Принести в жертву

13 марта 2017Антропология, История

Ритуальные крики, ячменная крупа, позолоченные рога и другие важные детали одной церемонии жертвоприношения

Автор Алена Чепель

Слово «жертвоприношение» обозначает разные древнегреческие обряды, со­вершаемые в разных обстоятельствах и с разными целями. Это и подношение богам фруктов, зерна и лепешек, и сжигание ладана, и убийство животных с последующим съедением оставшегося мяса, и сжигание животных целиком, и ритуальное возлияние вина, молока, меда, воды или масла, и пролитие жерт­венной крови для скрепления клятвы.

Самый распространенный тип жертвоприношения у древних греков — закла­ние домашнего скота — назывался thysia («тисия»). Мясо частично сжигали: богам доста­вался дым, участникам церемонии — мясо.

Философ Теофраст выделил три цели жертвоприношения: воздать богам по­чести, поблагодарить их и попросить у них что-то. Но это лишь одна из воз­можных трактовок обряда. Уже в ХХ веке эллинист и специалист по древне­греческой религии Вальтер Буркерт выдвинул новую версию: смысл жертво­приношения — в чувстве вины, которое испытываешь после убийства. Ритуал нейтрализует выплеск агрессии, связанный с убийством животного. Впрочем, эту теорию опровергли как противоречащую античным свидетель­ствам. Неко­торые историки считают, что цель жертвоприношения — в установке социаль­ной иерархии между участниками обряда, в том числе богами, через распреде­ление лучших и худших кусков мяса во время совместной трапезы. Так жертво­приношение как бы закрепляет и оправдывает социально-эконо­мическую и политическую реальность. С антропологической точки зрения жертвоприно­шение является аналогом подарка: люди преподносят сакральный дар богам, рассчитывая на ответные дары. Такие подарки составляют основу взаимоотно­шений как между людьми, так и с потусторонними силами.

У греков не было отдельного класса жрецов, поэтому жертвоприношение мог совершить кто угодно. Для разделывания мяса часто звали мясника. Жертво­приношение совершали не внутри храма, а рядом с ним, у алтаря на открытом воздухе. Часто устраивались камерные домашние жертвоприношения в кругу семьи. Если после ритуала планировался обед или ужин, ритуальный пир устраивали в специальных помещениях при святилище или дома. Иногда жертвенное мясо продавалось, но все же большинство костей домашних животных находят именно в святилищах. Получается, греки почти всегда ели мясо после ритуального заклания животного — то есть достаточно часто, если судить по сохранившимся календарям с указаниями, когда и каким богам при­носить жертвы. Большое количество скота закалывали по случаю ежегодных городских праздников. Во время частных обрядов, как правило, обходились одним некрупным животным.

1 / 2
Стела с календарем праздников и жертвоприношений из города Торикос. 430–420 годы до н. э.Remi Mathis / CC BY-SA 3.0

2 / 2
Фрагмент стелы с календарем праздников и жертвоприношений из города Торикос. 430–420 годы до н. э.Dave & Margie Hill / CC BY-SA 2.0

Правила церемонии не были сведены в жесткую систему: в разных полисах последовательность действий варьировалась. О разных типах, способах и про­цедурах жертвоприношения мы знаем из специальных ритуальных текстов, которые имели статус законов и высекались в камне для всеобщего обозрения. Среди других источников — античная литература, вазопись, рельефы, а с не­давнего времени еще зооархеология (анализ остатков животных, принесенных в жертву). Эти свидетельства позволяют понять некоторые закономерности thysia и реконструировать особенности обряда.

Выберите жертву

Жертвоприношение быка. Роспись кратера. Аттика, 410–400 годы до н. э. Кратер — сосуд для смешивания воды и вина.The Metropolitan Museum of Art

Сначала нужно определить бюджет жертвоприношения. Самое дорогое жи­вот­ное — корова. Если грядет большой праздник (например, богини — покро­ви­тельницы города), имеет смысл потратиться, например, на 50 коров. А вот поросята — дешевый вариант, который используется в ритуале очищения: кро­вью животного опрыскивают участников обряда, а само мясо не едят. Самое распространенное жертвенное животное — овца: идеальное соотношение цены и качества. Выбор животного зависит еще от того, кому предназначена жертва. Тут важно все — возраст животного, пол и цвет. Богам подойдут самцы, а боги­ням — самки. Животных черного цвета приносят в жертву подземным хтони­че­ским богам. Прежде чем начать ритуал, сверьтесь со специальными кален­даря­ми и другими ритуальными текстами: например, 12-го числа месяца ан­фесте­риона (приходится на наши февраль — март) богу вина Дионису нужно при­но­сить в жертву темно-рыжего или черного козленка с непрорезавшимися зуба­ми, а богине плодородия Деметре в месяце мунихионе (апрель — май) — бе­ре­менную овцу. Богине ночного колдовства Гекате придется принести в жерт­ву собаку, но это уже другой тип жертвоприношения: собачину греки не ели.

