Пьесы про войну

Музыкальный калейдоскоп

Боброва, Л.В.
Война вошла в мальчишество моё : сценарий / Боброва Л.В., Будковская Л.Н. // Библиотека. — 2004. — № 8. — С. 58.

Браво, В.
Флаг нашей победы : представление-реконструкция к 9 мая // Сценарии и репертуар. — 2009. — № 5. — С. 5.

Васильев, Г.
«Памяти нашей дороги…» : сценарий клубного театрал. вечера, посвящ. Дню Победы // Сценарии и репертуар. — 2009. — № 6. — С. 32.

Вершинин, Р.С.
В одном строю с мужьями : сценарий тематич. вечера ко Дню Победы // Клуб. — 2004. — № 5. — С. 15.

Вершинин, Р.С.
Огненная дуга : сценарий темат. утренника, посвящ. Дню воинск. славы России — разгрома нашими войсками немецко-фашист. войск в Курск. битве 23 августа 1943 года // Клуб. — 2004. — № 8. — С. 21.

Вершинин, Р.С.
Строка, оборванная пулей : сценарий лит.-музык. вечера, посвящ. Великой Отечеств. войне 1941—1945 гг. // Клуб. — 2004. — № 5. — С. 9.

Ворфоломеев, М.
Солдаты : пьеса в одном действии // Война и музы. — 2003. — Ч. 2. — С. 228. — (Молодеж. эстрада; № 3–4.).

Давыдова, М.
День Победы : сценарий // Клуб. — 2005. — № 5. — С. 28.

Ефремова, Н.
Едем дорогами войны… : спектакль-концерт, посвящ. артистам-фронтовикам // Сценарии и репертуар. — 2009. — № 5. — С. 57.

Ефремова, Н.
Муза звала к победе : лит. — музык. композиция, посвящ. молодым поэтам военного времени // Клуб. — 2000. — № 1. — С. 26.

Иванюк, И.
Судьбы солдатской километры… : лит.-драмат. композиция // Война и музы. — 2003. — Ч. 2 — С. 304. — (Молодёж. эстрада; № 3–4.).

Карсунцев, C.
Лизавета : театрализ. номер на основе одноим. песни ко Дню Победы // Клуб. — 2006. — № 5. — С. 20.

Карсунцев, C.
Лишь ты смогла моя Россия! : сценарий театрализ. концерта, посвящ. Дню Победы // Война и музы. — 2003. — Ч. 2. — С. 319. — (Молодёж. эстрада; № 3–4.).

Карсунцев, C.
Моя гармонь : номер музык.-речевого жанра ко Дню Победы по мотивам одноим. поэмы поэта-фронтовика Н. Старшинова // Клуб. — 2009. — № 4. — С. 21.

Карсунцев, С.
Политрук Великой Отечественной : художеств.-документ. сценарий об Алексее Гордеевиче Еременко // Клуб. — 2003. — № 4. — С. 34.

Киселёв, В.
Праздник всех поколений : советы режиссёра как организовать празднование Дня Победы // Клуб. — 2000. — № 4. — С. 21.

Колотилов, Е.
Победа во имя живущих : музык.-поэт. композиция на стихи Р. Рождественского // Сценарии и репертуар. — 2009. — № 6. — С.2.

Комарова, И.
Бал Победы : празднич. встреча ветеранов. Сценарий // Клуб. — 2004. — № 3. — С. 23.

Корнейчук, А.
Фронт : отрывок из пьесы // Война и музы. — 2003. — Ч. 2. — С. 206. — (Молодеж. эстрада; № 3–4).

Косых, Т.С.
Сороковые, роковые : сценарий музык. композиции по авторским песням / Косых Т.С., Качалкин А.П. // Музыка в школе. — 2005. — № 2. — С. 36.

Кочурова, C.
Давно закончилась война : лит.-музык. композиция ко Дню Победы // Клуб. — 2005. — № 4. — С. 30.

Кочурова, C.
Поклон и память поколений : лит.-музык. композиция ко Дню Победы // Клуб. — 2008. — № 5. — С. 24.

Лапшина, Л.
Непокорённые : сценарий лит.-драм. композиции о детях, переживших блокаду Ленинграда // Сценарии и репертуар. — 2010. — № 2. — С. 31.

Леонов, Л.
Нашествие : отрывок из пьесы // Война и музы. — 2003. — Ч. 2. — С. 185. — (Молодёж. эстрада; № 3–4.)

Линькова, Т.
И нам войну забыть нельзя : сценарий вечера-встречи с ветеранами Великой Отечеств. войны // Клуб. — 2000. — № 4. — С. 22.

