Притчи Иисуса Христа с толкованием

Наверное, каждый из нас не раз задавался вопросами по поводу правильности понимания притч Иисуса Христа. Действительно, некоторые притчи Христа нам кажутся сложными, и мы видим, как они по-разному толкуются богословами.

Получается, Христос зря говорил притчами?

Давайте посмотрим, что Сам Иисус говорит о притчах. Откроем Евангелие от Матфея 13 главу:

Матф.13:2 И собралось к Нему множество народа, так что Он вошел в лодку и сел; а весь народ стоял на берегу. 3 И ПОУЧАЛ их много притчами…

После этого ученики спросили Иисуса.

Матф.13:10 И, приступив, ученики сказали Ему: для чего притчами говоришь им? 11 Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано, 13 потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют; 15 ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их. 16 Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат…

Может Иисус был так возмущен низким духовным состоянием народа, что говоря им притчами, как бы этим наказывал простой люд?

Может Христос говорил притчами, чтобы унизить простых людей, и в их глазах возвысить Своих учеников?

Может Иисус, говоря притчами, хотел скрыть правду от простых людей, а открыть истину только Своим последователям?

Разве, Иисус не хотел, чтоб простые люди поняли значение Его притч?! То есть Христос не желал, чтобы простые люди поняли Его учение?!

Конечно НЕТ!

На эти же слова Христа из Матф. 13:10-16 можно посмотреть под другим углом… Прочтите эти тексты не с точки зрения критики, а как сожаление, огорчение Иисуса о несчастных заблудших простых людях…

И Вы увидите, что Иисус не уничижает, а наоборот жалеет простых людей и желает их исцелить! Он констатирует, что Его ученики уже познают тайны Царствия Божьего, а окружающие люди далеки от этого. К сожалению Господа, сердца большинства людей огрубели, поэтому они слыша не слышат… И поэтому Христос пытается им донести истину с помощью притч: «Потому говорю им притчами»! Чтобы слушающие лучше поняли глубинный смысл Им сказанного. Поэтому в этой же главе далее сказано:

Матф.13:35 да сбудется реченное через пророка, который говорит: отверзу в притчах уста Мои; изреку сокровенное от создания мира.

Что такое «сокровенное»? Это тайное! То есть в притчах не скрываются, а ОТКРЫВАЮТСЯ тайны Божии!

Все дело в том, что притча в Израиле – это не развлекательный жанр, и даже не поучительный рассказ о морали и нравственности, направленный на неограниченный круг лиц. Причти в Израиле – это практические упражнение для учеников раввинистических школ, для усвоения ими важных знаний при изучении Торы (Тора в переводе «закон». Торой евреи называют первые 5 книг Библии: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие). То есть это инструмент процесса обучения.

Давайте вспомним, что Иисус был не простым странствующим мудрецом, а был больше похож на Раввина. Поэтому Иисуса не раз называют Равви, то есть Учитель (Матф.26:25; Мар.9:5; Иоан.1:38; Иоан.3:2). У Раввинов того времени были у каждого свои ученики, которые долгое время, годами перенимали все знания от своего Равви. То есть, говоря притчами всем людям, Иисус как бы показывает, что ВСЕ слушатели являются Его потенциальными учениками.

Вспомним, что мы прочли выше.

Матф.13:3 И ПОУЧАЛ их много притчами…

«Поучал» – это учил. То есть Иисус УЧИЛ притчами «множество народа» (Мф.13:2).

Христос не прятал правду, не распространял тайное учение в притчах, открывая их суть лишь приближенным и избранным. Его спасительная весть была для всех:

Иоан.18:20 Я говорил явно миру… тайно не говорил ничего.

Кроме простого народа и Своих учеников, Иисус с притчами обращался и к фарисеям, и к книжникам, и к первосвященникам:

Лук.15:2 Фарисеи же и книжники роптали, говоря: Он принимает грешников и ест с ними. 3 Но Он сказал им следующую притчу (см. также Матф.21:45, Лук.20:19, Лук.16:14).

Иисус приглашал всех слушателей обучаться с помощью притч заповедям Торы и Царствию Небесному. Христос хотел, чтобы все люди думали над Его словами, размышляли о Его учении. А все, кто не понял смысл притч, и хотел разобраться в их смысле, тот мог последовать за Иисусом и спросить пояснения у Него, став Его учеником. То есть Иисус желает каждого человека видеть среди Своих последователей – сделать Своим учеником!