Важный совет: Не приносите в жертву людей, даже если вы прочитали об этом в древнегреческих мифах и литературе. Человеческих жертвоприноше­ний в Гре­ции не засвидетельствовано.

Найдите профессионального музыканта

Сцена жертвоприношения. Юноша (слева) играет на авлосе. Роспись кратера. Аттика, около 430–410 годов до н. э.© The Trustees of the British Museum

Каждый этап ритуала должен сопровождаться музыкой. Хорошее исполнение радует богов и располагает их к обряду. Специальные обрядовые гимны назы­ваются просодии и пеаны. Первые следует петь, пока животное ведут к алтарю (музыка задает ритм процессии), вторые — уже у самого алтаря. Пение проис­ходит под аккомпанемент дудки — авла. Пока играет авлет, процессия ждет благоприятных знамений, чтобы начать церемонию. Логика богов, впрочем, не всегда понятна. Так, Плутарх рассказывает историю про музыканта Исме­ния, который долго играл на флейте, а знамений все не было. Тогда нетерпе­ливый заказчик жертвоприношения отобрал флейту у профессионала и неуме­ло заиграл сам, и только тогда жертвоприношение состоялось. На что Исмений ответил, что его музыка нравилась богам, вот они и не спешили с решением, но, услышав музыку дилетанта и решив от нее поскорее избавиться, они все-таки приняли жертву.

Важный совет: Авлету придется заплатить, но можно это сделать, поделив­шись с ним жертвенным мясом.

Помойтесь и нарядитесь

Участники церемонии жертвоприношения в венках и белых одеждах. Фрагмент росписи кратера. Аттика, конец V века до н. э. The Metropolitan Museum of Art

Праздничное настроение — это важно. Сходите в бани, наденьте нарядные бе­лые одежды и украсьте голову венком. У алтаря можно разуться, чтобы под­черкнуть священный характер происходящего. Важно не только нарядиться самому, но и нарядить жертву, ведь для животного участие в обряде — большая честь. Позолотите рога корове, как это сделал старец Нестор в «Одиссее», что­бы порадовать богиню Афину (эту услугу можно заранее заказать у кузнеца). Если финансы не позволяют, просто повяжите банты и намотайте венки вокруг головы и живота жертвы.

Важный совет: В афинских законах говорится, что жертвоприношение Афине должно быть максимально прекрасным, поэтому, если вы посвящаете ей празд­ничную церемонию, смело требуйте на торжества и украшения побольше денег из городского бюджета.

Организуйте шествие

Девушка с корзиной с инструментами для церемонии. Фрагмент росписи скифоса. Аттика, около 350 года до н. э. Скифос — керамическая чаша для питья с низкой ножкой и горизонтально расположенными ручками.The Metropolitan Museum of Art

Все почти готово, и вот тут начинается один из самых важных этапов — торже­ственная процессия. Участники обряда ведут животное к алтарю под музыку и пение. Важно правильно организовать процессию и распределить роли: кто за кем идет, у кого что в руках и кто что делает. Не забудьте принести к алтарю инструменты для церемонии — прежде всего нож. Положите нож в корзину, посыпьте его ячменной крупой (чуть позже объясним, зачем это нужно) и украсьте бантами. Пусть корзину несет на голове девочка аристократи­че­ского происхождения, она же должна возглавлять шествие — ведь молодость и невинность гарантируют успех предприятия. Если девочку найти не удалось, сойдет и простой раб. Кто-то обязательно должен держать кувшин с водой для ритуального окропления участников и алтаря. Кому-нибудь поручите нести ле­пешки и пироги — они тоже пригодятся для ритуальных целей. В начале про­цессии громко объявите о том, что сейчас будет совершаться свя­щеннодей­ствие. Это можно сделать с помощью возгласа «Эвфемия! Эвфемия!» — что до­словно переводится как «благоговейная речь», но в данном случае означает скорее «Внимание! Внимание!».

Важный совет: Если вы не знаете, где набрать участников процессии, позовите домочадцев, детей и рабов. Жена, невестки и дочери будут нужны для испол­нения риту­ального женского крика ololygmos во время заклания жертвы. До конца неясно, зачем нужен был крик — то ли чтобы заглушить рев живот­ного, то ли чтобы отметить важность происходящего.

Не забывайте о деталях

У алтаря нужно будет произнести молитву: подумайте заранее, о чем вы хотите попросить богов. Прежде чем убить животное, посыпьте всех участников яч­менной крупой  Вероятнее всего, использование ячменя в ритуалах связано с его психоделическими свойствами. и окропите водой. Теперь достаньте ритуальный нож, от­режьте клок шерсти и бросьте в огонь. Если животное крупное, разумнее оглу­шить его топором, а уже потом перерезать ножом горло. Именно сейчас жен­щины долж­ны испустить ритуальный крик. Важно, чтобы кровь животного пролилась на алтарь, а не на землю. Попадание жертвенной крови на землю — дурной знак и может привести к мести и очередному кровопролитию. В неко­торых случаях имеет смысл собрать пролитую кровь в специальную вазу.

