Почему нет женщин священников?

Вопрос читателя:

Почему женщинам нельзя заходить в алтарь в церкви?

Ответ:

Вопрос о том, почему женщинам нельзя заходить в алтарь в церкви, возникает довольно часто. Напомним, что алтарь — это главная часть храма, где совершается Таинство Евхаристии. От остального пространства алтарь обычно отделен иконостасом. Чтобы покой этого места не нарушался, в алтарь могут входить лишь священнослужители (диаконы, священники, епископы) и церковнослужители (алтарники и чтецы). В исключительных случаях с благословения епископа помогать в алтаре могут пожилые женщины и миряне. Эти правила были установлены много веков назад.

В Алфавитной синтаагме — словаре церковного права, составленного в 1335 году византийским канонистом Матфеем Властарем, есть глава 22 «О том, что женщинам не должно входить в святой алтарь». Автор пишет: «44-е правило собора Лаодикийского считает неуместным, чтобы для женщин был доступен святой алтарь, хотя прежде было допущено и им. Ибо если мирянам-мужчинам сие запрещено (69-м правилом VI Вселенского Собора), то тем более должно (быть запрещено) женщинам. А не допущены (женщины в святой алтарь), как говорят некоторые, по причинам непроизвольного месячного течения». Остановимся на этом моменте подробнее. В Ветхозаветной Церкви в храме приносились кровавые жертвоприношения (кровь жертвенных животных была прообразом будущей Жертвы Христовой). Теперь в алтаре совершается Бескровная Жертва — хлеб и вино становятся Телом и Кровью Христовой. Соответственно, пролитие какой-либо крови в алтаре нарушает новозаветное понимание этого места.

А вот как звучит 69-е Правило Шестого Вселенского собора, которое упоминает Матфей Властарь:»Никому из всех принадлежащих к разряду мирян да не будет позволено входить внутрь священного алтаря. Но по некоему древнейшему преданию, отнюдь не возбраняется сие власти и достоинству царскому, когда восхощет принести дары Творцу». Правило говорит, что миряне не могут входить в алтарь. Исключение — когда царь, помазанник Божий, приносит ритуальный подарок в церковь (эта древняя традиция не сохранилась в современном мире).

Итак, алтарь — место особенно святое, там должны царить исключительный порядок и благоговение. Иногда епископы благословляют присутствие в алтаре мирян, которые помогают священникам во время богослужения. По необходимости, например, в женских монастырях, это могут быть и пожилые женщины. Также почтенные прихожанки нередко прислуживали в алтаре в советское время, когда в храмах не хватало алтарников и диаконов.

В вопросе о том, почему женщинам нельзя заходить в алтарь в церкви, нужно избегать суеверий. Если женщина случайно зашла в алтарь, это не значит, что алтарь осквернен. Также не стоит думать, что женщина будет «наказана» Богом за такой поступок. Однако, если подобное нарушение правил имело место, священники рекомендуют рассказать о нем на исповеди.

Редакция журнала «Фома»

Победитель акции «Самый необычный прилов» может попасть в книгу рекордов Гиннеса. На это претендует дальневосточная компания: выловленная гигантская рыба – морской монах (Erilepis zonifer) превысил в длину 2 метра. Такой экземпляр не встречался в мировой истории промысла.

ФГБУ «Центр системы мониторинга рыболовства и связи» подвел итоги акции «Самый необычный прилов. Поймай удачу за хвост». Конкурс походил с 1 июля по 30 сентября 2018 года среди судовладельцев, участвующих в тестировании электронного промыслового журнала (ЭПЖ). Участники акции – экипажи судов с установленной программой ЭПЖ присылали фотографии выловленных в океане редких рыб: северотихоокеанской антиморы, берикса, голубой акулы, акулы катрана, солнечника, физикулюса. Добытые виды при этом обладают промысловым потенциалом и могут быть востребованы на отечественном и зарубежных рынках.

Первое место выиграл рыболовецкий колхоз «Восток-1» из Приморья. Во время промысловой разведки команда судна подняла на борт уникальный улов – несколько экземпляров морского монаха. Самая крупная особь превысила 2 метра. Ранее максимальная официально зарегистрированная длина рыбы монаха составляла 1,8 метра. Таким образом, экипаж ярусолова «Восток-7» поймал самую большую в истории рыбу-монаха, и это заявка на новый мировой рекорд по данному виду рыб.

Морской монах (Erilepis zonifer) или эрилепис – это единственный представитель своего рода, который входит в семейство аноплопомовых, состоящее всего из двух видов – угольной рыбы и морского монаха. Встречается он исключительно в северной части Тихого океана: вдоль берегов Японского, Охотского и Берингова моря, восточного края Камчатки и Алеутских островов, а также вдоль западного побережья США до залива Монтеррей в Калифорнии. Живет преимущественно на глубинах до 500 метров. Взрослые экземпляры достигают в длину более полутора метров, а их вес может превышать 90 кг. Гурманы высоко ценят вкус морского монаха, эта рыба идеально подходит для приготовления сашими – из-за высокой жирности. Настолько высокой, что в США его зовут «fat priest», а в Японии – «aburabodzu». Перевод одинаковый: «жирный священник».

