Педагог гуманист

Ведущая тенденция современной педагогической науки — ее обращение к своим мировоззренческим основаниям, «возвращение» к личности. Эта же тенденция характеризует и современную педагогическую практику. Переориентация педагогики и практики на человека и его развитие, возрождение гуманистической традиции, является важнейшей задачей современной педагогики.

Человек как самоцель развития, как критерий оценки социального прогресса представляет собой гуманистический идеал происходящих в стране преобразований. Поступательное движение к этому идеалу связано с гуманизацией жизни общества, в центре планов и забот которого должен стоять человек с его нуждами, интересами, потребностями. Поэтому гуманизация образования рассматривается как важнейший социально-педагогический принцип, отражающий современные общественные тенденции построения функционирования системы образования.

Гуманизация — ключевой элемент нового педагогического мышления, утверждающего полисубъектную сущность образовательного процесса. Основным смыслом образования в этом случае становится развитие личности. А это означает изменение задач, стоящих перед педагогом. Если раньше он должен был передавать учащемуся знания, то гуманизация выдвигает иную задачу — способствовать всеми возможными способами развитию ребенка. Гуманизация требует изменения отношений в системе «учитель-ученик» — установления связей сотрудничества. Подобная переориентация влечет за собой изменение методов и приемов работы учителя. Но это еще не все.

Гуманизация образования предполагает единство общекультурного, социально-нравственного и профессионального развития личности. Данный социально-педагогический принцип требует пересмотра целей, содержания и технологии образования.

Закономерности гуманизации образования. Опираясь на выводы многочисленных психолого-педагогических исследований, сформулируем закономерности гуманизации образования.

1. Образование как процесс становления психических свойств и функций обусловлен взаимодействием растущего человека со взрослыми и социальной средой. Психические явления, отмечал С.Л. Рубинштейн, возникают в процессе взаимодействия человека с миром. А.Н. Леонтьев считал, что ребенок не стоит перед окружающим миром один на один. Его отношения к миру всегда передаются через отношения других людей, он всегда включен в общение (совместную деятельность, речевое или мысленное общение).

Чтобы овладеть достижениями материальной и духовной культуры, чтобы сделать их своими потребностями, «органами своей индивидуальности», человек вступает в определенные отношения с явлениями окружающего мира через других людей. Этот процесс и является по своим функциям процессом воспитания.

2. Среди гуманистических тенденций функционирования и развития системы образования можно выделить главную — ориентацию на развитие личности. Чем гармоничнее будет общекулътурное, социально-нравственное и профессиональное развитие личности, тем более свободным и творческим будет становиться человек.

3. Образование будет удовлетворять личностные запросы, если оно, согласно Л.С. Выготскому, ориентировано на «зону ближайшего развития», т.е. на психические функции, которые уже созрели у ребенка и готовы к дальнейшему развитию. Данная ориентация требует выдвижения таких целей образования, которые обеспечивали базисные качества, необязательно универсальные, но обязательно необходимые для развития личности в том или ином возрастном периоде.

4. Сегодня есть реальная возможность дать человеку овладеть не только базовыми профессиональными знаниями, но и общечеловеческой культурой, на основе которой возможно развитие всех сторон личности, учет ее субъективных потребностей и объективных условий, связанных с материальной базой и кадровым потенциалом образования. Развитие личности в гармонии с общечеловеческой культурой зависит от уровня освоения базовой гуманитарной культуры. Этой закономерностью обусловлен культурологический подход к отбору содержания образования. В этой связи самоопределение личности в мировой культуре — стержневая линия гуманитаризации содержания образования.

5. Культурологический принцип требует повышения статуса гуманитарных дисциплин, их обновления, освобождения от примитивной назидательности и схематизма, выявления их духовности и общечеловеческих ценностей. Учет культурно-исторических традиций народа, их единства с общечеловеческой культурой — важнейшее условие конструирования новых учебных планов и программ.

6. Культура реализует свою функцию развития личности только в том случае, если она активизирует, побуждает человека к деятельности. Чем разнообразнее и продуктивнее значимая для личности деятельность, тем эффективнее происходит овладение общечеловеческой и профессиональной культурой. Деятельность личности как раз и является тем механизмом, который позволяет преобразовывать совокупность внешних влияний в новообразования личности как продукты развития. Это обусловливает особую важность реализации деятельностного подхода как стратегии гуманизации технологий обучения и воспитания. Он позволяет «обратить» педагогические задачи в «личностный смысл» деятельности личности.

7. Процесс общего, социально-нравственного и профессионального развития личности приобретает оптимальный характер, когда учащийся выступает субъектом обучения. Данная закономерность обусловливает единство реализации деятельностного и личностного подходов. Личностный подход предполагает, что и педагоги, и учащиеся относятся к каждому человеку как к самостоятельной ценности, а не как к средству для достижения своих целей. Это связано с их готовностью воспринимать каждого человека как заведомо интересного, признавать за ним право на непохожесть на других. Личностный подход требует включения в педагогический процесс личностного опыта (чувств, переживаний, эмоций, соответствующих им действий и поступков).

8. Принцип диалогического подхода предполагает преобразование позиции педагога и позиции учащегося в личностно-равноправные, в позиции сотрудничающих людей. Такое преобразование связано с изменением ролей и функций участников педагогического процесса. Педагог не воспитывает, не учит, а активизирует, стимулирует стремления, формирует мотивы учащегося к саморазвитию, изучает его активность, создает условия для самодвижения. При этом должны соблюдаться определенная последовательность, динамика: от максимальной помощи педагога учащимся в решении учебных задач на начальной стадии образования через постепенную активизацию учащихся к полной саморегуляции в обучении и появлению отношений партнерства между ними.

9. В то же время саморазвитие личности зависит от степени творческой направленности образовательного процесса. Данная закономерность составляет основу принципа индивидуально-творческого подхода. Он предполагает непосредственную мотивацию учебной и других видов деятельности, организацию самодвижения к конечному результату. Это дает возможность учащемуся испытать радость от осознания собственного роста и развития, от достижения собственных целей. Основное назначение индивидуально-творческого подхода состоит в создании условий для самореализации личности, в выявлении (диагностике) и развитии ее творческих возможностей. Именно такой подход обеспечивает и личностный уровень овладения базовой гуманитарной культурой.

10. Гуманизация образования в значительной степени связана с реализацией принципа профессионально-этической взаимоответственности. Готовность участников педагогического процесса принять на себя заботы других людей неизбежно определяется степенью сформированности гуманистического образа жизни. Данный принцип требует такого уровня внутренней собранности личности, при котором человек не идет на поводу обстоятельств, складывающихся в педагогическом процессе. Личность сама может творить эти обстоятельства, вырабатывать свою стратегию, сознательно и планомерно совершенствовать себя.

Итак, интеграция знаний о сущности гуманизации образования позволила выделить основные ее закономерности и систему взаимосвязанных с ними принципов. Теоретическое осмысление закономерностей и принципов гуманизации образования позволяет не только определить стратегическое направление образовательного процесса, но и наметить тактическую программу реализации его гуманистических целей.

Одним из наиболее значимых выводов, вытекающих из осмысления культурно-гуманистических функций образования, является его общая направленность на гармоничное развитие личности.

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 7. ФИЛОСОФИЯ. 2015. № 4

А.Л. Титов*

ГУМАННОСТЬ-ЖЭЯЬ В ФИЛОСОФСКОЙ

СИСТЕМЕ СЮНЬ-ЦЗЫ

Данное исследование дает представление о роли и месте жэнь — одной из важнейших категорий китайской философии в учении Сюнь-цзы. Проводится анализ ее смыслового поля, различных интерпретаций несколькими направлениями древнекитайской философии, а также их сравнение с воззрениями Сюнь-цзы. Показана многоаспектность категории в его представлении, включенность во все основные области философии. Опираясь на текст первоисточника, автор доказывает уникальность позиции Сюнь-цзы, который, заимствуя некоторые положения других мыслителей, в системной и рационально аргументированной форме создает свою теорию гуманности, отличную как от конфуцианской мысли, так и от концепций других направлений.

Ключевые слова: гуманность, гуманизм, жэнь, Сюнь-цзы, конфуцианство.

A.L. T i t o v. Humanity (ren) in philosophical system of Xunzi

Key words: humanity, humanism, ren, Xunzi, Confucianism.

Философия Сюнь-цзы (313—238 гг. до н.э.) несет на себе отпечаток его яркой личности и является чрезвычайно индивидуальной. В то же время в фокусе внимания мыслителя были мировоззренческие и теоретические проблемы, насущные для его времени. Способы и формы их решения Сюнь-цзы во многом обусловили идеологию первой в Китае централизованной империи Цинь (221—207 гг. до н.э.), характер взаимодействия различных идейных тенденций в эпоху Хань (206 г. до н.э. — 220 г.), а также основные

* Титов Алексей Леонидович — аспирант кафедры истории зарубежной философии философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, тел.: 8 (495) 939-23-15; e-mail: qilin@list.ru

контуры конфуцианской мысли, прослеживавшиеся и много позднее, в традиционном Китае (III в. — 1912 г.).

Учение Сюнь-цзы крайне эклектично, а творческое наследие мыслителя — «энциклопедия» эпохи. Считая себя истинным конфуцианцем и верным последователем учения Конфуция, Сюнь-цзы вышел далеко за пределы конфуцианской традиции. В его трактате «Сюнь-цзы» находят отражение идеи всех основных философских направлений того времени — конфуцианства, даосизма, моизма, легизма, номинализма, натурализма, военных стратегов и других.

Вследствие того, что в период Сражающихся царств (V в. до н.э. — 221 г. до н.э.) «гуманность» (жэнь), «должная справедливость» (и), «ритуал» (ли), «сыновняя почтительность» (сяо) и другие нормы поведения конфуцианской морали перестали играть значимую роль в социальных отношениях, возникла необходимость их теоретического переосмысления и аргументирования их соблюдения . Ду Госян по этому поводу писал: «Если во времена Конфуция достаточно было заявить, что представляет из себя «соблюдение ритуала» или его «несоблюдение», и люди молча внимали этому, то в эпоху Сюнь-цзы без объяснения, почему необходимо соблюдать ритуал, заставить людей почитать его стало уже невозможно» .

