Правления Николая 2

Императрица Мария Федоровна, супруга императора Александра III, 1880-е (портрет Н. Крамского)

Императрица Мария Федоровна, супруга императора Александра III, 1880-е (портрет Н. Крамского)

Мария Федоровна (1847-1928), императрица, супруга императора Александра III, до бракосочетания принцесса Мария-София-Фридерика-Дагмара, дочь датского короля Христиана IX и Луизы Гессенской.

Родилась 14 ноября 1847 года в Копенгагене в семье будущего короля Дании Христиана IX, впоследствии прозванного «тестем» Европы. Среди ее братьев и сестер были будущий король Дании Фредерик VIII, будущий король Греции Георгий I, а также будущая королева Англии Александра. Принцесса Минни, как называли Мари Софи Фредерике Дагмар в детстве, была четвертым ребенком из шести детей королевской четы.

Она была едва ли не с младенческих лет обручена с цесаревичем Николаем Александровичем, старшим сыном Александра II, но 12 апреля 1865 г. цесаревич скончался в Ницце. На смертном одре он просил своего брата Великого князя Александра и свою невесту после его смерти вступить в брак.

После его смерти возникла привязанность между Дагмарой и великим князем Александром Александровичем, которые вместе ухаживали за умирающим цесаревичем.

Александр Александрович записал в дневнике:

«Я чувствую, что могу и даже очень полюбить милую Минни (так в семье Романовых звали Дагмару), тем более что она так нам дорога. Даст Бог, чтобы все устроилось, как я желаю. Решительно не знаю, что скажет на все это милая Минни; я не знаю её чувства ко мне, и это меня очень мучает. Я уверен, что мы можем быть так счастливы вместе. Я усердно молюсь Богу, чтобы Он благословил меня и устроил мое счастье».

11 июня он решился сделать предложение, о чем в тот же день написал отцу:

«Я уже собирался несколько раз говорить с нею, но все не решался, хотя и были несколько раз вдвоем. Когда мы рассматривали фотографический альбом вдвоем, мои мысли были совсем не на картинках; я только и думал, как бы приступить с моею просьбою. Наконец я решился и даже не успел всего сказать, что хотел. Минни бросилась ко мне на шею и заплакала. Я, конечно, не мог также удержаться от слез. Я ей сказал, что милый наш Нике много молится за нас и, конечно, в эту минуту радуется с нами. Слезы с меня так и текли. Я её спросил, может ли она любить ещё кого-нибудь, кроме милого Никса. Она мне отвечала, что никого, кроме его брата, и снова мы крепко обнялись. Много говорили и вспоминали о Никсе, о последних днях его жизни в Ницце и его кончине. Потом пришла королева, король и братья, все обнимали нас и поздравляли. У всех были слезы на глазах».

Император Александр III с супругой Марией Федоровной

Император Александр III с супругой Марией Федоровной

17 июня 1866 была помолвка в Копенгагене, а через три месяца нареченная невеста прибыла в Кронштадт. В связи с замужеством принцесса Дагмар приняла Православие. 13 октября состоялось обручение, миропомазание и наречение новым именем — великой княгиней Марией Федоровной, а ещё через полмесяца, 28 октября 1866 года, был издан манифест о вступлении в брак наследника Российского престола Александра Александровича и Марии Федоровны.

Как свидетельствуют историки, Мария Феодоровна была очень живой, активной женщиной, любившей светские увеселения, долго сохранявшей молодость и отличавшейся безупречным вкусом.

Во время русско-турецкой войны 1877–1878 стала сестрой милосердия.

1 марта 1881 г. император Александр II был убит боевиками «Народной Воли». Вступив в управление страной, престолонаследник только спустя два года, 15 мая 1883 года, официально короновался как Александр III в Успенском соборе Кремля.

Принцесса датская Дагмара, крещенная в Православии Марией Федоровной, была цесаревной 16 лет, императрицей – 11 лет. Ее почти 30-летний брак с Александром III был довольно счастливым, несмотря на несхожесть характеров супругов. В императорской семье родилось шестеро детей: Николай (император Николай II) (1868), Александр (1869) (умер в младенчестве), Георгий (1871), Ксения (1875), Михаил (1878), Ольга (1882).

Датскому происхождению Марии Фёдоровны приписывают её неприязнь к Германии, повлиявшую якобы на внешнюю политику Александра III.

В 1892 году Александр III получил травму во время крушения царского поезда в Борках. Спасая семью, император удержал на плечах падающую крышу вагона-ресторана. Заболевание почек, как следствие травмы, быстро прогрессировало, и 20 октября 1894 года, в возрасте 49 лет, он скончался на руках у императрицы в Ливадии. За годы правления Миротворца в Европе не произошло ни одного вооруженного конфликта. При этом России удалось бескровно присоединить обширные пространства в Средней Азии, начать строительство броненосного флота, развить промышленность и заложить фундамент экономического роста. Кончина русского царя вызвала громадный международный резонанс.

На престол вступил император Николай II. Вдовствующая императрица нередко относилась критически к политике своего сына, но не стремилась оказывать прямого влияния на государственные дела.

Императрица Мария Феодоровна на протяжении всей своей жизни активно занималась благотворительной деятельностью и внесла значительный вклад в совершенствование системы образования в России. В годы Первой мировой войны Мария Феодоровна вела большую работу на посту главы Российского общества Красного Креста. По мысли имп. Марии Федоровны возникли Мариинские женские училища для малообразованных и малообеспеченных девушек-горожанок. Она также попечительствовала Женскому патриотическому обществу, Обществу спасения на водах, возглавляла Ведомства учреждений императрицы Марии (учебные заведения, воспитательные дома, приюты для обездоленных и беззащитных детей, богадельни).

В годы Первой мировой войны она продолжала работать в Красном кресте, лично помогая раненым воинам.

Была сторонницей конституционной монархии, пыталась предостеречь сына – императора Николая II от влияния Распутина.

С начала 1915 г. Марии Федоровне проводит два долгих года в Киеве, в Царском дворце, занимаясь организацией госпиталей, санитарных поездов и санаториев, где поправляли свое здоровье тысячи раненных. Императрица-мать в любое время года очень любила гулять по дворцовому парку, который назвали Мариинским. Такое же название и получил Царский дворец, ставший с 1915 г. резиденцией Марии Федоровны. Её посещали многочисленные дети, внуки, невестка и сопровождающий её, ненавистный Григорий Распутин.

Императрица Мария Федоровна с детьми: Ольгой, Михаилом, Ксенией, Георгием. Наследник Цесаревич Николай Александрович в форме Конвоя.