Победителю ярусолову «Восток-7» будет предоставлена скидка 30% на услуги сопровождения ПК ЭПЖ в новом году, толстовки с символикой #ялюблюэпж и бутылка рома.

Второе место занял экипаж судна «Кировка» (ОАО «РК «Приморец») с приловом рыбы-лягушки (Aptocyclus ventricosus) и сельдевой акулы (Lamna ditropis).

На третьем месте рыбаки «Сароник Бриз» (ООО «Дальрифер»), запечатлевшие пойманного северного волосозуба (Tricnodon).

«Рыбак Сахалина» № 47 от 29 ноября 2018 г.

27.04.2004

26.04.2004

Англиканская церковь Англии полна противоречий. С одной стороны, именно в Англии избирается архиепископ Кентерберийский, и поэтому Англия является как бы материнским диоцезом всемирной англиканской общины. А с другой стороны, внутри англиканской церкви Англии идут окопные бои между традиционалистами и сторонниками реформ. Одно из самых спорных решений внутри англиканской церкви было принято 10 лет назад. В 1994 году в священнический сан была рукоположена первая женщина. Женщины в священническом сане – эта тема до сих пор остаётся спорной среди англиканцев. Тобиас Армбрюстер побывал в Лондоне.

Церковь Всех Святых в восточной части Лондона. В сегодняшнее воскресенье у алтаря – Роуз Хадсон Уилкен. 10 лет назад она стала первой женщиной, принявшей священнический сан в Англиканской церкви.

«Я столкнулась с различной реакцией. Для меня лично эта профессия стала осуществлением моей мечты. С другой стороны, женщины в сане священника всё ещё нередко вызывают негативную реакцию. Очень часто после богослужения ко мне подходят люди и говорят: увидев, что у алтаря женщина, я собственно хотел уйти. Однако я рад, что остался. Это было чудесно».

Рукоположение первых женщин в священнический сан проходило 10 лет назад в Бристольском соборе. Церемония сопровождалась бурными протестами: консервативно настроенные священники и епископы начали звонить в колокола, а женщин в священническом облачении они называли ведьмами.

Большинство присутствовавших на богослужении в общине, возглавляемой Роуз Хадсон Уилкен, теперь уже воспринимают тот факт, что у алтаря находится женщина, а не мужчина, как нечто нормальное.

«Я родился в этой общине. Когда я был ребёнком, женщин в священническом сане ещё не было. Вот уже несколько лет я снова посещаю эту церковь. И я должен вам сказать, что женщины-священники прекрасно выполняют свою работу».

«Я думаю, женщины-священники понимают нас, женщин, просто лучше. А ведь большинство людей, посещающих сегодня церковь, – это женщины. Женщины-священники привносят в богослужение что-то свежее, новое. А это важно, особенно в таком «заведении», как Англиканская церковь, где преобладают мужчины, как, впрочем, и в большинстве других Церквей».

Правда, чтобы успокоить консервативные группировки, Англиканская церковь, являющаяся государственной в Англии, обеспечила широкие возможности делать исключения. Так, например, общины, не желающие иметь женщину в качестве священника, по-прежнему окормляются священниками-мужчинами. Один из таких приходов находится по соседству с общиной Роуз Хадсон Уилкен. После богослужения одна прихожанка так сформулировала свои аргументы против рукоположения женщин в священнический сан:

«Почему Господь послал нам в мир Иисуса в качестве своего сына, а не дочери? Я говорю вам это как женщина, и я выступаю за равноправие. Но смириться с женщиной в качестве священника я просто не могу. Если бы меня на моей свадьбе заставляли согласиться, чтобы брачный обряд совершала женщина-священник, то я бы вообще отказалась от венчания в церкви».

В Англии вот уже много лет обсуждается вопрос о том, следует ли рукополагать женщин в священнический сан. 10 лет назад принять решение было просто необходимо, поскольку во многих англиканских диоцезах в Азии и Африке уже с 70-х годов женщины могли получать сан священника. И Англиканская церковь Англии не хотела от них отставать. Говорит женщина-священник Роуз Хадсон Уилкен:

«Я считаю, что Англиканская церковь Англии приняла правильное решение. Многие верующие теперь видят, что без нас, женщин, им в Церкви чего-то не хватало. Я только что побывала в англиканской общине на Ямайке. Там тоже 10 лет назад первые женщины были рукоположены в священнический сан. Сегодня эти женщины посещают кварталы бедняков, куда мужчины-священники никогда бы не решились пойти. Мы, женщины, очень сильно меняем Церковь».