Итак, повторим, притча в Израиле – это инструмент практических занятий в процессе изучения Торы. При этом притчи в Израиле в то время (как и сейчас) существенно отличались от басен Эзопа.

Что представляют из себя басни древнегреческого поэта Эзопа? И что представляют из себя басни Ивана Андреевича Крылова? Басни Крылова имеют тот же жанр, что и басни Эзопа. Крылов сюжеты своих басен зачастую подчерпывал именно из басен Эзопа.

Басни Эзопа и Крылова – это аллегории. Их смысл — описать и высмеять какие-то недостатки общества или человека, дать практическое поучение читателям. Например, Моська указывает на человека с определенными характерными чертами или поведением, мартышка — на другого идивида. То есть басня не про Моську и не про мартышку… У каждого героя и образа из басни есть прототип — прообраз, на которого тот указывает.

К сожалению, грекомыслящие христиане, как ранее так и сегодня, пытаются притчи Иисуса воспринимать именно как басни Эзопа и Крылова. И они ищут прототипы У ВСЕХ героев и образов притч Христа.

Но притчи Иисуса – это не Эзоповы басни. Это разные литературные жанры. В притчах Иисуса НЕ нужно у каждого героя и образа искать прототип, раздумывать на кого или на что он указывает. Некоторые герои и образы в притчах Христа используются лишь для полноты картины, не имея прообразов.

Притчи Иисуса по жанру похожи на раввинестические притчи, они имеют соответствующую литературную форму. В традиции иудаизма выделяют несколько видов притч. Можно назвать три наиболее распространенных типа притч, которые использует Иисус: с истолкованием, иллюстрация и сравнения.

Но не только типология важна для правильного понимания притч.

Чтобы правильно понять притчу нужно:

  1. Посмотреть, кому она адресована – узнать адресата;
  2. Исследовать контекст, т.е. понять, о чем в целом повествуется вокруг притчи;
  3. И лишь затем определить тип притчи.

Итак, давайте разберем три типа притч Христа:

  • 1. ПРИТЧА С ИСТОЛКОВАНИЕМ – по-еврейски «машаль нимшаль» — термин «машаль» обозначает притчу, а «нимшаль» — ее истолкование. Само название говорит за себя. Это притча, у которой есть объяснение, истолкование. В притче с истолкованием это истолкование всегда дано ниже. Иисус Сам объясняет причту: кто есть кто и что есть что в данной притче.
  • 2. ИЛЛЮСТРАЦИЯ – по-еврейски «лэма адовар доме» — чему данное можно уподобить. Притча-иллюстрация иллюстрирует какую-то мысль или концепцию, изложенную выше.
  • 3. СРАВНЕНИЕ – по-еврейски «каль ва хомер». В притчах-сравнениях используется принцип: если малое верно, то большее, тем более верно.

Сейчас мы разберем притчи Иисуса, определим их адресата, контекст и тип, и увидим, поможет ли нам это лучше понять каждую притчу.

О богаче и Лазаре ►

О злых виноградарях ►

О потерянной овце ►

О потерянной драхме ►

О блудном сыне ►

О десяти девах ►

О брачном пире ►

О человеке, просящем хлеба в полночь у своего друга ►

Притча о неправедном судье ►

О работниках в винограднике ►

Притча о немилосердном должнике и прощающем долг царе ►

Притча о верном и благоразумном рабе ►

Притча о талантах ►

Притча о возвращении господина с брака ►

Притча о сеятеле ►

Притча о добром семени и о плевелах ►

Притча о двух сыновьях ►

Притча о добром самарянине ►

Притча о неверном управителе ►

Притча о зерне горчичном ►

Притча о закваске ►

Притча о сокровище, скрытом на поле ►

Притча о купце, ищущем хороших жемчужин ►

Притча о неводе, закинутом в море ►

Продолжение следует…

Валерий Татаркин

Перейдя по ниже приведенным ссылкам Вы можете прочитать иные вопросы — ответы по Библии
о первом чуде Иисуса Христа >> О толковании Притчи 31:6,7 «Дайте сикеру погибающему и вино огорченному душею» >>
Теги: Толкование Притч Иисуса Христа. Комменатрий, БИБЛИЯ

В Новом Завете, главном христианском сборнике книг, особо высокое место занимают притчи Христа. Обучение людей религиозной грамотности в христианскую эпоху в большей степени происходило и поныне происходит через пересказ и толкование этих кратких рассказов. Что такое притча, почему Христом был избран такой способ обучения людей Царству и насколько вольную она позволяет трактовку?

