Притча про самарянина

Для многих из нас притча о милосердном самарянине известна с детства. Принято считать, что мы её хорошо знаем. Но знаем ли? Внешне, вроде бы знаем. Но по-настоящему, духовно, познать какую-либо притчу, какое-либо учение Христа, можно только тогда, когда Его слова стали для нас правилом жизни.

Притчу о милосердном самарянине Христос произнёс как ответ на вопрос одного законника о том, что ему нужно делать, чтобы получить вечную жизнь. Все иудеи знали ответ на этот вопрос, данный Богом еще в Ветхом Завете — в книгах Второзакония (6: 5) и Левит (19: 18). Ответ заключался в любви к Богу и ближнему. Христос заставляет самого законника вслух ответить на свой собственный вопрос. Спаситель подтверждает правильность ответа и добавляет: «Так поступай, и будешь жить» (Лк. 10: 28).

Законник не удовлетворён ответом. Он спрашивает: «А кто мой ближний?» В то время стоял вопрос о том, кого нужно считать ближним. Законники считали своими ближними только евреев; фарисеи считали своими ближними только таких же праведников, какими считали себя, всех других они почитали грешниками (как мы видели в притче о мытаре и фарисее), и потому не признавали их за ближних. Господь Иисус Христос принёс существенное восполнение к этому ветхозаветному моральному закону. Иисус Христос разъясняет книжнику, кого нужно считать своим ближним притчей о милосердном самарянине, которую сохранил для нас евангелист Лука:

«Некоторый человек шёл из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шёл тою дорогою и, увидев его, прошёл мимо. Также и левит, быв на том месте, подошёл, посмотрел и прошёл мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашёл на него и, увидев его, сжалился. И, подошедши, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привёз его в гостиницу и позаботился о нём. А на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нём; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же» (Лк. 10: 30-37).

Самаряне и иудеи враждовали между собой на религиозной основе. Самарянин для иудея был человеком нечистым и презренным. Но самараянин знает лучше, что для совершения милосердных дел нет различия между людьми.

По Евангелию «ближний» есть всякий человек, независимо его расы, племени или убеждений. «Ближний» для русских не только русский, или для американца — американец и так далее, то есть не только единомышленник, не только коллега и не только соотечественник. Ближним для нас может оказаться так же и наш государственный, политический враг, наш идеологический противник, человек, не согласный с нами в религиозных и иных вопросах, человек, психологически и физически нам чуждый и даже противный; «ближний» это всякий человек — и свой, и чужой. Любовь к «своим» не должна настолько заполнять все наше сердце, чтобы в нём не оставалось места для внимания к «чужим». Притча о милосердном самарянине, как и всё Евангелие, стирает границы между понятиями «ближнего» и «дальнего». Для Бога нет дальних. Для Бога все люди близки, все — Его драгоценное создание.

Любить всех одинаково мало кто может, но мы можем поселить в наше сердце новое сознание об абсолютной ценности каждой человеческой личности. Нам может быть непосильно любить врага, но мы сможем посмотреть на врага через призму Божественной любви. Нам вполне посильно убедить себя в том, что Христос умер на кресте и за него. Следовательно, он, наш враг, этого достоин! В нём есть что-то достойное Христовой смерти. Он — не пустое место, а творение Божие, носящее Его образ и подобие. Бог стал человеком, чтобы человек стал богом, т.е. богоподобным. Богочеловечество лежит в основе религиозной жизни и в основе жизни всего мира — поскольку человек есть микрокосмос. Сам Бог человечен, потому и человек должен быть человечным. В человечности людей сказывается их богоподобие.

Притча о милосердном самарянине учит нас тому, что любая человеческая личность, любой человек — больной, нищий, вор, враг, — выше по своей ценности, чем отвлеченная идея добра, отвлеченная идея общего, государственного блага, отвлеченная идея церковности, общепринятых традиций, уставов и канонов.

Притча о милосердном самарянине учит нас иерархии ценностей: на первом месте человек, а на втором месте — суббота. Государственные, социальные и церковные установления существуют для человека, а не наоборот. Мы, подобно самарянину, должны увидеть прежде всего человека, несмотря на его положение в обществе, несмотря на его блистательную одежду или нищенские лохмотья.

Господь дал нам притчу о милосердном самарянине в ответ на вопрос законника о том, что ему нужно делать, чтобы получить вечную жизнь. Когда Христос ответил заповедью о любви, законник снова обратился с вопросом, а кто мой ближний? Это был вопрос минималиста, который хотел знать минимум того, что нужно исполнить, чтобы войти в Жизнь. Притчей о милосердном самарянине Христос показывает и законнику и нам, что вопрос не правильно поставлен. Притча о милосердном самарянине идет дальше одного учения о том, кого считать нашим ближним. Она указывает нам, как самому сделаться ближним для каждого, нуждающегося в милосердии.