Макеева, Г.
Музы в боевом строю : сценарий вечера, посвящ. солдатам Великой Отечеств. войны, ребятам отслужившим действит. службу в рядах Вооруж. сил. России и юношам-допризывникам // Клуб. — 2000. — № 3. — С. 22.

Михайлов, K.
И помнит мир спасённый : театрализ. программа // Молодёж. эстрада. — 1988. — № 4. — С. 38.

Опарина, Н.
Всё, что было не со мной, помню… : сценарный план концерта ко Дню Победы // Сценарии и репертуар. — 2009. — № 5. — С.70.

Попова, Н.
Женские письма войны : театрализ. концерт посящ. Дню Победы // Клуб. — 2009. — № 5. — С. 27.

Силин, А.
Дорога длиною в 1418 дней : фрагмент из сценария клуб. театрализ. представления // Молодёж. эстрада. — 1985. — № 1. — С. 87.

Слуцкий, В.
Непобедимые из сорок первого : тематич. театрализ. программа // Молодёж. эстрада. — 1987. — № 1. — С. 24.

Тюрморезова, И.
Минувших лет святая память… : сценарий к празднику победы 9 мая // Клуб. — 2007. — № 5. — С. 24.

Ферулёва, И.
По ком звонит колокол : сценарий вечера-реквиема памяти жертв фашизма в годы Великой Отечеств. войны /Ферулёва И., Чухин В., Мамичев Ю. // Сценарии и репертуар. — 2009. — № 6. — С. 41.

Хохликов, Ю.
Баллада о памяти : лит.-драмат. композиция на стихи Ю. Воронова // Молодёж. эстрада. — 1989. — № 1. — С. 2.

Худякова, Н.Н.
900 дней мужества : урок памяти для учащихся 7–9 кл. // Патриотич. воспитание: сб. сценариев для педагогов сред. шк. — М., 2008. — С. 46.

Четвёркин, А.
Двадцать третьего года рождения… : пьеса посвящ. выпускникам школ 1941 года // Война и музы. — 2003. — С. 265. — (Молодёж. эстрада; № 3–4).

Шарин, Г.
Вечный огонь Сталинграда : лит.-музык. композиция // Клуб. — 2007. — № 1. — С. 24.

Шинкаренко, Е.
Эхо войны : сценарий молодёж. театрализ. вечера, посвящ. Победе в Великой Отечеств. войне // Клуб. — 2001. — № 6. — С. 24.

Шудегова, В.С.
Вспомним всех поимённо : лит.-музык. композиция для учащихся 5–8 кл. // Патриотич. воспитание: сб. сценариев для педагогов сред. шк. — М., 2008. — С. 51.

Щербакова, А.
Нас песня к победе вела : шк. музык. утренник посвящ. победе в Великой Отечств. // Клуб. — 2009. — № 5. — С. 24.

Юрлова, Г.
Неизвестная война : сценарий театрализ. тематич. вечера, посвящ. труженникам тыла — вдовам, матерям, детям // Клуб. — 1995. — С. 27.

  1. Рассказы
  2. Рассказы Гайдара

Рассказ Гайдара Сказка о военной тайне, о Мальчише-Кибальчише и его твердом слове читать:

Расскажи, Натка, сказку, — попросила синеглазая девчурка и виновато улыбнулась.

— Сказку? — задумалась Натка. — Я что-то не знаю сказок. Или нет… Я расскажу вам Алькину сказку. Можно? — спросила она у насторожившегося Альки.

— Можно, — позволил Алька, горделиво посматривая на притихших октябрят.

— Я расскажу Алькину сказку своими словами. А если я что-нибудь позабыла или скажу не так, то пусть он меня поправит. Ну вот, слушайте!

В те дальние-дальние годы, когда только что отгремела по всей стране война, жил да был Мальчиш-Кибальчиш.

В ту пору далеко прогнала Красная Армия белые войска проклятых буржуинов, и тихо стало на тех широких полях, на зелёных лугах, где рожь росла, где гречиха цвела, где среди густых садов да вишнёвых кустов стоял домишко, в котором жил Мальчиш, по прозванию Кибальчиш, да отец Мальчиша, да старший брат Мальчиша, а матери у них не было.

Отец работает — сено косит. Брат работает — сено возит. Да и сам Мальчиш то отцу, то брату помогает или просто с другими мальчишами прыгает да балуется.

Гоп!.. Гоп!.. Хорошо! Не визжат пули, не грохают снаряды, не горят деревни. Не надо от пуль на пол ложиться, не надо от снарядов в погреба прятаться, не надо от пожаров в лес бежать. Нечего буржуинов бояться. Некому в пояс кланяться. Живи да работай- хорошая жизнь!