Когда что-либо приходится объяснять людям непонимающим, важно всегда в первую очередь учитывать, что люди слабо способны усваивать даже простые вещи не по причине вовсе их какой-то умственной отсталости, а из-за того, что весь багаж их знаний о самом даже предмете разговора разрознен, отрывочен, а то и вовсе неверен. Прежде всего, люди часто не знают, о чём говорят. На свете много вещей, понятия о которых имеется лишь у профессионалов, и с каждым столетием, а теперь уже десятилетием и чуть ли не с каждым уже годом, таких вещей становится все больше.

Как правило, для пользования большей частью непонятных предметов для масс создаются интерфейсы связи. С религией дело обстоит точно так же. Религия настаивает на том, что знать все духовные премудрости способны лишь духовные профессионалы. Всякие рабби, аввы и всё, что выше их, тоже, конечно. Они, в свою очередь, всегда готовы предоставить «интерфейс связи», а как оно работает, народ всё равно не поймёт: «Этот народ невежда в законе, проклят он» (Иоан.7:49). Христос, как мы помним, профессионалов не любил. Говорил, что они специально делают из простого сложное, чтобы без них не обходились, а профессионализм их весь липовый, потому что говорят, о чем не имеют ни малейшего понятия. Ругался с ними. И метод обучения избрал такой, каким религиозные профессионалы обычно не пользуются.

Итак, в первую очередь всегда приходится начинать с закона тождества. Определить предмет разговора. Но как этого добиться с учётом того, что профессионалы уже поработали и сдвинули мозги населению настолько, что прежде потребуется разъяснить что тут неверно, а то и прямая ложь? Это займёт не просто кучу времени, под такие задачи всех придётся сперва образовать где-нибудь в Кембридже. Для того чтобы в людях пробудить и обострить чуткость к восприятию знаний издавна существует язык образов, метафор. Метафора может служить акселератором смысла, позволяя кратчайшим, быстрейшим способом эффективно донести и закрепить не самую простую для восприятия мысль, которая, будь она высказана сухим «учительским» языком с использованием всего доказательного аппарата, скорее всего, прошла бы мимо, не отложилась бы и не усвоилась. Да и забылась бы почти тотчас. Любое объяснение должно пройти процедуру формализации, и процесс этот в профессиональном исполнении может быть очень непростым и долгим. Разговорный, естественный язык не приспособлен для объяснений. У Чапая нет слов, он раскладывает на столе картошку — всё становится ясно. Во избежание долгих переговоров о значениях в обыденном, разговорном языке люди, чтобы не передраться, давно интуитивно научились ради абстрагирования использовать метафоры, когда требуется не просто поделиться некоторой информацией, но и приложить объяснение, и этот навык стал уже свойствен людям.

Метафора может отлично справляться с такой задачей, создавая своего рода локальную формальную систему, понятную собеседнику, в рамках которой смысл легко удерживается, не расползается по множеству сторонних, всякий раз двоящихся смыслов. Понятно же, что эта формальная система удерживает тот смысл, ради которого образовалась, и не может, не имеет даже права претендовать на объяснение всего на свете, и так же объяснять другую мысль, к ней не относящуюся. Христос, понимая, что люди вокруг него собирались простые, умом не великие, использовал в обучении Царству этот народный язык метафор — запоминающихся и узнаваемых образов, наделяя их необходимым значением, говорил с людьми притчами. И так учение становилось более-менее понятным народу. По крайней мере тем, кто понять хотел. В качестве примера можно привести притчу о рабах ничего не стоящих, из 17 главы Евангелия от Луки, где Иисус одной краткой метафорой вернул вопрос в осмысленное русло и после этого дал ответ: «И сказали Апостолы Господу: умножь в нас веру. Господь сказал: если бы вы имели веру с зерно горчичное и сказали смоковнице сей: исторгнись и пересадись в море, то она послушалась бы вас. Кто из вас, имея раба пашущего или пасущего, по возвращении его с поля, скажет ему: пойди скорее, садись за стол? Напротив, не скажет ли ему: приготовь мне поужинать и, подпоясавшись, служи мне, пока буду есть и пить, и потом ешь и пей сам? Станет ли он благодарить раба сего за то, что он исполнил приказание? Не думаю. Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать».

