умрёшь от боли!» Я вздрогнула, Андрей продолжал улыбаться, теребил мои локоны пальцами, он не открывал рта.

Точно, чокнулась. Голоса мерещатся. Надо вставать. Мой прекрасный принц, наверное, тоже проголодался. Вдруг настойчиво запищал дверной звонок. Это – соседка, Валька Горшенина. Только она может так нагло ломиться ко мне утром в выходной. Наверное, видела нас из окна, и захотела быть первой свидетельницей необыкновенных событий. Я наспех накинула халат и прикрыла одеялом своего мужчину.

Еще одной категорией сверхъестественных существ, регулярно упоминаемых в постбиблейской литературе, являются так называемые падшие ангелы. Похожие легенды были у всех семитских народов. Еврейский извод этой легенды, несомненно, связан с Берешит, 6:1-2: «Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал».

Первое упоминание у падших ангелах мы находим в Эфиопской книге Еноха, гл. 6 – в дни Яреда некоторые «стражи», соблазнившись красотой земных женщин, сошли на землю на гору Хермон, чтобы осуществить свои нечестивые планы:

И когда сыны человеческие умножились, случилось, что в те дни родились у них прекрасные и миловидные дочери. И ангелы, сыны небесные, увидели их и возгорелись к ним страстью, и сказали один другому: «Придите, давайте выберем себе жен из детей человеческих, и родятся у нас дети». И Семьяза, бывший их лидером, сказал им: «Боюсь, в действительности, вы не согласитесь совершить дело сие, и мне одному придется расплачиваться за этот великий грех». И все они ответили ему и сказали: «Пусть каждый даст клятву, и все обяжем себя взаимными проклятиями не оставлять этот замысел, но совершить сие дело». Затем поклялись они все и обязали сами себя взаимными проклятиями в этом. И всех их было двести; сошедшие в дни Яреда на вершину горы Хермон, и назвали они ее гора Хермон, потому что на ней поклялись они и обязали себя взаимными проклятиями. И вот имена их лидеров: Самлазаз, их лидер, Араклба, Рамеэль, Кокабэль, Тамлэль, Рамлэль, Данэль, Эзекеэль, Баракийал, Асаэль, Армарос, Батарэль, Ананэль, Заклэль, Самсапеэь, Сатарэль, Турэль, Йомйаэль, Сариэль. Вот начальники над десятками их.

Оказавшись на земле, падшие ангелы научили людей колдовству, а также делать оружие, а еще различным женским хитростям, что привело к росту преступности и падению нравов:

И научили их чарам и колдовству, и как прививать деревья и познакомили их с растениями. И Азазэль обучил людей, как делать мечи, и ножи, и щиты, и нагрудные латы, ознакомил их с металлами земными и искусством их обработки, и с браслетами, и украшениями, и с применением сурьмы, и наложением краски на глаза, и со всеми видами драгоценных камней, и со всеми оттенками цветов. И появилось великое нечестие, и блудили они, и сбились они с пути, и развратились во всех путях своих.

Похожая история приводится в книге Юбилеев (гл. 4-5), с той разницей, что там ангелы были посланы на землю, чтобы научить людей законам и справедливости, однако, оказавшись там, не смогли устоять перед соблазном:

Сошли на землю Ангелы Господни, которые назывались стражами, чтобы научить сынов человеческих совершать на земле правду и справедливость… И случилось, когда сыны детей человеческих начали умножаться на поверхности всей земли и у них родились дочери, Ангелы Господни увидели в один год этого юбилея, что они были прекрасны на вид. И они взяли их себе в жены, выбрав их из всех; и они родили им сыновей, которые сделались исполинами. И неправда усилилась на земле, и всякая плоть извратила свой путь, от людей до скота, и до зверей, и до птиц, и до всего, что ходит по земле. Все извратили свой путь и свой порядок, и начали пожирать друг друга. И неправда усилилась на земле, и все помышления разума сынов человеческих сделались столь злыми во всякое время.

В одном из кумранских свитков, Апокрифе книги Бытия, Ламех подозревает, что его жена беременна от одного из падших ангелов: «вот тогда я подумал про себя , что от Стражей это зачатие, либо от святых (существ) оно, или у исполинов».