В англиканской общине, возглавляемой женщиной-священником, побывал Тобиас Армбрюстер.

u u u

В этом году более 2 миллионов немцев держали 40-дневный пост. Удивляет, что в обществе потребления, где чуть ли не национальным видом спорта является стремление приобрести что-либо по дешёвке, число людей, соблюдающих пост, увеличивается. Эту тенденцию отражают и рекламные лозунги, наподобие «Скупость – это круто». Однако между скупостью и постом – огромное различие, как показывает в своём репортаже Томас Винкель.

«Скупость – это форма алчности. Она лишь вредит человеку, она его портит. Скупой человек руководствуется лишь одной мыслью: «Где я могу добиться выгоды для себя?». В любом случае, скупость не обогащает жизнь».

Норберт Блюм, бывший министр труда и социального обеспечения, считает скупость одним из смертных грехов. Католический епископ Оснабрюка Франц-Йозеф Боде также с тревогой наблюдает за тем, что охота на дешёвые товары принимает прямо-таки маниакальный характер. Однако епископ проявляет понимание в связи с тем, что в настоящее время многим людям приходится считать каждый евро.

«Не удивительно, что сегодня экономность в моде. Во времена, когда экономика переживает трудности, как это происходит сейчас, многие люди вынуждены строго контролировать и ограничивать свои расходы».

Однако, как считает Боде, экономность, превращающаяся в скупость, противоречит христианскому принципу, согласно которому необходимо делиться с ближним. Тем более что скупость основывается на совершенной иной черте характера, чем экономность. Как подчёркивает Норберт Блюм,

«Скупость – это когда человек думает лишь о собственной выгоде. А ведь я могу экономно обращаться со своими средствами, не забывая при этом о других. Так что экономность вовсе не противоречит принципу любви к ближнему».

В действительности экономность вовсе не означает необходимость отказываться от потребления. Что же касается поста, то, как указывает епископ Франц-Йозеф Боде, здесь речь идёт не об экономии и не диете для похудения, а о жизненной установке.

«Тот, кто проявляет экономность, скромность и умеренность, думает не только о себе, но и о ближних и об окружающем мире. Он с 8большим вниманием относится к трудностям людей и бережно расходует природные ресурсы и энергию».

Это был репортаж Томаса Винкеля.

u u u

Недавно в Германии прошла «Неделя братства». На церемонии открытия еврейскому дирижёру и пианисту Даниэлю Баренбойму была вручена медаль Бубера-Розенцвейга за заслуги в деле преодоления этнических, культурных и религиозных противоречий. Эта медаль присуждается ежегодно лицам, активно способствовавшим взаимопониманию между христианами и евреями. В последние годы христианско-иудейский диалог в Германии проходит не очень гладко. Как правило, он ограничивается полемикой между функционерами. Кроме того, организации, поддерживающие христианско-иудейские связи, жалуются на старение своего состава. Молодёжь особого интереса к работе этих организаций не проявляет. Так что вряд ли можно говорить о широком христианско-иудейском диалоге, как, впрочем, и о христианско-мусульманском. Так как же выглядит «братство» между евреями и христианами в повседневности? Уникальной моделью совместной жизни христиан и евреев является дом престарелых имени Эммы и Генри Бадж во Франкфурте-на-Майне. Еврейская супружеская пара Баджей основала в 20-е годы фонд, на который и содержится этот дом престарелых. О том, как жители этого заведения, единственного такого рода в Германии, способствуют христианско-иудейскому примирению и как там протекает повседневная жизнь, рассказывает Ирмтрауд Муллер.

Комната с видом. Прекрасным видом могут наслаждаться практически все жители дома престарелых имени Эммы и Генри Бадж. Вид на франкфуртские небоскрёбы, много стекла и залитые светом коридоры создают приятную атмосферу. Но главная особенность заключается не в удачном архитектурном решении. Главное здесь то, как протекает совместная жизнь обитателей. Четверо из каждых 10 жителей дома престарелых – иудеи. При поддержке ведомства социального обеспечения поселиться в доме могут и бедняки. Говорит заведующий Домом престарелых имени Эммы и Генри Бадж Гейнц Раубер:

«Здесь встречаются потенциальные и фактические жертвы холокоста с теми, кто в прежние времена, возможно, жил по соседству с евреями. Вообще-то, этот вопрос всё время как бы висит в пространстве и остаётся без ответа. Но, в принципе, обитатели дома престарелых относятся друг к другу с большим уважением и проявляют удивительную терпимость, несмотря на тёмные пятна немецкой истории».

В настоящее время в доме престарелых живут около 300 человек. Франц и Криста Гебель переселились сюда год назад. Того, что в юридическом плане иудеи и христиане обладают в Германии равными правами, недостаточно, не менее важными являются социальные связи, считает вышедший на пенсию профессор литературы Франц Гебель.

