Почему вселенная существует

Поделиться:

Лжец знает правду о некотором объекте или высказывании, но всегда говорит ложь. Лжецу задали вопрос: «Почему существует нечто, а не ничто?» Лжец ответил на этот вопрос так: «Существует Нечто, а не ничто» Какое заключение следует из такого ответа?

Допустим, что в мире нет ничего. Значит, нет никаких правил, потому что правила – это все-таки «нечто». Если никаких правил нет, то все позволено. Если все позволено, то что запрещено? Ничто! То есть если бы в мире ничего не было, то Ничто было бы запрещено. Таким образом, Нечто должно существовать. Что и требовалось доказать.

Лоренс Краусс:

«Законы физики, как мы понимаем их сегодня, допускают, что наша Вселенная образовалась из ничего – не было ни времени, ни пространства, ни частиц, ничего, о чем бы мы знали».

Стивен Хокинг, «Великий замысел»:

«Если полная энергия Вселенной должна всегда оставаться нулевой, и необходимо затратить энергию, чтобы создать тело, как может вся Вселенная быть создана из ничего? Вот почему должен существовать такой закон, как гравитация. Так как гравитация притягивает, то энергия гравитации является отрицательной. Необходимо произвести работу, чтобы разделить гравитационно связанную систему, такую как Земля и Луна. Эта отрицательная энергия может быть сбалансирована положительной энергией, необходимой чтобы создать материю, но все не так просто. Отрицательная гравитационная энергия земли, к примеру, меньше, чем положительная энергия миллиардов частиц, из которых она состоит. Тело, такое как звезда, будет иметь больше отрицательной гравитационной энергии, и чем меньше она (частицы, из которых она состоит, находятся ближе друг к другу), тем больше будет ее отрицательная гравитационная энергия. Но прежде, чем отрицательной гравитационной энергии может стать больше положительной энергии вещества, звезда сколлапсирует в черную дыру, и черная дыра будет иметь положительную энергию. Вот почему пустое пространство стабильно. Тела, такие как звезды или черные дыры, не могут так просто появляться из ничего. Но целая Вселенная может!».

физика, свет, макс планк, квант, история, квантовая теория, математика, вселенная, теория относительности Квантовая теория поля озадачила ученых: а что же такое вообще взаимодействие? Иллюстрация

Классическая наука, безусловно, предполагает существование внешнего мира, свойства которого определены и независимы от наблюдателя. Объекты существуют и имеют такие физические свойства, как скорость и масса, поддающиеся количественному измерению. В классической науке теория старается описать объекты и их свойства, причем все измерения и человеческие ощущения должны укладываться в эти теории. И наблюдатель, и наблюдаемое существуют в объективной реальности и принципиально не различаются. Специальная теория относительности оставалась классической, поскольку признавала: безусловное соответствие модели и реальности и возможность только одной модели (набора правил или законов) Вселенной.

Таков принцип научного реализма.

Сгустки абстрактных свойств

Согласно теории Альберта Эйнштейна, мы наблюдаем в трехмерном пространстве проекции того движения, которое происходит в пространстве четырехмерном. Это подводит к мысли об искажении нашего восприятия, о возможности большего количества измерений и наложения разных моделей. В каких-то из них действует механика Ньютона, в каких-то – теория электромагнитного поля, а где-то – теория относительности. По сути, это уже и есть модельно-ориентированный реализм, оставалось лишь ввести принцип неопределенности – но с этим принципом квантовой механики создатель специальной и общей теории относительности так и не смог смириться.

Он увязал не только пространство и время: знаменитая формула E=mc2 доказала единство материи и энергии. Число элементов, составляющих Вселенную, сократилось до материи-энергии, проявляющейся в пространстве-времени. Не только «наше» пространство-время может быть искаженной проекцией более сложной системы координат, сама материя-энергия изначально искажена!

В науке последних десятилетий формируется принцип модельно-зависимого реализма, восходящий еще к Нильсу Бору в квантовой физике. Согласно этому принципу, для того чтобы наиболее адекватно описать физический объект, относящийся к микромиру, его нужно описывать во взаимоисключающих, дополнительных системах описания, например одновременно и как волну, и как частицу. Наша классическая логика оказывается недостаточной для описания внешнего мира.