Здесь сказано, что вера — это не капитал и не имущество, чтобы ей умножаться, ей достаточно быть живучей, если бы вы относились к ней как к зерну горчицы, то она стала бы вашим рабочим инструментом. Неприхотливость к внешним условиям, способность быстро укореняться и расти практически на голом месте — Христос часто использует этот образ «самого мелкого зерна», обгоняющего в росте все прочие растения на огороде и всех конкурентов на грядке — вот что требуется в первую очередь. И, наконец, требуется постоянная неудовлетворённость своими результатами, держать веру следует голодной, не удовлетворённой, не давать ей насытиться, иначе итогом станут лень и самодовольство. Она должна служить, быть в постоянном подчинении. Вера не ваш капитал, а ваш раб. Не «приумножать» её надо, не служить ей, а заставлять пахать как лошадь, не давая никаких поблажек, не расхваливая, и не ублажая. Одним словом, довольно простая притча, если видеть её целиком, законченную формальную систему, изложенную незатейливым метафорическим языком. Для той эпохи каждое слово для чуткого слушателя должно было быть столь же понятным, как если бы сейчас сказать о том, что охотник не станет кормить собаку колбасой и позволять ей валяться на диване, если хочет, чтобы она поднимала дичь. Кто захочет понять — поймёт.

Итак, речь тут о вере и только о вере. Что она такое и как ей эффективно пользоваться. Не о том, что «надо считать себя хуже других», не про то, что «Господь нас учит смирению», и совсем не про то даже, что «надо слушаться священноначалия», и всего прочего, о чем привыкли говорить рабби, аввы и прочие высшие профессионалы на проповеди. Непонимание того, что они говорят — это первое, что бросается в глаза, когда читаешь или слушаешь речи официальных лиц Церкви, «профессионалов», на тему «а теперь про Бога». Непонимание не сегодня возникло, ему уже много веков. Взять тот же процитированный выше отрывок и прочитать о нём в «Толковой Библии» Лопухина — единственном, кажется, более-менее систематизированном сборнике толкований Писания для православных в России. Прочтём следующее: «Притча о рабах, ничего не стоящих, находится только у одного ев. Луки. Связь с предыдущим установить здесь невозможно. Господь рисует здесь картину возвращения раба с тяжёлой работы на ниве или же с пастбища. Господин раба, не обращая внимания на усталость раба, велит ему приготовить для него, хозяина, ужин и служить ему подпоясавшись. И потом, когда раб исполнит приказание господина, этот последний и не подумает поблагодарить его. Притчу эту Господь сейчас же и разъясняет. Ученики Христа также должны чувствовать себя рабами Божиими». Связь притчи с вопросом учеников, с упоминанием зерна и смоковницы «установить невозможно», вот так, ни больше, ни меньше. Потому что притча «про рабов». Про то, что рабами Божьими себя «надо чувствовать». Нет даже попытки осмыслить. Просто, кондово — «велит чувствовать себя рабами». Про «предыдущее» же, с которым нет связи, сказано так: «Апостолы, очевидно, просят об усилении в них чудодейственной веры, которая им представлялась даром Божиим. Господь отвечает им, что это не особо какая вера, а высшее развитие обыкновенной веры».

