По религиозным соображениям

Ярославль, 27 мая 2020, 13:09 — REGNUM В отношении жителей Ярославской области за несоблюдение масочного режима составлено 98 протоколов об административных правонарушениях. Об этом корреспонденту ИА REGNUM сообщили в пресс-службе УМВД России по Ярославской области. Больше всего протоколов выписано в Ярославле и Рыбинске. Все документы и материалы проверок по указанным протоколом отправлены в районные суды. Ярославцев могут либо оштрафовать за отсутствие маски в общественном месте, либо вынести предупреждение.

Рейд полиции
Рейд полиции
УМВД по Ярославской области

Как рассказали корреспонденту ИА REGNUM в Ярославском областном суде, на данный момент ни одного протокола в судебном процессе не рассматривалось. Ближайшее рассмотрение состоится 29 мая в Кировском районном суде. В одном случае на жителя Ярославля протоколы составлялись два дня подряд. В объяснении он указал, что «маска его унижает как верующего человека и что от болезни его защищает Бог».

Читайте развитие сюжета: В Ярославле состоялся первый суд над нарушителем масочного режима

1)Проблемавзаимодействия религиии морализанимала умы самых различных мыслителейс глубокой древности. И уже с античностипо этой проблеме высказывались самыеразличные, порой противоположные точкизрения. С одной стороны, религиозныеидеологи и в прошлые века, и нынедостаточно категорично утверждают, чтомораль не в состоянии существовать безрелигии, точно так же, как дерево безкорней. Именно в религии мораль черпаетсилу исполнять добро, именно религияпредоставляет человеку смысл своегобытия, высшие нравственные ценности(Бог есть живое воплощение добра).

Религиознаятрактовка происхождения морали обладаетцелым рядом достоинств. Прежде всегоона подчеркивает универсальный,общечеловеческий характер морали.Божественные предписания распространяютсяна всех людей без исключения. Передморалью, как перед Богом, все равны — ибогатый, и бедный, и царь, и президент,и последний холоп. Религиозное учениев определенной мере предохраняет отупрощенно-утилитарного подхода к морали,возвышает нравственные искания довысоких смысложизненных вопросов. Визвестных границах религия способнаограничить сферу действия субъективизма,произвола в моральных оценках и суждениях

Сложный,противоречивый характер взаимодействиярелигии и морали обусловлен и ихспецификой, их различиями (хотя иногдапытаются отождествить религию и мораль).В чем они состоят? Прежде всего, в том,что мораль представляет собой путь кдобру, высшим нравственным ценностям,к нравственному совершенствованию. Арелигия есть путь к Богу, скорее почитаниеБога. Эти два пути могут совпадать, амогут и не совпадать. Вряд ли верующийбудет осуждать Авраама за то, что онготов был принести в жертву своего сына.С точки зрения морали, этот поступоксовершенно недопустим. Хотя ангел впоследнее мгновение остановил убийствоИсаака, и все же намерение у Авраамаубить сына было несомненно. Во имяспасения души грешника их сжигали накострах инквизиции. Этика или добрыедела, а принятие Бога как жизни илисатаны как смерти. В религиозном ученииимеются специфические понятия, которыеотсутствуют в моральном сознании.Именно: рай и ад, грех (как нарушениезаповеди Бога), покаяние пред Богом,искупление вины пред Богом и др. Крометого, верующие испытывают специфическиечувства — любовь к Богу, страх предБогом, пред муками ада. Религия включаетв себя культ (молитва, таинства, обряды),которые вызывают особые нравственныепереживания. Наконец, религия имеетсвою часто весьма развитую организацию.Мораль же, считается, не имеет своихинститутов, а опирается лишь на совестьи на общественное мнение.

Номежду религией и моралью имеются нетолько различия, но и определенноесходство. Это выражается, прежде всегов том, что религии, особенно современные,буквально пропитаны нравственнойпроблематикой, понятиями моральногосознания (долг, стыд, совесть, справедливость,вина и т.д.). К сожалению, лишь немногиерелигиозные проповедники отмечают тотфакт, что религия не может существоватьбез морали. Впрочем, еще В. Соловьевписал, что «можно с одинаковым правомговорить, что нравственность основываетсяна религии и что религия основываетсяна нравственности. Ведь нравственныенормы, вытекающие из чувства стыда,жалости, благочестия суть безусловныевыражения самого добра… История знаетрелигии и религиозные учреждениябесстыдные, бесчеловечные и тем самымнечестивые.