Императрица Мария Федоровна с детьми: Ольгой, Михаилом, Ксенией, Георгием. Наследник Цесаревич Николай Александрович в форме Конвоя.

Императрица Мария Феодоровна провела в России более 50 лет, пережила революцию, стоившую жизни двум ее сыновьям и пяти внукам.

Весть об отречении Николая II застала Марию Федоровну в Киеве. Она немедленно выехала в Петроград, чтобы увидеть и морально поддержать сына. Петроградский совет требовал ареста всех членов Российского Императорского Дома, однако Временное правительство позволило Марии Федоровне выехать в Крым. В апреле 1918 г. Ялтинский совет настаивал на казни всех членов Императорского Дома, проживавших в Крыму, но этого не допустил Севастопольский совет.

После вступления в Крым германских войск все представители низложенной династии оказались под немецким военным надзором. Оккупационные власти препятствовали выезду императрицы в Данию, от переселения в Германию она отказалась сама, поскольку возлагала на Германию значительную долю ответственности за большевистский переворот в России.

После революции 9 ноября 1918 г. в Германии помощь членам Дома Романовых в Крыму предложила Великобритания. В апреле 1919 г. сестра государыни королева Александра Британская прислала за ней крейсер «Мальборо». Вдовствующая императрица заявила, что уедет только в том случае, если с ней будут эвакуированы все русские, которые того пожелают. 13 апреля «Мальборо» прибыл в Константинополь, затем высадил всех Романовых на Мальте, а оттуда на крейсере «Нельсон» они отплыли в Великобританию. 10 мая вдовствующую императрицу на вокзале «Виктория» встретили король Георг V, королева Мария и вдовствующая королева Александра. 15 августа Мария Федоровна в сопровождении брата принца Вольдемара Датского и свиты из 11 человек отправилась в родную Данию.

Несмотря на теплый прием на родине, в дальнейшем мать последнего российского царя испытывала в Дании серьезные затруднения как политического, так и материального характера. Из-за недостатка средств ей даже пришлось временно вновь приехать в Великобританию в ноябре 1922 г. Датчане даже организовали сбор пожертвований в ее пользу.

В эмиграции оставалась для многих Символом не только навсегда «ушедшей России», но и несгибаемого присутствия духа и силы воли! Она основала многочисленные благотворительные фонды в поддержку нуждающихся эмигрантов.

Она до конца жизни так и не поверила в гибель своих сыновей Николая и Михаила, невестки и внуков. Время от времени ее мучили аферисты всяческого рода, выдававшие себя за ее мнимо спасшихся внуков: Ольгу, Марию, Анастасию, Алексея, – с требованием признания личности и прав наследования. Одной из лже-Анастасий при личной встрече (историки не совсем точно уверены, где и когда она состоялась) Мария Федоровна якобы твердо сказала: «Милая, я не знаю, кто Вы и какую цель преследуете. Оставьте меня в покое. Если Вам нужны деньги, я дам Вам их. Но деньги это – ничто! Вы счастливее меня, Вы молоды, у Вас впереди вся жизнь. Я, в отличии от Вас, потеряла все: мужа, семью, положение, Родину. У меня остались только воспоминания. И они принадлежат лишь мне. Вы на них права не имеете!»

Императрица Мария Феодоровна скончалась 13 октября 1928 года в Видере (Дания). Ее отпевали 19 октября в церкви святого Александра Невского в Копенгагене. Затем гроб с телом Марии Федоровны был доставлен траурным кортежем в кафедральный собор в городе Роскильде (Дания). Ее прах был помещён в саркофаг в Королевской усыпальнице кафедрального собора рядом с прахом её родителей. Там же покоятся и члены датской королевской семьи.

Перезахоронение останков Марии Феодоровны в России

В 2004-2005 гг. между российским и датским правительством было достигнуто соглашение о переносе останков Марии Фёдоровны из Роскильде в Петропавловский собор в Санкт-Петербурге, где Мария Федоровна завещала похоронить себя рядом с мужем.

Торжественные церемонии, связанные с перезахоронением, прошли с 22 по 28 сентября в Копенгагене и Санкт-Петербурге.

26 сентября 2006 года около 6 часов утра корабль ВМС Дании «Эсберн Снаре» с прахом императрицы Марии Феодоровны прибыл в сопровождении флагманского корабля Балтийского флота «Неустрашимый» в Кронштадт. 26 сентября — именно в этот день в 1866 году датская принцесса впервые ступила на Российскую землю. Затем корабль с гробом прибыл на пристань в Петергоф. Под колокольный звон, в сопровождении воинского эскорта, гроб был доставлен в церковь святого Александра Hевского в Петергофе — во времена царствования Александра III это была придворная церковь императрицы Марии. В готической капелле храма святого Александра Невского в Петергофе прошла панихида по императрице. Доступ к гробу был открыт для поклонения до вечера 27 сентября.

28 сентября саркофаг с останками вдовствующей Российской императрицы был установлен в соборе свв. Петра и Павла рядом с саркофагом ее супруга — Александра III.

Использованные материалы

  • Императрица Мария Феодоровна – возвращение в Россию // Седмица.RU
  • В Россию доставлен прах императрицы Марии Феодоровны // Седмица.RU

ХАРАКТЕР НИКОЛАЯ II

Природа не дала Николаю важных для государя свойств, которыми обладал его покойный отец. Самое главное, у Николая не было «ума сердца» — политического чутья, предвидения и той внутренней силы, которую чувствуют окружающие и подчиняются ей. Впрочем, Николай и сам чувствовал свою слабость, беспомощность перед судьбой. Он даже предвидел свой горький удел: «Я подвергнусь тяжелым испытаниям, но не увижу награды на земле». Николай считал себя вечным неудачником: «Мне ничего не удается в моих начинаниях. У меня нет удачи»… К тому же он не только оказался не подготовлен к правлению, но и не любил государственные дела, которые были для него мукой, тяжкой ношей: «День отдыха для меня — ни докладов, ни приемов никаких… Много читал — опять наслали ворохи бумаг…» (из дневника). В нем не было отцовской страстности, увлеченности делом. Он говорил: «Я… стараюсь ни над чем не задумываться и нахожу, что только так и можно править Россией». При этом иметь с ним дело было чрезвычайно трудно. Николай был скрытен, злопамятен. Витте называл его «византийцем», умевшим привлечь человека своей доверительностью, а потом обмануть. Один острослов так писал о царе: «Не лжет, но и правды не говорит».