Весьма поучительно святоотеческое толкование притчи. По мысли Отцов, человек, идущий из Иерусалима в Иерихон — это Адам, который в данном случае представляет собою все человечество. Наши прародители, не устоявшие в добре, и павшие в грех, были изгнаны из рая, из «Небесного Иерусалима», и должны были жить в мире, где вынуждены были сталкиваться с различными трудностям. Разбойники — это символ бесовских сил, которые завидовали чистоте первых людей и толкнули их на путь греха, лишая прародителей верности воле Божией и жизни в Раю. Раны — это последствия греха, которые делают нас духовно слабыми. Священник и левит представляют собой закон Ветхого Завета, данный Моисею и священство Аарона, которые сами по себе не могли спасти человека.

Милосердный самарянин — это Иисус Христос, Который дал нам Новый Завет и благодать Божию (в притче — елей и вино) для исцеления наших немощей. Гостиница — Церковь Божия, где мы находим все необходимое для выздоровления. Содержатель гостиницы — образ церковных пастырей и учителей, которым Бог поручил заботиться о пастве.

Утренний уход самарянина символизирует явление Христа после Его Воскресения и славное Его Вознесение. Два динария, данные содержателю гостиницы — это Божественное Откровение, данное в Священном Писании и Предании. Наконец, обещание самарянина вернуться в гостиницу для окончательного расчета — это пророчество о Втором Пришествии Господа Иисуса Христа, когда каждому человеку будет дано по делам его.

Вот малая часть того богатого содержания притчи о милосердном самарянине, которая учит нас тому, кто наш ближний и как нам самим сделаться ближним для других. «Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рождён от Бога и знает Бога» (1 Ин. 4: 7).

Наверное, каждый из нас не раз задавался вопросами по поводу правильности понимания притч Иисуса Христа. Действительно, некоторые притчи Христа нам кажутся сложными, и мы видим, как они по-разному толкуются богословами.

Получается, Христос зря говорил притчами?

Давайте посмотрим, что Сам Иисус говорит о притчах. Откроем Евангелие от Матфея 13 главу:

Матф.13:2 И собралось к Нему множество народа, так что Он вошел в лодку и сел; а весь народ стоял на берегу. 3 И ПОУЧАЛ их много притчами…

После этого ученики спросили Иисуса.

Матф.13:10 И, приступив, ученики сказали Ему: для чего притчами говоришь им? 11 Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано, 13 потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют; 15 ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их. 16 Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат…

Может Иисус был так возмущен низким духовным состоянием народа, что говоря им притчами, как бы этим наказывал простой люд?

Может Христос говорил притчами, чтобы унизить простых людей, и в их глазах возвысить Своих учеников?

Может Иисус, говоря притчами, хотел скрыть правду от простых людей, а открыть истину только Своим последователям?

Разве, Иисус не хотел, чтоб простые люди поняли значение Его притч?! То есть Христос не желал, чтобы простые люди поняли Его учение?!

Конечно НЕТ!

На эти же слова Христа из Матф. 13:10-16 можно посмотреть под другим углом… Прочтите эти тексты не с точки зрения критики, а как сожаление, огорчение Иисуса о несчастных заблудших простых людях…

И Вы увидите, что Иисус не уничижает, а наоборот жалеет простых людей и желает их исцелить! Он констатирует, что Его ученики уже познают тайны Царствия Божьего, а окружающие люди далеки от этого. К сожалению Господа, сердца большинства людей огрубели, поэтому они слыша не слышат… И поэтому Христос пытается им донести истину с помощью притч: «Потому говорю им притчами»! Чтобы слушающие лучше поняли глубинный смысл Им сказанного. Поэтому в этой же главе далее сказано:

Матф.13:35 да сбудется реченное через пророка, который говорит: отверзу в притчах уста Мои; изреку сокровенное от создания мира.

Что такое «сокровенное»? Это тайное! То есть в притчах не скрываются, а ОТКРЫВАЮТСЯ тайны Божии!

Все дело в том, что притча в Израиле – это не развлекательный жанр, и даже не поучительный рассказ о морали и нравственности, направленный на неограниченный круг лиц. Причти в Израиле – это практические упражнение для учеников раввинистических школ, для усвоения ими важных знаний при изучении Торы (Тора в переводе «закон». Торой евреи называют первые 5 книг Библии: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие). То есть это инструмент процесса обучения.