Вот однажды — дело к вечеру — вышел Мальчиш-Кибальчиш на крыльцо. Смотрит он — небо ясное, ветер тёплый, солнце к ночи за Чёрные горы садится. И всё бы хорошо, да что-то нехорошо. Слышится Мальчишу, будто то ли что-то гремит, то ли что-то стучит. Чудится Мальчишу, будто пахнет ветер не цветами с садов, не мёдом с лугов, а пахнет ветер то ли дымом с пожаров, то ли порохом с разрывов. Сказал он отцу, а отец усталый пришёл.

— Что ты? — говорит он Мальчишу. — Это дальние грозы гремят за Чёрными горами. Это пастухи дымят кострами за Синей рекой, стада пасут да ужин варят. Иди, Мальчиш, и спи спокойно.

Ушёл Мальчиш. Лёг спать. Но не спится ему — ну никак не засыпается.

Вдруг слышит он на улице топот, у окон — стук. Глянул Мальчиш-Кибальчиш, и видит он: стоит у окна всадник. Конь — вороной, сабля — светлая, папаха — серая, а звезда — красная.

— Эй, вставайте! — крикнул всадник. — Пришла беда, откуда не ждали. Напал на нас из-за Чёрных гор проклятый буржуин. Опять уже свистят пули, опять уже рвутся снаряды. Бьются с буржуинами наши отряды, и мчатся гонцы звать на помощь далёкую Красную Армию.

Так сказал эти тревожные слова краснозвёздный всадник и умчался прочь. А отец Мальчиша подошёл к стене, снял винтовку, закинул сумку и надел патронташ.

— Что же, — говорит старшему сыну, — я рожь густо сеял — видно, убирать тебе много придётся. Что же, — говорит он Мальчишу, — я жизнь круто прожил… и пожить за меня хорошо, видно, тебе, Мальчиш, придётся.

Так сказал он, крепко поцеловал Мальчиша и ушёл. А много ему расцеловываться некогда было, потому что теперь уже всем и видно и слышно было, как гудят за лугами взрывы и горят за горами зори от зарева дымных пожаров…

— Так я говорю, Алька? — спросила Натка, оглядывая притихших ребят.

— Так… так, Натка, — тихо ответил Алька и положил свою руку на её загорелое плечо.

— Ну, вот… День проходит, два проходит. Выйдет Мальчиш на крыльцо: нет… не видать ещё Красной Армии. Залезет Мальчиш на крышу. Весь день с крыши не слезает. Нет, не видать. Лёг он к ночи спать. Вдруг слышит он на улице топот, у окошка — стук. Выглянул Мальчиш: стоит у окна тот же всадник. Только конь худой да усталый, только сабля погнутая, тёмная, только папаха простреленная, звезда разрубленная, а голова повязанная.

— Эй, вставайте! — крикнул всадник. — Было полбеды, а теперь кругом беда. Много буржуинов, да мало наших. В поле пули тучами, по отрядам снаряды тысячами! Эй, вставайте, давайте подмогу!

Встал тогда старший брат, сказал Мальчишу:

— Прощай, Мальчиш… Остаёшься ты один… Щи в котле, каравай на столе, вода в ключах, а голова на плечах… Живи, как сумеешь, а меня не дожидайся.

День проходит, два проходит. Сидит Мальчиш у трубы на крыше и видит Мальчиш, что скачет издалека незнакомый всадник.

Доскакал всадник до Мальчиша, спрыгнул с коня и говорит:

— Дай мне, хороший Мальчиш, воды напиться. Я три дня не пил, три ночи не спал, три коня загнал. Узнала Красная Армия про нашу беду. Затрубили трубачи во все сигнальные трубы. Забили барабанщики во все громкие барабаны. Развернули знаменосцы боевые знамена. Мчится и скачет на помощь вся Красная Армия. Только бы нам, Мальчиш, до завтрашней ночи продержаться.

Слез Мальчиш с крыши, принёс напиться. Напился гонец и поскакал дальше.

Вот приходит вечер, и лёг Мальчиш спать. Но не спится Мальчишу, — ну какой тут сон?

Вдруг он слышит на улице шаги, у окошка — шорох. Глянул Мальчиш и видит: стоит у окна всё тот же человек. Тот, да не тот: и коня нет — пропал конь, и сабли нет — сломалась сабля, и папахи нет — слетела папаха, да и сам-то стоит — шатается.

— Эй, вставайте! — закричал он в последний раз. — И снаряды есть, да стрелки побиты. И винтовки есть, да бойцов мало. И помощь близка, да силы нету. Эй, вставайте, кто ещё остался! Только бы нам ночь простоять да день продержаться!

Глянул Мальчиш-Кибальчиш на улицу: пустая улица. Не хлопают ставни, не скрипят ворота — некому вставать: и отцы ушли, и братья ушли — никого не осталось.

