Празднословный

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед. ч. мн. ч.
муж. р. ср. р. жен. р.
Им. пра́здный пра́здное пра́здная пра́здные
Рд. пра́здного пра́здного пра́здной пра́здных
Дт. пра́здному пра́здному пра́здной пра́здным
Вн. одуш. пра́здного пра́здное пра́здную пра́здных
неод. пра́здный пра́здные
Тв. пра́здным пра́здным пра́здной пра́здною пра́здными
Пр. пра́здном пра́здном пра́здной пра́здных
Кратк. форма пра́зден пра́здно пра́здна пра́здны

пра́зд-ный

Прилагательное, качественное, тип склонения по классификации А. Зализняка — 1*a.

Корень: -праздн-; окончание: -ый .

Произношение

  • МФА:
    (файл)

Семантические свойства

Значение

  1. устар. не заполненный; пустой, порожний ◆ Когда Степан Степаныч ушёл, он занял праздное место, чтоб находиться ближе к княгине. М. Ю. Лермонтов, «Княгиня Лиговская»
  2. ничем не занимающийся, живущий без работы, без дела ◆ Пустынно было в устье Быковки, тихо в посёлке ― сезон всюду кончился, всякий люд, как рабочий, так и праздный, покинул сии берега. В. П. Астафьев, «Зрячий посох», 1982 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)
  3. не занятый, не заполненный делом, работой ◆ Он ведёт праздную жизнь.
  4. порожденный бездельем, бесцельный, бесполезный, пустой ◆ Если с ним вступали в праздные разговоры, то он отвечал односложно и быстро уходил прочь, нахохлившись, как птица на холоде. В. К. Железников, «Чучело», 1981 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

Синонимы

  1. порожний, пустой, пустопорожний, свободный, вакантный
  2. бездельный
  3. свободный
  4. досужий, пустой

Антонимы

  1. полный, занятый, заполненный
  2. занятый, трудящийся

Гиперонимы

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • существительные: празднество, праздник, праздница, празднищина; упразднение
  • глаголы: праздновать, упразднить, упразднять, упраздниться, упраздняться
  • наречия: праздно

Этимология

Происходит от церк.-слав. праздьнъ (др.-греч. ά̓μοιρος, ἀργός, έ̓ρημος), вместо исконнорусск. порожний, от др.-русск. порожьнъ; ср.: укр. порожній, белор. парожні, польск. próżny. Родств. болг. празен, празден, сербохорв. пра͂зни͂, пра́зан, пра́зна ж., словенск. prázen, prázna, чешск. prázdný, prázný, словацк. prázdny, в.-луж. prózdny, prózny, н.-луж. рrоznу. Исходными формами последних представляются *роrzdьnъ, первых — *porzdьnio-. Использованы данные словаря М. Фасмера. См. Список литературы.

Перевод

пустой

ничем не занимающийся

не занятый работой

  • Английскийen: idle

порождённый бездельем

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
  • Добавить хотя бы один перевод для каждого значения в секцию «Перевод»

В Викиданных есть лексема празднословие (L150084).

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. праздносло́вие праздносло́вия
Р. праздносло́вия праздносло́вий
Д. праздносло́вию праздносло́виям
В. праздносло́вие праздносло́вия
Тв. праздносло́вием праздносло́виями
Пр. праздносло́вии праздносло́виях

праздносло́вие

Существительное, неодушевлённое, средний род, 2-е склонение (тип склонения 7a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -праздн-; интерфикс: -о-; корень: -слов-; суффикс: -иj; окончание: -е .

  • МФА:
  1. книжн. то же, что пустословие; пустая болтовня, бесполезные разговоры ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).
  1. пустословие; частичн.: словоблудие

Ближайшее родство

  • существительные: празднослов
  • прилагательные: празднословный
  • глаголы: празднословить

Из праздный + слово.

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Список переводов

    • Английскийen: idle talk; empty talk
    • Белорусскийbe: пустаслоўе ср.
    • Испанскийes: vanilocuencia ж.
    • Итальянскийit: vaniloquio м.; ciance ; parole in libertà; vuote chiacchiere
    • Украинскийuk: пустослів’я ср., марнослів’я ср.
    • Французскийfr: bavardage м., verbiage м.; verbalisme м.

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»

      Вед.: Здравствуйте! «Молчание — золото», ― тот, кто следует этой народной мудрости, не подвержен греху празднословия. Так ли это, узнаем сегодня у Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина. Владыка, что же такое грех празднословия?