Следуетподчеркнуть и то обстоятельство, чтоне только религиозная, но и нравственнаяжизнь основывается на вере. В первомслучае — вера в Бога, во втором — верав торжество добра, справедливости ит.д. Кроме того, и в морали, и в религиизначительное место занимаетэмоционально-чувственная сфера. Безглубокого чувства невозможна полноценнаярелигиозная жизнь. Точно так же инравственные отношения трудно представитьбез разнообразных переживаний.

2)Другойподход к вопросу о происхождении моралисостоит в том, что она рассматриваетсякак выражение и развитие природныхтенденций, как выражение на более высокомуровне тех же самых закономерностей,которые складываются в процессе эволюциив животном мире. Согласно такой,натуралистической точке зрения, моральиными средствами (социальными, культурными)решает те же задачи, которые решаютсяблагодаря биологическим механизмам наболее низких ступенях развития жизни.Продолжение рода, забота о слабых ибольных, взаимопомощь, сотрудничество,солидарность, самоотверженность, – всеэти черты широко встречаются в миреживотных, в особенности высших и»общественных» (то есть живущих в стаде,стае).

Обществосуществует благодаря социальныминстинктам, которые животное и человекудовлетворяет в обществе себе подобных;отсюда вытекают и симпатия, и услуги,которые оказываются ближним. Дарвинзамечает, что услуги у животных никогдане распространяются на всех особейсвоего вида и ограничиваются толькочленами одной общины.

Социальныйинстинкт преобразуется в нравственностьблагодаря высокому развитию душевныхспособностей; поэтому не только инстинкты,но и возникающие на их основе образывсех прошлых действий и выполняют, еслитак можно сказать, контролирующую роль,побуждая человека к поступкам, направленнымна поддержание совместной (общественной)жизни, и препятствуя доминированиюкаких-либо иных инстинктов над социальными.

Учеловека сильнейшим фактором поведениястала речь, благодаря которой оказалосьвозможным формулировать требованияобщественного мнения (требованияобщины); но и здесь одобрение и неодобрениеопределенных поступков покоится насимпатиях, непосредственно обусловленныхобщественным инстинктом.

Вэтих четырех положениях Дарвинсформулировал существенные постулатыбиологического подхода к объяснениюпредпосылок и происхождения морали:

а)природная основа,

б)высокое, по сравнению с животными,развитие психики и интеллектуальныхфункций,

в)способность к членораздельной и развитойречи,

г)подкрепительная роль социальныхмеханизмов (к которым следует отнестии способности к обучению и воспроизведению).

3)Еще один взглядна природу и источник морали заключаетсяв том, что мораль представляет собойисключительный социальный(социально-культурный) феномен, возникающийв процессе общественного развития каксредство удовлетворения определенныхпотребностей общества. Такой подход кморали можно условно назватьсоциологическим.

Сэтой точки зрения, возникновение моралиисторически было предопределено иопосредствовано разложением первобытнойобщины в процессе обособления хозяйственнойжизни, социальной дифференциации иформирования первых государственныхинститутов. Впрочем, есть и другая точказрения, согласно которой мораль возникаетв недрах первобытной и даже раннепервобытнойобщины. Все дело в том, понимаем ли мыпод моралью вообще любые нормы,регулирующие отношения между людьми(а такие нормы, действительно, формируютсяодновременно с формированием человекаи переходом человека от состояниядикости к варварству) или особые нормы,действие которых основано на индивидуальноми самостоятельном выборе и принятиирешения (а такие способы регуляцииповедения формируются относительнопоздно, в период разложения родовойобщины, при переходе от варварства кцивилизации).

Однакорассматривая возникновение морали какэтап становления человека и человеческогообщества, важно уяснить себе, какимпотребностям или целям общества ичеловека отвечает мораль. Понятно, чтоее возникновение было следствиемнеэффективности существовавшихмеханизмов регуляции отношений иразрешения конфликтов. Но необходимопонять, что лежит в основе этой новации,сохраняется ли преемственностьрегулятивов, а если нет, то чемопосредствован переход от старых кновым.