Этот момент отмечен В.Ф. Феоктистовым. В своем исследовании он доказывает, что «спасти конфуцианскую этико-политиче-скую доктрину» можно было, только попытавшись «привести ее в соответствие с новыми экономическими и социально-политическими потребностями развития китайского общества». Концепцию Сюнь-цзы выделяет среди воззрений представителей раннего конфуцианства философски логически выверенное доказательство конфуцианских принципов этико-политического устройства социума .

Поскольку особенностью китайской философии является значительная степень общности понятийного аппарата, использовавшегося различными, в том числе противоборствовавшими направлениями, то рождение новых идей и расхождения между идейными конкурентами зачастую выражались в самобытных трактовках одних и тех же фундаментальных категорий. Это касается и той категории, роль и место которой в философии Сюнь-цзы являются объектом исследования в данной статье.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Первоначальная этимология жэнь сложнее, чем это представляется. Понимание иероглифа жэнь (Z) как «человек и человек», «человек среди людей» сформировалось уже после его интерпретации конфуцианцами. Более того, такую

запись, которая состоит из двух частей (слева — человек (À), справа — два (—)), тоже нельзя признать аутентичной, а истолкование жэнь как человека-посредника между Небом и Землей, по крайней мере, спорно . Самый древний вариант иероглифа состоит лишь из одной вертикальной и двух горизонтальных черт ( | ~), где первая — ян, вторые — инь, т.е. два противоположных начала. Отсюда его древнее чтение — инь, так как это фонографический иероглиф и его правая часть передает звучание . По-видимому, этим термином просто выражался процесс согласованного взаимодействия и «гармоничный» порядок.

В переводческой и научной литературе жэнь чаще всего передается через понятия «гуманность», «человеколюбие», «человечность», «доброта», «милосердие», «дружелюбие», «беспристрастность», «жалость»1. Исследователями выделяется несколько основных аспектов жэнь:

1)этико-психологический — совокупность морально-нравственных принципов, а также процесс личностного роста;

2)этико-метафизический — духовно-родственная, объединяющая связь личности с одушевленными и неодушевленными предметами;

3)социальный — комплекс норм взаимоотношений в обществе;

4)политический — правила отношений, регулирующие поведение в государстве .

Отметим в данной связи, что в трактате «Сюнь-цзы» данная категория встречается в 27 из 32 глав (во всех, кроме 14, 17, 19, 20, 28) и употребляется 133 раза, значительно чаще многих других фундаментальных для конфуцианства понятий. Так, понятие «верность» (синь) употребляется 107 раз, а «сыновняя почтительность» (сяо) и «мудрость» (чжи) — всего 47 и 9 раз соответственно. Чаще встречаются только «путь» (дао)2 — 297 раз, «должная справедливость» (и) — 316 и центральная категория философии Сюнь-цзы «ритуал» (ли) — 344 раза.

Анализ фрагментов, в которых встречается жэнь, во-первых, показывает, что это не простое упоминание. Во-вторых, как правило, говоря о жэнь, автор непременно оговаривается о ряде других категорий, сопряженных с ней, показывая точки соприкосновения и места пересечения влияния этих категорий. И наконец,

2Ж — (dao4 — дао) — «путь», «метод», «закономерность», «высший принцип», «идея», «истина», «мораль».

в-третьих, именно в данных фрагментах Сюнь-цзы формулирует основные положения своих философских взглядов. Вместе с другими категориями, коррелятами жэнь, последняя является базисом философской системы мыслителя.

Наиболее важную роль эта категория играла в философии конфуцианства, выступая в качестве универсального принципа и аккумулируя все самые достойные нравственные ценности, при этом ее содержание разнилось в зависимости от представлений того или иного философа или целой школы . Уже в излагающем взгляды самого Конфуция (551-479 гг. до н.э.) памятнике «Лунь юй» «гуманность» сопряжена с другими важнейшими категориями, в том числе с «ритуалом» — главным, с точки зрения конфуцианских традиционалистов, средством упорядочения общественной жизни. В ортодоксальном конфуцианстве впоследствии всячески подчеркивалась верность тем толкованиям этих категорий, которые представлены в высказываниях Мэн-цзы (372-289 гг. до н.э.) — главного для Сюнь-цзы идейного оппонента.

В самых разных значениях жэнь встречается в памятниках, созданных и до, и после Конфуция, например, в историческом трактате «Го юй» (62 раза) и «Цзо чжуань» (39 раз) — комментариях к летописи «Чунь цю». В качестве норм патриархальной морали уже находит свое отражение в доконфуцианских текстах «Шу цзин» и «Ши цзин», однако употребляется крайне редко и, возможно, во все выше указанные труды была инкорпорирована позднее именно конфуцианцами. Этим они отличаются от «Лунь юя», в котором «как отметил Чэнь Юнцзе, она использована 105 раз в 58 параграфах из 499, т.е. ей посвящены более чем 10 процентов текста»3 . Вывод Чэнь Юнцзе следующий: «…до появления Конфуция китайцы не выработали понятия общей добродетели», т.е. первым это сделал именно Конфуций . Вместе с тем справедливо утверждение А.С. Мартынова о том, что общественное сознание уже находилось в процессе трансформации, в том числе этической. Оно пребывало в ожидании нового порядка и само пыталось его создавать. Заслуга Конфуция в том, что он уловил эти чаяния и предложил свой теоретический выход. Он меняет смысловое наполнение жэнь. Она становится системообразующей

3 По мнению А.С. Мартынова, 104 раза, по другим данным — 109 раз (подробнее см.: ).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

категорией, обозначающей в широком смысле «различные аспекты созидательного действия и надлежащего поведения, направленные на создание и поддержание общественной гармонии ненасильственными средствами» .

Хотя из-за многозначности жэнь чрезвычайно сложно указать точное значение, которое в это понятие вкладывал Конфуций, все же можно выделить следующие моменты. Благодаря его учению жэнь вошло в число «пяти добродетелей» (у дэ) вместе с «должной справедливостью» (и), «ритуалом» (ли), «мудростью» (чжи), «верностью» (синь). По мнению Конфуция, человеколюбие заключается в исполнении собственных обязанностей, т.е. трех важнейших правил: «сыновней почтительности» (сяо), «послушания», или «любви младшего брата к старшему» (ти), и преданности» (чжун), т.е. любви к занимающему более высокое положение в социальной иерархии . Для Конфуция такие моральные качества, как человеколюбие и чувство долга (и), представляются основой ритуала, они определяют его содержание, и гуманность в этой паре, безусловно, превалирует. Более того, следование ритуалу не означает простое соблюдение обрядов, оно невозможно без обладания таким нравственным свойством, как гуманность. Поэтому Конфуций заявляет: «Если человек не обладает человеколюбием, к чему тогда говорить о ритуале и музыке?» . Эту же мысль подтверждает Фань Вэньлань: «Внешним выражением конфуцианского учения являются обряды и музыка, а внутренним содержанием его — человеколюбие и долг» .

Вместе с тем Конфуций полагает, что обладать жэнь может лишь определенный круг людей: благородный человек (цзюнь цзы), а простолюдины (сяо жэнь) лишены этой способности, так же как и женщины ^ао, 2014, р. 64]. «Увы, бывает, благородный муж — и нет в нем человечности, но не бывает, чтобы малый человек — и был он человечен!» . Отсюда также видно, что цзюнь цзы — не идеальная личность и не совершенномудрый, он может быть лишен всякого человеколюбия и таким образом формально приравнен к сяо жэнь. «Как может благородный муж добиться имени, если отвергнет человечность?» . Жэнь, уже исходя из написания иероглифа, предполагает человеч-ность4, правда, как видно выше, с весьма специфическим содержанием. Она не исключает также социальности человека, т.е. че-

4 Поскольку «человек» (А) и «гуманность» (£) в китайском языке произносятся одинаково, т.е. являются омонимами, иероглиф «человек» иногда писался вместо «гуманности», в значении последней. Здесь просматривается та же игра слов, что и в русском, и в английском языках: человек должен быть человеком.

ловеком можно стать, только соотнося свое поведение с другими5. Жэнь — это процесс становления, так как цзюнь цзы, в отличие от совершенномудрого, является не идеалом, а лишь нормативом, которому необходимо соответствовать, а для этого требуется внутреннее усилие ^ао, 2014, р. 60].

В итоге жэнь выступает «степенью внутреннего совершенства» и достигается посредством преодоления себя (ке цзи) и абсолютного спокойствия (ань), поэтому «лишь тот, кто человечен, умеет и любить людей, и испытывать к ним отвращение» , платить «за зло по справедливости, а за добро… добром» . Преодоление себя (ке цзи), т.е. себялюбия, благодаря таким нравственным качествам, как сяо, ти, чжун, ведет к возвращению к ритуалу (фу ли), что, в свою очередь, приводит к пониманию истинного назначения норм «ритуала» (ли) и «музыки» (юэ) .

Примечательно, что жэнь в китайской культуре обладало «материальным» воплощением, имеющим непосредственное отношение к Конфуцию. В Древнем Китае единорог (цилинь — в китайской традиции) олицетворялся с жэнь . Он дважды встречается в биографии философа: непосредственно перед его рождением и смертью. Цилинь являлся символом чистоты, доброты и справедливости: бережно обращался с живой природой, пронзал рогом провинившихся, не трогал невиновных . Летопись «Чунь цю» (букв. Вёсны и Осени), приписываемая Конфуцию, заканчивается на описании поимки единорога6, также носит название «История единорога» или «Канон единорога»7. Иными словами, «Канон жэнь» — канон о гуманности или, скорее, об упадке гуманности и крушении патриархальных устоев, защитником которых выступал Конфуций, поскольку в каком-то смысле последняя притча об убийстве единорога в иносказательной, мифологической форме говорит нам о финальном поражении Конфуция, тщетности его попыток остановить разложение общества и крахе старых социально-политических и этических отношений.

В трактатах последователей Конфуция «Да сюэ», «Чжун юн» и «Мэн-цзы» жэнь приобретает черты всеобщего закона и неотъем-

5Важно, что для Конфуция это в большей степени эмоционально-чувственная связь.

