Православное воспитание детей

Из разговора с трёхлетней дочерью:

— Мама, а ты знаешь, где мы были, когда нас с Ваней у тебя не было?

— Где?

— Да на небе у Боженьки! Ждали, когда ты нас оттуда заберёшь! А ты, что не знала?

Правду говорят: «Устами младенца глаголет истина». Сами дети подсказывают нам, как их растить, на чём должно основываться воспитание. Молодые мамы и папы в начале своего родительского пути задают один вопрос — как воспитывать ребёнка. Одна мудрая женщина сказала мне, молодой маме: «Учить надо хорошему, а плохому сам научится».

Как из маленького зёрнышка, попавшего в душу ребёнка, вырастить крепкое дерево с сильными корнями и мощной кроной, дерево, называемое духовной силой, верой, нравственностью, на почве которого формируется мировоззрение, система ценностей? Для нашей семьи определяющей стала вера наших дедушек, бабушек, прадедушек и прабабушек – православная.

Святитель Иоанн Златоуст говорил: «Родителям следует думать не о том, как бы сделать детей богатыми серебром и золотом, а о том, как бы они стали всех богаче благочестием, мудростью и стяжанием добродетели».

Проблема современного родительства – чрезмерная увлеченность созданием материальных благ для своих детей. В погоне за «самым лучшим и качественным» от нашего внимания ускользает самое важное – это становление наших детей, их преобразование. Повзрослевшие дети продолжают «гонку», начатую родителями. И такая бесконечная карусель…. Ускользает главное – определение цели в жизни и своего предназначения.

Святитель Тихон Задонский пишет, что цель жизни человека – «исполнять волю Божию и быть полезным для окружающих его людей и обществу в целом. В соответствии со святоотеческим учением схиархимандрит Иоанн (Маслов) приводит следующие определения цели жизни: постоянное совершенствование в добре, спасение, единение с Богом.

Восстановление в человеке образа Божия понимается как образование человека. Поэтому целью православного воспитания мы называем нравственное совершенствование и вечное спасение, дать человеку правильное понятие и направление во всех сферах деятельности, облагородить земное общество, научить человека так проводить земную жизнь, чтобы ему стала доступна жизнь вечная.

Есть несколько требований, которые помогут достичь главных целей.

Воспитание должно быть полным. Нельзя оставлять без воспитания ни духа, ни тела. Одностороннее воспитание почти всегда влечет за собой негативные последствия. К чему, например, приведут обширные познания, если испорчено сердце? К каким ошибкам может привести доброе сердце, если оно оставлено без разумного руководства?

Воспитание должно быть гармоничным. Эта гармония должна согласовываться с назначением человека, с целью его жизни – постоянном совершенствовании в добре. Поэтому развитие всех его физических и нравственных сил необходимо подчинять этой цели.

Воспитание должно быть сообразно с личными способностями воспитанника. Педагог должен строго сообразовываться с уровнем умственного и нравственного развития детей, применяться к обстоятельствам места и времени.

Воспитание должно быть непрерывным и постоянным. Требование постоянства вытекает из определения процесса спасения. Спасение, по мысли отцов Церкви, — постоянный процесс внутренней борьбы и работы над самим собой. Усилия человека должны носить постоянный целожизненный характер, потому что духовная борьба непрестанна. Святые отцы сравнивают православное воспитание с ручейком, «постоянно текущим и никогда не иссыхающим».

Воспитание должно начинаться рано и сообразовываться с возрастом. Это требование относится как к телесному (физическому) воспитанию, так и к воспитанию нравственному. Последнее должно начинаться гораздо раньше, чем оно обыкновенно начинается.

«Как только начнут дети приходить в разум и понимать учение, тотчас должно им вливать молоко благочестия» — наставляет святитель Тихон Задонский.

Очень важно с ранних лет приучать детей к правильному образу жизни. Приучение их к скромности, приличному поведению, послушанию очень многое даст им в будущем. Дети, привыкшие к правильному образу жизни, впоследствии, при постепенном осознании ими смысла происходящего, легко сообщат своим прежде приобретенным привычкам истинно нравственный характер.

Воспитание должно быть постепенным и основательным. «Человек развивается постепенно, поэтому воспитание должно следовать за «ходом природы», не опережая её, а помогая ей». Зачастую родители и воспитатели бывают недовольны «постепенностью» природы и стараются, как можно раньше сформировать ребёнка, как в умственном, так и в нравственном отношении. Но это вредно. Хотя в детях необходимо пробуждать способности с ранних лет, избегать преждевременного их напряжения. Это не только затрудняет тело в развитии, но и причиняет вред духу.

Воспитание должно быть строгим. По мысли святителя Филарета, воспитание должно быть строгим: «Апостол Павел говорит о строгом воспитании, как не о предосудительном, а об обыкновенном (обычном) и должном. Это тем более примечательно, что он строгое воспитание представляет образом того, как Бог воспитывает человечество».

Главное требование к воспитанию – воспитание страха Божия.

При православном воспитании самое важное, чтобы в детях глубоко укоренялась и всегда поддерживалась живая вера в Бога, навык «хождения перед Ним», постоянная забота о том, чтобы не оскорбить его грехами.