Вэпоху разложения родового строя ивозникновения государственности («строяцивилизации», «классового общества»)жизнь социума и индивида меняется поцелому ряду параметров. Происходитсоциальная дифференциация первобытнойобщины, постепенное разделение труда,индивидуализация общественного бытиячеловека и т.д. При доминированииэкономического подхода к пониманиюобщества и человека в качестве основывсех изменений рассматривается разделениетруда. Выделяя разные моменты в процессеперехода от родового общества к «строюцивилизации», разные авторы по существупредполагают и различные образы морали:при акценте на социальной дифференциациии возникновении классов мораль сближаетсяс политической идеологией, приподчеркивании формирования городов(которые на заре античной цивилизациикак правило были городами-государствами,полисами) мораль сближается с правом.Можно допустить и такую точку зрения,согласно которой эта переломная эпохабудет рассмотрена под углом зренияизменений в характере религиозногокульта, а именно, трансформации некоторыхродовых культов в культы государственныес очевидными последующими привилегиямидля соответствующих культов. Тогдамораль сближается с религией и в этомсближении тоже есть свой рациональныйсмысл.

Вистории зарождения цивилизации имелиместо и социальная дифференциация, иформирование городов каксоциально-экономических и политическихцентров, и постепенный процессуниверсализации культов, вылившийся ввозникновение мировых религий. Сэтической точки зрения, в этом многослойномпроцессе перехода от одного типа обществак другому важно выделить определяющийфактор в формировании морали. Ведь этоэпоха возникновения не только морали,но и других, можно сказать, всех основныхинститутов общества.

Ключевымдля понимания морали является именноразложение рода и изменение (в сторонурасширения) масштабов социального бытиячеловека. Именно разложение родовогообщества само по себе, выразившееся вснижении значения кровнородственныхи приравнивавшихся к ним уз как фактораобщественной жизни, стало определяющимусловием возникновения того, что мыназываем моралью.

Социализация,переход от естественно сложившихсясвязей к социально формируемым,целесоответствующим связям, которыйбыл обусловлен изменением, усложнениемусловий жизнедеятельности сообществапервобытного сообщества, вела к егоразложению. В процессе решения новых,встающих перед сообществом задачпроисходит его дифференциация ииерархизация.

Науровне рода и фратрии это изменениехарактера связей выразилось и в том,что членами этих общностей моглистановится чужаки, пришлые, кровно несвязанные с родом люди. Специальныйзакон, допускающий это, был принят вАфинах в VI в. до н.э., но, очевидно, законлишь закрепил уже давно существовавшуюпрактику. Глубоко закономерно, что кэтому же времени исследователи относятпоявление в виде наставлений заповедей,которые последующей этической ифилософской мыслью были восприняты какосновополагающие императивы морали,выражавшие ее существенное, универсальноеи абсолютное содержание. Речь идет озолотом правиле и заповеди любви.

Анализэтих формул показывает, что они возникаютне просто как следствие разложениятрадиционных общественных связей, нокак компенсация этого разложения. Вцелом то же можно сказать и о морали: всвоей основе она имеет систему ценностейи социальных механизмов, отвечающихтем потребностям индивида, которые впервобытную эпоху удовлетворялисьблагодаря родовым связям. Эти нравственныеформулы без сомнения были обращены кполноправному члену родовой организациии определяли его отношение к новомучужеродственному члену общины.