6^Ш — (Иио2 1т2 — хо линь) — поимка единорога, по легенде, случилась в 481 г. до н.э., знаменуя конец периода Вёсен и Осеней (722-481 гг. до н.э.).

7ША — (1т2 $Ы3 — линь ши), ШШ — (1т2 — линь цзин).

лемой части человеческой природы. Мэн-цзы возвел до высшего уровня «золотое правило» Конфуция «не навязывай другим, чего не желаешь себе», связав его с собственным пониманием жэнь как отсутствия желаний причинять зло другому. Он выводит собственное определение: «гуманность — это человек», «гуманность — это сердце человека». Более того, Мэн-цзы распространяет жэнь и на мир вещей, так как «гуманное людям» (жэнь минь) непременно ведет к «любви вещей» (ай у), ко всему, что существует, — так происходит гармонизация мира. Жэнь также способствует «умиротворению» (пин) и «упорядочению» (чжи) на уровне всего государства — так осуществляется жэнь чжэн — «гуманное правление» . Таким образом, Мэн-цзы, не отказываясь от трактовки жэнь Конфуцием как инструмента гармонизации Поднебесной, усматривает в ней причину гармонии человека и мира, а также начинает процесс ликвидации «монополии» цзюнь цзы на обладание жэнь, показывая ее социальную значимость, универсальность и одновременно принадлежность человеку с сочувствующим, жалеющим «сердцем»-синь, которое и является началом гуманности.

В главном даосском трактате «Дао дэ цзин» выражается резко негативное отношение ко всему конфуцианскому как искусственному, в том числе и к жэнь. Потому следует «уничтожить ученость» и «устранить» все конфуцианские категории, чтобы вернуться к изначальной «естественности». Именно поэтому «мудрому не свойственна гуманность», он следует дао и не несет ущерба8. Жэнь, о которой говорят конфуцианцы, — это не проявление высшей морали, но суть ее деградация. «Вот почему дэ9 появляется, когда утрачивается дао, «гуманность»-жэнь — когда утрачивается дэ, «справедливость»-и — когда утрачивается «гуманность»-жэнь, «ритуал»-ли — когда утрачивается «справедливость»-и. «Ритуал»-ли — отсутствие доверия и преданности, а это — начало всякой смуты»10. Чжуан-цзы (ок. 369—286 гг. до н.э.), которого часто относят к дао-систам, также осуждает конфуцианские категории, но призывает не делать вообще никаких разграничений конфуцианских ценностей и объявляет все их в равной степени искусственными, достойными только «забвения» (ван)11.

Со столь же резким осуждением конфуцианского понимания гуманности выступили Мо-цзы (между 490 и 376 гг. до н.э.) и его

8″Дао дэ цзин». Гл. 13, 18, 19.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9Ш (de2 — дэ) — добродетель, благодать; манифестация дао.

10″Дао дэ цзин». Гл. 38.

11″Чжуан-цзы». Гл. 2, 6.

последователи. Для него конфуцианская «гуманность» есть лишь «псевдолюбовь», или «отдельная любовь» (бе ай), которая сравнима «с любовью к себе вора, который любит свой дом и грабит чужой во имя собственного благополучия» . Этому он противопоставляет идею «всеобщей любви» (бо ай), которая и представляет собой проявление «истинной гуманности». По его мнению, истинное «человеколюбие — это любовь к люду, но не во имя использования его. Не так, как любовь к лошади проявляется потому, что человек использует ее», поэтому со-вершенномудрый правитель должен «вскармливать простолюдинов, а не использовать их , как лошадей» . Логическое обоснование Мо-цзы «всеобщей любви» выглядит следующим образом: «»Совершенномудрый любит других, но не стремится к выгоде» — эти слова или слова гостя». Ибо «любить людей — не значит исключать себя. себе также включает любовь к людям. , также входит в объект любви, поэтому любовь к людям распространяется и на самого любящего людей, . Нужно одинаково любить себя и других людей» .

«Гуманность — это любовь, телесные сущности (ти ай)», «гуманность — это гуманизирующая любовь» — таким видит смысл этой категории Мо-цзы. В его философии жэнь предписывается волей Неба для единения Поднебесной через «объединяющую (цзянь) взаимную любовь и связующую взаимную пользу-выгоду» . В этом обнаруживается основная мысль Мо-цзы «о пользе как о выражении подлинной сути деятельности «человеколюбивого человека», направленная против конфуцианской трактовки «гуманности» и «справедливости». «Дело человеколюбивого человека непременно состоит в служении тому, чтобы приносить пользу Поднебесной и уничтожать в Поднебесной зло»» .

Еще одним направлением, учение которого касается жэнь, были, как ни странно, военные стратеги (бин цзя). Опираясь на теории натурализма и даосизма в онтологии, в социальной и этико-поли-тической сфере, философы этого направления заимствовали идеи конфуцианства, с одной стороны, и легизма с моизмом — с другой. В отличие от легизма, представители бин цзя не стремились к военным действиям, но, напротив, рассматривали их как крайний вариант разрешения противоречий и восстановления гуманности. В этом, а также в признании ценности не только гуманности, но и «полезности» (ли), бин цзя сближается с моизмом. Утверждая онто-

логический статус взаимного перехода друг в друга эпох культуры и войны, представители направления военных стратегов призывают действовать согласно духу времени: в период культуры основываться на гуманности и других конфуцианских добродетелях, в периоды войны следовать идеалам моизма и легизма .

Переходя к интерпретации жэнь Сюнь-цзы, нельзя не отметить некоторые особенности его оригинальной философской системы. Всю сложность, многоаспектность, многогранность и энциклопе-дичность философского учения Сюнь-цзы замечательно уловил известный французский социолог и синолог М. Гране (1884-1940). В его представлении «Сюнь-цзы многим обязан легистам и даосам, чей авторитарный эмпиризм и мистический эстетизм стремился преодолеть. .он был первым, кто поставил разум, «ли», в центр философского интереса. В разуме ему видны одновременно и плод общественной деятельности людей — ибо конфуцианский дух вдохновляет его сильнее легистского, — и принцип объективности, поскольку он прибегает к положениям Чжуанцзы» .

Именно с разума мы и начнем наше исследование гуманности у Сюнь-цзы. Действительно, несколько фрагментов его труда напрямую связывают гуманность и разум. Кредо мыслителя как апологета теории взаимной обусловленности нравственного и когнитивного в разуме выражает следующее умозаключение. «Лучшим методом воспитания ума благородный человек считает искренность; обладание ею делает ненужным другие средства. Только искренность позволяет быть человеколюбивым и выполнять долг. Когда разум, проникнувшись искренностью, обретает человеколюбие — оно проявляет себя в словах и поступках — он достигает духовной просветленности; достигнув духовной просветленности, он приобретает способность перевоспитывать других»12. С этим положением коррелирует фрагмент из главы «Освободиться от заблуждений» (Цзе би) , где Сюнь-цзы акцентирует внимание на сопряженности гуманности, мудрости и отсутствия заблуждений, подчеркивая их неразрывную связь и необходимость для всеобъемлющего понимания мира. В сущности, заблуждения, о которых говорит философ, являют собой сплав нравственной и познавательной ограниченности разума, поскольку заблуждаться — значит «однобоко рассматривать

12 Здесь и далее, за исключением особо отмеченных мест, фрагменты даются в переводе В.Ф. Феоктистова с моими небольшими исправлениями .

, и утратить правильные стремления», и «если не подчинить мышление, тогда глаза не отличат белое от черного» . Здесь для Сюнь-цзы важна та же идея, о которой говорилось выше: освободиться от заблуждений может только тот разум, который не утратил человеколюбия. «Поэтому недопустимо познавать и не быть гуманным, недопустимо быть гуманным и не познавать» (перевод мой. — А.Т.). Отсутствие мудрости и гуманности ведет к ложному пониманию дао, ложное понимание дао — к заблуждениям, так как только оно позволяет правильно оценивать вещи и явления.

Тему неразрывной связи и пересечения нравственного и когнитивного полей разума продолжает рассуждение Сюнь-цзы о деятельности, т.е. также напрямую касается и праксиологии. Сближаясь с даосизмом в вопросе абсолютного удовлетворения чувств мудрецом, он, тем не менее, утверждает необходимость контроля со стороны разума. Однако этот контроль не связывается с принуждением, но, наоборот, рассматривается в ключе даосской теории «естественности» и «полноты жизни» как естественное состояние человеческого существа. «Поэтому, когда гуманный человек осуществляет правильный путь, он без усилий; когда мудрец осуществляет правильный путь, он без принуждения» . Задача гуманного и мудрого не в том, чтобы сбежать из мира «от писка комаров и жужжания оводов» и найти в тишине возможность размышлять, но, живя в мире и буре событий, оставаться гуманным и мудрым. Только такого человека Сюнь-цзы согласен называть «обладающим тонким искусством мыслить» .

В этой связи самым показательным элементом не только теории познания, но вообще всей философии Сюнь-цзы является его концепция «злой» природы человека. Во-первых, здесь Сюнь-цзы расходится со всей предшествующей и последующей конфуцианской традицией воззрений на природу человека. Во-вторых, в этой концепции вновь поднимается тема соотношения «гуманности»-жэнь и познавательной деятельности.