Сфагейон — сосуд для сбора крови. Каносса, конец IV — начало III века до н. э.
Из собрания ГМИИ им. А. С. Пушкина / Wikimedia Commons

Во время разделки самое главное — правильно отделить те части мяса, которые полагаются богам. Обычно это бедренные кости. Их нужно очистить от мяса, завернуть в жир и сверху прикрыть другими кусками небольшого размера. Лучшие куски мяса можно оставить себе: как показывает опыт Прометея, боги все рав­но ничего не заметят. Добавьте на алтарь хвост с крестцом, желчный пузырь и любые другие внутренние органы. Сожгите. Важно, чтобы дым шел в небо, к богам. Пролейте на алтарь немного вина — чтобы богам было чем запить мясо. Чтобы разделать и приготовить оставшееся мясо, лучше позвать мяс­ника. Теперь приступайте к праздничному ужину. Не забудьте отдать луч­шие куски самым почетным гостям.

Важный совет: Внимательно следите за знамениями. Например, за тем, как ведет себя в огне хвост животного или что происходит с внутренними орга­нами. Правильное толкование позволит понять, понравилась ли богам цере­мония. Хорошие знаки, когда хвост в огне закручивается, а печень здо­ровая, с равными долями. Если обряд совершается перед битвой, о победе говорит сильный огонь, уничтожающий всю жертву целиком. Дурными зна­мениями являются скудное пламя, а также брызги от сжигания желчного пузыря и дру­гих внутренних жидкостей.

Читайте другие советы и инструкции
Как вызвать духа

Как узнать ведьму

Как победить болезнь

Как приворожить возлюбленного

Как ухаживать за девушкой

Как подготовить боевого слона

Как воспитать почтового голубя

Как присушить парня

К кому пойти лечиться

микрорубрики
Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Архив

О сути жертвоприношений

Служение в Храме заключалось, в первую очередь, в жертвоприношениях — аводат а-корбанот. Ежедневно, утром и перед заходом солнца, приносились постоянные жертвы — корбанот а-тамид, а по Субботам, новомесячьям и праздникам к ним добавлялись особые дополнительные жертвы — корбанот а-мусаф, связанные со специфическим влиянием этих возвышенных дней.

Помимо общественных жертв, приносимых от имени всего народа, каждый отдельный человек мог принести свое индивидуальное приношение: обязательное — для искупления греха, или же в силу особых обстоятельств, или добровольное — в знак благодарности Творцу, или просто по чистосердечному желанию еще больше приблизиться к Создателю.

О важности жертвоприношений можно судить из сказанного в трактате Авот (1:2): «На трех основах зиждется мир — на Торе, на служении и на благотворительности». Источником этого утверждения служат жертвоприношения Ноаха, совершенные им сразу же после Всемирного Потопа. О них сказано (Берешит 8:21): «И обонял Г-сподь приятное благоухание, и сказал в сердце своем: не буду более проклинать землю из-за человека… и не стану более поражать все живое, как сделал Я » — как видим, именно в силу приношений Ноаха Всевышний «дал обет» поддерживать мир и больше не наводить на человечество тотального истребления.

Кроме этого Устная Тора сообщает, что корбанот хранили еврейский народ от всех врагов, увеличивали благодать и процветание. Одним словом, служба в Храме оказывала огромное положительное влияние на состояние народа, как в духовной, так и в материальной сфере.

Но в чем состоит суть жертвоприношений, почему это настолько важно и оказывает такое большое влияние?

Жертвоприношение — это хок

На эту тему имеется масса информации, но вместе с этим важно не забывать, что заповедь о корбанот относится к области хуким — законов, истинная суть которых скрыта от человеческого понимания.

Эти законы отражают некую объективную духовную реальность, непостижимую для наших органов чувств, и, как следствие, непонятную нашему разуму. Без непосредственного повеления Творца мы не имели бы об этих законах ни малейшего представления. Но даже после дарования Торы Всевышний возжелал скрыть суть этих законов от большинства людей. Он хотел, чтобы мы исполняли их только по той причине, что так Он приказал нам, даже если мы не понимаем их сути и значения. В отношении этих законов Тора ограничивается практическим руководством к действию: что можно делать, а что нельзя и т.д. Исполняя эту инструкцию, мы можем быть уверены, что используем мироздание во всей его полноте наилучшим образом ради нашей же пользы.

Это можно сравнить с использованием компьютера. Для разработки и создания компьютера были затрачены многие годы упорного труда лучших умов человечества, но после того, как «машина» была сотворена, использовать ее может практически каждый. Пользователю совершенно не обязательно вдаваться в премудрости программирования и залезать в дебри электроники и техники производства. Короткий курс ознакомления с правилами эксплуатации позволит ему свободно владеть чудом техники и полноценно использовать его в своих нуждах.