Страх Божий возбуждает в сердце ребёнка возвышенные чувства, обуздывает порывы своеволия, приводит в порядок желания и наклонности. Это чувство делает человека в счастье скромным, в несчастье – твёрдым и великодушным, «образует его в истинного гражданина, подготовленного как к земной, так и к вечной жизни.

Подспорье родителям в воспитании детей это соблюдение традиций. От того какие традиции в семье вы заведёте, будет зависеть наполнение воспитания, образования, семейного досуга.

Одна из традиций – это чтение детских книг с духовным содержанием, особое место занимает детская «Библия». Ребёнок ещё не умеет читать, но внимательно слушает, рассматривает иллюстрации, запоминает основные события и правила веры. ВЫКЛЮЧИТЕ ТЕЛЕВИЗОР! Почитайте с детьми рассказы Бориса Ганаго, в которых описывается жизнь верующих детей и взрослых в современном мире, их нравственные поступки и укрепление веры в Бога. Совместное чтение литературы укрепляет детско-родительские отношения, создает доверительную атмосферу.

Все любят традиционные православные праздники. Только отмечать их надо нетрадиционно, по-правильному: соблюдать пост, накануне праздника исповедоваться, в праздник посетить праздничную службу, принять Таинство Святого Причастия. Предложите детям выучить стихи, песни – устройте маленький домашний концерт для самых близких. Помогите детям сделать поделку своими руками. Из малых дел вершится светлое будущее наших детей.

На праздник «Рождества Христова» в нашей семье принято славить Христа. Мы поздравляем наших друзей и родственников, исполняя вместе с детьми Рождественские колядки.

Отмечая православные праздники, важно объяснить детям, что у каждого праздника есть внешний атрибут и внутренний. Печево куличей, крашение яиц, запечённый гусь – это всё внешние атрибуты. Важно в преддверии праздника исповедоваться, на праздничной службе получить самый главный «подарок» для души — Таинство Святого Причастия. Уже традицией стало в праздник Светлой Пасхи (с благословения) подниматься на колокольню и звонить в колокола. Дети испытывают необыкновенную радость от такого «звонкого» общения.

Паломнический туризм – ещё одна из традиций в нашей семье, т.е. посещение святых мест с целью поклонения святыням и духовного просвещения. Семейные поездки по святым местам обогащают внутренний мир ребёнка, укрепляют любовь к Отечеству, пополняют багаж знаний по истории, расширяют кругозор, ориентируют его даже вдали от дома и родителей на посещение храмов и церквей.

Первая забота родителей, пишет святитель Тихон Задонский, — научить детей жить по-христиански: «Юное сердце, как ко злу склонное, на всякое зло стремится, когда страхом Божиим и уздою наказания не воздерживается… Бог не взыщет от тебя, учил ли ты детей своих светской политике и иностранным языкам; но взыщет, учил ли ты по-христиански жить, наставлял ли их благочестию».

Давненько я сюда не писала, все больше о детских книгах, о своем сыне, а ведь и христианской литературы у нас много, и сегодня я хочу показать вам самое — самое. Мне все ниже перечисленные книги с легкостью заменяют все новомодные психологические трактаты о воспитании детей, да еще и питают меня духовно. Может и вы для себя тут что-то найдете.

image

Начну с моего наилюбимейшего Джона Добсона — его «У вас растут сыновья» я прочла залпом, за пару вечеров, и по сей день — во многом — это моя настольная книга. В Америке его позиция наказания детей за непослушание считается еретической, в Америке детей наказывать не принято, а между тем случаи насилия над детьми случаются там в разы чаще, чем в каких-либо других странах. Лично я придерживаюсь мнения, что наказывать все же надо, но никогда не рукой (ладонью), ею же я Кирилла и ласкаю, а для наказания есть ремешок, он всегда висит на виду, и иногда простого намека на него достаточно, чтобы пресечь любую истерику.

Четыре тома энциклопедии для родителей: не такая уж и полезная вещь, как казалось вначале. Слишком много американизмов, т.е. книги мало приближены к российской действительности. Много советов, как бросать кормить после полугода, об адаптации усыновленных детей, или о группах мам — одиночек, «которые вы можете найти в каждом районе вашего города»:)

Следующие две книги — советкю очень и очень! Становление матери я просто до дыр зачитала: никогда не встречала более жизненной и правдивой книги (если не считать Библии, конечно:) В ней от первого лица рассказывается о жизни матери с двумя детьми — погодками, о нехватке денег при наличии ипотеки за дом, о трудностях в отношении с мужем, о нехватке романтики в период после рождения первенца и о налаживании этой стороны семейной жизни, об экономии, о собственных нереализованных (и реализованных-таки) потенциалах, об одиночестве и зациклености на быте, о приучении детей к горшку и о вечно болеющих детях….В общем, эта книга обо всем том, что волнует и нас, и написана она будто о каждой из нас — рекомендую!!!! Если встретите где-то — хватайте, не раздумывая долго — второго шанса может и не быть:)

Сердце матери — подобного же плана книга, но более «выхолощеная», более «гладкая» — в ней мало жизни, но много цитат из Библии:)

Библейские уроки — книга интересная, в ней раскрываются с доселе неизвестной стороны хорошо известные ранее библейские герои, но все же и ее, и менее интересную книгу «Как научить детей молиться» можно было бы выразить в одном предложении: «На собственном примере».

