Преступления против церкви

Текст: Светлана Мазурова, Санкт-Петербург

На Новой сцене Александринского театра – премьера. Режиссер Антон Оконешников представил интерактивный спектакль «Суд над Раскольниковым» по пьесе Саши Филипенко.

Зрители стали участниками открытого судебного процесса по делу Родиона Раскольникова, главного действующего персонажа романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание».

«Виновен ли Раскольников? Важен каждый голос!» – обратились создатели спектакля к публике. Участвовать в голосовании можно было в зале суда (зрительном зале) и из дома – с телефона, компьютера… Два вечера шли прямые трансляции спектакля в соцсети «ВКонтакте».

За жестокое двойное убийство (преднамеренное) Родион Раскольников получил 8 лет каторги. Прокурор считает наказание мягким и просит пересмотреть дело. Приговор суда зависит от зрительского голосования. Какого наказания заслуживает обвиняемый? Пожизненного заключения, смертной казни или условного срока?

Прямую трансляцию из зала суда, где слушается дело, ведет журналист (актер Сергей Мардарь). Аккомпанирует ансамбль «Фурия».

Гражданин Печейкин (Дмитрий Белов), «заместитель председателя организации «Униженные и оскорбленные», безработный, православный, коммунист», находится в зале среди народа, призывает не только заново осудить Раскольникова (приговор нужно изменить в сторону более сурового, ужесточить наказание), но и изъять роман Достоевского из всех библиотек нашей страны («такие произведения вредны, опасны»).

Адвокат не нужен

Из речи прокурора (Иван Трус): «Подсудимый опасен для общества, его надо изолировать. Он не только убийца, а еще и подстрекатель – будет призывать к мятежу, бунту, революции. Он не патриот, не любит Родину».

Г-н Родион Раскольников (Дмитрий Бутеев) уже отбывает наказание на каторге в Сибири, его доставили в Петербург, чтобы допросить в зале суда. Но у него нет адвоката. «Он мне не нужен, я готов защищать себя сам», — заявляет молодой человек. «Я просто убил ничтожную, никчемную старуху».

  • — Вы готовили убийство?
  • — Да.
  • — Репетировали?
  • — Да.
  • — Вам знакома фамилия «Достоевский»?
  • — Нет, я впервые о нем слышу.

По словам подсудимого, он «теперь другой человек». «Суда вашего не признаю. Это не суд, а какой-то цирк. Вас страшат не деяния мои, а мысли…»

Зрителям предлагают ответить на вопрос: «Совершали ли вы в своей жизни уголовно наказуемое преступление?» «Да», отвечают 13 процентов зрителей в зале и «нет» – 81. Голосование анонимное.

Еще вопрос: «Можно ли искупить убийство деянием?» «Можно», считают 60 процентов зрителей, «нельзя» — 40 процентов.

Допрос свидетелей

Соня Мармеладова (Василиса Алексеева), близкая подруга обвиняемого, «натура доверчивая и добродушная, инфантильна».

  • — Что вы за человек? Чем занимаетесь?
  • — Я теперь не в Петербурге, живу рядом с любимым на каторге. Работаю модисткой, шью.

Порфирий Петрович (Александр Поламишев), следователь, который вывел Раскольникова на чистую воду, «человек веселый, добродушный»:

  • — Мне, признаться, Родион Раскольников симпатичен. Он очень хороший человек. Не такой, как все.

Связь с Аленой Ивановной

На связь (виртуальную) выходит жертва обвиняемого — убиенная старуха-процентщица (Елена Зимина), владелица ломбарда, «характер сложный, натура предприимчивая».

  • — Как Достоевский написал, так оно все и было, — говорит она. И обращается к Раскольникову:
  • — Проверил себя? Твоя великая идея подтвердилась?

Обвиняемый лишился дара речи, его душат слезы…

В зале – автор

Неожиданный свидетель — Достоевский (Иван Ефремов)! «Характер скверный. Любит Пушкина, черный чай и азартные игры».

  • – Раскольников — убийца, в этом интриги никакой нет. Но он жертва, общество склоняет людей к преступлению. Если он виновен, виновны все мы. Вам Раскольникова не судить надо, а услышать. Ему свобода нужна, ему не место в тюрьме, — произносит Федор Михайлович.