Нильс Бор использует, казалось бы, очень простое средство: признает допустимым взаимоисключающее употребление двух языков, каждый из которых базируется на обычной логике. Они описывают исключающие друг друга физические явления, например непрерывность и дискретность (атомизм) световых явлений. Принцип дополнительности – это, собственно, признание того, что четко построенные логические системы действуют как метафоры, а свет является и потоком частиц, и волной одновременно.

Модельно-зависимый реализм допускает сосуществование нескольких моделей, если все они достаточно точно объясняют и предсказывают события. «Новый» реализм позволяет пользоваться той моделью, которая подходит в данной ситуации. Также модельно-зависимый реализм признает огромную роль наблюдателя.

С открытия электрона начинается – и продолжается до сих пор – изучение внутреннего строения атома. Квантовая теория показала, что составляющие атом субатомные частицы (электроны, протоны и нейтроны) ведут себя скорее как сгустки абстрактных свойств, чем как маленькие бильярдные шарики материи. На каждом более глубоком уровне то, что считалось материей, оказывается чистой структурой. Последним достижением в этом многовековом процессе дематериализации природы является теория струн, которая строит материю из чистой геометрии.

Вслед за протонами и нейтронами, существование которых доказано экспериментально, в модель были добавлены кварки. Они не могут существовать в свободном виде – лишь в группах из трех (протоны и нейтроны) или парами (кварк и антикварк). Затем у этих частиц обнаружилось много подвидов и свойств; появились частицы-переносчики взаимодействий (хорошо знакомые фотоны, переносчики электромагнитных взаимодействий, а также бозоны и глюоны). К сегодняшнему дню открыто более 300 частиц, большинство из них нестабильно и распадается за доли секунды.

Ищите третьего

В отличие от теории относительности, корректировавшей законы Ньютона, квантовая механика описывает состояния, к которым законы Ньютона (и вообще жестко зафиксированные законы) не применимы. Из корпускулярно-волнового дуализма Вернер Гейзенберг в 1926 году вывел принцип неопределенности. Этот принцип гласит, что определенные пары свойств (так называемые канонически сопряженные переменные) связаны друг с другом таким образом, что не могут быть точно вместе измерены. Одна такая пара переменных – координаты и импульс частицы: чем точнее вы установили положение частицы, тем менее точно вам известно значение ее импульса, и наоборот. Другой парой переменных являются время и энергия: чем точнее вам известен промежуток времени, в течение которого произошло какое-то событие, тем меньше вы знаете об энергии, связанной с этим событием.

Квантовая теория поля озадачила ученых: а что же такое вообще взаимодействие? Действительно, скажем, две частицы провзаимодействовали. А как это произошло? Квантовая теория поля говорит: если видите, что две частицы взаимодействуют – ищите третью. Ведь взаимодействие – это по факту обмен между частицами, из которых состоит вещество, другой частицей, которую мы называем обменным бозоном.

Итак, получены две изумительные теории, которые описывают гравитацию на макромасштабах и взаимодействие частиц на микромасштабах, которые позволяют делать точные расчеты и объясняют многие неразрешимые до этого феномены. Но они абсолютно не стыкуются друг с другом. Если для трех из четырех фундаментальных взаимодействий мы смогли расписать их поля и, изощрившись математически, получить на кончике пера эти самые обменные бозоны, то для гравитации это сделать не удается до сих пор. Поиск особых частиц, ответственных за гравитацию (гравитонов), пока остается безуспешным.

Континуум оказался прерывистым, прямая линия – отнюдь не кратчайшим путем в нем, во Вселенной обнаружились черные дыры, откуда не могут высвободиться ни одна частица и ни один квант энергии. Они же, по предположению Стивена Хокинга, могут оказаться кротовыми норами, ведущими… Куда? В другую часть Вселенной? В другую точку пространства-времени? В иную вселенную или в состояние до появления мира?

Помимо двух давно известных видов взаимодействий – гравитации и электромагнетизма в природе наблюдаются также сильные и слабые ядерные взаимодействия. С середины ХХ века физики пытаются восстановить единую картину мира.

Теория Всего, будучи созданной, заведомо отличалась бы от классической, где принцип неопределенности невозможен. Вопрос в современной научной картине мира остается открытым – возможно ли найти связь между событиями космического уровня и квантовой механикой? Тот принцип, который объединял бы их? Или точку, где они совпадают?

Реальная тень нереальных объектов

Вопреки человеческой интуиции ни фундаментальные параметры, ни законы природы не обусловлены логическими или физическими принципами. В различных уголках мультивселенной параметры могут принимать множество значений, а законы иметь любую форму, допускаемую математически.