Приведённый пример хорошо показывает, как происходила, происходит и довела религию до сегодняшнего состояния утрата смысла читаемых в Писании слов. Фрагмент текста изымается из формальной системы, где он был создан и только там может жить, и произвольно переносится куда вздумается. Тыкается в проповедь, с помощью которой читают мораль про то, как надо побуждать себя к смирению. И всё нормально. Смысла ноль, зато религия стоит как тут вкопанная. Слова даже Христа перестают содержать хоть какой смысл и сливаются в одно сплошное морализаторство. «Господь хочет от нас», «Господь велел», «Господь требует, чтобы мы». Вместо того, чтобы отыскивать всегда очень конкретный смысл, толкователи сделали так, что притчи стали «содержать богатство смыслов», то есть вообще лишились смысла. Стали поводом для произнесения скучных морализаторских проповедей про «вечные ценности», то есть ни про что. Притчи Христовы демонстрируют отказ в обучении от повелительных форм, призывающих к бездумному исполнению — «делай», «не делай» — они предлагают осмыслить, а значит привести в порядок свой логический аппарат, совершить метанойю, преобразить свой ум, заставить, вынудить его на адекватную реакцию, посмотреть и увидеть мир таким, каков он есть. Соотнести увиденное с понятым, не слушая ничьих сказок. А для религии это очень невыгодная форма. У неё главная забота — чесать языком про «тот мир». Она даже метанойю сделала «покаянием», то есть исключительно требованием ощущать себя клопом. Перед величием «того мира».

Из Евангелий прочитывается, что притчи не только народом, но и учениками почти никогда сразу не понимались, так что ученикам приходилось дополнительно разъяснять. Из чего становится ясно, что цель притчи выявить понимающих или хотя бы просто заинтересовавшихся. И это правильно, потому как если религиозные провокаторы чего и поймут, то может всем не поздоровиться. Понимать должен тот, кто хочет понять, и кого никуда силком не гонят.

«Это не портретный альбом и не книга о хороших манерах: она предлагает нам ключ жизни. Примеры поведения, которые она демонстрирует, оцениваются одним критерием, который можно обобщить вопросом: «Это мудрость или глупость?».» Дерек Киднер

Введение

I. Уникальное положение в каноне

Книга Притч настолько же современна, как сегодняшний день. Она затрагивает жизненные проблемы, с которыми сталкивается каждый из нас.

Если есть в Библии книга, о которой можно было бы сказать, что она адресована молодым, это была бы книга Притч.

«Когда один молодой человек сказал Карлили, что не видит в книге Притч ничего особенного, тот ответил: «Попробуй написать несколько притч, и ты увидишь эту книгу в ином свете». Книга Притч — лучшее в мире собрание доброкачественного, освященного здравого смысла, записанное для того, чтобы молодые люди могли избежать некоторых ужасных ошибок, совершенных предыдущим поколением.

Предназначение книги формулируется в Притчах 1:1-7. В нескольких словах, эта книга была написана для того, чтобы передать юноше мудрость и разумение, чтобы он мог найти в своей жизни истинное благословение и избежать ловушек и оков греха. Ключевым стихом является 9:10: «Начало мудрости — страх Господень, и познание Святого — разум».

Арнот называет эту книгу «небесными законами для жизни на земле», что очень точно описывает ее содержание. Притча — это лаконичное мудрое утверждение, часто составленное таким образом, чтобы его было легко запомнить. Большинство притч состоит из двух частей, представляющих собой либо подобия, либо противопоставления.

Существуют несколько видов притч, которые разделяются на следующие категории:

1. Некоторые притчи представляют собой единичные утверждения, выражающие простой факт:

«Когда Господу угодны пути человека, Он и врагов его примиряет с ним» (16:7).

2. Некоторые притчи состоят из двух частей или фраз, одна из которых сравнивается с другой:

«Что холодная вода для истомленной жаждой души, то добрая весть из дальней страны» (25:25).

3. Другие притчи содержат две части или фразы, обычно объединенные союзом противопоставления а или но, описывающие противоположности:

«Память праведника пребудет благословенна, а имя нечестивых омерзеет» (10:7).

Притчи такого типа содержатся по большей части в главах 10-15.

4. Существуют притчи, состоящие из двух частей или фраз, в которых одна и та же мысль повторяется с небольшим отличием:

«Потому что блудница — глубокая пропасть, и чужая жена — тесный колодезь» (23:27).

II. Aвторство

Эта книга иногда называется Книгой Притч Соломона, поскольку большинство ее изречений были записаны этим очень мудрым царем (1:1; 10:1; 25:1). В 3 Царств 4:32 говорится, что Соломон составил 3000 притч, таким образом, здесь мы видим несколько сотен из них, вдохновленных Духом Святым, чтобы стать частью Святого Писания.

Глава 30 указывает на то, что в ней содержатся «слова Агура, сына Иакеева» (30:1). Глава 31 представляется нам как «слова Лемуила царя» (31:1). В наше время мы не имеем информации о том, кем были эти люди. Некоторые исследователи предполагают, что эти имена являются псевдонимами, которые использовал Соломон.