Только видит Мальчиш, что вышел из ворот один старый дед во сто лет. Хотел дед винтовку поднять, да такой он старый, что не поднимет. Хотел дед саблю нацепить, да такой он слабый, что не нацепит. Сел тогда дед на завалинку, опустил голову и заплакал…

— Так я говорю, Алька? — спросила Натка, чтобы перевести дух, и оглянулась.

Уже не одни октябрята слушали эту Алькину сказку. Кто его знает когда, подползло бесшумно всё пионерское Иоськино звено. И даже башкирка Эмине, которая едва понимала по-русски, сидела задумавшаяся и серьёзная. Даже озорной Владик, который лежал поодаль, делая вид, что он не слушает, на самом деле слушал, потому что лежал тихо, ни с кем не разговаривая и никого не задевая.

— Так, Натка, так… Ещё лучше, чем так, — ответил Алька, подвигаясь к ней еще поближе.

— Ну, вот… Сел на завалинку старый дед опустил голову и заплакал.

Больно тогда Мальчишу стало. Выскочил тогда Мальчиш-Кибальчиш на улицу и громко-громко крикнул:

— Эй же вы, мальчиши, мальчиши-малыши! Или нам, мальчишам, только в палки играть да в скакалки скакать? И отцы ушли, и братья ушли. Или нам, мальчишам, сидеть дожидаться, чтобы буржуины пришли и забрали нас в своё проклятое буржуинство?

Как услышали такие слова мальчиши-малыши, как заорут они на все голоса! Кто в дверь выбегает, кто в окно вылезает, кто через плетень скачет.

Все хотят идти на подмогу. Лишь один Мальчиш-Плохиш захотел идти в буржуинство. Но такой был хитрый этот Плохиш, что никому ничего он не сказал, а подтянул штаны и помчался вместе со всеми, как будто бы на подмогу.

Бьются мальчиши от тёмной ночи до светлой зари. Лишь один Плохиш не бьётся, а всё ходит да высматривает, как бы это буржуинам помочь. И видит Плохиш, что лежит за горкой громада ящиков, а спрятаны в тех ящиках чёрные бомбы, белые снаряды да жёлтые патроны.

«Эге, — подумал Плохиш, — вот это мне и нужно».

А в это время спрашивает Главный Буржуин у своих буржуинов:

— Ну что, буржуины, добились вы победы?

— Нет, Главный Буржуин, — отвечают буржуины, — мы отцов и братьев разбили, и совсем была наша победа, да примчался к ним на подмогу Мальчиш-Кибальчиш, и никак мы с ним всё ещё не справимся.

Очень удивился и рассердился тогда Главный Буржуин, и закричал он грозным голосом:

— Может ли быть, чтобы не справились с Мальчишем? Ах вы, негодные трусищи-буржуищи! Как это вы не можете разбить такого маловатого? Скачите скорее и не возвращайтесь назад без победы!

Вот сидят буржуины и думают: что же это такое им сделать? Вдруг видят: вылезает из-за кустов Мальчиш-Плохиш и прямо к ним.

— Радуйтесь! — кричит он им. — Это всё я, Плохиш, сделал. Я дров нарубил, я сена натащил, и зажёг я все ящики с чёрными бомбами, с белыми снарядами да с жёлтыми патронами. То-то сейчас грохнет!

Обрадовались тогда буржуины, записали поскорее Мальчиша-Плохиша в своё буржуинство и дали ему целую бочку варенья да целую корзину печенья.

Сидит Мальчиш-Плохиш, жрёт и радуется.

Вдруг как взорвались зажжённые ящики! И так грохнуло, будто бы тысячи громов в одном месте ударили и тысячи молний из одной тучи сверкнули.

— Измена! — крикнул Мальчиш-Кибальчиш.

— Измена! — крикнули все его верные мальчиши.

Но тут из-за дыма и огня налетела буржуинская сила, и скрутила и схватила она Мальчиша-Кибальчиша.

Заковали Мальчиша в тяжёлые цепи. Посадили Мальчиша в каменную башню. И помчались спрашивать: что же с пленным Мальчишем прикажет теперь Главный Буржуин делать? Долго думал Главный Буржуин, а потом придумал и сказал:

— Мы погубим этого Мальчиша. Но пусть он сначала расскажет нам всю их Военную Тайну. Вы идите, буржуины, и спросите у него:

— Отчего, Мальчиш, бились с Красной Армией Сорок Царей да Сорок Королей, бились, бились, да только сами разбились?

— Отчего, Мальчиш, и все тюрьмы полны, и все каторги забиты, и все жандармы на углах, и все войска на ногах, а нет нам покоя ни в светлый день ни в тёмную ночь?