Анисимов Е.В. Императорская Россия. СПб., 2008

ХОДЫНКА

А через три дня на загородном Ходынском поле, где должны были состояться народные гуляния, произошла страшная трагедия. Тысячи людей уже с вечера, накануне дня гуляний, стали собираться там, рассчитывая утром в числе первых получить в «буфете» (которых подготовили сотню) царский подарок – один из 400 тыс. завернутых в цветной платок гостинцев, состоящих из «продуктового набора» (полфунта колбасы, сайки, конфеты, орехи, пряники), а главное – диковинной, «вечной» эмалированной кружки с царским вензелем и позолотой. Ходынское поле представляло собой учебный плац и было все изрыто рвами, траншеями и ямами. Ночь выдалась безлунной, темной, толпы «гостей» прибывали и прибывали, направляясь к «буфетам». Люди, не видя перед собой дороги, проваливались в ямы и рвы, а сзади их теснили и теснили те, кто подходил из Москвы.

Всего к утру на Ходынке собралось около полумиллиона москвичей, спрессованных в огромные толпы. Как вспоминал В. А. Гиляровский,

«над миллионной толпой начал подниматься пар, похожий на болотный туман… Давка была страшная. Со многими делалось дурно, некоторые теряли сознание, не имея возможности выбраться или даже упасть: лишенные чувств, с закрытыми глазами, сжатые, как в тисках, они колыхались вместе с массой».

Давка усилилась, когда буфетчики в страхе перед натиском толпы, не дожидаясь объявленного срока, начали раздавать подарки…

По официальным данным, погибло 1389 человек, хотя в реальности жертв было намного больше. Кровь леденела даже у видавших виды военных и пожарных: скальпированные головы, раздавленные грудные клетки, валявшиеся в пыли недоношенные младенцы… Царь узнал об этой катастрофе утром, но ни одного из намеченных празднеств не отменил и вечером открыл бал с обаятельной женой французского посла Монтебелло… И хотя потом царь посещал лазареты и жертвовал деньги семьям погибших, было уже поздно. Равнодушие, проявленное государем к своему народу в первые часы катастрофы, ему дорого обошлось. Он получил прозвище «Николай Кровавый».

Анисимов Е.В. Там же

НИКОЛАЙ II И АРМИЯ

В бытность свою наследником престола молодой Государь получил основательную строевую подготовку, причем не только в гвардии, но и в армейской пехоте. По желанию своего державного отца он служил младшим офицером в 65-м пехотном Московском полку (первый случай постановки члена Царствующего Дома в строй армейской пехоты). Наблюдательный и чуткий цесаревич ознакомился во всех подробностях с бытом войск и, став Императором Всероссийским, обратил все свое внимание на улучшение этого быта. Первыми его распоряжениями же упорядочено производство в обер-офицерских чинах, повышены оклады и пенсии, улучшено довольствие солдат. Он отменил прохождение церемониальным маршем, бегом, по опыту зная, как оно тяжело дается войскам.

Эту свою любовь и привязанность к войскам Император Николай Александрович сохранил до самой своей мученической кончины. Характерным для любви Императора Николая II к войскам является избегание им официального термина «нижний чин». Государь считал его слишком сухим, казенным и всегда употреблял слова: «казак», «гусар», «стрелок» и т.д. Без глубокого волнения нельзя читать строки тобольского дневника темных дней проклятого года:

«27 ноября. Праздник нижегородцев. Где они и что с ними?…

6 декабря. Мои именины… В 12 часов был отслужен молебен. Стрелки 4-го полка, бывшие в саду, бывшие в карауле, все поздравляли меня, а я их с полковым праздником».

Керсновский А. А. История русской армии. М., 1992-1994

ИЗ ДНЕВНИКА НИКОЛАЯ II ЗА 1905 Г.

15-го июня. Среда. Жаркий тихий день. Аликс и я очень долго принимали на Ферме и на целый час опоздали к завтраку. Дядя Алексей ожидал его с детьми в саду. Сделал большую прогулку в байдарке. Тетя Ольга приехала к чаю. Купался в море. После обеда покатались.

Получил ошеломляющее известие из Одессы о том, что команда пришедшего туда броненосца «Князь Потемкин-Таврический» взбунтовалась, перебила офицеров и овладела судном, угрожая беспорядками в городе. Просто не верится!

Николай II. Дневники

16-го октября . Четверг.

Сегодня началась война с Турцией. Рано утром турецкая эскадра подошла в тумане к Севастополю и открыла огонь по батареям, а полчаса спустя ушла. В то же время «Бреслау” бомбардировал Феодосию, а «Гебен” появился перед Новороссийском.

Немцы — подлецы продолжают отступать поспешно в западной Польше.

Дневник Николая II

МАНИФЕСТ О РОСПУСКЕ I ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ 9 ИЮЛЯ 1906 Г.

Волею Нашею призваны были к строительству законодательному люди, избранные от населения Твердо уповая на милость Божию, веря в светлое и великое будущее Нашего народа, Мы ожидали от трудов их блага и пользы для страны. Во всех отраслях народной жизни намечены были Нами крупные преобразования, и на первом месте всегда стояла главнейшая забота Наша развеять темноту народную светом просвещения и тяготы народные облегчением земельного труда. Ожиданиям Нашим ниспослано тяжкое испытание. Выборные от населения, вместо работы строительства законодательного, уклонились в не принадлежащую им область и обратились к расследованию действий поставленных от Нас местных властей, к указаниям Нам несовершенства Законов Основных, изменения которых могут быть предприняты только Нашею Монаршею волею, и к действиям явно незаконным, как обращение от лица Думы к населению.

Смущенное же таковыми непорядками крестьянство, не ожидая законного улучшения своего положения, перешло в целом ряде губерний к открытому грабежу, хищению чужого имущества, неповиновению закону и законным властям.

Но пусть помнят Наши подданные, что только при полном порядке и спокойствии возможно прочное улучшение народного быта. Да будет же ведомо, что Мы не допустим никакого своеволия или беззакония и всею силою государственной мощи приведем ослушников закона к подчинению нашей Царской воле. Призываем всех благомыслящих русских людей объединиться для поддержания законной власти и восстановления мира в нашем дорогом Отечестве.

Да восстановится же спокойствие в земле русской, и да поможет Нам Всевышний осуществить главнейший из Царственных трудов Наших — поднятия благосостояния крестьянства.. Воля Наша к сему непреклонна, и пахарь русский, без ущерба чужому владению, получит там, где существует теснота земельная, законный и честный способ расширить свое землевладение. Лица других сословий приложат по призыву Нашему все усилия к осуществлению этой великой задачи, окончательное решение которой в законодательном порядке будет принадлежать будущему составу Думы.