Кевина Лемана тоже люблю, но он более «раскручен» на Западе, чем тот же Добсон, он более удобен и сильнее прогибается под этот мир, чем это вообще позволительно человеку, называющему себя христианином. Поэтому книги его я покупаю выборочно, мне попадались и такие его «христианские» опусы, где не было ни одного слова о Боге. Но вот эти две книги вполне благонадежны, более того — «Мама в первый раз» была скуплена мною на корню и раздарена всем нашим мамочкам в церкви.

Спорная книга, но некоторые здравые идеи в ней есть. Вообще вопрос довольно щекотливый, особенно при современной распущенности и всеобщем падении нравов. Вот я и готовлюсь, морально и в некотором (книжном) плане — и физически тоже:)

«Няня» просто кладезь готовых ответов для самых острых моментов в воспитании. Как преодолеть те или иные капризы, как выработать «нельзя» и «надо» к нужным вещам и поступкам, как контролировать себя и не позволять манипулировать собой своему ребенку. Я ее часто перечитываю, действительно полезная книга.

Вот эти две книги Кэмпбелла и Чепмена, наверное, читали все — они в свободном доступе продаются в самых крупных Интернет-магазинах. Классика. Все так просто, что ни в жизни не догадаться, а потому книги эти обязательны к прочтению каждому.

И в заключении не могу не сказать о самых главных книгам нашей христианской библиотеки. Их подарил мне мой — тогда еще будущий — муж перед нашей свадьбой, и они помогли избежать многих острых углов в нашем браке. Очень полезные, очень мудрые, и очень трудные книги — их легко прочесть, но нелегко жить по ним, но если все же — жить, то наградой станут слова из 31 главы Притч…..

Воспитание из всех святых дел – самое святое.

Святитель Феофан Затворник

Мне не раз приходилось исповедовать людей перед смертью. В своих исповедях они никогда не сокрушаются о том, что не заработали лишний миллион, не построили роскошный дом, не добились успеха в делах. Но люди в последние часы сокрушаются в первую очередь о том, что не смогли сделать какое-то добро, помочь, поддержать родных, близких, даже случайных знакомых. А второе, что мучает перед смертью почти всех, – это то, что уделяли мало внимания детям.

Архимандрит Тихон (Шевкунов)

Во всяком деле важны талант, одаренность, так же как труд и усердие. Мне кажется, в деле воспитания есть тоже моцарты и сальери. Есть родители, которые воспитывают детей по интуиции, не прибегая ни к каким теориям, методикам, приемам. Они любят детей, дети платят им взаимностью, их связывает настоящая дружба. Помню, одна моя старшая знакомая всё рассказывала с нежностью о своем сыне, уже давно женатом. И вот однажды я увидела их встречу: пожилая мать и взрослый сын бежали навстречу друг другу, как старые друзья, которые давно не виделись. Рая (мать) не то что о методиках воспитания ничего не слышала, вряд ли даже задавалась вопросом, как надо воспитывать. Просто любила своего сына. Это одаренные родители, моцарты в воспитании. Другие, которых, конечно, большинство, постоянно ставятся поведением своих детей в тупик, и интуиция их чаще всего молчит. Нет, они тоже любят детей, но любят как-то неграмотно, что ли. Мы, родители, за своих детей жизнь отдать готовы, не спать, не есть, но к ужасу своему нередко видим, что любовь наша несовершенна, что мы часто раним своих детей, раздражаемся и ссоримся с ними, не находим общего языка, отдаляемся.

Что делать маме или папе, которые и от природы не обладают педагогическим талантом, и от своих родителей восприняли неверную модель воспитания, тем, у кого больше вопросов, чем интуитивных прозрений? Книжки читать, конечно. Так сказать, «алгеброй гармонию поверять». Книжки очень вдохновляют. Кажется, сейчас вот пойду и всё сделаю правильно. Но на деле всё не так просто: знания, почерпнутые из книг, встречают часто серьезные, а иногда непреодолимые препятствия в нашей натуре, привычках, глубоко укоренившейся педагогической модели, воспринятой от родителей, усталости, сосредоточенности на себе, на жизненных проблемах.

Кроме того, мне кажется, нам часто не хватает не какого-то специфического педагогического дара, а простых общечеловеческих качеств: остроумия, доброты, любви, собственно. Дети, даже с самым сложным характером, очень любят веселых, добрых, «легких» взрослых.

Так что же делать тем, кто родители, но не гении, уже мамы и папы, но еще даже не умелые ремесленники? Тем, кто понимает, что трудность воспитания не столько в детях, сколько в них самих? Ведь, скажем, остроумие – это дар, доброта и любовь приобретаются многолетним подвигом, а неправильных и, может быть, губительных шагов за это время можно сделать немало.

Эти и другие вопросы о делах родительской любви мы адресуем православному семейному психологу Ольге Лысовой-Бродиной.