То же самое верно в отношении корбанот и других законов из этой области. Творец создал неимоверно сложный мир, большая часть которого, подобно айсбергу, скрыта от нашего взора, однако переданные нам правила эксплуатации позволяют использовать все части творения во благо человеку.

Поэтому, исполняя предписания, связанные с жертвоприношениями, даже не понимая их сути и необходимости, мы достигаем главного — исполняем волю Творца и приводим в наш мир благо и изобилие.

И все же намеком Тора приоткрыла кое-какие аспекты понимания жертвоприношений; попытаемся вкратце коснуться некоторых из них.

Общая идея жертвоприношений

Про постоянную жертву (корбан а-тамид) сказано (Бемидбар гл. 28): «И говорил Г-сподь, обращаясь к Моше: повели сынам Израиля, и скажи им: приношение Мне (корбани), хлеб Мой (лахми) в огнепалимые жертвы Мне, благоухание, приятное Мне, соблюдайте приносить Мне в положенное время». В этих словах Тора определила сущность жертвы.

Слово «корбан» происходит от слова «кирув», означающего «близость», «сближать», «находиться рядом». Из этого вытекает, что предназначение жертвы — приблизить человека к Творцу (Рамбан на Ваикра 4:2).

Жертвы — хлеб Всевышнего

Но как понимать выражение «хлеб Мой» («еда Моя»), как можно соотнести это выражение с полностью нематериальным Творцом?

Очевидно, что невозможно трактовать эти слова буквально. Тора излагается человеческим языком, чтобы с помощью понятных нам терминов раскрыть глубинные, духовные процессы, не осязаемые нами. Для понимания данной метафоры необходимо разобраться, в чем состоит функция еды в человеческом представлении.

На первый взгляд, пища необходима всецело для поддержания телесной составляющей человека, но в кабалистических книгах сказано по-другому. Хотя сама по себе душа не нуждается в материальной еде, тем не менее, ее связь с телом осуществляется именно посредством еды. Суть дела в том, что в любом материальном объекте скрыт его духовный корень: поглощая пищу, организм расщепляет ее на составляющие, когда тело питается материальными элементами, а душа, в свою очередь, — духовными. И только благодаря этой особой энергии душа не покидает тело, а уживается вместе с ним.

Теперь давайте вернемся к жертвоприношениям.

Тора раскрывает нам, что человек являет собой прообраз всего мироздания; по словам мудрецов, человек — это микромир, а мир — макро-человек. Имеется в виду, что устройство всего мироздания (включая его скрытые пласты, о которых говорилось выше) идентично устройству человека, его тела и души, и всем процессам их взаимодействия!

Не вдаваясь в детали, можно сказать, что все мироздание в целом подобно единому гигантскому «телу», когда в роли его души выступает сам Всевышний. Его присутствие наполняет все пространство и как бы пронизывает все его составляющие. Жизнеспособность вселенной всецело зависит от постоянного контакта и связи с Творцом, так же, как жизнь тела зависит от нахождения в нем души.

Всевышний, со своей стороны, неустанно подпитывает свое детище, но эта связь во многом зависит от человека — венца и цели творения. Исполнение воли Творца оправдывает существование мира, и, как следствие, усиливает Его позитивное влияние, а нарушение Высшей воли ведет к обратному результату.

В любом случае задача и цель жертвоприношений — усилить связь человека с Творцом и увеличить тем самым энергетическую подпитку вселенной. Можно сказать, что в этом отношении человек является как бы компаньоном Создателя. Именно поэтому корбан называется «лахми», «еда моя», ведь посредством этого действия «Душа мира» получает возможность находиться в своем «теле», подобно душе человека, связанной с телом посредством еды.

«Благоухание, приятное Мне»

А как понимать выражение «реях нихоах» — «благоухание, приятное Мне»? Мудрецы, опираясь на грамматическое подобие, трактуют эти слова как «нахат руах» — удовлетворение: «Я повелел, и Моя воля была исполнена» — несмотря на то, что исполнитель не понимает причины указа (см. выше).

Но и в простом понимании текста кроется намек на сущность жертвоприношений. Из всех органов чувств именно обоняние считается наиболее утонченным и близким к духовности. Сам запах — это что-то неосязаемое, в какой-то мере не материальное («реях» от «руах» — дух, ветер, воздух). Не случайно, говоря о жертвоприношении, Тора подчеркивает именно его запах, этим она хочет сказать, что тайна жертвы — в обращении материального (самого животного) в духовное (благоухание, поднимающееся от него).

В этом аспекте состоит основная задача всей человеческой жизни — использовать материальный мир, все его красоты и удовольствия исключительно ради духовных целей, этим человек возвышает материю, как бы обращая ее в духовность.