Понимая под «злой» природой человека неограниченное удовлетворение желаний и чувств, Сюнь-цзы исходит из того, что человек изначально способен познавать, а вещи могут быть познанными, что является важным условием нравственного преображения человека. Предшественники Сюнь-цзы, начиная с Конфуция, с одной стороны, говорили о «доброте» всех людей, а с другой — презрительно относились к низшим слоям населения, считая их людьми низшего сорта, с трудом поддающимися перевоспитанию и не обладающими гуманностью и чувством долга. Заявляя о «злой»

природе, Сюнь-цзы более пессимистичен, но и более последователен. Во-первых, если все «добры», то для Сюнь-цзы становится непонятным, в чем заслуга героев древности? Во-вторых, так как все по своей природе «злы», то нельзя говорить о высших и низших по природе, таким образом он уничтожает привилегированность высших слоев общества, отмечаемую еще Конфуцием. В-третьих, раз все по природе способны познавать, а вещи могут быть познанными, то «становится очевидным, что обычный человек с улицы может стать Юем13!» . И наоборот. «Если считать, что человеколюбие, чувство долга, строгое соблюдение норм по существу являются принципами, которые не могут быть познаны и приобретены, тогда даже Юй и тот не смог бы познать их и следовать им!» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Принципиально важное отличие Сюнь-цзы от Мэн-цзы в вопросе о вероятности стать совершенномудрым заключается не в самой потенциальной возможности — здесь они сходятся, а в средствах достижения. Для Мэн-цзы необходимо лишь дальнейшее развитие изначальной доброты человеческой природы, в то время как Сюнь-цзы, объявляя природу человека «злой», выступает за ее преодоление посредством познавательных способностей и личностного роста . Интерпретация гуманности Мэн-цзы предполагает актуальную градацию ее степени в зависимости от иерархии в обществе и родственных связей (мы больше любим близких, вышестоящие обладают большей гуманностью), что и вызвало критику моистов. Согласно Сюнь-цзы, если это и может быть актуально верным (хотя современное ему состояние общества убеждало его в обратном), то потенциально положение в социуме и родственные узы не могут быть препятствием для «человека с улицы» стать гуманным. Для Сюнь-цзы жэнь — чистая идея, и усваивается она но посредством родственных отношений или занятия должностей, но осознанно, благодаря познанию, а бессознательно, благодаря «общению с хорошими людьми». Причиной такого поворота в представлениях о гуман-ности-жэнь послужили кардинальные изменения в установках мыслителей. Если для раннего конфуцианства критерием истины было соответствие традиционным представлением, а с логически обоснованными аргументами Мо-цзы еще можно было спорить, то оспаривать современную Сюнь-цзы действительность было бессмысленным. Поэтому Сюнь-цзы заявляет, что «соответствие познания вещам называется знанием» (пе-

13 Мифический правитель, культурный герой и усмиритель потопа в Древнем Китае.

ревод мой. — А.Т.), т.е. истинным является то, что соответствует предмету, а не идеалу определенной традиции.

Таким образом, Сюнь-цзы, следуя своему собственному правилу изучать всеобщие закономерности дао, уходит от попытки рассмотреть конкретного человека, но рассматривает человека как идею вне классовых и сословных различий. Сюнь-цзы оставляет возможность любому человеку стать благородным человеком или даже совершенномудрым, что было абсолютно неприемлемо для Конфуция и его последователей. В этом взгляды Сюнь-цзы сближаются с философией легистов, с одной стороны, и отчасти с воззрениями Мо-цзы и его школы — с другой. Легисты заявляли о внесослов-ном принципе выдвижения на должности, о занятии должностей самыми способными говорил и Сюнь-цзы. Что касается моистов, то отстаиваемые ими принципы, известные уже из заголовков трех первых глав трактата «Мо-цзы»: «Почитание достойных» (Шан сянь), «Почитание единения» (Шан тун), «Объединяющая любовь» (или «О всеобщей любви») (Цзянь ай), также перекликаются с общей направленностью философских построений Сюнь-цзы.

В плане соотношения с познанием гуманность, как ее понимает Сюнь-цзы, является плодом познавательных усилий человека. Гуманность — то, что приобретается и завоевывается стараниями человека, а не дается свыше, то, что преодолевает изначальную «ущербность» человеческой природы, но не включено в нее изначально. Одновременно с этим она является частью рациональной и практической деятельности человека, когда в процессе познания и деятельности служит своеобразным ориентиром, направляющим и удерживающим человека в правильном ментальном состоянии.

Отсюда и онтология гуманности: как небо и земля являются началом всему живому, благородный человек — начало нравственных качеств , поэтому «благородный человек — высшая мера нравственности» . Деятельность благородных людей, по мысли Сюнь-цзы, приводит в порядок общество и государство, так как все их действия носят и онтологический характер, соответствуя правильному пути (дао). При этом человек никак не гармонизирует природу своей деятельностью, напротив, она живет по объективным, независящим от человека законам и человек никак не может повлиять на это . Философия Сюнь-цзы возвращает гуманности-жэнь первоначальный смысл, понимая ее не только в этическом аспекте, но и как репрезентацию правильных гармоничных отношений. Причем применительно к внешнему миру это понятие не означает субъективную «любовь к вещам», как у Мэн-цзы, а представляют собой объективную форму упорядоченных отношений.

Говоря о познании, уже упоминался социальный аспект гуманности, который является едва ли не самым значимым для Сюнь-цзы. В первую очередь это касается образования и самосовершенствования — базовых требований философа, поэтому того, «кто не стал благодаря учению абсолютно человеколюбивым и справедливым, нельзя назвать хорошим ученым» . Этим высказыванием Сюнь-цзы подчеркивает формальное начетничество конфуцианских школ, занимающихся пустым штудированием древних книг. «Если стремиться лишь к изучению того, что записано в книгах, и пересказывать «Ши цзин» и «Шу цзин», то, учись хоть всю жизнь, все равно превратишься в малообразованного конфуцианца, и только! Наоборот, если обратиться к предыдущим правителям и взять за основу поведения человеколюбие и справедливость, то культурность поставит человека на правильный путь точно так же, как человек приводит в порядок ворс меховой одежды, встряхнув ее за воротник» . Сам мыслитель призывал к самообразованию и самосовершенствованию, в том числе и через общение: «. если человек день ото дня все больше проникается человеколюбием и чувством долга, хотя сам еще и не осознал этого, это результат общения с людьми» . Социальность гуманности также проявляется внешне: в красивой одежде, украшениях тех, кто достоин их, т.е., по Сюнь-цзы, даже в этом должен быть соблюден должный порядок.

Последнее тесно связано с политической и экономической функциями гуманности. Согласно Сюнь-цзы, гуманными считаются те, кто проводит политику «экономного расходования вещей и обеспечения достатка народу» . Отсюда определение гуманности как мерила человека вообще и достойного управлять другими человека в частности. Результат деятельности правителя показывает его гуманность, так как действия подчиняются ритуалу, а гуманность — важнейшее внутреннее содержание ритуала, поэтому «там, где есть гуманность, нет бедности, там, где нет гуманности, нет и богатства» (перевод мой. — А.Т.).

Морально-нравственное содержание гуманности является самым древним из всех. Ее этический аспект чаще всего отмечался у предшественников Сюнь-цзы, не менее важное место он занимает и у него. Золотое правило философа: «Говорить с мыслью о человеколюбии, слушать с желанием учиться» . Вновь и вновь он проводит идею о неразрывной связи разума и нравственного начала, заключенного в нем. Разум Сюнь-цзы схож со стоическим, как его понимает Марк Аврелий, и, как следствие, с со-

кратовским гением, т.е. является сложным «органом», где слиты познавательные способности и нравственные начала. Такая же двоякая связь видна между рациональным познанием и практической деятельностью. С одной стороны, процесс деятельности рассматривается им как часть познания, с другой — практика не может не содержать в себе рационального познания — они взаимообусловлены.

Поистине стоическим духом должен обладать субъект, приходящий в мир «Сражающихся царств», и этот дух культивирует в себе сам Сюнь-цзы как непосредственный свидетель событий, которые потрясли его самого. «Смерть приходит один раз, не возвращается» , «поэтому благородный человек почтительно к началу и внимательно — к концу» . Причина, по которой благородный человек, несмотря на «тяжелое положение, широту устремлений» , — гуманность. Именно она является «светом» для благородного человека, не дающим ему «скатиться» к бескультурному состоянию. «Гуманистические» и идеалистические отношения в теории конфуцианства предполагали принцип «ты — мне, я — тебе». Гуманный человек Сюнь-цзы, как и впоследствии его ученика легиста Хань Фэй-цзы, не ждет ответной гуманности, но живет и действует согласно внутренней установке быть гуманным, потому что это соответствует дао человека. «Держаться заносчиво перед богатыми и знатными и угодничать перед бедными и низкими совсем не значит проявлять человеколюбие — это всего лишь способ добиться известности недостойным путем, к которому прибегают в смутные времена коварные люди, и нет ничего отвратительнее этого поведения» . Истинная гуманность лежит за пределами человеческих желаний, пристрастий, личных позиций и амбиций. Она является и исходным пунктом, необходимым условием на пути к нравственному преображению, и конечной его целью, идеальным состоянием человеческой ментальности.

Не ограничиваясь только рамками этико-политической философии, как делали до него конфуцианцы, Сюнь-цзы распространяет категориальное поле гуманности и на другие философские области: гносеологию, онтологию, социальную философию и т.д. Эта тенденция присуща всей его философии, где гносеологическое и онтологическое учения, развитые даосами и моистами, сочетается с социальной и этико-политической философией конфуцианства и легизма. «Растворяясь» в нескольких ипостасях, категория гуманности у Сюнь-цзы кажется менее значительной и ярко выраженной, чем у конфуцианцев, но лишь потому, что обретает новые смыслы и функции. Сюнь-цзы не концентрирует внимание только

на этическом или социально-политическом аспектах гуманности, но выстраивает философскую систему, в которой ни одна категория не «провисает» и не исчезает в ходе смены проблемного поля.

Онтологический статус гуманности задает человек как ее источник. Гносеологически гуманность проявляется как ментальная установка человека, которая должна быть достигнута преодолением «злой» природы посредством рационального познания, одновременно становясь нравственной составляющей разума. Отсюда отказ считать невозможным познание гуманности, а также тезис о возможности ее познания каждым человеком независимо от происхождения. Аксиологически гуманность — одна из высших ценностей, праксиологически, так же, как гносеологически, она двойственна: реализуется через стремление воплотить в жизнь ее принципы, в то же время, являясь результатом самой практической деятельности человека. Жизнь вне мира, жизнь отшельника лишена главных факторов порождения гуманности — социального взаимодействия и практики. Социализация, общение, воспитание и образование — то, что культивирует гуманность. Вместе с тем гуманность поддерживает порядок в обществе и государстве, поскольку гуманные методы правления способствуют социальной и политической стабильности и экономическому развитию. В конечном же счете все зависит от морально-нравственных качеств каждого индивидуума и твердости в намерении следовать гуманности, несмотря на потрясения любого характера.