Падшие ангелы (и их потомки) были наказаны во время всемирного потопа. Однако главное наказание ожидает их в конце дней, в час Страшного суда:

Относительно стражей, пославших тебя ходатайствовать за них, которые прежде находились в небесах, (скажи им): «Вы были в небесах, но все тайные духи, вышедши, разрушат, не неся наказание – так они будут уничтожать до дня завершения, (дня) великого суда над Стражами, в который этот век окончится, и нечестивые, верно, будут полностью уничтожены».

Эфиопская книга Еноха, гл. 16

Одним из падших ангелов считался Сатан. Бог изгнал его из числа Своих слуг, после того, как он отказался поклониться Адаму:

Когда тебя создали, меня отвергли от Бога и изгнали от ангелов. Когда Бог вдунул в тебя дыхание жизни, и лицо твое было сделано в образе Бога, Михаил заставил (нас) поклоняться тебе как виду Бога; и Бог сказал: «Вот – Адам. Я сделал его в нашем образе и подобии».

И я ответил, «Мне незачем поклоняться Адаму». И Михаил продолжал убеждать меня, чтобы поклонился, я же сказал ему, «Почему ты убеждаешь меня? Я не буду поклоняться низшему и младшему (более молодому) чем я. Я – старше его в Создании, прежде, чем он был создан, я уже был. Это его обязанность поклоняться мне».

И Бог обрушил гнев свой на меня и забрал славу у меня и моих ангелов; и из-за тебя были мы изгнаны из нашей обители в этот мир и сброшены нас на землю. И были мы опечалены, и с тех пор мы стали другими (злыми).

Житие Адама и Евы, 13:2, 14:3, 16:1-3

Сатан известен под двумя другими именами, Самаэль и Белиал. Под последним именем он неоднократно фигурирует в Кумранских свитках в качестве главы сил тьмы и непримиримого врага архангела Михаэля.

Бог предал тебя?

Когда я страдаю, я чувствую уверенность в двух вещах: 1) Бог существует; 2) Он — предатель.

Я не всегда так думал, но я накапливал разный опыт и переживания в отношениях с Богом. В каждом неприятном моменте, в каждой трагедии, в каждый момент смятения и растерянности легкая и вводящая в заблуждение рука разворачивает мой мысленный взгляд на Бога следующим образом:

«Это Он сделал.»
«Он не должен был этого допустить.»
«Он хочет, чтобы ты думал, что можешь быть счастлив, но … Он сам наводит смуту и беды.
Предатель.»

Если мы не сможем отследить и осознать эти аргументы в своём сердце, то они захватят наши мысли, эмоции и действия. Они будут управлять нами, когда мы будем переживать и как-то осмысливать боль. Очень легко, даже бессознательно, мы можем придти к убеждению, что Бог — предатель:

Я могу быть счастлив или убит горем.
Я убит горем.
Бог всё контролирует.
Бог сказал, что любит меня.
Одна из этих вещей не может быть правдой.
Поэтому, я доверяю Ему теперь немного меньше.

Теперь умножьте это на тысячу случаев потерь, падений, неудач, боли, и вы увидите, как легко вы можете скатиться в теологию жертвы и предательства: Бог — предатель.

В моменты горя — во время развода, после похорон, после очередной неудачи, после очередного выкидыша — Бог выдёргивает основание, на котором вы стоите, прямо из-под ваших ног. Снова. И снова. И снова. Что происходит? Почему я снова Тебе верю? И в эти моменты Бог может сказать нам в ответ пять вещей:

traitor2

«Я так сильно тебя люблю»

В фильме 2011 года «Воин», склонный к жестокости и замкнутый в себе отец восстанавливает отношения со своим сыном, который ушёл из дома вместе с матерью пятнадцатью годами ранее. Отец, теперь христианин, пытается выразить сочувствие к своему сыну, у которого большие проблемы. И сын говорит ему: «Ты пытаешься? Теперь? Где ты был, когда это имело значение? Мне нужен был этот парень тогда, когда я был ребёнком. Ты мне не нужен теперь. Слишком поздно. Всё уже произошло». Казалось бы, трудно найти более подходящие слова, чтобы выразить чувства к Богу человека, переживающего интенсивное страдание.

