Позиция миссионера

Какой бы насыщенной и красочной не была КАМАСУТРА для многих сексуальных партнёров самой любимой остаётся миссионерская позиция. С миссионерской позы начинается первое знакомство с половой жизнью. Поза, в которой мужчина находится сверху женщины по праву относится к самым романтическим и удобным позам. Однако, название – «миссионерская», как и корень слова «миссионер» не имеет нечего общего с половым актом. Почему всё-таки популярная позиция зовётся миссионерской?

«Ахи– вздохи» в кротости и смирении i

Название самой распространённой сексуальной позы берёт корни с давних времён. Набожные христиане – католики считали секс – «греховным делом». В старину ярые христиане считали, что единственное предназначение секса – это продолжение рода.

При создании людей Господь завещал: «плодитесь и размножайтесь» и Адам с Евой послушались божьего слова. По раздумьям религиозных фанатиков пара совокуплялась только в миссионерской позе. До своего грехопадения. Именно, при вкушении запретного плода, появилась похоть, разврат, наслаждение сексом и многообразие сексуальных поз.

Набожные люди должны заниматься «супружеским долгом» в кротости и смирении. Позиция: мужчина сверху идеально подходит для подобного занятия. Отчего получила такое скромное название.

Подсмотретьза миссионерами2

Существует другая версия, почему позиция миссионерская имеет такое название. Много лет назад лютеранцы и англиканы путешествовали по белому свету, распространяя слово Божие. Они навещали туземцев, странствуя со своими супругами.

В один прекрасный день, некто из туземцев, застал христианскую чету за исполнением супружеского долга. Мужчина лежал сверху на женщине, раздвинув её ноги. Удивлению туземцев не было предела. Они то совокуплялись со вторыми половинками как кролики и собачки, изощряясь в эротических позах. Такую милоту туземцы тут же окрестили «миссионерской позой».

ВДревней Руси мужчины «на коне»3

Наши предки тоже считали миссионерскую позициюединственно – правильной. Но руководствовались жители Древней Руси несколькоиными стереотипами. Позицию называли «наконе». Такое расположение сексуальныхпартнёров подчёркивало главенство мужчины над женщиной. Бывали времена, когдаинициатива женщины в сексе преследовалась властями. Если страстная дамочка вскарабкивалась наверхи принимала позу «всадницы», она обрекала себя на наказание, в которое входилиежедневные поклоны до земли и трёхлетнее покаяние.

Достоинствамиссионерской позы4

Миссионерская позиция имеет ряд преимуществ.Она идеальна для занятий любовью, партнёры действительно любят друг друга, а непросто удовлетворяют сексуальные позывы. Самыми главными плюсами позы стоит назватьследующее:

  • Страстный взгляд. Любовники могут наслаждаться не только телами, но и взглядами друг друга. Мужчина и женщина пожирают глазами дорогие лица, следят за выражением страстного лица, чем усиливают возбуждение и страсть.
  • Томные поцелуи. Миссионерская поза даёт возможность нацеловаться всласть. Для влюблённой пары поза идеальна. Нежные поцелуи передают гамму чувств, действуют возбуждающе и чувственно на партнёров.
  • Шёпот, милая болтовня. Во время миссионерской позы, мужчина и женщина могут перекидываться страстными фразочками, шептать на ушко тёплые или возбуждающие слова. Что может быть прекраснее, чем слышать щекочущий и волнующий голос любимого человека в области чувственного ушка?
  • Стопроцентный оргазм. Большинство женщин способны получать только клиторный оргазм. Только при миссионерской позиции происходит достаточная стимуляция мужского члена о женский клитор. В данной позе партнёрша получает максимальное удовольствие: как физическое, так и моральное наслаждение.

Плюсымиссионерской позы для парней5

Большинство мужчин обожают миссионерскую позу. Видимо играют гены предков, призывая к доминированию над партнёршей. В данной позиции мужчина чувствует полную власть над женщиной. Ему нравится наблюдать за «покорной» девушкой, над которой он нависает и руководит сексуальными действиями.