«На первый взгляд, казалось бы, Сюнь-цзы не слишком высокого мнения о человеке, однако истина как раз в обратном. Философию Сюнь-цзы можно назвать философией культуры. Его общий тезис в том, что все доброе и ценное есть продукт человеческих усилий. Ценность идет от культуры, а культура — человеческое достижение. Именно в этом смысле человек обладает во вселенной той же значимостью, что Небо и Земля» . Философ говорит не столько о том, что человек зол, но о том, что гуманность-жэнь и другие добродетели не присущи ему изначально — они приобретаются им в процессе развития. Понимание гуманности как становления остается у Сюнь-цзы. Более того, на этом процессе сосредоточено основное внимание философа, в отличие от Мэн-цзы, для которого обучение не имело столь сильного значения в сравнении не только с Сюнь-цзы, но даже с Конфуцием. Гуманность — это в первую очередь процесс самообучения, на этом Сюнь-цзы делает особый акцент в большей степени, чем Конфуций. Сюнь-цзы скорее строит теорию саморазвития, чем сверяет себя с каноническими образами прошлого, его обучение

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

основывается не на книгах, а на раскрытии своих возможностей и формировании интеллектуальных способностей и нравственных качеств.

Как видно, Сюнь-цзы проявляет скрупулезную последовательность при создании своей философской системы, превосходя в этом компоненте многих своих предшественников и последователей. Стремление к полноте рационального познания и к следованию своим собственным принципам гуманности — в этом весь Сюнь-цзы. Эта особенность его мышления и философии в целом была замечена и М. Гране: «Оригинальность Сюнь-цзы — в очень продуманной, очень честной работе, приведшей его к разработке нравственных правил совершенствования; проникнутая либеральной тенденцией и позитивным духом, эта мораль полностью подчинена гуманистическому рационализму» . Становление человеческого бытия, культивирование добродетели, самосовершенствование, морально-нравственное обновление — некоторые из этих аспектов уже отмечены у Конфуция, но в наибольшей мере их развивает именно Сюнь-цзы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Байкэ цюаньшу (Энциклопедический словарь) // URL: http://baike. zidiantong.com/r/ren144527.htm

Гране М. Китайская мысль от Конфуция до Лаоцзы. М., 2008.

Гусейнов А.А. История этических учений. М., 2003.

Ду Госян вэньцзи (Собр. соч. Ду Госяна). Пекин, 1962.

Ду Эр-вэй, Фэн, линь, гуй, лун каоши (Толкование образов феникса, единорога, черепахи и дракона). Тайбэй, 1971.

Духовная культура Китая: Энциклопедия: В 6 т. М., 2006—2007. Т. 1, 2.

Изречения: Книга песен и гимнов / Пер. с кит. И.И. Семененко, А. Штукина. Харьков, 2002.

Китайская классическая проза в переводах акад. В.М. Алексеева. 2-е изд. М., 1959.

Кравцова М.Е. История культуры Китая. СПб., 2003.

Мартынов А.С., Зограф И. Т. Классическое конфуцианство: переводы, статьи, комментарии: В 2 т. М., 2000. Т. 1.

Маслов А.А. Конфуций: Прогулки с мудрецом. М., 2010.

Сюнь-цзы ичжу (Сюнь-цзы: перевод и комментарии) / Комм. Ван Вэйвэй. Шанхай, 2014.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Титаренко М.Л. Древнекитайский философ Мо Ди, его школа и учение. М., 1985.

Фань Вэньлань. Древняя история Китая. М., 1958.

Феоктистов В.Ф. Философские трактаты Сюнь-цзы. М., 2005.

Фэн Юлань. Краткая история китайской философии. М., 1998.

Andreini A. Il pensiero di Yang Zhu (IV secolo a.C.) attraverso un esame delle fonti cinesi classiche. Trieste, 2000.

20.02.2012 40220

Гуманистическая направленность современного Российского образования ориентирована на человека как высшую ценность социального бытия и отношения к нему как субъекту познания, общения, коммуникации и творчества. В этом отношении сегодня одной из первостепенных задач педагогики высшей школы является выявление гуманистического потенциала педагога как гражданина и профессионала. Формирование специалиста через детерминацию значимосмыслового отношения к социально-духовным ценностям.

Анализ работ, посвященных данной проблеме, показывает довольно широкий спектр изучения вопроса как в историческом плане, так и в контексте современных представлений. В этой связи необходимо прежде всего рассмотреть содержание основополагающих понятий, касающихся темы исследования — это «гуманизм» и «гуманность».

Точный период представлений о понятии «гуманизм» (humanus, humanistas — человечный, человечность) наукой не установлен. В одном источнике можно прочесть, что еще римляне, в особенности Цицирон, называли гуманизмом высшее культурное и нравственное развитие человеческих способностей в эстетически законченную форму в сочетании с мягкостью и человечностью. В другом — что понятие «гуманизм» возникло в эпоху Возрождения (XIV — XVII вв.) как совокупность взглядов, основанных на признании человека высшей ценностью; учение, защищающее достоинство и права человека, свободу и всестороннее развитие личности.

Идеологи периода буржуазных революций XVII — XIX вв. (Ж.Ж. Руссо, Д. Локк) понимали под гуманизмом естественное право человека на удовлетворение потребностей, соответствующих его природе, на свободу человеческой личности. И. Кант сущность гуманизма видел в том, что человек является для другого человека только целью, а не средством.

Известно, что гуманизм, выраженный в форме идей человеколюбия, с древних времен оказывал реальное воздействие на общество прежде всего через нравственность, мораль и право. Ядро общечеловеческого содержания морали составляют идеи гуманизма. Они становятся ориентирами и регуляторами деятельности людей, воплощаясь в нравственном сознании. Между тем в рамках отечественной науки понятие «гуманизм» трактуется неоднозначно. Об этом говорят, прежде всего, результаты метода словарного поиска, на основе которых и был сделан анализ понятия «гуманизм».

Определения понятия «гуманизм»

Взгляды, идеи, произведения искусства, проникнутые уважением к достоинству человека, воспитывающие у людей моральные качества.

Совокупность взглядов, выражающих уважение достоинств и прав человека, заботу о благе людей, их всестороннем развитии, создание благоприятных для человека условий общественной жизни.

Человеческий, человечный — способствующий утверждению идей о высоком достоинстве и ценности человека, о его праве на свободное развитие.

Прогрессивное направление общественной мысли, исторически развивающаяся система воззрений, признающая ценность человека как личности, его право на свободу, счастье, развитие и проявление способностей, считающее благо человека высшим критерием, а принципы равенства, справедливости, человечности — желанной нормой отношений между людьми.

Признание человека как личности, его прав на свободное развитие и проявление своих способностей, утверждение блага как критерия оценки общественных отношений.

Современность взглядов, основанных на признании человека высшей ценностью, учение, защищающее достоинство и права человека, свободу и всестороннее развитие личности.

Принцип мировоззрения (в т. ч. нравственности), в основе которого лежит убежденность в безграничности возможностей человека и его способности к совершенствованию, требование свободы и защиты достоинства личности, идея о праве человека на счастье и в том, что удовлетворение его потребностей и интересов должно быть конечной целью обществ.

Совокупность идей, взглядов, утверждающих ценность человека независимо от его общественного положения и право личности на свободное развитие творческих сил, провозглашающих принципы равенства, справедливости, человечности отношений между людьми.

Мировоззрение, основными принципами которого являются любовь к людям, уважение человеческого достоинства, забота о благе людей.

Признание ценности человека как личности, его право на свободное развитие и проявление своих способностей, утверждения блага человека как критерия оценки общественных отношений. В более узком смысле — светское вольномыслие эпохи Возрождения, противостоящее схоластике и духовному господству церкви…

Исторически изменяющаяся система воззрений. Признающая ценность человека как личности, его право на свободу, счастье, развитие и проявление своих способностей, считающая благо человека критерием социальных институтов, а принципы равенства, справедливости, человечности — желаемой нормой отношений между людьми.

Развитие разума, чувств, воли, стремление к самосовершенствованию во имя человечности, воспитание уважения к людям, преодоление отчуждения и эгоизма.

Признание ценностей человека как личности, его права на свободное развитие и проявление своих способностей, утверждение блага человека как критерия оценки общественных отношений.

Сосредоточение на человеческих потребностях и свершениях, не прибегая к религиозным понятиям. Признание творческого потенциала человечества, ценности субъекта.

Гуманность, человечность в общественной деятельности, в отношении к людям.

Отношение к людям, проникнутое любовью к человеку, заботой о его благе, уважением к человеческому достоинству.

Рефлексированный антропоцентризм, который исходит из человеческого сознания и имеет своим объектом ценность человека, за исключением того, что отчуждает человека от самого себя, подчиняя его сверхчеловеческим силам и истинам или используя его для недостойных человека целей.

В научной литературе понятие «гуманизм» отражается также во множестве смысловых значений: обозначение нравственных качеств личности — человечности, доброты, уважения; выражение особого отношения к человеку как высшей ценности, цели; название эпохи Возрождения и различных культурных движений, идейных течений, направлений общественной мысли; название области теоретического знания, которая отдает предпочтение гуманитарным наукам; характеристика марксистского мировоззрения, пролетарской идеологии, социалистического образа жизни; определение важнейшего фактора гармонического развития личности; название практической деятельности, направленной на достижение общечеловеческих идеалов и т.д.

Исследования понятия «гуманизм» в науке в его методологической основе показывают, что в энциклопедическом отражении, философии, логике, политологии, юриспруденции, лингвистике, психологии и педагогике лежит дефиниция. Соответственно этим наукам определяются следующие взгляды: идеи проникнутые к достоинству человека; вопросы соотношения материальных и духовных ценностей, их роли в жизни человека; мировоззрение, основными принципами которого является любовь к людям; совокупность идей, взглядов, убеждений, утверждающих право на свободу, равенство, счастье, уважение достоинств человека; закрепление регулятивной функции государства в отношении к человеку в определенных правовых актах; человечность в общественной жизни; основные закономерности психологического развития личности, отражающиеся в гуманистической психологии; совокупность педагогических взглядов, основанных на признании ребенка высшей ценностью с правом всестороннего развития.