— Отчего, Мальчиш, проклятый Кибальчиш, и в моём Высоком Буржуинстве, и в другом — Равнинном Королевстве, и в третьем — Снежном Царстве, и в четвёртом — Знойном Государстве в тот же день, в раннюю весну, и в тот же день, в позднюю осень, на разных языках, но те же песни поют, в разных руках, но те же знамена несут, те же речи говорят, то же думают и то же делают?

Вы спросите, буржуины:

— Нет ли, Мальчиш, у Красной Армии военного секрета? Пусть он расскажет секрет.

— Нет ли у наших рабочих чужой помощи? И пусть он расскажет, откуда помощь.

— Нет ли, Мальчиш, тайного хода из вашей страны во все другие страны, по которому как у вас кликнут, так у нас откликаются, как у вас запоют, так у нас подхватывают, что у вас скажут, над тем у нас задумываются?

Ушли буржуины, да скоро назад вернулись:

— Нет, Главный Буржуин, не открыл нам Мальчиш-Кибальчиш Военной Тайны. Рассмеялся он нам в лицо.

— Есть, — говорит он, — и могучий секрет у крепкой Красной Армии. И когда б вы ни напали, не будет вам победы.

— Есть, — говорит, — и неисчислимая помощь, и сколько бы вы в тюрьмы ни кидали, всё равно не перекидаете, и не будет вам покоя ни в светлый день, ни в тёмную ночь.

— Есть, — говорит, — и глубокие тайные ходы. Но сколько бы вы ни искали, всё равно не найдёте… А и нашли бы, так не завалите, не заложите и не засыплете. А больше я вам, буржуинам, ничего не скажу, а самим вам, проклятым, и ввек не догадаться.

Нахмурился тогда Главный Буржуин и говорит:

— Сделайте же, буржуины, этому скрытному Мальчишу-Кибальчишу самую страшную Муку, какая только есть на свете, и выпытайте от него Военную Тайну, потому что не будет нам ни житья, ни покоя без этой важной Тайны.

Ушли буржуины, а вернулись теперь они не скоро. Идут и головами покачивают.

— Нет, — говорят они, — начальник наш, Главный Буржуин. Бледный стоял он, Мальчиш, но гордый, и не сказал он нам Военной Тайны, потому что такое уж у него твёрдое слово. А когда мы уходили, то опустился он на пол, приложил ухо к тяжёлому камню холодного пола, и, ты поверишь ли, о Главный Буржуин, улыбнулся он так, что вздрогнули мы, буржуины, и страшно нам стало, что не услышал ли он, как шагает по тайным ходам наша неминучая погибель?

— Это не по тайным… Это Красная Армия скачет! — восторженно крикнул не вытерпевший октябрёнок Карасиков.

И он так воинственно взмахнул рукой с воображаемой саблей, что та самая девчонка, которая ещё недавно, подскакивая на одной ноге, безбоязненно дразнила его «Карасик-ругасик», недовольно взглянула на него и на всякий случай отодвинулась подальше.

Тут Натка оборвала рассказ, потому что издалека раздался сигнал к обеду.

— Досказывай! — повелительно приказал Алька, сердито заглядывая ей в лицо.

— Досказывай! — убедительно произнёс раскрасневшийся Иоська. — Мы за это быстро построимся.

Натка оглянулась: никто из ребятишек не поднимался. Она увидела много-много ребячьих голов — белокурых, тёмных, каштановых, золотоволосых. Отовсюду на неё смотрели глаза: большие, карие, как у Альки; ясные, васильковые, как у той синеглазой, что попросила сказку; узкие, чёрные, как у Эмине. И много, много других глаз- обыкновенно весёлых и озорных, а сейчас задумчивых и серьёзных.

— Хорошо, ребята, я доскажу.

…И стало нам страшно, Главный Буржуин, что не услышал ли он, как шагает по тайным ходам наша неминучая погибель.

— Что же это за страна? — воскликнул тогда удивлённый Главный Буржуин. — Что же это такая за непонятная страна, в которой даже такие малыши знают Военную Тайну и так крепко держат своё твёрдое слово? Торопитесь же, буржуины, и погубите этого гордого Мальчиша. Заряжайте же пушки, вынимайте сабли, раскрывайте наши буржуинские знамена, потому что слышу я, как трубят тревогу наши сигнальщики и машут флагами наши махальщики. Видно, будет у нас сейчас не лёгкий бой, а тяжёлая битва.

И погиб Мальчиш-Кибальчиш… — произнесла Натка.

При этих неожиданных словах лицо у октябрёнка Карасикова сделалось вдруг печальным, растерянным, и он уже не махал рукою. Синеглазая девчурка нахмурилась, а веснушчатое лицо Иоськи стало злым, как будто его только что обманули или обидели. Ребята заворочались, зашептались, и только Алька, который знал уже эту сказку, один сидел спокойно.