Стоит заметить, что при миссионерской позиции тела интимных партнёров быстро привыкают друг к другу. Постепенно они подстраиваются и получают максимум удовольствия. В таком положении парень быстро доходит до «финиша». Следовательно, поза идеальна для секса, когда нет времени на прочие «телячьи нежности».

Миссионерская позиция бесспорно самая удобная иприятная со всего списка Камасутры. Да,со временем она приедается, и любовники прибегают к другим положениям, желаяразнообразить интимную жизнь. Тем не менее, к ней всегда возвращаются илиначинают сексуальный «марафон» именно с «миссионерской позиции».

Сообщение от редакции

И в самом конце хотим рассказать вам еще нечто любопытное об отношениях между двумя противоположными полами. Согласно статистике, пары чаще всего разводятся через 4 года совместной жизни. Этот факт можно объяснить тем, что отношения на данном этапе отличаются монотонностью и переходят в рутину, вследствие чего партнерам буквально становится скучно. Наш совет – постарайтесь избежать рутины и монотонности. Поэтому стоит уделять внимание и время второй половинке, радовать его подарками, стараться в меру своих возможностей разнообразить отношения. Только так никакие сложности не отразятся на взаимоотношениях вашей пары!

Старая добрая позиция таит в себе еще много неизведанного. Итак, миссионерская поза — самая распространенная среди людей, используется также карликовыми шимпанзе и броненосцами. По некоторым данным, 100% занимаются сексом по-миссионерски (в России также в ходу термин «рабоче-крестьянская поза») чаще всего и 9% делают это исключительно в таком положении. Для тех, кто не знает, выглядит позиция так: женщина лежит на спине, а мужчина сверху — так и совершается пенетрация. О вариациях и деталях смотри дальше.
ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА
«Почему миссионерская? — cпросишь ты. — Что ж, получается, если женщина сверху — это уже язычество? И есть ли разница между позицией лютеранского миссионера, миссионера-методиста или, скажем, миссионера — зороастрийца?» Отвечаем по порядку.
В эру мрачного Средневековья христианские клерикалы считали сексуальное удовольствие работой дьявола, а женщина для них была синонимом искушения. В книгах для исповедующихся в то время были вопросы о том, в какой позе занимается человек сексом с женой и получает ли удовольствие, и если он отвечал: в разных, с удовольствием, его ждало наказание. Оргазм женщины считался предосудительным и рассматривался как ведьминский инструмент провоцирования мужчины. Однако, начиная со Второго совета Ватикана во время папства Иоанна XXIII, удовольствие в половой жизни стало признаваться как средство укрепления супружеских связей. Исходя из этого постулата, все позы — естественны.
В общем, легенда о миссионерской позиции такова: если верить английскому этнографу Брониславу Малиновскому (1884-1942), выражение «миссионерская поза» впервые употребили жители тихоокеанского острова Тробрианд. Первые европейские миссионеры, которые жили среди этих первобытных племен, обратили внимание, что туземцы при размножении используют неортодоксальные позы, о которых мы тебе на наших страницах частенько рассказываем. Особенно туземцы любили догги-стайл.
Шокированные миссионеры заявили, что только позиция лицом к лицу, мужчина сверху, приемлема для христиан. Неизвестно, как миссионеры узнали о предпочтениях аборигенов. Возможно, они в назидательных целях спали с индейскими девушками, но, как бы то ни было, такова легенда. Ее вариация: наоборот, индейские девушки, спавшие с европейцами, назвали непривычную для себя позицию миссионерской. В любом случае словосочетание «миссионерская поза» появилось не раньше 1945 года. Есть предположения, что ее выдумали хиппи-шестидесятники, которые, видимо, презрительно относились к пресвитерианским прозелитам. Термин «рабоче-крестьянская позиция» появился гораздо позже — в 70-80-х годах. Так стиляги и фарцовщики презрительно отзывались о сексуальном ханжестве, царившем в СССР. Мы предлагаем свой вариант названия, не имеющий социальных коннотаций, — ретрокопуляция.
ЧТО В НЕЙ ХОРОШЕГО:
1. Партнеры могут смотреть друг другу в глаза и возбуждаться от созерцания физиономий друг друга.
2. Возможны глубокие поцелуи.
3. Доступны различные поглаживания и прочие ласки.
4. Пенетрация довольно глубокая.
5. При определенной технике стимулируется клитор.
6. Женщина может получать удовольствие от «подчиненности», находясь снизу.
7. Позиция не требует особой гибкости ни от кого.
8. Позиция не слишком утомительна.
ЧТО В НЕЙ ПЛОХОГО:
1. Ограниченная свобода движения для женщины.