«По сути, это и есть «братство». Мы не бросаемся ежедневно друг к другу в объятия, мы просто живём вместе, проявляя друг к другу уважение. Что мне особенно нравится, ведь я сам пережил во времена Третьего рейха процесс изоляции еврейского населения, так это то, что здесь нет ни малейшего намёка на нацистский или антисемитский образ мыслей. Здесь можно быть уверенным, что люди, с которыми ты встречаешься, в этом смысле не испорчены, что они действительно ясно мыслят и точно знают, чего хотят».

Рози Шельем – глубоко верующая еврейка. Она регулярно присутствует на богослужениях в синагоге. А затем наступает время для разговоров – о прошлом и о настоящем.

«Прошлое всегда остаётся темой для разговора. Ведь нам приходится с ним жить. От него ведь просто так не избавишься. В остальном же мы говорим о политике. Важной темой для разговора всегда бывает Израиль».

Лотте Брухфельд бежала от нацистов в Чили. В 70-е годы она вернулась в Германию. Как говорит 83-летняя, но весьма бодрая дама, она не слишком религиозна, зато чувствует себя по-настоящему космополитом. В интернет-кафе она по электронной почте поддерживает контакты со своей семьёй в Южной Америке. Особенно хорошие отношения у неё сложились с соседкой, жительницей Франкфурта Аннелизой Бодановски.

«Я отмечаю Рождество, а на большие праздники хожу в синагогу, из любопытства».

«Христиане ходят и к раввинам, а евреи обращаются также и к лютеранской пасторше».

Аннелиза Бодановски совершенно сознательно остановила свой выбор на доме престарелых имени Эммы и Генри Бадж. В школе у неё были еврейские приятельницы, а после войны она восстановила прежние связи, рассказывает Аннелиза Бодановски.

«Люди моего поколения, даже если они ни в чём и не виноваты, живут с ощущением вины. И тут я сознательно хотела бы внести мой вклад. Мы вместе отмечаем праздники и вообще всё делаем вместе. Внизу, в столовой, у нас есть сектор кошерного питания, где пища приготавливается в соответствии с еврейским обрядом. Тот, кто не хочет кошерной пищи, может перейти в христианский сектор столовой. И наоборот».

Мы относимся друг к другу просто как к людям, добавляет Франц Гебель. Часто вообще неизвестно, кто еврей, а кто христианин. Особенно ему нравится то, насколько искренне и живо проводит раввин еженедельные богослужения.

«Я могу сказать только одно. Тот, кто сам пережил Третий Рейх и лишь слышал о том, что существует синагога, присутствуя здесь на богослужениях, переживает такое богатство чувств, что и описать трудно. Особенно когда ты уже в годах. Я могу лишь сказать, что мне крупно повезло в том, что я нашёл этот дом престарелых».

Это было сообщение Ирмтрауд Муллер.

Портал Юга.ру поговорил с иереем Сергеем Кливекиным из Ейска, который уже почти год ведет свой видеоблог на YouTube

Иерею Сергею Кливекину 25 лет. Он живет в Ейске. В конце прошлого года Кливекин запустил канал «Своя атмосфера» на YouTube, в котором он рассказывает о своей жизни — о буднях священника. Сейчас у канала почти 2 тыс. подписчиков, а некоторые видео посмотрели и вовсе десятки тысяч человек. Денис Куренов поговорил со священником-видеоблогером о миссионерской деятельности в интернете, о блогере, ловившем покемонов в храме, о рэп-баттлах и звездах YouTube, о партизанской деятельности церкви, а также о том, что многие православные активисты выступают на стороне дьявола, а не Бога.

Когда я услышал, что вы ведете видеоблог, то сразу вспомнил о проекте «Batushka ответит». Думал, что и ваши видео будут примерно в таком же формате. Однако в своем блоге вы больше рассказываете не о православии, не о современном мире с точки зрения православной оптики, а в первую очередь о самом себе — о жизни священника. Расскажите, почему вы выбрали именно формат влога?

— Сейчас в интернете не так много православных каналов. Вы вспомнили о «Batushka ответит». Да, он работает в своем формате, занимает эту нишу, делает качественный контент. Т.е. такой формат уже есть. А формата влога, знакомства с жизнью священника — такого я в интернете не видел. И показать реальную жизнь реального священника мне показалось важным. Ведь люди с ней знакомы только через всякие новости в СМИ. Так что это первая причина, по которой я решил записывать видео в формате влога.

Ну а вторая причина… Знаете, я не могу сесть и написать сценарий, это не мой склад ума. Мне гораздо проще взять камеру и начать снимать то, что вокруг тебя. Жизнь такая, какая она есть. Без сценария и без всяких планов.

Т.е. вы решили показывать эдакое закулисье жизни священника в противовес разным скандальным медийным историям, связанным с церковью и священниками?

— Да, именно так. Что священники — это не просто жирные, ездящие на крутых тачках люди. Батюшки есть абсолютно разные. А тут получается, что один человек совершил ошибку, оступился, его показали на всю страну — и теперь значит, что все священники такие, падкие на эти вещи.