Прежде всего, это касается взаимоотношения между телом и душой: призвание души — овладеть животным телом и направить все его ресурсы на свои нужды. Праведники, достигшие такого уровня, уподобляются Торой Храму и жертвеннику — месту, в котором материальность превращалась в духовность.

Именно поэтому центральное место в акте жертвоприношения занимало окропление жертвенника кровью животного. Кровь — носитель животной души, т.е. самой жизненной силы животного, а принося его в дар Творцу, человек выражал тем самым, что хочет посвятить и свои жизненные силы воле Творца. Более того, высшая душа (нешама) по самой своей натуре стремится к свету и добру, основная проблема возникает именно с телом (животной частью — нефеш), поэтому для того, чтобы возвысить и ее, приносили жертву с подобной животной душой.

Выражение единства Творца

Еще один ключевой момент, связанный с жертвоприношениями, — это раскрытие единства Творца.

Говоря о единстве, не имеется в виду только количественный фактор — Творец один, и не более. Речь идет о гораздо более глубокой идее — нет ничего кроме самого Творца! Так же, как до творения мира объективно существовал только один Всевышний, поскольку Его реальность абсолютна и не зависит ни от каких посторонних факторов, так и после акта творения на самом деле ничего принципиально не изменилось! Только в наших глазах (в глазах самого творения) созданный мир представляется как что-то автономное, существующее само по себе, до такой степени, что иногда это наводит на мысль, что у мира и вовсе нет Создателя.

Одна из целей жертвоприношений — раскрыть концепцию единства, поэтому в нем принимают участие все категории творения — мертвая (неорганическая) материя (соль), растения (мука, вино), животные (сама жертва), человек (хозяин жертвы или коэн).

Более того, единство компонентов творения выражается в так называемой цепочке питания: растения усваивают неорганические вещества и включают их в свой состав, животные поедают растения, а человек — животных. В природе царит невероятный баланс между поедаемыми и поедающими, и все они вместе свидетельствуют о единой причине своего происхождения. Эта цепочка не только связывает все создания друг с другом, но и позволяет более простым (неорганическим и т.д.) возвыситься до уровня более высоких, будучи усвоенными их организмом. А в акте жертвоприношения все эти компоненты удостаиваются наивысшего возвышения, приобщаясь к своему духовному корню, что ведет к особому благословению каждого из используемых видов.

В заключение

Сегодня, когда Храм разрушен, и мы не можем приносить жертвы, тем не менее, есть у нас небольшое утешение в виде молитвы. Подобие молитвы и жертвоприношений — отдельная тема, но одним словом можно сказать, что ежедневно обращаясь к Творцу по всем своим нуждам, мы провозглашаем о Его власти и единстве, ставим себя в полную зависимость от Него, что и является квинтэссенцией жертвоприношений.

Кроме этого, исполнение заповедей и изучение Торы (в особенности законов самих жертвоприношений) также исполняют подобную функцию и служат основным «питательным элементом» для всего мироздания.

В самом тексте молитвы Шмонэ-Эсре (в 17-ом благословении) мы неустанно просим Творца вернуть нам Храм и служение, чтобы с их помощью достигнуть максимальной близости к Нему и иметь возможность полноценно исполнять Его волю.

Например, женщина после родов обязана принести особую жертву роженицы, первенец скота также приносится в жертву, тот, кто принял на себя обет назарея, на заключительном этапе должен принести особые жертвы, и т.д.

См. Раши на Берешит 15:6 и др.

В Песни Песней царя Шломо Храм уподоблен шее — потому что именно шея является соединяющим звеном между головой (разумом) и остальным телом. Так же и Храм являлся точкой соприкосновения духовного и материального миров. Более того, через шею в тело проникают не только нервные пути, но и пища, и так же посредствам Храма в наш мир изливалось как духовное, так и материальное изобилие (от имени рава И.П. Гольдвасера).

В общей сложности заповеди Торы делятся на две группы — хуким и мишпатим. Мишпатим — законы, понятные человеческому разуму, к большинству из которых люди могли бы прийти и сами, без повеления Всевышнего, например, запрет убийства, кражи, прелюбодеяния, обязанность поддержать ближнего и т.п. Хуким, в свою очередь, — это законы, суть которых скрыта от нашего понимания, например, запрет на некоторые виды пищи, смешивание молока и мяса, шерсти и льна и многие другие (по Рамбаму, законы Меила 8:8).

Однако наш учитель Моше, посредством которого, собственно, и была дарована Тора, удостоился понимания всех ее законов, включая хуким и их глубинную сущность. Часть этого знания была включена в тайный раздел Устной Торы, называемый Кабала, и, используя эти знания, некоторые мудрецы (к примеру, царь Шломо) также достигли определенного понимания в этой сфере.

Слово лехем, основное значение которого — «хлеб», используется в Писании и в более широком смысле в значении «еда». Это слово было заимствовано для еды, поскольку хлеб является самой важной едой, а также обычно подается на всех трапезах. Поэтому в данном стихе, возможно, более точно перевести лахми как «еда Моя».