2. Женщина во время такого секса достаточно расслаблена, а оргазм легче достижим, когда напрягаются мышцы вокруг вагины.
3. Женщине сложно долго держать на себе вес партнера.
4. Трудно стимулировать клитор руками.
5. Отсутствие визуальной стимуляции (не видно тела партнера).
6. Для мужчин такая поза зачастую является причиной преждевременной эякуляции.
7. Партнеры наименее защищены от неожиданного нападения или вторжения незваных гостей.
ВСЕ ГЕНИАЛЬНОЕ
Многие при мысли о ретрокопуляции начинают кривиться и думают, что им предлагают что-то не более интересное, чем партия в «съедобное-несъедобное». Ну и зря. В миссионерской позиции есть масса преимуществ. Например, именно в ней лучше всего тренировать так называемую технику выравнивания коитуса. Она была разработана американским психологом Эдвардом Эйкелем и опубликована в 1988 году в «Журнале сексуальной и супружеской терапии».
Техника заключается в том, чтобы, контролируя стимуляцию клитора, добиться одновременного оргазма. Этого ты можешь достичь, комбинируя технику больших амплитуд с давлением. Вы с партнершей должны составить некий единый механизм так, чтобы во время твоего движения вперед и назад нажатие на клитор твоей лобковой костью не ослаблялось. Делай так: при поступательном движении не просто прижимайся к телу подруги, а скользи по нему вверх, а при возвратном — вниз. Таким образом основание пениса касается клитора, если, конечно, речь не идет об экстремальных особенностях анатомии (клитор размещен довольно высоко или основание пениса не слишком обширное).
В этом случае партнерша должна освоить «подмахивание» — когда она сопровождает фрикции движениями таза так, чтобы контролировать трение клитора самостоятельно. Ниже мы публикуем результаты различных исследований, связанных с миссионерской позой.
ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ
Надо сказать, что у миссионерской позиции есть ни много ни мало 40 вариаций. Например, именно из нее можно начинать замечательный опыт, который называется «вокруг света» или, в более низких кругах, «повертеть на члене». Ты начинаешь по-миссионерски и выводишь партнершу в положение «ноги на плечах», затем, не вынимая члена, ложишься на бок и оказываешься за ней в позиции «две ложки», потом вы одновременно, не размыкаясь, поднимаетесь на колени в догги-стайл, затем она ложится на бок — и наконец, когда она переворачивается на спину и закидывает ноги тебе на плечи, вы возвращаетесь в миссионерскую.
Но прежде чем переходить к этому упражнению, сначала освой несколько наиболее распространенных вариантов рабоче-крестьянской позы.
1. Она лежит на спине с сильно разведенными и согнутыми в коленях ногами, таким образом обеспечивая легкий доступ к половым органам. Ты сверху, между ее бедрами, опираешься на локти и колени.
2. После пенетрации она вытягивает левую ногу, помещая ее между твоими. Удерживая вес на левом боку, ты сможешь ласкать подругу правой рукой. Ваши половые органы расположены не на одной оси, что усиливает трение.
3. После введения члена она плотно смыкает ноги, а ты располагаешь бедра снаружи конструкции.
4. Она широко разводит бедра, а ты пропускаешь руки под ее телом, захватываешь ягодицы и тянешь на себя. Лучше всего это сделать при приближении оргазма.
5. У нее ноги сведены, у тебя раздвинуты и согнуты в коленях. Ступни заведи под ее ноги, как бы оплетая их и обеспечивая себе упор. В этой позе, как говорят знатоки, член максимально глубоко проникает в вагину.
6. Она на спине, ноги согнуты, колени прижаты к груди. Ты опускаешься (не наваливаешься) сверху, обнимая подругу. После пенетрации она руками прижимает ноги к груди.
7. Она поднимает скрещенные ноги, ты, стоя на коленях, широко расставив колени, вводишь член и опускаешься на нее. В этой позе увеличивается сжатие пениса, препятствуя его выпадению, а также создается дополнительное трение о сжатые ноги партнерши.
8. Женщина на спине, мужчина чуть сбоку. Она поднимает ногу и прижимает к груди, ты оказываешься сверху — со стороны поднятой ноги.
9. Она на спине, широко раскинув ноги. После пенетрации она закидывает одну ногу на тебя. Другая остается вытянутой, и ты зажимаешь ее бедрами.
10. Она на спине, ноги широко разведены. Ты сверху, но после введения члена переворачиваешься так, чтобы твое тело оказалось под углом к ней — чем больше угол, тем лучше. При этом ты берешь одну ее ногу к себе на грудь, а другую зажимаешь ногами.
11. Она на спине с перекрещенными ногами, ты садишься сверху, вводишь член и осуществляешь фрикции сидя.
12. Наконец, обратная миссионерская позиция. Она лежит на тебе и двигается вместо тебя. В таком положении можно пробовать и все предыдущие.