При этом понятие «гуманизм» истолковывается как развитие разума, чувств, воли, стремление к самосовершенствованию во имя человечности, воспитание уважения к людям (энциклопедические понятия); фундаментальные человеческие ценности — добро, любовь, свобода, ответственность, совесть и счастье (философия); высшее проявление целевой детерминации человеческой деятельности, выдвижение на первый план экономии человека, экономики образования (логика); комплекс качеств личности, в которых выражается отношение человека к человеку, удовлетворение потребностей и свободного развития личности, повышение благосостояния (политология); права и свобода человека и гражданина, механизм их реализации, этические и правовые нормы, регулирующие отношения человека к человеку (юриспруденция); целостность личности, открытость человека миру, ориентация мотивационной сферы человека на цели развития своего гуманистического творческого потенциала (психология); воспитание интеллектуальных, нравственных созидательно-творческих, духовных сил личности, образование, обращенное к человеку и т. п. (педагогика). Из всей суммы обобщенных признаков определения понятия «гуманизм» в энциклопедическом изложении наиболее характерными являются: человечность, человеколюбие, моральные качества. В философии: духовные ценности, нормы поведения, мораль, мировоззрение. В логике: общечеловеческие ценности, высшие критерии человечности. В политологии: стержень императива выживаемости общества. В юриспруденции: важнейшая сфера гуманистической регуляции действий человеческого общества. В лингвистике: гуманистический, гуманный, гуманизм, гуманитарный. В психологии: 1) комплекс качеств личности, определяющих ее поведенческую сторону, выражающуюся в отношении человека к человеку, 2) социально-нравственное развитие, 3) самореализация личности, 4) развитие творческих возможностей. В педагогике: достоинство, добродушие, милосердие, общительность. Отражение понятия «гуманизм» в практике: лежит в основе Конституции, законодательства (в энциклопедиях); позволяет выбирать гуманистическое мировоззрение как инструмент практической деятельности человека в кругу друзей, семьи и общества (философия); определяется как обусловленная нравственными нормами и ценностями система установок личности на социальные объекты — человека, группу, живое существо (логика); служит базой для формирования политических идеалов общества, предполагает признание всех основополагающих прав человека, утверждает право личности как внешний критерий оценки общественной деятельности (политология); лежит в основе Конституции, становление новой государственности в России (юриспруденция); лежит в основе индивидуального подхода к обучающимся и теории свободного воспитания (психология); составляет основу функционирования и развития педагогических систем, позволяет решать педагогические задачи с гуманистических позиций (педагогика).

В этом отношении основная гуманитарная цель общества и, в частности, педагогики и заключается в формировании мировоззрения гуманизма через систему знаний, убеждений и потребностей, создание психолого-педагогических и организационно-педагогических условий, обеспечивающих учебно-воспитательный процесс гуманистически ориентированного образования.

Гуманность — производное от понятия «гуманизм», которое по В. Далю означает — человеческий, человечный, людской; свойственный человеку, истинно просвещенному, человеколюбивый, милостивый, милосердный.

В этом плане не может быть сомнения в том, что наиболее яркое отражение содержания гуманности человека находится в его нравственном идеале, чему свидетельствуют многие философские и психологические исследования, в которых идеал рассматривается как высшее проявление целевой детерминации человеческой деятельности. Именно в сфере деятельности по отношению к идеалу разрешается главная проблема нравственности — гуманистическая проблема общественного и личного. С другой стороны, специфика гуманистического нравственного идеала состоит в определяющем характере отражения исторически духовно сложившейся действительности. В ее содержании выражаются все стороны нравственных отношений между людьми, субъекта к обществу и общества к нему.

В.Н. Мясищев считал, что гуманность «нельзя представлять как часть или сторону, как элемент, а следует понимать как интегральную «позицию» личности в целом».

Гуманность, с точки зрения Я.Л. Коломинского, — это, прежде всего комплекс качеств личности, в которых выражается отношение человека к человеку. Эти качества и проявляются, и формируются в сфере человеческих взаимоотношений.

В психологическом словаре под редакцией В.А. Мижерикова понятие «гуманность» определяется как «обусловленная нравственными нормами и ценностями система установок личности на социальные объекты (человека, группу, живое существо), которая представлена в сознании переживаниями сострадания и реализуется в общении и деятельности в аспектах содействия, соучастия, помощи».

Понятие «гуманность» раскрывается и через признание ценности человека, которая понимается как единство двух сторон — естественной, в жизни каждого индивида, и социальной, куда входят все функции, выполняемые человеком в обществе, в том числе и уровень развития его личностных качеств.

Гуманность рассматривается и как качество личности, поскольку качество — объективная и всеобщая характеристика объектов, обнаруживающаяся в совокупности их свойств.

Значительное число публикаций по психологии, педагогике, философии, социологии, этике и др. посвящены проблеме личности учителя. Среди них труды Б.Г. Ананьева, О.А. Ахвердовой, А.П. Беляевой, А.А. Бодалева, В.И. Горовой, В.В. Давыдова, И.С. Кона, И.Б. Котовой, А.Н. Леонтьева, А.В. Петровского, СЛ. Рубинштейна, В.А. Сластенина, и др.

Анализ литературных источников показывает, что с момента возникновения педагогической профессии учителя за ним закрепилась прежде всего гуманистическая воспитательная функция. На основе их обобщения можно заключить, что гуманистическая направленность личности педагога заключается в единстве личностных и профессиональных качеств, в основе которых лежит способность реализовывать принцип гуманизма, детерминирующий гуманистическое мировоззрение.

Известно, что первые выдающиеся педагоги-гуманисты появляются в эпоху Возрождения (Витторино да Фельтре, Франсуа Рабле, Эразм Роттердамский). Их идеи получили свое развитие во взглядах выдающегося чешского педагога-гуманиста Яна Амоса Коменского. Он говорил, что учителями должны быть люди честные, деятельные и трудолюбивые; живыми образами добродетелей, которые они должны привить другим. Он сравнивал учителя с садовником, любовно выращивающим растения в саду, с архитектором, который заботливо застраивает знаниями все уголки человеческого существа, со скульптором, тщательно обтесывающим и шлифующим умы и души людей, с полководцем, энергично ведущим наступление против варварства и невежества.

Позже Иоганн Генрих Песталоцци, Адольф Дистервег, которые поддержали идеи Яна Амоса Коменского, утверждали, что учитель должен сознательно идти в ногу с современностью, проникаться и вдохновляться пробудившимися в ней силами. Они выдвигали общечеловеческую цель воспитания — служение истине, добру, красоте: «В каждом индивидууме, в каждой нации должен быть воспитан образ мыслей, именуемый гуманностью: это стремление к благородным общечеловеческим целям».

Особый вклад в гуманизацию Российского просвещения внес великий русский ученый М.В. Ломоносов, который придавал основополагающее значение личным качествам учителя, его культуре, знаниям, практическим умениям, указывал, чтобы «учителя были люди способные и рачительные и должности свои исполняли прилежно, и своими поступками добрый пример показывали учащимся». Преподавать они должны так, чтобы не обременять «учащихся выше меры и не создавать им слишком легких условий». Программа действий для педагога XVIII в. послужила основой к деятелям и реформаторам школьного дела XIX в.

Н.Г. Чернышевский неоднократно в своих статьях отражал идею непрерывности интеллектуального развития человека. Педагогические статьи В.Г. Белинского проникнуты пафосом страстной борьбы за человечность, за гуманистическое образование, без чего он не мыслил ни счастья родного народа, ни счастья человечества. «Орудием и посредником воспитания должна быть любовь, а цель — человечность…».

К.Д. Ушинский, великий педагог России, схоластичному школьному обучению противопоставлял реализм, связь с жизнью, такое обучение, ткоторое бы подготавливало человека к самостоятельной деятельности. Он так охарактеризовывал общественное значение профессии учителя: «Воспитатель, стоящий в уровень с современным ходом воспитания, чувствует себя живым, деятельным членом великого организма, борющегося с невежеством и пороками человечества, посредником между всем, что было благородного и высокого в прошедшей истории людей, боровшихся за истину и благо», а его дело «скромное по наружности — одно из величайших дел истории. На этом деле зиждутся государства, и им живут целые поколения».

Л.Н. Толстой видел в педагогической профессии прежде всего гуманистическое начало, находящее свое выражение в любви к детям. «Если учитель имеет любовь только к делу, — писал Л.Н. Толстой, — он будет хороший учитель. Если учитель имеет только любовь к ученику, как отец, мать, он будет лучше того учителя, который прочитал все книги, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам. Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он — совершенный учитель».

Выдающийся врач и педагог Н.И. Пирогов представлял учителя как человека с нравственной свободой мысли, верящего в правду, готового за нее к самопожертвованию. Главное, по мнению Н.И. Пирогова, в обучении детей состоит не в том, что им сообщается, а в том, как им сообщается изучаемое.

Яркий след в гуманизации образования оставил И.Н. Ульянов. Главной задачей просвещения он считал необходимость повышенного образования и культуры учителей.

Последовательным организатором гуманизации педагогического образования была и Н.К. Крупская, ее педагогическое наследие продолжает служить делу развития современной школы. Ею разработаны «мерила оценки педагога», среди которых выделают следующие:

— педагог должен уметь сочетать учебную работу с работой воспитательной;

— должен знать каждого ученика, условия, в которых он живет, его слабые и сильные стороны, должен уметь индивидуализировать в зависимости от этого подход к нему;

— учитель должен пользоваться их доверием и уважением. Ведущие принципы педагогической системы Я. Корчака также нацелены на гуманистический характер образования, стремление дать общее и нравственное развитие ребенку, воспитать в нем волевую активность, самостоятельность, самодеятельность; поиск новых путей совершенствовать методы воспитания.

Новый путь в гуманизацию образования проложили учителя — новаторы, Ш.А. Амонашвили, Ю.Г. Волков, М.В. Иванов, С.Н. Лысенкова, В.А. Шаталов и др. Нет сомнения в том, что нельзя внедрить гуманизацию обучения и воспитания без реальных достижений демократической дидактики С.Н. Лысенковой, В.А. Шаталова, М.Н. Щетина и других сторонников педагогического сотрудничества.

М.П. Щетинин отмечает, что в основании образования должна лежать забота о ребенке, развитии его духовных и физических задатков, вера в ученика при любых, пусть даже самых «безнадежных», обстоятельствах. Педагог должен привести его к успеху, если будет честным перед своим народом, если каждый шаг, слово, действие, взгляд, улыбку будет соотносить с целью воспитания и руководствоваться ею в совместной с учеником деятельности.