Один из радикальных платонистов, американский космолог и математик Макс Тегмарк верит в то, что Вселенная по своей сути имеет математическую природу, а также в то, что математические сущности абстрактны и неизменны в любых возможных мирах. Тегмарк утверждает, будто каждая математическая структура, обладающая непротиворечивым описанием, существует в реальном физическом смысле. Каждая из этих абстрактных структур представляет собой параллельный мир, а все вместе эти параллельные миры образуют математическую мультивселенную.

«Элементы этой мультивселенной не находятся в одном и том же пространстве, но существуют вне пространства и времени», – отмечает Тегмарк. По его мнению, их можно представить себе в виде «статичных скульптур, представляющих математическую структуру физических законов, которые ими руководят».

Математики размышляют о бесконечностях, кристаллических когомологиях и множествах Мандельброта, которые не существуют в нашем пространстве-времени, то есть являются нематериальными. Точка, линия и круг также не представляют собой реальных физических сущностей. Однако и к области сознания (человеческому мозгу) они тоже не относятся, ибо ограниченный нейронной структурой ум математика никак не может вместить весь бесконечный ряд чисел или представить идеальные геометрические формы наподобие шара или параллелепипеда.

Так в каком смысле математические понятия существуют? Ответ зависит от того, что мы понимаем под словом «существование». Древнегреческий философ Платон ответил бы, что математические понятия существуют в реальности. Более того, он считал, что математические объекты неизменны и не подвержены течению времени, а значит, более реальны, чем объекты, доступные нашему непосредственному восприятию. С точки зрения Платона, подобные математические формы и составляют истинную реальность, а все остальное – всего лишь отбрасываемая ею тень.

Разумеется, абстрактные идеи – например, идеи чисел и множеств – не могут использоваться в объяснении обычных причинно-следственных связей: нельзя сказать, что число «пи» привело к сингулярности – Большому взрыву. Однако в случае объяснения существования мира в целом стоит ли автоматически отвергать конечную причину, выраженную абстрактно и математически?

В современной науке есть одно недоказанное допущение: любое объяснение всегда должно включать физические объекты. Согласно этому допущению, для объяснения определенного факта (например, факта существования Вселенной в целом) нужно прибегнуть к другим фактам физической реальности. Но что, если причину существования мира в целом следует искать в области таких не-фактов и не-объектов, как логические законы, математические понятия или принцип неопределенности из квантовой физики?

Создание всеохватывающей теории Всего было мечтой Эйнштейна, однако он так и не увидел ее осуществления. Над Теорией Великого Объединения продолжали работать физики и второй половины ХХ века. Такая единая теория Всего будет более общей по отношению к частным теориям, которые она заменит в силу большей простоты.

Вместо постулирования четырех сил, каждая из которых подчиняется своему набору законов, будет всего одна сила, а стало быть, один набор законов. Подобная единая теория может оказаться максимально близкой к полному физическому объяснению того, почему мир таков, какой он есть. И все равно в ней не будет ответа на то, почему эта теория окончательна, поэтому она не удовлетворяет принципу достаточного основания Лейбница, который требует наличия объяснения для каждого факта. Почему именно эта сила, именно этот закон? Ведь для каждого истинного утверждения должно быть основание, почему оно истинно, а для каждого существующего явления или события должна быть причина, почему оно существует.

Окончательная теория Всего обещает заглянуть гораздо дальше современной физики в прояснении вопроса о происхождении Вселенной и человека. Например, она может показать, как пространство и время появились из более фундаментальных сущностей, о которых мы пока не имеем и понятия. Однако непонятно, как даже окончательная теория могла бы объяснить, почему существует Вселенная, а не Ничто. Разве законы физики или математические уравнения могут как-то сообщить Пустоте, что в ее чреве зреет Бытие? Если это так, то где живут сами законы физики и математики?

Физики, ведомые своим чувством математической красоты, ищут все более и более фундаментальные принципы, позволяющие связать стандартную модель с общей теорией относительности Эйнштейна во всеобъемлющую окончательную теорию.

А может, законы – не просто описания реальности, а сами по себе имеют независимое существование? В отсутствие пространства, времени и материи на каких нематериальных сущностях они могут быть записаны? Если носитель математики – это ум, означает ли это, что ум должен предшествовать Вселенной?