      Митрополит Лонгин: Празднословие — привычка, которая свойственна очень многим людям. Думаю, что и мы с вами не всегда можем ее избежать, когда говорим о том, что нам не полезно. Наверное, самый яркий пример этого греха — осуждение окружающих нас людей. Мы часто и с большой легкостью, с желанием, начинаем осуждать тех, кто нас окружает. Все мы время от времени даем друг другу поводы для этого. Но надо знать, что ни нам самим, ни тем, о ком мы говорим, кого осуждаем, это никакой пользы не приносит. В результате получается, в самом прямом смысле, празднословие, то есть праздные разговоры, не приводящие ни к чему.

      Празднословие не только бесполезно, но еще и очень вредно для каждого из нас. Осуждая или просто болтая без смысла, мы как бы «выстужаем» наше сердце и нашу душу. Святые отцы, говоря о празднословии, часто употребляли это понятие. Это как дом с открытыми окнами и дверями в мороз — там не может жить ничего доброго. Поэтому и в сердце человека, который постоянно празднословит, со временем образуется пустота, которая не дает вселиться в это сердце ничему хорошему, доброму. Кроме того, такой человек постепенно привыкает видеть во всем и во всех только плохое. Плохого действительно много в нашей жизни, но хорошего все-таки больше. Человек празднословящий об этом забывает.

      Вед.: Владыка, а грешит ли человек, который говорит о добре, любви, милосердии и прочих добродетелях?

      Митрополит Лонгин: Если человек, который говорит об этом, сам пальцем не двигает к тому, чтобы приобрести эти добродетели, то, наверное, грешит. Хотя, конечно, говорить о добре, милосердии, любви гораздо лучше, чем о чужих грехах.

      Вед.: Владыка, а вообще может ли православный человек быть общительным? Не грешно ли это?

      Митрополит Лонгин: Нет, ни в коем случае. И может, и должен, потому что в общении с людьми мы воспитываем себя, свои чувства. В конце концов, общаясь с другими людьми, мы можем говорить о самом главном — о Боге.

      Вед.: Владыка, нам пришло множество вопросов. Пишет нам Алла: «Одна моя знакомая почти в каждом разговоре со мной жалуется на своих близких и сослуживцев. Сочувствовать — значит, поддерживать ее в осуждении. Говорить, что нужно любить и прощать — получается, я указываю ей на грехи. Начинаю избегать общения с ней. Посоветуйте, пожалуйста, как поступить?»

      Митрополит Лонгин: Наверное, надо выражать сочувствие, но не самому факту осуждения, когда человек слышит о ком-то плохие вещи и поддакивает: «Да-да, действительно». А должно быть сочувствие состоянию человеческой души, которая видит только плохое, или которая подавлена тем плохим, которое объективно встречается в нашей жизни. Сочувствие в этом плане нужно и, я думаю, полезно. Конечно же, утешать человека надо. Так бывает, что человек, будучи как бы «погребенным» негативными впечатлениями, эмоциями, приходит к мысли, что вокруг все ужасно, плохо и ничего хорошего, даже луча света в этом темном царстве, не существует. Это не так, и человека надо постараться в этом переубедить, пытаясь показать какие-то добрые примеры, в том числе, примеры добрых чувств в окружающих нас людях. Обязательно нужно попытаться пробудить в человеке христианское отношение, правильные христианские чувства к чужим недостаткам и вообще ко всему плохому, что встречается в этой жизни. И первое из таких чувств — это снисходительность и жалость. Ведь человек, который все время осуждает, чаще всего очень требователен к окружающим, достаточно жесток по отношению к ним. А христианское отношение — это, прежде всего, жалость и сострадание. Когда они есть у человека, он спокойнее относится к недостаткам других.

      Вед.: Как у Достоевского: «Простить — значит, понять». И в Евангелии: какой мерою меряете, такой и вам отмерено будет (ср: Мк. 4, 24).

      Митрополит Лонгин: Совершенно верно. Главное, откуда можно научиться отношению людей между собой,— это, конечно, Евангелие. Вот почему очень важно стать христианином, чтобы разбираться в том, что происходит вокруг тебя.

      Вед.: Спасибо, Владыка. Следующий вопрос задает Алексей: «Является ли осуждением разговор двух о третьем лице, если говорится объективно, то есть правда о его негативных поступках, просто констатируется факт?»