Т.е. полностью сжигаемые в огне (см. об этом ниже).

См. «Эц-Хаим» р. Хаима Виталя от имени Аризаля.

Эта тема представляет собой одну из самых сложных сфер тайного учения Кабалы, требующих углубленного и тщательного изучения. Здесь же мы приводим только общеизвестные заключения в том, что непосредственно касается нашей главной темы.

Важно подчеркнуть, что речь не идет о самой сути Творца, о которой у человека не может быть никакого представления, как сказано в кабалистической книге Зоар: «Творец совершенно не постижим мыслью». Мы говорим только о проявлениях Творца, которые Он раскрыл для установления связи с миром и человеком. Для укрепления этой связи необходимы корбанот.

По книге Кузари и Нефеш а-Хаим (2:5).

Слово «реях» (запах) близко к «руах» (дух, ветер), по-видимому, потому, что запах передается с помощью воздуха-ветра. А «нихоах» (приятное) связано с корнем «нах» — находиться в спокойствие. Отсюда «реях нихоах» (благоухание приятное) — «нахат руах» (удовлетворение духа).

См. Рамхаль в «Месилат Йешарим» гл. 26.

По книге Маараля «Гвурот Ашем» гл. 69, и др. источникам.

См. «Руах Хаим» 3:3.

Вплоть до разрушения Второго Храма жертвоприношение являлось основной формой еврейского священнослужения.

Жертва. Роль в истории и культуре

Обычай жертвоприношения восходит к глубокой древности. В политеистических религиях жертвоприношение часто сводилось к попыткам умилостивить богов с помощью подношения им даров и предложения им пищи, однако также они служили средством выражения благодарности, преданности богам или демонстрации собственной ничтожности. Широкое распространение жертвоприношения свидетельствует о том, что оно отвечало глубоким психологическим потребностям людей.

Формы жертвоприношения у древних израильтян были близки к формам ханаанского культа, однако Библия решительно отвергает и сурово порицает изуверские и оргиастические элементы этого культа, в первую очередь — человеческое жертвоприношение.

В еврейской религии он становится выражением покорности и благодарности Богу, но главным образом — основным средством искупления грехов и очищения от скверны.

Возлагая руки на голову животного, жертвователь символически переносил на него свои грехи. Жертвоприношение служило ритуальным выражением представлений о неразрывной связи жизни и смерти.

Жертвоприношения в еврейской истории

Жертвоприношения в Библии

Жертвоприношения в Библии появляются уже в истории Каина и Авеля (Быт.4), которые принесли часть от плодов своего труда в жертву Богу — жертва Каина была от плодов земли, тогда как Авель принёс жертву из первенцев своего стада.

Согласно талмудической традиции, уже Адам принёс первого сотворённого быка, в качестве благодарственной жертвы Богу, за сотворение себя и сотворение всего мира и всех созданий и в качестве искупления за свой грех.

Жертвоприношение Ноя, которое он принёс после своего выхода из Ковчега (Быт.8:20), имеет ряд характерных черт: сооружение жертвенника, различие между животными, пригодными и непригодными для жертвы, а сама жертва впервые называется «благоухание (ивр. ), приятное Господу» (Быт.8:21) (выражение, которое в Библии затем часто повторяется, см. Лев.1:17; 2:9 и др.).

В истории патриархов многократно упоминается о сооружении ими жертвенников, посвящённых Имени Бога: Авраам (Быт.15:9), Исаак (Быт.26:25), Иаков (Быт.31:54) и, хотя прямо о жертвоприношении упоминается лишь один раз у Авраама, принёсшего в жертву Богу барана вместо сына, но вопрос Исаака «Где же агнец для всесожжения?» указывает на то, что жертвоприношение животных было в их среде обычным делом.

В истории Иакова (Быт.28:18; 35:14) рядом с жертвенником (мизбеах) впервые упоминается памятник (мацева), на котором он совершил возлияние елея (оливкового масла).

Библия предполагает также существование культа жертвоприношений и у языческих народов. Так, Моисей мотивирует свою просьбу к фараону отпустить евреев тем, что они должны принести жертвы Богу в пустыне (Исх.5:1-3). Это также явствует из многочисленных предостережений в адрес еврейского народа от участия в языческих культах.

Эпоха Первого Храма

История жертвоприношений в иудаизме характеризуется постоянной тенденцией к централизации. После прихода евреев в Ханаан жертвоприношения, первоначально совершавшиеся в различных местах, постепенно централизуются. Давид учредил новый духовный центр в Иерусалиме, где после освящения Храма Соломона сосредоточилось принесение жертв; однако вплоть до реформы царя Иошияху (Иосии) жертвы продолжали приноситься и в других местах.