III. Время написания

Поскольку в Притчах 25:1 говорится о том, что часть притч Соломона была собрана мужами Езекии, это указывает на то, что окончательная редакция этой книги появилась не ранее 700 г. до Р. Х. Изначальные высказывания Соломона могут относиться к 900 г. до Р. Х. Если имена Агур и Лемуил не являлись псевдонимами Соломона, и эти люди жили до 900 г. или после 700 г. до Р. Х., это увеличивает возможный временной промежуток составления этой книги.

IV. Исторический фон и тема

Написанная Соломоном и другими людьми, чудесная поэтическая книга Притч является замечательным учебным материалом. Она охватывает широкий спектр тем — от телесного наказания детей до управления царством. Подчас возникает вопрос, существует ли истина, которая не была бы затронута в книге Притч, пусть даже в самом кратком упоминании. Она говорит о проблеме пьянства, покупке в кредит, преступности среди несовершеннолетних и трудовых отношениях. Здесь вы встретите самых различных персонажей — сварливую женщину, горделивого глупца, человека, который не любит, когда ему указывают на его недостатки, и идеальную жену. Лучше же всего то, что здесь присутствует сам Господь Иисус, обращаясь к нам словами олицетворения Мудрости. «Идеальные элементы книги говорят о Нем; недостатки взывают к Нему» (процитировано в Каждодневных заметках Союза Писания).

Для книги Притч сложно составить единый план. Вместо единства мысли, подобного тому, которое существует в современных фильмах, она представляет отдельные иллюстрации, напоминающие цветные слайды.

Изучая эту книгу, вы обнаружите, что она во многом напоминает послание Иакова.

Один из ценных методов изучения книги Притч заключается в том, чтобы найти иллюстрации отдельных притч в:

  1. Самой Библии
  2. Истории
  3. Биографии
  4. Литературе
  5. Природе
  6. Газетах и периодических изданиях
  7. Радио и телевидении
  8. Вашем собственном опыте

Полезно помнить, что некоторые притчи являются утверждениями абсолютной истины, а некоторые утверждения истинны в большинстве случаев, но могут иметь исключения. Например, всегда истинно то, что «имя Господа — крепкая башня» (18:10), однако утверждение «Друг любит во всякое время» (17:17) может иметь исключения.

Изучая этот Комментарий важно сначала прочитать соответствующий стих или стихи. Многие разъяснения могут показаться бессмысленными, если вы сначала не прочитали данную притчу.

Классификация некоторых тем в Книге Притч

Господь

  1. Его благословения (10:22)
  2. Уверенность в Нем (3:25, 26)
  3. Его творение (3:19, 20; 16:4; 20:12; 22:2б; 29:13б)
  4. Наказание (3:11, 12)
  5. Страх Господень (1:7, 29; 2:5; 8:13; 9:10; 10:27; 14:26, 27; 15:16, 33; 16:6; 19:23; 22:4; 23:17; 24:21; 28:14)
  6. Водительство (3:5, 6; 16:3, 9)
  7. Суд и правосудие (15:25а; 17:3; 21:2; 29:26)
  8. Вездесущность (15:3)
  9. Всеведение (15:11; 16:2)
  10. Ответы на молитвы (15:8, 29)
  11. Его защита (15:25б; 18:10)
  12. Богатый и бедный (10:15; 13:7, 8; 14:20, 21, 31; 15:16; 17:1, 5; 18:23; 19:1, 4, 17; 21:13; 22:2, 7, 16, 22, 23; 28:3, 6, 11, 27; 29:7, 13)
  13. Источник мудрости (2:6-8) Его суверенность и сила (16:1, 7, 9, 33; 19:21; 20:24; 21:30, 31; 22:12)
  14. Упование (29:25б)

Воспитание детей

  1. Инструкции по воспитанию детей (13:24; 19:18; 22:6, 15; 23:13, 14; 29:15, 17)
  2. Повиновение и неповиновение родителям (1:8, 9; 6:20, 22; 13:1, 1926; 20:20; 23:22; 30:17)
  3. Слова родительского наставления (1:8-19; 2:1-22; 3:1-35; 4:1-27; 5:1-23; 6:1-35; 7:1-27; 23:19-35; 24:4-22; 31:1-9)