Мы же, распуская нынешний состав Государственной Думы, подтверждаем вместе с тем неизменное намерение Наше сохранить в силе самый закон об учреждении этого установления и, соответственно с этим Указом Нашим Правительствующему Сенату 8-го сего июля данным, назначили время нового ее созыва на 20 февраля 1907 года.

Манифест о роспуске I Государственной Думы

МАНИФЕСТ О РОСПУСКЕ II ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ 3 ИЮНЯ 1907 Г.

К прискорбию нашему, значительная часть состава второй Государственной думы не оправдала ожиданий наших. Не с чистым сердцем, не с желанием укрепить Россию и улучшить ее строй приступили многие из присланных от населения лиц к работе, а с явным стремлением увеличить смуту и способствовать разложению государства. Деятельность этих лиц в Государственной думе послужила непреодолимым препятствием к плодотворной работе. В среду самой Думы внесен был дух вражды, помешавший сплотиться достаточному числу членов ее, желавших работать на пользу родной земли.

По этой причине выработанные правительством нашим обширные мероприятия Государственная дума или не подвергала вовсе рассмотрению, или замедляла обсуждением или отвергала, не остановившись даже перед отклонением законов, каравших открытое восхваление преступлений и сугубо наказывавших сеятелей смуты в войсках. Уклонившись от осуждения убийств и насилий. Государственная дума не оказала в деле водворения порядка нравственного содействия правительству, и Россия продолжает переживать позор преступного лихолетия. Медлительное рассмотрение Государственной думой росписи государственной вызвало затруднение в своевременном удовлетворении многих насущных потребностей народных.

Право запросов правительству значительная часть Думы превратила в способ борьбы с правительством и возбуждения недоверия к нему в широких слоях населения. Наконец, свершилось деяние, неслыханное в летописях истории. Судебной властью был раскрыт заговор целой части Государственной думы против государства и царской власти. Когда же правительство наше потребовало временного, до окончания суда, устранения обвиняемых в преступлении этом пятидесяти пяти членов Думы и заключения наиболее уличаемых из них под стражу, то Государственная дума не исполнила немедленного законного требования властей, не допускавшего никакого отлагательства.

Созданная для укрепления государства Российского, Государственная дума должна быть русской и по духу. Иные народности, входившие в состав державы нашей, должны иметь в Государственной думе представителей нужд своих, но не должны и не будут являться в числе, дающем им возможность быть вершителями вопросов чисто русских. В тех же окраинах государства, где население не достигло достаточного развития гражданственности, выборы в Государственную думу должны быть временно приостановлены.

Манифест о роспуске II Государственной Думы

ЮРОДИВЫЕ И РАСПУТИН

Царь, и особенно царица, были подвержены мистицизму. Самая близкая фрейлина Александры Федоровны и Николая II Анна Александровна Вырубова (Танеева) написала в воспоминаниях: «Государь, как и его предок Александр I, был всегда мистически настроен; одинаково мистически настроена была и государыня… Их величества говорили, что они верят, что есть люди, как во времена Апостолов… которые обладают благодатью Божией и молитву которых Господь слышит».

Из-за этого в Зимнем дворце часто можно было видеть различных юродивых, «блаженных», предсказателей судьбы, людей способных якобы влиять на судьбы людей. Это – и Паша-прозорливая, и Матрена-босоножка, и Митя Козельский, и Анастасия Николаевна Лейхтенбергская (Стана) – жена великого князя Николая Николаевича-младшего. Широко были открыты двери царского дворца и для всякого рода проходимцев и авантюристов, каким был, например, француз Филипп (настоящее имя – Низьер Вашоль), подаривший императрице икону с колокольчиком, который должен был звонить при приближении к Александре Федоровне людей «с дурными намерениями».

Но венцом царского мистицизма стал Григорий Ефимович Распутин, сумевший полностью подчинить себе царицу, а через нее и царя. «Управляет теперь не царь, а проходимец Распутин, – отмечала в феврале 1912 г. Богданович, – Всякое уважение к царю пропало». Ту же мысль высказал 3 августа 1916 г. бывший министр иностранных дел С.Д. Сазонов в беседе с М. Палеологом: «Император царствует, но правит императрица, инспирируемая Распутиным».

Распутин быстро распознал все слабости царской четы и умело пользовался этим. Александра Федоровна писала в сентябре 1916 г. мужу: «Я всецело верю в мудрость нашего Друга, ниспосланную Ему Богом, чтобы советовать то, что нужно тебе и нашей стране». «Слушай Его, – наставляла она Николая II, – …Бог послал Его тебе в помощники и руководители».

Дело доходило до того, что отдельные генерал-губернаторы, обер-прокуроры Святейшего синода и министры назначались и смещались царем по рекомендации Распутина, переданной через царицу. 20 января 1916 г. по его совету был назначен председателем совета министров В.В. Штюрмер – «абсолютно беспринципный человек и полное ничтожество», как охарактеризовал его Шульгин.

Радциг Е.С. Николай II в воспоминаниях приближенных. Новая и новейшая история. № 2, 1999 г.

РЕФОРМЫ И КОНТРРЕФОРМЫ

Наиболее перспективный для страны путь развития через последовательные демократические реформы оказался невозможным. Хотя он и был обозначен, как бы пунктиром, еще при Александре I, в дальнейшем либо подвергался искривлениям, либо даже прерывался. При той самодержавной форме правления, которая в течение всего XIX в. оставалась в России незыблемой, решающее слово по любому вопросу о судьбах страны принадлежало монархам. Они же, по капризу истории, чередовались: реформатор Александр I — реакционер Николай I, реформатор Александр II — контрреформатор Александр III (Николаю II, вступившему на престол в 1894 г., тоже пришлось после контрреформ отца уже в начале следующего века пойти на реформы).

Троицкий Н. Русско-французский союз. Россия в XIX веке. Курс лекций. М., 1997

РАЗВИТИЕ РОССИИ В ПРАВЛЕНИЕ НИКОЛАЯ II

Главным исполнителем всех преобразований в первое десятилетие правления Николая II (1894–1904) был С.Ю. Витте. Талантливый финансист и государственный деятель, С. Витте, возглавив в 1892 г. Министерство финансов, обещал Александру III , не проводя политических реформ, за 20 лет сделать Россию одной из ведущих промышленно-развитых стран.

Политика индустриализации, разработанная Витте, требовала значительных капиталовложений из бюджета. Одним из источников получения капитала было введение государственной монополии на винно-водочные изделия в 1894 г., ставшей основной доходной статьей бюджета.