Если фундаментальные законы физики, подобно вечным и неизменным формам в теории идей Платона, обладают собственной реальностью, то это приводит к новой загадке – точнее, к двум загадкам. Что придает этим законам их силу, что оживляет их? Ведь даже Платону понадобился божественный демиург, чтобы выполнить работу по созданию мира в соответствии с планом, представленным формами. Вторая загвоздка относится к еще более фундаментальному основанию: почему существуют именно эти, а не какие-то другие законы?

Если никакая окончательная теория не сможет объяснить тайну бытия, то, как написал физик Стивен Вайнберг в книге «Первые три минуты», хотя бы попытка познать Вселенную станет для нас «одной из очень немногих вещей, которые приподнимают человеческую жизнь над уровнем фарса и придают ей черты высокой трагедии».

Ростов-на-Дону

вселенная, физика, теория большого взрыва Идея скрытой космической алгебры расширяет диапазон возможных объяснений существования мира. Иллюстрация

«Законы физики, как мы понимаем их сегодня, допускают, что наша Вселенная образовалась из ничего – не было ни времени, ни пространства, ни частиц, ничего, о чем бы мы знали». Лоренс Краусс

Если никакая окончательная теория не сможет объяснить тайну бытия, то, как написал нобелевский лауреат, физик Стивен Вайнберг, хотя бы попытка познать Вселенную станет для нас «одной из очень немногих вещей, которые приподнимают человеческую жизнь над уровнем фарса и придают ей черты высокой трагедии». И все‑таки, откуда взялась Вселенная? Что было до Большого Взрыва? Было ли Ничто? Почему и куда оно исчезло? Идея, будто все это возникло из Ничего, противоречит логике и здравому смыслу.

Голый факт, висящий в воздухе

В философии существует два вида истины: логическая и эмпирическая. Эмпирическая истина определяется данными, полученными от органов чувств и в результате эксперимента. Именно такими истинами занимается наука. Логическая же истина, напротив, определяется только значениями слов и понятий, и закон, выражаемый такой истиной, например «среди людей есть как самый высокий, так и самый низкий человек», – является всего лишь лингвистическим законом.

Пытаясь ответить на вопрос, почему существует Вселенная, наука сталкивается с логической проблемой: если космос заключает в себе все, что физически существует, тогда научное объяснение должно включать какую‑то физическую причину, однако любая физическая причина по определению является частью той Вселенной, которую и требуется понять. Таким образом, любое научное объяснение существования Вселенной замыкается в порочный круг. Наука может проследить путь развития Вселенной вплоть до сингулярности Большого Взрыва и инфлюирующего вакуума – но в конце концов заходит в тупик. Она не в состоянии объяснить происхождение первоначального физического состояния из Ничего.

Когда ученый слышит подобную аргументацию, он обычно пожимает плечами и говорит, что Вселенная попросту существует, и баста. Представитель логического позитивизма Альфред Айер перефразировал вопрос, спрашивая, какое событие предшествовало всем событиям? И отвечал на него: «Ни одно конкретное событие не может предшествовать всем событиям, поскольку оно входит в класс всех событий и не может им предшествовать». Большинство современных философов и ученых, включая Стивена Хокинга, встают на сторону Альфреда Айера.

Вопрос о причине существования мира лежит за пределами возможностей науки, ведь научное объяснение может лишь обосновать какую‑то область пространства и времени на основе других областей и никогда не сможет охватить целиком всю реальность. Вопрос «Почему существует Нечто, а не Ничто?» скорее относится к логическим истинам, нежели к научным. Поэтому и само существование мира может быть лишь голым фактом, как бы висящим в воздухе.

Вселенная математиков

Если мы отставим в сторону гипотезу Бога, то какие варианты ответа на загадку существования мира нам остаются? Британский физик‑теоретик Стивен Хокинг разрабатывал теоретическую модель, согласно которой Вселенная, хоть и ограничена во времени, полностью содержится внутри себя самой, не имея ни начала, ни конца. Такой модели не нужен Творец – ни божественный, ни какой‑либо еще. Интуитивно мы не можем этого понять, ведь у всего, что существует, должна быть какая‑то причина и ничего не может быть причиной самому себе.

Означает ли это, что в попытках объяснения мы обречены выбирать между Богом и слепым случаем? Есть еще один подозреваемый – чистая математика. Не только космологи, но и математики размышляют о бесконечностях, кристаллических когомологиях и множествах Мандельброта, которые не существуют в нашем пространстве‑времени – то есть они нематериальны. Однако и к области сознания они тоже не относятся, ибо, ограниченный нейронной структурой мозга, ум математика никак не может вместить бесконечный ряд чисел или представить идеальные геометрические формы.