– Да, истинная евангельская доброта и жертвенная мудрая любовь – редкие дары, но если встать на позицию, что успешно воспитывать своих детей может только человек с тонко развитой интуицией, остроумный, веселый, добрый и умеющий жертвенно любить, – то большинство из нас очень быстро зайдет в тупик, да еще приобретет комплекс родительско-педагогической неполноценности. Вышеперечисленные «простые общечеловеческие качества» довольно редко сочетаются в одном человеке. А если к этому списку добавить интеллигентность и деликатность, то руки могут совсем опуститься. Многие родители на консультациях с болью говорят о том, что любят своих детей не такой мудрой любовью, как им бы хотелось, что часто остро ощущают дефицит терпения и сердечной теплоты в общении с ребенком, из-за чего заходят в тупик и начинают унывать. И психологу требуется приложить немало усилий, чтобы помочь родителю понять, что это не повод для уныния и самобичевания, а повод для творческой работы над возникающими трудностями в отношениях с ребенком, для получения новых знаний, для работы над собой. Важно понимать, что если Господь даровал человеку ребенка, значит, он верит в него, значит, родительский талант у него есть, быть может, в самом зачаточном латентном состоянии, но ЕСТЬ! И что это ответственность большая перед Богом и своими детьми! Что этот талант нужно и можно развивать!

Любви и доброте можно учиться вместе с детьми, поддерживая друг друга душевно и молитвенно

Чтобы не загонять себя в тупик, надо не забывать, что любви, доброте, деликатности можно учиться вместе с детьми, поддерживая друг друга душевно и молитвенно. И что никогда не поздно заняться педагогическим самообразованием. Психологам часто приходится сталкиваться и с серьезными запущенными ситуациями, когда оскудение любви между детьми и родителями доходит до взаимной неприязни, до открытого противостояния, а порой и до вражды. И даже в таких ситуациях нельзя опускать руки. При оскудении любви между родителем и ребенком (часто это происходит, когда ребенок становится подростком) может помочь совет преподобного Амвросия Оптинского: «Если хочешь иметь любовь, то делай дела любви. Господь увидит твое желание и старание и вложит в сердце твое любовь». И не только в родительское сердце, но и щедро ребенку дарует любовь к родителям, уважение и благодарность!

– Так ведь на том этапе духовного становления, когда любовь исходит из не преображенного страстного сердца, понять, чтО в каждой конкретной ситуации будет «делом любви», а чтО может навредить, часто бывает весьма непросто, особенно если речь идет о детях.

Одно из самых главных дел родительской любви – это очищение своего сердца от страстей

– Педагогическая интуиция напрямую связана с сердцем человека. По-настоящему мудрая любовь рождается в очищенном смиренномудром сердце. Она не уживается с эгоизмом, гневом, нетерпением и гордыней. Поэтому одно из самых главных дел родительской любви – это очищение сердца от страстей. И самой надежной ее основой может стать завет преподобного Серафима Саровского: «Спаси себя, и вокруг спасутся тысячи». Но очищение ума и сердца – процесс длительный, а грубых ошибок важно не совершать с первых родительских шагов. И помочь в этом могут психологические и педагогические знания. Понять, что именно будет делом любви и что принесет пользу в каждой конкретной ситуации, а что может навредить, непросто в том случае, если родитель не владеет никакими педагогическими методами, кроме метода «кнута и пряника». Именно этот метод чаще всего заводит родителей в тупик, и особенно часто в такие тупики попадают родители подростков. Без творческого подхода к процессу воспитания трудно сохранить теплые дружеские доверительные отношения с детьми.

Очень важно получить пусть даже самые минимальные педагогические и психологические знания

А чтобы творчески, гибко и мудро подходить к вопросам воспитания, необходимо иметь богатую педагогическую палитру. Поэтому очень важным делом родительской любви является получение пусть даже самых минимальных педагогических и психологических знаний. Сегодня есть много возможностей получить базовые знания: это и книги, и интернет, и посещение психолога или педагогического семинара. Всё это поможет избежать многих грубых ошибок и перейти от примитивной и поверхностной (так называемой кустарной) педагогики к творческой и созидательной.

– Как вы считаете, с каких тем лучше начать свое самообразование родителям, на какие из них обратить внимание в первую очередь?

– Есть несколько базовых тем. Как основные я бы выделила следующие: безусловная любовь, принятие, уважение. Без этого сложно двигаться вперед. Еще важно знать основные педагогические модели, их влияние на формирование характера. В каждой модели есть свои плюсы и минусы, и знания о них очень помогают. Также важно знать основное о темпераментах, о первых проявлениях зарождающегося невроза или психопатии. Самый минимальный набор этих знаний помогает не навредить ребенку (требуя от него того, что ему не по силам) и вовремя заметить, что ему нужна помощь, что он не справляется со своими эмоциями, с нагрузками, что ему тяжело и плохо от той педагогической модели, которую вы неосознанно или осознанно выбрали. Если быть внимательным, то можно благодаря этим знаниям заметить первые симптомы развивающегося невроза или психопатии и, обратившись за помощью к профессионалу – детскому или семейному психологу, невропатологу, – не допустить развития болезни. И это очень важное дело любви. Но не центральное!