Получается, что ваш видеоблог направлен в первую очередь не на верующих людей? Можно ли ваш видеоблог назвать миссионерской деятельностью?

— Моя цель, скорее, не привести к Христу, а разорвать вот эти негативные шаблоны, по которым люди судят о церкви, которые распространяются через телевидение, через желтую прессу.

Но, наверное, мою деятельность можно в некотором смысле назвать и миссионерской. Надо на делах показывать свою веру во Христа и выполнять то, что он заповедовал. Рассказывая о своей жизни, я в том числе рассказываю и о вере православной. На моем канале есть отчеты о различных поездках, я показываю людям разные храмы, рассказываю о них истории. Сейчас вот, например, монтирую видео о православной выставке-ярмарке, которая у нас только что прошла.

Первое видео на вашем канале было опубликовано почти год назад — 1 декабря 2016 года. А как давно вы хотели запустить такой видеоблог? Сколько времени прошло от момента, когда вам в первый раз пришла в голову такая затея, до публикации первого видео на своем канале? И что стало спусковым крючком для записи первого видео?

— Ну такие видео, в формате влога, их я записывал, наверное, еще со школьных времен. Недавно младшая сестра нашла видеозапись, где я в таком формате снимал, как хожу по саду у бабушки. Так что желание снимать видео, рассказывать о своей жизни у меня было давно.

Что касается именно видеоблога священника, то на это меня сподвигла история, связанная с видеоблогером Соколовским, весь этот скандал. Тогда все блогеры — Wylsacom, Соболев — все начали записывать видео про то, как необходимо поступать церкви. Надо делать то, надо делать это. Это и стало, наверное, тем спусковым крючком.

Я решил создать канал, целенаправленно им заниматься, по мере возможности продвигать. Чтобы был вес на YouTube, чтобы ты мог на все вот эти вещи давать какой-то другой ответ. Иначе молодежь заходит и видит все с одной стороны. Т.е. заходит, а там блогер говорит, что вот это неправильно, это не так, это все церковь плохая, нельзя так поступать и т.д. А в противовес ничего нет. И получается перегиб в одну сторону. И чтобы выровнять эту ситуацию, наверное, православные YouTube-каналы сейчас и создаются.

Сергей Кливекин © Фото из личного архива

А что вы сами думаете про Сергея Соколовского? Следили ли вы за его блогом?

— Когда узнал про покемонов, то, конечно, решил сразу ознакомиться с его блогом. Но я совсем мало его видео посмотрел. Помню, как в одной из записей увидел момент, где на заднем плане целуются две девушки непонятно какие… И когда я увидел это, то понял, что человек просто нашел свою награду. К чему он стремился — то он и нашел. Он пытался ловить хайп на таких вещах, на чем-то злом, развратном, хотел сделать популярность на всем этом. Ну вот он и получил популярность. Все логично. И эта ситуация, она ограничила общество от развратных вещей. Я вот считаю, что такие вещи снимать недопустимо…

Т.е. за это, по-вашему, должно быть уголовное преследование?

— Нет, уголовное дело — это, наверное, слишком. Но цензура… Ведь YouTube как-то эти вещи пропускал, люди смотрели такие видео. Там даже не было 18+. Уголовное преследование — это слишком, да, но следить за тем, чтобы такого поменьше было, думаю, необходимо. Все-таки это развращает наше общество.

А на каких видеоблогеров вы подписаны? Следите ли вы за звездами русскоязычного сегмента? Там ведь наверняка есть много такого, что, как вы говорите, развращает наше общество.

— Я подписан на Wylsacom — это понятно, там про гаджеты, про технику, про новинки в этой области узнавать. Как хобби. На Николая Соболева подписан, потому что у него все новинки — все то, что происходит на YouTube русском. На Ютубера тоже поэтому подписан. Это для меня информационные каналы.

А вот другие всякие блогеры… Знаете, я по своей натуре не люблю смотреть такие видео вообще. Как «Дневник хача», например. Я не люблю это и не смотрю.

Обломова еще смотрю, да. Там полезные рецепты. Диму Масленникова смотрю. Это самый крутой видеоблог на YouTube вообще. Черпаю оттуда всякие находки интересные, вдохновляюсь.

А остальное — то, что не полезно, что приводит меня к осуждению, я не люблю это смотреть. Меня начинает это раздражать, взводить, я как спичка зажигаюсь, становлюсь эмоциональным. Нельзя это нести людям. Мы ведь в ответе за тех, кого мы приручаем. Те, кто на меня подписан, — я за них в ответе. И я потом буду отвечать за то, что я им передавал, что вкладывал в них. А когда человек вкладывает злобу, сребролюбие и прочие неприятные вещи… Это неправильно.

Говоря о YouTube, не могу не спросить о крайне популярном сегодня явлении — рэп-баттлах. Не присматривались ли к такому формату? Скажем, не хотели бы поучаствовать в баттле с атеистом или представителем другой конфессии?