Так в каком смысле математические понятия существуют? Ответ зависит от того, что мы понимаем под словом «существование». Древнегреческий философ Платон (а с ним заодно и современный физик Роджер Пенроуз) ответил бы, что математические понятия существуют в реальности. Более того, он считал, что если математические объекты неизменны и не подвержены течению времени, то значит, более реальны, чем объекты, доступные нашему непосредственному восприятию. С точки зрения Платона, подобные математические формы и составляют истинную реальность, а все остальное – всего лишь отбрасываемая ею тень.

Разумеется, абстрактные идеи не могут использоваться в объяснении обычных причинно‑следственных связей: нельзя сказать, что число пи привело к Большому Взрыву. Однако в случае объяснения существования мира в целом стоит ли автоматически отвергать конечную причину, выраженную абстрактно и математически?

В современной науке есть одно недоказанное допущение, будто любое объяснение всегда должно включать физические объекты. Согласно этому допущению, для объяснения определенного факта (например, факта существования мира в целом) нужно прибегнуть к другим фактам физической реальности. Но что, если причину существования мира в целом следует искать в области таких не‑фактов и не‑объектов, как логические законы, математические понятия или принцип неопределенности из квантовой физики?

Идея скрытой космической алгебры расширяет диапазон возможных объяснений существования мира. Возможно, нам все‑таки не придется выбирать между Богом и Случаем. Возможно, существует некое нерелигиозное и даже ненаучное объяснение существования мира, и мы его можем обнаружить, используя не факты физической реальности, а исключительно ум.

Вселенная начинающего физика

Откуда все‑таки взялась наша Вселенная? Не указывает ли факт ее существования на действия некой высшей созидательной и интеллектуальной силы? Идея о сотворении космоса неким разумным существом может показаться примитивной, а то и просто идиотской. Теория американского физика русского происхождения Андрея Линде, которая соперничает с теорией Большого Взрыва, заявляет, что создать Вселенную не так уж трудно: это не потребует ни ресурсов космического масштаба, ни участия сверхъестественных сил. Возможно, что цивилизация, ушедшая в развитии дальше нашей, способна создать Вселенную в лаборатории (этого среди прочих боялись противники запуска Большого адронного коллайдера в Церне).

Андрей Линде утверждает, что достаточно всего 100-тысячной части грамма материи (100-миллионная доля килограмма), чтобы дать начало такой Вселенной, как наша. Этого хватит, чтобы создать маленький кусочек вакуума, который взорвется в миллиарды галактик, наблюдаемых сейчас. Именно так работает его модель: вся материя Вселенной возникает из отрицательной энергии гравитационного поля, а это поле разбрасывает ее дальше по пустому пространству, будто краску из пульверизатора. Такая теория способна объяснить, почему мир, в котором мы живем, так далек от совершенства. Нашу Вселенную сотворил не всесильный Бог, а начинающий физик!

Прежде чем углубиться в загадку существования, было бы справедливо отдать должное пустоте. Как писал немецкий философ Макс Шелер, «тот, кто не заглянул в бездну абсолютного Ничто, совершенно неспособен почувствовать невероятную радость осознавания, что существует Нечто, а не Ничто». А что, если Ничто тоже существует?

Мартин Хайдеггер переформулировал вопрос «Почему существует Нечто, а не Ничто?» в вопрос «Почему существует мир, а не единственно я?». Странно, что вроде бы вечный вопрос «Почему существует Нечто, а не Ничто?» долгое время на протяжении истории человечества никто не задавал в такой форме.

Альберт Эйнштейн был убежден, что Вселенная не только вечна, но и неизменна, и озадачен, когда, приложив общую теорию относительности к пространству‑времени как целому, обнаружил нечто совершенно противоположное: Вселенная должна или расширяться, или сжиматься. Наблюдения американского астронома Эдвина Хаббла подтвердили модель расширяющейся Вселенной и мысли Эйнштейна: оказалось, что все наблюдаемые галактики от нас удаляются.

Как теория, так и наблюдения приводили к одному и тому же выводу: когда‑то Вселенная внезапно появилась. В 1965 году два исследователя из «Белл телефон лабораторис» случайно обнаружили микроволновое излучение, которое оказалось отголоском Большого Взрыва. У Вселенной все‑таки было начало!