Определенная доля идеологии может быть идентифицирована практически в любой организации, но степень ее присутствия варьируется в весьма широких пределах. На одном полюсе находятся организации с сильной идеологией (религиозный орден или радикальное политическое движение), идентификация членов которых носит преимущественно естественный или селективный характер. Дж. Эдварде (Edwards, 1977) называет такие организации «стилистически богатыми», а Ф. Селзник (Seiznick, 1957) -«институтами». Именно наличие идеологии позволяет им «вести собственную жизнь», быть «живыми социальными институтами» (Seiznick, 1949 :10). На другом полюсе-организации со сравнительно слабыми идеологиями, «стилистически бесплодные». Иногда это коммерческие организации с сильной утилитарной системой подкреплений, в которых ценности, саги и традиции не имеют особого значения. В отсутствие естественных форм идентификации для части их членов для достижения интеграции индивидуальных и организационных целей такие организации делают ставку на процесс индоктринации, но, как правило, им приходится довольствоваться идентификацией по расчету и формальными методами контроля.

Нам представляется правомерным называть «стилистически богатые» организации миссионерскими, так как принятые в них системы убеждений во многом напоминают ценности религиозных организаций. Миссия — это прежде всего цель сохранять нечто, расширять или совершенствовать его. Такие миссии обычно: (1) ясны и фокусированы, а потому члены организаций легко самоидентифицируются с ними; (2) вдохновляют членов организации, а значит, процесс труда способствует углублению их самоидентификации; (3) имеют уникальный, отличный от других характер, а потому организация и ее члены оказываются в единственной в своем роде нише, в которой создаются условия для «процветания» идеологии. В силу приверженности миссии члены такой организации оказывают сопротивление любым попыткам изменить ее, пренебречь традициями. Организационные миссия и идеология должны сохраняться любой ценой.

Для миссионерской организации характерны высокая внутренняя интеграция и особая, отличная от всех остальных конфигурация структуры. Степень целостности такой организации и ее конфигурация задаются стандартизацией норм деятельности ее членов, т.

е. общностью их ценностей и убеждений. Как мы отмечали, такая общность может развиваться посредством таких неформальных методов и процессов, как естественный отбор или социализация. Однако, с точки зрения перспектив дизайна структуры, ключевым моментом является индоктринация — формализованные программы, направленные на создание или подкрепление идентификации сотрудников с определенной идеологией. И коль скоро новый член был отобран, подвергся социализации и индоктринации, он становится полноправным партнером. Таким образом, в предельных своих формах миссионерская организация достигает наиболее полной децентрализации: все ее члены в полной мере разделяют объем властных полномочий.