Ф. Шаталов подчеркивает в своих педагогических разработках, что сложность учительского труда в том, чтобы найти путь к каждому ученику, создать условия для развития способностей, заложенных в каждом; что самое главное — учитель должен помочь ученику осознать себя личностью, пробудить потребность в познании себя, жизни, мира, воспитать в нем чувство человеческого достоинства.

Н. Лысенкова пишет, что настоящий современный учитель передает не только знания, он способствует воспитанию необходимых человеческих качеств. Вот почему воспитать гражданина-труженика — это одна из важнейших задач, поставленных перед современной школой в основных направлениях ее реформы.

Н.Б. Крылова, сосредоточивая внимание на проблеме гуманизации педагогического образования в 90-х годах, считает, что авторитарные отношения, складывающиеся в прошлом образовании, сформировали соответствующий тип учителя-администратора, озабоченного субординацией, требующего от всех соблюдения норм и инструкций, самоутвержденного (и часть с завышенной самооценкой), малотерпимого к чужому мнению и негибкого в обращении с тем, кто от него так или иначе зависит. И этот тип личности до сих пор существует в школах, хотя уже потерял прежние позиции. На смену ему идет другой тип личности — более гибкий, демократичный, творческий, ориентированный на уважение и защиту обучающихся.

О.С. Газман констатирует, что обуреваемый страхом перед административным или, еще хуже, политическим осуждением своих действий педагог, в течение многих лет руководимый чувством перестраховки, действовал в ущерб гуманистическим целям и педагогической логике. В результате тотального формализма обучающийся из цели воспитания превращался в средства реализации программ и учебных планов, в средство профессионального псевдосамоутверждения педагога, его социального приспособления.

В.И. Горовая проблему гуманизации образования видит в формировании личности будущего педагога.

Н.Ф. Радионова и А.П. Тряпицина считают, что в характеристике нового типа педагога следует учитывать еще одно качество — готовность к трансляции культуры на основе личностно-смыслового освоения таких ценностей, как Человек, Отечество, Мир, Красота, Познание. Нельзя не согласиться с тем, что социально-духовные ценности есть ориентиры в формировании гуманистической направленности в подготовке специалиста нового качества в области педагогического образования.

Таким образом, множество определений сущностных характеристик понятия «гуманизм» обусловливает необходимость его обобщения, уточнения предмета рассмотрения и выведения однозначной дефиниции его характеристики. В этом и заключается суть реального определения, если, конечно, при этом учитывать, что понятие есть форма мышления, отражающая существенные свойства, связи и отношения предметов и явлений, основной логической функцией которой является выделением общего, достигаемого посредством отвлечения от всех особенностей отдельных предметов данного класса.

Вдаваясь в конкретизацию многообразия определения понятия «гуманизм», его ценностей, практически невозможно составить емкое и в тоже время краткое и четкое определение понятия предмета. Не облегчает положения и выборочное, на усмотрение авторов, включение одних и исключение других характеристик. Широкая же интерпретация термина подчеркивает прежде всего незавершенность представлений о предмете. По всей видимости, идти надо по пути системы определяющих соотношений (схем равенств) или шагов перехода (индукции), но при этом мыслить, как в точных науках, исходя из аксиом, то есть истин, не требующих доказательств, понятных и признаваемых всеми. И все же, следует признать, что каждое из известных в науке понятий «гуманизм» в определенной степени раскрывает его сущность, а из всей суммы обобщенных признаков наиболее часто выделяются следующие: человечность, человеколюбие, уважение к достоинству человека и забота о его благе, право на свободу, равенство, счастье, любовь, справедливость, развитие своих способностей; отчуждение эгоизма, отношения между людьми, система (совокупность) взглядов, идей, мировоззрение, прогрессивное направление общественной мысли, исторически развивающаяся система воззрений.

Исходя из этого, данное определение понятия предлагается нами в следующей формулировке: гуманизм — это социально исторически сложившаяся и развивающаяся система взглядов, формирующая мировоззрение, относящееся к духовно-нравственным качествам личности, регулирующая поведение людей во всех сферах общественной жизни, их отношения, основанные на человечности, человеколюбии, доброте, сострадании, равенстве, справедливости и уважении к достоинству и правам каждого человека, определяющие его высшей социальной ценностью права на счастье, здоровье, благо и свободное развитие, законодательно охраняемые государством.

К этому можно добавить и то, что гуманизм — это высшая социально-духовная ценность, основа и движущая сила развития человечества, т.е. то, что его отличает от животного мира и обеспечивает сохранность на земле.

На наш взгляд, в представленном определении понятия «гуманизм» черты, стороны вещей не находятся в хаотичной взаимосвязи, а строго структурно и логично последовательно организованы, т.е. содержание понятия имеет свой способ взаимосвязи существенных признаков.

Ситуация множества характеристик наблюдается и в отношении сути понятия «гуманность» — (латинское слово humanitas) — человеческая природа, человеческое достоинство: человеколюбие, гуманность, доброта, обходительность; образованность, духовная культура; утонченный вкус, качества личности.

На наш взгляд, слово гуманность в большей степени означает готовность проявлять гуманизм, заботу, сочувствие, помогать другим людям, оказывать уважение. Т.е. это реальная деятельностная сторона, характеризующая личностные, духовно-нравственные качества человека, его культуру в целом.

Данное понятие необходимо рассматривать с двух сторон. С одной — как социальное явление и феномен, а с другой — как качество личности. Гуманность с позиции социального явления следует характеризовать как отношение общества и государства к человеку, как отношения между людьми, основанные на идеях гуманизма.

Если рассматривать гуманность как качество личности, то прежде всего под этим следует понимать деятельностную сторону поведения человека, отражающую его духовно-нравственные ценности по отношению к другим людям и природе в целом, проявляющиеся в милосердии, человеколюбии, человечности, сострадании и доброте. При этом ведущим нравственным принципом выступает альтруизм — бескорыстное служение другим людям, добровольное решение поступаться своими интересами, что в целом и характеризует гуманистическую направленность личности.

Формирование гуманистической направленности личности в этой связи, что совершенно верно отмечает В.П. Зинченко, предполагает, во-первых, образование иерархической, многоуровневой системы регуляции поведения и деятельности, ее централизацию, а во-вторых, — противопоставление высшего уровня развития мотивационно-ценностного отношения стихийно формирующимся импульсивным влечениям, потребностям, интересам, которые «начинают выступать уже не как внутренние по отношению к личности человека, а скорее как внешние, хотя и принадлежащие к ней».

Белорусский государственный университет

Государственный институт управления и социальных технологий

Кафедра социальной работы

Контрольная работа

по предмету: Социальная педагогика

на тему: Особенности реализации принципа гуманизма в социальной педагогике

студента 2 курса группы 271- З

заочного обучения

Гончара Дмитрия Александровича

№ зачетной книжки 538302

Минск

Введение

Деятельность социального педагога базируется на определенных принципах, вытекающих из закономерностей и особенностей ее организации. К числу этих принципов относятся:

1) принцип социально-исторической обусловленности. Исходя из данного принципа, источник развития личности следует искать в конкретных социально-исторических и социокультурных условиях развития общества, присущих ему идеалах, ценностях, убеждениях, общественно одобряемых нормах поведения. Данный принцип подчеркивает значительную роль конкретной социальной (сельской, городской) микросреды в формировании личности, необходимость видеть в средовых факторах источники интеллектуального, физического, нравственного; развития личности, особенности ее неповторимого внутреннего мира,

принцип социальной последовательности. Он означает необходимость учитывать в социально-педагогической деятельности традиции, передаваемые из поколения в поколение, под влиянием которых происходит процесс формирования личности, национальные особенности, составляющие психологический склад характера, природные задатки личности, передаваемые по наследству;

принцип педагогической целостности. Согласно этому принципу каждое педагогическое явление необходимо рассматривать целостно, в его взаимосвязи с другими процессами. Его суть заключается в том, что самые значительные успехи познания связаны не только с открытием элементов целостного объекта и описанием его свойств, но и с обнаружением синзитивных свойств целого. Принцип целостности предполагает не сводимость сложного к простому, целого к части, а наличие у целостного объекта – личности, среды, социума — таких свойств и качеств, которые никак не могут быть присущи его составным частям. Данный принцип предполагает единство нравственных отношений, норм поведения, организуемых семьей, школой, сообществом и регулируемых через общественное мнение, социальное построение жителей общины,

Данная работа не уникальна. Ее можно использовать, как базу для подготовки к вашему проекту.

принцип приоритета семьи. Позволяет рассматривать семью как основной институт социализации личности, где закладываются и формируются базовые жизненные ценности, жизненные идеалы, нормы поведения, общения, отношения к людям, природе, труду. В рамках иных общественных структур совершается последующая социализация, социальная роль которых сводится к дополнению и корректировке воспитания, полученного в семье,

принцип гуманистических ценностей. Определяет гуманистическую направленность социальной педагогики, которая базируется на преобладании таких ценностей, как гуманизм, доброта, милосердие, совестливость, трудолюбие, честность, ответственность, социальная справедливость,

принцип открытости. Предполагает работу социальных институтов как социально-педагогических систем реализация социально-педагогических функций, гуманизация профессиональной деятельности, разносторонние формы социальной и педагогической помощи нуждающимся,

принцип социальной активности личности позволяет рассматривать личность как объект и субъект преобразовательной деятельности, активно участвующий в освоении социальных норм, предшествующих политике, создании нового опыта. Данный принцип рассматривает социально-педагогическую деятельность в открытой среде как главный фактор овладения опытом общественных отношений. Он предполагает активное применение знаний, умений, жизненного опыта личности в общественно полезной работе, направленной на изменение окружающей среды,

принцип опоры на духовный опыт народа, общины, личности. Предполагает учет социальным педагогом прежде всего их ментальности как важнейшей характеристики, совокупности определенных социально-психологических установок, ценностных ориентации, особенностей восприятия и осмысления действительности, отражающих отношение человека к миру и определяющих его выбор способа поведения в повседневных жизненных ситуациях Ментальность интегрирует в себе весь предшествующий социокультурный опыт индивида, общины, народа и определяет принадлежность человека к той или иной социальной группе по признаку пола, возраста, национальности, профессиональной принадлежности. Поскольку с этой точки зрения ментальность – характеристика групповая, может быть выделен ряд ментальностей: национальная, возрастная, половая, профессиональная; выступающая как комплекс глубинных, часто неосознанных и неотрефлексированных личностных и групповых особенностей человека;

принцип субъективного развития. Социальный педагог не ограничивается принципом: не только бытие определяет сознание, но и сознание бытие. Он исходит из того, что сознательные и бессознательные начала есть составная часть бытия человека в виде общественного сознания и коллективного бессознательного, или архетипов культуры. Между индивидуальным и общественным сознанием существует неразрывная взаимосвязь и взаимообусловленность. При этом на первых этапах социализации индивида определяющая роль принадлежит общественному сознанию и бессознательному началу. Избирательное же, субъективное отношение к действительности, формирование «я-позиции» происходит по мере субъективного развития, неразрывно связанного со свободой выбора человеком социальной группы, ценностей и норм, культуры других социальных групп и общностей (поселений, наций, народов, стран и т. д.), способностью к противопоставлению своей собственной позиции позициям других людей.