В 1897 г. была проведена денежная реформа. Мероприятия по повышению налогов, рост добычи золота, заключение внешних займов позволили ввести в обращение золотые монеты вместо бумажных, купюр, что помогло привлечь в Россию иностранные капиталы и укрепить денежную систему страны, благодаря чему доход государства возрос в два раза. Реформой торгово-промышленного налогообложения, проведенной в 1898 г , был веден промысловый налог.

Реальным результатом экономической политики Витте стало ускоренное развитие промышленного и железнодорожного строительства. В период с 1895 по 1899 г. в среднем в стране строилось 3 тыс. километров путей в год.

К 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти.

К концу 1903 г. в России действовало 23 тыс. фабрично-заводских предприятий с числом рабочих примерно 2200 тыс. человек. Политика С.Ю. Витте дала толчок развитию российской промышленности, торгово-промышленного предпринимательства, экономики.

По проекту П.А.Столыпина было начало проведение аграрной реформы: крестьянам был разрешено свободно распоряжаться своей землей, выходить из общины и вести хуторское хозяйство. Попытка упразднения сельской общины имела огромное значение для развития капиталистических отношений в деревне.

Глава 19. Правление Николая II (1894–1917 гг.). История России

НАЧАЛО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

В тот же день, 29 июля, по настоянию начальника генерального штаба Янушкевича, Николай II подписал указ о всеобщей мобилизации. Вечером начальник мобилизационного отдела генерального штаба генерал Добророльский прибыл в здание петербургского главного телеграфа и лично привез туда текст указа о мобилизации для сообщения во все концы империи. Оставалось буквально несколько минут до того, как аппараты должны были начать передачу телеграммы. И вдруг Добророльскому было передано распоряжение царя приостановить передачу указа. Оказалось, царь получил новую телеграмму Вильгельма. В своей телеграмме кайзер опять заверял, что будет стараться достигнуть соглашения между Россией и Австрией, и просил царя не затруднять ему этого военными приготовлениями. Ознакомившись с телеграммой, Николай сообщил Сухомлинову, что отменяет указ о всеобщей мобилизации. Царь решил ограничиться частичной мобилизацией, направленной только против Австрии.

Сазонов, Янушкевич и Сухомлинов были крайне обеспокоены тем, что Николай поддался влиянию Вильгельма. Они боялись, что Германия опередит Россию в сосредоточении и развертывании армии. Они встретились 30 июля утром и решили попытаться переубедить царя. Янушкевич и Сухомлинов попробовали было сделать это по телефону. Однако Николай сухо объявил Янушкевичу, что прекращает разговор. Генерал успел все же сообщить царю, что в комнате присутствует Сазонов, который тоже хотел бы сказать ему несколько слов. Помолчав немного, царь согласился выслушать министра. Сазонов попросил аудиенции для неотложного доклада. Николай снова помолчал, а затем предложил приехать к нему в 3 часа. Сазонов условился со своими собеседниками, что если он убедит царя, то тотчас из Петергофского дворца позвонит Янушкевичу, а тот отдаст приказ на главный телеграф дежурному офицеру для сообщения указа во все военные округа. «После этого, — заявил Янушкевич, — я уйду из дома, сломаю телефон, вообще сделаю так, чтобы меня уже нельзя было разыскать для новой отмены общей мобилизации».

В течение почти целого часа Сазонов доказывал Николаю, что война все равно неизбежна, так как Германия к ней стремится, и что при этих условиях мешкать со всеобщей мобилизацией крайне опасно. В конце концов Николай согласился. Из вестибюля Сазонов позвонил Янушкевичу и сообщил о полученной санкции царя. «Теперь вы можете сломать свой телефон», — добавил он. В 5 часов вечера 30 июля застучали все аппараты главного петербургского телеграфа. Они разослали по всем военным округам указ царя о всеобщей мобилизации. 31 июля, утром, он стал достоянием гласности.

Начало Первой Мировой Войны. История Дипломатии. Том 2. Под редакцией В. П. Потемкина. Москва–Ленинград, 1945

ПРАВЛЕНИЕ НИКОЛАЯ II В ОЦЕНКАХ ИСТОРИКОВ

В эмиграции наблюдался раскол среди исследователей в оценке личности последнего царя. Споры нередко принимали резкий характер, а участники дискуссий занимали противоположные позиции от восхваления на правом консервативном фланге до критики у либералов и очернения на левом, социалистическом фланге.

К монархистам, творившим в эмиграции, принадлежали С. Ольденбург, Н. Марков, И. Солоневич. По мысли И. Солоневича: «Николай II — человек «со средними способностями», верно и честно делал для России все, что Он умел, что Он мог. Никто иной не сумел и не смог сделать больше»… «Об императоре Николае II левые историки говорят как о бездарности, правые — как о кумире, дарования или бездарность которого не подлежат обсуждению». .

Еще более правый монархист Н. Марков отмечал: «Государь сам был оклеветан и опорочен в глазах своего народа, он не смог выдержать злобного напора всех тех, кто казалось бы, был обязан всячески укреплять и защищать монархию» .

Крупнейшим исследователем царствования последнего русского царя является С. Ольденбург, чей труд сохраняет свое первостепенное значение и в 21 веке. Для любого исследователя николаевского периода истории России необходимо, в процессе изучения данной эпохи, познакомиться с трудом С. Ольденбурга «Царствование императора Николая II». .

Леволиберальное направление было представлено П. Н. Милюковым, который заявил в книге — «Вторая русская революция»: «Уступки власти (Манифест 17 октября 1905 г.) не только потому не могли удовлетворить общество и народ, что они были недостаточны и неполны. Они были неискренни и лживы, и давшая их власть сама ни минуты не смотрела на них как на уступленные навсегда и окончательно» .

Социалист А. Ф. Керенский писал в «Истории России»: «Царство Николая II было роковым для России благодаря личным его качествам. Но в одном он был чист: вступив в войну и связав судьбу России с судьбой союзных с ней стран, он до самого конца, до самой своей мученической смерти, ни на какие соблазнительные компромиссы с Германией не шел . Царь нес бремя власти. Она его внутренне тяготила…В нем не было воли к власти. Он ее хранил по клятве и традиции» .

Современные российские историки по-разному оценивают правление последнего русского царя. Такой же раскол наблюдался и в среде исследователей царствования Николая II в эмиграции. Одни из них являлись монархистами, другие придерживались либеральных взглядов, третьи считали себя сторонниками социализма. В наше время историографию царствования Николая II можно разделить на три направления, таких, как и в эмигрантской литературе. Но применительно к постсоветскому периоду нужны и уточнения: современные исследователи, восхваляющие царя, не обязательно являются монархистами, хотя определенная тенденция конечно же присутствует: А. Боханов, О. Платонов, В. Мультатули, М. Назаров.