Но эти чувства рисуют иллюзию. Они уводят не туда. Бог не отсутствует. Бог не творит жестокости или насилия. Бог не убирает от нас свои руки ни до, ни во время, ни после нашего страдания. В это почти невозможно поверить, особенно когда мы чувствуем себя преданными и оставленными Им. Однако, возможно верить в то, что Бог не является отцом, творящим насилие. И даже если вы не можете в это верить, Бог всё равно любит вас. И это не просто Его чувство. Божья любовь определяет все Его действия: как Он планирует вашу жизнь, какие Он даёт вам переживания, как работает весь мир вокруг вас. Всё кричит: «Я люблю тебя». В христианских отношениях с Богом всё можно суммировать одной фразой: «Я очень сильно тебя люблю, и Я никуда не уйду».

И если можно выделить в Писании одно прилагательное, лучше всего определяющее Божью любовь, то это будет «непоколебимая» (3Цар.8:23; 2Пар.6:42; Пс.35:7; 41:8). В Нем нет непостоянства. В Нём нет ненадёжности. Он не отстранён. И это самое важное, что нам нужно услышать.

«Я чувствую твою боль»

Бог чувствует нашу боль в двух смыслах.

Во-первых, Бог чувствует нашу боль. Чувства Бога связаны с каждым нашим действием и переживанием: «И не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления» (Еф.4:30); также есть примеры эмоциональных реакций Иисуса, например в Иоан.11:35. Бог знает чувства, которые вы переживаете лучше и глубже, чем вы сами. Он поддерживает сами атомы, которые присутствуют в вашем расстроенном желудке, перенапряжённых нервах, текущих слезах — Он знает все эти чувства (Деян.17:28).

Во-вторых, Бог сам был предан. На самом деле, Он выбрал именно предательство как инструмент, через который Его любовь к нам должна была быть проявлена — из всего разнообразия он выбрал быть преданным любимым человеком. И именно поэтому Иисус возмутился в духе и сказал: «Истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня» (Иоан.13:21). Бог пережил предательство.

traitor3

«Я предопределил это»

Когда я страдаю, мне хочется ослабить теологические винтики, которые закручивают в тиски мою голову: Бог не мог предопределить всё это, по крайней мере, если Он благ. Но мы должны запретить желанию нашего сердца перемещать источник нашего авторитета со Священного Писания на наши эмоции. Эмоции важны, но они не определяют внешнюю реальность. Наши горячие предпочтения относительно того, как Ему следовало бы управлять нашей жизнью, очень быстро могут превратиться в убеждённость, что Бог не может стоять за всем этим. Конечно же, если бы Бог управлял всеми этими событиями, то Он бы сделал всё по-моему.

Страдание вынуждает нас как-то примириться с эмоционально неприемлемой и неразрешимой реальностью: «Моя рука основала землю, и Моя десница распростерла небеса; призову их, и они предстанут вместе» (Ис.48:13). Нет ничего, что происходило бы вне Его все-поддерживающей и все-определяющей воли. Он благословляет и проклинает. Он даёт и забирает.

Суверенная власть Бога делает Его удобной мишенью для упрёков и обвинений. Но Он с сострадательным пониманием отвечает на обвинения любовью (Рим.2:4). И так же, как Бог, как добрый отец, принимает нашу несовершенную благодарность, Он принимает и наше несовершенное страдание, как наш терпеливый наставник. Он даже предопределяет наше несовершенное горе: «ибо и все дела наши Ты устрояешь для нас» (Ис.26:12).

«Страдание может продолжиться»

Каждый здравый христианин хочет пообещать самому себе в болезненных ситуациях: «Этому придёт конец». Как однажды сказал Тим Келлер, идея о том, что Бог непременно прекратит ваши страдания в этой жизни является не только ложью и искажением, но и оскорблением миллионов людей, для которых Бог не прекращает множественные формы страдания.

Ключом для правильного понимания непонятных, изменчивых и невыносимых обстоятельств в этой жизни является не духовная самоуверенность, но духовный реализм. Может быть, нам хотелось бы, чтобы друзья Иова были правы, отводя Богу роль юридического рычага возмездия и вознаграждения. Тогда, по крайней мере, у нас был бы хоть какой-то мизерный контроль над нашим страданием. Тогда, по крайней мере, у нас была бы небольшая надежда на изменения в нашей беспомощности. Тогда мы могли бы принести Богу нашу невиновность и наши страдания и закричать: Предатель!