Принцип гуманизма

Слова «гуманизм” и «гуманность” имеют одно и то же происхождение, от лат. humanus – «человечный”. Гуманизм – это система взглядов, признающая ценность человека как личности, его право на свободу, счастье, развитие и проявление его способностей. Это система, считающая благо человека критерием оценки социальных явлений, а равенство, справедливость, человечность – желаемой нормой отношений в обществе. Гуманность, человечность – идеал различных направлений гуманизма, его целью является развитие ценностных способностей, чувств и разума человека, высшее развитие человеческой культуры и нравственности и соответствующего поведения личности и ее отношения к миру.

Понятие «гуманизация”, широко используемое в наше время, подразумевает деятельность отдельных людей и человеческих сообществ по реализации гуманизма как системы мировоззрения, признание ценности человека как личности, его права на свободное развитие и проявление своих способностей, утверждение блага человека как критерия оценки общественных отношений.

Понятие гуманизма развивается во взаимосвязи с понятием «человек”. В современном определении гуманизма мы возвращаемся к философским, психологическим, педагогическим гуманистическим традициям (Н. Бердяев, В. Соловьев, В. Вернадский, Ж. Пиаже, К. Роджерс, К. Ушинский, В. Сухомлинский и др.), согласно которым сущность человека никогда не сводилась только к биологическим или социальным сторонам, она всегда наполнена духовными отношениями.

Наибольшего расцвета идеи гуманизма в педагогике и социальной педагогике достигли в период Возрождения, хотя идеи гуманистического воспитания прослеживаются в высказываниях еще античных философов (Сократа, Платона, Аристотеля и др.).

Идеалом гуманистического воспитания была свободная всесторонне развитая личность. В сочинениях Томаса Мора (1478-1535), Франсуа Рабле (1483-1536), Мишеля Монтеня (1533-1592) и др. раскрывалось содержание воспитания и были предприняты попытки разобраться в сущности и средствах гуманистического воспитания: от наставления и примера до самоанализа и самовоспитания. Общим для педагогов-гуманистов был взгляд на человека, его природу и воспитание. По мнению М. Монтеня, в ребенке, прежде всего, нужно воспитывать просвещенного человека; поскольку наихудшие пороки зарождаются в самом нежном возрасте, нужно избегать ошибок семейного воспитания; недостаточно только того, чтобы воспитание не портило детей, нужно, чтобы оно изменяло ребенка к лучшему, чтобы воспитанники стремились к самопознанию и самосовершенствованию, чтобы они умели делать все без исключения, но любили делать только хорошее.

С позиций современного гуманизма благо человека – это критерий оценки всех социальных явлений действительности. Гуманизм отражает социальную действительность с точки зрения не сущего, а должного, предъявляет обществу и отдельным его представителям высокие требования достойного, уважительного отношения к человеку, признание его самой высокой ценностью на земле.

Современное понятие гуманизма в педагогике и социальной педагогике отражает процесс обновления воспитания на основе ценностей общечеловеческой и национальной культуры, установки на воспитание личности с высокими интеллектуальными, моральными и физическими ценностями.

Гуманистические идеи в социальной педагогике требуют особого внимания, если в поле зрения находятся дети, имеющие отклонения в развитии. Это особенно ярко отразил в своих произведениях А.В. Суворов. Рассматривая понятие гуманизма, он сравнивает его с понятиями милосердия и благотворительности. Милосердие – это готовность помочь кому-либо или простить кого-либо из сострадания, человеколюбия; благотворительность – деятельность, направленная на оказание безвозмездной помощи человеку, нуждающемуся в ней.

Казалось бы, в отношении людей, которые имеют отклонения в развитии, гуманное общество должно проявлять заботу в виде благотворительности и милосердия. Однако в своих работах А.В. Суворов иначе оценивает эти проявления общества. Милосердие по отношению к инвалиду он понимает как жалость. Гуманизм же – это сочувствие ему как человеку, попавшему в несколько более сложное положение, чем другие люди.

«Милосердие – это односторонняя опека инвалида, превращающая его в объект обслуживания. Тем самым инвалид лишается всех прав, кроме одного – «права” на благодарность за благодеяние, за то, что вообще из «милосердия” ему позволено физически существовать. Гуманизм – это совместное (помогающих и нуждающихся в помощи) осмысление и решение всех возникающих проблем. Милосердие, по его мнению, фактически разделяет людей инвалидов и неинвалидов: «они”- большой мир нормальных людей и «мы» – убогий инвалидный мирок, общечеловеческая культура и инвалидная субкультура.

Гуманизм – наоборот – это интеграция, объединение. Слияние всех людей в одном общечеловеческом коллективе, где у каждого временно или постоянно могут быть какие-либо трудности, проблемы, независимо от того, какой это человек. Только решение этих проблем может происходить по-разному с учетом особенностей того или иного человека. Гуманизм — это принципиальное признание равенства всех и личностной полноценности, осуществляемое вопреки, но с учетом тех или иных отклонений.

Таким образом, по мнению А.В. Суворова, инвалид воспринимается милосердием как пассивный объект обслуживания, в случае же гуманизма – как активный и даже главный решатель собственных проблем при помощи и взаимопомощи окружающих.

К сожалению, в нашем обществе распространено отношение к инвалиду именно как к человеку, который нуждается в милосердии. Такое отношение общества к людям с проблемами, действительно, выделяет их в особую группу, в то же время это формирует определенную, иждивенческую психологию у самих этих людей, ориентированную на получение от общества и конкретных людей каких-либо привилегий, льгот, благотворительности.

Гуманное отношение к этой категории людей требует, прежде всего, достойного, равноправного отношения к ним, в котором милосердие может и должно выступать как помощь в преодолении трудностей, возникающих у инвалида.

То же самое можно отнести к детям, имеющим отклоняющееся поведение. Такие дети у большинства населения вызывают чувства жалости и сострадания и поэтому первое желание – проявить благотворительность. Не случайно дети, попадающие в приемники-распределители (центры временной изоляции детей) от каждого посещения взрослых ожидают, какие подарки им принесут. И на это направлена деятельность общества. Представители различных конфессий, представители властных структур, просто граждане, желающие помочь таким детям, прежде всего, оказывают им материальную помощь, тогда как гуманное отношение к этим детям требует уважения к ним, признания их человеческого достоинства, поиска путей, помогающих им преодолеть свои проблемы. Гуманное отношение к детям включает любовь к ним, заинтересованность в их судьбе, оптимистическую веру в способности ребенка, общение с детьми, основанное на доверии, отсутствие прямого принуждения, приоритет положительного стимулирования, терпимость к детским недостаткам. Гуманное отношение предполагает уважение права ребенка на свободный выбор, ошибку, собственную точку зрения.

Итак, принцип гуманизма в социальной педагогике полагает признание ценности человека как личности, его прав на свободу, счастье, защиту и охрану жизни, здоровья, создание условий для развития человека, его творческого потенциала, склонностей, способностей, оказание помощи ему в жизненном самоопределении, интеграции его в общество, полноценной самореализации в этом обществе. Принцип гуманизма требует соблюдения следующих правил:

1. достойного отношения общества ко всем людям, независимо от того, в каком физическом, материальном, социальном положении они находятся;

2. признания права каждого человека быть самим собой, уважительного к ним отношения: уважать – значит признавать право другого быть не таким, как я, быть самим собой, а не моей копией;

3. помощи человеку с проблемами в формировании уважения к себе и окружающим людям, формировании позиции «Я сам”, желания самому решать свои проблемы;

4. понимания милосердия как первой ступеньки гуманизма, которое должно опираться не на жалость и сочувствие, а на желание помочь людям в интеграции их в общество, основываться на позиции: общество открыто для людей и люди открыты для общества;

5. стремления не выделять людей с проблемами в особые группы и не отторгать их от нормальных людей; если мы хотим подготовить инвалидов к жизни среди здоровых людей, должна быть продумана система общения таких людей с другими людьми.

Заключение

Уровень духовно-нравственного развития — важный показатель проявления субъективности индивида, его индивидуальности. Чем он выше, тем менее эффективны социально-педагогические методы внешнего воздействия на него. Социальный педагог в данном случае может лишь корректировать, направлять индивидуальную активность.

Цели, задачи, функции и принципы социального педагога и его деятельности не являются раз и навсегда определенными и однозначными, одинаковыми в различных ситуациях и сферах. Они изменяются в зависимости от профиля, специализации социально-педагогической работы и могут быть даже контрастными в различных социально-педагогических службах.

Список использованной литературы

1. Левко А.И. Социальная педагогика: Учеб. пособие. – Мн.: УП «ИВЦ Минфина», 2003 – 341с

2. Мудрик А.В. Социальная педагогика. М., 1991

3. Лишин О.В. Педагогическая психология воспитания.- М., 1990.

4. Социальная педагогика: Курс лекций / Под ред. М.А. Галагузовой – М., 2000.

5. Социальная педагогика: Учебно-методический комплекс. 1 ч. / Сост. Е.А. Конавальчик. – Мн.: БГУ, 2002 – 238с.