А. Боханов — крупнейший современный историк по изучению дореволюционной России, положительно оценивает царствование императора Николая II: «В 1913 г. кругом царил мир, порядок, процветание. Россия уверенно шла вперед, беспорядков никаких не случалось. Промышленность работала на полную мощность, сельское хозяйство динамично развивалось, и каждый год приносил все большие урожаи. Росло благосостояние, и покупательная способность населения увеличивалась год от года. Началось перевооружение армии, еще несколько лет — и русская военная мощь станет первой силой в мире» .

Положительно отзывается о последнем царе консервативный историк В. Шамбаров, замечая, что царь был слишком мягок в обращении со своими политическими врагами, которые одновременно были и врагами России: «Россию губили не самодержавный «деспотизм», а наоборот слабость и беззубость власти». Царь слишком часто пытался найти компромисс, договориться с либералами, чтобы не произошло кровопролития между правительством и частью обманутого либералами и социалистами народа. Для этого Николай II увольнял преданных монархии, порядочных, компетентных министров и вместо них назначал или непрофессионалов или тайных врагов самодержавной монархии, или мошенников. .

М. Назаров в своей книге «Вождю третьего Рима» обратил внимание на аспект мирового заговора финансовой элиты для свержения русской монархии… По описанию адмирала А. Бубнова, в Ставке царила атмосфера заговора. В решающий момент в ответ на ловко сформулированный запрос Алексеева об отречении лишь два генерала публично выразили преданность Государю и готовность вести свои войска на усмирение мятежа (генерал Хан Нахичеванский и генерал граф Ф.А. Келлер). Остальные приветствовали отречение, нацепив красные банты. В том числе будущие основатели Белой армии генералы Алексеев и Корнилов (последнему затем выпало объявить царской семье приказ Временного правительства о ее аресте). Великий Князь Кирилл Владимирович также нарушил присягу и 1 марта 1917 года — еще до отречения Царя и как средство давления на него! — снял свою воинскую часть (Гвардейский экипаж) с охраны царской семьи, под красным флагом явился в Государственную Думу, предоставил этому штабу масонской революции своих гвардейцев для охраны арестованных царских министров и выпустил призыв к другим войскам «присоединиться к новому правительству». «Кругом трусость, и измена, и обман», — таковы были последние слова в царском дневнике в ночь отречения .

Представители старой социалистической идеологии, например, А.М. Анфимов и Е.С. Радциг, напротив, негативно оценивают правление последнего русского царя, называя годы царствования цепью преступлений против народа.

Между двумя направлениями – восхваления и чрезмерно резкой, несправедливой критики расположились труды Ананьича Б. В., Н. В. Кузнецова и П. Черкасова.

П. Черкасов придерживается середины в оценке царствования Николая: «Со страниц всех упомянутых в обзоре работ предстает трагическая личность последнего русского царя — человека глубоко порядочного и деликатного до застенчивости, примерного христианина, любящего мужа и отца, верного своему долгу и одновременно ничем не выдающегося государственного деятеля, пленника раз и навсегда усвоенных убеждений в незыблемости завещанного ему предками порядка вещей. Он не был ни деспотом, ни тем более палачом своего народа, как утверждала наша официальная историография, но не был при жизни и святым, как иногда теперь заявляют, хотя мученической смертью он бесспорно искупил все грехи и ошибки своего правления. Драма Николая II как политика — в его заурядности, в несоответствии масштаба личности вызову времени» .

И наконец, есть историки либеральных взглядов, такие как К. Шацилло, А. Уткин. По мнению первого: «Николай II в отличие от своего деда Александра II, не только не давал назревших реформ, но даже если у него их вырывало силой революционное движение, упорно стремился отобрать назад то, что было дано «в минуту колебаний». Все это «вгоняло» страну в новую революцию, делало ее совершенно неизбежной… А. Уткин пошел еще дальше, договорившись до того, что русское правительство было одним из виновников первой мировой войны, желая столкновения с Германией. При этом царская администрация просто не рассчитала силы России: «Преступная гордыня погубила Россию. Ни при каких обстоятельствах ей не следовало вступать в войну с индустриальным чемпионом континента. Россия имела возможность избежать фатального конфликта с Германией».

Смирнов А. В. Россия в годы правления Николая II (1894–1917). Минск, 2010

Ровно 100 лет назад (в ночь с 16 на 17 июля 1918 года) была расстреляна семья последнего российского императора Николая II. На этом не просто прервалась 300-летняя династия Романовых, юбилей которой пышно отпраздновали в 1913 году, накануне начала гибельной для Российской империи и царской династии первой мировой войны. На этом закончилась имперская эпоха в историческом развитии России, которую в советское время называли царизмом.

Уже довольно позабытое в массовом сознании имя Николая II достаточно активно раскручивалось на фоне скандала вокруг фильма «Матильда» в 2017 году. Многие эксперты не без оснований связывали это с попыткой переключить фокус общественного внимания с обсуждения революции 1917 года на второстепенную тему — Николая II, и, причем, не на наследие его политического режима, а на желтую тему: имел ли будущий император сексуальные связи с польской балериной или нет.

Молодой государь меняет свои точки зрения с ужасающей быстротой

Кем же был Николай II? Вопрос весьма интересный, но, с исторической точки зрения, важнее эпоха его правления, на которую несомненно личность самого царя оказывала важное влияние. Отделять одно от другого — весьма сложно, равно как и представлять последнего российского императора безвинной жертвой, которая попала в жернова истории, где коварные внешние враги и «пятая колонна» «подставили наивного и святого царя». Опять-таки, если слушать современных поклонников последнего русского царя, то возникает вопрос: если всё было так прекрасно, то из-за чего во время правления Николая II в стране случилось две революции и из-за чего Россия потерпела фактически два тяжелейших военных поражения?

Николай II взошел на престол в 1894 году, и его характерной чертой была крайняя непоследовательность как во внутренней, так и во внешней политике. Отсюда и появилась — еще при его жизни — молва о его внушаемости и управляемости. Эти наклонности проступили сразу после восхождения на престол. К примеру, он в течение только одного 1896 года неоднократно менял свое видение восточной политики (под которой в те времена подразумевались взаимоотношения с Османской империей), принимая то английское предложение, то затем французское, а уже потом под давлением Сергея Витте (министра финансов) и вовсе отказался от них. Были даже планы по высадке военного десанта под Стамбулом, от которых его также отговорили. По этому поводу граф Владимир Ламздорф (будущий министр иностранных дел) с разочарованием отметил: «Молодой государь меняет свои точки зрения с ужасающей быстротой».