— Баттл — это не тот формат, который адекватен для разговора. Там надо обзывать друг друга, унижать всеми возможными словами. Для общения верующих и атестов нужен другой формат. Дискуссия не должна превращаться в баттл.

Я знаю о последних трендовых баттлах. Оксимирон и Дизастер, Оксимирон и Гнойный. Но это, опять же, из-за того, что я подписан на Соболева и других информационных блогеров. Если убрать мат и всю грубость, я бы, возможно, и посмотрел. Ведь говорят, Оксимирон в том же баттле с Дизастером призывал к мирной жизни. Чтобы Америка и Россия не враждовали. Это ведь правильные мысли.

Да и вообще, Оксимирон этот начитанный, знает много, может нести полезную информацию. Надо работать на созидание. А пока баттлы направлены на разрушение, я не хочу за этим следить.

Мы с вами познакомились на Кирилло-Мефодиевских чтениях, которые проходили в Краснодаре. Многие из выступавших там говорили, что сегодня особенно остро ощущается необходимость присутствия церкви в виртуальном мире. Вы вот завели свой канал сразу после скандала с Соколовским. А вот если брать в общем — зачем церкви нужно присутствовать в виртуальном мире? Спасать реальные души, как говорил на чтениях иерей Вячеслав Клименко?

— Знаете, я вот сейчас смотрю YouTube и вижу, что там все начинает сводиться к зарабатыванию денег. Даже те люди, которые раньше хотели просто делиться своими мыслями, они начинают пропитываться плохими вещами, которые уводят от первоначальной цели. Даже вот канал Дмитрия Масленникова, который я люблю, даже по нему это видно.

Мы же понимаем, что со злом надо бороться. А зло в этом мире — это дьявол. И чтобы бороться с дьяволом, для этого есть Бог и церковь. Поэтому церковь и выходит в интернет. Но она выходит не для того, чтобы агрессивно бороться, чтобы протестовать. Церковь выходит в интернет, чтобы давать другую информацию. Не надо говорить о том, что фильм «Матильда» плохой, надо в противовес давать другую информацию — о чем-то хорошем. Не надо говорить, что Соколовский делает плохие вещи, надо делать хорошие.

Но мы ведь видим, что в последние годы многие православные активисты, вместо того чтобы делать хорошие вещи, как вы говорите, вместо этого они выступают с разнообразными запретительными инициативами. Приведу в пример хотя бы Романа Плюту и его организацию «Православный союз». Он выступал за отмену концертов рок-групп Behemoth и Cannibal Corpse, боролся с выставками Сальвадора Дали и «Тайны тела», жаловался на чтение стихов о любви в трамваях и устраивал православные патрули по клубам на Хэллоуин…
Как вы к этому всему относитесь? Какие есть границы у борьбы с дьяволом? Когда она превращается в инструмент политической цензуры?

— Вот эти все православные борцы, которые со всем борются, борются, борются постоянно… Они больше приносят вреда, нежели пользы. Эти православные активисты, на самом деле они на стороне дьявола. Мы не должны так активно бороться со злом, иначе у нас не будет хватать времени для любви и добрых дел. Если ты начинаешь со всем бороться, то где ты найдешь место для любви? А Христос, Бог — это ведь и есть любовь.

Помните, как в Великую Отечественную войну действовали партизаны? Их никто не видел, не замечал, а они на пользу отечества тихо и незаметно громили врага. Вера православная так и действует. Есть подвижники, которые тихо молятся за мир. Да, о них узнают, к ним едут люди, но они не выходят и не кричат: давайте запретим фильмы и все на свете.

Есть каналы наши с батюшками. Мы не орем, что надо что-то запрещать. Мы в противовес говорим, показываем свою жизнь. Жить с Господом не значит закрыться от всего мира, отстраниться. Мы показываем, что эта жизнь может быть интересной. А вот эта вся кричащая борьба — это на посмешище дьяволу. Это борьба против своей церкви. Это негативно сказывается на ее авторитете. От этого надо отходить.

А как часто в комментариях вы сталкиваетесь с негативом, с троллингом?

— Знаете, в храмах есть прихожане и «захожане». Прихожане — это те, кто постоянно приходят в церковь и видят всю церковную жизнь. И если батюшка оступится раз, то они не будут на него нападать, а будут, наоборот, поддерживать, молиться за него. А есть «захожане», которые придут в церковь, увидят что-то — и начинают сразу осуждать.

Точно так же и на канале моем. Есть прихожане, которые все видят, понимают, радуются, смотрят, оставляют комментарии. А есть «захожане», которые посмотрят отрывок видео и начинают: «Да ты толстый…», «Да ваша церковь, да ваша вера…» и т.д. В общем, с негативом приходят.

Раньше я пытался начинать человека убеждать, разговаривать с ним. Но они не хотят слышать. Я им слово — они мне десять. И я просто перестал обращать на них внимание. Если появляются комментарии, выходящие за рамки приличия, я их сразу удаляю, чтобы другие не искушались и не читали их.