Нужно не забывать говорить детям теплые и ласковые слова, не дожидаясь прилива тепла и нежности

Знания очень важны, но нельзя переоценивать их силу. Они могут помочь избежать грубых ошибок, но не могут дать главного ребенку – тепла и ласки. Не побоюсь показаться банальной и скажу о том, о чем все знают, но часто забывают применять в повседневной жизни: я называю это витаминами группы Л (любви и ласки). Психологи не устают говорить о том, что потребность в безусловной любви и ласке является основной и базовой. Часто, когда ребенок взрослеет, становится колючим подростком и перестает вызывать естественное инстинктивное умиление, тема любви уходит на второй план. А для того, чтобы преодолевать кризисы, ему необходимо постоянно чувствовать, что его любят. Ребенку очень важно понимать, что в него верят и видят светлое в нем. Поэтому нужно не забывать говорить детям теплые и ласковые слова, не дожидаясь прилива тепла и нежности. Ведь даже если мы внешне всё делаем правильно – развиваем ребенка духовно, физически, интеллектуально, но не стремимся дать ему простого душевного тепла, безусловного принятия и уважения, то мы подталкиваем его к поиску эмоциональных ощущений и радостей за стенами своего дома. А последствия этого могут быть самыми непредсказуемыми.

– Думаю, многие любящие родители просто не умеют выразить свою любовь, а лишний раз сказать ласковое слово боятся из опасения разбаловать своего ребенка, думая, что строгий тон удержит его от капризов. А многие просто от природы неласковы и считают, что ежедневная забота о детях и есть выражение родительской любви. Но некоторую дисгармонию в отношениях должны чувствовать и такие родители.

– Конечно, ведь теряется возможность построить теплые доверительные отношения. А без этого процесс воспитания становится похожим на дрессировку.

Если мы чувствуем, что излишне рациональны и холодны, то надо взять за правило хотя бы раз в неделю отложить все дела, сесть рядом с ребенком, обнять его и сказать ему о своей любви, спросить, нужна ли в чем-то помощь. А если он не захочет обняться, то попросить просто вместе попить чаю и спокойно, никуда не спеша, поговорить – без назиданий и оценивания – по душам, посмотреть хороший фильм, поделиться впечатлениями. Мы часто переоцениваем силу обличающего слова и строгих, пусть даже самых правильных вразумлений и недооцениваем силу простой теплой родительской улыбки и доброго ласкового ободрения. А ведь именно они вместе с нашей молитвой о детях способны творить чудеса.

Несколько лет назад меня очень порадовала одна мама. Мы ехали в метро, и она рассказывала мне о серьезном кризисе своей подросшей дочери, о ее резкости, прогулах, сложных отношениях с молодыми людьми, желании бросить учебу в медицинском колледже. Я стала ей говорить о том, что будем помогать дочке пережить этот трудный период, что надо с ней пообщаться психологу, а окружающим запастись терпением… Вдруг мама достала телефон и стала писать смс. Через минуту пришел ответ. Она заулыбалась. У нас очень близкие отношения, и она показала мне переписку. Там было всего по одной фразе в каждой: «Я тебя люблю!» – и ответ: «И я тебя». Сейчас они лучшие подруги, дочка стала медсестрой, готовится поступать в медицинский институт, вышла замуж и стала мамой.

В завершении первой беседы мне хочется привести слова выдающегося исследователя темы любви – философа и психолога Эриха Фромма:

«Установка, что нет ничего проще, чем любить, представляет собой наиболее широко распространенную концепцию любви, несмотря на сокрушительную очевидность обратного… Если бы речь шла о любой другой деятельности, люди стремились бы во что бы то ни стало выяснить причины неудачи… Первый шаг в этом направлении – уяснить себе, что любовь – это искусство… Если мы хотим научиться любить, мы должны поступать так же, как если бы мы хотели овладеть любым другим искусством… Кроме изучения теории и практики есть еще и третий фактор: овладение искусством должно быть делом совершенно исключительной важности; не должно быть на свете ничего важнее этого искусства».

Безусловная любовь

Притча о блудном сыне.  Н.Лосев, 1882.Притча о блудном сыне. Н.Лосев, 1882.

– Если любовь к детям – это искусство, которому нужно учиться ежедневно, то должна быть у науки любить какая-то основа, фундамент. Современная европейская психология и педагогика говорит, что таким фундаментом должна стать безусловная любовь, безусловное принятие ребенка таким, какой он есть. Когда речь идет о супругах, с безусловным принятием как-то всё более-менее понятно, ведь в спутники мы выбираем себе человека, слабые стороны которого мы все-таки в состоянии потерпеть, мысленно убрать в своем сознании в тень. И самое главное, что ответственность за его нравственный облик не лежит на нас: не наше дело воспитывать супруга. И совсем другое дело – безусловная любовь к нашим детям. И главной сложностью здесь является никем не отмененная воспитательная функция родителей. Надо ведь противостоять и дурному в нем, и опасному для него в мире. А противостояние неизбежно ведет к конфликтам. Когда малыш сучит ножками, жадничает, вредничает, валяется на полу в магазине, когда подросток хамит, отказывается помогать по дому, обижает младших сестер и братьев, когда его уносит на волнах Wi-Fi в неведомую даль от нас или засасывает в дурную компанию, мы ведь не должны широко улыбаться и принимать всё это как должное! Что на практике значит принимать ребенка таким, какой он есть, и в то же время противостоять злу в нем? Защищать его от зла в мире и оставаться при этом в мире с ним?