Что отнюдь не означает отсутствия контроля. Скорее, наоборот. Вне зависимости оттого, сколь тонкими методами он осуществляется, контроль у «миссионеров» отличается исключительной жесткостью. Но организация контролирует не столько поступки людей, сколько их души. Если механистическая организация «покупает» внимание «рабочих» через ряд налагаемых правил, то миссионерская — подчиняет себе сердца своих членов через систему общих ценностей. Как отмечает в работе «Менеджмент и Макиавелли» А. Джей, наставление к молодым иезуитам «возлюбить Господа и делать, что нравится» не означало бесконтрольности; напротив, они обязаны были действовать в строгом соответствии с принятыми в ордене правилами (Jay, 1970:70).

А потому естественным завершением развития миссионерской организации является аморфная масса объединенных общей идеологией членов при минимуме специализации в исполняемых функциях, дифференциации частей и различий в статусе. В предельном случае все-менеджеры, вспомогательный персонал и операторы, однажды отобранные, прошедшие социализацию и индоктринацию, — все выглядят на одно лицо и попеременно занимают позиции друг друга (в организации осуществляется постоянная ротация).

Классический пример миссионерской организации — израильские киббуцы. В зависимости от сезона днем все их члены выполняют рабочие задания, а вечером участвуют в решении административных вопросов. Должность менеджера существует, но обычно ее занимают на ротационной основе, так что никто не остается без формальных обязанностей слишком долго.

Аналогичным образом периодически замещаются и должности вспомогательных работников (каждый время от времени работает не только в поле, но и на кухне). Однако развитие промышленности в значительной степени подрывает идеологию киббуцев. Эгалитарная идеология прекрасно совместима с сельскохозяйственным трудом, но современное промышленное производство немыслимо без постоянного повышения технологического уровня, специализации и особой роли высококвалифицированных работников, что определяет потребность в административной иерархии и функциональной дифференциации. Впрочем, члены движения киббуцев постепенно преодолевают возникающие проблемы.

М. Рознер проводит сравнение «принципов организации-киббуца» (классический пример миссионерской организации) и «бюрократической организации», или, в наших терминах, механистической организации (Rosner, 1969).

Мы можем выделить некоторые особые формы чисто миссионерских организации. Прежде всего, это организации-реформаторы, члены которых собираются изменить мир. Причем предметом реформ может быть что угодно: от свержения правительства до призыва обеспечить всех домашних животных «приличной» одеждой. Других миссионеров можно назвать шлифовщиками, поскольку их кредо состоит в опосредованном изменении мира через привлечение новых членов и работу с ними. Разницу между этими двумя типами организаций иллюстрирует пример Союза трезвости христианок и Общества «Анонимные алкоголики». Итог их развития оказался схожим, но если первые пытались бороться с алкоголизмом через всеобщий запрет на продажу спиртных напитков, то вторые — через индивидуальную работу с новыми членами организации. Еще один тип миссионерских организаций — монастыри, которые нацелены не столько на изменение миропорядка, сколько на предоставление своим членам возможности ведения желаемого образа жизни. Есть множество примеров полностью отгороженных от внешней среды монастырей, равно как и примеров групп, отправляющихся в удаленные районы и основывающих в них изолированные колонии.

Конечно, ни одной организации не удастся «закрыться» полностью. В действительности все организации-миссионеры испытывают двойственное давление: одно — в сторону изоляции, а другое — в сторону ассимиляции, что увеличивает их уязвимость. С одной стороны, им угрожает опасность изоляции, роста внутрь, цель которого — защита уникальной идеологии от давления мира профанов до тех пор, пока организация, в конце концов, не умрет от отсутствия притока «свежей крови». С другой стороны, их подстерегает опасность ассимиляции, возможности слишком далеко зайти при продвижении идеологии, когда организация рискует пасть жертвой собственных компромиссов. В этом случае сама организация, быть может, и уцелеет, но ее идеология, как правило, обречена, а конфигурация подвергается изменениям (обычно в сторону механистической организации).