— Но… видели ли вы, ребята, бурю?- громко спросила Натка, оглядывая приумолкших ребят. — Вот так же, как громы, загремели и боевые орудия; так же, как молнии, засверкали огненные взрывы; так же, как ветры, ворвались конные отряды и так же, как тучи, пронеслись красные знамена. Это так наступала Красная Армия.

А видели ли вы проливные грозы в сухое и знойное лето? Вот так же, как ручьи, сбегая с пыльных гор, сливались в бурливые, пенистые потоки, так же при первом грохоте войны забурлили в Горном Буржуинстве восстания, и откликнулись тысячи гневных голосов и из Равнинного Королевства, и из Снежного Царства, и из Знойного Государства.

И в страхе бежал разбитый Главный Буржуин, громко проклиная эту страну с её удивительным народом, с её непобедимой армией и с её неразгаданной Военной Тайной.

А Мальчиша-Кибальчиша схоронили на зелёном бугре у Синей реки. И поставили над могилой большой красный флаг.

Плывут пароходы — привет Мальчишу!

Пролетают лётчики — привет Мальчишу!

Пробегают паровозы — привет Мальчишу!

А пройдут пионеры — салют Мальчишу!

Вот вам, ребята, и вся сказка.

В этом году исполнилось 90 лет со дня первого представления Театра санитарного просвещения, состоявшегося в 1925 году в аудитории Центрального дома крестьянина в Москве. Была показана сатирическая комедия М.Д. Утенкова «Главпаразит».
Согласно принятому на конференции санпросветработников Москвы и Московской губернии в ноябре 1924 г. постановлению о необходимости создания в Москве центрального театра санитарного просвещения был образован Экспериментальный театр отделения санитарного просвещения Московского губернского отдела здравоохранения («Санпросвета Мосздрава»), который с 1925 г. начал свою деятельность.
С образованием в 1928 году Института санитарной культуры Мосздравотдела театр вошел в систему его учреждений.
До создания театра в Москве существовали отдельные театральные группы и студии, полупрофессиональные театры при домах санитарного просвещении, в задачи которых входили пропаганда и популяризация в художественной форме методов оздоровления труда и быта. С этой целью ставились пьесы на медицинские темы, проводились театрализованные лекции и беседы, санитарные суды, «живые газеты», представления «Синей блузы» и др.
Санитарное просвещение, сформированное в СССР в 1920-е гг представляло собой совокупность образовательных, воспитательных, агитационных и пропагандистских мероприятий, направленных на формирование здорового образа жизни, профилактику заболеваний, сохранение и укрепление здоровья, повышение трудоспособности людей, продление их активной жизни.
Оно играло большую роль в борьбе с эпидемиями, социальными болезнями, в оздоровлении условий труда и быта в городе и селе, в охране материнства и младенчества и др.
В годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг) задачи санитарного просвещения изменились и были направлены на подготовку населения к санитарной обороне, на пропаганду донорства, ликвидацию санитарных последствий войны, и т.д. Кроме этого, проблемы социального характера также оставались актуальными.
Научно-исследовательскую и научно-методическую деятельность в области санитарного просвещения осуществлял созданный в 1928 г. Институт санитарной культуры Мосздравотдела, в дальнейшем реорганизованный в Центральный научно-исследовательский институт санитарного просвещения.
Театр являлся одной из форм санитарного просвещения, основная задача которого состояла в отражении во всей его деятельности самых главных и значимых проблем охраны здоровья населения.
Предлагаемая публикация документов фонда «Центрального научно-исследовательского института санитарного просвещения» (фонд № 178) знакомит с историей создания в 1920-е гг. Театра санитарного просвещения в Москве, его предназначением, этапами деятельности (1925–1938 гг.; 1942–1947 гг.), его ролью в годы Великой Отечественной войны, когда актеры постоянно выезжали со спектаклями и концертами в части Красной Армии и эвакогоспитали и тем самым поддерживали бойцов.
бликация открывает нам театр определенного назначения, когда и репертуар, и вся его деятельность (постановка спектаклей, концерты, организация кружков и др.) были направлены на пропаганду и агитацию средствами искусства знаний по санитарии и гигиене, на выполнение задач в освещении вопросов оздоровления труда и быта.
Кроме этого, документы знакомят нас с другими методами и театрализованными формами санитарного просвещения: «живыми газетами», санитарными судами и др. Мы узнаем о существовании в то время других аналогичных театров в РСФСР, Украине, Грузии, о деятельности домов санитарного просвещения, где широко использовались различные формы театральных представлений, о роли театра в развитии самодеятельных театральных кружков.
Задачей публикации является познакомить с обстановкой в области санитарного просвещения, проводимого с помощью театрального искусства, включая и малые формы представлений, и отразить его особенности.
В публикуемых документах отмечена роль театров санитарного просвещения в работе по созданию кружков, воспитанию актеров, в организации театральной деятельности в ДСП, что являлось одной из обязательных задач театров.
В состав публикации вошли несколько документов фонда № 178: документы театра санитарного просвещения (отчеты, протоколы и др.) и документы института, отражающие его деятельность (обзор, статьи).
Руководство работой театра осуществляло созданное при нем Научно-методическое бюро. Положение о Научно-методическом бюро, принятое 16 января 1925 г., знакомит с содержанием этой работы (РГАНТД. Ф. 178. Оп. 5. Ед. хр. 1. Л. 1–3.).
С вопросами организации театра и его деятельностью в первые годы знакомят тезисы доклада первого директора театра А.З. Народецкого «Санитарное просвещение через сцену», с которым он выступил на Всесоюзном съезде бактериологов, эпидемиологов и санитарных врачей, состоявшемся в мае 1928 г. в г. Ленинграде (РГАНТД. Ф. 178. Оп. 5. Ед. хр. 4. Л. 1–5.), а также его статья «Пять лет работы театра Санпросвета Мосздравотдела» (РГАНТД. Ф. 178. Оп. 5. Ед. хр. 7. Л. 1–13.).