Эти православные активисты, на самом деле они на стороне дьявола

Как реагируют близкие и коллеги на вашу деятельность? Сталкиваетесь ли иногда с непониманием?

— Те, с кем я служу и общаюсь, те, кто меня знает в жизни, — все эти люди к моему видеоблогу относятся абсолютно нормально. Они видят, что я и в жизни, и в YouTube один и тот же. Они понимают меня, помогают, по-доброму относятся к этому.

Но есть, конечно, и те, кто не понимает. И среди священников тоже. Некоторые даже высказывают свои претензии. Строго, сурово и категорично к любой ошибке моей относятся. Сразу начинается: убирай, закрывай, удаляй и т.д.

Но для меня главное, что наш правящий архиерей меня поддержал. Дал ценные указания, направил. Есть поддержка людей, это дает мне силы. Ну а те, кто не понимают, — такие всегда будут, без этого никуда.

Как изменилась ваша жизнь за этот год в режиме влога?

— Это дисциплинирует. Когда ставишь себя под прицел камеры, то понимаешь, что ты должен быть всегда лицом церкви, должен работать над собой, развиваться, не можешь позволить себе слабости. Так что жизнь с духовной и моральной точки зрения, несомненно, меняется к лучшему.

Но так было бы, думаю, и без видеоблога. Я еще в первом классе решил стать священником. И на протяжении всего времени никогда не изменял этой мысли. Только шел вперед, работая над собой, чтобы служить Богу и нести добро в окружающий мир.

Версия страницы для ПК

Пастор

В ней есть что-то особенное. Правильно ли так думать?
Задача пастора в Церкви—руководить и направлять прихожан на истинный путь. Некоторые из прихожан—женщины, которые будут уважать Вас, считать добрым, праведным человеком, кто заботится о них и помогает им в трудные минуты. Эти женщины доверяют Вам и поэтому открывают свои самые сокровенные мысли и чувства. Так начинается новый этап во взаимоотношении между пастором и прихожанином, создающий эмоциональную связь, которая не могла бы образоваться вне этой профессиональной организации. Ваша обязанность заключается в поддержке этого доверия, а не в его злоупотреблении.

Трудности могут возникнуть тогда, когда пастор увлекается одной из прихожанок. Женщина нуждается в духовном совете. Понимая её своеобразный характер и волнующие её проблемы, Вам кажется, что вы искренне можете ей помочь. По воле Святого Духа начало исцеления, несомненно, начнётся. Будьте осторожны и не выходите за границы этого взаимоотношения, чтобы путь к исцелению не превратился в путь к разрушению.

Если Ваше уважение к ней заменяется восхищением её физической красотой, тогда Вы вступаете на опасную территорию. Когда Ваши чувства как советника заменяются желанием интимной связи, тогда Вам надо остановиться и подумать о своих действиях. Даже если первые шаги к исцелению уже сделаны, продолжать эту связь будет рискованно для сохранения доверия между вами. Пока не поздно, остановитесь и направьте её к профессиональному духовному советнику.

Если Вы нарушите эти границы, она никогда не сможет Вам доверять. Независимо от того, как страстно Вы восхищаетесь ею, она не Ваша жена. Никогда не делитесь с ней своими чувствами, а также не старайтесь убедить её, что вашего союза желает сам Бог. Ведя себя таким образом, Вы умышленно грешите, укрываясь маской Божьего посредника, что уже само по себе является искажением правды.

Для тех, кто отворачивается от Бога таким путём, очень часто нет дороги назад. Хотите ли Вы рисковать? Желаете ли Вы падение другого человека?

Как священник Вы несёте духовную ответственность за поддержку высоких норм непорочности. «Братия мои! Не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению». Иакова 3:1(NKJV)

Некоторые священники считают, что являются исключением. Успех своего духовенства они причисляют своим пасторским «особенностям». Они заблуждаются, когда думают, что Бог не обратит внимания на их «незначительную» бестактность; при этом они убеждают себя, что всё хорошее, что они делают для духовенства, перевесит «небольшие недостатки», если о них станет известно. Ослеплённые грехом, они дерзко бросаются вперёд на пути к безвозвратности.

Вы несёте огромную ответственность как представитель Бога в Церкви. Бог не относится к совершению такого греха пренебрежительно, и Вы как Его представитель не должны тоже.

Я в первый раз почувствовал такую любовь.
Говорить такие вещи очень неосторожно, даже если Вы на самом деле так себя чувствуете. В данной ситуации это является одной из форм духовной манипуляции и контроля. Говоря такие вещи, Вы только приведёте её в замешательство. Она нуждается в помощи, поэтому, пожалуйста, не подведите её доверия к Вам.

Независимо от того, что Вы чувствуете, открытие ей своей души всегда будет считаться неподобающим.