Слова

  1. Уместные (15:23; 25:11)
  2. Злословящие (25:23)
  3. Унижающие (11:12а)
  4. Вызывающие беспокойство (27:14)
  5. Злые (12:13а; 15:28б)
  6. Избыточные (10:19а; 13:3б)
  7. Лестные (20:19; 26:28б; 28:23; 29:5)
  8. Глупые (12:23б; 14:3а, 7; 15:2б; 18:6, 7)
  9. Кроткие (15:1а, 4а)
  10. Добрые (10:20а, 21а; 16:21, 23 , 24; 23:16)
  11. Губительные (11:9, 11; 12:18а; 15:4б; 16:27; 18:21; 26:18, 19)
  12. Жестокие (15:1б)
  13. Поспешные (18:13, 29:20)
  14. Исцеляющие (12:18б; 15:4а; 16:24; 18:21)
  15. Честные (12:19а; 13:5)
  16. Неуместные (17:7)
  17. Лживые, обманчивые (6:17, 10:18а; 12:19б, 22а; 14:25б; 17:4; 26:18, 19, 23-26, 28а)
  18. Порочные (4:24; 10:31б, 32б; 15:4б; 17:20б)
  19. Сдержанные (10:19б; 11:12б, 13б; 12:23а; 13:3а; 17:27а, 28; 21:23)
  20. Приносящие удовлетворение (12:14; 18:20)
  21. Клевета (10:18б; 30:10)
  22. Сплетни, слухи (11:13а; 16:28; 17:9б; 18:8; 20:19; 22:11а; 26:10, 22-26, 28)
  23. Обдуманные (15:28а)
  24. Истинное и ложное свидетельство (6:19; 12:17; 14:5, 25; 19:5, 9, 28; 21:28; 25:18)
  25. Мудрые (10:31а; 14:3б; 15:2а; 18:4)
  26. Никчемные (14:23б)