Что же понимается под словами «безусловная любовь»?

– Недавно по одному из каналов для родителей крутился ролик с педагогическими правилами. Одно из основных выглядело так: необходимо принимать ребенка таким, какой он есть, со всеми его достоинствами и недостатками. И точка. Ничего больше. У любого думающего человека возникает сразу масса вопросов. Основной из них: зачем же я приму его недостатки? кто же поможет ему с ними справиться? Чтобы найти ответ на эти вопросы, имеет смысл обратиться к истокам понятия «безусловная любовь» и истории его развития в психологии и педагогике. Любовь – это слишком большое и слишком глубокое понятие, чтобы быть полностью понятым, измеренным и описанным словами, а это, в свою очередь, вызывает массу неправильных представлений.

Прежде чем разбираться с нюансами, давайте попробуем понять, что же подразумевается на самом деле под таким красивым и терапевтическим словосочетанием, как безусловная любовь.

В толковом словаре С.И. Ожегова мы видим следующее толкование смысла слова любовь: «Любовь – чувство самоотверженной, сердечной привязанности». Это определение сразу же отсылает нас к теме жертвенной безусловной любви. Как первый пример такой любви Ожегов приводит материнскую. И это удивительно точно. История понятия безусловной любви напрямую связана с чудом материнства Пресвятой Богородицы. Ведь именно благодаря Ее чистоте и кротости жертвенная и безусловная Любовь смогла воплотиться на земле. И именно Пресвятая Богородица является ее первым примером и источником (вспомним икону «Живоносный Источник»).

Свое начало понятие безусловной любви берет в христианском мировоззрении. Наиболее полно оно раскрывается в притче о блудном сыне

Свое начало понятие безусловной любви берет в христианском мировоззрении. Наиболее полно оно раскрывается в притче о блудном сыне, так как именно в ней особенно ярко звучит тема всепрощающей любви Бога к человеку, существующей независимо от послушания и любви человека к Богу! И любовь эта жертвенная, крестная. Ее абсолютное воплощение мы видим в любви Христа, отдающего Свою жизнь за каждого из нас, независимо от того, как мы ответим на нее. Откликнемся, начнем меняться и захотим войти в пространство Вечной Любви или пойдем путем развития и удовлетворения своих страстей. Именно Евангелие является основным путеводителем в мир безусловной любви.

К этой теме мы еще не раз обратимся в следующих беседах. А сейчас рассмотрим, как это понятие трансформировалось в философии, психологии и педагогике.

Многие психологические и духовные школы в XX веке начинают рассматривать безусловную любовь как высшую форму любви. Согласно этим учениям, отличие безусловной любви от условной состоит в желании отдавать, не требуя ничего взамен, вне зависимости от обстоятельств и личных качеств того, на кого она направлена. Со временем начинают противопоставляться два понятия: безусловная и условная любовь. Возникают споры, можно ли вообще считать условную любовь любовью, и делается вывод, что материнская любовь по своей природе ближе к безусловной, а к отцовской больше примешивается условная, так как отцы готовят детей к жизни во внешнем агрессивном мире, который будет выставлять постоянные условия. Также психологи приходят к выводу, что если у родителей доминантой является условная любовь, то ребенок гораздо менее счастлив и устойчив к стрессам и дистрессам, в отличие от тех детей, которые хотя бы от одного родителя получают безусловную любовь. Если же любовь родителя всегда условна, то у ребенка возникают самые разные личностные и даже психические расстройства.

В 60-х годах XX века в Америке зарождается гуманистическая психология. Эта психологическая школа и явилась той площадкой, на которой развивалось западноевропейское понятие безусловной любви.

Термин гуманистическая психология был предложен группой психологов, которые в начале 60-х годов XX века под руководством Абрахама Маслоу (1908–1970) в Америке объединились с целью создать теоретическую альтернативу двум наиболее важным психологическим теориям – фрейдизму и бихевиоризму. В противовес тем направлениям, оценивающим человека как полностью зависимого либо от окружения, либо от бессознательных инстинктов, гуманистическая психология рассматривает его как ответственного за свою судьбу, свободно делающего выбор среди предоставленных возможностей, стремящегося к самосовершенствованию, находящегося в процессе становления, изменения на протяжении всей жизни. В антропологической концепции Маслоу человек – единое уникальное организованное целое. Эта школа изучает психически здоровую личность, достигшую вершины своего развития, предела самоактуализации.

Гуманистический подход

Гуманистическая психология исходит из постулата, что человек по своей природе хорош и ему просто не надо мешать

Гуманистическая психология много говорит о безусловной любви, но исходит она из гуманистического постулата, что человек по своей природе хорош и ему просто не надо мешать. (К слову сказать, именно этот ошибочный постулат и лег в основу ювенальной идеологии.) Но проблема заключается в том, что такие здоровые личности, достигшие предела самоактуализации, к сожалению, составляют примерно 4% от общего числа людей. И несмотря на это, Маслоу считал, что природа человека хороша или, по крайней мере, нейтральна. И это очень важный момент! Именно с него начинается принципиальное отличие взгляда на человека, на его природу и на тему безусловной любви в православной духовно-ориентированной глубинной психологии от гуманистического! Приверженцы гуманистической школы считают, что не страсти и грех – основные разрушительные силы в человеке, а что все проблемы являются результатом фрустрации (нарушения ожиданий) или неудовлетворения основных потребностей. Именно эта идеология зависимости от внешних обстоятельств лежит в основе психологии потребления и комфорта. Есть комфорт – есть счастье, происходит правильное гармоничное развитие личности. Нет комфорта, не удовлетворяются базовые (инстинктивные) потребности – человек деградирует.