Результаты голосования

Вопрос публике: «Заслуживает ли Родион Раскольников более сурового наказания?» «Да» – ответили 15 процентов зрителей в зале и 22 процента – в онлайне. «Нет»: 85 – в зале, 78 – в онлайне. На следующий день цифры будут другими – участвовать в заседании будут другие люди. К слову, первая трансляция собрала более 300 тысяч просмотров, вторая — более 200 тысяч.

Судья (Сергей Кузнецов) объявляет приговор: гражданин Родион Раскольников возвращается на каторгу в Сибирь. Справедлив ли вердикт? Решать зрителю.

Р.S.

«Суд над Раскольниковым» открыл цикл спектаклей под названием «Сцена суда», объединенных жанром судебного детектива и доступных не только для аудитории в зале, но и онлайн в официальной группе театра в ВКонтакте. Следующая премьера цикла «Сцена суда» запланирована на 11 и 12 апреля, ее режиссер — Кирилл Люкевич. Спектакль будет называться «Крайм» / Crime.

Пьесы для проекта были написаны специально, их автор — писатель Саша Филипенко, лауреат «Русской премии», финалист «Большой книги», «Ясной Поляны» и других литературных премий, автор романов «Красный Крест», «Травля», «Бывший сын», «Замыслы», «Возвращение в Острог».

Взаимоотношения государства и религии всегда занимали существенное место в историческом процессе, оказывая значительное влияние на становление правовых и государственных институтов. Религиозные нормы поведения выступали эффективным средством регулирования и поддержания социальных отношений, а также являлись важным источником становления светского права. Нарушение религиозных норм рассматривалось не только как посягательство на ту или иную религию, но и в целом считалось угрозой общественным ценностям и государственным устоям. Поэтому понятие преступления против религии было знакомо праву практически всех государств ещё на начальном этапе их развития. Религиозный фактор в политико-правовой сфере российского общества приобрёл особую значимость в условиях многонационального и поликонфессионального государства, каковым являлась Российская империя. В период активного территориального роста в XVIII – первой половине XIX вв. в состав её коренного населения вошли иудеи, католики, протестанты, униаты, мусульмане и язычники. Сохранение государственной целостности и политической стабильности достигалось проведением особой национально-вероисповедной политики, в основу которой был положен принцип религиозной терпимости. Это позволило не допустить на территории Российской империи религиозных войн и конфликтов, характерных для государств средневековой Европы. Вплоть до XVIII в. Московское государство придерживалось византийских традиций церковно-государственных отношений, согласно которым население должно было принадлежать к православному исповеданию. Реципированные после принятия христианства сборники византийского права предусматривали наказания за вероотступничество, ересь, раскол, которые считались не только грехом, но и религиозными преступлениями. В имперский период государственно-церковные отношения основывались на главенстве российского императора над всеми религиозными объединениями, осуществлявшими свою деятельность на подвластных ему территориях. От успешности решения вероисповедного вопроса, являвшегося частью общей политической стратегии, зависело состояние правопорядка, государственной и общественной безопасности Российской империи. Проблема религиозных преступлений продолжает сохранять свою актуальность и сегодня. Религиозные вопросы, тесно связанные с национально-этническими, занимают важное место в политической и правовой сферах жизни современного российского общества. Ввиду происшедшего с конца 1980-х гг. перехода от атеистического государства к светскому приобрёл особую актуальность опыт Российской империи на последнем этапе её существования, ставшем начальным периодом перехода от конфессионального государства к светскому. Именно тогда понятие религиозного преступления претерпело существенную трансформацию. Данный период значим также выработкой новой модели государственно-конфессиональных отношений, для которой было характерно сохранение института государственной церкви с максимально возможной степенью реализации свободы совести и вероисповеданий для иных конфессий.
Объявление о защите (дата размещения 17.02.2016):
защита диссертации состоится 19 апреля 2016 г. в 14:00 по адресу: г. Москва, Б. Трехсвятительский пер., д. 3 в зале заседаний Диссертационного совета