Но я так счастлив.
Хотя Бог и желает Вашего счастья, аморальная связь не соответствует Божьему слову. Этот грех может разрушить не только годами приобретённое уважение, но также и поддерживаемое Вами духовенство. Вы духовный отец Божьим ученикам и должны смотреть за Его паствой. Не превращайтесь в волка, скрывающегося под овечьей шкурой.

Её муж не относится к ней так, как она того заслуживает. Я могу её оценить.
Даже если это и так, разве это оправдывает Ваше поведение? Как Вы сможете иметь с ней настоящую любовную связь, основанную на лжи, измене и уловках?

Поощряя разногласие между ней и её мужем вместо помощи, Вы нарушаете священную клятву, данную Вами как священником.

Даже если бы она и решила оставить своего мужа ради Вас, как она сможет доверять Вам, зная Ваш обманный образ действий?

Чтобы избежать падения в грех:

  1. Иметь доверенное лицо, с которым можно честно делиться своими слабостями.
  2. Оставлять двери и окна кабинета открытыми.
  3. Использовать письменный стол в качестве барьера между Вами и клиентом.
  4. Избегать любого случайного физического контакта.
  5. Консультировать только пары или членов одного пола.
  6. Никогда не считать себя неуязвимым. При особых обстоятельствах любой пастор может поддаться искушению и злоупотреблению власти. Для примера предположим, что врач будет поддерживать своего пациента лучше больным, чем здоровым, с помощью лекарства, выписанного согласно его денежным интересам. Из этого примера видно, как несправедливо это бы было.

Однако ситуация между пастором и прихожанином осложняется тем, что в неё включены не только чувства и эмоции, а также и духовные компоненты. Когда женщина нуждается в духовном совете её пастора, а он в свою очередь искажает правду для пользования её эмоциональной и физической слабостью—разве это не насилие?

Очень часто подразумевается, что это женщина преследует пастора. Его власть притягивает её к нему. Она совращает его, чтобы он согрешил. Конечно, женщина может быть привлечена к его влиянию. Нужно только задать один вопрос: преследовала бы его эта женщина, если бы он не был пастором? Согласно фактам, ответ будет отрицательный. Поэтому пастор должен понимать, что без его духовной регалии и авторитета он не будет считаться потенциальной » мишенью» для женщин. При любых обстоятельствах факт остаётся фактом—пастор или духовный руководитель всегда считается ответственным за поддержку здоровых, надёжных и приличных отношений между ним и его прихожанами.

Пастор, в конце концов, тоже простой человек.
Мы все делаем ошибки. Почему эта ошибка должна отличаться от другой? В случае, когда профессиональный советник или психотерапевт вступает в половые связи со своими клиентами, такая ошибка считается криминальным поступком. Этот советник может лишиться своего удостоверения и даже попасть в тюрьму. То же самое относится к взаимоотношениям между доктором и больным или учителем и студентом. Поддержка половых связей со своими клиентами идёт против норм профессионального этикета и в некоторых случаях считается противозаконным. Проступок пастора считается наиболее тяжёлым потому, что он представляет не только духовную власть и силу, но также обязан поддерживать высокий уровень ответственности согласно занимаемой им церковной должности. Это духовное преступление высшего разряда. Такая ошибка, сделанная представителем нашего Спасителя, не может быть поставлена на одном уровне с ошибкой, сделанной человеком без преданности Богу и духовных должности и опыта. Бог требует от своих представителей более высоких стандартов. Пастор—это не «простой человек», он—»посланник от имени Христова, и как бы сам Бог увещевает через него». 2 Коринфянам 5:20

Многие ошибочно полагают, что, когда пастор или духовное лицо замешаны в физической близости с членом их паствы, это считается «романом».

Нет ничего более далёкого от истины!

«Когда священники злоупотребляют доверием людей и губят их души, они считаются более виновными, чем простой грешник, так как у них профессия более высокого уровня». (Testimonies for the Church, Volume 5—Сведения для Церкви, Том 5)

Знаете ли Вы предупреждающие признаки?

  1. Ожидаете ли Вы как пастор с большим нетерпением встречи с определённым клиентом? Почему?
  2. Фантазируете ли Вы об этом клиенте, спрашивая себя » вот если бы…» об её доступности?
  3. Встречаетесь ли Вы с этим клиентом вне планированных консультаций и в непривычных местах?
  4. Заканчиваете ли Вы свои консультации с этим клиентом по графику или назначаете приёмы с неограниченным временем?
  5. Делитесь ли Вы своими беседами или расписанием посещений со своей женой и/или секретарём (без нарушения конфиденциальности)?

Ответственность считается не только ценной, но и необходимой.

Примечание:насилие совершается не только пастором. Те же принципы применяются к любому человеку, который играет роль духовного руководителя (церковный староста, дьякон, учитель и т.д.), либо формально работает на Церковь или на общественных началах.

  • Russian
  • Об Организации
  • Жертва
  • Помощь пастору
  • Молодёжь
  • Пастор
  • Помощь жене пастора
  • Прихожане и Церковь
  • Контакты