Был у Вселенной творец или не было, но сам факт, что она возникла в какой‑то момент в прошлом, выглядит насмешкой над идеей самодостаточного античного космоса: если нечто существует согласно собственной природе, то логично предположить, что оно вечно и неизменно. Но ко Вселенной это не относится: точно так же, как она внезапно появилась в результате Большого Взрыва, расширилась и развилась до нынешнего состояния, она может исчезнуть в неком отдаленном будущем в результате большого сжатия или тепловой смерти. Таким образом, с открытием Большого Взрыва стало труднее отмахнуться от вопроса «Почему существует Нечто, а не Ничто?».

Может быть, именно слово «ничто» как предельно абстрактное понятие делает этот вопрос современным…

Победа Нечто над Ничто

В ХХ веке в физике произошло сразу два революционных открытия. Теория относительности Эйнштейна показала, что у Вселенной было начало. Квантовая механика подвергла сомнению саму идею причины и следствия: события на атомном и субатомном уровнях происходят случайно, что нарушает классический принцип причинности и открывает принципиальную возможность возникновения Вселенной из чистой случайности.

Возможно, мир возник сам по себе из абсолютного Ничто, как в модели Андрея Линде. Все сущее может быть результатом случайной квантовой флуктуации пустоты – победа Нечто над Ничто вполне могла быть результатом слепого случая. Ведь возможно почти бесконечное множество способов существования Нечто (например, миры, где 500 измерений) и всего лишь один способ существования Ничто. Готфрид Лейбниц в свое время сделал в сторону Ничто реверанс, заметив, что Ничто проще и легче, чем Нечто. Если допустить, что все возможные миры получили равный шанс в космической лотерее, то с очень высокой вероятностью одно из многих случайных Нечто выиграет у одинокого и жестко определенного Ничто.

В классической физике, располагая полными данными о настоящем моменте, можно восстановить полную картину прошлого. Это соответствует нашему интуитивному убеждению в существовании определенного прошлого. Но квантовая физика утверждает, что при самом детальном наблюдении настоящего ненаблюдаемое прошлое неопределенно и представляет собой сумму предысторий.

В середине 1940‑х годов это коренное отличие квантовой механики от классической сформулировал Ричард Фейнман: в ньютоновской механике движущиеся предметы проходят через фильтр с двумя отверстиями строго определенным путем. Но если на фильтр направить пучок частиц (или даже одну частицу), они пройдут через эти отверстия всеми мыслимыми путями, и прямым, и через Альфу Центавра, и через соседний гастроном, пройдут в одно отверстие, выйдут через другое и снова войдут.

Вместо классического детерминизма квантовая физика имеет дело со случайностью и вероятностью. Но эта фундаментальная случайность, так беспокоившая Эйнштейна, все же поддается математическому описанию. Фейнман ввел понятие «суммы предысторий» – это все возможные пути частиц, по итогам которых мы наблюдаем результаты эксперимента. Мы не можем достоверно предсказать не только будущее, но также и прошлое – как именно частица попала в конечную точку, но мы можем рассматривать совокупность всех возможных путей. В итоге основным методом квантовой физики стала «сумма альтернативных историй», то есть учет всех путей с расчетом вероятности каждого.

А поскольку ненаблюдаемое прошлое неопределенно, а наблюдение меняет поведение системы, то выводимое из наблюдений прошлое еще и изменено по сравнению с ненаблюдаемым: наблюдая за системой, мы меняем не только ее настоящее, но и прошлое.

В каком экстремуме квантовые законы и, как следствие, исчезновение измерения времени могут проявиться на уровне Вселенной? Очевидно, когда Вселенная сравнима размерами с атомным ядром. Именно это подразумевает теория Большого Взрыва: все начинается с сингулярности – точки, в которой температура, плотность и искривление Вселенной были бесконечны. В самом начале космической истории весь мир находится в состоянии бесконечного сжатия и стянут в точку – в сингулярность. Общая теория относительности Эйнштейна утверждает, что форма пространства‑времени определяется распределением энергии и материи. И когда энергия и материя бесконечно сжаты, то пространство‑время тоже сжато – оно просто исчезает.

Здесь теория Эйнштейна прерывается и не может предсказать начало Вселенной и начало времени. В точке сингулярности действуют законы квантовой механики: частицы движутся всеми возможными путями, и Вселенная может иметь бесконечное множество предысторий.