Разные темы

  1. Мерзости
  2. — пред Господом (3:32; 6:16; 8:7; 11:1, 20; 12:22; 15:8, 9, 26; 16:5; 17:16; 20:10, 23; 21:27; 28:9)
  3. — перед людьми (13:19; 16:12; 24:9; 26:25; 29:27)
  4. Древние межи (22:28; 23:10, 11)
  5. Брать и давать взаймы (22:7б)
  6. Усердный человек (21:5; 22:29; 27:18, 23-27; 28:19а)
  7. Противопоставление усердного ленивому (10:4, 5; 12:24, 26; 13:4)
  8. Враг (16:7; 24:17, 18; 25:21; 27:6)
  9. Зависть (3:31; 14:30; 23:27; 24:1, 19; 27:4)
  10. Лживые меры и весы (11:1; 16:11; 20:10, 23)
  11. Друзья, ближние и дружба (3:27-29; 6:1-5; 11:12; 12:26; 14:21; 16:28; 17:9, 17; 18:17, 24; 21:10; 22:24, 25; 24:17, 19; 25:8, 9, 17, 20, 21, 22; 26:18, 29; 27:6, 9, 10, 14, 17; 28:23; 29:5)
  12. Мед (16:24; 24:13; 25:16, 27; 27:7)
  13. Трудолюбие (12:9, 11; 14:4, 23а)
  14. Взаимосвязь между физическим, умственным и духовным состоянием человека (3:1, 2, 7, 8, 16; 4:10, 22; 9:11; 13:12; 14:30; 15:13, 30; 16:24; 17:22; 18:14; 27:9)
  15. Справедливость и несправедливость (13:23; 17:15, 26; 18:5; 21:15; 22:8, 16; 24:23, 24)
  16. Царь или правитель (14:28, 35; 16:10, 12-15; 19:12; 20:2, 8, 26, 28; 21:1; 22:11, 29; 23:1; 24:21, 22; 25:2-7, 15; 28:15, 16; 29:2, 4, 12, 14, 26; 30:31; 31:4, 5)
  17. Удел (16:33; 18:18)
  18. Старость (16:31; 17:6; 20:29)
  19. Пристрастность (18:5; 24:23б-25; 28:21)
  20. Гордость и смирение (3:34б; 8:13; 11:2; 15:33; 16:5, 18, 19; 18:12; 22:4; 29:23)
  21. Репутация (10:7; 22:1)
  22. Противопоставление праведника нечестивому (3:32, 33; 10:3, 6, 7, 9, 11, 16, 24, 25, 28, 29-32; 11:3-11, 17-21, 23, 27, 31; 12:2, 3, 5-8, 1214, 20, 21, 26, 28; 13:2, 5, 6, 9, 21, 25; 14:2, 9, 11, 14, 22, 32; 15:8, 9, 26; 24:15, 16; 28:1, 12)
  23. Насмешник и издевающийся (3:34а; 9:7, 8, 12; 13:1; 14:6; 15:12; 19:25; 21:11, 24; 22:10; 24:9; 29:8а)
  24. Слуги и рабы (14:35; 17:2; 19:10; 29:19, 20)
  25. Ленивец (6:6-11; 10:26; 15:19; 18:9; 19:15, 24; 20:4, 13; 21:25; 22:13; 24:30-34; 26:13-16)
  26. Спасение души (11:30; 24:11, 12)
  27. Ссоры и разногласия (10:12; 12:18; 13:10; 15:1-4, 18; 16:27, 28; 18:6-8; 21:9, 19; 28:25)
  28. Поручительство (6:1-5; 11:15; 17:18; 20:26; 22:26, 27; 27:13)
  29. Способность к учению, готовность принять наставление и исправление (1:5; 9:7-9; 10:17; 12:1, 15; 13:1, 10, 18; 15:5, 10, 12, 31, 32; 17:10; 19:20, 25; 21:11; 25:12; 27:5, 6; 28:23; 29:1)
  30. Вспыльчивость и терпение (14:17, 29; 15:18; 16:32; 19:11)
  31. Воздержание и самообладание (23:1-3; 25:28)
  32. Вино (20:1; 21:17; 23:20, 21, 29-35; 31:4-7)
  33. Мудрость искать совета и наставления у других (11:14; 12:15; 15:22; 20:18; 24:6)
  34. Олицетворение мудрости (1:20-33; 8:1-36; 9:1-6; 14:1а; 16:16, 22; 19:23)
  35. Противопоставление мудрого глупому (3:35; 10:8, 13, 14, 23; 12:15, 16, 23; 13:16; 14:3, 8, 15, 16, 18, 19, 24, 33; 15:7, 14, 20, 21; 17:11, 12, 16, 21, 24, 25, 28; 18:2, 6-8; 29:8, 9, 11)
  36. Слово и повиновение ему (13:13, 14; 16:20; 19:16; 28:4, 7, 9; 29:18; 30:5, 6)

Богатство

  1. Сопровождается беспокойством (15:6, 16, 17; 16:8; 17:1)
  2. Обретает друзей (19:4, 6)
  3. Приобретаемое насилием (11:16)
  4. Приобретаемое нечестно (10:2; 13:22б; 15:6б; 20:17; 21:6; 22:16; 28:8)
  5. Приобретаемое поспешно (13:11; 20:21; 28:20б, 22)
  6. Приобретаемое честно (10:6)
  7. Дары и взятки (15:27; 17:8, 23; 18:16; 19:6; 21:14; 25:14; 29:4)
  8. Унаследованное (19:14)
  9. Его ограниченная ценность (11:4)
  10. Менее ценное, чем мудрость (16:16)
  11. Ему нельзя доверять (11:28)
  12. Притворное (13:7)
  13. Его защита (10:15а; 13:8; 18:11)
  14. Его использование и щедрость (3:9, 10, 27, 28; 11:24-26; 19:6; 21:26б; 22:9; 28:27)
  15. Его недолговечность (23:4, 5; 27:24)

Другие женщины

  1. Красивая и безрассудная женщина (11:22)
  2. Сварливая женщина (19:13; 21:9, 19; 25:24; 27:15, 16)
  3. Хорошая жена (12:4; 18:22; 31:1031)
  4. Благонравная женщина (11:16)
  5. Разумная жена (19:14)
  6. Нелюбимая женщина (30:23)
  7. Жена молодости (5:18, 19)

Нечестивая женщина

  1. Распутная женщина или блудница (2:16-19; 5:3-23; 6:24-35; 7:5-37; 9:13-18; 24:14; 23:27, 28; 30:20)