В своем докладе А.З. Народецкий подчеркивает, что популярность театра и спрос на его продукцию, а также влияние театра на клубную работу и самодеятельные кружки определяют жизнеспособность театра. В докладе рассмотрены отдельные формы санитарно-просветительных представлений: санитарный суд, «живая газета», санитарный концерт, пьеса, отмечена работа театра, проводимая с кружками и роль «санпросветокружения» в деятельности театра. Формы и методы «санпросветокружения» – новой обязательной функции театра, заключающейся в организации в фойе передвижных выставок к пьесе, лекций и докладов врачей, авторов представлений, неоднократно рассматривались в работах медиков, посвященных санитарному просвещению. «Санпросветокружение» в театре осуществлялось с целью более углубленного раскрытия содержания пьес. Перед спектаклями иногда проводился сбор вопросов через почтовый ящик и в антрактах зрители получали на них ответы. В статье А.З. Народецкий говорит о создании театра, отмечает, что репертуар театра являлся основой для выполнения поставленных задач в санитарном просвещении. В статье указаны основные проблемы, составляющие тематику театра: советское строительство; строительство здравоохранения; инфекционные заболевания; социальные болезни; нервные болезни; охрана материнства и младенчества; физкультура; строительство нового быта. Но основной объем в тематике пьес и представлений в рассматриваемый период составили социальные проблемы: алкоголизм; венерические болезни; проституция; туберкулез. Автор пишет о том, как составляется репертуар театра и насколько широко в нем отражены вопросы здравоохранения. Тематика репертуара театров санитарного просвещения широко обсуждались на советах и конференциях, списки пьес рассматривались репертуарной комиссией института и только потом утверждались.
В статье председателя Научно-методического бюро Ф.Ю. Берман «Подготовка санпросветрепертуара», рассмотрены проблемы нового театрального фонда, определены методы создания нового санпросветрепертуара и отмечены трудности в его подготовке (РГАНТД. Ф. 178. Оп. 5. Ед. хр. 5. Л. 1–12.). Вместе с этим автор дает характеристику трех этапов развития санпросветрепертуара за 1918–1928 гг. Проведя анализ имеющегося театрального фонда, автор делает вывод о том, что санитарные суды, являвшиеся ранее ощественными организаторами, агитаторами, пропагандистами, как форма театрального представления, потеряли свое влияние и значение для санпросвета, а значение «живых газет» теперь наоборот, усилилось, потому что в этой форме содержатся не только элементы пропаганды, но и вопросы профилактики заболеваний, вопросы гигиены быта, моменты санитарно-культурного воспитания и т.д., что трудно отразить в драматургии.