Общая теория относительности объединяется с квантовой теорией: искривление времени‑пространства настолько велико, что все четыре измерения ведут себя одинаково. Иными словами, времени как особого параметра нет. А если времени нет, то нет и возможности говорить о начале Вселенной во времени, что устраняет проблему творения из Ничего.

Квантовый мыльный пузырь

Идея, что мир содержит в себе ключ к собственному существованию, а стало быть, существует по необходимости, а не в силу случайности, созвучна размышлениям метафизически настроенных физиков, таких как британский физик Роджер Пенроуз. Он считает, что без человеческого разума мир не мог бы быть причиной самого себя. Хотя на первый взгляд мы являемся лишь ничтожно малой частью космоса, именно наше сознание превращает мир как целое в реальность.

Существует даже точка зрения на появление человека, согласно которой эволюция сознательной жизни на нашей планете обусловлена подходящими мутациями. Предположительно это были квантовые события, поэтому они могли бы существовать только в виде линейной суперпозиции до тех пор, пока не довели эволюцию до мыслящих существ, самое существование которых зависит от всех «правильных» мутаций, имевших место в действительности. Именно наше присутствие, согласно этой идее, вызывает к существованию наше прошлое. Концепция называется теорией «партисипаторной» Вселенной, выдвинута она физиком Джоном Уилером в 1938 году.

В этой гипотезе, более общая версия которой называется «частным антропным принципом», реальность образована самоподдерживающейся петлей причинности: мир создает нас, а мы, в свою очередь, создаем мир.

Удивление, вызываемое в нас фактом существования Вселенной, может превратиться в восхищение, когда мы начнем понимать, что причиной ее существования являемся мы сами. Наше легкое беспокойство о хрупкости всего существующего и главенстве небытия может уступить место уверенности в том, что мир окажется гармоничным, ясным и интеллектуально надежным.

Или же, напротив, нас охватит космический ужас, когда мы осознаем, что все окружающее нас – всего лишь квантовый мыльный пузырь, появившийся в результате случайности и могущий в любой момент лопнуть, без всякого предупреждения. И тогда наше нынешнее ощущение потенциального могущества человеческой мысли может уступить место смиренному принятию пределов разума или восхищению его прыжкам и полетам – или и тому и другому одновременно.

sinonim.org - качественный поиск

1. Синонимы строкой. 2. Скрыть словосочетания. 3. Предложения «до бесконечности». 4. , . 5. Рифмы. 6. Находите больше синонимов, нажимая на слова.
Синоним Начальная форма Частота
1 долгое время (20) 1195.21
2 в течение длительного времени (19) 475.047
3 длительное время (16) 444.764
4 без конца (53) 296.712
5 долго (49) долго, долгий 253.1
6 в течение долгого времени (17) 167.443
7 продолжительное время (17) 85.0474
8 часами (18) часами, часы, час 72.5
9 целую вечность (18) 71.9003
10 в течение продолжительного времени (17) https://sinonim.org/ 43.1329
11 веки вечные (15) 42.5565
12 бесконечно (68) бесконечно, бесконечный 23.9
13 до второго пришествия (17) 11.3216
14 целый век (20) 8.78095
15 до морковкина заговенья (13) 2.424
16 до греческих календ (12) 1.82725
17 длинная песня (16) 1.48335
18 долгая песня (15) 1.25735
19 in infinitum (1) 1.0642
20 нескончаемо (39) нескончаемый https://sinonim.org/ 0.5
21 пока рак на горе свистнет (11) 0.2748
22 ад инфинитум (1) 0.174
23 это долгая песня (12) 0.1059
24 это длинная песня (12) 0.03185

Не нашли нужный синоним?

1. Предложения «до бесконечности». 2. , . 3. Рифмы.

С тем же началом: до безумия, до безобразия, до беспамятства, до белого каления, до беды недалеко

С таким же окончанием: знак бесконечности

Слова по отдельности: до, бесконечности

Другие слова на букву д

Синонимы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я

Наверх Словарь синонимов Словарь ассоциаций онлайн

Поделиться

  • Средняя частота фразы «до бесконечности» на миллион употреблений: 216 раз. Букв/символов: 16.
  • Поиск занял 0.012 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы, антонимы, ассоциации и предложения (нажмите Ctrl+D).

Случайное: исхудавший, костей не соберешь, резковатый