Такая же изменчивость и непоследовательность, равно как и отсутствие всяких прогрессивных демократических взглядов, проявились с самого начала его правления и во внутренней политике. Если посмотреть трезвым взглядом, то становится понятно, что никакого стремления к ослаблению положения самодержавия, равно как и мыслей о либерализации общественной жизни, он не высказывал. На первом публичном выступлении в качестве императора 29 января 1895 года в Николаевском зале Зимнего дворца он заявил следующее: «Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся бессмысленными мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления. Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начала самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный, покойный родитель». Это, по сути, стало вызовом всему прогрессивному российскому обществу, жаждавшему перемен и политических свобод, но в ответ получившему только гарантию «стабильности» всего и вся.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Если бы царь остался жив… Возможная траектория развития народов Идель-Урала

Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начала самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный, покойный родитель

Тут стоит напомнить, что к концу правления Александра III под политическим надзором находилось 850 тысяч человек (тогда всё городское, образованное население империи составляло 6-8 млн). В 1881 году было введено чрезвычайное положение в целом ряде губерний, которое не было окончательно отменено даже в годы правления Николая II. Внесудебным репрессиям за 13 лет (то есть до восхода на престол Николая II) подверглись 26 тысяч человек.

Приверженность антинародным, реакционным взглядам своего отца Александра III проявлялась и в том, что Николай II твердо держал курс на сохранение всех сословных ограничений, и поэтому печально знаменитый Циркуляр «О сокращении гимназического образования» (известный больше как «циркуляром о кухаркиных детях»), принятый в июне 1887 года, за время его правления так и не был отменен. Поэтому, несмотря на высокий уровень университетского образования в России, воспользоваться им могли только привилегированные слои населения.

Царская семья. Фото 1914 года

Царская семья. Фото 1914 года

Сторонники Николая II отмечают успехи в области образования того времени, в частности, принятие в 1908 году закона о всеобщем начальном образовании. Однако тут же надо отметить, что Российская империя отставала от всех развитых стран по уровню грамотности, близко не подойдя к ним даже накануне Первой мировой войны. Так, если к 1913 году в России грамотны были 54% мужского и 26% женского населения в возрасте до 20 лет, то в Австро-Венгрии — 81% мужчин и 75% женщин, в США — 93% обоих полов, в Великобритании — 99% населения.

Тяжелое поражение России в русско-японской войне ко всему прочему привело к первой русской революции. Уличные бои, рабочие стачки, эсеровский террор в отношении высокопоставленных сановников царского режима, самопровозглашенные крестьянские автономии, отказывавшиеся подчиняться имперским властям — вот основные «мазки» политической картины тех лет. И как кульминация — Всероссийская октябрьская политическая стачка (12-18 октября 1905 года), в которой участвовало свыше 2 млн рабочих. Не имея другого выхода, Николай II тогда и издает свой знаменитый Октябрьский манифест, в котором он, наконец, провозгласил создание полноценного парламента — Государственной Думы. Но и здесь Николай II вел себя не как настоящий политический лидер и явно не чувствовал настроений народных маcс, всё время пытаясь отыграть назад и сделать фиктивными все прогрессивные демократические реформы. В конечном итоге, когда под давлением общественности он вынужден был наделить Парламент не совещательными, а реальными законодательными функциями, выборы всё равно были не всеобщими, а многоступенчатыми, с тем, чтобы максимально отсечь всех возможных неблагонадежных народных представителей. Кроме того, существовал серьезный имущественный ценз, и поэтому большая масса населения вообще не смогла участвовать в них в качестве избирателей. Но даже такие «фильтры» не помогли царю удержать Парламент под своим контролем, поэтому первые два созыва Государственной Думы были им собственноручно разогнаны.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Мятеж левых эсеров. Крах двухпартийной советской системы

Выборы всё равно были не всеобщими, а многоступенчатыми, с тем, чтобы максимально отсечь всех возможных неблагонадежных народных представителей

Также обычно к доказательствам успешности развития Российской империи в период его правления относят то, что Россия тогда являлась крупнейшим экспортером зерна в мире. Но означало ли это, что само население было обеспечено всеми продуктами питания? Абсолютно нет. Лучше всего эпоху характеризуют слова министра финансов Ивана Вышнеградского: «недоедим, но вывезем». Из-за этого в конце XIX, начале XX века регулярно случался массовый голод, вызванный тем, что запасов зерна после экспорта зарубеж не хватало в неурожайные годы. Производство зерна было крупнейшим экспортной статьей Российской империи, и за счет этого поддерживалась финансовая устойчивость казны. Если в 30-е годы XX века тотальный вывоз зерна зарубеж (и соответственно отсутствие его запасов внутри страны, из-за чего во многом и разразился голод начала 30-х годов) оправдывался сталинскими экономистами необходимостью твердой валюты для форсированной индустриализации, то есть, проще говоря, переходом от сырьевой экономики к производящей, то в царские времена экспорт зерна был просто фактором стабилизации российского рубля и способом расплатиться за внешние долги, которые тем не менее ничуть не снизились. Проще говоря, политика «недоедим, но вывезем» до боли напоминает социально-экономическую политику в России начала XXI века, когда поток нефтедолларов шел не на развитие реального сектора экономики и материального благополучия граждан, а жертвовался в угоду непонятных фискально-монетарных показателей. Провалы по развитию современных отраслей промышленности — особенно в наукоемких направлениях — сказались как во время русско-японской войны, так и в роковой для романовской династии Первой мировой, когда империя вынужденно закупала огромное количество вооружения зарубежом.

Попытки премьер-министра Столыпина провести земельную реформу наряду с некоторым положительным эффектом (например, выталкивание лишней рабочей силы в города, освоение труднодоступных и малозаселенных территорий) фактически привели к еще большему социальному расслоению на селе. Зато в народную молву хорошо вошло выражение «столыпинские галстуки» (виселицы для политических заключенных) и «столыпинские вагоны». Но даже анализ успехов в сельском хозяйстве в те годы показывает, к примеру, что поголовье скота практически не увеличивалось, а рост производства зерновых был вызван экстенсивными методами (т.е. увеличением площади посевов), а не увеличением урожайности.