      Митрополит Лонгин: Для чистоты эксперимента нужно, чтобы рядом был третий ― тот самый человек, о котором говорится. Тогда это будет абсолютно безгрешно и действительно по-евангельски: да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого (Мф. 5, 37). Практически невозможно человеку удержаться в рамках объективности в той ситуации, которая описывается в этом вопросе. Всегда начинаются какие-то оценки, сравнения, и самое первое сравнение, которое приходит человеку в голову —с самим собой. И следующая мысль: «Я все-таки получше немножко». И тут уже недалеко до известного евангельского персонажа с его словами: несмь якоже прочии человецы — я не таков, как другие люди (Лк. 18, 11) . Поэтому объективность и, тем более, бесстрастность здесь практически недостижимы.

      Вообще лучше никого не осуждать, не оценивать, если только это не является твоей работой. Если ты, скажем, начальствующий, то конечно, если твой подчиненный никуда не годится с профессиональной точки зрения, то ты не можешь закрывать на это глаза и делать вид, что все в порядке. Тогда ты уже грешишь больше, чем этот человек. А во всех остальных случаях, я думаю, надо как-то очень мягко, спокойно относиться к этому.

      Вед.: Спасибо, Владыка. Следующий вопрос задает Лидия: «Уважаемый Владыка! Как отучить мужа ругаться матом? Мне кажется, он не совсем понимает отрицательную сторону или даже пагубность такой речи».

      Митрополит Лонгин: Очень сложный вопрос. Я, честно говоря, с трудом себе представляю, как это можно сделать. Прежде всего, нужно постоянно напоминать человеку о том, что это нетерпимо, плохо, что выражаться матом, особенно при женщинах, детях ни в коем случае нельзя, да и без них тоже не стоит. Но насколько это будет действенно, зависит от взаимоотношений в семье. Если муж любит жену, он постарается услышать ее просьбу. Если он не слышит, значит, в семье такие отношения, при которых эта просьба останется втуне.

      Сегодня это привычка очень многих людей, причем самых разных, не только простых, как было раньше, но и достаточно высокопоставленных, в том числе достаточно интеллигентных, ― разговаривать на этом «языке». К сожалению, она распространяется все шире, и ничего, кроме негативных последствий, иметь не может. Дело в том, что общий уровень культуры нашего народа резко снизился за последние десятилетия, и продолжает снижаться. Это очень плохо. Ведь дело в том, что само по себе это явление невозможно рассматривать изолированно от контекста, от общего состояния нашего общества. Это очень характерное проявление общего удручающего состояния нравственности и культуры.

      Вед.: Владыка, Мария пишет нам: «Здравствуйте! Помогите понять значение слов ″гневаясь, не согрешайте″. Спасибо».

      Митрополит Лонгин: Это связано со святоотеческим пониманием того гнева, который допустим для человека. Надо гневаться на грех, на какое-то беззаконие, но при этом не согрешать, не впускать в свое сердце гнев и его последствия, а также ни в коем случае не распространять этот гнев на кого-либо из людей.

      Вед.: А это возможно?

      Митрополит Лонгин: Я думаю, что при достаточно долгом опыте внутренней внимательной жизни — да, возможно.

      Вед.: Владыка, нам пишет Антон: «Объясните, что значат слова из послания первого к Коринфянам: ″Жены ваши в церквах да молчат″. Это нужно понимать в прямом смысле слова?»

      Митрополит Лонгин: Имеется в виду проповедь и научение. Никогда в древности вообще в каком-то собрании женщина не имела голоса, а в церковном собрании женщина не имеет права учить вере, богословствовать, каким-то образом возвышать свой голос. Это древняя практика, она сохранилась до сих пор. Это не значит, что женщина, скажем, не может читать или петь на клиросе.

      Вед.: Но пусть женщины не подходят к другим и не говорят: не так стоишь, не так одет…

      Митрополит Лонгин: Апостол вряд ли догадывался, что так будет со временем, но я думаю, что его слова можно распространить и на этот случай. Иногда нужно сделать замечание, потому что сейчас слишком много людей, которые в церкви могут позволить себе чудовищные вещи. У меня сложное отношение к женщинам, которые делали или делают замечания в церкви. Я знаю, каким благородным негодованием в последние годы полны все наши средства массовой информации, церковные и нецерковные, в отношении этих женщин, страшных «бабок» или, как один человек сказал, «православных ведьм», и так далее. Но вот у меня несколько иное отношение. Я считаю, что все равно в церкви должны быть люди, которые не грубо, а мягко, с любовью, но все-таки показывают человеку, впервые зашедшему в храм, как в нем можно и нужно себя вести. Да, очень плохо, когда мы обижаем человека, пришедшего в храм, и он в результате уходит и дает себе слово больше никогда не переступать церковного порога. Но ничуть не лучше, когда такой вот человек начинает своим поведением, отношением обижать тех людей, которые уже в храме находятся. Они тоже люди и заслуживают доброго к себе отношения. Поэтому вопрос этот сложнее, чем кажется на первый взгляд.