Предательство предполагает нарушение договорённостей. Но как бы нам ни хотелось включить преходящий внешний комфорт в Божьи обещания нам, Бог этого не говорил. Мы были обмануты комфортом Запада и собственной плотью. Правда в том, что Бог никогда не обещал нам комфорта или мирных обстоятельств в течении всей нашей жизни. Бог стонет и вздыхает вместе с нами: «Это не должно быть так».

Так какая же нам польза от Бога в наших страданиях, если Он их предопределяет и не обещает закончить? Моя привычная реакция на страдания: победить напором, бешено делая всё, что угодно, чтобы как-то исправить ситуацию или ослабить боль, или свернуться в комочек жалости к себе.

Как же нам следует встречать страдания? «Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут» (Матф.26:52). Убрать мой меч? Но ведь надо сражаться в войне. Надо лечить болезни. Надо что-то сделать с болью в спине. Нужно выплатить долг. Нужно исцелить разбитое сердце.

traitor4

Мы смотрим на отъезд Димаса жадными глазами: «Ибо Димас оставил меня, возлюбив нынешний век, и пошел в Фессалонику» (2Тим.4:10). Это кажется лёгким выходом из страдания. Фессалоника звучит не так уж плохо. Но мы должны помнить, что куда бы мы ни пошли, в Южную Калифорнию или Фессалонику, или глубоко внутрь собственной скорлупы само-оправдывающей горечи по отношению к Богу — куда угодно, кроме Божьего лица — мы будем нести наши слёзы с собой. Мы будем нести наше страдание в своих сердцах. И будем находить кого-то, чтобы обвинять: самих себя, друга, начальника или жену. Эта временная жизнь есть жизнь слёз, потому что мы живём в мире греха. И придёт день, когда Фессалоника сгорит вместе с мякиной, а Бог, которого мы обвиняем, будет одним единственным, кто утрёт наши слёзы: «И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (Откр.21:4).

«Я никогда не оставлю тебя»

Бог чувствовал себя оставленным Богом намного сильнее, чем вы или я когда либо сможем пережить. Иисус кричал: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Матф.27:46). Благодаря смерти Иисуса на кресте, мы никогда не ощутим того же отвержения, которое Он пережил в тот момент. Мы можем пережить «предательство Иуды» в своей жизни даже (или особенно) со стороны церкви. Многие люди, которые никак не могут поверить в то, что Бог благ, получили свои раны именно в церкви. И церковь не очень-то сильно помогает справиться с подобного рода ранами.

Иисус никогда не оставит нас. «И се, Я с вами во все дни до скончания века» (Матф.28:20). Возможно, вас пока не сильно вдохновляет это обещание. Возможно, у вас возникает ощущение, что принижается значимость серьёзных и важных чувств — минимизируется или игнорируется боль страдальцев, которые отошли от Бога потому, что чувствовали себя брошенными. Мы копаемся в наших грехах, чтобы найти причину, почему Бог оставил нас. Или же мы предъявляем Богу лист наших претензий: Вот факты. Ты не смог быть ни обеспечителем, ни пастырем, ни отцом. Как вообще ты можешь быть здесь со мной, во всём этом? Ты оставил меня!

Но Он никогда не оставляет нас. Он не уходит. Он не терпит неудач. «Какой из вас отец, сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, рыбы, подаст ему змею вместо рыбы?» (Лук.11:11). Он всегда остаётся с нами. Именно поэтому постоянство Его любви так важно. Он предлагает нам только один взгляд на наше страдание: взгляд вечности. И если Он меняет обстоятельства нашей жизни к худшему или к лучшему, это всё от Него. Это одновременно и горько и сладко. Бог прописывает горькие травы в нашу диету на этой земле. Некоторым в большем количестве, чем другим. Мы можем только ждать и молиться о милости и силе, нужной нам для того, что грядёт или существует сегодня.

Бог не предал нас. Мы нарушали завет с Ним много раз. И в Христе Он никогда не грозит нам пальцем осуждения, Он лишь предлагает нам своё теплое и незаслуженное нами объятие, снова и снова, даже в невообразимо трудных обстоятельствах. Господь, смилуйся над нами, грешными и страдающими.