Давайте вспомним, что Иисус был не простым странствующим мудрецом, а был больше похож на Раввина. Поэтому Иисуса не раз называют Равви, то есть Учитель (Матф.26:25; Мар.9:5; Иоан.1:38; Иоан.3:2). У Раввинов того времени были у каждого свои ученики, которые долгое время, годами перенимали все знания от своего Равви. То есть, говоря притчами всем людям, Иисус как бы показывает, что ВСЕ слушатели являются Его потенциальными учениками.

Вспомним, что мы прочли выше.

Матф.13:3 И ПОУЧАЛ их много притчами…

«Поучал» – это учил. То есть Иисус УЧИЛ притчами «множество народа» (Мф.13:2).

Христос не прятал правду, не распространял тайное учение в притчах, открывая их суть лишь приближенным и избранным. Его спасительная весть была для всех:

Иоан.18:20 Я говорил явно миру… тайно не говорил ничего.

Кроме простого народа и Своих учеников, Иисус с притчами обращался и к фарисеям, и к книжникам, и к первосвященникам:

Лук.15:2 Фарисеи же и книжники роптали, говоря: Он принимает грешников и ест с ними. 3 Но Он сказал им следующую притчу (см. также Матф.21:45, Лук.20:19, Лук.16:14).

Иисус приглашал всех слушателей обучаться с помощью притч заповедям Торы и Царствию Небесному. Христос хотел, чтобы все люди думали над Его словами, размышляли о Его учении. А все, кто не понял смысл притч, и хотел разобраться в их смысле, тот мог последовать за Иисусом и спросить пояснения у Него, став Его учеником. То есть Иисус желает каждого человека видеть среди Своих последователей – сделать Своим учеником!

Итак, повторим, притча в Израиле – это инструмент практических занятий в процессе изучения Торы. При этом притчи в Израиле в то время (как и сейчас) существенно отличались от басен Эзопа.

Что представляют из себя басни древнегреческого поэта Эзопа? И что представляют из себя басни Ивана Андреевича Крылова? Басни Крылова имеют тот же жанр, что и басни Эзопа. Крылов сюжеты своих басен зачастую подчерпывал именно из басен Эзопа.

Басни Эзопа и Крылова – это аллегории. Их смысл — описать и высмеять какие-то недостатки общества или человека, дать практическое поучение читателям. Например, Моська указывает на человека с определенными характерными чертами или поведением, мартышка — на другого идивида. То есть басня не про Моську и не про мартышку… У каждого героя и образа из басни есть прототип — прообраз, на которого тот указывает.

К сожалению, грекомыслящие христиане, как ранее так и сегодня, пытаются притчи Иисуса воспринимать именно как басни Эзопа и Крылова. И они ищут прототипы У ВСЕХ героев и образов притч Христа.

Но притчи Иисуса – это не Эзоповы басни. Это разные литературные жанры. В притчах Иисуса НЕ нужно у каждого героя и образа искать прототип, раздумывать на кого или на что он указывает. Некоторые герои и образы в притчах Христа используются лишь для полноты картины, не имея прообразов.

Притчи Иисуса по жанру похожи на раввинестические притчи, они имеют соответствующую литературную форму. В традиции иудаизма выделяют несколько видов притч. Можно назвать три наиболее распространенных типа притч, которые использует Иисус: с истолкованием, иллюстрация и сравнения.

Но не только типология важна для правильного понимания притч.

Чтобы правильно понять притчу нужно:

  1. Посмотреть, кому она адресована – узнать адресата;
  2. Исследовать контекст, т.е. понять, о чем в целом повествуется вокруг притчи;
  3. И лишь затем определить тип притчи.

Итак, давайте разберем три типа притч Христа:

  • 1. ПРИТЧА С ИСТОЛКОВАНИЕМ – по-еврейски «машаль нимшаль» — термин «машаль» обозначает притчу, а «нимшаль» — ее истолкование. Само название говорит за себя. Это притча, у которой есть объяснение, истолкование. В притче с истолкованием это истолкование всегда дано ниже. Иисус Сам объясняет причту: кто есть кто и что есть что в данной притче.
  • 2. ИЛЛЮСТРАЦИЯ – по-еврейски «лэма адовар доме» — чему данное можно уподобить. Притча-иллюстрация иллюстрирует какую-то мысль или концепцию, изложенную выше.
  • 3. СРАВНЕНИЕ – по-еврейски «каль ва хомер». В притчах-сравнениях используется принцип: если малое верно, то большее, тем более верно.

Сейчас мы разберем притчу Иисуса, определим её адресата, контекст и тип, и увидим, поможет ли нам это лучше понять данную притчу.