Необходимоотметить, что уже в эпоху раннеродовогообщества сложились нормы, регулирующиеотношения между чужими, между неродичами.Таков опыт отношений между различнымифратриями, между представителямиразличных племен и союзов (лиг). ЗаконыМоисея как раз и были даны для регуляцииотношений между обособленными родами,имущественная общность у которыхполностью упразднена и, наоборот, четкозафиксировано различие между моим итвоим. В какой-то момент странствованийпо Палестине Авраам говорит своемуплемяннику Лоту: «Да не будет раздорамежду мною и тобою, и между пастухамитвоими и пастухами моими, ибо мы ведьродственники. Не вся ли земля передтобою? Отделись же от меня» (Быт. 13:8–9).Эти слова отражают обычное для родовогообщества явление разделения рода приизбыточной его численности и привозможности освоения новых пастбищ илипахотной земли. Но они указывают и наосознававшуюся необходимость законногоразличения между нашим и чужим, согласнокоторому запрет на вторжение в жизньдругих подкреплялся заповедями: неубий, не укради, не прелюбодействуй,которые и предполагали уничтожениеправа всех на все. Характерно, что золотоеправило изначально вырабатывается вотношениях между группами – родами,затем племенами, и лишь в периоддифференциации общества и трансформацииродов в семьи оно переносится и наотношения между индивидами.

Вусловиях фиксированной обособленностимежду чужими их отношения регулировалисьособыми обычаями, а именно: обменомдарами и гостеприимством.

Задумаемся:какой смысл говорить о зарождении моралив процессе разложения структур родовогообщества и одновременно связывать еес такими идеями, которые даже не будучиосознанными, органично вплетались вкачестве стереотипов обычного поведенияв ткань жизни родоплеменной общины?Или, другими словами, почему поведенческиенормы, которые в архаическом обществевоспроизводились силой естественнойнеобходимости, с возникновениемцивилизации оказываются предметомспециальной регламентации, более того,ритуализируются освящаются религией?

Делов том, что для общины сплоченность,взаимоподдержка, коллективизм, равенство– это не вопрос доброй воли иливоспитанного характера, а вопрос еежизни и смерти, это вопрос общинного»производства» и воспроизводства. Собособлением индивида, с расщеплениемего интересов, с вытеснением родственныхотношений на периферию общественнойжизни, образуются два плана человеческойжизни – частный, в кругу семьи или длясебя, и общественный, публичный, в кругусоратников, партнеров, для надличнойорганизации. При доминированииобособленных интересов и с позицийобособленного интереса, сплоченностьи взаимоподдержка как будто оказываютсялишними, если не вредными. Однако в томили другом виде эти поведенческие формынеобходимы в любом обществе не толькодля решения общественных задач, но идля удовлетворения собственноиндивидуальных потребностей личностибыть включенной в разного рода общности.Вот здесь и возникают специфическиедуховные образования, которые способствуютединству и сплоченности людей, хотя быначиная с признания, что в социальнойреальности нет сплоченности и единства,и их отсутствие осложняет, если неотравляет жизнь людей.

Проблема соотношения религии и этики связана с двумя аспектами. Во-первых, важно понять, существует ли некий «этический минимум», характерный для любого религиозного сознания. Во-вторых, нужно ответить на вопрос о том, насколько этические нормы определяются именно религией. Другими словами, какова в этом смысле функция религии: она закрепляет естественно сложившиеся нормы или создает их.

Для начала несколько слов о значении термина «этика». Принято двоякое понимание этого слова. С одной стороны, этика – это наука о принятых нормах социального поведения, с другой – общественные представления о самих этих нормах, обязательности их соблюдения и допустимых границах нарушения.

Сейчас нас будет интересовать второе значение, то есть принятая в обществе система норм поведения. Даже поверхностного взгляда на этические нормы в разных культурах достаточно, чтобы почувствовать, что они сильно отличаются друг от друга и в то же время в чем-то очень схожи. Схожесть эта касается самых основ человеческого общежития. Практически во всех современных культурах осуждается ложь, воровство, неоправданное убийство человека, клевета и лжесвидетельство. Везде культивируется уважение детей к родителям и родителей к детям.

В то же время в других аспектах этические нормы могут заметно варьироваться. Скажем, в некоторых культурах существует культ обнаженного тела, в других публичная демонстрация тела считается в высшей степени неприличной. Скажем, в Иране, где в основу этики и права положены законы шариата, женщина может получить пятьдесят ударов палкой, если появится в обществе в недопустимо «открытом» виде, хотя по европейским стандартам она будет выглядеть вполне прилично.

Возникает закономерный вопрос: имеются ли некоторые общие основания человеческой этики и, если да, то имеют ли они какое-то отношение к религии.