      Вед.: Владыка, пишет нам Светлана: «Спаситель сказал, что потребует ответа за каждое праздное слово. Но ведь человеку свойственно забывать. В старости он уже многого не помнит. Как же он будет давать ответ?»

      Митрополит Лонгин: Это образное выражение. Конечно же, не в прямом смысле будет воспомянуто каждое праздное слово человека. Мне кажется, тут надо иметь в виду не просто празднословие, а наши пустые обещания, пустые обеты, которые мы иногда даем. Например, человек что-то говорил ― и не сделал, обещал ― и не выполнил. За это, конечно, с человека будет спрошено, об этом и сказано в Священном Писании. Тем самым человек предупреждается о том, какое внимание он должен уделять тому, что он говорит, что обещает, тому, что исходит из его уст.

      Беседовала Юлия Литневская, Телевидение Саратовской Митрополии

      Хорошее слово такое – праздник. Радостное, с детства связанное со всякими приятными вещами: новогодней елкой, подарками, мандаринами, тортом со свечками… Короче, праздник, он и есть праздник. Но вот, придя в Церковь, я столкнулся с его употреблением в совсем непраздничном контексте, когда Христос говорит: «За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда»

      Вот тут уже пришлось разбираться с этимологией слова «праздный». Я помнил из художественной литературы, что в старину на Руси беременных женщин называли «непраздными». Следовательно, праздная женщина, это которая небеременная. То есть не имеющая в себе плода. Примерно по такой схеме я рассуждал и применительно к выражению «праздное слово». Получается – это такое слово, за которым не стоит плод реального опыта, пережитого, вымученного, выстраданного в слезах и крови. Ну вот, к примеру, говорит человек, что нужно чистить по утрам зубы, потому что это полезно, правильно, и все такое прочее. А сам ни разу в жизни зубной щетки в руках не держал. Или говорит, что пить алкоголь – вредно. А сам каждый вечер опрокидывает пару-тройку рюмочек для тонуса перед сном. Праздное слово в моем понимании, это некая правильная сама по себе мысль, произнося которую, человек по сути, сам себя обличает. Ну правда, ведь знаешь же – как надо. Тогда почему сам не делаешь, как говоришь? Вот примерно так я это понимал.

      Потом мне стали попадаться различные публикации, с толкованиями и разъяснениями этого евангельского места. И там было нечто иное, нежели у меня. Что-то о пустых словах, как о ненужных, глупых, скверных… Короче, обо всяком словесном мусоре. А о том, что я понял для себя когда-то, не было ничего и нигде. Я уже было огорчился, от того, что очередной придуманный мною велосипед снова оказался с квадратными колесами. Как вдруг случайно наткнулся на слова преподобного Симеона Нового Богослова, где святой говорит примерно о том же, что содержалось и в моих смутных догадках, только делает это уже вполне ясно и определенно. Хочу поделиться, очень уж эти его слова легли мне на душу:

      «Праздное слово не есть только слово бесполезное; но праздным (αργος — неделанным) должно называть и такое слово, которое говорим, прежде чем делом сделаем и опытом познаем то, о чем говорим. Если я, не презревши славы мира сего и не отвергши ее от всей души, — учу других убегать ее, то не будет ли слово мое праздно, неделанно, пусто и не буду ли осужден я, как лживый? И опять, если я, не приявши с сознанием и чувством умной благодати Святого Духа, не сделавшись наученным от Бога чрез сию благодать и не сподобившись получить свыше слова премудрости и разума, без удержи устремлюсь истолковывать и изъяснять Божественные Писания и выступлю в чине учителя, вооружен будучи только одною внешнею мудростию, то оставит ли Господь это без обличения, не потребует ли отчета в сем от меня?»

      Вот так. И никаких компромиссов. Поэтому, если я теперь и берусь говорить о вопросах веры, то стараюсь либо ссылаться на святоотеческие писания, либо говорю о том опыте, который у меня есть. Конечно, он весьма скудный, этот опыт. И состоит большей частью из ошибок, грехов, и преодоления их последствий. Но зато я точно знаю, что эти мои слова не праздные. И надеюсь, что на Суде Господь не спросит с меня отчета хотя бы за них.