Духовно-ориентированный глубинный подход

Православное мировоззрение в корне отличается от гуманистического

Православное мировоззрение в корне отличается от гуманистического, так как кроме светлого и добродетельного начала рассматривает и глубинную поврежденность человека и говорит нам о первородном грехе, о родовых повреждениях, о страстях и личном грехе как основном препятствии к безусловной любви и у родителя, и у ребенка. Святоотеческое учение о природе человека говорит нам о том, что душа часто бывает настолько опалена страстями, что, даже понимая умом необходимость проявления любви, тепла, терпения и развития прежде всего добродетельной части души ребенка (а если и наказания, то редкого и без злобы), родитель не может применить это на практике. Ему не хватает мудрости и сил, он остро нуждается в Божественной помощи.

Поэтому в духовно-ориентированном глубинном подходе к воспитанию понятие безусловной любви мы будем рассматривать с нескольких сторон, так как оно содержит в себе гораздо больше составляющих, чем их видит западноевропейская гуманистическая школа. Это и евангельские корни, и темы образа и подобия Божиего в человеке, и свободы, и мудрой строгости, и уважения к личности ребенка, и тема страстей и греха, врачующихся посредством стяжания Благодати.

Безусловная любовь – это самая высокая планка, которую может поставить перед собой родитель, это прекрасная цель, о которой мы читаем у апостола Павла:

«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут» (1 Кор. 13: 4–8).

В молитвах к Богоматери о наших детях мы соприкасаемся с тайной безусловной любви и получаем возможность положить ей начало

Самым прекрасным примером безусловной родительской любви является кроткая, светлая и жертвенная любовь Богородицы. Именно в молитвах к Ней о наших детях мы соприкасаемся с тайной безусловной любви и получаем возможность положить ей начало и возрастать в ней. Сердцем же ее является Христос, а единственно верным основанием и фундаментом может быть только смиренномудрое устроение.

Камни преткновения

Основная проблема, возникающая у многих родителей, которые узнают о безусловной любви, заключается в том, что может показаться, будто бы безусловно любить – это принимать ребенка таким, какой он есть, включая и все его недостатки. Это ошибочное умозаключение становится камнем преткновения на пути к безусловной любви, смущает и запутывает, особенно когда дело доходит до практики. Дело в том, что любить ребенка безусловно – это любить не за ЧТО-ТО, а просто за то, что он есть. Любить с благодарностью Богу за чудесный дар родительства. Любить просто так.

Надежный кирпичик, который мы можем положить в основание безусловной любви, – это понимание, что наша родительская задача любить не за то, что он хороший, послушный, трудолюбивый, а потому что он родная, нуждающаяся в нашем тепле, защите и помощи душа! И любить вопреки всем негативным проявлениям, с терпением и молитвой помогая ему становиться лучше, добрее, но при этом не игнорировать проявления страстей. Поэтому одна из очень важных составляющих безусловной любви – это мудрая дозированная строгость, защищающая бережно, но решительно светлую часть души ребенка от проявлений страстей и внешнего зла. Приходится часто сталкиваться с заблуждением, когда родители считают, что раз они говорят строго ребенку о том, что нельзя грубить, нельзя обижать ближних, младших, нельзя игнорировать просьбы и целыми днями проводить в праздности, если наказывают за это, то они не безусловно любят ребенка. Это не так. Периодически возникающие конфликты с детьми не говорят о том, что между нами и детьми автоматически разрушается безусловная любовь. Нет!

Видеть негативные стороны ребенка и помогать ему с ними справляться – неотъемлемые составляющие безусловной любви!

Более того, что касается негативных сторон, которые есть у каждого, то видеть их и помогать ребенку с ними справляться – неотъемлемые составляющие безусловной любви! Разрушает безусловную любовь не строгость, а родительские злоба, нетерпение и энергия осуждения.

Если мы обратимся к Божественной педагогике, примеры которой даны нам Богом в Евангелии, то увидим, как именно мы призваны бороться со страстями и грехом у детей. Первое – дать знания о природе человека, рассказать, с чем именно необходимо бороться (о страстях и греховных помыслах) и почему, просвещать ум и сердце святоотеческими знаниями о нашей вечной душе. Важно не только рассказывать о страстях, но и вдохновлять на духовную внутреннюю работу, ставить перед собой и ребенком прекрасные светлые цели, раскрывать тему Любви Бога к нам и нашей любви к Нему и ближним. Господь давал все эти знания в притчах и заповедях блаженства, и мы должны передать их детям.