На этот вопрос современная наука дает, скорее, положительный, чем отрицательный ответ. Еще И. Кант сформулировал этический принцип, получивший название «категорический императив». Сущность этого принципа можно выразить афористически: поступай так, как ты хочешь, чтобы другие поступали с тобой. По сути, Кант философски переосмысливает принцип этики, отраженный уже в Евангелии от Матфея. Принцип Канта достаточно абстрактный, но в то же время очень действенный. Нам почему-то не хочется, чтобы нам лгали, чтобы нас ненавидели, а хочется, чтобы с нами были честными, чтобы нас любили. Откуда же берется у человека этот «минимум порядочности»? То, что он есть, Кант доказывает простым рассуждением. Если, например, мы знаем, что преступник много пострадал от общества еще до совершения преступления, мы учитываем это, но тем не менее все равно осуждаем преступника. Поскольку конечную ответственность за свой поступок человек все равно несет сам. Кант считал, что моральные принципы, в частности, данный человеку механизм контроля – совесть, нельзя вывести из мира разума, они даны непосредственно, то есть фактически имеют Божественное происхождение.

Канта много и обоснованно критиковали за чрезмерную абстрактность тезисов, но в то же время никто убедительно не доказал «земное» происхождение этических императивов и совести. Существующие физиологические или психологические гипотезы не более убедительны, чем тезис Канта.

В теологии, разумеется, акцент сделан на этико-философском трактовании религиозных учений. В частности, известный современный греческий философ и богослов Христос Яннарас* трактует библейский сюжет о первородном грехе как нарушение человеческой любви и доверия. До вкушения запретного плода Адам и Ева были наги и не стыдились, а после стали стыдиться друг друга. Почему именно на этом сделан акцент в Библии? Комментируя это место, Яннарас замечает, что в теплом раю одежда не могла выполнять функцию защиты от холода. Она могла выполнять только функцию защиты от другого человека. Значит, люди стали видеть друг в друге источник опасности, чего до грехопадения не было. Прислушаемся к оригинальной интерпретации Яннараса: «Что же означает это ощущение наготы, этот стыд наготы, сопровождающий грех? В нем выражается осознание того факта, что устремленный на меня взгляд принадлежит не любящему и любимому существу, к которому я питаю полное доверие, но чужому. В этом взгляде нет любви; чужой человек смотрит на меня лишь как на объект собственных желаний и вожделений. Своим взглядом он словно «объективирует» меня, превращает в некое безличное существо, лишая меня моей неповторимой, глубочайшей единственности. Ощущение наготы означает разрыв личного отношения, отрицание любви, потребность в самозащите от опасности, которую с этого момента воплощает в моих глазах другой человек. И я защищаюсь стыдом, я прикрываю свою наготу, чтобы сохранить собственную личность, чтобы укрыться от чужого взгляда и не превратиться в объект, служащий удовлетворению чужой эгоистической похоти».

Подобные комментарии скорее поэтичны, чем научны, однако хорошо показывают, как тонко и порой остроумно трактуются этические смыслы известных религиозных сюжетов.

В реальности трудно однозначно комментировать происхождение этических норм и уж тем более – выводить их из современно понимаемых строк священных книг. Однако нет никакого сомнения в том, что религия является если и не генератором, то катализатором этических процессов. При этом та или иная религия может не только гордиться выстроенной на ее основе гражданской этической системой (то есть принятых большинством населения этических норм), но и должна понимать свою ответственность за нее.

В свое время французский философ и социолог Ш. Л. Мон­тес­кье, доказывая ценность религиозной этики для современного гражданского общества, сделал, тем не менее, очень важную оговорку: «Когда религия осуждает то, что гражданские законы должны допускать, появляется опасность, как бы гражданские законы в свою очередь не допустили чего-нибудь такого, что религия должна осудить. Первое свидетельствует о недостатке гармонии и правильности в представлениях, проявляющемся во втором».

Монтескье имел в виду, что если религиозная этика становится догматом, тормозящим этику гражданскую, то в конце концов бумеранг вернется: гражданское общество перестанет ценить предложенные религией нравственные основания. В этом смысле этические нормы, даже освященные религиозной традицией, должны допускать достаточную гибкость, когда общественное развитие их пережило или не приняло.