Эпоха Второго Храма

В эпоху Второго Храма Иерусалим вновь стал духовным центром еврейской жизни и единственным местом совершения жертвоприношений Земле Израиля, хотя за её пределами жертвоприношения совершались также и в еврейской колонии Элефантины и в храме Ониаса в Египте.

Возобновлённый с постройкой Второго Храма ритуал жертвоприношения соответствовал установленному в Пятикнижии, с незначительными добавлениями (например, введено было возлияние воды на жертвенник в праздник Суккот).

С течением времени, однако, значение храмового ритуала несколько уменьшилось, в то время как синагога стала местом отправления части ритуальных заповедей, а изучение Торы приобрело большое значение. Тем не менее, именно благодаря Храму новые формы богослужения стали частью религиозной жизни еврейского народа, поскольку они основывались, главным образом, на элементах храмовой службы.

  • синагога (близкая по своим функциям к современной) находилась во дворе Храма, а молитвы и чтение Торы были частью храмовой службы.
  • храмовые ритуалы, такие как, биркат-коаним, помахивание лулавом в праздник Суккот, трубление в шофар и другие, пришли в синагогальную литургию из храмового ритуала и получили распространение в синагогах Израиля и диаспоры ещё в период существования Храма.
  • С течением времени к гомилетическому Мидрашу и изучению Торы, которые в эпоху Второго храма были связаны с храмовой службой, было добавлено чтение Торы в Храме. В субботу и в праздники Синедрион собирался в Храме в качестве бет-мидраша; в храмовом дворе законоучители преподавали народу законы Торы. Хранившиеся в Храме древние списки Священного Писания и произведения национальной исторической литературы были эталоном канонического текста, и по просьбе общин диаспоры храмовые писцы (Софрим) делали для них копии с этих книг. Несмотря на развитие новых форм богопочитания, в народном сознании Храм продолжал оставаться местопребыванием Шхины и единственным местом жертвоприношения Богу. Путем храмового жертвоприношения и сопровождающего его очищения искуплялись прегрешения как частных лиц, так и всего народа, что способствовало духовному очищению и моральному совершенствованию Израиля. Храмовый культ рассматривался как источник благословения не только для евреев, но и для всех народов мира.

Ессеи воздерживались от жертвоприношений в Храме, так как храмовый ритуал не соответствовал представлениям этой секты о ритуальной чистоте. Они надеялись, что в конце времён Храм окажется в их руках и они возобновят жертвоприношения в нём.

Дата последнего жертвоприношения в осаждённом римлянами городе точно зафиксирована в Талмуде — 17 таммуза (70 года н. э.). Ту же дату сообщает и Иосиф Флавий.

После разрушения Храма

Монотеистическая основа иудаизма и беспрецедентная в истории религий централизация его культа сделали жертвоприношение невозможным после разрушения Второго Храма. Поэтому в иудаизме, единственном из древних религий, основной ритуал храмовой службы до восстановления Третьего Храма заменили иные формы служения Богу: молитва, изучение Торы и строгое следование её ритуальным и этическим предписаниям.

Новое Время

Реформистское направление в иудаизме исключило из своих молитвенников всякое упоминание о ритуале жертвоприношения. Некоторые консервативные общины упоминают о жертвоприношении в молитвах лишь применительно к прошлому.

Ортодоксальный иудаизм продолжает придерживаться традиционной идеи о возобновлении жертвоприношений в восстановленном Храме.

Жертвоприношение
pinterest button Жертвоприношение

Храмовая служба

  • Жертва за грех (Хатат) (или жертва заклания), основная жертва в еврейском богослужении (Лев 4:1 — 5:13; Чис 28:15-23; Иер 42:13), которую приносили во искупление непреднамеренных проступков (Лев 4:2).

Различаются четыре вида таких жертв:

  1. жертва за грех первосвященника (ст. 3-12),
  2. жертва за грех всего общества Израиля (ст. 13-21),
  3. жертва за грех одного из глав народа (ст. 22-26)
  4. жертва за грех простого еврея (ст. 27-35).

Первосвященник приносил в жертву тельца — самое дорогостоящее из жертвенных животных; тельца следовало приносить и за грех всего общества Израиля. Начальник жертвовал козла, а простой израильтянин — козу или овцу, если же он был слишком беден, то мог принести в жертву двух горлиц или двух молодых голубей (Лев 5:7-10). Это последнее правило указывает на то, что величина греха перед Богом соответствовала как положению согрешившего в обществе, так и степени его ответственности перед ним.
Грех Первосвященника по тяжести соответствовал греху всего общества Израиля, которое он представлял пред Господом. То же относилось и к случаю, когда жертва приносилась простым евреем (Лев 4:27-31).
Обряд жертвоприношения за грех во всех случаях состоял из четырёх частей, а именно:

  1. представление жертвы (стих 27 и след.). Согласно Лев 1:3, жертвенное животное следовало привести к дверям скинии. Этим выражалась вера в Бога и потребность получить у Него прощение;
  2. возложение руки. Приносивший жертву возлагал свою руку на голову животного, перенося тем самым свою вину на него (Лев 4:29; ср. 16:21);
  3. заклание (Лев 4:29). Провинившийся сам должен был заколоть животное. Особое значение в обряде придавалось крови: она должна была стечь из туши животного, после чего ее собирали в специальные сосуды. За грехом неминуемо следует смерть (см. Иез 18:4; Рим 6:23), поэтому — по милосердному установлению Бога — разрешалось, чтобы вместо грешника умерла жертва, оплатив своей жизнью его грех;
  4. помазание кровью. После того как жертва была заклана, к своим обязанностям приступал священник. Он макал палец в кровь жертвы и мазал этой кровью выступающую часть алтаря — роги жертвенника всесожжения, если жертву за грех приносил простой еврей (Лев 4:25,30), или роги жертвенника благовонных курений, если речь шла о жертве священника (ст. 7) или всего общества (ст. 18). Если кровь, символизирующая жизнь (Лев 17:11), наносилась на роги жертвенника, это служило доказательством того, что жизнь принесена в жертву и, следовательно, вина оплачена;
  5. после принесения в жертву крови сжигали тук (жир) животного; его шкуру, мясо и внутренности следовало вынести на чистое место за пределами стана и там сжечь;
  • При принесении жертвы всесожжения (Ола) (Лев 1) идея примирения отступала на второй план; в этом случае кровью кропили только внешние стороны жертвенника (ст. 5).

Сущность жертвы всесожжения состояла в том, что за представлением жертвенного животного, возложением руки, закланием и кроплением кровью следовало полное сожжение жертвы. Священник разрезал тушу животного на куски, и, возложив на жертвенник, сжигал ее. Таким образом, жертва в дыму и пламени полностью возносилась к Богу, и все ее части сгорали (ст. 9,13). Жертвователь ничего не оставлял себе, все принадлежало Богу (ср. Быт 22:2). Это жертвоприношение символизировало полную преданность Господу человека, приносящего жертву. Жертвами всесожжения были, например, ежедневные жертвы еврейского народа — два однолетних барана, которых приносили в качестве утренней и вечерней жертвы (Исх 29:38-42; Чис 28:3-8; Езд 9:4,5; Дан 9:21);

  • Хлебное приношение (Минха) (Лев. 2) состояло из плодов земли; оно вместе с жертвой возлияния дополняло собой жертву всесожжения (Чис 28:4-6). (При жертве возлияния на жертвенник изливалось некоторое количество вина, соответствовавшее величине хлебной жертвы). Поскольку идеи примирения (переноса собственной вины на жертву) в этом обряде не было, то возложения рук в данном случае не предписывалось. Хлебное приношение состояло из муки высшего качества (Лев 2:1), белый цвет которой символизировал чистоту. К этой жертве добавляли ладан (ст. 1,2), символизировавший молитву (ср. Пс 140:2; Лк 1:10; Откр 5:8); молитва и выражение благодарности должны были сопровождать жертвоприношение. Приношение не должно было содержать квасного теста (Лев 2:11), которое символизирует греховность (ср. 1Кор 5:6-8). Жертву следовало приносить соленой (Лев 2:13): соль предохраняет продукт от порчи, что символически означает возможность противостоять всякой порочности. В хлебное приношение входило также оливковое масло (елей) (Исх 29:40). Остатки жертвы, которые не сжигались, предназначались священникам (Лев 2:3);
  • Мирная жертва (Шламим) (Лев. 3:3) приносилась из крупного скота — быков (волов) или коров (ст. 1-5), или из мелкого — овец (ст. 6-11) или коз (ст. 12-16). Ритуал был похож на ритуал принесения жертвы всесожжения, с той лишь разницей, что сжигалось не все животное, а только его жир, то есть лучшее от жертвы (см. Ис. 25:6; 55:2). После того как Господу было отдано самое лучшее, начиналась трапеза, во время которой жертвователь и его родственники ели мясо жертвенного животного (Лев. 7:15). Эта совместная трапеза была одновременно радостным праздником примирения (ср. Пс. 22:5; Лк. 15:23) в Доме Божьем (Втор. 12:5-7,17,18), символом восстановленного общения с Богом. Среди мирных жертв различали жертву благодарности (Лев. 7:12,15; 22:29), жертву по обету и жертву по усердию (Лев. 7:16; 22:21; Чис. 15:3); 5) назначение жертвы повинности (Лев. 5:14 — 6:7; 7:1-10) состояло в том, чтобы возместить ущерб, нанесенный по ошибке или сознательно. Чтобы возмещение ущерба было полным, виновный должен был возместить сверх определенного размера еще пятую часть оцененного ущерба (Лев 5:16; 6:5). Обряд приношения жертвы повинности почти ничем не отличался от обряда жертвоприношения за грех (Лев 7:7), только кровь жертвы наносилась не на роги жертвенника, а на все его стороны.