Национальная политика того времени шла по двум направлениям: 1) русификация национальных окраин и 2) дискриминация нерусского населения, особенно мусульман и евреев

Также стоит напомнить, что вплоть до февральской революции население империи находилось в разных правовых положениях не только по линии сословного деления, но и национального. Поэтому ленинская фраза «Россия — это тюрьма народов» появилась не на пустом месте и в точности отражала ситуацию. Национальная политика того времени шла по двум направлениям: 1) русификация национальных окраин и 2) дискриминация нерусского населения, особенно мусульман и евреев по части получения образования, развития книгопечатания и т.д. Характер национальной политики того времени красноречивее всего отражает отзыв министра народного просвещения А.Н.Шварца от 3 апреля 1908 года на проект плана государственной обороны, представленный военным ведомством. Министр просвещения николаевской России отмечал: «Необходимо неуклонно отстранять всякие притязания инородцев на какую бы то ни было обособленность и национализацию школы. Руководящим началом должна быть единая русская государственная школа, на всех её ступенях и для всех без исключения инородцев империи… Во всех учебных заведениях должно неуклонно и строго последовательно проводиться образование и воспитание в духе любви к русской народности и русским идеалам…». Законы того времени ограничивали права мусульман на получение высшего образования, в результате чего даже в Казанском университете, находящемся, казалось бы, в самом центре «инородческого» края, студентов татар, либо представителей финно-угорских народов можно было пересчитать по пальцам. В плане русификаторской политики начала XX века особое внимание царизма обращалось к нескольким направлениям: польскому, украинскому, финляндскому и татаро-мусульманскому.

Для выработки стратегии контроля над инородцами тогда был основан неформальный институт так называемых «Особых совещаний», получивший свое распространение в столыпинскую эпоху. Тогда только по татаро-мусульманскому вопросу дважды созывалось такое совещание в 1910 и 1914 годах. Аркадия Столыпина и других чиновников сильно беспокоил резкий подъем развития татарского населения, случившийся после первой русской революции — строительство современных мусульманских медресе, дававших качественное светское образование, подъем книгопечатания, усиление национального самосознания среди обычных сельских обывателей, широкое возвращение в ислам ранее крещеных народов Поволжья, появление татарских газет и журналов и т.д. Ограничение татар-мусульман в получении высшего светского образования привело к тому, что часть медресе начала превращаться в своебразные «национальные университеты», где готовилась будущая элита нации. Под влияние татарской интеллектуальной элиты попадали и соседние народы: башкиры, казахи, финно-угры.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Как татары в Уфе Национальный Парламент (1917-1918) собирали

Ограничение татар-мусульман в получении высшего светского образования привело к тому, что часть медресе начала превращаться в своебразные «национальные университеты», где готовилась будущая элита нации

Если кто-то думает, что создание штурмовых отрядов по борьбе с оппозицией, равно как сообществ «православных активистов», борющихся за «духовность» и против «заграничных подрывных идеологий» — это изобретение сегодняшнего дня, то он или она сильно ошибается. Начало такому управлению энергией маргинальных масс было положено именно во времена Николая II, когда в 1905 году в ответ на первую русскую революцию создается политическая партия «Союз русского народа», ставшая самой главной черносотенной организацией. При этой партии и других черносотенных организациях формировались штурмовые отряды, не только участвовавшие в проправительственных демонстрациях под лозунгами крайнего шовинизма, антисемитизма и в поддержку самодержавного строя, но организовавшие еврейские погромы и политические убийства оппозиционных депутатов Государственной Думы.

Агитлистовка блока черносотенцев во время выборов в Госдуму III созыва (1 ноября 1907 года — 9 июня 1912 года)

Агитлистовка блока черносотенцев во время выборов в Госдуму III созыва (1 ноября 1907 года — 9 июня 1912 года)

Черта оседлости, запрет на некоторые виды деятельности, профессии и массовая антисемитская пропаганда черносотенцев стали тогда основной причиной усиления политического брожения еврейского населения.

Так, по некоторым данным, в 1901-1903 годах среди арестованных за политические преступления лиц евреи составляли 29,1% (2 269 человек). Но после кишиневских и гомельских погромов в период с марта 1903 года по ноябрь 1904-го уже более половины политических заключенных (53%) составляли евреи. В 1905 году они составляли 34% всех арестантов, среди ссыльных в Сибирь — 37%. Поэтому когда современные идейные продолжатели черносотенцев намекают на то, что революция 1917 года — это якобы «масонский заговор», то впору вспомнить: к широкому участию еврейского населения в революционных партиях подтолкнул именно царский режим с его шовинистической национальной политикой и содействием черносотенным организациям.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Переворот в умах: Что дала Октябрьская революция народам России?

Владимир Пуришкевич

Владимир Пуришкевич

Самый известный лидер черносотенцев, депутат Государственной Думы Владимир Пуришкевич оставил свой «след» и в истории татарского народа, «прославившись» тем, что во время выступления татарских депутатов, пытавшихся обратить внимание на тяжелое положение мусульманского населения империи, перекрикивал их словами «если не нравится, то уезжайте в Турцию». В ответ на это появилось знаменитое стихотворение татарского поэта Габдуллы Тукая «Китмибез!» («Не уйдём!»):

Кое-кто с кривой душою нам пустой дает совет:
Уходите в край султана, здесь для вас свободы нет!

Не уйдем! Горька отчизна, но в чужбину не уйдем!
Вместо десяти шпионов там пятнадцать мы найдем!

Что за разница, казаки ль там нагайкой бьют сплеча,
Там казачье войско в фесках, но камча — везде камча!

Слава богу, казнокрады и в чужбине есть пока,
И в чужбине баи рады рвать кусок у мужика!

Разве мы ума лишились, чтобы, родину кляня,
В полымя бежать чужое из привычного огня?!

Мы уйдем, когда за нами вдаль уйдут и города,
Цепь лихих тысячелетий, наши горькие года.

От рожденья до кончины за родной живя чертой,
Мы срослись навеки плотью с почвой родины святой!

Вольная страна Россия — наша цель, и до конца
Не уйдем, и не зовите, криводушные сердца!

Отвечаем не изустно, но в печати — навсегда:
Если лучше вам, туда пожалте сами, господа!

1907 год (перевод Равиля Бухараева)

Поэтому Первая мировая война и последовавшая за ней революция — это не прерывание какого-то прогрессивного и успешного курса, а логичный итог развития бездарного правления Николая II, прозваннного в народе «кровавым». Ни для кого, кроме самой правящей династии, Российская империя того времени не была «своей»: ни для многочисленных народов, ее населяющих, и вынужденных терпеть второсортность своего положения, ни для многочисленного крестьянства, мечтавшего о собственной земле, ни для зарождавшегося рабочего класса, ни для прогрессивной интеллигенции, мечтавшей о политических свободах. Поэтому выражение о самодержавной системе, приписываемое юному Владимиру Ульянову-Ленину, сказанное им после ареста в стенах Казанского университета, «Стена-то гнилая — ткни и развалится», весьма точно отражало состояние самодержавного строя эпохи Николая II.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.