С проблемами репертуара театра санитарного просвещения, но уже периода военного времени, знакомят включенные в публикацию протоколы заседаний репертуарной комиссии института за 1945 год (РГАНТД. Ф. 178. Оп. 1. Ед. хр. 278. Л. 2–8об.).
В декабре 1932 г. состоялась объединенная конференция санитарно-просветительных театров РСФСР и Украинской ССР, на которой одной из основных работ театров санитарной культуры была названа агитмассовая работа. В публикуемых протоколах конференции отражено, что с этой целью планировалось усилить работу вокруг каждого спектакля: организовывать лекции, доклады врачей, выставки и т. д.; включать в репертуар театра не только представления малых форм, но стремиться больше ставить художественных пьес (РГАНТД. Ф. 178. Оп. 5. Ед. хр. 8. Л. 1–3; 20–24; 31об.–36). Кроме этого, на конференции поднимался вопрос об участии театров в работе на курортах в санаториях и в домах отдыха с целью привлечения отдыхающих к самодеятельному театральному искусству и таким образом привлекать массы на санитарную работу. В своем докладе руководитель театра Института культуры Шухман подводя итоги работы театра за 8 лет, называет формы театральных представлений, которые использовались театром, и говорит о тематике репертуара театра, отражающую в основном социальные вопросы. Останавливаясь на современном периоде, докладчик говорит о планируемом сотрудничестве с театром имени Е.Б. Вахтангова, о расширении работы вокруг спектакля, о репертуаре и т.д. Это была первая конференция, на которой выступающие разных театров санитарного просвещения обменивались опытом.
По образцу Театра санитарного просвещения возникали аналогичные театры в Ленинграде, Одессе, Тбилиси и других городах Советского Союза, а также театральные самодеятельные кружки.
В 1938 г. Институт санитарной культуры был преобразован из Московского областного в Центральный институт санитарного просвещения Наркомздрава СССР и стал единственным научны центром по санитарному просвещению. В 1938 г. Театр Института санитарной культуры был расформирован. Были ликвидированы и почти все другие аналогичные театры. Одной из причин этого являлась проблема репертуара театра: недостаточно было пьес профиля театра, которые решали бы поставленные задачи в санитарном просвещении. Дальнейшее художественное и культурное совершенствование актеров и повышение художественно-агитационного уровня спектаклей в театре было невозможно в условиях его передвижнической работы.
В период Великой Отечественной войны перед органами здравоохранения в области санитарного просвещения встали новые сложные задачи по предупреждению и ликвидации эпидемиологических заболеваний, подготовке населения к санитарной обороне, по обеспечению санитарной подготовки войсковых частей, санитарно-культурному обслуживанию эвакогоспиталей. В приказе Наркомздрава СССР от 12 ноября 1941 г., определившем задачи санитарного просвещения во время войны, был отмечен наступательный, активный характер санитарной агитации и пропаганды. В связи с этим были пересмотрены методы и формы работы санитарного просвещения. Согласно приказу Наркома здравоохранения СССР Митерева Г.А. в мае 1942 г. был организован театр малых форм, в задачу которого входили широкая пропаганда и агитация в художественной форме санитарно-оборонных, противоэпидемических и общегигиенических знаний и вопросов охраны здоровья детей. Перед театром стояла и другая ответственная задача – стать центром, вокруг которого должны быть созданы самодеятельные санитарно-просветительные театры на местах и самодеятельные театральные кружки. Используя репертуар театра Института они оказывали бы большую помощь в работе санитарного просвещения. Театр Института имел две группы: взрослую, куда входили актеры-профессионалы, и детскую, которая состояла из детей-школьников в возрасте 8–14 лет.
В 1943 г. в Информационном письме Центрального института санитарного просвещения в НКЗ СССР рассмотрена деятельность театра и его значение в первый период существования и за истекший год. Театр, как средство санитарной агитации, играет особую роль в период войны. Тематика его репертуара отражает героическую работу медиков на фронтах Отечественной войны. В письме подведены итоги работы и взрослой группы и детской (РГАНТД. Ф. 178. Оп. 5. Ед. хр. 20. Л. 1–3об.).
В справке о работе театра за 1942–1943 гг отражены результаты деятельности театра за 10 месяцев, отмечены его выступления в эвакогоспиталях, в войсковых частях, на предприятиях. Представлен репертуар, состоящий из оборонного раздела и противоэпидемического. (РГАНТД. Ф. 178. Оп. 5. Ед. хр. 19. Л. 6–9).
Значение театра в период войны рассмотрено также в статье С. Сапожниковой «ЦИСП за три года Отечественной войны», подготовленной в 1944 г. и в «Обзоре о работе ЦИСП за годы войны. 1941–1945 г.», вышедшем в 1946 г.
В 1947 году театр Центрального института санитарного просвещения был ликвидирован и одной из проблем этого явилось отсутствие соответствующего репертуара и отсутствие возможности создания новых пьес. Но театром был сделан очень большой вклад в развитие театральной деятельности кружков, созданных им, и он оставил после себя множество действующих в этой области самодеятельных коллективов, которые, получив накопленный опыт и знания в театральном искусстве, еще очень долго продолжали вносили свой вклад в оздоровление населения.

Публикацию подготовила Н. Новикова. Набор текста И. Макаревич, О. Мещерякова.