Важно не только рассказывать ребенку о страстях, но и вдохновлять его на духовную внутреннюю работу

Но тут есть один секрет: если мы посмотрим, сколько раз Господь проявлял праведный гнев, видя всю человеческую неправду, за три года Своей проповеди, то увидим – всего три раза: в храме с торговцами, еще вразумил опосредованно на примере с бесплодной смоковницей и когда в сердцах сказал: «О, род неверный и развращенный! Доколе буду с вами и буду терпеть вас?» (Лк. 9: 41). Всё остальное время Он исцелял, кормил, утешал, учил, прощал, радовал и вдохновлял чудесами. Многие скажут: Он же Бог! Это недостижимо высоко! Да, это так. Но мы же можем хотя бы одну сотую взять для себя как норму. Просто меньше раздражаться и сердиться, больше вдохновлять, утешать, радовать. Почаще проявлять гибкость и мудрость, акцентировать свое внимание на светлом, на образе Божием и подобии в душе ребенка, радоваться хорошим проявлениям. Почаще при конфликте переключать себя и ребенка на что-то светлое, мудрое, а не концентрироваться упорно на негативных сторонах, на том, с чем ребенок еще не может по каким-то причинам справиться. Можно переключить уставшего или не справляющегося с эмоциями ребенка на игру, дать отдохнуть, почитать, сходить погулять, если проблема серьезная, пойти вместе в храм, помолиться. И очень часто после переключения ребенок становится спокойнее, послушнее.

Очень важно впускать кислород любви, молитвы и радости в отношения! У недавно прославленного старца Паисия есть такой пример:

«Родители, насколько могут, должны объяснять детям доброе по-доброму: с любовью и с болью. Помню одну мать, которая, видя, что сын вел себя плохо, со слезами в глазах и с болью говорила: «Не надо делать этого, мой золотой ребенок”. И видя такой пример, ее дети учились подвизаться с радостью, чтобы избегать жизненных искушений, не пасовать перед трудностями, но преодолевать их молитвой и доверием к Богу».

Чтобы оставаться в поле безусловной любви, необходимо четко выстроить для ребенка границы дозволенного и наказывать его без злобы и оскорблений

Но бывает, что этого недостаточно, ребенок после долгих увещеваний продолжает упорно игнорировать просьбу или запрет. И тогда необходима мудрая строгость и даже ощутимое наказание. Но чтобы оставаться при этом в поле безусловной любви, необходимо четко выстроить границы дозволенного и наказывать без злобы и оскорблений. Есть известное святоотеческое изречение, которое очень емко объясняет, почему всё сказанное в гневе, со злобой чаще всего не усваивается, не принимается душой: «Правда без любви – клевета».

И тут мы подошли к следующему камню преткновения – родительскому гневу, который детское подсознание и душа воспринимают как нелюбовь. Именно страсть гнева чаще всего, объединяясь с гордостью и нетерпением, не дает родителю создавать в семье пространство безусловной любви. Преподобный Паисий Афонский очень образно говорит об этом:

«Принуждения родителей не помогают детям, но душат их. Бесконечные «не трогай этого, не ходи туда, сделай это так…” Но ведь уздечку надо тянуть так, чтобы ее не порвать. Надо обличать детей тактично, для того чтобы помочь им осознать свою ошибку, но при этом не допускать, чтобы между вами образовывался разрыв. Родители должны делать то же самое, что делает хороший садовник, сажая маленькое деревце. Садовник нежно, мягкой веревочкой привязывает деревце к колышку, чтобы оно не искривилось и не повредилось, когда ветер будет клонить его вправо или влево. Потом садовник делает для деревца ограду, поливает его, заботится о нем, бережет его от коз – покуда у дерева не подрастут ветви. Ведь если маленькое деревце объедят козы, то всё – его можно считать погибшим. Объеденное козами дерево не сможет ни принести плода, ни дать тени. А вот когда его ветви подрастут, садовник убирает ограду, а дерево начинает приносить плод, и под его тенью могут отдыхать и козы, и овцы, и люди. Однако часто родители, будучи побуждаемы чрезмерной заботой о своих детях, хотят привязать их не мягкой веревочкой, а стальной проволокой, тогда как привязывать детей нужно нежно – так, чтобы их не поранить. Родители должны стараться помогать детям благородно. Это возделает в детских душах любочестие, и потом они смогут сами почувствовать необходимость делать добро».

Энергия гнева и гордости, дух фарисейства в общении вызывают противостояние у детей (особенно чутко реагируют и резко защищаются от них подростки), а энергия безусловной смиренномудрой любви, молитва, добрый юмор и творческий подход вызывают любовь, уважение и изменения к лучшему.

Что же может помочь нам создать пространство безусловной любви? Прежде всего, это желание укутать теплом душу ребенка, стремление к мирному решению возникающих проблем, сердечность, снисхождение к немощам, великодушие, молитвенное терпение, строгое отношение к себе и милостивое к ребенку. Также желание помочь, войти в его боль и разделить ее, тепло поддержать. А в случаях, когда необходимо ребенка вразумить и остановить, на помощь может прийти мудрая строгость, в основании которой лежат глубокое уважение к личности ребенка и деликатность. При создании в семье пространства безусловной любви особое место занимает просвещение ума и сердца ребенка мудрыми святоотеческими знаниями о душе и Царствии Божием в ее глубине, о спасительной тайне смирения и жертвенной Любви.